Турция: июнь 2018г. (дайджест)

В июне в Турции прошли внеочередные всеобщие выборы. Победу в президентской гонке одержал действующий президент Р.Т.Эрдоган, в парламентской – союз ПСР и ПНД, в рамках которого правящая Партия справедливости и развития получила наибольший процент голосов избирателей.
Внешняя политика государства характеризуется стабильностью: после выборов напряженность между Турцией и Западом сохраняется, а Турецкая Республика развивает региональные контакты и усиливает свои позиции в ближневосточном регионе, в частности – в Сирии и Ираке.
Внешняя политика
Внешнеполитический курс Анкары за последний месяц не претерпел практически никаких изменений. Отношения с Западом по-прежнему характеризуются сохранением имеющихся противоречий. Соединенные Штаты все еще высказывают свое недовольство по поводу закупок турецкой стороной российских ЗРК, угрожая введением санкций, однако Турцию, похоже, такой вариант развития событий не пугает – Анкара, как и раньше, не намерена отказываться от выгодного контракта с Россией. Некоторые успехи были достигнуты Турцией и США на сирийском направлении. В начале июня министры иностранных дел США и Турции М.Помпео и М.Чавушоглу провели встречу, в ходе которой обсудили ряд вопросов относительно двусторонних турецко-американских отношений, а также ситуации в Сирии. В частности, стороны согласовали дорожную карту по Манбиджу – району на севере Сирии, который является главным противоречием Вашингтона и Анкары. Стороны отметили, что им еще предстоит работа по выводу курдских формирований, и что реализация данной дорожный карты займет приблизительно полгода.
Что касается отношений со странами Европы и Евросоюза в частности, то они осложняются на фоне проводимых в стране выборов. Европа уже не раз заявляла о том, что Турция не соответствует европейским стандартам, а накануне проведения голосования антитурецкая риторика усилилась вдвойне. И хотя существенных нарушений в ходе проведения выборов выявлено не было, наблюдатели ОБСЕ постоянно акцентировали внимание на неравном положении кандидатов, а также на том, что голосование проходило в период действия в стране режима ЧП. Современная Европа желает видеть у власти в Турции более лояльного Западу кандидата и боится последствий вступления в силу изменений Конституции страны, которые призваны укрепить власть президента, а также усилить консерватизм и националистические настроения в турецком обществе. В настоящий момент переговоры Турции о вступлении в ЕС находятся на грани срыва, и эти слова подтверждаются официальными источниками. Так, например, в Совете ЕС заявили о том, что Турецкая Республика с каждым днем все дальше отдаляется от Евросоюза и поспешили напомнить о приостановлении работы по модернизации таможенного союза между сторонами, о невыполнении Турцией необходимых критериев для присоединения к ЕС, а также о недемократическом режиме, господствующем в стране. В то же время разрывать контакты с Турцией навсегда Европа не намерена. Евросоюз заинтересован в Турции с точки зрения сокращения потока мигрантов, поэтому заявил о готовности выделить 3 млрд. евро для борьбы с миграционным кризисом. Турция, в свою очередь, заявила о несправедливом отношении к ней со стороны Европы, а президент страны и вовсе призывал свой народ «преподать урок» Западу на июньских выборах, тем самым только усиливая и без того растущую напряженность в двустороннем взаимодействии.
Также Турция продолжает укреплять позиции на Ближнем Востоке. Объектом воздействия Турецкой Республики, как и всегда, является Сирия. Так, в соответствии с вышеупомянутой дорожной картой, турецкие военные вошли в Манбидж, заняв окраины города. Помимо этого, премьер-министр государства заявил о намерении Турции создать новую зону безопасности, протяженность которой будет проходить от северной части Сирии и Ирака до границ Ирана. Также в июне Р.Т.Эрдоган объявил о начале новой операции в Ираке в горах Кандиль, где сосредоточены курдские формирования, однако, если учитывать тот факт, что курды периодически подвергаются обстрелам Турции на протяжении уже нескольких месяцев, то данная операции была начата уже давно, а сейчас просто приобрела официальный статус. Что касается международного сотрудничества по вопросу сирийского урегулирования, то 18-19 июня в Женеве прошли консультации, нацеленные на создание конституционного комитета, в которых приняли участие страны-гаранты перемирия Россия, Турция, Иран, а также спецпредставитель генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура, однако ввиду противоречий, в том числе по вопросу состава конституционного комитета, каких-либо существенных результатов достичь пока не удалось.
Внутриполитическая обстановка
Центральным событием месяца на внутриполитической арене стали президентские и парламентские выборы, которые состоялись 24 июня. Претенденты на пост главы государства избирались по системе простого большинства (50+1). В случае, если ни один из кандидатов не наберет нужного количества голосов, предусматривался второй тур, где должны были участвовать два кандидата, набравшие самый высокий процент в первом туре. Вопреки всем ожиданиям и предположениям о том, что действующий президент Р.Т.Эрдоган может не победить в первом туре голосования или не победить вообще, лидер государства одержал победу в президентской гонке. Несмотря на многочисленные оппозиционные митинги, прокатившиеся по Турции накануне решающего для страны дня, лидер Турецкой Республики набрал 52,6% голосов избирателей, в то время как его основной конкурент от Республиканской народной партии М.Индже получил 30,6%. Очевидно, что проведение досрочных выборов было нужно действующему руководству во многом для того, чтобы не позволить другим кандидатам и их партиям укрепить свои позиции до 2019 года (когда изначально планировалось проведение выборов), и данный план сработал. Далее по списку расположились С.Демирташ (Демократическая партия народов) – 8,4%, М.Акшенер (Хорошая партия) – 7,3%, Т.Карамоллаоглу (Партия счастья) – 0,9% и кандидат от Партии родины Д.Перинчек, получивший всего 0,2% голосов. М.Индже по завершении выборов заявил, что признает поражение, хотя и считает выборы не совсем честными. С одной стороны, победу Эрдогана действительно нельзя назвать слишком уверенной – он получил чуть больше половины от всех голосов, с другой – ему впервые за долгое время удалось добиться поддержки тех регионов, которые не стремились голосовать за него ранее, например, за Эрдогана свои голоса отдали многие жители Стамбула. При этом интересно, что в выборах, фактически призванных определить будущее Турецкой Республики, участвовало рекордное с 1987 года количество избирателей – 87%. Что касается реакции на результаты, то она была вполне сдержанной, причем как со стороны политиков, так и простых турецких граждан. Пока что в стране не наблюдается масштабных митингов и беспорядков, свойственных для эмоциональных и достаточно политизированных турок, как правило, требующих пересмотра результатов или проведения очередного этапа голосования. Исходя из этого можно заключить одно: турецкий народ выбрал именно Эрдогана. Однако действительно ли население поддерживает проводимый президентом курс или среди кандидатов на столь ответственную должность просто не было более достойных альтернатив – сказать сложно, ведь у действующего президента достаточно как противников, так и сторонников, но 24 июня решающий голос, очевидно, был за последними. Так или иначе, в среднесрочной перспективе Турцию ждут большие перемены, а сам президент теоретически сможет находиться у власти вплоть до 2028 года, продолжая осуществлять начатую им ранее политику по укреплению позиций Турецкой Республики на региональном и международном пространствах и вертикали власти внутри страны.
Что касается парламентских выборов, то победу на них одержал «Народный альянс», состоящий из Партии справедливости и развития и Партии национального движения – совместно они получили 53,7% голосов и 344 места в Меджлисе, что позволяет альянсу сформировать большинство. При этом у самой ПСР, получившей 42,6% голосов, в действительности будет меньше половины мест в парламенте – 295, а значит, что остальные 305 мест из 600 возможных займут союзническая ПНД (11,1% голосов) и оппозиционные фракции, в сумме получившие 45,6% голосов. Для Партии справедливости и развития ситуация в целом могла бы сложиться более успешно, однако учитывая конституционные реформы, предусматривающие переход к президентской республике по итогам выборов, функции парламента в значительной степени станут условными, а полнота власти будет сосредоточена в руках президента Турецкой Республики и по совместительству – председателя ПСР Р.Т.Эрдогана.
Экономическая ситуация
На внешнеэкономическом направлении, как и на внешнеполитическом, Турция стремится продемонстрировать свою независимость и самостоятельность. Так, например, министр экономики Турции объявил о введении против США пошлин на сумму в 300 млн. долл. Таможенные пошлины устанавливаются на 22 категории импортируемых из США товаров, в частности, на алкоголь, автомобили, табак и рис. Кроме этого, Турция заявила о том, что не станет приостанавливать торговое сотрудничество с Ираном из-за решения Соединенных Штатов ввести против государства санкции. Что касается энергетического сектора, то в то время как активно идет строительство «Турецкого потока», Турция запускает альтернативный Трансанатолийский газопровод TANAP, протяженность которого составила 1,85 тыс.км. Предполагается, что первые поставки газа в Европу начнутся в июне 2019 года.
На достаточно непростую внутриэкономическую ситуацию в стране повлиял исход выборов – лира, показатели которой в предвыборные дни были минимальными, возросла на 2% до 4,58 за доллар. Однако гарантий дальнейшего роста национальной валюты по-прежнему нет, а ситуация на рынках также оставляет желать лучшего. Более того, согласно данным турецкого статистического института TurkStat, индекс экономического доверия в Турции сегодня составляет 90,4 пункта, что является рекордно низким показателем за последние полтора года. При этом интересно, что такого рода экономическая нестабильность сопровождалась обещаниями Эрдогана вывести Турцию на новый уровень развития, соответствующий России и США. И хотя подобные заявления Эрдогана звучат слишком смелыми, сегодня правительству Турецкой Республики действительно пора ненадолго отвлечься от политической повестки дня, где уже появилась какая-то определенность, и заняться экономическими вопросами.
***
В июне Турция пережила одно из самых главных событий за последние несколько лет. Турецкая Республика выбрала президента, а также определила, какие партии будут представлены в парламенте. Результаты этих выборов, безусловно, окажут влияние как на внутриполитическую жизнь государства, так и на внешнеполитическую. И если с внутренней политикой все относительно понятно – Р.Т.Эрдоган, в последнее время известный своими националистическими настроениями, с наибольшей степенью вероятности продолжит политику дальнейшей консерватизации турецкого общества, начатую им несколько лет назад, то изменения на внешнеполитической повестке дня станут более значительными. Не стоит и пояснять, что эти изменения, скорее всего, коснутся отношений Турции со странами Запада, которые, очевидно, не слишком рады победе «диктатора» Эрдогана и его партии в президентской и парламентской гонках. Западу нужна демократическая и зависимая от него Турция, однако властные круги, как и большинство граждан Турецкой Республики, похоже, так не считают, и победа кандидата, нацеленного на усиление антизападных настроений – наглядное тому подтверждение.

В.Аватков, А.Сбитнева

Китай: июнь 2018 г. (дайджест)

Внешнею политику Китая за июнь можно охарактеризовать как активную во всех направлениях. Необходимо отметить продолжение расширения сотрудничества в российско-китайских отношениях и по линии ШОС, большую американо-китайскую повестку, проблемы портов в Шри-Ланке и Мьянме. Во внутренней политике обратить внимание на Коммунистический союз молодёжи Китая.

Внешняя политика
Россия – Китай

8 июня Президент России В. Путин насел визит в Китай. Встреча состоялась в преддверии саммита ШОС, стороны обсудили ряд важных вопросов. Москва и Пекин будут активно работать по сохранению формата СВПД (Совместном всеобъемлющем плане действий по иранской ядерной программе), сохранению суверенитета и целостности Сирии, продвигать мирное урегулирование в Афганистане и продолжать прикладывать усилия по мирному комплексному решению проблем Корейского полуострова.
Россия и Китай договорились, что в “условиях нарастающей в мире нестабильности и неопределенности стороны продолжат углублять консультации по вопросам стратегической безопасности, поддерживать интенсивный диалог между министерствами иностранных дел, наращивать двустороннюю координацию на профильных международных площадках”.
Перед самым началом визита президента России, Си Цзиньпин объявил имя первого лауреата высшей государственной награды Китая для иностранцев: ордена Дружбы КНР. Им ожидаемо стал президент России В. Путин.
Си отметил, “что среди глав мировых держав он (Путин) больше всех посещал Китай, он самый знакомый и уважаемый в Китае”. Также китайский лидер добавил, что “президент Путин для меня самый хороший и близкий друг”.
Росатом подписал с Китаем соглашения о сотрудничестве в сооружении двух новых энергоблоков Тяньваньской АЭС, а также строительстве третьего и четвертого блока АЭС Сюйдапу в провинции Ляонин. В дополнении Росатом будет участвовать в разработке китайского демонстрационного реактора на быстрых нейтронах.
28 июня Китайская национальная ядерная корпорация объявила открытый тендер для судостроителей на создание атомного ледокола. Считается, что Россия будет участвовать в данном тендере.
Многие эксперты считают, что Китай сможет использовать эти технологии при создании своего авианосца следующего поколения – авианосца Тип 003.
Арктическая стратегия Китая пока не имеет четких перечня целей. В Белой книге по развитию Полярного шелкового Пекин лишь обозначил свое обязательное присутствие в регионе.
На данном этапе у Китая в наличии только несколько малоразмерных кораблей и один гражданский ледокол, мощности которых явно не будет хватать для присутствия и исследования арктического региона. Сейчас КНР совместно с Финляндией разрабатывает крупный неатомный ледокол, спуск на воду, которого запланирован в 2019 году. Тогда же запланирована первая экспедиция в Антарктику.
На данном этапе китайцы проявляют интерес к проекту Полярного шелкового пути и обсуждают возможность китайского участия и инвестиций в несколько ключевых портов российского Севера.
Протестный кейс в России
По сообщениям российских СМИ китайской компании ООО “Международная инвестиционная компания Цзинье” отдали под вырубку участок в 200 млн. кубометров лесов в аренду на 49 лет. Стоимость контракта, на основании которого было продано право на осваивание лесов – 1, 260 млрд. рублей. Данный кейс уже вызвал негативную реакцию местных экологов и части местных жителей.
Ранее в мае акция против передачи китайским кампаниям участков леса под вырубку прошла в Улан-Удэ.
Саммит ШОС в Циндао
9-10 июня состоялся саммит ШОС в Циндао. В первые к стандартному набору участников полноправно присоединились две страны: Пакистан и Индия. По итогам саммита была принято 17 документов, таких как: План действий на 2018-2022 годы по реализации положений Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов ШОС, документ об утверждении Программы сотрудничества государств-членов ШОС в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму на 2019-2021 годы и ряд других.
В конкретной плоскости принятые документы направлены на дальнейшее упрощение таможенных процедур и формальностей. Состоялся запуск Китаем кредитной линии на 5 млрд. долларов США в рамках межбанковского объедение ШОС.
Проблемы Южно-Китайского моря
В начале июня Министр обороны США Д. Мэттис во время “Диалога Шангри-Ла” представил новую стратегию США в Индо-Тихоокеанском регионе. Согласно этой стратегии, единственным противником США в регионе является Китай, проводящий “политику запугивания и милитаризации”. В “наказание” США отзывают свое приглашение Пекину к участию в крупнейших военных учениях в регионе RIMPAC. Спикер Министерства обороны США добавил, что отзыв приглашения также связан с милитаризацией спорных территорий со стороны КНР.
Здесь необходимо отметить, что в этом году впервые в качестве полноправного учениях RIMPAC примет участие Вьетнам
Продолжая тему выступлений на площадке “Диалога Шангри-Ла” нужно обратить внимание на слова премьер-министра Н. Моди, который в своей речи похвалил КНР, выразив мнение, что Азию ждет светлое будущее, если Индия и Китай будут работать вместе.
27 июня Си Цзиньпин встретился с Министром обороны США Д. Мэттисом. Си выразил мнение, что Китай не отдаст “ни пяти земли”, спорных территорий, которых КНР рассматривает как свои. По результатам переговоров, Мэттис отметил, что его встреча с Си прошла “очень и очень хорошо”.
Новоизбранный премьер Малайзии Махатхир Мохамад предложил формулу для решения проблемы Южно-Китайского моря. Отметив тот факт, что увеличение количества военных кораблей только усугубляют ситуацию, 92-летний политик предложил совместный патрули спорных территорий. В противном случае все это может привести к войне, “которую никто не хочет”.
В конце мая США снова послали два корабля в зону спорных островов. В начале июня США направили бомбардировщиков B-52 для пролета над акваторией вблизи архипелага Наньша. Обе акции Пекин охарактеризовал как провокации.
США – Китай
15 июня Д. Трамп, выполняя обещания, данные ранее (см. дайджест за май 2018 года), ввел 25 процентный налог на перечень китайских товаров на общую сумму 50 млрд. долларов США. Тарифы начнут действовать с 6 июля. В ответ на это, Пекин ввел ограничения на тождественную сумму.
Несколько позже, 18 июня, Д. Трамп разъяснил свои меры в обращении, опубликованном на сайте Белого Дома. Д. Трамп вводил тарифы, с целью пересмотра Китаем своей “несправедливой торговой практики”. Вместо ожидаемых американской стороной изменений, Китай отвечает, по словам президента, не правительству США, “а фермерам и рабочим, которые ничего плохо не сделали”.
Важно отметить дискурс Трампа, США справедливо вводит тарифы – Китай же наказывает ни в чем не виноватых рабочих и фермеров. И поэтому (в защиту своих граждан) президент поручил торговому представителю США обозначить список товаров на 200 млрд. долларов США для дополнительных тарифов в 10 процентов.
Защита именно рабочих мест становится одним из ключевых предлогов для введения торговых тарифов.
Несколько позже был опубликован 36-страничный доклад Белого Дома “Как китайская экономическая агрессия угрожает технологиям и интеллектуальной собственности США и всего Мира” (How China’s Economic Aggression Threatens the Technologies and Intellectual Property of the United States and the World).
В нем достаточно сжато, но одновременно подробно рассматриваются практики китайского правительства, которые по мнению авторов доклада, используются для незаконного овладения технологиями США и использования их в целях развития экономики и военного сектора Китая (краткий обзор в виде таблицы дан на странице 21).
Особое внимание стоит обратить на раздел “нетрадиционного сбора информации”, где под подозрения в шпионаже попадают все лица китайской национальности, работающие в технологическом секторе или проходящие обучения в американских учебных заведениях. По данным доклада китайское правительство имеет широкий пул инструментов для и имеет возможность стимулировать своих граждан для сбора информации начиная от поощрения, заканчивая угрозами.
Кроме этого уже традиционно описаны инструменты покупки передовых американских компаний, кибершпионажа, кражи интеллектуальной собственности и т.д.
В докладе также приведена выдержка из слушаний Комитета по разведке Сената США от февраля 2018 года. Сенатор. М. Рубио задал вопрос директору ФБР К. Рею по поводу рисков национальной безопасности, связанных с китайскими студентами. Тот ответил, что почти в каждом городе, где у ФСБ есть представители, было замечено использование нетрадиционных методов сборов информации, особенно в академической среде. Далее Рей добавил, что, по его мнению, угроза идет не только от правительства Китая, но и от всего общества, и что США нужно отвечать не правительству, а обществу.
Кроме этого нужно обратить внимание на проблему китайских инвестиций, точнее на возможные их государственные ограничения. Комитет по иностранным инвестициям в США (CFIUS) может получить право запрещать инвестирование ряду лиц. Это значит, что возможным инвесторам могут отказать по политическим причинам. Что означает удар по экономикам обоих стран, но прежде всего по США.
Пока Д. Трамп не собирается вводить ограничения по инвестициям, хотя существует информация, что президент рассматривает возможность ограничений на китайский инвестиций в более чем 1000 американских компаний. Ранее (см. дайджест за апрель) уже было отмечено падение китайских инвестиций в США по причинам, никак не связанных с экономикой.
3 июня Бывший сотрудник Разведывательного управления Министерства обороны США Рон Рокуэлл Хансен был арестован по обвинению в шпионаже в пользу Китая.
ZTE
Группа сенатор от обеих партий пытается заблокировать сделку президента Д. Трампа и ZTE, согласно которой с компании снимались ранее введенные ограничения (запрет на приобретение технологий в США в течении 7 лет) в обмен на выплату штрафа в 1 млрд. долларов США.
Китай – Северная Корея
После достижения договоренностей между США и КНДР в Сингапуре, лидер КНДР “по традиции” отправился в Пекин, на переговоры с Си Цзиньпинем. По итогам двухдневного визита стороны объявили о полном взаимопонимании по договоренностям, достигнутым в Сингапуре.
В это время, стоит отметит попытку противников договоренностей с КНДР повлиять на общественность и правительство США. Разведка США под конец месяца опубликовала документ, в котором, ссылаясь на неназванных официальных лиц, указала, что Северная Корея нарастила производство топлива для ядерного оружия.
Китай – Шри-Ланка
Нью-Йорк Таймс (NYT) опубликовало расследование вокруг роли Китая и глубоководного порта Хамбантота на территории Шри-Ланки, который китайцы получили в аренду на 99 лет.
В расследовании в частности указывается, что правительство президента Сирирсена вынуждено было подписать договор о сдаче порта в аренду, ввиду невозможности выплаты тех кредитов, которые были получены от китайцев предыдущим президентом.
В итоге китайцы получили порт с возможностью заводить военные корабли, но только с разрешения правительства.
В данном расследовании необходимо выделить еще несколько важных моментов: во-первых – выдавая кредит, китайцы ставили условия передачи тендера одной компании. И это не частный пример, а общая практика проектов Пояса и Пути.
Во-вторых, китайцы поставили условия получения информации о судах, заходящих в порт.
В-третьих, китайцы вкладывались в президентскую кампанию Раджпаксы (предыдущего президента, который и получал китайские кредиты).
В конце июня официальная Шри-Ланка заявила, что порт не может использоваться для военных целей и все происходящее находится под контролем.
Китай – Мьянма
Китай обозначил список инфраструктурных проектов для экономического коридора Китай-Мьянма. Идея экономического коридора была впервые выдвинута в конце прошлого года министром иностранных дел КНР Ван И. Началом коридора должна стать граничащая с территорией Мьянмы китайская провинция Юньнань, далее через Мандалай до порта Чаупхью в штате Ракхайн с ответвлением на юг до крупнейшего города страны Янгона. В Чаупхью, помимо глубоководного порта, китайцы намерены создать специальную экономическую зону.
Сам проект выгоден, как и правительству Мьянмы (создания и модернизация инфраструктуры), так и Пекину (выход в Индийский океан минуя Малаккский пролив).
Однако ситуация может усугубиться дальнейшим расколом Мьянмы. Не секрет, что во время столкновений в Кокане китайские националисты говорили о “страдающих соотечественниках”. Используя проекты, Китай не только улучшить жизнь местных жителей, но и продемонстрирует реальную помощь зарубежным соотечественникам. Как следствие негативным последствием этого проекта может стать дальнейшее расширение зависимости этих территорий от Китая.
Отдельно стоит выделить проект глубоководного порта в Чаупхью. Как и в случае с портом на Шри-Ланке существует вопрос о военном использовании данного порта. Однако правительство Мьянмы заверило, что подобное развитие событий маловероятно.
Китай – Вьетнам
В минувшем месяца во Вьетнаме прошли протестные акции антикитайской направленности. Основная причина – сдача в аренду земли китайским инвесторам на 99 лет.
Однако в данной ситуации скорее нужно смотреть на сопровождение протестов информационной составляющей, то, какие именно сюжеты и какие мнения по данному вопросу доминируют в информационном пространстве. Сам протест можно не рассматривать как субъект, а скорее повод оказать давление на вьетнамские круги работающих с Китаем и тех китайцев, что работают в стране.

Внутренняя политика
Тайвань

Неназванный мозговой центр в Тайване предложил отдать в аренду США один из тайваньских остров. Это может стать новой точкой напряжения в американо-китайских отношениях.
Еще одним таким поводом может стать открытие нового комплекса зданий американского представительства на Тайване, Американского Института на Тайване, де-факто – американского посольства.
Сам институт существовал еще с 1979 года, когда американцы признали политику одного Китая и закрыли официальное представительство на острове. Институт выполняет все функции посольства, а администрация Д. Трампа не исключает появления американских военных для охраны комплекса.
На открытии присутствовала президент Тайваня Цай Инвэнь помощник госсекретаря США по вопросам образования и культуры Мари Ройс и глава Института Джеймс Мориарти.
Комитет по вооружённым силам Сената США принял билль, в котором призвал Пентагон отправить военные соединения США для участия военных учениях Тайваня.
Коммунистический союз
Во внутренней политике необходимо выделить повышение значимости Коммунистического союза молодёжи Китая и лично его нового руководителя 49-летнего Хэ Цзюнькэ, который занял кресло министерского уровня (самый молодой на подобной позиции).
Коммунистический союз молодёжи Китая выступает кузницей кадров для китайского руководства и базой для клана “комсомольцев”. Однако в новой политической реальности Си Цзиньпина роль организации несколько снизилась, когда личная лояльность “ядру партии” стала играть большую роль, чем возраст.
Однако, судя по всему, теперь стоит более внимательно следить за продвижением кадров, лояльных Си по иерархии этой структуры.
2 июня, бывший заместитель председателя Комитета по делам развития и реформ провинции Ляонин Ван Яньдун был исключен из КПК и уволен с государственной службы. Было установлено, что Ван Яньдун серьезно нарушал партийную политическую дисциплину и препятствовал внутрипартийному расследованию.
Китайские банки стали предоставлять специальные более выгодные кредиты для членов коммунистической партии КНР. Таким образом, данный факт становится очередной частью линии китайского правительства на создания всекитайской системы социального кредита, где лояльное отношение к государству поощряется, а нелояльное – наказывается.

***
В российско-китайских отношениях несомненно нужно указать на визит президента России в Китай. Стороны выступили совместной четкой позицией по Ирану, Северной Корее, Афганистану, Сирии. Москва и Пекин в очередной раз продемонстрировали высокий уровень понимания и взаимодействия, что, по сути, является ядром дальнейшего развития формата ШОС.
Прошедший Саммит ШОС в Циндао часто рассматривается в связке с параллельным заседанием G7 в Квебеке. Как отмечают многие наблюдатели, ШОС демонстрирует единство на фоне противоречий внутри “семерки”. Однако необходимо отметить, что в этом случае большую роль играет контраст: разочарование в конфликте внутри семерки и определенная “стабильность и движение вперед” стран-членов ШОС.
Привлекательность ШОС в данный момент может сильно прирасти только на фоне неспособности “семерки” договориться, а если смотреть шире, противоречий между США и другими странами Запада. И именно способность выстроить контакты и физическое присутствие ШОС как простой альтернативы структурам Западных стран, становится некоторым драйвером привлекательности и фактором ускорения работы внутри организации.
Важный месседж, который необходимо отметить в американо-китайских отношениях – противостояние уже вышло за пределы государств – “торговая война” становится тотальной, плавно перетекать в межобщественный конфликт, в ту форму, которую необходимо было избегать всеми возможными силами. Конфронтацию между правительствами и отдельными компаниями в плотном информационном потоке и в ускорившемся социальном времени было бы забыто достаточно скоро. Теперь же конфликт необходимо рассматривать на новой стадии – противостояния обществ. Президент США и директор ФСБ уже открыто рассматривают конфликт как противостояние обществ, а значит стороны уже вряд ли смогут выйти из него с минимальными издержками.
Однако и на этом этапе необходимо искать “стоп-кран”, по сколько противостояние может перейти на уровень идей обществ, когда основополагающие ценности одного общества будут рассматривать как невозможные или враждебные другому обществу, то есть переход на четкое разделение “друга-врага” по К. Шмитту.
Другой месседж – это проведение переговоров между США и Китаем на различны уровнях, констатация понимания сторонами позиций друг друга, характеристика переговоров как “очень и очень хороших”, а отношений между лидерами – прекрасными. А по факту отсутствие договоренностей и продолжающиеся движение в сторону расширение и углубления конфронтации.
Данная тенденция может обозначать, как и отсутствие идей, которые могли бы вывести стороны из конфликта, как и нежелание идти на реальные уступки друг другу. Кроме того, из сообщений президента США Д. Трампа можно сделать вывод либо о нежелании открыто признать конкурента конкурентом или же неким символическим тупиком, когда наличествующая система мышления уже не совпадает с реальностью (в определенной степени кризис Большого Другого).
Третий месседж, дальнейшее расширения конфликта, закрепления официального ввода проблематики китайских инвестиций в американскую экономику, а также “нетрадиционных сред” как сбор информации студентами, работниками, преподавателями. Эта тенденция негативно отразится на науке в целом, межгосударственном и межличностном сотрудничестве.
Четвертый – ввод и закрепления таких понятий как “кража” в отношении китайского правительства в официальных документах. Это может вывести из поля “легитимного” китайское правительство и поставить под вопрос его законность, а значит и основание официальных отношений с ним.
Все эти факторы, в независимости от их дальнейшего развития, введут стороны лишь к большей конфронтации.
Важно отметь, что в начале месяца ЕС инициировал в ВТО спор с Китаем по интеллектуальной собственности, что в целом должно только усилить давление на практику лицензирования в КНР.
Уход Тортон в такой важный период (переговоры с КНДР, “торговая война” с Китаем, проблемы Южно-Китайского Моря) может свидетельствовать о разногласиях в рядах людей, которые проводят азиатскую политику администрации Д. Трампа. Это, в свою очередь, может играть на руку китайской дипломатии с одной стороны, но с другой, вести вносить непонимание в уже и так запутанную ситуацию с анализом решений Вашингтона.
В вопросе Северной Кореи нужно еще раз отметить четкую взаимосвязи северокорейского и американо-китайского трека. Заключенные договоренности в Сингапуре выглядят “слишком размытыми”, что может привести к пересмотру или отказу одной стороны от обязательств исторического саммита.
Для Пекина данный договор обернулся победой только в определенной степени: несмотря на очевидное снижение уровня конфронтации, приезды Кима на “консультации к старшему брату”, достигнутые договоренности нельзя рассматривать как прочные. К тому же вновь, на фоне падения уровня напряжённости северокорейской конфронтации, обостряются проблемы Южно-Китайского моря, которые одним договором решить не получится.
В контексте происходящих событий, также необходимо отметить фразу Д. Трампа в Twitter от 17 июня, где он назвал совместные американо-южнокорейские военные учения провокацией. Этот кейс интересен в рассмотрении ситуации в Южно-Китайском Море, где пройдут крупнейшие учения США в регионе.
В контексте проблемы Южно-Китайского моря, американо-китайских отношений, четверки “Quad” и саммита ШОС Индия не будет занимать определенную позицию. Дели будут использовать положения того, что и США видят Индию как центральную фигуру в своей Индо-Тихоокеанской стратегии, и Китай рассматривает Дели, как серьезного и ключевого игрока. Об этом в частности свидетельствует создание площадки неформального саммита двух лидеров, первый из которых прошел в Ухане.
Хотя и между Китаем и Индией поле противоречий только шириться (теперь к ним добавилась ситуация с Шри-Ланкой), сторонам пока удается находить взаимопонимание.

П. Прилепский