Иран: июль-август 2017 (дайджест)

 

Основной настрой иранской внутренней политики второго периода президентства Хасана Рухани, скорее всего, заключался в попытке провести его без лишних претензий к действующему правительству, чтобы сохранить главное достижение своих восьми лет – принятие Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), согласованного со странами «шестерки» переговорщиков в июле 2015 г. Тем временем, в связи с крайне незаметными, помимо репутационных, последствиями СВПД и стремлением иранских консерваторов взять реванш, борьба за власть обещает быть более обостренной, нежели в предыдущие четыре года президентства «умеренного» политика. Последние два месяца были настолько плотно наполнены различными связанными с Ираном событиями, что, казалось бы, борьба за власть остается в тени. Однако по-прежнему многие поводы используются разными лагерями в политической жизни Ирана для того, чтобы ослабить противника, так что иногда вместо здоровой рефлексии о реальной проблеме наблюдается болезненный обмен критикой.

 

Напряжение после выборов

Шествие Хасана Рухани ко второму президентскому сроку не оказалось столь победоносным, как это осветили в СМИ. Кандидат от консерваторов глава фонда Астан-е Кодс-е Разави Эбрахим Раиси набрал 15,8 миллиона (38,5%) голосов – немалое количество, заявляющей о существенной оппозиции Рухани, независимо от причин, по которым эта группа электората поддержала Раиси.

По мнению иранских принципалистов, команда Рухани-Джахангири (*Эсхаг Джахангири – вице-президент, кандидат в президенты в минувшей гонке за президентское кресло) нарушила неписанное правило не затрагивать ряд острых углов – Джахангири открыто напомнил мэру Тегерана Мохаммад-Багеру Галибафу о деле распродажи городской собственности по заниженным ценам в пользу своих приближенных без каких-либо юридических последствий. По-видимому, после такой публичной огласки Фронт исламских революционных сил (известный в Иране под аббревиатурой jamna) решил, что Галибаф должен покинуть гонку, чтобы увеличить шансы коллеги по партии – уже упомянутого Эбрахима Раиси. Галибаф, меж тем, лишился и поста мэра города Тегеран, поскольку избранный 19 мая муниципальный совет по составу оказался прореформистским и предпочел сменить консерватора в кресле городского главы. Скорее всего, это станет закатом карьеры политика.

Ответ на выпады и победу команды умеренных не заставил себя долго ждать. В июле по обвинению в финансовых махинациях был арестован брат Хасана Рухани – Хусейн Ферейдун. Среди основных обвинений – назначение на должность банка Рефах человека с сомнительной репутацией и получение безвозмездных кредитов. В СМИ подробно освещали ту роль, которую Ферейдун стал играть с приходом к власти Рухани в 2013 г. Он не занял официальной должности вице-президента, а вместо этого был назван «специальным помощником президента», лично представлял Рухани на переговорах по ядерному вопросу и стал основным проводником, через которого можно было добиться внимания президента к тому или иному вопросу. Вопрос, правда, не в том, знал ли Рухани о действиях своего брата или даже являлся соучастником по каким-либо эпизодам. Важнее оказывается понять, почему решение об аресте было принято именно в июле, ведь дело было подготовлено уже давно, но не получало хода. Возможно, именно уверенные выпады Рухани и Джахангири в сторону консерваторов во время предвыборной кампании спровоцировали последних оказать давление на судебную власть с целью дать отпор.

Одновременно в прессе снова вышли на поверхность догадки о мистической смерти сына Рухани в 1992 г. По официальной версии, сын тогдашнего секретаря Высшего совета национальной безопасности совершил самоубийство, но по некоторой информации, смерть наступила в результате выстрела из оружия, принадлежавшего самому Хасану Рухани, что оставляет пространство для догадок. Это превратилось в своеобразное поле битвы, где реформисты парировали, намекая на возможное исполнение убийства силами безопасности из-за конфликта с Рухани или намерением его сына предать огласке конфиденциальную информацию.

Градус напряженности повысился в преддверии инаугурационной церемонии, назначенной на 5 августа. Тем временем, президент проводил консультации с духовным лидером по поводу состава нового кабинета. Согласно конституции, президент не обязан советоваться с рахбаром по поводу даже ключевых портфелей – обороны, разведки, внутренних дел, иностранных дел, культуры и исламского руководства – но политической практикой была закреплена необходимость таких консультаций. Тем более, на фоне давления на Рухани, оказываемого лагерем консерваторов, снискать поддержку Али Хаменеи оказалось для президента крайне важным.

Не всегда можно четко определить, с кем именно конфликтует Рухани, с администрацией духовного лидера или Корпусом стражей исламской революции (КСИР), учитывая взаимозависимость этих институтов власти. В некоторых случаях высказывания Хаменеи интерпретировались его сторонниками как призыв к атаке на администрацию президента. Например, призыв Хаменеи после двойной террористической атаки 7 июня «стрелять по необходимости» был истолкован консервативными группами по-разному, вплоть до начала серьезных атак на правительственные силы. Некоторые представители истеблишмента призвали рассматривать слова Хаменеи как призыв к «джихаду» в более конструктивном смысле. Только спустя некоторое время духовный лидер уточнил, что он имел ввиду, а именно спонтанную и умеренную культурную работу, и ни в коем случае не беззаконие или бранную речь в сторону президента.

КСИР ощутил необходимость провести мероприятия по поддержке собственного имиджа после двойного теракта. 4 июля командующий КСИР Мохаммад-Али Джафари назначил командующим тегеранским подразделением «Мохаммад Расульуллах» бригадного генерала Мохаммадрезу Язди, заменив на этом посту Мохсена Каземини. Некоторыми это рассматривается в ключе проведения перемен в КСИР в связи с атаками 7 июня.

 

Начало второго президентского срока Хасана Рухани

3 августа прошла церемония утверждения президента духовным лидером, а 5 августа – официальная инаугурация, сопровождаемая обращением президента в присутствии официальных лиц иностранных государств. С одной стороны, посещение церемонии таким количеством различных официальных лиц из-за рубежа, казалось бы, означает изменения в международном положении Ирана в первый срок президентства Рухани, а присутствие главы европейской дипломатии Федерики Могерини – потепление отношений с ЕС. С другой стороны, реальные изменения не так заметны. А эпизод с тем, как иранские официальные лица наперебой снимали с Могерини селфи, вышел на первые полосы даже зарубежных газет и стал поводом для обширного троллинга в социальных сетях. Иранские консерваторы даже предприняли попытку использовать это против своих оппонентов, неожиданно объявив о том, что это реформисты портят имидж Ирана такими спонтанно необдуманными действиями. Конечно, это были не только реформисты, желающие сделать фото с «матерью антииранских санкций ЕС».

Центр статистической информации Ирана заявил о том, что безработица находится на уровне 12,6%. Правительство предложило план по созданию одного миллиона рабочих мест до конца текущего иранского года (до марта 2018). План вызывает сомнения, поскольку неизвестно, сколько в действительности правительство сможет проинвестировать средств в создание этих новых мест и объявить решительную борьбу тяжелой бюрократической машине, создающей препятствия для стартапов, которые и должны участвовать в создании рабочих мест.

 

Санкции США против Ирана

После подписания президентом Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» HR 3364 2 августа в Иране еще более серьезно заговорили о принятии ответных мер. Иранцы рассматривают этот акт, как и претензии к своей ракетной программе как попытку в конечном итоге свести на нет СВПД. По представлениям иранских экспертов и представителей власти, включая министра иностранных дел Джавада Зарифа или его заместителя Аббаса Арагчи, новый американский акт прямо противоречит статьям 26, 28 и 29 СВПД.

В ответ на американские санкции в парламент Ирана был представлен закон, предполагающий увеличение оборонного бюджета на 540 миллионов долларов. Средства предполагается направить на нужды КСИР в целом, развитие ракетной программы и операции подразделения Кодс, действующего за рубежом. Это притом, что общий оборонный бюджет страны составляет 14 миллиардов долларов, половина из которых направляется в КСИР.

Другие статьи законопроекта относятся к созданию специальной отрасли судебной власти, которая будет заниматься делами, связанными с терроризмом, и обязывают президента представить обновленный лист террористических организаций, а также направлены на поощрение взаимодействия между различными институтами власти по вопросу борьбы с терроризмом. Содержит проект и символические действия в отношении США, например, администрация президента обязывается предпринять меры по поводу нарушения прав человека в США.

Командующий КСИР Мохаммад-Али Джаффари незадолго до подписания закона предложил США сначала убрать все свои военные базы в радиусе 1000 км вокруг Ирана в целях безопасности.

Новый закон также заставил Иран более пристально взглянуть в сторону России. Во-первых, это очередной повод для консерваторов обвинить президента в большем стремлении сближения с Западом, нежели с Россией, с которой Иран оказался в одном и том же законе как объект наложения санкций. Во-вторых, даже пятничные имамы высказались по вопросу: например, имам города Кум Мохаммад Саиди предложил Ирану объединиться с Москвой и Пхеньяном для противодействия санкциям. В-третьих, аналитики естественным образом задумались, как еще можно укрепить отношения с Россией, сформировав таким образом новую «ось сопротивления» высокомерной политике США. Однако трезвые оценки не заявляют о каких-либо переменах в российско-иранских отношениях. Период наибольшего сближения Москвы с Тегераном за чуть менее четырех десятков лет с исламской революции наблюдается именно сейчас и именно в сирийском кризисе. Но даже в этом в этом вопросе стороны преследуют различные цели и имеют различное видение. Рассчитывать на формирование полноценного стратегического партнерства не приходится. Путин и Рухани в телефонном разговоре 14 августа протокольно отметили необходимое развитие двусторонних отношений. Посол России в Иране Левон Джагарян во время визита российской бизнес-делегации в Керман в августе напомнил иранской стороне о готовности Москвы отменить визовый режим в ожидании ответных действий от Тегерана. Посол также сделал эмоциональное замечание по поводу того, что в Сирии проливается кровь сражающихся бок иранцев и россиян.

 

Региональная обстановка

В августе иранский начальник штаба посетил с рабочим визитом Турцию, встретившись с рядом высокопоставленных лиц, включая Реджепа Тайипа Эрдогана. Визит военного лица, а не политика в данном случае подчеркнул технический характер переговоров и заставил экспертов говорить о новой эре в иранско-турецких отношениях, спустя шесть лет поддержки различных сторон конфликта в Сирии. Сближающим фактором также стало общее беспокойство по поводу приближающегося в сентябре референдума о независимости иракского Курдистана. Успехи курдских группировок, действующих под знаменем Сирийских демократических сил и при поддержке США продвигающихся по направлению к Ракке, также вызывают беспокойство в Анкаре и Тегеране. Конструктивные договоренности, достигнутые во время визита, могут стать предпосылкой для выхода из тупика по поводу зоны де-эскалации в районе сирийского Идлиба на следующих переговорах в рамках Астанинского процесса. Во время визита стороны договорились о наращивании взаимодействия в оборонной сфере.

Спустя два года бойкота хаджа Тегераном, с момента, когда в 2015 г. массовая давка унесла жизни 465 иранцев, Иран в августе отправил 86000 паломников (на 40% больше, чем в 2015 г.) в Саудовскую Аравию. Министры иностранных дел Ирана и КСА удивили наблюдателей рукопожатием на встрече Организации исламского сотрудничества, проводившейся в Стамбуле 1 августа. 13 августа министр иностранных дел Ирака Касим аль-Араджи сообщил о предложении Саудовской Аравии к премьер-министру Хайдеру аль-Абади выступить в качестве посредника для сглаживания противоречий между Ираном и Саудовской Аравией.

Ю.Свешникова

 

Арабские страны: июль-август 2017 г. (дайджест)

 

Период с июля по август 2017 года для арабских стран характеризовался обострением палестино-израильского противостояния; успехами антитеррористических коалиций на фронтах Сирии и Ирака; прямым включением в войну против террористов «Исламского государства» (ИГ) и Джабхат Фатх аш-Шам (запрещенных в Российской Федерации); плодотворным взаимодействием между Россией, США и Египтом по организации зон деэскалации в Сирии; обострением внутриполитического кризиса в Марокко; работой российских дипломатов по укреплению связей с партнерами в Персидском Заливе.

 

ИРАК

 

9 июля премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил о завершении операции по освобождению Мосула от террористов ИГ. Данный эпизод войны против терроризма на иракском театре военных действий имел стратегическую значимость как с точки зрения территориального контроля и расположения фронтов, так и исходя из идеологического посыла. При этом за Мосул пришлось дорого заплатить — по различным данным, потери иракских силовых структур составили порядка 30 тысяч человек, среди гражданских жертвами действий террористов и бомбардировок коалиции стали около 7 тысяч его жителей. Восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, а также жилья в Мосуле, по предварительным оценкам, потребует около миллиарда долларов. Всего на восстановление экономики северного Ирака потребуется порядка 70 миллиардов долларов. В этих условиях иракцы начинают диверсифицировать свои внешнеполитические контакты, поскольку фигура спонсора в их положении приобретает сакральное значение.

В июле Иракский министр внутренних дел посетил Саудовскую Аравию, где договорился о создании объединённого штаба по вопросам обмена развединформацией. С подобным визитом посетил Иран иракский министр обороны, в августе получивший приглашение из Эр-Рияда и частично взявший на себе посреднические функции по нормализации диалога между этими странами по достаточно актуальному вопросу посещения иранскими паломниками святых мест на территории Саудовской Аравии. Здесь также необходимо отметить, что МВД и Федеральная полиция, возглавляемые К. аль-Аараджи, имеют не только высокую боевую репутацию, но и не уступают по численности и технической оснащенности частям Министерства обороны, соответственно влиятельность министра напрямую сказывается на его высокий уровень его полномочий в переговорной позиции. В тоже время спикер иракского парламента принял с визитом коллегу из Турции, по итогу которого объявил, что Ирак приветствует Турции в освобождённых от ИГ регионах для их восстановления и строительства. В Москве с визитом оказалась другая влиятельная фигура с иракского политического небосклона — бывший премьер Нури аль-Малики. По части контактов Российской Федерации и Ирака также поступила информация о серьезном контракте на приобретение Багдадом большой партии российских танков Т-90. Является ли данный эпизод частью традиционной для Ближнего Востока «военно-технической дипломатии» или данью качественной технике, хорошо зарекомендовавшей себя в боевых действиях в данной климатической зоне? Скорее всего и то и другое.

Однако наиболее примечательным в череде дипломатических контактов иракцев с ключевыми игроками в регионе представляется визит шиитского политика-богослова Ирака Муктады ас-Садра в Саудовскую Аравию в конце июля. О содержании и результатах переговоров ас-Садра в Джидде крайне ограниченная информация. В официальной сводке саудовских СМИ отмечался лишь взаимный настрой сторон видеть Ирак территориально целостным, единым и сильным в борьбе с терроризмом. Влиятельность богослова в Ираке имеет многоуровневый характер. Так, блок Ахрар, возглавляемый ас-Садром, имеет 32 места в парламенте Ирака. Именно ас-Садр, как никакой другой иракский лидер, может вывести на улицы сотни тысяч людей, его сподвижники  являются de facto основной частью достаточно боеспособного подразделения иракских сил народного ополчения аль-Хашд аш-Шаабий. Данная ситуация является свидетельством не только запущенного процесса переформатирования союзных связок в регионе на межгосударственном уровне, но и динамического оформления борьбы за власть уже в самом Ираке в свете приближающихся выборов.

 

КАТАР

 

На протяжении июля-августа 2017 г. «соседский кризис» вокруг Катара продолжает демонстрировать живучесть при одновременном падении в интенсивности и накале. Подобная динамика конфликта объясняется, в первую очередь, исчерпанием прямых рычагов воздействия друг на друга у сторон конфликта из легального и наиболее доступного арсенала. Предсказуемо получив отрицательный ответ на ультиматум, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Мавритания Бахрейн и ОАЭ ограничились откровенно пустой угрозой о бойкоте Чемпионата мира по футболу от 2022 года, который должен пройти в Катаре, апеллируя к кодексу Международной федерации футбола. Там указывается, что организация должна перенести чемпионат мира в другую страну в случае наступления чрезвычайных ситуаций, роль которых в данном случае выполняет «поддержка терроризма» Дохой. Опять-таки предсказуемо данный запрос не оказал никакого видимого эффекта ни на одну из сторон. Отдельно отметим, что сами принципиальные борцы с терроризмом – ОАЭ и Египет, не гнушаются катарским газом. ОАЭ как ни в чем не бывало продолжает получать природный газ по трубопроводу  Dolphin, а Египет принимает поставки СПГ.

В пользу данного тезиса также свидетельствует череда откровенно пропагандистского фальсификата в СМИиК Залива. Так, в июле изданием WatanaNews был обнародован «секретный документ», свидетельствующий о том, что Катар пригрозил Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива выходом из этой организации, если по истечении  трех дней с Дохи не будут сняты все санкции. Перед этим телеканал ОАЭ Dubai TV распространил репортаж о проведении в столице Катара антиправительственной демонстрации, к разгону которой были привлечены «турецкие солдаты». Переход к подобной быстро опровергаемой дезинформации говорит скорее об инерции, чем о реальном противостоянии на данном этапе.

Второй значимой причиной именно такого развития событий стало отсутствие поддержки саудовско-египетско-эмиратской позиции со стороны сразу нескольких ключевых акторов в регионе. Так, во время июльского визита госсекретаря США в Доху был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма, что очевидно вступает в противоречие с обвинениями, выдвигаемыми против Катара. Характеристика Р. Тиллерсоном позиции катарской стороны в конфликте как «искренней и очень разумной» ставит крест на всех спекуляциях вокруг мнения Вашингтона по этой проблеме. Одновременно в первую неделю августа на территории Катара с вполне понятным подтекстом прошли совместные турецко-катарские военные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронированной техники.

В то время как продуктовая изоляция не состоялась, в том числе, благодаря воздушному мосту и грузовым судоперевозкам из Ирана. В эмират поставляются питьевая вода, мясо птицы, томатная паста, рис, консервированные фрукты и овощи, молочная продукция, средства бытовой химии и товары для ухода за домом, средства личной гигиены.

Таким образом, на фоне противостояния «изолированный» Катар упрощает визовый режим для граждан 80 стран. В итоге Доха оказывается более «открытым и демократичным государством» по сравнению со своими соседями по ССАГПЗ, строго соблюдающими условия достаточно жесткого визового барьера. И в итоге в качестве первого зримого шага к нормализации отношений возникает решение Саудовской Аравии открыть границу между двумя странами для совершения хаджа катарскими гражданами к главным исламским святыням в Мекке и Медине, в рамках которого саудовский монарх распорядился отправить в Доху несколько частных лайнеров, чтобы «доставить катарских паломников за счёт его личных средств».

 

СИРИЯ

 

В Сирии террористические группировки терпят поражения практически на всех имеющихся фронтах и направлениях. С начала июля свыше 40 стационарных нефтяных насосных станций снова оказались под контролем правительства Сирии. Террористы вытеснены из ключевых нефтедобывающих районов Ракки. Так, под контроль государства возвратились нефтяные районы Дабсан, Дайлаа, Рамилан, Тбисан, Саура, Вахаб, близ Эс-Сухне. Хотя в функциональное состояние месторождения вернутся не скоро, поскольку отступающие боевики уничтожают все объекты инфраструктуры.

Также 21 августа поступили сообщения о полном освобождении от террористического элемента провинции Алеппо. Правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли существенное поражение крупной группировке ИГ в центральной части Сирии – всего от боевиков освобождено 50 населенных пунктов и более 2,7 тысячи квадратных километров сирийской территории. Даже несмотря на тот факт, что «котлы» в пустыне считаются понятием достаточно относительным, в конце августа в провинции Хама в районе селений Хамди аль-Омар, Суха, Наамия, Акербат были окружены крупные группировки боевиков ИГ. Такой же «котел» формируется в соседней провинции Хомс, где была возвращена под контроль важная стратегическая точка бывший крупнейший опорным пунктом ИГ в провинции – город Эс-Сухне. Протяженность фронта, на котором ведется наступление, увеличилась 27 августа, когда подразделения сирийской армии совместно с союзными шиитскими отрядами, при воздушной поддержке российских ВКС полностью разгромили ИГ в долине реки Евфрат в районе города Ганем-Али.

Следующей целью правительственных войск должен выступить Дейр-эз-Зор, куда бегут террористы со всей площади освобождаемой территории. При это ВКС России работают на перспективу круглосуточно выявляя и уничтожая бронетехнику, пикапы с тяжелым вооружением и автомобили боевиков до того, как они попадают в плотную городскую застройку, тем самым облегчая бойцам грядущий штурм и косвенно минимизируя неизбежные потери среди гражданского населения, которые возникают при освобождении городских кварталов.

Параллельно с боевыми действиями против террористов протекает политический процесс, воплотившийся в реализации нескольких зон деэскалации. 7 июля было подписано совместное российско-американское соглашение при участии Иордании о создании зоны деэскалации конфликта на юго-западе Сирии, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра. 24 июля аналогичное соглашение было подписано относительно создания мирной зоны в пригородном районе Дамаска Восточная Гута, население которого составляет не менее 1,2 миллиона человек. Отмечается, что соглашения были подписаны по результатам проведённых в Каире переговоров представителей Минобороны России и умеренной сирийской оппозиции при посредничестве египетской стороны. Согласно данному договору, боевики из группировки «Джейш аль-Ислам», с представителями которой было подписано соглашение, сохраняют за собой легкое стрелковое оружие, сдают все тяжелое вооружение, разминируют минные поля и демонтируют КПП. В Восточную Гуту получает доступ сирийская правительственная администрация, но не Сирийская Арабская Армия. М.Аллюш, лидер «Джейш аль-Ислам», изъявил желание, чтобы в Восточную Гуту были введены отряды египетских миротворцев по образцу 600 российских военных полицейских на севере Сирии и отряда в 400 военных полицейских в Дераа. Документами также определены границы зоны деэскалации, места развёртывания и полномочия сил контроля деэскалации, а также маршруты доставки населению гуманитарной помощи и свободного прохода жителей

Вместе с тем в провинции Идлиб, которая стала приютом для всего спектра сирийского антигосударственного элемента, повсеместно на протяжении всей второй половины июля продолжались ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и формированиями группировки «Ахрар аш-Шам». Последняя представляет собой повстанческую группировку исламистского толка, которая пользуется поддержкой Турции и Саудовской Аравии. Только с 19 по 21 июля в боях погибли свыше 90 человек, в том числе 15 гражданских лиц. В этом контексте считается, что эвакуация боевиков полностью устраивает власти в Дамаске, которые таким образом решают множество задач военно-политического свойства при минимальных издержках. Взамен на оставление своих позиций в повстанческих городах и районах – либо с лёгким стрелковым оружием на руках они отправляются именно в Идлиб, либо отказываются вести подрывную работу против режима и подвергаются амнистии (последних, к слову, оказывается на порядок меньше).

Выбор Идлиба боевиками в качестве своего эвакуационного аэродрома объясняется тем, что прочие зоны деэскалации в провинциях Алеппо, Латакия, Хама, Хомс, Дераа, Кунейтра и Дамаск, как можно понять, будут иметь ограниченный во времени характер. У вооружённой оппозиции ничтожно мало шансов удержать свои анклавы вне Идлиба, тем более, когда им приходиться делить там территорию с наиболее радикальными группировками, на которых режим прекращения боевых действий не распространяется.
Несмотря на тактические успехи и благоприятный стратегический прогноз некоторые эксперты опасаются того, что создание многочисленных зон деэскалации может привести к потере страной суверенитета, поскольку сами зоны снижения напряженности имеют шанс превратиться в зоны влияния различных иностранных государств.

С ноября 2016 года подразделения арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» при поддержке США окружали столицу «халифата», а в начале июня приступили к её непосредственному штурму. К началу августа под контролем ИГ оставалось порядка 10% всей территории провинции Ракка, которая вместе с её одноимённым административным центром до 2016 года находилась под полной властью террористов. Арабо-курдская коалиция отбила у «халифата» более двух третей всей территории провинции Ракка. Ещё около 22% районов этой сирийской области перешло под контроль правительственных войск Дамаска.

Тем временем авиация США стирает город с лица земли, открывая огонь по каждому зданию, где штурмующим оказывается сопротивление. По сообщениям гуманитарных НКО, только в период с 14 по 21 августа жертвами авиаударов в Ракке стали 167 мирных жителей. Стремясь минимизировать потери своих союзников, охваченные духом «гонки за столицы», желанием продемонстрировать ощутимый успех новой администрации в Вашингтоне перестали включать параметр недопустимости жертв среди гражданского населения в перечень требований при разработке операций.  Данная практика распространяется и прочие объекты, представляющие тактическое либо стратегическое значение для коалции. Так, 30 июля воздушные силы международной коалиции во главе с США отбомбились по поселению Абукемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где бомбардировке подверглась больница и спортивный клуб в результате чего шесть человек погибли и 10 получили ранения. Только за июль было совершено четыре подобных налета. А в конце июня самолеты коалиции нанесли три последовательных авиаудара по городу Аль-Маядин и деревне Ат-Деблян, в результате чего погибли 90 мирных граждан, включая женщин и детей.

Несмотря на подобный бескомпромиссный подход в августе продвижение бойцов СДС не окончилось конкретным результатом, который можно было бы предъявить в качестве демонстрации необоримой мощи коалиции. Периодические контратаки террористов отбрасывают как проправительственные силы, так и арабо-курдскую коалицию, что вынуждает штурмовать одни и те же кварталы по нескольку раз.

 

ЖЕНЕВА

 

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с отдельными значимыми результатами. В частности, возникла вероятность формирования единой делегации от трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» «московской» и «каирской». Подобные пертурбации стали возможны в силу корректировки позиции Высшего комитета по переговорам по отношению к президенту САР Б. Асаду – в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. Одной из причин понижения градуса риторики могло послужить изменение на сирийских фронтах, где позиции проправительственных сил заметно укрепились.

 

ЛИВАН

 

19 августа Ливанская армия объявила о начале наступления на позиции боевиков ИГ. Ливанские военные развернули операцию по ликвидации боевиков в районе населённых пунктов Рас-Баальбек и Эль-Каа, населенных христианами. Вооруженные силы страны используют против боевиков ракеты, артиллерийские орудия и вертолеты. Операцию поддержали сирийские власти – участок фронта в районе западных склонов гор Каламун взяли на себя подразделения сирийской армии и ливанского движения «Хизбалла». Уже через три дня ливанская армия взяла под контроль 80% территории на границе с Сирией, которая ранее была захвачена боевиками террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и ИГ. Однако 27 августа Армия Ливана объявила о прекращении боевых действий, причиной чего стало намерение Бейрута провести с боевиками ИГ переговоры об освобождении девяти военнослужащих, которые были захвачены в плен террористами в приграничном городе Арсаль в 2014 году. Данная операция происходит в соответствии с общесирийской динамикой по масштабному наступлению на позиции боевиков.

 

ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Палестино-израильский конфликт в июле вернулся в фокус международного сообщества. Причиной этому послужила установка израильтянами металлоискателей на Храмовой горе в Иерусалиме после убийства поблизости двух бойцов пограничной стражи (МАГАВ) 14 июля. Данная акция израильских властей спровоцировала вспышку недовольства у палестинской стороны сразу на нескольких уровнях. Так, Махмуд Аббас заявил о приостановке контактов с израильской стороной «на всех уровнях» до тех пор, пока «израильское правительство не отменит принятых им мер против мечети Аль-Акса и палестинского народа в целом». Затем на Храмовой горе произошли массовые столкновения между израильской полицией и мусульманами с применением камней с одной стороны и слезоточивого газа и резиновых пуль – с другой, что привело к человеческим жертвам.

Мусульмане собрались на Храмовой горе после того, как лидеры общины объявили о возобновлении молитв на этом месте. Это произошло после того, как израильские власти согласились убрать металлодетекторы и заграждения, установленные после убийства у комплекса двоих полицейских.

14 июля трое израильских арабов около Храмовой горы открыли стрельбу по полицейским, убив двоих человек. Нападавшие были убиты. Мечеть на Храмовой горе была временно закрыта, а израильские власти установили на комплексе металлодетекторы, камеры видеонаблюдения и заграждения. С осени 2015 года после очередного конфликта вокруг Храмовой горы в Израиле резко выросло количество уличных нападений радикально настроенных арабов на евреев, вследствие которых погибли более 270 палестинцев и более 40 израильтян.

Даже после демонтажа металлоискателей со всех входов на Храмовую гору в конце июля ситуация продолжала накаляться – тысячи израильских арабов-мусульман участвовали в городе Ум эль-Фахм в похоронах трех ликвидированных на Храмовой горе террористов, убивших двух бойцов МАГАВа. Похороны превратились в массовую антиизраильскую акцию. Участники похорон выражали свою радость по поводу совершенного террористического акта стрельбой в воздух из огнестрельного оружия и салютом. В условиях ползучей радикализации населения неудивительным представляется решение Европейского суда юстиции о сохранении за основными эмиссарами данного процесса, палестинским движением ХАМАС, статуса террористической организации.

На этом фоне израильские власти продолжили политику дальнейшей секьюритизации собственных территорий – 2 августа 2017 г. было объявлено о завершении работ по возведению 42-километрового участка стены безопасности в районе Хевронского нагорья. Решение о возведении данного участка разделительного барьера было принято правительством в марте 2016 г. в ответ на серию террористических атак, совершенных в Иерусалиме, Яффо и Петах-Тикве.

 

ЕГИПЕТ

 

Активное взаимодействие по целой группе проблемных вопросов между Каиром и Москвой в июле-августе закрепилось в сверке часов между министрами иностранных дел. Комплементарные позиции сторон  в отношении стабилизации региона Ближнего Востока и Северной Африки, прекращения его использования «террористами, наркодельцами и прочими представителями организованной преступности», требуют продолжения российско-египетского сотрудничества в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке и в более широком контексте повышения эффективности институтов ООН, а также всевозможных глобальных форумов. Данный тезис зафиксировали С.В. Лавров и С. Шукри на двусторонних переговорах в Москве 21 августа.

Безусловно, одним из наиболее волнующих для египтян вопросов остается проблема возобновления регулярного авиасообщения с Россией. Несмотря на то, что по заявлениям министра гражданской авиации Египта, на модернизацию систем безопасности и аэронавигации аэропортов страны будет выделено $ 360 млн, из которых $ 60 млн уже потрачено на развитие систем безопасности аэропортов, а еще $ 300 млн пойдет на модернизацию аэронавигационных систем, перспектива отмены запрета отодвинулась на 2018 г. Спекулировать жизнями своих граждан даже при наличии политической целесообразности Москва оказалась не готова.

Между тем место стратегического партнера крупнейшей арабской страны и традиционного центра силы в регионе является привлекательным сразу для нескольких внерегиональных игроков. США в этом году впервые за последние восемь лет проведут совместные с Египтом военные учения «Bright Star». Даже учитывая сравнительно небольшую численность американского контингента (около 200 человек), данное событие является достаточно прозрачным сигналом, подтверждающим проводимую кабинетом Д. Трампа реанимацию американо-египетских отношений.

Подобный месседж отправляет своему ценному торговому партнеру Париж – в июле в акватории Средиземного моря, прилегающей к Египту, а также в Красном море прошли франко-египетские учения ВМС «Клеопатра-2017». Ранее Египет осуществил беспрецедентные закупки вооружений во Франции, приобретя 24 истребителя «Рафаль», ракетный фрегат типа FREMM и ракетное вооружение на сумму 5,2 млрд евро, а также два пресловутых десантных вертолетоносных корабля типа «Мистраль», которые в свое время были построены для ВМФ России, но не проданы ей.

 

МАРОККО

 

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и далее по стандартному списку. Центром протестной активности стала историческая местность Риф на севере королевства, где диалог по линии власть-общество деградировал до состояния открытого противостояния. Митинг от 21 июля закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Ситуацию осложняет то, что местные жители считают себя весьма автономной общностью, «рифанцами», на чем спекулируют власти, инкриминируя протестующим сепаратизм. Несмотря на острый характер борьбы организации Hirak («Движение»), объединившей в своих рядах разрозненные группы оппозиции, риторика, приветствующая свержение верховной власти продолжает быть крайне непопулярной среди протестующих. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. При этом продолжающий оставаться над схваткой король Марокко Мухаммед VI действует в духе «отца народов». Так, 20 августа он принял сенсационное решение помиловать более 400 человек, осужденных за терроризм. Это решение вызвало большой общественный резонанс, так как было принято на фоне серии кровавых атак в каталонском Камбрильсе и Барселоне и финском Турку, вину за которые возлагают на граждан Марокканского Королевства.

 

Российская дипломатия в Персидском Заливе

 

Тем временем Россия на Ближнем Востоке продолжает действовать, исходя из долгосрочных государственных интересов, укрепляя связи с осевыми партнерами в ключевых точках региона. Так, министр иностранных дел С.В. в рамках своей поездки по странам Персидского залива в августе уже посетил Кувейт и ОАЭ. Ожидается, что основными темами переговоров в столицах аравийских государств станут кризисы в Сирии и ситуация вокруг Катара, а также развитие всего спектра двусторонних отношений со странами региона от торговых контактов до взаимодействия по формированию субрегиональной системы безопасности.

 

***

Летний сезон закончился без тектонических потрясений для арабских государств, фиксируемые в предыдущие месяцы тенденции получили прогнозируемое в соответствующих выпусках дайджестов развитие. Что касается Сирии и Ирака, где мы могли наблюдать прогрессирующий разгром террористических группировок на всей протяженности фронтов, то здесь и далее основной фокус будет смещаться в область политико-дипломатического процесса. Такие вопросы, как транзит власти, формирование новых партнерств, экономическое вспомоществование будут вытеснять новости с фронтов, если не в количественном, то в качественном отношении.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Китай: июль-август 2017 (дайджест)

За минувшие два месяца во внешней политике КНР можно выделить два ключевых направления: северокорейский кризис и американо-китайские отношения. Необходимо отметить пограничный кризис с Индией, события в рамках БРИКС, а также высокую интенсивность контактов китайской дипломатии на различных уровнях. Российско-китайские отношения отличались высоким уровнем взаимодействия, в том числе в экономике.

Внешняя политика

Россия-Китай

3-4 июля состоялся визит Председателя КНР Си Цзиньпиня в Россию. По его итогам было подписано порядка 40 документов в различных сферах сотрудничества.

Необходимо отметить следующие заявления, сделанные сторонами во время встреч: Си говорил о перспективах двухсторонних отношений, подчеркивая роль России и Китая в деле сохранения мира и планетарного развития, а также призвал усилить координацию по важнейшим вопросам. Обе стороны заявили о необходимости содействовать переговорному процессу на Корейском полуострове. В. Путин подчеркнул тесную кооперацию в региональных и международных процессах.

Стороны также выступили против смены режима в любой стране, путем вмешательства из вне. Все страны должны соблюдать нормы международного права, принцип невмешательство и суверенитета, мирного разрешение конфликтов. Две стороны осудили терроризм и двойные стандарты в мировой политике.

Важнейшим документом, подписанным сторонами по итогам данного визита, является «Совместное заявление РФ и КНР о дальнейшем углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия». В нем отношения двух стран характеризуются как зрелые и устойчивые.

5 июля в Москве прошла 11 пленарная сессия русско-китайского Коммитета мира и развития.

20 июня прошла 7 российско-китайская конференция по безопастности в Северо-Восточной Азии.

26-27 июля в Пекине прошел 8 раунд российско-китайских консультаций по вопросам стратегической безопастности.

29 июля прошли российско-китайские морские учения «Морское взаимодействие 2017». Данные учения были шестыми подряд с 2012 года.

6 августа Ван И встретился со своим российским коллегой С. Лавровым. Стороны обсудили вопрос ситуации на Корейском полуострове, а также возможность возращения сторон конфронтации за стол переговоров.

15 августа состоялись телефонные переговоры между С. Лавровым и Ван И. По итогам, стороны пришли к решению прикладывать максимальные усилия, чтобы не допустить повторение августовского кризиса на Корейском полуострове.

В конце июля UnionPay и российская НСПК совместно выпустили дебетовую карту «Мир-UnionPay».

В начале августа был запущен грузовой поезд Цзинань-Москва. Планируется, что первое время он будет курсировать три раза в неделю, далее, каждый день.

23 августа СМИ Китая сообщили, что правительство КНР учередило «Союз предприятий», в целях упорядовачивания сотрудничества в вопросах леса.

370 млн. долларов США будут вложены в строительство автомобильного моста Благовещенск-Хэйхэ через реку Амур.

В первом полугодии объем российско-китайской торговли вырос на 33,1 процента, по отношению к аналогичному отрезку 2016 года и достиг 273,8 млрд. юаней.

Китай стал самым крупным инвестором в российский Дальний Восток, около 8 процентов от общих вложений в регион или, примерно, 167 млрд. рублей.

Первого сентября 2017 года на базе МГУ будет открыт первый российско-китайский ВУЗ на базе Пекинского Политехнического Университета и МГУ им. Ломоносова.

США-Китай

3 июля МИД КНР охарактеризовало появление американского эсминца USS Stethem вблизи островов Сиша (Парсельские острова) как «самовольный заход» и «посягательством на суверенитет Китая».

В этот же день, в телефонном разговоре между президентом США Д. Трампом и председателем КНР Си Цзиньпинем, стороны обсудили двухсторонние отношения и вопросы, касательно проблем вокруг ракетно-ядерной программы Северной Кореи.

8 июля, после закрытия G20 Председатель Си встретился с президентом Д. Трампом. Си отметил прогресс двухсторонних отношений во многих сферах, ответив успех инициативы сто-дневного плана между США и Китаем, заявив, что опыт реализации 100-дневного плана необходимо перенести на другие сферы, а также то, что стороны уже прорабатывают подобное взаимодействие в рамках годового плана (в том числе и в военной сфере).

Трамп отметил формирование доверия между двумя лидерами. Стороны также коснулись вопроса проблемы корейского полуострова. Во время 7 америко-китайского гражданского стратегического диалога китайский посол в США заявил, что у корейского вопроса может быть только мирное решение.

27 июля МИД КНР выразил мнение, что США не стоит придерживать менталите холодной войны, а рассматривать отношения с другими странами через концепцию единной судьбы.

2 августа госсекретарь США Р. Тиллерсон заявил, что США не обвиняют Китай в ситуации с развитием конфликта на Корейском полуострове. Заявление было сделано после неоднозначного по смыслу сообщения в Twitter от президента США Д. Трампа.

10 августа МИД КНР осудило появление американского военного эсминца USS John S. McCain вблизи островов Наньша (острова Спратли).

12 августа в ходе телефонного разговора между Д. Трампом и Си Цзиньпином, председатель КНР в очередной раз подчеркнул необходимость избегать обострений конфликта на Корейском полуострове.

17 августа в Пекине Председатель КНР встретился с председателем Комитета начальников штабов вооруженных сил США Джозефом Данфордом. Обе стороны выразили надежду на доброжелательное отношение и возможности урегулировать существующие противоречия.

18 августа США запустили процесс расследования в отношении КНР, ссылаясь на статью 301 Закона США о торговле, которая дает президенту США возможность принимать меры против государства, которое наносит урон американской торговле.

Китай-Северная Корея

29 июля МИД КНР призвало КНДР отказаться от принятия действий, ведущих к эскалации конфликта на Корейском полуострове. При этом все стороны должны конфликта проявить «осторожность в поступках».

6 августа МИД КНР заявил, что санкции против КНДР необходимы, но лишь только для того, чтобы вернуть Пхеньян за стол переговоров.

8 августа СМИ Китая сообщили о призыве Ван И к КНДР отреагировать на положительные знаки со стороны США.

В этот же день министр иностранных дел КНР Ван И провел встречу со своим северокорейским коллегой Ли Ен Хо, где призвал КНДР отказаться от нарушений резолюций Сов.Беза ООН, а США и РК от обострение ситуации на корейском полуострове.

11 августа МИД КНР заявило, что США и КНДР не стоит выбирать путь силового противостояния, необходимо искать другие варианты выхода из сложившийся ситуации.

17 августа МИД КНР заявило, что инициатива КНР «с двумя приостановками» (ракетно-ядерной программы КНДР на приостановку совместных учений США-РК) на настоящий момент наиболее реализуемая из возможных.

Китай-Индия

8 июля МИД КНР осудило действия индийских пограничников, которые по мнению китайской стороны, грубо нарушили границы КНР в районе Сиккима, ссылаясь на договор от 1890 года между Китайской и Британской Империями. Днем ранее, МИД КНР призывало индийские власти вывести пограничников со спорной территории.

25 июля Министерство Обороны КНР выразило мнение, что КНР готова защищать свой суверенитет любой ценной. В этот же день Ван И сделал заявление о том, что индийские военнослужащие должны покинуть спорные территории.

3 августа МИД КНР сново призвало индийские власти отвести на первоначальные позиции своих пограничников.

Китай-Япония

В начале августа правительство Японии утвердило «Белую Книгу по обороне 2017», в которой Китай обозначается как одна из потенциальных угроз японской безопасности.

22 августа МИД КНР призвал правительство Японии прикладывать бОльшие усилия в дело сохранение мира и стабильности в Южно-Китайском море.

Китай-G20

За день до проведения саммита G20 в Германии, ведущие СМИ ФРГ опубликовали авторскую статью Председателя КНР Си Цзиньпина. В ней автор подчеркивает важность сохранения открытой мировой экономики.

В преддверии встречи G20 состоялась встреча между Председателем КНР Си Цзиньпинем и президентом РК (Республики Корея) Мун Чжэ Ином. Си приветствовал усилия РК в переговорном процессе, а также выразил мнение, что корейский кризис необходимо преодолевать путем переговоров.

Кроме того, Си отметил, что Китай готов работать с Южной Кореей на восстановлении «здорового развития отношений». По его мнению, это станет возможно, после того, как Сеул устранит препятствия в китайско-южнокорейских отношениях.

На встрече Председателя КНР Си Цзиньпина и японского премьер-министра Синдзо Аэ в рамках форума G20 Си выразил надежду, что Япония будет проявлять готовность к улучшению отношений.

Председатель КНР в рамках форума провел встречу с премьер-министром Сингапура Ли Сянь Лун.

На неформальной встрече лидеров БРИКС, Си Цзиньпин призвал государства-члены организации к солидарности, совместному развитию и защите общих интересов. Участники БРИКС должны строить открытую экономику и содействовать экономической глобализации.

Китай-Филиппины

25 июня министр МИД КНР Ван И на переговорах со своим филиппинским коллегой Питером Кайетано заявил, что благодаря общим усилиям двух стран, обстановка в Южно-Китайском море остается стабильной. Также он подчеркнул, что сторонам необходимо в дальнейшем укреплять взаимодействие по этому вопросу. В этот же день Ван И встретился с президентом Р. Дутерте.

Китай-Германия

4 июля председатель КНР Си Цзиньпин встретился с канцлером ФРГ А. Меркель. Стороны обсудили прогресс двухсторонних отношениях, председатель КНР выразил надежду, что его визит посособствует развитию всевекторной внешней политики Германии.

Китай-Франция

07 июля Министр иностранных дел КНР Ван И встретился с французским коллегой Ле Дрианом. Обе стороны выразили надежду на продолжение развитий отношений.

Китай-БРИКС

В стратегии Нового банка развития БРИКС на 2017-2021 годы, опубликованной 2 июля, говорится, что банк сосредоточит свое внимание на финансированиях проектов инфстрактуры.

Китай-Казахстан.

В рамках ЭКСПО 2017 в Астане между представителями провинции Хайнань и торгово-промышленной палатой Казахстана был подписан ряд экономических соглашений.

Китай-Сербия

Председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Чжан Дэцзян 16-19 июня Сербию с официальным визитом. Там он встретился с президентом, спикером парламента и премьер-министром Сербии.

Китай-Белоруссия

20 июня в Минске были завершены китайско-белорусские учения «Единый щит-2017».

Китай-Шри-Ланка

В конце июля правительство Шри-Ланки одобрило соглашение с КНР по порту Хамбантонта, в процентном соотношении 70/30 в пользу КНР, через 10 лет, правительство Шри-Ланки, по своему усмотрению сможет выкупить 20 процентов у КНР.

Китай-Аргентина

Ван И в рамках форума G20 встретился со своим аргентинским коллегой Джорджом Фаурие, стороны обсудили двухсторонние отношения. Аргентинская сторона выразила надежды на более глубокое сотрудничество.

Китай-Африка

Китайская корпорация Gezhouba Group начала строить крупнейшую ГЭС в Африке в Анголе.

Китай-Канада

13 июля Премьер Ли Кэцян и Председатель Си Цзиньпин встретились с генерал-губернатором Канада Д.Джонсоном.

Китай-Катар

20 июля Ван И встретился со своим катарским коллегой аль-Тани. Стороны обсудили кризис в Персидском заливе.

Китай-Турция

3 августа Ван И встретился со своим турецким коллегой М. Чавушоглу. Стороны согласились с тем, что двум странам необходимо углублять стратегическое взаимодействие. Обе стороны согласились, что борьба с терроризмом является фундаментальным интересом двух государств. Стороны пришли к выводу, что отношения между двумя странами должны развиваться по стратегии win-win.

Азиатская ассоциация сотрудничества

107 структур пяти континентов стали сооучеридителями Азиатской ассоциации финансового сотрудничества. Церемония учереждения данной организации прошла в Пекине 24 июля.

Внутренняя политика

Общество

1 июля Председатель КНР Си Цзиньпинь отметил вклад САР Аомень (специальный административный район, Макао) в развитии принципа одна страна, две системы.

1 июля в Гонконге (Сянган) прошли мероприятия, посвященные двадцатой годовщине возращение Гонконга под юрисдикцию КНР. В мероприятиях принял участие Председатель КНР Си Цзиньпинь.

26-27 июля на семинаре руководящих кадров КНР Председатель Си снова заявил о необходимости развития социализма с китайской спецификой, особо подчеркнул, что Китай продемонстрировал человеческую эффективную модель развития.

По прогнозам Академии общественных наук КНР в Китае намечается тенденция к оттеку высокообразованных кадров из крупных городов. Основных причин несколько: цена на жилье, экология, высокая конкуренция.

На фоне информации о полном запрете VPN, Министерство промышленности и информатизации КНР заявило, что законопослушные компании и граждане смогут и далее легально использовать VPN в КНР.

31 августа на заседании полютбюро ЦК КПК принято решение о проведении 19 съезда КПК с 18 октября.

1 сентября операторы сотовой связи отменять национальный роуминг.

С 1 октября 2017 года китайским пользователям сети Интернет будет невозможно оставлять анонимные комментарии. Данные правила коснутся открытых интернет-платформ.

Экономика

8 июля Народный Банк Китая сделал заявление, в котором говорилось, что валютные резервы Китая растут 5 месяц подряд и на конец июня составили уже почти 3,057 трлн. дол. США.

В первом полугодии экспорт и импорт выросли, соответственно на 15 и 25,7 процентов по сравнению с тем же отрезком прошлого года. Положительно сальдо торгового баланса снизилось на 17,7 процента и составило 1,28 трлн. юаней. Общий обьем внешней торговли за полгода составил 13,14 трлн. юаней, рост – 19,6 процентов.

Прибыль госпредприятий увеличилась на 24,3 процента по отношению к аналогичному периоду первого полугодия и достигла 1,41 трлн. юаней.

В Китае продолжится реформа НДС в целях сокращения налоговой нагрузки на бизнес. Кроме этого, правительство КНР планирует облегчить доступ к рынку для иностранных инвесторов и привлекать талантливые кадры из-за рубежа.

Количество бедного населения в Китае сокращается примерно на 14 млн. человек в год. Полностью ликвидировать бедность Китай планирует к 2020, к предверию столетия КПК (2021).

В июле из-за стихийных бедствий КНР нанесен ущерб в более 20 млрд. долларов США.

Коррупция

210 тысяч китайских чиновников наказаны за нарушение дисциплины КПК в течении первого полугодия 2017 года. За должностные преступления были привлечены более 30,5 тысяч человек. В июле 148 чиновников КНР были наказаны за расточительство.

В начале августа начался суд над бывшим мэром Тяньцзиня Хуаном Синго, которого подозревают в получении взятки на сумму более 40 млн. юаней.

Бывший глава наблюдательного совета Государственного развития Яо Чжунминь был приговорен к 14-летнему тюремному заключению за взяточнество.

Армия

11 июля Китай официально открыл материально-техническую базу поддержки в Джибути.

29 июля Председатель Си заявил, что НОАК способна не только защитить национальный суверенитет, но и интересы развития страны. При этом Си Цзиньпин отметил необходимость продолжение реформ. Министр обороны Чан Ваньцюань подчеркнул необходимость сплачивания армии и военной полиции вокруг ядра КПК Председателя Си.

Технологии

11 июля премьер КНР Ли Кэцян назвал развитие отечественной роботехники важнейшей частью «стратегии Китая 2025».

В Китае впервые была проведена полная операция по криогенной заморозке человека.

 

За два прошедших месяца во внешней политике КНР особое внимание стоит уделить северокорейскому и американскому треку дипломатии. Очевидно, что в рассматриваемый момент времени эти направлени серьезно взаимосвязаны. Военное решение проблемы Северной Кореи невозможно, хотя бы потому, что все стороны конфликта к нему неготовы. Наиболее рискованный вариант неуправляемой экскалации очень маловероятен, тем более, что невозможно будет провести операцию КНДР без серьезного уровня потерь со стороны США и союзников.

Стоит отметить, что власти КНР за три (июнь, июль, август) месяца провели достаточно эффективную работу в вопросе конфронтации в Южно-Китайском море (эксколация северокорейского вопроса дала такую возможность дипломатии КНР, здесь отдельно стоит отметить встречи в рамках G20).

Однако четко выявить позицию США по вопросу КНДР невозможно, точнее стоит отметить некую непоследовательность американской внешней политики. Так необходимо обратить особое внимание как менялись отношения США-КНР в течении рассматривоемого периода. Если после G20 Трамп и Си делали акцент на развитии двухсторонних отношений, то уже на встрече Си с генералом Данфордом 17 августа акцент делался на противоречия. Кроме этого на следующий день президент США получил в руки еще один инструмент давления на КНР.

Изменения в отношениях США-КНР произошли примерно в период 5-9 августа, что позволяет говорить о роли встречи министров иностранных дел нескольких государств в Маниле 6 августа.

Эксколация конфронтации с Индией станет еще одной долгосрочной точкой «напряжения». Обьективно КНР будет сложно работать по трем конфронтационным направлениям сразу, поэтому стоит предположить, что экскалация маловероятна.

Достаточно очевидно проявилась тенденция того, что КНР планирует использовать БРИКС как площадку продвижения инфраструктурных проектов и идеи экономической (только экономической) глобализации.

Отметить необходимо, что концепция «общей судьбы» все более активно продвигаетсяво внешней политике КНР.

Стоит обратить внимание на встречу министров иностранных дел КНР и Турецкой Республики.

Отметить также необходимо продолжение расширение экономического сотрудничества Китай-Казахстан и приобретение порта на Шри-Ларке.

Российско-китайские отношения в эти месяцы можно охарактеризовать как достаточно позитивные и динамичные. Совместные заявления лидеров двух стран на встрече в Москве (про принцип невмешательство), очевидно, направлены в стороны северокорейской проблемы. Отметить необходимо и экономическую динамику двух стран. Однако стоит обратить внимание на заявление двух лидеров, касаемо дальнейшего расширения взаимодействия.

Во внутренней политике наиболее важным событием стало заявления министра обороны КНР о необходимости сплочения армии и военной полиции вокруг ядра КПК. Особенно стоит подчеркнуть, что сделано оно в преверии 19 съезда партии.

П. Прилепский

Турция: июль-август 2017 г. (дайджест)

Период с июля по август 2017 года охарактеризовался неспокойной внутриполитической обстановкой в Турции. Уже в начале июля прошли масштабные акции представителей двух политических лагерей, а именно: сторонников президента Эрдогана и представителей оппозиции. Продолжились мероприятия по консолидации власти в руках действующей элиты.

На внешнеполитических рубежах Турция продолжает доказывать свою состоятельность в качестве региональной и мировой державы, что находит отражение в закупках российских ЗРК С-400, сотрудничестве с изолированным Катаром и взаимных выпадах в отношениях с Евросоюзом.

Внутриполитическая обстановка

15 июля состоялась годовщина попытки военного переворота в Турции. В этой связи имел место ряд событий и мероприятий, носящих прежде всего пропагандистский характер. Так, 15 июля Турция праздновала учреждённый в октябре 2016 года президентом Эрдоганом День демократии и национального единства, приуроченный к попытке военного переворота в июле 2016 года. По всей стране прошли массовые шествия, участие в которых приняли сотни тысяч турецких граждан и десятки городов.

Кроме того, турецкие пользователи мобильных операторов «Turkcell» и «Vodafone» вместо привычных гудков могли услышать поздравление президента Эрдогана с праздником: «Как президент я приношу поздравленья с праздником 15 июля, Днём демократии и национального единства, желаю мученикам прощения, а героям – здоровья и благополучия». Также 16 июля перед резиденцией президента в Анкаре был открыт мемориал, посвящённый жертвам переворота, который представляет из себя людей, несущих полумесяц и звезду, являющиеся символом ислама и изображенные на государственном флаге Турции.

Тем не менее, едва ли можно говорить о том, что размах мероприятий соответствует самому событию. Помпезность, с которой отмечался праздник сопоставим с мероприятиями, приуроченными ко дню победы над нацистской Германией, однако масштаб двух трагедий абсолютно несоразмерен.

Несмотря на все попытки действующего руководства консолидировать вокруг себя турецкий народ, общество Турции по-прежнему остаётся разрозненным. Это продемонстрировал так называемый «Марш справедливости», организованный лидером Народно-республиканской партии (НРП) Кемалем Кылычдароглу. Поводом к его началу стал приговор в отношении депутата от НРП, журналисту Энису Бербероглу о тюремном заключении  на 25 лет по обвинению в передаче главному редактору газеты Cumhuriyet видеозаписей, на которых были запечатлены грузовики с оружием, направляющиеся к турецко-сирийской границе. За 25 дней (с 15 июня по 9 июля) участники Марша, число которых в последние дни достигало практически двух миллионов человек, преодолели расстояние от Анкары до Стамбула (около 450 километров), где завершили его многотысячным «Митингом справедливости». Организованная главной оппозиционной партией политическая акция даёт понять, что Эрдоган и его приближённые всё еще не могут единолично контролировать политическую жизнь государства и вынуждены считаться с оппозицией, поддержка которой весьма высока.

17 июля Великое национальное собрание Турции (турецкий парламент) в четвёртый раз продлило действие режима ЧП на территории страны на 3 месяца. Таким образом, наряду с расширенными полномочиями, турецкое руководство продолжает сохранять значительный контроль над политической и общественной жизнью в стране, что вызывает немало критики со стороны правозащитников.

19 июля в турецком правительстве произошёл ряд перестановок. Так, вице-премьер Нуреттин Джаникли занял пост министра обороны, а министр обороны Фикри Ышик и министр юстиции Бекир Боздаг назначены вице-премьерами. Однако, ключевые посты министра экономики и министра иностранных дел – с точки зрения российской внешней политики – остались за Нихатом Зейбекчи и Мевлютом Чавушоглу, соответственно.

Проводимая Анкарой политика закручивания гаек во внутриполитической сфере дала о себе знать и 2 августа (2017 года), когда состоялась встреча военного и политического руководств страны. По итогам заседания, которое прошло под руководством премьер-министра Бинали Йылдырыма, Верховный военный совет Турции постановил заменить командующих армией, военно-воздушными силами и флотом страны, кандидатуры которых позже были одобрены президентом страны. Таким образом, действующая власть берёт под всё более плотный контроль турецкую армию, которая с момента создания Турецкой Республики являлась гарантом светскости в стране и была в значительной степени автономна от представителей политического руководства.

Поставки С-400

Наиболее значимым событием российско-турецких отношений в июле 2017 года стало заключение соглашения по закупке Турцией российских ЗРК С-400 «Триумф». Об этом 25 июля заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Согласно договорённостям, Турция заплатит 2,5 миллиарда долларов за поставку в 2018 году двух дивизионов системы противоракетной обороны и производство ещё двух на территории самой Турецкой Республики. Вопрос передачи технологий остаётся ключевым для турецкого истеблишмента; этот и другие технические нюансы будут обсуждаться в ходе дальнейших встреч. Сделка вызвала немало критики со стороны партнёров Турции по НАТО, которые обращали внимание на несовместимость С-400 с системами Североатлантического альянса. Тем не менее, в Пентагоне отметили, что соглашение является суверенным решением Турецкой Республики. Со стороны Турции такой шаг объясняется, очевидно, её стремлением навязать западным коллегам свои правила игры, а также желанием закрепиться на мировой арене в качестве одного из её ключевых игроков.

Помимо прочего, в середине июля Турция подписала соглашение с европейским концерном «Eurosam», согласно которому Турция совместно с Францией и Италией будет разрабатывать собственную систему ПРО. Отмечалось, что соглашение не повлияет на закупки российских систем С-400.

Отношения с Западом

Взаимные претензии и упрёки между Турцией и европейскими государствами по поводу членства первой в ЕС по-прежнему имеют место быть. 6 июля Европейский парламент принял резолюцию, которая призывает Европейскую комиссию и страны-члены ЕС прекратить переговоры о присоединении Турции, в случае если та откажется внести соответствующие изменения в свою конституцию.

В Турции резолюцию раскритиковали, заявив о своём отказе её рассматривать. Эрдоган, в свою очередь, подчеркнул, что ЕС «тратит время» Турции. Тем не менее, стоит отметить, что турецкий лидер уже не первый раз грозит Евросоюзу выходом из переговоров: ещё в марте 2017 года он выразил предположение, что после апрельского конституционного референдума Турция может провести ещё один плебисцит посвященный вопросу членства в ЕС. Спустя практически полгода турецкое руководство не предприняло никаких конкретных шагов в этом направлении, ограничиваясь лишь критикой в адрес западных коллег. Такое поведение лишь подтверждает тот факт, что турецкий истеблишмент не намерен отказываться от членства в Европейском союзе, рассматривая его, по всей видимости, как один из инструментов расширения своего влияния в мире, в целом, и на Западе, в частности.

Весьма напряжёнными остаются отношения Турции с Германией. Новый виток взаимных разногласий возник после задержания турецкими властями немецкого правозащитника Петера Штойдтнера. После этого Берлин ужесточил рекомендации для туристов, направляющихся в Турцию, на что Анкара отреагировала, обвинив Германию в «большой политической безответственности» из-за разжигания конфликта между двумя странами. Противоречия носят, прежде всего, политический характер, однако министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль заявил, что Германия намерена пересмотреть свою экономическую политику в отношении Турции.

В середине августа на фоне усложнившихся двусторонних отношений Эрдоган высказал предположение, согласно которому причиной негативной риторики в отношении Турции является попытка обеспечить поддержку немецкого электората перед парламентскими выборами в сентябре 2017 года. При этом интересен тот фак, что 18 августа Эрдоган призвал немецких граждан не голосовать на предстоящих выборах за Ангелу Меркель (лидер ХДС и ХСС) и Мартина Шульца (лидер Социал-демократической партии). За это он подвергся критике министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, который обвинил Турцию во вмешательстве в избирательный процесс в Германии.

Сотрудничество с Катаром

В полном соответствии со своими многочисленными внешнеполитическими доктринами, Турция продолжает осуществлять шаги по расширению влияния на Ближнем Востоке. Одним из таких шагов является налаживание военно-политического сотрудничества с Катаром, который, как известно, в июне 2017 года подвергся блокаде ряда арабских государств. 20 июля Турция завершила переброску своих военных в Катар, которая началась 12 июля.

Уже 6 августа Анкара и Доха провели совместные военно-морские учения «Железный щит». Сообщалась, что учения охватывали мероприятия по воспрепятствованию проникновению и нарушению границ, восстановлению контроля над жизненно важными объектами, координации действий, планированию и оценке обстановки.

Кроме того, 16 августа из турецкого порта Алиага вышло судно c гуманитарной помощью для Катара.

Сотрудничество с изолированным и в то же время одним из богатейших государств мира, по всей видимости, рассматривается Анкарой как возможность в сотрудничестве с Дохой создать альтернативный центр силы в регионе, чтобы противостоять его традиционным лидерам и распространять своё влияние.

Турция и Россия

Помимо положительных моментов в двусторонних отношениях, которые выразились во встрече Путина и Эрдогана в рамках саммита G20 в Гамбурге 8 июля, а также встрече министров иностранных дел двух государств на полях регионального форума АСЕАН в Маниле 8 августа, в ходе которых представители России и Турции обсудили сотрудничество по Сирии, а также ряд вопросов экономического характера, среди которых АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток», в отношениях двух стран по-прежнему имеют место некоторые противоречия. Одним из таких противоречий является вопрос импорта в Россию турецких томатов. Власти Турции отмечают, что запрет крайне негативно сказывается на турецкой экономике. Анкара пригрозила России ответными мерами. Тем не менее, обе стороны надеются достигнуть компромисса посредством переговоров, которые, по сообщениям турецких изданий, должны проходить в рамках Измирской международной ярмарки с 18 по 22 августа.

В то же время, 11 августа МИД Турции выступил с заявлением, осуждающим санкции в отношении России. Ранее, 2 августа, президент США Дональд Трамп подписал пакет антироссийских санкций. В интервью агентству IHA глава турецкого внешнеполитического ведомства отметил, что Турция не поддерживает санкции против России, так как они наносят ущерб и турецкой экономике.

***

Политика нынешней правящей элиты Турции, направленная на сосредоточение власти в руках узкой группы людей и начавшая отчетливо вырисовываться после парламентских выборов 2015 года, очевидно, окончательно сформировалась и укрепилась после апрельского референдума 2017 года. Действующий президент и его сторонники продолжают предпринимать шаги по отстранению от рычагов власти иных политических групп, в том числе и военных.

Обстановка внутри страны демонстрирует, что раскол турецкого общества всё ещё силён. Многомиллионные шествия оппозиции заставляют руководство Турции беспокоиться и искать новые способы устранения элементов, потенциально способных составить ему конкуренцию. Тем не менее, тот факт, что «Марш справедливости» прошёл с позволения властей, говорит о том, что турецкий истеблишмент видит опасность сложившейся ситуации и ищет способы умиротворить турецкий народ.

По всей видимости, теперь Турция рассматривает Запад не столько как партнёра, сколько как средство реализации своих внешнеполитических амбиций (о чём говорит «заигрывание» с ЕС). Происходит своеобразная диверсификация внешнеполитических связей, что за рассматриваемый период выразилось в поэтапном укреплении отношений с Россией, а также развитии военно-политического сотрудничества с изолированным Катаром.

Очевидно, что как внешняя, так и внутренняя политика Турецкой Республики в среднесрочной перспективе не претерпит каких бы то ни было значительных изменений. Смене вектора турецкой политики могут поспособствовать социальные и политические потрясения внутри страны, потенциал возникновения которых при нынешнем состоянии турецкого общества весьма высок, хоть он и сдерживается взвешенными действиями правящих кругов.

В.Аватков, А.Финохин