Арабские страны: декабрь 2018 г. (дайджест)

Последний месяц уходящего года для Арабского Востока стал богатым на события. Очередной саммит ССАГПЗ после решения Катара покинуть ОПЕК вновь привлёк внимание к неразрешённому дипломатическому межарабскому кризису. Успех переговоров по Йемену в Швеции ознаменовался соглашением по Ходейде, однако ситуация в стране остаётся критической. Вспыхнувшие в Судане протесты заставляют с тревогой смотреть на дальнейшую судьбу режима О. аль-Башира. Не лучшим образом ситуация в декабре сложилась и на палестинско-израильском треке, обстановка стала накаляться и на Западном берегу р. Иордан, перемирие с ХАМАС вновь под угрозой. Успехи, достигнутые на политическом пути сирийского урегулирования, могут омрачиться изменением расстановки сил в Сирии по причине вывода войск США из страны.

 

КАТАР

3 декабря стало известно о решении катарского правительства прекратить членство своей страны в Организации стран-экспортёров нефти с 1 января 2019 г. Об этом генсека ОПЕК Мохаммеда Баркиндо в официальном письме уведомил министр энергетики Катара Саад аль-Кааби. По заверениям С. аль-Кааби, выход Катара из организации не связан с какими-либо конфликтами с другими членами картеля и не является политически мотивированным.

И действительно, экономические причины такого шага Дохи лежат на поверхности. Во-первых, решения ОПЕК по сокращению объёмов добычи нефти в 2018 г. сильно ограничили экспорт энергоресурсов Катара, который занимает лишь 11-е место по объёмам добычи «чёрного золота» среди всех участников организации. Во-вторых, полуостровной эмират уже не первый год пытается сменить образ «одной из» нефтяных монархий Залива на имидж крупнейшего в мире поставщика СПГ (по оценкам 2014 г. на долю небольшого по своей территории Катара приходилось 12,2% от мировых запасов природного газа). Однако в политическом измерении выход Катара из ОПЕК больше походит на демарш, целью которого является желание продемонстрировать безрезультативность дипломатической блокады, начатой Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и Египтом 5 июня 2017 г.

Тем не менее, явным политическим жестом со стороны Дохи стал отказ эмира Тамима ибн Хамада Аль Тани принять участие в 39-м саммите ССАГПЗ, прошедшем 9 декабря в Эр-Рияде. Несмотря на личное приглашение саудовского короля Салмана ибн Абд аль-Азиза, шейх Тамим воздержался от участия в саммите под предлогом «продолжающегося конфликта с соседями». В итоге, на встрече глав государств Персидского Залива Катар представлял госминистр (т.е. министр без портфеля) иностранных дел Султан ибн Саад аль-Мурайхи, который даже не является членом правящей династии Аль Тани. В целом же, 39-й саммит ССАГПЗ прошёл в весьма мрачной атмосфере и не увенчался какими-либо значимыми решениями, кроме очередных заявлений о создании единого экономического пространства к 2025 г. и интенсификации процесса формирования общего военного командования арабских стран Залива.

Весьма выигрышно на таком фоне выглядел прошедший 15–16 декабря в Катаре международный форум «Доха-2018». На 18-ю по счету конференцию съехалось рекордное количество участников из почти 70 стран мира, среди которых были не только политики и дипломаты, но также крупные бизнесмены, учёные и выдающиеся деятели культуры. Среди наиболее авторитетных гостей можно выделить генсека ООН Антониу Гутерреша, главу международного Контртеррористического управления Владимира Воронкова и министров иностранных дел Турции и Ирана – Мевлюта Чавушоглу и Мохаммада-Джавада Зарифа.

Знаковой стала речь главы МИД Катара Мухаммада ибн Абд ар-Рахмана Аль Тани, в которой он обрушился с критикой на ССАГПЗ, заявив, что у совета «в его нынешнем виде «нет зубов» для разрешения какого-либо спора», и поэтому необходим новый региональный альянс. Однако М. ибн Абд ар-Рахман Аль Тани также подчеркнул посредническую роль Кувейта, не присоединившегося к блокаде, и выразил надежду на урегулирование дипломатического кризиса в Заливе. Двоякое по своей сути выступление катарского министра иностранных дел было воспринято неоднозначно. Тем не менее, его посыл весьма очевиден: Доха готова к диалогу с соседями, но лишь на условиях невмешательства во внутренние дела и взаимного уважения.

 

ЙЕМЕН

6 декабря, как и планировалось, в Швеции стартовали мирные переговоры по Йемену. В консультациях во дворце Йоханнесбург в 77 км от Стокгольма приняли участие представители правительства президента Абд-Раббу Мансура Хади, поддерживаемого коалицией во главе с Саудовской Аравией, и делегация шиитских повстанцев из движения «Ансар Алла» (хуситов).

Переговоры открыл спецпредставитель генсека ООН по Йемену Мартин Гриффитс. Во вступительной речи он сказал, что «будущее Йемена – в руках тех, кто сегодня находится в этой комнате», а «предстоящие дни – это Рубикон» для поиска политического решения. Тем не менее, выступая перед прессой, М. Гриффитс назвал то, что анонсировалось как полноценные мирные переговоры, лишь «предварительными консультациями», т.к. дальнейший ход встречи зависел лишь от самих её участников.

Однако, несмотря на множество опасений, 13 декабря стороны йеменского конфликта впервые пожали друг другу руки и объявили результаты «предварительных консультаций». Важнейшим пунктом среди ряда договорённостей стало решение о прекращении огня в провинции Ходейда с 18 декабря и передаче портового города под управление ООН.

Для многих это стало поводом вздохнуть с облегчением, т.к. через Ходейду проходит 70% всей гуманитарной помощи для населения Йемена, оказавшегося на грани голода. 10 ноября координатор ООН по гуманитарным вопросам Марк Локок, ещё в ноябре бивший тревогу, заявил, что сейчас в стране, охваченной гражданской войной, количество голодающих возросло до 20 млн. человек, что составляет более 2/3 всех жителей государства.

Немаловажным фактором на пути йеменского урегулирования стали также две резолюции Сената США, которые, несмотря на декларативный по своей сути характер, могут оказать определённое давление на Саудовскую Аравию. Так, 13 декабря американские сенаторы с небольшим перевесом (56 – за, 41 – против) приняли резолюция о прекращении военной поддержки Эр-Рияду в рамках конфликта в Йемене, и уже единогласно – резолюцию, согласно которой вся ответственность за убийство журналиста Джамаля Хашукджи возлагается на наследного принца КСА Мухаммада ибн Салмана. В целом же, решения Сената США стали скорее обнадёживающим сигналом для международного сообщества, нежели реальным политическим решением.

21 декабря Совет Безопасности ООН единогласно одобрил план по поддержанию прекращению огня в Ходейде и её окрестностях. Согласно документу, контроль над перемирием должен осуществляться группой наблюдателей на протяжении 30 дней. 24 декабря в Аден прибыла передовая группа Координационного комитета по передислокации войск в Йемене, которую возглавил бывший нидерландский генерал Патрик Каммарт. Согласно заявлению М. Гриффитса, эта группа состоит из безоружных наблюдателей, каждый из которых будет контролировать ключевые точки по всей Ходейде, а результатом их работы будут еженедельные отчёты для Совбеза ООН.

Тем не менее, стоит отметить, что ранее, 21 декабря, ещё до начала работы Координационного комитета по передислокации войск, официальный представитель хуситов генерал Яхъя Сариа заявил, что коалиция продолжает нарушать перемирие в Ходейде. Однако, к удивлению многих, боевики «Ансар Алла» не воспользовались таким удачным предлогом для возобновления боевых действий, проявили сдержанность и пообещали лишь уведомить спецгруппу международных наблюдателей обо всех актах несоблюдения режима прекращения огня «наёмниками и агрессорами».

 

СИРИЯ

Одним из важнейших событий на сирийском треке в последнем месяце уходящего года стала встреча министров иностранных дел России, Турции и Ирана со спецпосланником генсека ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой 18 декабря в Женеве.

Главной темой переговоров глав МИД стран-гарантов астанинского процесса стал новый список участников конституционного комитета Сирии. По итогам встречи стороны заявили о намерении провести первую сессию комитета в столице Швейцарии уже в январе 2019 г. Позже, выступая на пресс-конференции, С. де Мистура положительно оценил результаты переговоров, а также озвучил дату, когда Гейр Педерсен сменит его на должности спецпосланника по Сирии – 7 января 2019 г.

Вполне вероятно, что встреча в Женеве станет финальным аккордом в работе С. де Мистуры по сирийскому урегулированию, а задача проведения первого заседания конституционного комитета уже ляжет на плечи Г. Педерсена. Однако на этом пути остаётся одно потенциальное препятствие – отвержение нового списка Дамаском, как это было в прошлом месяце. Тем не менее, учитывая, что новый список подготовлен Россией, Турцией и Ираном, шансы на успех заметно возрастают.

Что касается военной обстановки в Сирии, то декабрь был отмечен резким ростом количества случаев нарушения режима прекращения огня:

  • 72 нарушения – 1-8 декабря
  • 151 нарушение – 8-15 декабря
  • 165 нарушений – 15-22 декабря

Как и в прошлом месяце, который так же был отмечен негативной динамикой, наибольшее количество зафиксированных нарушений пришлось на провинцию Алеппо и Идлиб.

На дальнейшее развитие военной ситуации в Сирии большое влияние окажет приказ о полном выводе из страны американских военнослужащих, отданный президентом США Дональдом Трампом 19 декабря, т.к. это меняет существующий баланс, или, точнее, дисбаланс, сил на сирийской арене. Вывод контингента из САР в Белом доме мотивировали разгромом ИГ, что, по словам Д. Трампа, и было единственной целью пребывания там американских военных.

Примечательно, что поддерживаемые Вашингтоном Сирийские демократические силы (СДС), которые уже не первый месяц ведут бои против террористов ИГ в Дейр эз-Зоре, крайне негативно восприняли решение американского президента. В официальном заявление СДС вывод контингента США называется ударом в спину, т.к. это позволит ИГ перегруппироваться и укрепить свои позиции после ряда ощутимых ударов в октябре и ноябре.

21 декабря представители Белого дома сообщили, что в вывод войск подразумевает и ликвидацию базы Эт-Танф, расположенной близ одного из крупнейших лагерей беженцев на сирийско-иорданской границе «Эр-Рукбан». Ликвидация американской базы вряд ли скажется на безопасности лагеря, т.к. этим вопросом вполне способны заняться и вооружённые силы Иордании. Тем не менее, неизвестно как это отразится на доставке гуманитарной помощи в «Эр-Рукбан», с которой в ноябре возникли определённые затруднения по причине трений между американским и российским командованием.

В целом же, приказ Д. Трампа вызвал весьма неоднозначную реакцию. 29 декабря С. де Мистура в интервью швейцарскому телеканалу RTS заявил, что уход американского контингента из Сирии не только увеличит риск усиления ИГ, но и сильно ударит по курдам, которые являются «очень важным компонентом» будущего политического урегулирования. Тем не менее, как заявил 21 декабря глава МИД России С. Лавров на пресс-конференции по итогам встречи с палестинским коллегой Риядом аль-Малики, «вывод войск, незаконно находящийся на территории, – шаг в правильном направлении».

 

ПАЛЕСТИНА

7 декабря ГА ООН, как и ожидалось, не приняла выдвинутый США проект резолюции по осуждению деятельности ХАМАС и «Исламского джихада». Тем не менее, после осенней эскалации вокруг Сектора Газа декабрь ознаменовался резким обострением ситуации на Западном берегу р. Иордан.

После нескольких стычек палестинцев с израильскими солдатами, 10 декабря, войска ЦАХАЛ провели в Рамалле рейд. Согласно сообщениям агентства WAFA, операция проводилась в северной части города близ резиденции главы ПНА Махмуда Аббаса. Предположительно, целью израильских военных был поиск боевиков, атаковавших 9 декабря семерых поселенцев возле г. Офра.

13 декабря палестинский боевик открыл огонь по автобусной остановке на Западном берегу, ранив одного и убив двух граждан Израиля. При этом теракт произошёл недалеко от того же г. Офра. В ответ на это израильские силовики в ночь с 13 на 14 декабря провели ещё одну операцию в Рамалле, задержав 40 человек по подозрению в терроризме и организации массовых беспорядков.

14 декабря в Секторе Газа прошла очередная акция «Великого марша возвращения», в результате которой, по заявлению представителя местного минздрава Ашрафа аль-Кидры, пострадали по меньшей мере 75 палестинцев. При этом, стоит отметить, что данный протест не был таким масштабным, как выступления жителей Газы в прошлом месяце. Позже, в период с 21 по 22 декабря, в стычках с израильскими солдатами на границе Сектора было убито четыре палестинских активиста.

Отдельные столкновения, аресты и спецоперации продолжались на протяжении всей второй половины декабря. По мере возможностей, палестинская и израильские стороны старались проявить сдержанность. Однако 29 декабря в ответ на выпущенную со стороны Газы ракету израильский вертолёт атаковал объект боевиков ХАМАС. Формально это стало единственным за весь месяц нарушением соглашения о прекращении огня, достигнутого ещё 27 октября при посредничестве Египта.

Что касается активизации усилий российской дипломатии в области урегулирования внутрипалестинских противоречий, то здесь, прежде всего, стоит выделить встречу С. Лаврова с палестинским коллегой Риядом аль-Малики 21 декабря, в ходе которой главы МИД России и Палестины обсудили возможность проведения межпалестинских переговоров с участием ФАТХ и ХАМАС в Москве в 2019 г. Также на итоговой пресс-конференции С. Лавров напомнил, что предложение о проведении прямых палестино-израильских переговоров на территории РФ по-прежнему остаётся в силе. Позже, 28 декабря, замглавы МИД России Михаил Богданов озвучил точную дату визита лидера ХАМАС в Москву – 15 января.

 

СУДАН

16 декабря состоялся официальный визит президента Судана Омара аль-Башира в Дамаск. Согласно сообщению агентства SANA, ключевыми пунктами переговоров О. аль-Башира с лидером САР Башаром Асадом были двусторонние отношения и обстановка в арабском регионе. Также среди общих тем, обсуждаемых главами двух государств, было восстановление членства Сирии в ЛАГ (приостановлено 16 ноября 2011 г.).

Примечательно, что по данным ряда западных и арабских СМИ, в Дамаск О. аль-Башир прибыл на российском самолёте Ту-154. Однако 17 декабря пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, комментируя соответствующий вопрос, заявил, что не располагает такой информацией и переадресовал его к министерству обороны.

Ранее, 12 декабря, стало известно, что «Газпром» намерен принять участие в проекте разработки нефтегазового блока на шельфе Красного моря в территориальных водах Судана, а российские и суданские банки, как рассказал журналстам посол Судана в Москве Надир Бабикер, планируют выработать механизм расчёта между странами в национальных валютах. Тем не менее, дальнейшее развитие данная тема в декабре не получила по причине начавшихся в крупнейших городах Республики массовых протестов.

19 декабря тысячи суданцев вышли на улицы, протестуя против повышения цен на хлеб и коррупции. На следующий день полиция начала применять слезоточивый газ и перешла к силовым методам разгона митингов. По неофициальным данным, на 21 декабря число жертв составило 12 человек, при этом отмечалось, что среди погибших есть и несовершеннолетние. Позже суданское агентство SUNA сообщило, что власти приняли решение отменить занятия во всех школах с 23 декабря на неопределенный срок. Также отмечается рост насилия среди демонстрантов, которые от поджогов полицейских машин постепенно перешли к нападениям на госучреждения.

В целом же, протесты нельзя назвать неожиданными или внезапными. Ещё с середины ноября ряд суданских городов начал испытывать нехватку хлеба на фоне общего подорожания продуктов питания и медикаментов. На протяжении всего года экономика страны постепенно ухудшалась, в последнем квартале 2018 г. инфляция достигла 70%, что привело к значительному падению курса национальной валюты.

Тем не менее, пока неясно какие именно политические силы стоят за демонстрантами. Основным организационным инструментом протестующих, как это стало заведено с «арабской весны», является интернет. Поступает информация о перебоях с трафиком и блокировке оппозиционных сайтов. Основная коммуникация протестующих перешла в социальные сети «Facebook» и «Twitter», что пока не позволяет говорить о ключевых координаторах и конкретных лидерах протеста. Однако примечательным эпизодом стало удачно совпавшее по времени с началом массовых выступлений возвращение в Судан Садыка аль-Махди, свергнутого в О. аль-Баширом в 1989 г. На текущий момент С. аль-Махди, по некоторым данным, находится в 3-милионном Омдурмане – городе-спутнике столицы, но каких-либо призывов или громких заявлений от него не поступало.

25 декабря президент О. аль-Башир обвинил в организации протестов «предателей и наёмников», которые эксплуатируют трудную ситуацию в Судане в «интересах его врагов». При этом, стоит отметить, что произнёс эти слова О. аль-Башир не по телевидению, а на стадионе в провинции Эль-Гезира к юго-востоку от Хартума, где люди собрались, чтобы, по его выражению, дать «ответ каждому предателю и агенту». Выступление суданского лидера транслировалось правительственным информагентством SUNA.

 

***

Заявление о выходе из ОПЕК вновь обратило внимание мирового сообщества на Катар. Громкие заявления Дохи и отказ эмира Тамима Аль Тани принять участие в 39-м саммите ССАГПЗ в очередной раз продемонстрировали, что говорить о политическом единстве монархий Залива не приходится и вряд ли придётся говорить в ближайшей перспективе. Во многом активизация катарской внешней политики в декабре 2018 г. обусловлена временным ослаблением Саудовской Аравии на международной арене в связи с событиями вокруг убийства Дж. Хашукджи. В сложившихся условиях Катар стремится не упустить момент и поставить свои условия для будущего диалога со своими оппонентами (КСА, ОАЭ, Бахрейн и Египет), ключевым посредником в котором, вероятнее всего, станет Кувейт, сохранивший нормальные отношения с полуостровным соседом.

Соглашение по Ходейде, достигнутое в Швеции, является большим успехом на пути нормализации гуманитарной ситуации в Йемене. Однако будущее перемирия между правительственными войсками и хуситами зависит не только от самих йеменцев, но и от коалиции, возглавляемой Эр-Риядом. Пока что стороны конфликта сдерживают себя, несмотря на ряд сообщений о провокациях и единичных случаях нарушения режима прекращения огня.

Негативная динамика, связанная с увеличением количества провокаций в САР и ростом насилия на палестинских территориях, идёт в разрез с продвижением политического урегулирования обоих конфликтов. Дальнейшее развитие событий в Сирии и на палестино-израильском направлении напрямую зависит от серии переговоров и встреч, намеченных на январь.

Непрекращающиеся протесты в Судане, в принципе, были предсказуемы. Однако их интенсивность и масштаб заставляют воспринимать их со всей серьёзностью. Демонстрации развиваются по сценариям «арабской весны», что может напрямую угрожать действующему режиму О. аль-Башира.

В. Останин-Головня

Иран: декабрь 2018 г. (дайджест)

В этом месяце Иран особенно активизировал свои действия в области внешнеполитической деятельности, в частности, были предприняты определенные меры по расширению сотрудничества с соседними странами, а также состоялся ряд визитов высокопоставленных лиц в другие государства, которые, в свою очередь, увенчались подписанием соответствующих документов. По-прежнему на повестке остаются вопросы ирано-американских противоречий, СВПД и кризисное урегулирование в Сирии.

К наиболее ярким событиям минувшего месяца следует отнести, прежде всего, теракт, произошедший 6 декабря на юго-востоке Ирана, ситуацию вокруг иранских граждан в Тбилиси, активизацию сотрудничества с Катаром, официальный визит президента ИРИ в Турцию и, конечно, новый бюджет Ирана на следующий год, представленный Рухани. Последнее спровоцировало острую реакцию внутри иранского общества.

 

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ИРАНА

Месяц начался с традиционных негативных высказываний иранского МИДа в отношении США. 3 декабря официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми в ответ на заявление госсекретаря США Майка Помпео по поводу ракетных испытаний Ирана, заявил, что «удивительным является то, что Майк Помпео в своём выступлении указывает на резолюцию № 2231 Совета Безопасности ООН, которую Соединённые Штаты нарушили сами, выходя из СВПД».

4 декабря посол Исламской Республики Иран в Лондоне Хамид Баидинежад подал иск в Ofcom против персоязычного оппозиционного телеканала Iran International. Баидинежад в Twitter написал, что Ofcom, являющийся органом регулирования вещательной, телекоммуникационной и почтовой промышленности в Великобритании, следит за иском Ирана против персоязычного оппозиционного телеканала Iran International. Ранее посол Исламской Республики Иран в Лондоне после интервью в Iran International пожаловался на нарушение телеканалом закона и их очевидную позицию по защите терроризма.

6 декабря прошли ирано-азербайджанские переговоры. Иран и Азербайджан договорились о совместном создании спутника дистанционного зондирования с использованием научных возможностей двух стран, как заявил министр связи и информационных технологий Ирана Мохаммад Джавад Азери Джахроми.

В тот же день официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан в ответ на вопрос об аресте финансового директора компании Huawei (за нарушение санкций США против Ирана) в Канаде отметил, что Китай вступает против односторонних санкций США в отношении других стран вне рамок резолюций ООН.

7 декабря Генассамблея ООН не приняла резолюцию с осуждением действий палестинской группировки ХАМАС и призывом прекратить ракетные обстрелы Израиля.  Как сообщило РИА Новости, некоторой интригой стал выбор формата голосования. США, как инициаторы документа, и их союзники предлагали голосовать простым большинством, а целый ряд других стран, включая Россию, выступали за принятие резолюции только при поддержке двух третей членов генассамблеи. В итоге по этому вопросу было проведено отдельное голосование: за простое большинство высказались 72 страны, за две трети – 75, еще 26 стран воздержались.

Президент Индии Рам Натх Ковинд на официальной церемонии вручения верительных грамот новому послу Исламской Республике Иран в Нью-Дели 8 декабря, выразил удовлетворение дружественными и историческими отношениями между Индией и Ираном, подчеркнул необходимость расширения этих отношений до более чем 13 миллиардов долларов.

8 декабря при участии президента Рухани в Тегеране открылась II Конференция спикеров парламентов Афганистана, Китая, Ирана, Пакистана, России и Турции по противодействию терроризму и укреплению регионального взаимодействия.

В тот же день Генеральный секретарь Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) призвал к установлению конструктивных отношений с Ираном. Абдулатиф бин Рашид Аль Заяни, указав на предстоящее заседание глав стран-членов ССАГПЗ, заявил, что вопросы установления связей с Тегераном после реализации санкций США в отношении Ирана и последствия санкций для стран региона включены в повестку дня саммита.

8 декабря Президент Ирана назначил Мохаммада Кешаварз-Заде новым послом Исламской Республики в Китае. Об этом сообщил официальный представитель МИД ИРИ.

9 декабря Берлин и Париж договорились о финансовом механизме для расчётов с Ираном, и вскоре к запуску присоединятся 9 европейских стран, как сообщила немецкая газета Wirtschaftsdeutsch. Европейский Союз договорился о специальном финансовом механизме для поддержания финансовых отношений с Ираном, а Германия и Франция согласились с этим, как заявил источник. По словам европейских дипломатов, согласно соглашению между Берлином и Парижем, специальный механизм для поддержания торговых отношений ЕС с Ираном будет находиться во Франции под председательством Германии. Согласно репортажу, к этой организации стремятся присоединиться 9 европейских стран, в том числе Италия, Испания, Австрия и Экономический и политический союз Бенилюкса, включая Бельгию, Люксембург и Нидерланды.

9 декабря Чиновник движения «Ансар Аллах» опроверг слухи о военном присутствии Ирана в Йемене. Комментируя утверждения некоторых иностранных СМИ о том, что Исламская Республика Иран предложила делегацию для участия в межйеменских переговорах в Стокгольме, Бахрам Касеми заявил: «Стокгольмские переговоры носят межйеменский характер, и Тегеран подчеркнул необходимость проведения межйеменских переговоров без иностранного вмешательства».

Официальный представитель Министерства иностранных дел Ирана Бахрам Касеми в понедельник призвал граждан страны воздержаться от посещения Грузии по соображениям безопасности. «Основанием для такого обращения послужили недавние известия о необычной депортации ряда иранских граждан по разным мотивам из Грузии», заявил Касеми в интервью «Радио Тегеран». МИД отслеживает этот вопрос по дипломатическим каналам, отметил он, добавив, что грузинский посол Йосеб Чахвашвили недавно был вызван в МИД Ирана в связи с задержанием гражданки Ирана в Грузии.

11 декабря Высший совет по правам человека Ирана осудил репрессивные действия Франции против акции протеста движения так называемых «жёлтых жилетов», выпустив заявление, адресованное международным организациям и правительству Франции.

15 декабря Министры иностранных дел Ирана и Катара – Мохаммад Джавад Зариф и Мухаммед бен Абдеррахман аль-Тани – провели на полях Дохинского форума переговоры. Министр иностранных дел Катара шейх Мухаммед бин Абдул Рахман Аль-Тани подверг критике санкции США против Исламской Республики Иран и действия Саудовской Аравии и ОАЭ на Ближнем Востоке.

16 декабря Парламентская группа Ирана встретилась с парламентскими группами Азербайджана, Турции, Пакистана, Китая и Японии в рамках 5-ой Глобальной конференции молодых парламентариев Межпарламентского союза в Баку. Парламентская группа Ирана призвала представителей Китая и Японии сотрудничать в противодействии жестоким экономическим санкциям против иранской нации. В ходе встречи парламентских групп Азербайджана, Турции и Ирана, помимо обмена мнениями по парламентским вопросам, акцент был сделан на расширении торгового обмена. Основным направлением переговоров между двумя парламентскими группами Ирана и Пакистана было использование парламентских возможностей для освобождения похищенных иранских пограничников.

17 декабря Эмир Кувейта Сабах аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах подчеркнул заинтересованность своей страны в развитии и расширении сотрудничества с Ираном.

19 декабря Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф после трехсторонней встречи по конституционному комитету Сирии в Женеве, написал в Twitter, что страны-гаранты всегда поддерживали политическое решение, которое возглавят сами сирийцы, и Запад в конечном итоге также признал его.

20 декабря в кулуарах визита президента Ирана в Турцию были подписаны соглашения о сотрудничестве между Ираном и Турцией в области здравоохранения, связи и телекоммуникации.

Таким образом, в декабре внешняя политика Ирана отличилась своей плодотворностью. Несмотря на состоявшиеся мероприятия, открытым остается вопрос о институционализации всех возможных форм сотрудничества, прежде всего, в рамках создания нового механизма с ЕС и двусторонних отношений с приоритетными для ИРИ странами.

 

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА ИРАНА

Иран по-прежнему в состоянии серьезного экономического краха, однако отказывается принять этот факт. Все происходящие события в рамках внутренней политики остаются сконцентрированными на поиске выходов из сложившейся ситуации. Наиболее громкие события в этом разделе – новый бюджет страны на следующий год и, безусловно, теракт на юго-востоке Ирана.

5 декабря министр здравоохранения и медицинского образования Исламской Республики Иран Хасан Газизаде Хашеми, отметил, что фармацевтическая ситуация в стране является удовлетворительной и заявил, что в стране производится около 95% медикаментов. По его данным, из 50% медикаментов в Иране 5% полностью импортируются, а около 45% сырья поставляется в страну.

Утром 6 декабря около 10:00 по местному времени террорист-смертник на заминированном автомобиле попытался заехать на территорию отделения полиции в портовом городе Чабахар на юго-востоке Ирана. Автомобиль на въезде остановили для проверки документов, и в этот момент смертник произвел самоподрыв. В результате террористической атаки, по данным временно исполняющего обязанности губернатора города Чабахар Рахмдела Бамери, погибли два полицейских, около 40 человек, в том числе четверо детей, получили ранения.  Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф пообещал, что ответственные за совершение теракта в Чабахаре понесут жестокое наказание.

22 декабря был отмечен завершающий этап военного учения 12 сухопутных войск Корпуса Стражей Исламской революции со слоганом «Демонстрация авторитета и безопасности под национальным единством и новых оборонительных возможностей» в общей зоне Персидского залива.

Одним из знаковых событий также стало объявление о том, что короткометражные фильмы «Забвение» режиссёра Фатимы Мохаммади и «Операция 747» Мохаммада Исмаили будут показаны в секции коротких историй 11-го кинофестиваля «Мир на земле» в Чикаго. «Мир на Земле» – это конкурсный фестиваль, целью которого является распространение идеи мира посредством кино и объединение 26 режиссёров из 9 разных стран мира. Фестиваль «Мир на Земле» пройдёт с 15 по 17 марта 2019 года в Чикаго.

25 декабря Президент Ирана Хасан Рухани представил в парламенте государственный бюджет страны на следующий финансовый год, начинающийся с 21 марта 2019 года, размером в 170 млрд долларов. В частности, были предложены: сокращение числа госслужащих на 10%, повышение цен на бензин и газ до 20%, рост тарифов на воду до 30%, увеличение расходов на КСИР и одновременное уменьшение на армию, срез расходов на культурные учреждения до 30%. Представляя новый бюджет, Рухани раскритиковал консерваторов. Первой причиной этому послужила невыплата налогов со стороны значительной части финансовых учреждений (религиозные и благотворительные институции, такие как Астан-е Кодс Резави). Второй причиной острой критики в сторону консерваторов оказались события прошлой зимы – январские протесты, в разжигании которых нынешний президент обвинил именно консерваторские силы. Очевидно, что данные меры можно охарактеризовать как вынужденные для правительства ИРИ, однако, не стоит забывать о том, что эти шаги могут привести и к серьезным волнениям и, как следствие, к новым протестам в обществе. С другой стороны, заявления Рухани в отношении консерваторов демонстрируют, что в последнее время последним удалось достичь определенных целей и в какой-то степени вытеснить реформаторов из внутренней политической борьбы.

 

ОТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ

4 декабря пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, отвечая на вопросы студентов МГИМО, заявил, что Россия не видит альтернативы соглашению по иранской ядерной программе и призывает все стороны не делать шагов, которые спровоцировали бы Тегеран на выход из этой договоренности. По данным ТАСС со ссылкой на Пескова, рестрикции Вашингтона в отношении Тегерана, которые, в отличие от санкций Совбеза ООН, не являются легитимными с точки зрения международного права, «не должны быть препятствием для того, чтобы мы продолжали наши двусторонние отношения и торгово-экономическое сотрудничество с Ираном». Песков отметил, что РФ выстраивает взаимовыгодные и достаточно тесные отношения с этой страной, которая также играет очень важную роль в региональных делах и в процессе сирийского урегулирования. «И закрывать глаза на роль Ирана абсолютно нелогично и недопустимо», — заметил пресс-секретарь президента.

7 декабря делегация парламента (Меджлиса) Ирана во главе с председателем парламентской группы дружбы Иран-Россия Рамазанали Собханифаром прибыла в Москву. Делегация парламентской группы дружбы «Иран-Россия» обсудила расширение сотрудничества в различных областях. Иранский парламентарий подчеркнул необходимость более широкого использования национальных валют в торговых операциях между двумя странами. «Надо разработать механизм бартерного обмена, укрепить финансовые механизмы между нашими странами. И только таким образом можно нивелировать воздействие санкций», добавил Собханифар. Во время встречи также было подчеркнуто наличие общих проблем двух стран в использовании возможностей для углубления двусторонних отношений. Упомянуто о 20-процентном росте товарооборота между Россией и Ираном за последние восемь месяцев.

12 декабря Посол Ирана в России Мехди Санаи и спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов обсудили ситуацию на Ближнем Востоке, в том числе кризисы в Сирии и Йемене. В тот же день Санаи в Москве обсудил с замглавой МИД Российской Федерации Сергеем Рябковым международную повестку и другие вопросы, представляющие взаимный интерес. Об этом говорится в сообщении внешнеполитического ведомства РФ.

15 декабря специальный представитель президента РФ по вопросам гуманитарного и экономического сотрудничества с государствами Каспийского региона Рамазан Абдулатипов утвердил, что Иран является одним из исторических партнеров Москвы в регионе и заявил, что Россия всегда защищает интересы Ирана как своего стратегического партнера на международной арене.

18 декабря в МИД Ирана сообщили, что в Тегеране прошла консультация Исламской Республики Иран и РФ по обеспечению международной безопасности разведки. Спецпредставитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества безопасности Андрей Крутских и заместитель министра иностранных дел Ирана по правовым и международным вопросам Голам-Хосейн Дехгани возглавили делегации двух стран. Стороны обменялись информацией по ряду вопросов, представляющих интерес для международной безопасности, и выразили обеспокоенность по поводу проблем и угроз злонамеренного использования информационно-коммуникационных технологий. Также были обсуждены проблемы, связанные с использованием этих технологий в преступных и террористических целях.

Таким образом, в российско-иранских отношениях по-прежнему прослеживается нарастающая положительная динамика. Сторонам следует начать переходить от декларативных форм сотрудничества к более тесным и институционализированным.

 

***

Декабрь в Иране был наполнен событиями, главным образом, в области внешней политики. Ряд встреч и консультаций с третьими странами позволяет Ирану наращивать потенциал, но все же, несмотря на эту ярко выраженную внешнеполитическую активность, Исламской Республике не хватает внутренней силы. Очередной теракт, сокращения в бюджете на следующий год, обострение противоречий в этой связи по линии консерваторы-реформаторы – все это указывает на то, что в проводимой Рухани и его сторонниками политике существуют явные недоработки, которые вскоре могут крайне неблагоприятно сказаться на обстановке внутри иранского общества.

Мария Будаева

Турция: декабрь 2018 г. (дайджест)

Внешнеполитическая повестка декабря для Турции была наполнена визитами и различными встречами. В начале месяца президент Эрдоган направился в Буэнос-Айрес для участия в саммите «Большой двадцатки», где провел ряд двусторонних переговоров, в частности, с главами России и США. Кроме того, состоялись переговоры по сирийскому конституционному комитету в Женеве, а в конце месяца делегация Турции посетила Россию. На ближневосточном направлении продолжается борьба за сирийский Манбидж, которую Турция, по всей видимости, уже проиграла, а Р.Т. Эрдоган продолжает анонсировать новые военные кампании к востоку от Евфрата.

Во внутренней политике были обнародованы данные о кандидатах от главной оппозиционной партии Турции, появились сообщения о договоренностях об альянсе НРП и «Хорошей партии», а также информация о последних достижениях Турецкой Республики в области атомных технологий и экономической ситуации.

Отношения с Россией                                                                 

Для президента Турции месяц начался с посещения саммита G20 в Аргентине, где он имел возможность встретиться с лидером России В.В. Путиным. Ввиду внезапно отмененных переговоров В. Путина с президентом США Д. Трампом, главы России и Турции приняли решение провести двусторонние переговоры на полях саммита. И даже несмотря на то, что в последний раз они виделись буквально за неделю до этого события в Турции, лидерам двух стран было что обсудить.

По словам пресс-секретаря Президента России Д. Пескова, переговоры Путина и Эрдогана в рамках G20 могут быть охарактеризованы как «сверка часов» по ключевым вопросам. В центре внимания сторон на этот раз находился сирийский кризис, а если быть точнее – его урегулирование. Так, Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в Идлибе, а также вопрос создания демилитаризованной зоны в этом регионе. В. Путин, в частности, отметил, что проблемы по вопросу освобождения ее от террористов сохраняются, но Турция работает над этим. Таким образом стороны согласовали меры, направленные на реализацию договоренности по Идлибу, а со стороны Р.Т. Эрдогана прозвучал призыв провести специальный саммит, посвященный ситуации в Идлибе.

Своего рода «прорыв» произошел на другом, но также напрямую связанным с сирийской проблематикой направлении. 20 декабря в Женеве прошла очередная встреча министров иностранных дел России, Ирана, Турции и спецпосланника Организации Объединенных Наций по Сирии С. де Мистуры. В тот день указанные выше страны передали ООН согласованный список, включающий в себя 150 участников сирийского конституционного комитета, споры о составе которого велись на протяжении достаточно долгого времени. При этом стороны условились, что первое заседание комитета, призванного рассмотреть поправки в конституцию Сирии, должно состояться уже в январе следующего года. В то же время стоит отметить, что С. де Мистура, который с недавних пор скуп на оптимизм в вопросе оценки усилий трех стран-гарантов перемирия по урегулированию кризиса в Сирии, воспринял новость о готовности списка без особого энтузиазма. Стаффан де Мистура, который, к слову, в скором времени готовится покинуть свой пост, заявил, что предоставленный сторонами список по-прежнему далек от идеального и нуждается в доработке. Тем не менее, несмотря на такого рода негативные оценки, работа комитета должна начаться со дня на день, а контролировать этот процесс со стороны ООН уготовано уже новому спецпосланнику в лице Г. Педерсона.

Что касается других российско-турецких контактов, 29 декабря Москву посетила делегация из Турции. Министры иностранных дел, министры обороны двух стран, а также глава разведки Турецкой Республики, специальный представитель президента Турции и посол государства в России провели детальные переговоры, посвященные ситуации в Сирии, в частности, вопросу Манбиджа, процессу политического разрешения кризиса и решении Д. Трампа вывести войска из Сирии. Эрдоган, в свою очередь, заявил о своем намерении посетить Москву отдельно, однако, как пояснил Д. Песков, такая встреча, вероятно, состоится в первой половине 2019 года. Кроме того, в декабре стало известно, что очередной саммит формата Россия – Турция – Иран по Сирии планируется провести в России приблизительно в первую неделю 2019 года.

Отношения с Западом

Говоря об отношениях Турции с Соединенными Штатами, то, с одной стороны, можно сказать, что стороны обсуждают актуальные вопросы, находящиеся на повестке дня, с другой – что некоторые противоречия все еще сохраняются.

В рамках упомянутого выше саммита G20 президент Эрдоган также встретился с лидером США Д. Трампом, однако проведенные переговоры едва ли можно назвать полноформатными. В ходе непродолжительной встречи в 50 минут стороны успели обсудить ситуацию в Манбидже и Идлибе, вопросы борьбы с терроризмом, а также волнующий Эрдогана вопрос экстрадиции Ф. Гюлена. Кроме того, за последний месяц стороны часто проводили телефонные переговоры на разных уровнях для обсуждения актуальных проблем. В ходе крайней такой беседы, состоявшейся 14 декабря, Эрдоган пригласил Трампа в Турцию в 2019 году, который, по сообщениям СМИ, ответил на предложение удовлетворительно. При этом Трамп станет не единственным официальным лицом США, визит которого ожидается в новом году. Турцию также должен посетить помощник президента США по национальной безопасности Д. Болтон. Переговоры при этом будут сконцентрированы на сирийской проблематике. Стоит отметить, что кризис в Сирии действительно нуждается в обсуждении Турции и США ввиду сохраняющихся разногласий. США, прежде всего, не устраивает самостоятельность Турции, которая выражается в проведении новых военных кампаний против курдов, Турцию, в свою очередь, поддержка курдов Соединенными Штатами. Так, например, официальный представитель министерства обороны США Ш. Робертсон раскритиковал намерение Эрдогана провести очередную операцию в Сирии, заявив, что считает односторонние военные кампании на территории государства неприемлемыми. Эрдоган, однако, вскоре после этого заявил, что Д. Трамп одобрил планы Турции. МИД Турции, в свою очередь, упомянув, что на такой исход повлияла Анкара, достаточно позитивно оценил решение США о выводе своих войск из Сирии, ведь выход США – главных «помощников» курдов – из региона может позволить армии Турции держать приграничные территории, включая курдские анклавы, под своим контролем. Еще одним вопросом двусторонней повестки являются антииранские санкции. В декабре стало известно, что Турция, которой ранее Вашингтон в качестве исключения позволил вести торговлю с Ираном, намерена добиваться продления своего привилегированного положения, ссылаясь на двусторонние торговые соглашения. И хотя ответ от США пока не поступил, можно предположить, что западные партнеры не сильно обрадуются такому желанию Турции. Помимо всего этого, о разных взглядах двух стран на политические вопросы и о смещении курса Турции в сторону России также свидетельствует тот факт, что М. Чавушоглу назвал «неудачными» слова спецпосланника США по Сирии Д. Джеффри о том, что астанинский и сочинский процессы необходимо «свернуть», совершенно справедливо отметив, что благодаря именно этим форматам переговоров в Сирии обеспечивается политический диалог между воюющими сторонами.

Что касается европейского направления турецкой политики, то в отношениях с Европой все достаточно стабильно. МИД Турции периодически делает заявления о том, что Турецкая Республика обладает всеми правами для вступления в ЕС, которые, однако, остаются без ответа европейских партнеров. Последний месяц Турция также находилась под давлением Австрии и ОБСЕ по вопросу ареста австрийского журналиста М. Цирнгаста, которого задержали ранее в сентябре по подозрениям в связях с РПК. После обвинений в несправедливости и нарушении прав человека, прозвучавших от канцлера Австрии С. Курца, Анкара все же приняла решения освободить журналиста под подписку о невыезде. Однако, несмотря на то, что Турция удовлетворила требования Австрии, данный шаг с наименьшей степенью вероятности приблизит государство к ЕС. Кроме этого, страны ЕС не поддержали Турцию в вопросе проведения военной операции в Сирии, фактически процитировав заявления официальных лиц США о неприемлемости таких действий. В этой связи последнее время обсуждается возможность проведения следующего четырехстороннего саммита между Россией, Францией, Германией и Турцией для совместного обсуждения ситуации в Сирии, однако дата и место проведения пока уточняются.

Ближний Восток

На ближневосточной арене Р.Т. Эрдоган, похоже, вновь вспомнил о своих претензиях на лидерство в регионе и готовится продемонстрировать свою военную мощь на приграничных с Сирией территориях.

С начала декабря мировые СМИ не утихают о том, что после заявлений президента, сделанных 12 декабря о планах провести военную операцию, Турецкая Республика начала переброску военной техники на границу с Сирией, которая следовала в приграничный район Хатай. Вероятно, намерение Турции связано с недавней критикой Б. Асада по вопросу нарушения режима перемирия в Идлибе и с продвижением курдский отрядов в приграничных районах. Стоит отметить, что в 2015 году Турция уже проводила операцию против курдов в данном регионе, преследуя цель оттеснить курдские формирования от Евфрата. Эрдоган на протяжении всего декабря повсеместно заявлял о том, что готов начать операцию, которая будет координироваться с Россией, в любой момент и без предупреждения, однако на фоне заявлений США о намерении вывести свои войска из региона, по всей видимости, решил занять выжидательную позицию, немного отложив свои планы. Тем не менее, 25 декабря глава министерства обороны Х. Акар заявил, что подготовка к контртеррористической операции завершена, что может означать начало операции в самое ближайшее время.

В то же время, вместо проведения военной кампании против отрядов «Сил народной самообороны» и «Демократического союза» только на востоке от Евфрата, как изначально планировалось, в Турции ранее заявили о планах войти еще и в сирийских Манбидж в том случае, если курдские формирования не покинут его. Об этом заявил сам президент в ходе своего выступления на конференции высших судебных инстанций стран Организации исламского сотрудничества в Стамбуле 14 декабря.     Тогда же Эрдоган обрушился с критикой на США, заявив, что Соединенные Штаты хотят ослабить решимость Турции в их борьбе с терроризмом путем затягивания реализации дорожной карты по Манбиджу. Тем не менее, планам Р.Т. Эрдогана касательно Манбиджа не суждено было сбыться по другой причине: 28 декабря стало известно, что армия официального правительства Сирии, опередив Турцию, вошла в Манбидж, причем по приглашению курдских отрядов, и установила контроль над территорией. Реакция Эрдогана последовала незамедлительно. Лидер Турции заявил, что не верит заявлениям курдов, которые, как он выразился, не имеют права никого приглашать от своего имени, и Сирии, отметив, что считает их не более, чем «психологическим давлением». Так или иначе, но промедление турецкой армии с началом операции дало курдам и правительственной армии Б. Асада определенный карт-бланш на вышеуказанные действия. Над Манбиджем теперь возвышается сирийский флаг, и учитывая, что 16 декабря М. Чавушоглу впервые за долгое время заявил о готовности Турции сотрудничать с Б. Асадом в будущем в случае его победы на выборах, о том, какие действия теперь предпримет армия Эрдогана на сирийской земле – остается только догадываться.

Внутриполитическая обстановка

В декабре на внутриполитическом направлении Турецкой Республики стали известны некоторые подробности предстоящих муниципальных выборов.

Прежде всего, президент Турции Р.Т. Эрдоган в начале месяца в очередной раз подтвердил, что союз между Партией националистического движения (ПНД) и правящей Партией справедливости и развития (ПСР) состоится. Также стало известно, что незадолго до выборов лидеры ПСР и ПНД – Р.Т. Эрдоган и Д. Бахчели – планируют провести совместные митинги в наиболее крупных городах страны. Вместе с тем оправдались ожидания турецкой общественности относительно выдвижения спикера ВНСТ Б. Йылдырыма, который 21 декабря подал в отставку, на пост мэра Стамбула. Что касается оппозиционно настроенных партий, то в декабре стали известны имена кандидатов на пост мэров в Стамбуле и в Анкаре от Народно-республиканской партии (НРП). Так, согласно обнародованным данным, на пост мэра Стамбула претендует известный лишь в узких кругах политик Э. Имамоглу, а кандидатом на пост мэра Анкары от НРП, в свою очередь, стал М. Яваш, который уже предпринимал попытки баллотироваться на этот пост на выборах 2014 года.

При этом долгое время оставался открытым вопрос о возможном союзе оппозиционных сил на местных выборах Турции ввиду того, что партии не могли договорить об аспектах его создания. После длительных переговоров, а также встреч, решающая из которых состоялась 12 декабря в штаб-квартире НРП, стороны все же пришли к согласию. В ходе переговоров между лидерами двух партий – К. Кылычдароглу и М. Акшенер – стороны, преодолев часть противоречий, договорились о создании союза, а также приняли решение относительно того, кандидаты каких партий будут представлены в различных регионах. В частности, было решено, что в Мерсине каждая партия выдвинет своего кандидата; кандидаты от НРП будут представлены в следующих провинциях: Айдын, Мугла, Текирдаг, Хатай, Измир, Эскишехир, Анкара, Стамбул, Анталья, Бурса и Адана; «Хорошая партия», в свою очередь, выдвинет кандидатов в данных регионах: Балыкэсир, Денизли, Маниса, Коджаэли, Конья, Самсун, Трабзон, Кайсери, Сакарья и Газиантеп. Относительно других регионов переговоры между партиями, вероятно, продолжатся.

Говоря о других событиях, не связанных с выборами, стоит отметить, что в декабре Турция впервые испытала атомную авиабомбу МК-84 собственного производства на специализированной базе HABRAS, причем, по заявлению Министерства промышленности и технологий, которое охарактеризовало событие как «историческое», испытание прошло достаточно успешно.

Экономическая ситуация

На внешнеэкономическом направлении продолжают осуществляться совместные российско-турецкие проекты. Так, например, 13 декабря президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о том, что Турция начала строительство сухопутной части газопровода «Турецкий поток». Вместе с тем, в соответствии с информацией «Росатома», стало известно о выдаче разрешения Турецким агентством по атомной энергии (TAEK) на строительство второго энергоблока АЭС «Аккую». Кроме того, Эрдоган заявил, что Турецкая Республика, а рамках своего «стодневного плана работы» по реализации различных проектов, планирует провести тендер на осуществление проекта судоходного канала «Стамбул». Говоря о торговых отношениях, стоит упомянуть, что 29 декабря Министерство сельского хозяйства России подготовило проект приказа об увеличении объема ввозимых из Турции томатов вдвое – до 100 тыс. тонн в год, что в значительной степени помогло бы повысить долю экспорта Турции. При этом, согласно подсчетам, опубликованным Министерством торговли Турецкой Республики, показатель экспорта государства за прошлый месяц стал самым высоким за последний год и составил 15,5 миллиардов долларов, а ранее Турция приняла решение увеличить пошлины на импорт от 10% до 30% на ряд товаров, в том числе на строительные материалы, бумагу и картон, а также игрушки и телевизоры.

Что касается внутриэкономической ситуации, то в декабре наблюдалась волатильность турецкой лиры – в начале месяца валюта немного ослабла, затем вновь повысилась на 1,16% после заявлений ЦБ Турции о готовности принять меры по стабилизации национальной валюты. Тем не менее, по состоянию на 13 декабря, Центробанк Турции оставил базовую процентную ставку на прежнем уровне – 24%. Также в декабре, с одной стороны, стало известно о замедлении годовой инфляции, уровень которой снизился до 21,6% и о резком росте безработицы среди молодежи – с другой. Кроме того, в конце месяца появилась информация о том, что с 1 января 2019 года Турция вводит так называемый налог «на безопасность» в отношении всех лиц, вылетающих из аэропортов страны. Сумма такого налога составит 1,5 евро.

***

Таким образом в декабре на внешнеполитическом направлении Турецкая Республика в очередной раз продемонстрировала, что смотрит на мировые политические процессы в одном направлении именно с Россией, а не с Западом и с США в частности. Участившиеся контакты с российской стороной, согласование списка конституционного комитета Сирии между странами-гарантами перемирия и координация действий России и Турции в Сирийской Арабской Республике, прежде всего, говорят о том, что отношения Турецкой Республики с Российской Федерацией и с Ираном выходят на принципиально новый уровень. Однако такого нельзя сказать о турецко-американский отношениях, поскольку политика двух стран в основном ограничивается переговорами по Сирии и в последнее время сводится к двум крайностям – либо к достижению двусторонних соглашений и заявлениям о плодотворной совместной контртеррористической работе, либо к взаимным обвинениям по невыполнению достигнутых договоренностей.

Во внутренней политике, как и ожидалось, оппозиционные силы, по примеру правящей партии, объединились в союз и даже смогли согласовать некоторые детали проведения выборов 2019 года. Внутриэкономическую ситуацию Турции по-прежнему нельзя назвать стабильной, хотя следует признать, что в целом ситуация могла бы быть хуже. Внешнеэкономические связи, напротив, позволяют говорить об успехах Турции на этом направлении – реализуются многие российско-турецкие энергетические проекты, которые в ближайшем будущем должны в значительной степени способствовать экономическому росту двух стран.

В. Аватков, А. Сбитнева

“Так говорил Си”. Ремарки на речь Си Цзиньпина, произнесенную по поводу 40-летия реформ и открытости 18 декабря 2018 года.

“Так говорил Си”. Ремарки на речь Си Цзиньпина, произнесенную по поводу 40-летия реформ и открытости 18 декабря 2018 года.

18 декабря председатель КНР Си Цзиньпин на торжественном мероприятии в пекинском Доме народных собраний произнес речь, посвященную 40-летию политики “Реформ и открытости” (改革开放).

С полным текстом речи можно ознакомиться здесь.

О чем сказал председатель:

В целом, в своей речи председатель КНР дал краткую обзорную характеристику 40 лет политики “Реформ и открытости”. Рассказал о долгом пути Китая, начиная со времен культурной революции заканчивая современностью.

Культурную революцию Си охарактеризовал как “десятилетие, которое привело страну на грань экономической катастрофы” (“文化大革命”十年内乱导致我国经济濒临崩溃的边缘).

Переход к политике “Реформ и открытости”, решение идти собственным путем, придерживаясь “стратегии 3 шагов” (三步走) – Си назвал решением исторического значения.

Отдельно подчеркнул вклад своих предшественников: Дэн Сяопина, Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао.

Отметил важность двух событий: вступление в ВТО и инициативу “Один пояс – Один путь”.

Говорил об экономических успехах, росте доли Китая в мировой экономике с 1.8 процента (1978) до 15.2 процента (2017).

Выделил девять важнейших пунктов, которых Китай должен придерживаться в дальнейшем (приведены в оригинальном порядке): партийное руководство, улучшение жизни населения, марксизм, необходимость развивать и придерживаться китайского специфического социализма (два пункта), экономическое развитие, продвижение “Сообщества единой судьбы” (人类命运共同体), придерживаться всесторонней партийной дисциплины, придерживаться диалектического материализма и исторического материализма.

В речи, также отдельно упоминал формулу “Одна страна  — две системы” (“一国两制”), принцип “Одного Китая” (一个中国原则) и “Консенсус 1992 года” (“九二共识”).

О чем не сказал председатель:

Ввиду важности такой даты как 40 лет, ожидалось, что Си расскажет о новых экономических реформах. Из-за торгового конфликта между США и КНР Пекину пришлось пойти на некоторые меры внутреннего экономического стимулирования, вопреки ранее принятым мерам по сокращению внутренней задолженности провинций и компаний. Отсутствие сигналов к новым реформам может указывать на то, что руководство КНР намерено твердо придерживаться договоренностей, достигнутых в Аргентине на саммите G-20.

Важно отметить, что в речи не был отмечен план ”Сделано в Китае — 2025” (中国制造-2025), а сам председатель указал лишь то, что необходимо “ускорять создание ключевых технологий” (加快关键核心技术自主创新). Это также может быть некоторой уступкой США, где Пекин уберет один из “раздражителей” для Вашингтона (но, важно, не откажется от дальнейшей разработки).

Председатель отдельно ничего не сказал по поводу современной международной ситуации, хотя затронул эту тему, говоря о вкладе Цзян Цзэминя.

П. Прилепский

Si vis pacem, para bellum. Почему американо-китайское торговое перемирие станет новым этапом в противостоянии Вашингтона и Пекина?

Si vis pacem, para bellum. Почему американо-китайское торговое перемирие станет новым этапом в противостоянии Вашингтона и Пекина?

Завершившийся в Аргентине саммит G20 в первую очередь запомнится заключением 90-дневного торгового перемирия между США и КНР. Страны договорились, что в течение этого срока стороны будут решать накопившиеся вопросы. Президент США Д. Трамп согласился отложить анонсированные ранее 25-процентные пошлины на ряд товаров. Глава КНР Си Цзиньпин со своей стороны согласился пойти на некоторые уступки, в том числе сократить американское отрицательное сальдо путем бОльших закупок американских товаров, а также на переговоры по поводу изменений правил принудительной передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности и ряда других.

К началу саммита стороны подходили с диаметральными взглядами. В первых числах ноября советник президента Трампа Л. Кадлоу заявил, что у Белого дома нет планов по торговому перемирию с Китаем. Напротив, вице-президент КНР Ван Цишань высказался, что Китай готов к переговорам.

В середине месяца, на Саммите АТЭС председатель КНР Си Цзиньпин и Вице-президент США М. Пенс не стали слушать речи друг друга, а их выступления были полны непрямых и прямых высказываний в адрес друг друга. Если Си уже традиционно говорил про открытость и торговую глобализацию, то Пенс предупреждал страны региона об “опасностях инвестиций”.

Однако, несмотря на все вышеуказанное, за несколько дней до начала Саммита G20 стали появляться слухи о том, что КНР неофициально предоставила США некий план торгового соглашения, а уже по результатам личной встречи два руководителя смогли договориться. Теперь у сторон есть 90 дней для того, чтобы найти взаимно устраивающие решения тех вопросов, на которые они не смогли ответь до этого.

Спектр этих вопросов достаточно широк, он касается не только двухсторонней торговли. В него входят вопросы защиты интеллектуальной собственности, принудительный трансфер технологий, особенности китайского патентного права, кибер и традиционный шпионаж, а также ряд других.

Сверх этого стоит отметить общий тренд к нарастанию противоречий в американо-китайских отношениях, вопросы Тайваня, Южно-Китайского моря, Северной Кореи, Ирана, что, возможно, усложнит переговорный процесс.

Отдельным пунктом стоит опасения США по поводу программы “Сделано в Китае — 2025”. В конце девяностых в начале двухтысячных, когда Китай только набирал “экономические обороты”, в США существовал дискурс о технологическом преимуществе над другими странами, который позволял оставаться лидирующей державой. За последние года, Китаю удалось совершить мощный рывок в высоких технологиях, сейчас Пекин ставит перед собой задачу получить лидерство в ряде технологий будущего (к примеру, ИИ).

В Вашингтоне угрозу своему технологическому лидерству воспринимают серьезно, к тому же в США уверены, что этот технологический рывок будет сделан за счет незаконных, с точки зрения Вашингтона, технологических трансферов из США в Китай.

Все вышесказанное дает право сомневаться в том, что стороны смогут договориться о таком широком спектре вопросов за столь короткое время. Вряд ли администрацию Д. Трампа действительно устроит снижение торгового дефицита, тем более, что дефицит является далеко не самой важной статьей переговоров, и тем более, что вряд ли у Китая получится его значительно сократить. Кроме этого, уже менее чем через два года, в США должны будут состояться президентские выборы, где очевидно главными внешнеполитическими темами станут две страны, одной из которых будет Китай.

В итоге, не смотря на многообещающее перемирие, скрепленное в этот раз двумя лидерами, торговый конфликт продолжится. Пекин, который больше заинтересован в текущих условиях договора и скорее всего, был бОльшим инициатором его заключения, будет стараться его сохранить.

В духе сохранения условий торгового перемирия, как и официальные китайские лица, выступил профессор международных отношений университета Цзинань Чэнь Диндин, указав на возможный прогресс в переговорах, если лидеры двух стран будут чаще использовать инструмент личных встреч для контроля переговорного процесса.

Разгоревшийся скандал по поводу ареста вице-президента Huawei Мэн Ваньчжоу пока не является серьезной угрозой переговорному процессу. Пресс-секретарь Министерства коммерции Гао Фэн отметил, что китайская стороны не связывает арест Мэн Ваньчжоу с ходом торговых переговоров, хотя в китайском сегменте интернета, наоборот, прослеживается явно антиамериканский тон публикаций.

С высокой вероятностью в американо-китайских отношениях реализуются два сценария. Первый – США выйдут из перемирия, обвинив китайскую сторону в нарушении условий, второй – возможное продление сроков перемирия на период менее 90 дней.

Судя по всему, в то время как переговорщики будут пытаться согласовывать общие позиции двух стран, стороны будут готовиться к дальнейшему продолжению конфликта. The devil is in a detail, очень много будет зависеть от событий, прямо не связанных с торговыми переговорами.

Для России ухудшение отношений между США и КНР, к сожалению, не принесет значительных дивидендов. Российско-американский диалог в последнее десятилетие и так сужался до ряда тем, а якобы “российское вмешательство в выборы” еще некоторое время будет препятствовать его развитию. С КНР Москва достигла высокого уровня взаимоотношений, выше которого, страны пока не хотят подниматься. В экономике Россия на сегодняшний день не способна заместить рынок США, однако некоторый рост экономического сотрудничества возможен.

 

П. Прилепский

Китай: ноябрь 2018 г. (дайджест)

 

Внешняя политика КНР за ноябрь традиционно характеризуется как активная. В центре внимания – переговоры США и КНР по торговым вопросам. В российско-китайских отношениях необходимо отметить экономический трек. Во внутренней политике произошли два важных события: выборы на Тайване и продолжающиеся усиление контроля внутри государства.

Внешняя политика

Россия – Китай

29 ноября в Пекине прошел Первый российско-китайский энергетический форум. Мероприятие проводилось по прямому поручению глав двух государств, с целью более эффективного развития диалога в области энергетики, увеличения количества совместных проектов и привлечения дополнительных инвестиций.

Участие приняли более 90 компаний, а также политические деятели и главы корпораций, такие как: глава “Роснефти” И. Сечин, глава “Транснефти” Н. Токарев,  Председатель Правления ПАО “Интер РАО” Б. Ковальчук, первый вице-премьер Госсовета КНР Хань Чжэн, руководитель Госэнергоуправления страны Чжан Цзяньхуа, замминистра иностранных дел Ли Юйчэн, заместитель председателя госкомитета по развитию и реформе Лянь Вэйлян, вице-президент Alibaba Лю Сун и ряд других высокопоставленных лиц.

Во время проведения форума вице-президент КНР Ван Цишань обратился к участникам форума с предложением создать постоянную площадку для обмена мнениями и проектами между российскими и китайскими бизнесменами.

По итогам мероприятий был подписан ряд соглашений.

Во время выставки China Airshow 2018 Рособоронэкспорт заключил три контракта на поставку оружия в Китай. Детали контракта не разглашаются.

 

США — КНР

9 ноября в Вашингтоне прошел американо-китайский диалог по вопросам дипломатии и безопасности, который должен был состояться еще в сентябре, однако был перенесен по инициативе китайской стороны. С китайской стороны делегацию возглавляли министр обороны КНР Вэй Фэнхэ и ответственный секретарь руководящей группы по иностранным делам при ЦК КПК Ян Цзечи, с американской – министр обороны США Дж. Мэттис и госсекретарь М. Помпео.

На встрече стороны подняли ряд вопросов включая ситуацию с правами человека в СУАР, Южно-Китайское море, Тайвань, а также несколько международных вопросов, включая Корейский полуостров, Афганистан, Иран

14 ноября Конгрессу США был представлен 525-страничный доклад американо-китайской обзорной комиссии по экономике и безопасности (USCC). Доклад призывает законодателей США принять широкий спектр мер противодействия глобальным амбициям КНР, их торговой практике и кампаниям по увеличению влияния за рубежом.

Форум АТЭС, прошедший в Папуа-Новой Гвинеи, завершился без итогового коммюнике. Причиной явилось невозможность согласовать позиции со стороны США и КНР. Более того, участвующие от США Вице-президент М. Пенс и председатель КНР Си Цзиньпин не стали слушать выступления друг друга.

Господин Пенс в своей речи указал, что США готовы ввести 25-процентные ограничения, до тех пор КНР не изменит “несправедливые” торговые практики. Также Вице-президент предупредил страны региона о последствиях кредитной зависимости от Китая, а также призвал “не получать кредитные займы, которые могут подорвать суверенитет”. В свою очередь, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что “протекционизм ведет к провалу”.

Перед встречей на полях саммита G20 президент США Д. Трамп исключил из комиссии П. Наварро, что указывало на смягчении позиции администрации Д. Трампа по поводу торгового соглашения.

Перед саммитом фигурировала информация, что Пекин заранее предложил Вашингтону проект торгового соглашения.

Встреча двух лидеров в рамках G20 завершилась согласованием 90-дневного периода, в течении которого, стороны обязываются договориться по спорным вопросам и не поднимать торговые тарифы с 1 января 2019 года.

Также по итогам встречи, Си Цзиньпин заявил, что готов одобрить ранее непринятую сделку по приобретению американским производителем процессоров и компонентов для мобильных устройств Qualcomm, которая не состоялась, по причине отсутствия разрешения от китайского рыночного регулятора, Кроме этого стороны согласились начать переговоры по изменениям в отношении передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности, кибербезопасности, торговле и т.д.

Министр иностранных дел КНР Ван И сообщил о намерении лидеров обменяться визитами «в подходящее время».

 

Внутренняя политика

24 ноября на Тайване прошли выборы в местные органы власти и референдум по ряду вопросов. Из 22 муниципалитетов Гоминьдан одержал победу в 15, а правящая Демократическая прогрессивная партия — в 6. В Тайбэе на выборах мэра победил независимый кандидат, действующий мэр города Кэ Вэньчжэ (известный по высказываниям, что Китай и Тайвань – это одна семья). После оглашения результатов выборов действующий президент Тайваня Цай Инвэнь практически сразу покинула пост председателя ДПП.

Результаты референдума показали, что большинство избирателей против выступления на Олимпийских играх под именем “Тайвань”, оставляя команде старое название “Китайский Тайбэй”. Кроме этого, провалилась инициатива легализации однополых браков.

В ноябре СМИ сообщили о ужесточении партийного контроля над студенческими организациями в университетах Китая. Сообщалось также об одновременной пропаже двенадцати активистов в крупных городах Китая. Большинство комментаторов связывают подобные действия властей как ответ на увеличение общей протестной активности в Китае, в том числе с такими акциями как #Metoo.

 

Вывод

В минувшем месяце ключевым вопросом китайской дипломатии стали американо-китайские отношения.

В течении месяца американская сторона (к примеру, Л. Кадлоу) заявляла, что у администрации Д. Трампа нет задачи прийти к торговому соглашению с КНР. На саммите АТЭС Вице-президент США М. Пенс публично подчеркивал наличие политической воли президента США продолжать политику торговых ограничений. Судя по открытой информации, администрация Трампа не имела четкого плана действий по торговым вопросам, не исключено, что даже к началу саммита в Аргентине его не существовало. В то время как китайская сторона предложила заранее проработанный план действий. Этот фактор может сыграть роль катализатора отказа или пересмотра достигнутых договоренностей со стороны Д. Трампа несмотря на то, что он лично заявил о достижении договоренностей.

В целом, договоренности видятся более выгодными для Китая несмотря на то, что Пекин пошел на ряд существенных уступок (некоторые из них все равно были бы реализованы, только несколько позднее). Пекин получил время для проработки дальнейшей торговой стратегии и успокоения внутренних недовольств среди групп влияния и компаний, ведущих торговлю с США.

Кроме этого, программа “Made in China 2025”, чувствительный вопрос для США не был затронут. Несмотря на инициативу Пекина смягчить свою позицию по ряду вопросов таких как лицензирование, трансфер технологий, достаточно сложно представить, как стороны найдут решение, устраивающее и США, и КНР.

В целом, данное 90-дневное перемирие можно рассмотреть, как время для подготовки к дальнейшей эскалации торгового противостояния. Здесь необходимо указать два наиболее вероятных сценария:

  1. Д. Трамп пересмотрит условия сделки еще до окончания 90 дневного срока, обвинив Китай в промышленном шпионаже, несправедливой торговой практике и т.д.
  2. Стороны после истечения 90 дневного срока по средствам переговоров продлят “перемирие” на новый срок менее 90 дней.

Главным фактором “прочности” договоренностей, достигнутых на полях G20, станут отношения США и Китая в таких вопросах как Северная Корея, Синьцзян, Южно-Китайское Море, Тайвань. Продолжение реального давления в этих вопроса со стороны администрации Президента (есть и другие группы влияния, которые, несмотря на достигнутый компромисс будут продолжать поднимать вышеобозначенные темы (к примеру: М. Рубио, П. Наварро и т.д.)) будут четко указывать на минимальную возможность достижения договоренностей между странами после 90-дневного периода. Относительно “затишье” с периодическими дежурными обвинениями будут указывать на продолжение диалога и согласование позиций.

Пересмотр договора ДРСМД для Китая может обозначать новую точку противостояние с США. Ранее Китаю удавалось выстраивать свою стратегию на основе двухсторонних советско-американских и российско-американских договорах ограничения вооружений, теперь же существует риск эскалации в Южно-Китайском море и на Корейском полуострове. Однако уже в начале декабря президент Д. Трамп указал на возможность вместе с Россией и Китаем сесть за стол переговоров.

Успенышный исход выборов для Гоминьдана на так называемых промежуточных выборах в Тайване (за два года президентских), а также результаты референдума, дает Пекину возможность снизить уровень конфликтности в Тайваньском проливе.

Появивишиеся сообщения о вмешательстве Пекина в выборы на Тайване является подтверждением нового тренда мировой политики, что, безусловно будет использовано для давления на Пекин.

Несмотря на торговое перемирие между США и Китаем Россия должна использовать возможности открытия китайских рынков (где уже ведется определенная работа). Ключевым направлением является продолжение создания и улучшения условий двухсторонней торговли в сегментах малого и среднего бизнеса, повышения бизнес-культуры и понимания специфики двух стран (чтобы не избегать скандалов, как в случае известного итальянского бренда одежды), снятие определенных экономических и неэкономических барьеров. Учитывая низкую вероятность прекращения торгового конфликта между США и Китаем, необходимо обратить внимание возможности не только увеличения российского экспорта, но и на возможность построения связей с компаниями, которые ранее работали на американский рынок.

Другим важным вопросом является скорейшее решение вопроса возникновения проблем с обслуживанием российских юридических и физических лиц со стороны китайских банков (широкая трактовка санкций), что мешает не только бизнесу, но и туризму.

Одним из наиболее важных вопросов для внешней политики России является закрепления краткосрочных успехов и перевод их в долгосрочные.

П.Прилепский

Турция: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика Турции в ноябре охарактеризована проведением большого количества встреч и мероприятий, среди которых: переговоры на министерском уровне с Россией, церемония по случаю завершения строительства части «Турецкого потока», очередной раунд астанинских переговоров, политический диалог высокого уровня с Евросоюзом и ряд других.

Главным событием во внутренней политике стала новость о возобновлении «альянса» ПСР и ПНД и оглашение кандидатов от ПСР, которые примут участие в муниципальных выборах.

Внешняя политика

Ноябрь отмечен интенсивностью российско-турецких контактов: так, например, 2-4 ноября в Анталье состоялся Российско-турецкий форум общественности, министр обороны России С. Шойгу провел переговоры со своим коллегой Х. Акаром и главой Национальной разведывательной организации Х. Фиданом в Сочи, состоялся очередной раунд астанинского процесса, однако центральным событием на российско-турецком направлении в этом месяце стал визит В. Путина в Турцию по случаю завершения строительства морской части газопровода «Турецкий поток».

19 ноября в Стамбуле лидер России встретился президентом Турции Р.Т. Эрдоганом. В ходе встречи главы государств обсудили вопросы развития двусторонних отношений, международную проблематику, а также приняли участие в церемонии, приуроченной к завершению достаточно важного этапа в реализации совместного проекта. Стоит отметить, что вместе с президентом России на церемонию прибыл глава «Газпрома» Алексей Миллей, а с турецкой стороны, в свою очередь, на мероприятии присутствовал гендиректор «BOTAŞ» Бурхан Озджан. В ходе церемонии В. Путин и Р.Т. Эрдоган совместно дали команду на укладку последней части морского участка трубопровода, а также обратились с речью к присутствовавшим. Эрдоган, подчеркнув техническую сложность проекта, обратил внимание на то, что Россия остается принципиально важным партнером и поставщиком газа для Турции, а совместный проект стран является взаимовыгодным. В целом Эрдоган прав – «Турецкий поток» действительно освободит Турцию от энергетической зависимости и даст возможность России развивать свою деятельность в регионе, однако важно помнить, что в настоящее время Турция также реализует другой не менее важны для нее проект – TANAP, который в том числе может уменьшить ее зависимость и от российского газа.

Как уже отмечалось, еще одним важным этапом внешнеполитической повестки месяца стало проведение 11-го раунда международных переговоров по Сирии, прошедших в Астане 28-29 ноября. И хотя по итогам переговоров спецпосланник ООН по Сирии подчеркнул, что за 10 месяцев стороны так и не достигли прогресса по вопросу состава конституционного комитета, а волну пессимизма, инициированную С. де Мистурой, подхватили почти все западные СМИ, А. Лаврентьев данную точку зрения не разделил. Проблемы по вопросу того, кто будет представлять третью часть комитета, учитывая, что первые две будут сформированы правительством Сирии и оппозицией, действительно сохраняются и пока что стороны не пришли к консенсусу, однако странами-гарантами предпринимают все усилия для того, чтобы решить этот вопрос в ближайшее время. Вместе с тем, в ходе встречи стороны обсудили условия возвращения беженцев, вопрос зоны деэскалации в Идлибе, призвали вооруженную оппозицию отмежеваться от террористических формирований, а также осудили применение химоружия в Сирии, потребовав расследования ситуации от ОЗХО. Следующая встреча в таком формате запланирована на конец января.

Что касается западного направления, то 22 ноября в Брюсселе впервые за полтора года возобновился политический диалог высокого уровня в формате Турция-ЕС, где, в частности, обсуждался вопрос вступления Турции в Евросоюз, взаимодействие с Таможенным Союзом и ряд других вопросов. В ходе встречи М. Чавушоглу прямо заявил о намерении Турции вступить в Европейский Союз, подчеркнув, что 11 декабря Турцией планируется провести второе заседание Группы действий по ускорению демократических реформ (первое состоялось в августе). Впрочем, реакция верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини, как и комиссара по вопросам расширения ЕС Й. Хана, была весьма сдержанной. ЕС продолжает предъявлять претензии Турции по вопросу несоблюдения необходимых критериев, в том числе, – антидемократическим арестам журналистов. Наряду с этим, точки соприкосновения у Турции и ЕС по некоторым вопросам все же есть. Не говоря о необходимости сотрудничества по сокращению потоков беженцев, стороны разделяют точку зрения по иранскому вопросу, заявляя о необходимости сохранения СВПД и получения Тегераном экономических выгод. Кроме того, страны ЕС поддерживают меморандум России и Турции по Идлибу.

Для турецко-американских отношений месяц начался позитивно – в начале ноября стороны отменили взаимные санкции. Так, США отменили санкции в отношении министра юстиции и главы МВД Турции, а Турецкая Республика, в свою очередь, сняла ограничения с генерального прокурора и министра внутренней безопасности США. Кроме того, 1 ноября стороны уже во второй раз осуществили совместную патрульную миссию в сирийском Манбидже. И хотя глава МИД Турции заявил, что дорожную карту по Манбиджу планируется реализовать до конца текущего года, Турецкая Республика по-прежнему продолжает обвинять США в поддержке террористических формирований, а США выражают недовольство закупкой Турцией российских комплексов С-400, что в значительной степени затрудняет двустороннее сотрудничество. Говоря о других турецко-американских контактах, президент Турции Эрдоган и глава США Д. Трамп имели возможность пообщаться в рамках мероприятий в Париже, посвященных 100-летию со дня окончания Первой мировой войны, однако, по сообщениям пресс-секретаря Белого Дома С. Сандерс, ввиду того, что накануне Турция передала аудиозаписи убийства Д. Хашогджи США, Франции, Великобритании, Германии и Саудовской Аравии, в ходе беседы лидеры двух стран сосредоточились на обсуждении дела саудовского журналиста. В частности, стоит отметить, что в ходе телефонных переговоров глав Турции и США, Турция подала запрос Соединенным Штатам об экстрадиции лиц, причастных к убийству.

Среди других международных контактов можно отметить участие президента Эрдогана в саммите G20, который продлится до 4 декабря, а также участившиеся в последнее время турецко-катарские контакты. Так, 9 ноября эмир Катара нанес визит в Турцию, а 26 ноября в Стамбуле было проведено 4-е заседание Высшего комитета стратегического сотрудничества Турции и Катара, в рамках которого состоялись переговоры президента Турецкой Республики и эмира Катара. В результате заседания стороны также подписали протокол о стратегическом сотрудничестве в различных сферах, в том числе – в области экономики, торговли, культуры и транспорта.

Внутриполитическая обстановка

Внимание внутриполитической ситуации в Турции в последнее время акцентировано на подготовке к местным выборам. И хотя выборы пройдут только в конце марта следующего года, кандидаты, намеренные выдвинуть свою кандидатуру на муниципальных выборах, должны пройти регистрацию в Центральной избирательной комиссии Турции до 1 декабря.

21 ноября лидер Партии справедливости и развития Р.Т. Эрдоган провел встречу с лидером Партии националистического движения Д. Бахчели. Напомним, что партии шли на летние парламентские выборы в альянсе, однако осенью они официально объявили о прекращении сотрудничества. По всей видимости, внутриполитические реалии заставили лидеров партий задуматься о целесообразности такого шага. Главной темой, которая обсуждалась на проведенной встрече, к удивлению многих, стал вопрос о возобновлении «Народного альянса». Чем конкретно было вызвано подобное решение – не пояснялось, однако можно предположить, что причина кроется в неуверенном положении ПСР перед выборами и в снижении поддержки избирателей ввиду нестабильной экономической ситуации в стране. Стоит отметить, что практически сразу после объявления данного решения последовала реакция главы «Хорошей партии» М. Акшенер, которая сама начинала политическую карьеру в ПНД и крайне неодобрительно высказалась о желании националистов поддержать правящую партию. При этом в таких условиях «Хорошая партия», вероятно, сохранит контакты с НРП. Спустя несколько дней после объявления о возобновлении союза ПСР и ПНД произошла другая встреча – на этот раз глав Народно-республиканской партии и исламистской «Партии счастья», обеспокоенные лидеры которых также заговорили о возможном союзе.

Вместе с этим, в последнее время широко обсуждается список кандидатов от Партии справедливости и развития на пост мэра Анкары и Измира, который был оглашен Р.Т. Эрдоганом. Всего лидер ПСР объявил о 40 кандидатах, которые примут участие в муниципальных выборах. В соответствии с объявленными данными, на пост мэра Анкары был предложен помощник генерального секретаря ПСР М. Озхасеки, а на пост Измира – бывший министр экономики Турции Н. Зейбекчи. Ранее сообщалось, что президент также должен был назвать кандидата от Стамбула, однако этого не произошло. Если верить СМИ, то в информационном пространстве всерьез обсуждается кандидатура Б. Йылдырыма, который, предположительно, в скором времени покинет пост спикера ВНСТ. Что касается кандидатов от других партий, то в турецких СМИ также существует масса предположений по этому поводу, однако официальных заявлений от их представителей пока не поступало.

Среди других событий можно назвать памятные мероприятия, прокатившиеся по всей стране и приуроченные к 80-й годовщине смерти основателя Турецкой Республики М.К. Ататюрка. 10 ноября тысячи человек собрались возле мавзолея Ататюрка, неся в руках национальные флаги и портреты «отца-основателя». В частности, в мероприятиях принял участие и действующий президент Турции Р.Т. Эрдоган. Он по традиции посетил мавзолей, возложив цветы к могиле Ататюрка, после чего его двери были открыты для других граждан.

Экономическая ситуация

По-прежнему не отличается стабильностью экономика Турецкой Республики. 5 ноября Турецкий статистический институт (TurkStat) опубликовал неутешительную статистику: годовая инфляция в Турции достигла 25%. И пока в экспертных кругах началась паника относительно того, что будет с турецкой экономикой дальше, министр экономики Б. Албайрак сохраняет подозрительное спокойствие, которое, однако, не разделяют как турецкие, так и мировые экономисты. Албайрак уверен, что запущенная программа «Тотальная борьба с инфляцией» еще принесет свои плоды и в декабре инфляция должна существенно замедлиться. Тем не менее, по данным Европейского банка реконструкции и развития, ожидается, что в 2019 году Турция может возглавить список стран с наихудшей экономикой.

В то же время стоит отметить, что позитивных изменений в сфере экономики происходит мало, но все же они есть. Так, в начале ноября, после того, как Вашингтон объявил, что Турция вошла в список стран, которым временно разрешается вести торговлю с Ираном, курс турецкой лиры к доллару укрепился, составив 5,34. Кроме того, курс национальной валюты Турции продолжил свой рост и в конце месяца, чему, в частности, способствовала новость о завершении строительства части трубопровода «Турецкий поток». Тогда лира подорожала на 2,34%. В то же время в Турции впервые за несколько месяцев отметили увеличение индекса экономической уверенности, что позволяет говорить о незначительном улучшении ситуации.

***

В ноябре Турция продолжила развивать контакты с Россией, остающейся для нее приоритетным партнером – об этом свидетельствует не только успешная реализация проекта совместного трубопровода, но и ряд важных политических контактов. Со странами Запада отношения Турции остаются стабильными: контакты с Европейским Союзом, в первую очередь, обусловлены тем, что несмотря на все противоречия, главным из которых остается вопрос вступления Турции в ЕС, стороны осознают необходимость взаимодействия друг с другом для решения большого количества других, волнующих как Турцию, так и Европу проблем. США, периодически заявляющие, что Турция остается стратегическим партнером, были вынуждены снять введенные ранее санкции, однако дали Турции понять, что на мгновенное потепление отношений во всех областях рассчитывать не стоит: прохладные турецко-американские отношения прослеживаются, прежде всего, на ближневосточной арене, где ни одна, ни другая сторона, в силу ряда разногласий, не хотят идти на уступки.

Что касается внутренней политики, то решение о возобновлении альянса ПСР и ПНД, как и на июньских выборах, является, скорее, стратегическим взаимовыгодным ходом, нежели намеком на долгосрочное партнерство по причине расхождений во взглядах по некоторым политическим вопросам. В условиях, когда даже новая экономическая политика Турции и другие инициативы Албайрака не внушают доверия, а экономика по-прежнему остается нестабильной, правящая Партия справедливости и развития осознает, что в настоящий период времени ей как никогда нужен «союзник» на грядущих выборах, и отказываться от такой возможности будет в крайней степени нерационально.

В. Аватков, А. Сбитнева

Арабские страны: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Ноябрь 2018 г. ознаменовался критическим обострением гуманитарной ситуации в Йемене. Не лучшим образом дела обстояли и вокруг оказания помощи беженцам в лагере «Эр-Рукбан» в Сирии, в создании конституционного комитета которой, тем не менее, был достигнут значительный прогресс.

Октябрьская эскалация напряжённости в секторе Газа получила своё продолжение, палестинская проблема вновь оказалась на повестке международного сообщества. Саудовская Аравия столкнулась с новыми обвинениям в связи с действиями арабской коалиции в Йемене и ходом расследования убийства журналиста Дж. Хашукджи.

 

ПАЛЕСТИНА

Несмотря на достигнутое 27 октября при посредничестве Египта соглашение о прекращении огня, в ноябре ситуации вокруг сектора Газа продолжила стремительно ухудшаться. 9 ноября на границе с Израилем возобновились акции в рамках «Великого марша возвращения», в результате которых, по сообщениям министерства здравоохранения Палестины, от боевых пуль пострадали 25 человек.

12 ноября после заявлений пресс-службы ЦАХАЛ об убийстве израильского офицера в ходе перестрелки и перехвате двух ракет, выпущенных со стороны Газы, Армия обороны Израиля провела масштабную операцию, в ходе которой было атаковано более 70 объектов ХАМАС и «Исламского джихада». Агентство WAFA сообщило о гибели шести палестинцев в городе Хан-Юнис на юге анклава, о других жертвах данных не поступало. После полудня стало известно, что Биньямин Нетаньяху решил прервать свой визит в Париж «в связи с ситуацией на юге страны».

13 ноября глава ПНА Махмуд Аббас обратился к мировому сообществу с просьбой вмешаться в ситуацию на границе сектора Газа, а также через официального представителя запросил срочное заседание ЛАГ для обсуждения текущего положения. Наперекор лидеру Палестины руководство ХАМАС пригрозило сосредоточить ракетный огонь на израильских городах Ашдод и Беер-Шева, если ЦАХАЛ продолжит атаковать их объекты. Тем не менее, призыв генсека ООН Антониу Гутерреша к сторонам конфликта «проявить максимальную сдержанность» в совокупности с посредническими усилиями Египта возымел успех. Вечером того же дня было опубликовано совместное заявление группировок палестинских радикалов, в котором говорилось, что они готовы придерживаться режима прекращения огня, если Израиль поступит так же.

Казалось бы, возврат к октябрьским договорённостям должен был хотя бы на время успокоить стороны конфликта. Однако, 14 ноября министр обороны Авигдор Либерман сложил с себя полномочия и сообщил о выводе депутатов партии «Наш дом Израиль», которую он возглавляет, из правящей коалиции. Это в очередной раз продемонстрировало, что политические противоречия существуют не только внутри палестинского лагеря, но и среди израильской элиты. Такой поворот событий вызвал определённую тревогу во многих кругах, и лишь ХАМАС приветствовал отставку А. Либермана, назвав её «политической победой сектора Газа».

Хрупкое перемирие вновь оказалось под угрозой срыва 19 ноября, когда в результате пограничного инцидента на Западном берегу реки Иордан израильские военные ранили четырёх палестинцев. Тем же днём выступая на заседании Совбеза ООН спецкоординатор по ближневосточному урегулированию Николай Младенов заявил, что ситуация в секторе Газа критическая и может вновь «взорваться» в любой момент. Однако резкого обострения не последовало, и 21 ноября, неожиданно для многих, ХАМАС согласилась направить делегацию в Каир для обсуждения межпалестинского примирения и прекращения блокады Газы. Спустя два дня, 23 ноября, руководство организации заявило о безрезультатности прошедших переговоров и инициировало новые акции «Великого марша возвращения». В результате протестов на границе анклава пострадало более 100 палестинцев.

28 ноября глава политбюро ХАМАС Исмаил Хания ответил согласием на приглашение МИД России посетить Москву, что во многом может способствовать налаживанию внутрипалестинского диалога. Министр иностранных дел Палестины Рияд аль-Малики также отметил, что И. Хания высоко ценит усилия российской стороны в палестинском вопросе. Тем не менее, точной даты визита не называлось, и, в свете того, что 30 ноября стало известно о намерении США вынести в понедельник, 3 декабря, на рассмотрение Генассамблеи ООН проект резолюции по осуждению деятельности ХАМАС и «Исламского джихада», дальнейшее развитие событий видится весьма неопределённым. Как известно, руководство Газы крайне болезненно реагирует на нападки со стороны американцев и их демарши. Остаётся надеяться на их сдержанность и успех визита в Москву.

 

СИРИЯ

После того, как 31 октября генсек ООН А. Гутерреш окончательно утвердил кандидатуру опытного норвежского дипломата Гейра Педерсена в качестве будущего приемника Стаффана де Мистуры на посту спецпредставителя по Сирии, основным в рамках сирийского урегулирования стал вопрос о формировании конституционного комитета.

19 ноября С. де Мистура, оценивая ряд прошедших после саммита «стамбульской квадриги» двусторонних переговоров, выразил надежду, что первое заседание конституционного комитета Сирии по «третьему списку» удастся провести уже в декабре этого года. Позже спецпосланник генсека ООН принял участие в саммите, прошедшим в Астане 28-29 ноября. Во встрече приняли участие страны-гаранты (Россия, Турция и Иран), делегации сирийского правительство и вооружённой оппозиции, а также Иордания в роли наблюдателя. В целом, астанинский формат в очередной раз подтвердил свой конструктивный характер. Стороны не только обсудили широкий комплекс вопросов по текущей ситуации в Сирии, но и значительно продвинулись в формировании конституционного комитета. Специальный представитель президента РФ Александр Лаврентьев отметил, что работа в этом направлении близка к завершению, а список кандидатов будет согласован и представлен Дамаску в обозримой перспективе.

В то же время в ноябре военная ситуация в Сирии продемонстрировала обратную по сравнению с октябрём динамику. Центр по примирению враждующих сторон отметил резкий рост количества провокаций в ряде районов страны:

  • 23 нарушения – 3-10 ноября
  • 31 нарушение – 10-17 ноября
  • 81 нарушение – 17-24 ноября

При этом наибольшее количество случаев нарушения режима прекращения огня пришлось на провинцию Алеппо, что во многом может быть связано с намерением России и Турции включить эту область в будущую идлибскую зону деэскалации и пристуствием там курдских боевиков.

В провинции Эс-Сувейда при активной поддержке ВКС России сирийской армии удалось окружить боевиков ИГ. 12 ноября поступило сообщение о том, что сирийские военные продвинулись на 2 км вглубь позиций джихадистов, а в результате продолжавшегося 13-14 ноября штурма было уничтожена порядка 30 боевиков. 17 ноября террористы окончательно покинули южную часть страны. Тем не менее, по некоторым данным, примерно 1000 уцелевших боевиков ИГ смогли уйти из окружения и скрыться на востоке мухафазы Хомс.

В Дейр эз-Зоре также велись активные боевые действия. 4 ноября на востоке провинции смертник на заминированном автомобиле въехал в блокпост «Сил демократической Сирии» (СДС), в результате атаки 20 бойцов было ранено, 12 погибли. 7 ноября международная коалиция нанесла авиаудары по позициям ИГ в населённом пункте Хаджин. Согласно сообщениям, было уничтожено порядка 45 джихадистов. Позже сирийское правительство заявило, что из-за удара по Хаджину погибли 26 мирных жителей и направило официальную жалобу в Совбез ООН. Дамаск призвал взять международное сообщество принять «серьёзные и немедленные действия» с целью недопущения подобных инцидентов. Тем не менее, уже 11 ноября командование СДС объявило об очередном наступлении на позиции ИГ при поддержке с воздуха силами коалиции. 24 ноября боевики ИГ провели контратаку, убив 47 бойцов СДС и захватив в плен по меньшей мере 10 человек. На текущий момент обстановка в Дейр эз-Зоре остаётся весьма напряжённой.

Что касается гуманитарной ситуации в Сирии, то в ноябре в центре внимания снова оказался лагерь беженцев на сирийско-иорданской границе «Эр-Рукбан», который стабильно испытывает нехватку продовольствия и медикаментов. 3 ноября российская военная полиция обеспечила безопасность международного гуманитарного конвоя. Вклад военных из России высоко оценили ООН и США, хотя последние преждевременно обвинили 2 ноября российскую сторону в отказе поддержать доставку гумпомощи из Дамаска в лагерь временно перемещённых лиц.

11 ноября в Аммане прошла встреча представителей РФ и США при посреднической роли иорданской стороны, в результате переговоров был достигнут ряд договорённостей по доставке гуманитарных грузов в «Эр-Рукбан». 12 ноября российские военные из Центра примирения враждующих сторон в Сирии отчитались о том, что в лагерь прибыл новый конвой с продовольствием и медикаментами. Однако, несмотря на усилия сторон ситуация в «Эр-Рукбане», по сообщениям ООН, близка к катастрофической. Российская сторона склонна возлагать ответственность на США, которые, по заявлению официального представителя Минобороны России в Женеве Юрия Тарасова, «используют гуманитарные проблемы лагеря беженцев для легитимизации своего военного присутствия на юге Сирии».

 

ЙЕМЕН

Не лучшим образом дела в ноябре обстояли и в Йемене. 2 ноября в ходе пресс-конференции генсек ООН А. Гутерреш заявил, что самый серьёзный гуманитарный кризис в мире сегодня происходит именно в Йемене, который находится на грани полномасштабного голода. 15 ноября глава Всемирной продовольственной программы Дэвид Бисли описал увиденное в йеменской столице как настоящую катастрофу, рассказав об ужасном положении истощённых детей и отчаявшихся родителей. При этом Д. Бисли указал, что такая ситуация, в первую очередь, вызвана непрекращающейся осадой портового города Ходейда, через который проходило 70% всех гуманитарных грузов.

Ранее, 5 ноября, президент США Дональд Трамп заявил, что Саудовская Аравия «неумело использует» в Йемене оружие, поставляемое американцами. 10 ноября официальный представитель Пентагона сообщил о намерении Штатов прекратить помощь авиации арабской коалиции с дозаправкой в небе, на что в тот же день саудовцы заявили, что сами отказались от «услуг» США. Позже, 16 ноября, несколько американских сенаторов предложили законопроект, предполагающий новые санкции против Эр-Рияда, которые будут включать и запрет на продажу оружия КСА. Однако вероятность его принятия, учитывая финансовые объёмы американо-саудовского сотрудничество в военно-технической сфере, вызывает больше сомнения. Также стоит отметить, что, по заявлению самих сенаторов, их предложение, прежде всего, обусловлено ситуацией вокруг убийства журналиста Джамаля Хашукджи и систематическим нарушением прав человека властями Саудовской Аравии как на территории королевства, так и за его пределами.

16 ноября координатор чрезвычайной гуманитарной помощи ООН Марк Локок, выступая перед Совбезом, заявил, что «катастрофически ухудшающуюся» ситуацию с продовольствием в Йемене можно решить только через скорейшую активизацию мирного процесса. 19 ноября неожиданно для многих повстанцы-хуситы через руководство движения «Ансар Алла» сообщили, что прекращают атаки «против государств-агрессоров США, Саудвоской Аравии, ОАЭ и их йеменских союзников» с целью лишить арабскую коалицию возможности оправдывать «агрессию и блокаду». Позже правительство Йемена согласилось принять участие в мирных переговорах в Швеции.

23 ноября по итогам посещения Ходейды спецпредставитель генсека ООН по Йемену Мартин Гриффитс заявил о необходимости передачи портового города под международный контроль. Его инициатива была поддержана Соединёнными Штатами. Однако в сообщении Госдепа формулировка была немного изменена, и, вместо «международного контроля», в нём говорилось о передаче Ходейды «нейтральной стороне». 28 ноября А. Гуттереш анонсировал дату мирных переговоров в Швеции – 6 декабря, а также выразил готовность провести предварительную встречу с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Салманом, чтобы обсудить ситуацию в Йемене.

 

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

12 ноября состоялся официальный визит главы МИД Соединённого Королевства Джереми Ханта в Саудовскую Аравию. Ключевой темой переговоров Дж. Ханта с саудовским монархом Салманом ибн Абд аль-Азизом стало мирное урегулирование йеменского конфликта. Вслед за США Великобритания выступила за немедленное начало мирного процесса и начало диалога между саудовцами и хуситами. Тем не менее, основные внешнеполитические усилия Саудовской Аравии в ноябре были направлены на нейтрализацию ущерба, нанесённого ситуацией вокруг убийства Дж. Хашукджи.

15 ноября, после призывов госсекретаря США Майка Помпео привлечь к ответственности виновных в убийстве журналиста, генеральный прокурор КСА запросил смертную казнь для пяти подозреваемых по делу и возложил вину на главу группы, созданной для «возвращения в страну» Дж. Хашукджи. Согласно заявлению главы прокуратуры, чиновник отдал приказ о ликвидации журналиста в случае провала операции. Однако в сообщении не было сказано ни слова о том, кто разработал и инициировал операцию. Тем же днём министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр без каких-либо пояснений отклонил требование Анкары о международном расследовании, обвинив при этом СМИ Катара и Турции в антисаудовской кампании.

В таком контексте в 20-х числах ноября состоялось первое турне Мухаммада ибн Салмана по «дружественным арабским странам», в рамках которого наследный принц посетил ОАЭ, Бахрейн, Египет и Тунис. Первый визит, продлившийся с 22 по 25 ноября, выглядел скорее дружеским, нежели деловым. На повестке переговоров были весьма общие темы, конкретика почти не присутствовала, а их итогом стало подтверждение общих интересов и «особых связей братских государств». 25 ноября на Байхрейне М. ибн Салман встретился с королём Хамадом, который заявил, что его государство с осуждением относится ко всем попыткам очернить репутацию Эр-Рияда.

Наиболее интересным и продуктивным в серии визитов наследного принца стало посещение Египта 26-27 ноября. По результатам его встречи с Абель Фаттахом ас-Сиси было объявлено об ускорении реализации предыдущих экономических соглашений на общую сумму $16 млрд. и создании Саудовско-египетского инвестиционного фонда. Прибытие М. ибн Салмана в Тунис было встречено многочисленными акциями протеста, организованного как гражданскими активистами, так и представителями ряда оппозиционных партий. Тем не менее, среди правящей элиты многие политики выразили солидарность с Саудовской Аравией в связи с расследованием дела Хашукджи.

Также весьма любопытным событием в этом месяце относительно КСА стало подписание 26 ноября контракта с США на поставку системы ПРО THAAD. Стоит отметить, что о заключение саудовско-американского контракта прессе стало известно лишь после официального визита М. Помпео в Эр-Рияд. Примечательно, что сделка состоялась на фоне обвинений со стороны Вашингтона по делу Дж. Хашукджи и резкой критики действий Саудовской Аравии в Йемене. Это явно демонстрирует, что на данном этапе «раскол» между саудовцами и американцами имеет место быть лишь на уровне риторики, а не в пересмотре существующих двусторонних связей.

 

***

 

Развитие событий вокруг Газы в ноябре в очередной раз доказало, что одним из ключевых элементов ближневосточного урегулирования является примирение внутри палестинского лагеря. Если лидер ФАТХ и глава ПНА Махмуд Аббас по-прежнему апеллирует к международному сообществу, то ХАМАС предпочитает вести диалог посредством оружия, по большому счёту, признавая лишь посреднические усилия Египта. Однако демонстративный уход в отставку министра обороны Израиля Авигдора Либермана показал, что серьёзные внутренние противоречия присущи обеим сторонам конфликта.

На сирийском треке значительный успех был достигнут в сфере политического урегулирования. Вероятнее всего, «третий список» будущего конституционного комитета, в формировании которого наиболее активную роль сейчас играют государства-гаранты астанинского процесса (Россия-Турция-Иран), удовлетворит Дамаск. Однако ситуация в лагере «Эр-Рукбан» напомнила, что, помимо послевоенного политического процесса, крайне сложным является вопрос сирийских беженцев, которые пока не могут вернуться домой, а оказание им гуманитарной помощи то и дело встречает препятствия на своём пути.

Что касается ставшей катастрофической по своему характеру гуманитарной ситуации в Йемене, то ключевым событием в рамках её нормализации станут мирные переговоры в Швеции, начало которых назначено на 6 декабря. Важнейшим здесь будет вопрос о контроле над портовым городом Ходейда, пропускавшим до блокады 70% всего продовольствия и медикаментов. При этом критика действий арабской коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, со стороны США выглядит скорее, как попытка продемонстрировать свою позитивную роль в процессе стабилизации Ближнего Востока, нежели оказать реальное давление на Эр-Рияд, т.к., несмотря на все громкие заявления, 26 ноября между странами был подписан очередной многомиллиардный военный контракт.

Также стоит отметить, что в контексте усилившегося на фоне расследования убийства Дж. Хашукджи давления со стороны ряда стран Саудовская Аравия стремится защитить своей имидж и сохранить позиции в регионе, о чём свидетельствует ноябрьское турне наследного принца М. ибн Салмана по «дружественным арабским странам».

 

В. Останин-Головня