«Белые Каски»: токсичная политическая химия

Химическое оружие – новый старый тренд в международных отношениях. Если не получается политически и экономически повлиять на третье государство, то его обвинить его в применении химического оружия или в пособничестве и покрывании другого государства, которое применяет химическое оружие. Это позволит получить Casus belli для любых начинаний: санкций, интервенций. И самое главное: простые люди не смогут определить использовалось ли химическое оружие, кем и с какой целью. А эксперты, далеко не всегда объективны и непредвзяты в своих исследованиях: на них можно повлиять, надавить и продавить нужные выводы, особенно когда это осуществляют финансирующие их институты и организации.
В связи с этим, интересными являются опубликованные в начале июля «предварительные» доклады Организации по запрещению химического оружия: один от 2 июля 2018 года, касающийся утверждений о применении химического оружия в Аль-Хамадании (Сирия, 30 октября 2016 года) и Карм Аль-Тарраб (Сирия, 13 ноября 2016 года) и второй доклад от 6 июля 2018 года по установлению фактов в отношении утверждений о применении химического оружия в Думе (Сирия, 7 апреля 2018 года). Собственно, сам мандат и причины привлечения экспертов из ОЗХО – достойны уважения: «установить факты, связанные с утверждениями о применении токсичных химических веществ, по сообщениям, хлора, в Сирийской Арабской Республике». Мандат организации был выдан в 2014 году, а доклад, посвященный расследованию событий 2016 года, опубликован лишь в середине 2018 года. Разница во времени заставляет задуматься, насколько чистыми были экспертизы ОЗХО на самом деле. Все это создает многочисленные вопросы к их деятельности.
При этом результат опросов и лабораторных экспертиз гласит, что мониторинговая миссия «не может уверенно определить, было ли какое-либо конкретное химическое вещество использовано в качестве оружия при инцидентах, происходивших по соседству с Аль-Хамадании и в районе Карм Аль-Тарраб». Лица, которые по сообщениям тех же «Белых касок» подверглись нападению со стороны преступного режима Асада, «могут в некоторых случаях подвергаться воздействию какого-либо непостоянного, раздражающего вещества». Какого воздействия, в каких случаях, насколько непостоянного, какого раздражающего эффекта? Ответов нет. При этом подчеркивается, что мандат организации (истекший в 2017 году) не предполагает определения того, «кто несет ответственность за предполагаемые нападения», а «Миссия по установлению фактов ранее с «высокой степенью уверенности» подтвердила использование хлора, серной горчицы и Зарина в качестве оружия».
Не даром, официальный представитель Министерства иностранных дел России М.В. Захарова в брифинге от 12 июля назвала доклад «просто дешевая фантастика». Во время выступления перед журналистами она поставила много провокационных вопросов, на которые нет ответа. Частные случаи менее важны, в отличие от общей цепи событий, которая тянется уже довольно долгое время.
Российское и сирийское правительства чаще всего слышали обвинения в применении химического оружия именно от «героических» и «самоотверженных» «Белых касок». Тем не менее, представители именно этой организации были уличены в инсценировках применения химического оружия сирийскими правительственными силами против собственного мирного населения. Последняя, апрельская провокация в итоге была разоблачена экспертами Министерства обороны России. Были найдены люди, которые якобы стали жертвами применения отравляющих веществ. Поэтому, говоря о «Белых касках», как о гуманитарной и «независимой» организации, в первую очередь необходимо рассмотреть вопрос их финансирования. 4 мая 2018 года, по сообщению американского CBS Госдепартамент заморозил финансирование «белокасочников. При том, что примерно треть бюджета организации состоит из помощи Белого дома. США аргументировали такой шаг «пересмотром» финансовой политики «Белых касок».
Спустя всего неделю, Эд Ройс, глава комитета по международным делам палаты представителей США призвал президента Трампа вернуться к финансированию «стабилизации». А спустя еще примерно месяц, 14 июня, Госдепартамент объявил о возобновлении финансировании «Белых касок»: им было выделено 6,6 млн долларов. Первый вопрос, который возникает к организации и к США, как можно считать эту неправительственную организацию «гражданской обороны» беспристрастной, нейтральной и собственно неправительственной, при выделении таких значительных объемов средств. Далее вопрос о финансовой помощи «независимой» организации следует задать британской стороне, которая заявила, что поддержит «Белые каски» в период, когда американцы от них отвернулись, также как делали это и ранее: с 2012 по 2015 года Министерство иностранных дел Великобритании выделило 15 млн фунтов, увеличив к октябрю 2016 года финансирование до 32 млн фунтов.
При этом у самих «Белых касок», в разделе, посвященном Уставу организации, перед текстом присяги черным по белому прописано, что они «команда, которая действует нейтрально, беспристрастно и из гуманитарных соображений». «Организация не заявляет о своей приверженности какой-либо политической партии или группе… Мы служим всему народу Сирии – мы из народа, и мы за народ».
Сами «белокасочники», когда правительственная армия освобождала города, уходили, эвакуировалась вместе с боевиками в другие неподконтрольные Дамаску провинции. Получается, что это не просто «организация гражданской обороны», которая помогает сирийцам, но противники президента Асада, преследующие политические цели, что напрямую противоречит их собственному уставу.
В середине июля (начиная с 20-го числа) в российских и западных средствах массовой информации начала публиковаться информация, что «Белые каски» были эвакуированы из Сирии вместе с членами их семей. И это произошло в тот период, когда начался процесс возвращения сирийцев из-за рубежа, для того, чтобы они могли вернуться в родные города и селения; когда был создан Российский центр приема, распределения и размещения беженцев; когда сирийскому народу как-никогда нужна помощь и поддержка, в первую очередь гуманитарная. В то же время, Москва и Париж договорились о поставке французской гуманитарной помощи в Сирию. Из Франции около 50 тонн помощи было доставлено на авиабазу Хмеймим российским грузовым самолетом Ан-124 «Руслан». Таким образом, в тот период, когда война в Сирии с террористами движется к своему логическому завершению, когда многие противники сирийского режима массово складывают оружие, чтобы заняться восстановлением страны, при всем при этом, «Белые каски», всегда заявлявшие о своей приверженности помощи сирийскому народу, тайно бегут из страны. А Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини даже заявляет о том, что ЕС принял в этом активном участие. Т.е. Брюссель гордится тем, как они поступили. Израиль, по заявлению премьер-министра Б. Нетаньяху, пропустил «Белые каски» по просьбе президента Трампа и премьер-министра Трюдо; Иордания, по сообщениям СМИ со ссылкой на официального представителя МИД королевства Мухаммеда Аль-Каеда, временно приютила членов организации по просьбе ООН.
Еще возникает вопрос: зачем «волонтеры» находились в эпицентре боевых действий (в том числе на территории под контролем террористов) со своими семьями, и почему, они бегут в США, Канаду и европейские страны, если себя они называют сирийцами? Может и не было никакой гуманитарной ценности в этой организации? А сейчас просто возникла критическая ситуация, когда «белокасочники» не справились с возложенными на них целями и задачами, и их решили тайно вывести, как агентов спецслужб или диверсионной ячейки. Эвакуировать, чтобы не жертвовать ими.
Уже в августе «Белые каски» вновь заявили о себе в Сирии. По информации руководителя Центра по примирению враждующих сторон, они привезли с собой груз отравляющих веществ.
В конце августа, официальный Дамаск обвинил «Белые каски» в похищении 44 детей, которые могут быть использованы в последующих провокациях с химическим оружием. Одна из которых уже готовится и будет осуществлена в ближайшие дни. Сценарий стандартен: Запад обвинит Дамаск в применении химического оружия против собственного мирного населения, что приведет к эскалации конфликта. США и их союзники получат официальный повод для прямой агрессии против Сирии и обвинят Россию в пособничестве режиму Асада.
Все заявления России о готовящейся провокации Запад проигнорировал. Вероятно, по причине прямой заинтересованности в обострении ситуации. Все это происходит на фоне усиливающегося информационного давления из-за «новых вскрывшихся фактов» об инциденте в Солсбери. Даже на заседании Совета Безопасности ООН по Сирии, когда Россия представляет миру доказательств о готовящейся провокации с химическим оружием в Идлибе, Великобритания продолжает сыпать бездоказательными обвинениями и некими появившимся доказательствами по делу отравления Скрипалей, которое произошло полгода назад. Подобная информационная шумиха позволяет, например, США перенести внимание от усиления своей морской и воздушной группировки в регионе, которая может быть использована, в том числе, и для нанесения ракетного удара, как только будет объявлено о «виновности» Дамаска.
Предстоящее развитие ситуации представляется крайне мрачным. «Белые каски», даже буду уличенными, от провокаций никогда не отказываются. В Сирии это основная их задача, и провокации будут продолжаться до тех пор, пока у Запада будет интерес в этом регионе. Для США и союзников сфальсифицированные обвинения в применении химического оружия ничем не хуже реальных фактов. Принцип американской исключительности, как они считают, дарует им право карать всех несогласных с интересами и политикой США, проводить гуманитарные бомбардировки и ракетные удары по складам с химическим оружием и военным базам, прикрываясь понятиями демократии и прав человека. И это происходит в то же время, когда американские ВВС осуществляют бомбардировки фосфорными зажигательными боеприпасами.
Таким образом, можно сделать вывод, что химические провокации – один из способов осуществления Западом своей внешней политики. Это приводит не только к дальнейшей эскалации сирийского конфликта, но и усиливает санкционное давление на Россию. Эстафетная палочка химических провокаций уже была передана Великобритании. Инциденты в Солсбери и Эймсбери – лишь начало, верхушка айсберга, с которым России предстоит столкнуться. Нужно быть готовыми к тому, что британская разведка и спецслужбы могут и практикуют провокации не только у себя в стране, но и за рубежом. Подводя итог, российской стороне надо оставаться внимательной и быть готовой открыто заявлять о готовящихся акциях с применением химического оружия, а также препятствовать их осуществлению всеми возможными средствами.

Д. Крылов

Аналитический доклад. Российско-иранская встреча в контексте развития взаимодействия в треугольнике Россия-Турция-Иран

Президенты России, Турции и Ирана Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган и Хасан Роухани в пятницу, 7 сентября, проведут в Тегеране третий саммит по сирийскому урегулированию. Первая такая встреча в трехстороннем формате состоялась 22 ноября 2017 года в Сочи.

Как заявлял журналистам помощник президента России Юрий Ушаков, в ходе нынешней встречи президенты трех стран уделят большое внимание ситуации вдоль зоны деэскалации в провинции Идлиб, а также проблеме ожидаемых провокаций по инсценировке применения Дамаском химического оружия.

Саммит 7 сентября начнется со вступительных заявлений трех президентов в присутствии прессы, затем дискуссия продолжится в закрытом режиме. По итогам Путин, Роухани и Эрдоган примут совместное заявление, а также выступят перед представителями прессы со своими оценками состоявшегося обсуждения.

По словам Ушакова, Тегеран станет также площадкой для двусторонних переговоров. После трехстороннего саммита глава российского государства проведет отдельные встречи с Эрдоганом, Роухани и духовным лидером ИРИ аятоллой Хаменеи.

Напомню, что накануне состоялась первая межпарламентская встреча России и Ирана под председательством Вячеслава Володина и Али Лариджани. В четверг свою работу начала Комиссия по сотрудничеству между Государственной Думой и Меджлисом Исламской Республики Иран. Данная Комиссия появилась в результате подписания регламента о ее создании в ходе официального визита председателя нижней палаты парламента России в Иран 8-9 апреля 2017 года.

Центр востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии при поддержке Политаналитики представляет доклад «Российско-иранская встреча в контексте развития взаимодействия в треугольнике Россия-Турция-Иран».

RF-TR-Iran

Китай: июль-август 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика за июнь и август традиционно характеризуется как активная. В российско-китайских отношениях отмечается дальнейшее сближение, продолжается торговый конфликт между США и Китаем, а Малайзия приостанавливает работу китайский компаний по реализации ряда инфраструктурных проектов. Во внутренней политике необходимо отметить новые меры борьбы с уйгурским сепаратизмом и религиозные ограничения для мусульман и буддистов. Важным видится очередной арест высокопоставленного офицера НОАК.
Россия-Китай
Китайские военные примут участия в российских военных учениях “Восток-2018”, которые пройдут на полигоне Цугол в Забайкальском крае с 11 по 15 сентября 2018 года. Это приглашение можно рассматривать как новый этап доверия между странами и возможное дальнейшее расширение военного сотрудничества.
В 2018 году завершилась программа сотрудничества регионов Восточной Сибири Дальнего Востока России и Северо-Востока Китая на 2009–2018 годы. Достигнуты достаточно скромные результаты, ряд проектов так и не был реализован. С другой стороны, был получен ценный опыт и выработаны эффективные механизмы сотрудничества, которые можно использовать в новом договоре. Его подписание может состояться уже на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) во Владивостоке 11–13 сентября, который впервые посетит Си Цзиньпин.
Этот же опыт может быть использован в проектах перекрестного межрегионального сотрудничества России и Китая в 2018-2019 годах.
15 августа 2018 год состоялась встреча Владимира Путина с членом политбюро ЦК Коммунистической партии Китая Ян Цзечи. Из-за закрытости подобного рода встреч, информации о ходе переговоров и принятых решениях очень мало. Однако из открытой части в этот раз стоит отметить то, что Ян Цзечи отметил в позитивном ключе увеличения количества встреч между первыми лицами России и Китая. Из этого можно сделать вывод, что серьезна расширилась и повестка для обсуждения.
США-Китай
Шпионаж, кибератаки, Институты Конфуция
В минувшие два месяца США обвинили власти Китая в использовании проекта “Пояс и Путь” для слежки за иностранными правительствами и компаниями. По заявлению Вашингтона, атакам подверглись Беларусь, Мальдивы, Камбоджа, ряд министерств иностранных дел стран Европы, а также некоторые международные неправительственные организации.
Кроме этого США обвинили неназванную китайскую компанию в организации взломала частного сервера Хиллари Клинтон, когда та занимала должность госсекретаря. В Вашингтоне считают, что таким образом эта кампания получила доступ практически ко всей находящейся там информации.
Внутри США продолжается кампания по борьбе с “китайским влиянием”. Университет Северной Флориды в Джексонвилле объявил о намерении закрыть институт Конфуция, открытый в 2014 году.
Financial Times пишет, что некоторые кибератаки, зафиксированные в последние месяцы, могли произойти с адресов китайского университета Цинхуа.
Демократическая партия США призвала демократов, которые намерены участвовать в ноябрьских промежуточных выборах в Конгресс, не использовать смартфоны китайских производителей ZTE и Huawei. Ранее австралийские власти отказались от использования оборудования 5G Huawei, из-за возможной угрозы шпионажа.
Торговый конфликт
11 июля администрация президента США решила ввести новые пошлины на товары из Китая на сумму 200 млрд. долларов США. Тем не менее американские власти рассчитывают продолжать переговоры с Пекином. Несколько позже Президент США Дональд Трамп заявил, о том, что он готов к введению пошлин на товары КНР объемом в 500 млрд. долларов США, то есть почти на весь экспорт Китая в США.
21 июня Министр финансов США Стивен Мнучин отметил, что Вашингтон готов к торговому соглашению с Пекином, при условии, что китайские власти поменяют свой подход к торговле.
“Мы хотим, чтобы они (китайские власти) играли по правилам. Это означает отсутствие принудительной передачи технологий, совместных предприятий и предоставление нашим компаниям возможности честно конкурировать”. И добавил, что к условиям соглашения “также относится защита американской интеллектуальной собственности”.
В это же время власти США принимают действия к смягчению последствий торгового конфликта. Правительство США планирует выделить 12 млрд. долларов США в качестве помощи пострадавшим фермерам из-за торговой войны.
В начале августа на встрече Главы МИД КНР Ван И с Госсекретарем США Майком Помпео никаких результатов достигнуто не было. Стороны обсудили ряд вопросов и заявили лишь о “согласии по ряду вопросов”.
08 августа Офис торгового представителя США Роберта Лайтхайзера опубликовал список китайских товаров, которые попадают под пошлины в 25 процентов. Список содержит товары с объемом поставок на 16 млрд. долларов США в год.
В ответ Китай введет пошлины на американские товары объемом в 16 млрд долларов США. Это произойдет одновременно с введением Вашингтоном пошлин.
16 августа Президент США Дональд Трамп заявил, что Пекин не смог предложить Вашингтону приемлемых условий для заключения торговой сделки, добавив, что в переговоры между США и КНР продолжаются. По сообщению The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники Вашингтон и Пекин могут провести несколько раундов торговых переговоров для снижения напряженности в экономических отношения двух стран.
23 августа вступили в силу новые тарифные пошлины двух стран на сумму в 16 млрд. долларов США.
24 августа Заместитель министра коммерции Китая Ван Шоувэнь встретился с Заместителем министра финансов США по международным делам Дэвидом Малпассом. Судя по заявлениям сторон, переговоры не привели ни к каким договоренностям. Это могло стать причиной того, что через два дня Президент США Дональд Трамп заявил, что “сыт по горло” внешнеторговой политикой Китая, о чем он якобы сказал своим советникам в Белом доме. По словам президента США, КНР давить на него перед ноябрьскими промежуточными выборами.
И наконец, по сообщениям агентства Bloomberg, 30 августа Президент США Дональд Трамп планирует ввести дополнительные пошлины на товары КНР на сумму в $200 млрд долларов США. Трамп хочет ввести новые пошлины против КНР после 6 сентября, однако окончательного решения по введению новых торговых ограничений пока нет.
Уйгурский вопрос
По сообщениям Financial Times, китайским властям удалось наладить сотрудничество в “уйгурском вопросе” с некоторыми странами, входящими в инициативу “Один пояс и один путь”. В частности, эффективное сотрудничество осуществляется со странами Центральной Азии. Это приводит к тому, что многие уйгуры переезжают в Турцию и Саудовскую Аравию, которую они рассматривают как более безопастные.
Кроме сотрудничества с приграничными странами, КНР приступил к строительству первой военно-тренировочной базы в провинции Бадахшан на северо-востоке Афганистана. База будет располагаться в Ваханском коридоре, на границе с тремя странами: Таджикистаном, с Пакистаном и китайским Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР). КНР намерен содержать там как минимум один батальон с вооружениями и оборудованием для учебной подготовки афганских военнослужащих, в рамках сотрудничества с Афганистаном в борьбе с терроризмом. Одной из целей лагеря может быть противодействие уйгурскому сепаратизму.
Министерство обороны КНР до сих пор официально не подтвердило планы о создании базы в Афганистане.
По сообщениям источников в правительстве Пакистана, китайские власти несколько раз вели переговоры с афганским террористическим движением “Талибан” (запрещенным в РФ). По их же мнению, это связано с тем, что Китай хотел бы играть более активную роль в урегулировании в стране и противодействию уйгурскому сепаратизму.
10 августа, впервые на официальном уровне в ООН был поднят вопрос “массового ущемления прав уйгур и других меньшинств, проживающих на территории СУАР”. Пекин не признает существование так называемых “лагерей перевоспитания”, о которых активно сообщают различные источники и СМИ в последние несколько месяцев.
Неожиданный путем борьбы с уйгурским сепаратизмом может стать решение Госсовета КНР стимулировать рождаемость в западных регионах страны путем выдачи субсидий на второго ребенка.
Летом КПК пересмотрела свое отношение к членам партии, которые придерживают любых религиозных убеждений. В новом своде правил на официальном уровне (на неофициальном уровне такая практика существовала и ранее) предусмотрены наказания за активное распространение религиозных взглядов.
В июле Ван Ян призвал установить жесткий контроль КПК над буддийскими религиозными организациями, для сохранения стабильности и национального единства. Во время летних каникул тибетским школьникам официально запретили участвовать в религиозных обрядах. Со школьников брали соответствующие расписки, а контроль над исполнением этих решений лег на директоров школ и родителей.
Инициатива Пояса и Пути
В сентябре Китай отметит пятилетие инициативы “Одного пояса, одного пути”. В рамках этой инициативы Пекин подписал 118 документов о сотрудничестве со 103 странами и международными организациями. Китайские инвестиции в страны “Пояса и пути” составили более 70 млрд. долларов США. Отметить стоит, что за пять лет инициатива не превратилась в полноценную стратегию и напоминает скорее мозаику разбросанных по разным регионам мира инфраструктурных проектов.
Реализация идеи такого масштаба безусловно, проходит с ожидаемыми осложнениями, ввиду того, что достаточно часто мотивацией выступает не экономические, а политические причины. Часто страны-получатели оказываются в экономических затруднениях еще на стадии начальной реализации. Зачастую вопросы оставляет закрытость тендеров, цена и даже необходимость постройки того или иного инфраструктурного объекта.
Одними из таких проектов стало строительство газопроводов и железнодорожной ветки в Малайзии. Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад в ходе визита в Пекин официально объявил о замораживании этих построек на сумму более 20 млрд. долларов США. Причиной были названы непрозрачная процедура выбора исполнителей, реализации, а также “кабальные” условия кредитования, навязанные китайцами.
Источники из окружения премьера сообщают, что Махатхир Мохамад твердо намерен на отмену реализации этих проектов (при этом реализация проекта железной дороги между Сингапуром и Куала-Лумпуром также была отложена).
США, ЕС и некоторые азиатские страны начали противодействовать китайской экономической экспансии. Кроме возрастающего количества публикаций, в которых содержится критика китайской инициативы с точки зрения непрозрачности распределения подрядов, реализации, нарушения экологических, технических и других норм, прав человека и тд, США, Япония и Австралия согласились начать инвестирование в инфраструктурные проекты в Индо-Тихоокеанском регионе. Данное трехстороннее партнерство будет служить знаком поддержки и проводиться в целях укрепления мира и процветания в Индо-Тихоокеанском регионе, а также противодействовать китайскому влиянию от востока Африки до Гавайев.
Аресты и разжалования
В августе стали известны подробности антикоррупционного дела в НОАК. Генералы Вэй Лян и Сюй Фэньлинь были разжалованы сразу на 7 рангов. Генерал Ян Хуэй предположительно был взят под стражу.
Причиной разжалование предположительно послужили тесные связи двух генералов с ранее осужденными китайскими военными Го Босюном и Сюй Цайхоу. Генерал Ян Хуэй предположительно обвиняется в коррупции.
С 2012 года были осуждены более 13 тысяч военнослужащих НОАК.
Вывод
В летние месяцы подтверждается тренд углубления российско-китайских отношений как двух стратегических партнеров, но не союзных держав. Особо стоит отметить внешний фактор в виде давления США на оба государства. Этот фактор является не столько движением в сторону союза, сколько проверкой стратегического российско-китайского партнёрства. Россия и Китай продолжат демонстрировать единство подходов по региональным и глобальным вопросам, возможно расширение сотрудничества, более формального, чем реального, так как достигнута определенная планка, выше которой страны пока не хотят подниматься. Безусловно, существуют и усиляются группы влияния, которые готовы перешагнуть линию к дальнейшему сближению.
Повышение частотности контактов и укрепление стратегического партнерства можно и нужно использовать, например, в более продуктивном приграничном и экономическом сотрудничестве, что выгодно обеим сторонам.
Важным видится и китайская поддержка в таких российско-американских вопросах как СНВ-III и ДРСМД, ведь изменения в них коснутся и КНР, а международные отношения продолжат дрейфовать в сторону большей неопределенности и возрастания внешнеполитических рисков.
Многоуровневый конфликт между США и Китаем продолжает углубляется. Китайские власти официально разрешили местным правительствам тратить деньги на большие проекты. Комиссия по регулированию банковской деятельности Китая разрешила государственным банкам снова обильно кредитовать частный сектор и инфраструктурные проекты. Это явно противоречит высказываниям Лю Хэ, главного экономического советника Си, который обещал в январе привести финансы Китая в порядок за три года.
Все это может свидетельствовать о затруднениях в китайской экономике, а торговый конфликт вряд ли добавит позитивных тенденций. В противовес экономические показатели США достигли достаточно высокого уровня. При этом раскладе, затруднения Пекина убеждают Вашингтон продолжить давление на КНР в торговых вопросах. В этой связи интересными видятся публикации, о том, что внутри Китая более четко проявляется недовольство политикой и стилем самопозиционирования Си Цзиньпина, а также очередными арестами в НОАК.
Торговая война ослабляет курсу юаня. Независимо от искусственного занижения юань теряет свою цену из-за вводимых ограничений США. Это делает китайские товары еще более конкурентоспособными. Вьетнамские экономисты уже призывают власти ограничить китайский импорт нетарифными методами, пока товары из КНР не вытеснили местные.
С другой стороны, как пишут аналитики из Morgan Stanley, торговая война Вашингтона и Пекина не нанесет значительного ущерба экономике Китая, так как китайское правительство успешно реализует ряд мер по смягчению последствий торгового конфликта.
Учитывая то, что администрация Трампа связывает вопросы торговых ограничений с общей региональной повесткой, а также недовольство определенных влиятельных лиц сделкой США с КНДР, возможна новая эскалация конфликта вокруг Северной Кореи. Неудивительно, что Си скорее всего отправится в Пхеньян уже в сентябре.
На этом фоне логичным видится стремление Китая нарастить арсенал ядерных вооружений, о чем в августе писали в The Global Times. Газета позиционируется как голос Пекина к иностранным читателям так что данный сигнал имеет ясного адресата.
В уйгурском вопросе Пекин демонстрирует расширение инструментария борьбы с инакомыслием. Однако, как часто уже было в истории, давление только сплачивает группу, которая подвергается гонениям. С высокой вероятностью можно ожидать дальнейшее углубление и ожесточение конфликта. Лишь после ухода Си можно ожидать снижение конфликтности и достижения консенсуса, который устроит все стороны.
Другой интересной стороной этого вопроса является то, как будут развиваться отношения с Турцией и Саудовской Аравией по этому вопросу и будет ли КНР оказывать давления на эти страны?
Инициатива “Пояса и Пути”, кроме экономического внешнеполитического инструмента КНР, выступает в некотором роде глобальной витриной Китай для мира. Поэтому китайцам важно сохранять общую успешность проекта. Это прекрасно понимают в Куала-Лумпуре, и, как говорят источники из окружения премьера Малайзии, он хочет найти оптимальный вариант для того, чтобы китайцы не потеряли лицо.
Премьер, возможно, оставляет пространство для пересмотра условий проекта (отсюда и его заявления то, что малайские компании якобы готовы были осуществить проект гораздо более дешевле). Однако для китайцев эта проблема видится гораздо шире. Уступки даже такому признанному лидеру, как премьер Малайзии, вызовет желание другие стран пересмотреть условия договоров.
В случае с Малайзией вряд ли сработает схема, осуществленная с Зимбабве, когда китайцы списали старый долг, но вместо этого выдали новый кредит, на еще большую сумму. Очевидно, что не сработает схема Шри-Ланки, когда взамен списания более 1 миллиарда долларов США долга, Пекин получил право контролировать порт страны.
Переговоры между двумя странами будут долгими, но возможно стороны смогут найти схему выхода из этой ситуации, вплоть до сохранения проекта, но при совершенно других условиях.

П. Прилепский

Турция: июль-август 2018г. (дайджест)

Прошло уже несколько месяцев с того момента как Турция превратилась из парламентской в президентскую республику. За это время состоялась торжественная церемония инаугурации президента, стал известен состав нового правительства, члены которого уже приступили к активному исполнению своих обязанностей, а страна тем временем постепенно продолжает привыкать к новым политическим реалиям, причем как на внутри-, так и на внешнеполитическом направлении.
Отличительной чертой внешнеполитического курса Анкары за последние два месяца стало резкое ухудшение отношений с США, однако теперь не только в политической сфере, но и в области финансов и экономики, а также в равной степени резкое налаживание контактов со странами Евросоюза.

Отношения с Россией
В настоящий период времени российско-турецкие отношения развиваются в положительном ключе, о чем свидетельствует количество контактов на высшем и высоком уровнях, которое в последнее время увеличилось в разы. Активизация двустороннего взаимодействия происходит на фоне ухудшения отношений Турции с Западом, которое продолжается по меньшей мере вот уже несколько месяцев. С точки зрения Турецкой Республики, Россия стала одной из главных стран-партнеров в условиях нового внешнеполитического курса, реализуемого переизбранным в июне президентом Эрдоганом. Сегодня Анкара ищет поддержку в лице Москвы и в то же время сама старается считаться с мнением российской стороны, предпринимая попытки стать ближе к России и связанным с ней организациям и структурам.
Так, например, на полях очередного саммита лидеров БРИКС, состоявшегося в июле в Йоханнесбурге, Р.Т. Эрдоган, также присутствовавший на встрече, заявил о намерении Турции присоединиться к альянсу, попутно с этим напомнив, что все пять стран БРИКС, а также Турция, являются членами G20, и интеграция Турецкой Республики в данную структуру положительно скажется на взаимодействии государств в рамках работы обоих блоков. И хотя позднее Эрдоган говорил о том, что страны союза тепло приветствовали его предложение, президент России В.В. Путин в свою очередь заявил, что расширения состава БРИКС пока не планируется, однако не исключил такого развития события в дальнейшем. В то же время, в ходе встречи лидеров России и Турции, которая также состоялась на полях саммита, В.В. Путин отметил подъем в отношениях двух государств в разных сферах, в то время как Эрдоган в привычной ему манере иронично упомянул о «чувстве ревности», которое, по его словам, вызвано у некоторых стран турецко-российским сближением. Под «некоторыми» Эрдоган подразумевал государства западного мира во главе с США, и даже если в громких словах главы Турции на тот момент была доля правды, намного больше эмоций у указанных стран должны были вызвать дальнейшие двусторонние контакты на разных уровнях, имевшие место в августе. Чего только стоит приглашение турецкой стороной министра иностранных дел России С.В. Лаврова принять участие в совещании послов и постоянных представителей Турции при международных организациях, состоявшееся 13-14 августа. Важно, что российский министр, который осветил ключевые направления внешней политики России, а также провел переговоры со своим турецким коллегой, впервые прибыл Анкару с целью посещения такого рода мероприятия. И хотя от начала до конца она прошла за закрытыми дверями, данная встреча, очевидно, придала импульс дальнейшему развитию двусторонних контактов. После этого столицу Турецкой Республики в период с 17 по 18 августа посетила делегация Госдумы во главе с председателем В. Володиным. Цель его приезда была не менее интересной и заключалась в участии в шестом съезде Партии справедливости и развития, а также проведении переговоров с лидером Турции по его завершении. Середина и конец августа ознаменовались ответными визитами турецкой стороны – 17 августа в Москве состоялись переговоры министра обороны РФ С. Шойгу с министром национальной обороны Турции Х. Акаром. Во время повторной встречи 24 августа к ним также присоединился глава Национальной разведывательной организации Турции Х. Фидан. Обе встречи были посвящены вопросу урегулирования ситуации в Сирии, возвращению на родину сирийских беженцев, а также региональной безопасности на Ближнем Востоке в целом. В то же время, 24 августа, в столице России прошли переговоры министра иностранных дел России С.В. Лаврова с его коллегой М. Чавушоглу, прибывшим в Москву с ответным визитом. В ходе встречи обсуждался широкий круг проблем, в том числе сирийский вопрос, процесс реализации ряда совместных проектов, вопрос отмены визового режима, а также грядущие встречи. Одна из таких встреч, по предварительным данным, состоится в сентябре в Тегеране и станет продолжением так называемого астанинского процесса, объединяющего лидеров России, Ирана и Турции, а также очередным продолжением российско-турецкого взаимодействия.

Отношения с Западом
Несколько иным образом складываются отношения Турции с западными коллегами, в особенности с Соединенными Штатами. Антизападные настроения уже достаточно давно прослеживались в риторике турецких властей, однако гневные слова в адрес Америки переросли в решительные действия только сейчас.
На этот раз поводом для очередных разногласий стала, казалось бы, давно забытая история об американском пасторе, в свете планомерного ухудшения турецко-американских отношений вновь приданная огласке. Эндрю Брансон – как уже отмечалось, американец, проживающий в Турции и арестованный осенью 2016 года сперва за нарушение иммиграционного законодательства, а вскоре и за предполагаемые связи с Ф. Гюленом – лидером запрещенной в Турции организации FETO и по совместительству главным виновником и зачинщиком неудавшегося в июле 2016 года переворота по версии турецкого следствия. На протяжении долгого времени стороны не могли достичь согласия по этому вопросу – США требовали предоставить Брансону свободу, турки в обмен на это требовали экстрадиции Гюлена. Так и не сумев найти компромисс, Соединенные Штаты решили использовать данную ситуацию как предлог для новых обвинений Турции в нарушении прав и свобод, а также для последовавших за этим мер – сначала в виде ограничений в отношении отдельных министров, а затем в виде полноценных экономических санкций. Примечательно, что в конце июля Брансон все же был отпущен под домашний арест, что, однако, не остановило США от дальнейшей конфронтации. Разумеется, что за разногласиями по вопросу Брансона скрываются более значимые и непримиримые противоречия, например, по Сирии, отказу Турции поддержать антииранские санкции, по вопросу покупок С-400 и более независимой внешней политики Анкары. Соединенные Штаты устали от амбиций Турции, в то время как сама Турция устала быть пешкой в руках Вашингтона. В последнее время Р.Т. Эрдоган прямо заявляет о готовности искать новых партнеров, демонстрируя явное нежелание сотрудничать с США, но при этом пока не делая каких-либо поспешных выводов о членстве в НАТО, не считая уже привычных заявлений о необходимости закрыть военную базу Инджирлик, которые, к слову, были активно поддержаны турками в сети хэштегом #incirlikkapatılsın. Таким образом, если раньше лидера Турции от конкретных действий в отношении США останавливала политическая неопределенность перед выборами, то теперь, когда все уже решено, Эрдоган наконец перешел к реализации внешнеполитического курса не в пользу Соединенных Штатов. Стоит отметить, что кризис двусторонних отношений достиг таких масштабов, что заслужил внимание пресс-секретаря Генерального секретаря ООН С. Дуярича, призвавшего стороны решить свои проблемы путем двустороннего диалога, однако его слова внимания «враждующих» сторон, по всей видимости, не удостоились и до сих пор так и не были услышаны.
При этом в настоящее время наблюдаются изменения по линии Турция – ЕС. Санкционная политика США, которая коснулась как стран Евросоюза, так и Турции, вероятно, вопреки ожиданиям Соединенных Штатов, стала благоприятным фактором для турецко-европейского сближения. Турецкая Республика предприняла попытки восстановить контакты с самыми проблематичными за последние несколько лет с точки зрения двусторонних отношений государствами – Германией и Нидерландами. Так, например, лидеры двух государств Р.Т. Эрдоган и А. Меркель провели телефонные переговоры, в ходе которых была отмечена важность сотрудничества между странами. Кроме этого, некоторые немецкие министры и политики высказываются за то, чтобы оказать финансовую помощь Турции, чего еще несколько лет назад от представителей Евросоюза услышать было практически невозможно. При этом стороны, судя по всему, готовы обсуждать не только экономические и двусторонние вопросы, но и проблемы регионального характера. В настоящее время известно о том, что идет подготовка к четырехстороннему саммиту в непривычном формате Россия, Германия, Франция и Турция по вопросу сирийского урегулирования. При этом стоит отметить, что за налаживание диалога с Турцией в конце августа высказался и лидер Франции, призвав стороны выработать стратегическое партнерство с Турецкой Республикой. Что касается Нидерландов, то о восстановлении отношений с этой страной было объявлено в совместном заявлении двух стран, однако впервые эта тема поднималась министрами иностранных дел государств еще в июле на полях саммита НАТО. При этом интересно, что вновь приоритетным стал вопрос вступления Турции в ЕС – о желании продолжить переговоры по этому поводу заявляли в МИДе Турции, и, вероятно, до тех пор, пока у заинтересованных сторон есть причины восстанавливать отношения, такие разговоры еще будут иметь место в турецко-европейской политике.

Ближний Восток
Ближневосточная политика Турции за последнее время не претерпела значительных изменений. В настоящее время на политической арене Ближнего Востока, а именно его сирийской части, ведется серьезная борьба за провинцию Идлиб, где Турция, по понятным причинам, принимает активное участие.
Идлиб, расположенный на северо-западе страны, остается единственным регионом, находящимся под контролем боевиков. При этом Идлиб также является одной из так называемых зон деэскалации, за безопасность которой Турецкая Республика, наряду с другими странами-гарантами – Россией и Ираном, – несет ответственность. Кроме этого, особый интерес у Турции данный регион вызывает ввиду его непосредственной близости к приграничной турецкой провинции Хатай и другим районам, в которых государство ранее проводило свои операции и которые Турции рассматривает в качестве своей зоны влияния. Неудивительно, что в августе президент Эрдоган заявлял о том, что Турция готовит новые военные кампании на сирийском пространстве, а спустя некоторое вооруженные силы государства были замечены при переброске войск. За последние несколько недель августа Турция действительно сконцентрировала на приграничных с Сирией территориях большое количество военной техники. В то же время интересно, что на встрече со своим российским коллегой в Москве глава МИД Турции М. Чавушоглу заявил о необходимости невоенного решения конфликта, что коррелирует с позицией России по этому вопросу, однако не слишком убедительно звучит на фоне заявлений Эрдогана о подготовке новых военных операций и стягивании в район провинции Хатай на турецко-сирийской границе военной техники, которая теоретически в любой момент может быть применена Турцией с целью достижения ее интересов.
В то же время Турция, несмотря на то, что переговоры по Манбиджу продолжаются, больше не может рассчитывать на поддержку Соединенных Штатов, а поэтому вынуждена считаться с международным сообществом, прежде всего, в лице союзников по астанинскому процессу. Так, например, помимо вышеупомянутых двусторонних контактов России и Турции сирийская проблематика обсуждается Турцией в двустороннем формате с Ираном, с которым ее теперь объединяет не только союзничество в рамках астанинских переговоров, но и общая проблема в лице США. Так, например, в ходе не анонсированного ранее визита, 29 августа министр иностранных дел Ирана посетил Турцию, где обсуждался в том числе и вопрос урегулирования сирийского кризиса.

Внутриполитическая обстановка
9 июля в здании парламента в Анкаре Р.Т. Эрдоган во второй раз в своей жизни принес президентскую присягу, после которой, по уже сложившейся традиции, направился в мавзолей М.К. Ататюрка, а затем в президентский дворец. Именно там состоялась торжественная церемония инаугурации переизбранного президента, после чего глава государства огласил новый состав правительства, тем самым «дав старт» переходу от парламентской республики к президентской.
Как предполагают конституционные поправки, вступившие в силу после июньских выборов, должность премьер-министра, которую занимал Б. Йилдырым, упраздняется. Отныне Эрдоган сам возглавляет правительство, которое и было сформировано под его руководством. Вместе с этим, стало известно о появлении новой должности вице-президента, которую занял Фуат Октай, и, нужно отметить, появление данной персоны в числе приближенных к Эрдогану лиц неслучайно. Ф. Октай начинал свою карьеру на государственной службе с Управления по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, которое он возглавлял с 2012 по 2016 годы. Тогда Управление находилось в ведении премьер-министра, пост которого в то время занимал именно Эрдоган, что позволяет сделать вывод о том, что Октай и нынешний президент знакомы достаточно давно. Кроме того, новый вице-президент компетентен в вопросах внутренней и внешней политики государства – в 2016 году он принимал участие во встрече Эрдогана с канцлером Германии А. Меркель, а затем занял пост заместителя премьер-министра. Особо интересным в биографии Октая является тот факт, что во время попытки переворота в июле 2016 года он оказывал сопротивление повстанческим силам, что немаловажно для Эрдогана, и даже добился трансляции выступления премьер-министра на одном из турецких телеканалов. Кроме того, он принимал участие в координационной деятельности военных операций в Сирии – сначала это была «Щит Евфрата», затем «Оливковая ветвь». Исходя из этого, можно предположить, что на должность «правой руки» Эрдогана и требовался именно такой человек, как Октай – хорошо знакомый с политическим курсом Турции, более того, поддерживающий инициативы государства и готовый отстаивать его интересы. Что касается нового правительства, то свои посты удалось сохранить лишь 3 людям – М. Чавушоглу так и остался во главе Министерства иностранных дел Турции, в то время как С. Солу и А. Гюль остались в должности министра внутренних дел и министра юстиции соответственно, остальные министры были назначены Эрдоганом на свои должности впервые. Так, Х. Акар, бывший глава генштаба, занял пост министра обороны, Б. Албайрак, стоявший во главе министерства энергетики, стал министром финансов и казначейства, З.З. Сельчук возглавит министерство труда, социального обслуживания и семьи, М. Варан – министерство промышленности и технологий, Д. Туран – министерство транспорта и инфраструктуры, Б. Пакдемирли – министерство сельского и лесного хозяйства, З. Сельчук – министерство образования, М. Касапоглу – министерство по делам молодежи и спорта, М. Эрсой – министерство культуры и туризма, а М. Курум – министерство экологии и градостроительства. При этом Эрдоган принял решение сократить количество министерств – с 21 до 16. В число упраздненных символично вошло Министерство по делам ЕС, функции которого отныне возложены на МИД, а также Министерство экономики, ставшее частью Министерства торговли.
Другим важным внутриполитическим событием можно назвать 6-й съезд правящей ПСР, где выступил с заявлениями президент Эрдоган, единогласно переизбранный в качестве председателя партии 1380 делегатами. Выступление главы государства на съезде в основном было посвящено новым вызовам, стоящим перед Турцией, а также громким словам Эрдогана о величестве турецкой нации. Так, президент в очередной раз раскритиковал политику США в отношении Турции, заявив, что турецкий народ готов и может противостоять подобным провокациям, не давая в обиду национальные интересы государства. Что касается решений, которые переизбранный президент уже успел принять, то одним из первых стал отказ продлевать режим ЧП, который был введен в стране два года назад. Решение Эрдогана вполне объяснимо – после попытки переворота и вплоть до июньских выборов главе государства было необходимо не допустить очередной дестабилизирующей ситуации, способной подорвать авторитет президента, и введение режима ЧП являлось единственным предлогом, позволяющим контролировать неугодную президенту деятельность, ссылаясь на необходимость обезопасить государство. Теперь же, когда полнота власти сосредоточена в руках Эрдогана, и он может взять под свой контроль большую часть процессов самостоятельно, режим ЧП перестал быть нужным. Таким образом режим ЧП перестал действовать 19 июля, однако при этом пресс-секретарь президента И. Калын заявил, что при необходимости он снова будет введен.

Экономическая ситуация
В то время, как полным ходом идет реализация крупных экономических проектов, в которых задействована Турция, например, в виде «Турецкого потока», завершенного уже на 80%, экономика страны переживает настоящий кризис, который, однако, спровоцирован внешнеполитическими и внешнеэкономическими факторами.
Напряженность двусторонних отношений Турции и США вылилась в открытую торговую войну, которая в значительной степени подорвала лиру и турецкую экономику в целом. Начало стремительному ухудшению отношений было положено 1 августа, когда Соединенные Штаты ввели санкции в отношении министра внутренних дел и министра юстиции Турции в качестве ответа за отказ освободить Э. Брансона. На этом Д. Трамп не остановился и позже принял решение повысить пошлины на алюминий (20%) и сталь (50%), ввозимые из Турции, а результате чего курс лиры по отношению к доллару резко понизился, а 10 августа турецкая лира обновила исторический минимум с 2001 года, обрушившись на 18%. После этого президент Турецкой Республики неоднократно выступал с заявлениями о том, что Турция не станет терпеть подобного отношения и примет ответные меры. Какое-то время реакция Турции ограничивалась предупредительными, хотя и достаточно жесткими, высказываниями в адрес Вашингтона, призванными прекратить начатые провокации. Тем не менее, когда показатели инфляции в стране в прямом смысле этого слова превзошли все ожидания Центробанка, когда турецкая лира стала самой обесценившейся валютой после аргентинского песо, и когда стало понятно, что Вашингтон непреклонен перед «вразумительными» речами турецкого президента, специалисты почти во всем мире стали твердить о необходимости принятия Центробанком Турции экстренных мер по поддержанию национальной валюты. В частности, свою обеспокоенность выразили представители МВФ, ожидающие от Турции конкретных действий по урегулированию экономической ситуации. Однако вместо этого Эрдоган призвал жителей поменять доллары на лиры с целью поддержания турецкой валюты, озвучил инициативу объявить войну американским гаджетам, которая была поддержана частью турецких граждан, и в итоге принял решение бороться с Америкой свойственным ей же образом.
15 августа Турция объявила о введении дополнительных пошлин на ряд американских товаров. В числе самых высоких – табачные изделия (60%), алкоголь (140%), автомобили (до 120%) и косметическая продукция (до 60%). Президент Эрдоган, в свою очередь, днями ранее заявил, что с США доллары, а с Турцией Аллах и, возможно, отчаянные изречения турецкого президента действительно были услышаны Всевышним, но Турцию поддержало большое количество стран, в том числе Россия, Китай и даже представители ЕС, в частности, Германия. Вероятно, именно эта поддержка и стала одним из поводов к решительным действиям турецкого руководства, которое тоже слышало повсеместную критику американской политики и предполагало, что Турецкая Республика не останется одна в этой ситуации. Как итог, американо-турецкое противостояние спровоцировало разговоры о необходимости проводить расчеты по вопросам двусторонней торговли в национальных валютах со многими из стран. Например, данный вопрос уже обсуждался Россией и Турцией в ходе двусторонних переговоров. Кроме того, в беде не оставил Турцию и ее давний друг Катар, согласившийся инвестировать в турецкую экономику 15 млрд. долларов и подписавший со страной двустороннее соглашение по обмену валют в рамках этого проекта, тем самым дав Турции шанс на постепенное восстановление.

***
В настоящий период времени Турция переживает переломный этап в своей истории. Эпоха кардинальных перемен, причем одновременно во внешней и во внутренней политике происходит на фоне крупнейшего за всю историю существования государства экономического кризиса, с чем Турецкая Республика не сталкивалась никогда. На данный момент можно сказать, что экономика Турции держится из последних сил, и, несмотря на то, что президент отказывается повышать ставки и влиять на ситуацию изнутри, руководство активно ищет сотрудников на мировой арене и, судя по тому, что пока находятся источники финансирования в лице Катара и есть общее понимание необходимости урегулировать ситуацию, надежда на светлое будущее турецкой лиры пока сохраняется. При этом можно сказать, что действующего лидера Р.Т. Эрдогана такого рода ситуация не сильно смущает – он вполне уверен в своих действиях и, во всяком случае пока, без паники принимает происходящие изменения. Во внешнеполитическом плане Турция убедилась в том, что концепция глобального лидерства США уже исчерпала себя и приняла решение стать страной, открытой для внешнего сотрудничества. В мировых СМИ массово обсуждается возможность формирования нового союза формата Россия – Турция – Иран и даже Китай – как главных «жертв» санкционной политики Соединенных Штатов. Однако, если с Россией и Ираном у Турции действительно наблюдается координация на всех уровнях, то говорить о формировании долгосрочных союзов с Китаем пока действительно рано. Дружба против США – одно из немногих (если не единственное) обстоятельств, сближающих эти две страны на данном этапе. Та же ситуация складывается с Европейским Союзом – общие претензии к политике Д. Трампа вынудили стороны забыть прошлые обиды, а также массу неразрешимых двусторонних проблем и сосредоточиться на коллективной критике Соединенных Штатов. Тем не менее, уже сейчас можно предположить, что восстанавливающийся сегодня союз Турция – ЕС – явление, скорее всего, эпизодичное. Внезапное сотрудничество государств, которые еще несколько месяцев назад отказывались от контактов друг с другом, – вынужденное и, как следствие, недолговременное. Вопрос заключается лишь в том, кто первым сойдет с дистанции, а если быть точнее – кто первым наладит отношения с причиной этого сотрудничества – США.

В. Аватков, А. Сбитнева

Израиль: июль-август 2018 г. (дайджест)

Июль и август были отмечены несколькими важными событиями во внутренней политике Израиля. Был принят Закон о национальном характере, который, как и любая другая законодательная инициатива, имеющая национальную окраску, вызвал широкий резонанс и неоднозначную реакцию мирового сообщества. Резкой критике документ также подвергли представители лояльной к Государству друзской общины, которая 4 августа вышла на митинг в Тель-Авиве. Также разразился кризис вокруг нового Закона о призыве, поправки к которому являются тем, что может развалить правящую коалицию и привести Израиль к досрочным выборам.
За два месяца Армия обороны неоднократно наносила удары по объектам ХАМАС на территории сектора Газа, а также провела военные учения в пустыне Негев; несмотря на достижение соглашения о перемирии, приграничные населённые пункты не вернулись к мирной жизни и ситуация продолжает оставаться взрывоопасной. В конце августа в связи с продолжающимися протестами израильские власти приняли решение о закрытии перехода через КПП на границе с Газой.
Что касается внешней политики, то в течение лета состоялись встречи Б. Нетаньяху с В. Путиным в Москве, Б. Нетаньяху с С. Лавровым и В. Герасимовым в Израиле, П. Климкина с З. Элькиным, Б. Нетаньяху с Д. Болтоном. Обсуждались актуальные проблемы двусторонних отношений, палестино-израильское урегулирование, ситуация в Сирии, иранская ядерная программа.

Голанские высоты
После того, как в июне ЦАХАЛ объявил о внезапных военных учениях на Голанских высотах рядом с сирийской границей, в начале июля Армия обороны приняла решение перебросить в район дополнительные танки и артиллерию. При этом израильская сторона заявила о своём намерении не вмешиваться в события на территории Сирии. Премьер-министр Б. Нетаньяху, комментируя решение ЦАХАЛа, обосновал усиление израильских войск на Голанах необходимостью Государства защищать свои границы и нежеланием допускать беженцев на территорию страны, но подчеркнул, что Израиль постоянно находится в контакте с Москвой и Вашингтоном по поводу Сирии. Позже в ходе телефонного разговора ситуацию обсудили министры обороны России и Израиля — С. Шойгу и А. Либерман.
В начале августа на юге Голанских высот ВВС Израиля подвергли обстрелу группу боевиков ИГИЛ; было уничтожено семь террористов. В районе впервые за 6 лет появился патруль миротворцев ООН. Также на высотах у демилитаризованной зоны было выставлено четыре поста российской военной полиции.

Сирия
В июле военно-воздушные силы Израиля нанесли удар по авиабазе в провинции Хомс, после чего силы ПВО Сирии совершили ответную атаку, в результате которой одному из самолётов ВВС Израиля был нанесён урон. Тель-Авив данный инцидент не прокомментировал. Позже израильские самолёты нанесли несколько ударов по объектам сирийской армии в провинции Кунейтра; по заявлениям ЦАХАЛа, эта атака была совершена в ответ на вторжение в воздушное пространство Государства беспилотного летательного аппарата. 11 июля в ходе встречи с В. Путиным, Б. Нетаньяху заявил о намерении Израиля пресекать любые попытки нарушения границы. 24 июля Армия обороны сообщила об уничтожении самолёта ВВС Сирии; постоянный представитель Израиля при ООН Д. Данон подтвердил слова премьер-министра о том, что Государство не потерпит никакого нарушения своего суверенитета. В ООН наблюдают за ситуацией.
В конце июля представитель Министерства иностранных дел Израиля Э. Нахшон заявил об эвакуации с территории Сирии членов скандально известной неправительственной организации «Белые каски». Б. Нетаньяху сообщил, что операция была проведена по просьбе президента США Д. Трампа и ряда других мировых лидеров. Через несколько месяцев эвакуированные будут переправлены в Великобританию, Канаду, Францию и Германию; внешнеполитическое ведомство ФРГ уже подтвердило свою готовность принять «Белые каски». Активисты организации утверждают, что за время её существования были спасены жизни ста тысяч сирийцев, однако власти Сирии полагают, что «Каски» действуют в интересах группировки «Фронт ан-Нусра», которая запрещена в России.

Палестина
В середине июля представители движения ХАМАС заявили, что при посредничестве Египта была достигнута договорённость с Израилем и прекращён огонь. За день до появления в СМИ этой информации, командующий ПВО Израиля Ц. Хаймович заявил о ста ракетах и минах, выпущенных по Израилю за день. Из них система противовоздушной обороны перехватила около двадцати релевантных снарядов. После заявления представителей ХАМАСа, пресс-служба армии обороны Израиля в своём твиттере опубликовала сообщение о зафиксированных двух миномётных снарядах из Газы и ответной атаке ЦАХАЛа.
Б. Нетаньяху впервые с момента начала эскалации (март) приехал на юг страны, где встретился с главами общин Юга в городе Сдерот. Глава Государства сообщил жителям населённых пунктов региональных советов Шаар а-Неев, Эшколь и Хоф-Ашкелон, что не может гарантировать скорое разрешение конфликта и попросил их быть готовыми к длительной кампании. Более того, он подчеркнул, что никакое мирное соглашение в той или иной форме израильская сторона не приемлет до тех пор, пока со стороны Газы не будут прекращены запуски огненных воздушных змеев.
Позже Армия обороны начала учения «Стальные ворота», которые имитируют вхождение сухопутных войск в сектор Газа. «Суррогатом Газы» стал город Беэр-Шева. Помимо военных учений, Израиль наложил ограничения на поставку в Газу топлива и газа, а горячее и лекарства поставляются теперь только после рассмотрения каждого конкретного случая и вынесения решения по нему. Эти санкции стали самыми жёсткими за всю историю введения ограничений.
В сложившихся обстоятельствах парламент Израиля отменил поправку к одному из Основных законов — закону о правительстве — согласно которой премьер-министр и глава Министерства обороны в исключительных случаях могли объявлять войну, не согласовывая это решение с военно-политическим кабинетом и самим Кнессетом.
Соглашение о перемирии было достигнуто в ночь на 21 июля, однако на следующий день Нетаньяху заявил о готовности Израиля при необходимости нанести ещё более мощные удары по Газе, чем ранее. Палестино-израильское урегулирование обсуждалось также в конце июля заместителем главы Министра иностранных дел России М. Богдановым и директором Службы общей разведки Палестины М. Фараджем.
В конце июля вышла на свободу палестинка А. Тамини, находившаяся в заключении в течение почти восьми месяцев после нападения на израильского офицера.
В течение августа конфликт развивался по своему обычному сценарию: со стороны сектора Газа выпускались ракеты, силы ВВС Израиля в ответ наносили удары по объектам в Газе. Президент Палестины М. Аббас призвал международное сообщество вмешаться в ситуацию. Франция попросила стороны не допускать дальнейшей дестабилизации. Новое соглашение о перемирии на фоне интенсивных взаимных обстрелов было заключено в ночь на 10 августа. В конце месяца Израиль закрыл контрольно-пропускной пункт «Эрез» на границе с Газой в связи с непрекращающимися протестами. Открыть КПП израильские власти распорядились 27 августа.

Двусторонние переговоры
В течение лета Б. Нетаньяху встречался 11 июля с президентом России В. Путиным в ходе своего визита в Москву и 23 июля — с главой Министерства иностранных дел С. Лавровым и главой Генштаба России В. Герасимовым в ходе визита российской делегации в Израиль. На встречах обсуждалось палестино-израильское урегулирование и ситуация в Сирии, в частности, израильская сторона заявила о заинтересованности в выводе сил Ирана из Сирии, при этом не отказываясь от каких-либо предложений российской стороны. Б. Нетаньяху отметил, что переговоры двух стран могут повысить безопасность и уровень доверия на Ближнем Востоке.
Власти Израиля продолжают борьбу с нелегальной миграцией из стран бывшего СССР. В частности, Государство признало Украину безопасной страной, на территории которой не ведётся военных действий, и отказало многим мигрантам в получении статуса беженца. За 2017 год в страну прибыло 70 тысяч нелегальных мигрантов с постсоветского пространства, причем самый большой процент людей — украинские граждане. В августе на встрече министра иностранных дел Украины П. Климкина с министром по вопросам охраны окружающей природной среды Государства Израиль, министром по делам Иерусалима и еврейского наследия и сопредседателем Совместной межправительственной украино-израильской комиссии по вопросам торговли и экономического сотрудничества З. Элькиным, стороны договорились в ближайшее время провести официальные консультации с целью окончательного решения вопроса. Помимо этого, министры обменялись мнениями по актуальным вопросам сотрудничества Израиля и Украины, в частности, обсуждалось Соглашение о свободной торговле.
В конце августа в Израиль прибыл советник президента США по национальной безопасности Д. Болтон. В ходе встречи с Б. Нетаньяху обсуждалась иранская проблема; по словам Болтона, одной из главных задач США сегодня является помешать Ирану получить ядерное оружие.

Внутренняя политика
Закон о национальном характере
19 июля после восьмичасовых дебатов Кнессет принял новый Основной закон — «Израиль — национальное государство еврейского народа» (Хок ха-Леум). При голосовании в третьем чтении 62 депутата поддержали документ, 55 высказались против, двое воздержались, что показало разлом по линии правых и левых. Окончательная версия закона закрепляет:
¥ статус Израиля как национального государства еврейского народа;
¥ государственную символику;
¥ единый и неделимый Иерусалим как столицу;
¥ иврит как государственный язык (при этом арабский пользуется особым статусом и, кроме того, не умаляется фактический статус арабского языка, сложившийся до вступления в силу закона, о чём говорится в одном из пунктов Статьи 4);
¥ принцип собирания рассеянных по миру евреев.
Из итоговой версии было убрано спорное положение о приоритете еврейских традиций Израиля над демократическими принципами в случае, когда Верховный суд Израиля — БАГАЦ — выносит решение, а также был принят компромиссный вариант статьи о поселениях, из которой были убраны положения, признанные дискриминационными в отношении арабского населения.
Депутаты Кнессета от арабского Объединённого списка разорвали бумажные копии и покинули зал заседаний в знак протеста. Депутат Талаб абу Арар назвал день принятия закона «чёрным днём для израильской демократии», поскольку, по его мнению, Кнессет де-факто признал, что арабам, которые составляют 20% населения страны, в Израиле не место.
Документ вызвал волну критики не только со стороны арабского меньшинства страны, но и со стороны друзского сектора, и после его принятия община обратилась в Верховный суд. Петицию для Высшего суда справедливости с требованием изменить ряд положений закона подписали три друза-депутата Кнессета — С. Саад, Х. Амар и А. Хадсон, причём только Саад является депутатом от оппозиции (партии «Авода», входящей вместе с партией «ха-Тнуа» в блок «Сионистский лагерь»), двое других парламентариев — представители правящей коалиции, а именно партий «Наш дом Израиль» и «Кулану». В первую очередь критические замечания вызвал седьмой параграф закона, который был расценен друзами как дискриминационный, поскольку он закрепляет лишь еврейское поселенчество в качестве национального приоритета.
Помимо парламентариев, с протестом выступили около ста действующих и бывших офицеров Армии обороны друзского происхождения, которые объединились для борьбы с законом в специальный форум, инициатива создания которого принадлежит генералу в отставке И. Фаресу, расценивающего закон как оскорбительный для общины, которая и так никогда не ставила под сомнение еврейский характер Государства. Другой генерал в отставке А. Асад опубликовал открытое письмо к Б. Нетаньяху, в котором подчеркнул, что многие друзы погибли, защищая страну, которую они, как и евреи, считают своей родиной. Несколько действующих друзских офицеров объявили о своей отставке в знак протеста.
1 августа правительство предложило друзам проект урегулирования противоречий, над которым работали духовный лидер общины шейх М. Тариф, министры А. Кара и Я. Левин («Ликуд»), депутат Х. Амар, экс-депутат Ш. Шанан. Проект предполагает законодательное закрепление статуса друзов, а также черкесов; признание вклада друзской общины в дело государственного строительства; обеспечение привилегий представителей любых меньшинств, служащих в ЦАХАЛе; и признание вклада всех, независимо от национальности и вероисповедания, кто защищает страну.
План, предложенный правительством, устроил не всех представителей общины. 2 августа на встрече Б. Нетаньяху с председателями местных советов друзских населённых пунктов А. Асад, автор открытого письма к премьеру, назвал Израиль «государством апартеида», после чего израильский лидер покинул собрание. Кроме того, организаторы митинга друзской общины, который 4 августа собрал в Тель-Авиве около 100 тысяч человек, уже после заявления о предложенном правительством компромиссном плане сообщили, что мероприятие всё равно состоится.

Закон о призыве
В 2015 году под давлением религиозных партий к Закону о призыве была принята поправка, которая освобождала от призыва учащихся иешив (высшие религиозные учебные заведения). После этого партия «Еш Атид» подала иск в Высший суд справедливости, который был удовлетворён в сентябре 2017 года ввиду того, что поправка является неконституционной и противоречит принципу равенства все граждан перед законом. Суд отсрочил выполнение вердикта и дал Кнессету год на то, чтобы принять новый закон и урегулировать ситуацию.
Новый вариант законопроекта устанавливает количество призывников из числа харедим, которое каждый год должно увеличиваться (но речь всё равно идёт всего о 5-8%). В новом варианте нет пункта об уголовной отвественности учащихся иешив за уклонение от службы, однако предполагается введение экономических санкций и уменьшение бюджета религиозных учебных заведений в случае невыполнения квот призыва, причём размер штрафа тоже будет увеличиваться каждый год. Если же не будет выполняться 85% годовой квоты, то все студенты будут призываться на общих основаниях. 
В ночь на 3 июля состоялось голосование в первом чтении, и с результатом 63-39 поправки были приняты. Во многом такой расклад обеспечила больше всего заинтересованная в законе партия «Еш Атид». Депутаты ультраордоксальных партий проголосовали против.
7 августа БАГАЦ вновь отсрочил выполнение своего сентябрьского вердикта, на сей раз до начала декабря; таким образом, у Кнессета, который выходит с каникул в октябре, есть ещё несколько месяцев на принятие нового закона. Лидер партии «Еш Атид» Я. Лапид выступил с критикой премьер-министра, заявив, что тот руководствуется лишь узкими политическими интересами своими и тех, кто отправляет молодых иешиботников на демонстрации против призыва.

***
С момента начала эскалации палестино-израильского конфликта в результате «террора воздушных змеев» сильно пострадал ют страны — в общей сложности выгорели несколько тысяч акров посадок. В июле многие офицеры, которые четыре года назад участвовали в операции «Нерушимая скала», были привлечены к участию в крупномасштабных манёврах, развёрнутых в пустыне Негев. Не исключено, что, учитывая приглашение представителей СМИ, целью мероприятия является психологическая атака и пока только предупреждение ХАМАСа о серьёзности намерений израильской стороны. В том числе такая мера обусловлена тем, что соглашение о перемирии, достигнутое в середине месяца, вызвало большой скандал в кабинете министров Израиля, причём из-за пункта о прекращении «огненного терроризма», а в частности из-за формулировки ХАМАСа о том, что активность «огненного отряда» не сразу сойдёт на нет, а будет снижаться постепенно. Лидер партии «Еврейский дом» Н. Беннет и министр по делам разведки И. Кац настаивают на том, чтобы глава оборонного ведомства А. Либерман вынес на обсуждение военно-политического кабинета конкретные предложения по Сектору с целью разработки чёткой стратегии, реализация которой способна положить конец терактам и диверсиям. Возможными вариантами могут быть: низложение администрации ХАМАСа, о чём ранее уже говорила министр юстиции А. Шакед; либо создание комплекса безопасности на границе с Сектором подобно тому, как это было сделано на границах с Ливаном и Сирией.
Что касается палестинской стороны, то она надеется в том числе на помощь России. Об этом говорил, в частности, посол Палестины в РФ Абдель Хафиз Нофаль. Напомним, что заместитель министра иностранных дел и спецпредставитель Президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки М. Богданов еще в феврале заявлял о готовности Москвы выступить в качестве посредника на переговорах. После акций протеста заместитель постоянного представителя России при ООН В. Сафронков подтвердил готовность Москвы предоставить площадку для попытки мирного урегулирования. Однако сам Израиль в стол переговоров не верит.

Принятие нового закона о национальном характере Государства Израиль обострило отношения между правительством и друзами. Хок ха-Леум выступил катализатором, поскольку кризисные моменты возникали ранее. В частности, очевидно социально-экономическое неравенство между общиной и еврейским населением: в друзских населённых пунктах нехватка жилищного фонда и неразвитая инфраструктура. Молодое поколение друзов, считающее престижной службу в рядах ЦАХАЛа и чувствующее себя в армии на равных с евреями, после окончания службы сталкивается с куда более прохладным отношением к ним гражданского населения. 
Правящие силы, обеспокоенные массовыми выступлениями лояльного к Государству меньшинства, посчитали, что игнорирование протестов в данном конкретном случае является вариантом пораженческим. Б. Нетаньяху принял решение о созыве специального заседания. На недовольство друзов отреагировала также правая партия «Еврейский дом» в лице её лидера Н. Беннета, занимающего также пост министра просвещения. Беннет охарактеризовал друзскую общину как «кровных братьев израильтян» и заявил, что правительство должно приложить все усилия для поиска компромисса с меньшинством.
В течение 45 дней правительство и община должны совместно сформулировать детали плана по урегулированию конфликта, который может либо стать поворотной точкой в том, что касается положения друзов в Государстве, либо правительство действующего премьера, как и предыдущие правительства, потерпит поражение в налаживании диалога с меньшинством.

Кризис вокруг Закона о призыве вызвал волнения в стане правящей коалиции. Необходимо отметить, однако, что, с одной стороны, лидеры ультраортодоксов, в частности, А. Дери (партия «ШАС»), заявляют о том, что не всеобщая мобилизация, а изучение Торы является для народа Израиля высшей ценностью, поэтому религиозное сообщество намерено не допустить сокращения бюджета учебных заведений. С другой стороны, текущий вариант будущего закона вполне устраивает религиозные фракции, поскольку, во-первых, по нему пойдёт служить лишь 5-8% иешиботников; во-вторых, харедим очень дорожат своими мандатами и заявление Я. Лицмана о выходе из правительства его партии «Яадут а-Тора» в случае принятия закона может быть не более чем формой психологического давления.
Лидер партии «Еш Атид» Я. Лапид отметил, что новый закон только пойдёт на пользу молодым ультраортодоксам, которые после службы в армию будут трудоустроены и затем интегрируются в израильское общество. Я. Лапид подчеркнул также, что его партия обеспечит правительству большинство при голосовании, так как фракцию устраивает последний вариант, разработанный армейским отделом кадров и Министерством обороны; более того, глава Оборонного ведомства А. Либерман обещал, что в законе более не будет изменено ни одной буквы. Но, если премьер-министр в очередной раз пойдёт на уступки ультраортодоксов и компромиссный вариант не будет принят, то Б. Нетаньяху должен будет объявить о досрочных выборах.

Т. Мошкова