Китай: январь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политику Китая за январь традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в американо-китайских и китайско-австралийских отношениях. Во внутренней политике необходимо отметить очередной месседж в сторону действующего премьера Ли Кэцяна.

Внешняя политика

Россия – Китай

В тексте поздравления, присланного главе МИД РФ С. Лаврову, Министр иностранных дел КНР Ван И подчеркнул, что в 2018 году Китай в готов наращивать политическое взаимодействие с Россией.

Ранее 31 декабря 2017 года председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин в своем новогоднем поздравлении президенту РФ В. Путину, что Китай готов к “консолидации политического и стратегического доверия с Российской Федерации в наступающем 2018 году”.

22 января на встрече между председателем комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Виктором Бондаревым и военным атташе при посольстве КНР в России генералом-майором Куй Яньвэем, китайский генерал предложил совместное противостояние давлению со стороны США

США – Китай

9 января на заседании Подкомитета по Вооруженным силам Палаты Представителей Конгресса США эксперт Уильям Картер выступил на тему американо-китайской конкуренции в военной сфере. Он отметил очевидный прогресс НОАК в передовых военных технология (космос, киберпространство, искусственный интеллект, гиперзвук, квантовые технологии).

Второй важный момент его выступления – США уязвимы перед первым ударом со стороны Китая по системам связи и управления, что приведет к полной дезориентации и потере управления войсками (нет управления – нет войны).

Третье – “новая стратегическая конкуренция” США и Китая в киберпространстве, где по мнению аналитика Китай и США имеют сравнимые успехи, а в квантовых технологиях даже опередили американцев.

16 января по инициативе Вашингтона состоялся телефонный разговор между президентов США Д. Трампом и председателем КНР Си Цзиньпином. Трамп предложил найти “конструктивные меры” для расширения торгового сотрудничества.

19 января Пентагон опубликовал новую Национальную Оборонную Стратегию, где вслед за декабрьской Стратегией Национальной Безопасности Китай был назван стратегическим противником.

22 января Министр обороны США Джеймс Мэттис встретился с Президентом Индонезии Йоко Видодо и Министром обороны Риамизардом Риакуду. Диалоги происходили за закрытыми дверьми, однако известно, что в центре внимания был Китай.

В ежегодном докладе Конгрессу США Офис торгового представительства США назвал ошибкой то, что США поддержали вступление Китая в ВТО в 2001 году.

Д. Трамп выступая на всемирном экономическом форуме в Давосе заявил, что США “не будет больше терпеть несправедливые правила торговли”, при этом прямо не обвинив Китай.

В ежегодном обращении президента США Д. Трампа “О состоянии Государства” Китай в очередной раз был назван одной из угроз Америке. По словам президента Китай угрожает национальной безопасности США и ведет нечестную торговлю, крадет интеллектуальную собственность.

В США произошел шпионский скандал, связанный с Китаем. Бывший агент ЦРУ Джерри Чунь Шин Ли арестован по подозрению в хранении секретной информации. После ухода из секретной службы, бывший агент хранил конфиденциальную информацию и предположительно передавал ее китайской стороне. Из-за такой передачи пострадали десятки резидентов и информаторов США в Китае.

По итогам 2017 года дефицит торговли США с Китаем достиг рекордных 275.8 млрд. долларов США.

Китай – Австралия

Продолжается скандал, связанный с китайским вмешательством во внутренние дела Австралии. Расследование на уровне Премьер-министра Австралии привело к нахождению весомых доказательств китайского комплексного вмешательства (Soft Power, как говорится в статье, или по Уокеру и Людвиг – Sharp Power).

Основным инструментом китайского “вмешательства” называются китайские студенты, обучающиеся в Австралии.

Китай – Африка

Министерство коммерции КНР подписало соглашение с правительством Гвинеи о оказании услуг спутникового телевидения в более чем 300 населенных пунктов. Китайцы предлагают подключать телевиденье всего лишь за 1 доллар США в месяц.

Подобные соглашения не единственные в Африке, по плану сотрудничества с регионом концу этого года китайское спутниковое телевиденье будет доступно в 25 странах.

Внутренняя политика

Центральная комиссия по проверке дисциплины провела второй пленум.  По итогам пленума было объявлено, что в 2017 году было осуждено 527 тысяч чиновников, включая 58 человек министерского уровня и выше.

В 2017 году китайская экономика показала рост значительно выше, чем предполагалось правительством (6,5 процента). За год ВВП вырос на 6.9 процентов. Ускорение роста ВВП было обеспечено тремя основными факторами: увеличение инвестиций в инфраструктуру (в основном за счет государства). Расширение спроса на китайскую продукцию на внешних рынках. Вложения в недвижимость, которые продолжались в течение года несмотря на политику правительства по охлаждению рынка.

Инициатива “Пояса и Пути» в скором времени получит свои суды. Китайский Верховный Народный Суд учредит в Пекине, Сиане, Шэньчжэне коммерческие суды для разрешения торговых споров, возникающих в рамках инициативы «Пояс и Путь».

Бывший Министр финансов КНР Лоу Цзивэй охарактеризовал китайскую финансовую систему как “хаотическую”. Он заявил, что из-за текущих проблем существует большая вероятность возникновения системных рисков. Также бывший министр раскритиковал меры монетарной политики, которых сегодня придерживается экономический блок правительства во главе с нынешним Премьером Ли Кэцяном, из-за которых закредитованность китайских регионов растет.

23 января Министр иностранных дел КНР Ван И заявил, что итоги XIX съезда КПК являются самым авторитетным источником для понимания Китая в целом, и в частности его внешней политики и экономики.

Выводы

В январе основным направлением внешней политики КНР безусловно стало американское. Ряд заявлений и событий в декабре 2017 и в январе 2018 года дает право говорить, что центр внимания внешней политики США в краткосрочной перспективе очевидно далее будет смещаться в сторону противостояния с КНР и конфликтам в Южно-Китайском море. Во всех возможных документах американского правительства Китай назван стратегическим противником, а министр обороны США посещает страны региона с “китайской повесткой”.

Хаотичность внешней политики США при президенте Д. Трампе не дает возможность говорить, что политическое давление на Пекин будет возрастать (очевидно, что китайцы не пойдут на уступки в торговых вопросах, на которых так настаивает Д. Трамп), скорее стоит говорить о “переменной силе давления” из-за распыления внимания внешней политики США. И если демократы в США развивают антироссийскую повестку, то Трамп – антикитайскую (особенно если судить по последним его двум значимым выступлениям, в Давосе и “О состоянии государства”). В треугольнике Россия-США-КНР американская риторика будет подталкивать два других элемента к более тесному сотрудничеству.

Также можно утверждать, что серия шпионских скандалов между США и КНР будет продолжена уже в краткосрочной перспективе.

Ухудшаются и китайско-австралийские отношения, однако из-за “антикитайской истерии” в австралийских СМИ сложно сказать, насколько реален и глубок масштаб китайского вмешательства. Основных вывода из этой ситуации два: каков бы не был масштаб китайской “мягкой силы”, какие бы не были финансовые вливания со стороны Пекина, его можно резко снизить, используя антикитайскую риторику, раздутую до размеров истерии.

Второй вывод = Китае в кратко и среднесрочной перспективе получил нового оппонента в АТР (или ИТР – Индо-тихоокеанском регионе).

Продолжая о “мягкой силе” необходимо отметить усиления влияния КНР в Африке, где правительственные китайские компании откровенно демпингуют на рынке телевиденья, предоставляя местному населению услуги именно китайского телевизора.

Во внутренней политике важным видится очередной критический месседж в сторону Ли Кэцяна. Перед самым новым годов в китайском интернете снова появились слухи о том, что Ли Кэцян скоро будет отправлен в отставку.

П. Прилепский