П.Ю. Цветов. АСЕАН: на стыке

О деятельности и развитии Ассоциации государств Юго-Восточной Азии в специальном интервью для Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии рассказывает Петр Юрьевич Цветов: ведущий эксперт по Вьетнаму, кандидат исторических наук, доцент кафедры Международных отношений Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации.

  • Какие основные тенденции существуют в рамках АСЕАН?

С 2015 года АСЕАН действует в рамках провозглашенного ими единого пространства – Сообщество АСЕАН. Оно, в свою очередь, делится на три сообщества (community): в сфере политики и безопасности; экономики и гуманитарной сфере.

Основная задача Сообщества заключается в достижении максимальной степени интеграции между десятью входящими в организацию странами. Но очевидно, что в определенной степени образцом для АСЕАН, как и для большинства других региональных интеграционных объединений, является Европейский союз. Можно быть уверенным, что, несмотря на развитие и стремление к интеграции, такой степени обобществления и единства, как в ЕС АСЕАН не достигнет. Это обусловлено именно тем, что страны АСЕАН, в отличие от европейских стран, очень сильно отличаются по историческому прошлому, по культуре, по языку, а, главное, по государственному строю. Практически нет стран, про которые можно сказать, что они идентичны по государственному строю. И соответственно в Юго-Восточной Азии эти страны не будут иметь наднациональные органы управления.

На практике усиление интеграции заключается в том, что не до конца, но тем не менее резко снижены тарифы и торговые пошлины в торговле между странами. По сути дела создан общий режим для иностранных инвестиций.

Если затронуть культурную или гуманитарную сферы, то уже существуют общий сетевой университет стран АСЕАН, общая радиостанция, периодически проводятся совещания министров культуры и туризма по вопросам дальнейшего развития.

То есть на данном этапе главная идея – это интеграция, сохранение единства этих стран, стремление к выступлению с единых позиций по основными международным проблемам. Поэтому они проводят саммиты два раза в год, где и корректируют эти вопросы и пытаются выступить единым фронтом по наиболее значимым международным проблемам в ответ на существующие в регионе угрозы.

Например, перед странами стоит задача выработать единую позицию в отношении возвышения Китая. При том, что КНР является главным торговым партнером, страны АСЕАН опасаются, что своей мощью он будет оказывать на них давление и, соответственно, заставлять «плясать под свою дудку».

Такой же подход существует и к Соединенным Штатам. Большинство стран АСЕАН рассматривает США и их военную мощь как противовес возвышению Китая, но в то же время эти страны не хотят, чтобы отношения с США ухудшали их отношения с Китаем. Поэтому здесь ведется довольно сложная балансировка.

Поэтому страны-члены АСЕАН вырабатывают гибкую позицию, которая помогла бы им взаимодействовать с обеими странами примерно на равных.

  • Какие, по Вашему мнению, угрозы и вызовы стоят перед государствами-членами АСЕАН?

В связи с ранее упомянутым возвышением Китая, возникает вопрос о том, как страны должны реагировать на выдвигаемый им проект «Один пояс – один путь»?

Китай предлагает странам Юго-Восточной Азии уже проработанные проекты создания инфраструктуры, строительства железных дорог, портов и так далее. С точки зрения развития этих стран – это определенный толчок, а с другой стороны вопрос – как за это платить, как рассчитываться за китайские кредиты?  Это представляет собой один вызов.

При этом необходимо сказать, что в регионе сохраняются такие же угрозы и вызовы, как и в других частях света. Например, трансграничный терроризм.

В регионе существует довольно большая мусульманская община. Она считается не слишком радикальной, но тем не менее сотни граждан Индонезии, Малайзии, Филиппин, которые исповедуют ислам, оказываются в лагерях подготовки террористов на Ближнем Востоке, а по возвращении в регион устраивают террористические акты. Тем не менее, совместными усилиями страны противостоят этой угрозе, ими уже была принята антитеррористическая программа.

Другой проблемой, безусловно, можно считать наркотрафик. Мьянма по-прежнему остается крупным поставщиком опиума на мировой нелегальный рынок.

Даже вызовы, указанные в Концепции внешней политики Российской Федерации, имеют место быть в Юго-Восточной Азии, и, соответственно, все страны-члены АСЕАН как по одиночке, так и в комплексе стремятся бороться с угрозами.

  • Как Вы прокомментирует идею создания диалога ЕАЭС-ШОС-АСЕАН?

Для того чтобы этот диалог заработал нужно иметь более конкретные предложения. В отличие от той же инициативы «Один пояс – один путь», где есть банк для финансирования проектов и китайское желание кредитовать те или иные проекты, у нас как стороны, предложившей идею, пока не оговорено, как будет реализовываться проект.

С точки зрения долгосрочной стратегии это крупный и, возможно, реализуемый проект, но он будет воплощен только тогда, когда будет создана конкретная основа. На данный момент не оговариваются планы по развитию диалога, будет ли создана общая зона свободной торговли или нет, можно только предполагать.

Пока идея остается самым общим подходом, суть которого заключается в том, что мы по-прежнему пытаемся интегрироваться в процессы, которые происходят в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Для этого Россия подтягивает не только свои ресурсы, но и ресурсную базу тех организаций, в которых она состоит. На сегодняшний день речь идет только об организационных, а вовсе не о материальных ресурсах.

  • Вами ранее уже был затронут подход российской стороны. Хотелось бы узнать более подробно о российско-асеановском сотрудничестве.

Это партнерство ведется с 1996 года, подписана масса документов и программ кооперации в разных областях, начиная от экономики до образования. Существуют структуры, обеспечивающие взаимодействие России и АСЕАН. Поэтому диалог развивается, сотрудничество ведется.

Со стороны АСЕАН, как и со стороны отдельных членов организации, к нам вполне благожелательное отношение. Однако, сравнивая наше взаимодействие со странами-членами АСЕАН и их сотрудничество с другими государствами, можно сделать вывод, что тут мы числимся далеко не в передовиках. Если наш ежегодный торговый оборот со странами АСЕАН не достигает и 20 миллиардов долларов, то у Китая он составляет приблизительно 400 миллиардов долларов, у Америки, Японии – около 200 миллиардов долларов. Однако страны АСЕАН в отдельности остаются для России крупнейшим рынком продажи военно-технического снаряжения и оружия. Для нас они, безусловно,  в этом являются важными партнерами.

И надо понимать, что не все измеряется объемами торговли. У России – хороший имидж в глазах местных жителей. Здесь помнят о большой помощи, которую оказывал советский народ их антиимпериалистической борьбе. Многие представители местной элиты получили у нас образование и гордятся этим.

Беседу вела Виктория Юрьевна Ламтева, репортер Центра востоковедных исследований,  международных отношений и публичной дипломатии

Три десятилетия аль-Башира: от переворота до переворота

Разгоравшийся протест, который, по словам уже бывшего президента, организовали «предатели и наёмники», О. аль-Башир, грозно потрясая тростью, встречал 25 декабря 2018 г. с улыбкой и даже с некоторым задором, но, тем не менее, находясь на почётном отдалении от неспокойного Хартума в провинции Эль-Гезира.

И, действительно, ещё в марте казалось, что правительство Судана имеет некоторые шансы совладать с ситуацией. Однако ни сокращение срока чрезвычайного положения с 12 до 6 месяцев 11 марта, ни последовавшая за этим 13 марта перетасовка в правительстве, где прежние министры почти в полном составе лишь обменялись портфелями, не оправдали себя. 11 апреля в стране произошёл военный переворот, который многие СМИ преподнесли как некий апофеоз неутихающего с середины декабря прошлого года протеста. Конечно, такой подход имеет место быть, но верен он лишь на половину.

 

Во-первых, отличительной чертой протеста в Судане стало долгое отсутствие «лидера толпы». Даже вернувшийся в страну после первых демонстраций Садык аль-Махди, давний противник О. аль-Башира, свергнутый им в 1989 г., не смог консолидировать недовольных вокруг крупнейшей оппозиционной партии «Аль-Умма», лидером которой он является. Требование отставки президента и правительства было единственным, что объединяло всё это время суданскую улицу.

Во-вторых, армия и силовики не выражали никакой солидарности с протестующими. Каждую неделю поступали сообщения о десятках пострадавших демонстрантах, жёстких задержаниях и разгонах акций. От «перенаселения» суданские тюрьмы спасло лишь несколько президентских указов об освобождении арестованных. Последняя из таких показательных амнистий состоялась 9 марта, когда, видимо, в честь международного женского дня, по приказу О. аль-Башира полиция отпустила всех задержанных ранее активисток. В общем, лояльность военных и сотрудников правоохранительных органов была скорее на стороне властей, чем протеста.

В-третьих, ни о какой координации действий с политической оппозицией накануне 11 апреля говорить не приходится. Переворот возглавил Ахмад Авад ибн Ауф – давний политический спутник О. аль-Башира, с 2015 г. занимавший должность министра обороны и даже успевший побывать с 23 февраля вице-президентом. Представителя оппозиции, конечно, получили некоторые преференции после путча, но лишь постольку-поскольку. По сути же, свержение О. аль-Башира было осуществлено представителями правящей элиты, что скорее свидетельствует о смещении «центра тяжести» внутри действующего режима, нежели о его крахе.

 

Так или иначе, улица не успокоилась, а требование о создании гражданского переходного правительства никуда не ушло. Вместо полноценного «переходного правительства» демонстранты получили «Переходный Военный совет». О глобальных последствиях переворота, являющегося вынужденной мимикрией политической системы Судана перед лицом протеста, говорить пока рано.

Протест продолжается, а вот три десятилетия О. аль-Башира подошли к своему концу. Крайне символично выглядит то, что О. аль-Башира, стоявшего у руля без малого 30 лет, снесла та же волна, на гребне которой он пришёл к власти. Нынешний переворот 2019 г. во многом повторяет сценарий «революции национального спасения» 1989 г. В 1989 г. социально-экономический кризис во многом был преодолён благодаря союзу военных и исламистов. Насколько такая модель реальна сейчас – судить трудно. Для самолегитимации новому руководству, конечно, необходимо заручится поддержкой «с той стороны баррикад», но подходящий на эту роль кандидатов пока что не видно. Так что, несмотря на цикличность истории Судана, вопрос о будущем страны остаётся открытым.

В. Останин-Головня

Турция: март 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика Турция в марте не претерпела значимых изменений. Россия и Турция активно взаимодействуют в Сирии и осуществляют подготовку к апрельской встрече; Турецкая Республика и США продолжают обмениваться негативными высказываниями в адрес друг друга. Предметом особого беспокойства Вашингтона является вопрос ЗРК С-400; на турецко-европейском направлении существенного прогресса также не наблюдается – в середине марта состоялась очередная встреча представителей сторон по вопросу дальнейшей интеграции Турции в ЕС, однако ее результаты положительными назвать нельзя.

Во внутренней политике внимание общественности на протяжении всего месяца было приковано к муниципальным выборам, состоявшимся в конце марта, а также к их весьма неожиданным результатам, где ПСР одержала победу, однако достаточно неуверенную. Экономика Турции переживает не самые лучшие времена – Турция борется с рекордной безработицей, кроме того, впервые за много лет Турецкая Республика вошла в рецессию.

Внешняя политика

На внешнеполитическом треке по-прежнему не утихают дискуссии по поводу закупок Турцией российских ЗРК С-400. Особенно отчетливо противоречия по этому поводу прослеживаются по линии Вашингтон – Анкара. В США продолжают считать, что приобретение Турцией такого рода комплексов скажется на безопасности Североатлантического альянса, однако власти Турецкой Республики данную точку зрения не разделяют.

1 марта пресс-секретарь Пентагона Ч. Саммерс, заявил, что получение Турцией С-400 приведет к серьезным последствиям в американо-турецких военных отношениях, на что лидер государства Р.Т. Эрдоган почти сразу же среагировал, днем позже заявив, что с безопасностью НАТО покупка ЗРК никак не связана, и решение относительно С-400 – окончательное. К слову, эту же информацию подтвердили и главы МИД России и Турции по завершении переговоров, состоявшихся 29 марта в Анталье. При этом      М. Чавушоглу подчеркнул, что перепродавать российские комплексы Турция не собирается и закупает их для себя. Однако основания для опасений у США действительно есть – Россия и Турция активно развивают двусторонние связи, в том числе и в военной сфере. Так, например, 8 марта в Черном море прошли совместные российско-турецкие учения Черноморского флота и ВМС Турции. При этом 7 марта появилась информация о том, что Турция рассматривает возможность приобретения у России ЗРК нового поколения С-500 «Прометей», однако пока о каких-либо конкретных договоренностях с российской стороной по этому вопросу ничего не известно. Вместе с тем президент Турции сделал неожиданное заявление, сообщив о желании Анкары приобрести вооружение, которое войска США оставили курдам в Сирии, мотивировав это тем, что считает процесс передачи оружия в распоряжение курдских формирований непозволительным. Кроме того, Р.Т. Эрдоган поспешил отметить, что практически никаких конкретных шагов по выводу сил США из региона Турция не наблюдает. И хотя стороны поддерживают двусторонние контакты в виде, например, прошедших 1 марта переговоров министра национальной обороны Турции с исполняющим обязанности министра обороны США, ряд противоречий все еще не позволяет вывести отношения двух стран на «докризисный» уровень. Кроме того, к уже привычным пунктам разногласий в последний месяц добавилась еще и поддержка Турцией правительства Венесуэлы, что не осталось незамеченным со стороны Вашингтона. В конце месяца спецпредставитель США по Венесуэле заявил, что Соединенные Штаты не видят «желаемого взаимодействия» с Турцией по проблеме Венесуэлы и рассматривают возможность введения санкций, в ответ на что пресс-секретарю МИД Турции пришлось лишь выразить свои сожаления.

Отдельного внимания заслуживают отношения Турции с Европейским Союзом. 15 марта в столице Бельгии прошло заседание Совета ассоциации ЕС-Турция, и если проанализировать предшествующие ему события, то его итоги видятся вполне предсказуемыми. В середине месяца более половины депутатов Европарламента проголосовали за приостановку переговоров о членстве Турции. 13 марта МИД Турции выпустил официальное заявление, где сообщалось о том, что Турецкая Республика не придает никакой значимости ранее опубликованной рекомендации Европарламента о необходимости приостановки процесса интеграции Турции в ЕС, а спустя всего два дня, на заседании Совета, Турции были озвучены уже привычные обвинения в нарушениях фундаментальных прав человека, несоответствии судебной системе Турции европейским стандартам и другие. «Масла в огонь», вероятно, подлил и опубликованный накануне, 13 марта, доклад Госдепартамента США по правам человека за 2018 год, где Турция была обвинена в гибели гражданского населения в ходе военных операций и преследованиях по политическим мотивам. Вместе с тем 14 марта на конференции по Сирии глава дипломатии ЕС Ф. Морегини заявила о том, что Евросоюз выделит Турции 1,5 млрд. евро на содержание сирийских беженцев в рамках соглашения по урегулированию миграционного кризиса, однако на фоне общей неприязни Турции такие действия больше походят на «утешительный приз» перед неутешительными результатами заседания европейско-турецкого Совета. И несмотря на то, что министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу на конференции по итогам собрания в очередной раз повторил о намерении государства продолжить свой «путь» к Евросоюзу и выполнить оставшиеся 6 условий для этого, президент государства Р.Т. Эрдоган оказался менее терпелив, и на митинге в Измире 17 марта сделал идущее вразрез с позицией МИД Турции заявление, сообщив, что Турция к прекращению переговоров о вступлении готова, но при этом выразив сомнения относительно решимости Европы по этому вопросу.

Весьма негативно в последний месяц складываются отношения Турции с ее ближневосточными «соседями», в частности, с Израилем. На фоне того, что израильские военные закрыли вход в мечеть аль-Акса в Иерусалиме, арестовав при этом пятерых палестинцев, 13 марта Р.Т. Эрдоган обвинил Б. Нетаьяху в убийствах и назвал его деспотом. Реакция Нетаньяху не заставила себя долго ждать – лидер Израиля в ответ посоветовал Эрдогану учиться защите прав человека у еврейского государства. Отдельным поводом для недовольства Турции послужило заявление президента США Д. Трампа о признании суверенитета Израиля над Голанскими высотами. Как президент Эрдоган, так и МИД Турции, предупредили о возможных последствиях таких действий для стабильности всего Ближнего Востока.

Что касается политики Турецкой Республики в Сирии, то наблюдается активное российско-турецкое взаимодействие. 8 марта стороны начали совместное патрулирование Идлиба. Министр обороны Турции Х. Акар сообщил, что в компетенции Турецкой Республики находится патрулирование демилитаризованной зоны, а России – внешней периметр зоны деэскалации. Он также добавил, что Россия и Турция работают над созданием центра по координации действий в данном регионе. 26 марта стороны также провели первое патрулирование в Телль-Рифате. Вероятно, дальнейшие действия в Сирии, как и вопросы развития двусторонних отношений, будут обсуждаться в ходе грядущего визита членов правительства Турции, возглавляемого Р.Т. Эрдоганом, в Москву, который состоится 8 апреля. Вместе с тем 18 марта министр внутренних дел Турции С. Сойлу заявил, что Турецкая Республика и Иран начали совместную операцию против РПК вдоль своих границ, однако спустя несколько дней официальные представители Ирана данную информацию опровергли. В конце месяца Р.Т. Эрдоган в ходе выступления в Стамбуле заявил о том, что Турция намерена решить сирийский вопрос «на поле», явно намекая на скорое проведение очередной военной операции. 30 марта данные о начале ВВС Турции операции под названием «Лапа» (Pençe) действительно появились в мировых СМИ, однако проводилась военная кампания не на территории Сирии, как изначально предполагалось, а на севере Ирака. По сообщению министерства национальной безопасности Турции, ВВС государства нанесли удары по террористическим группировкам, готовившим атаки в северной части Ирака, а также по позициям РПК.

Внутриполитическая обстановка

Главным событием марта на внутриполитическом направлении, безусловно, стали муниципальные выборы, которые состоялись в конце месяца – 31 марта. Накануне выборов по стране прокатилась волна агитационных митингов, один из крупнейших – в поддержку Партии справедливости и развития – прошел в Стамбуле, собрав 1,6 млн. человек, однако, по всей видимости, даже он не вселил в избирателей веру в правящую партию.

Стоит отметить, что по состоянию на конец марта и даже начало апреля точные результаты выборов остаются неизвестными по причине неполадок сайта ЦИК, однако понятно одно – ожидания правящей ПСР, как и ее лидера Р.Т. Эрдогана, они явно не оправдывают. И хотя президент страны уже поспешил самоуверенно заявить о том, что данные выборы – это урок демократии для всего мира, а также о том, что Пария справедливости и развития победила, можно смело констатировать тот факт, что господин Эрдоган себе льстит, ведь если с первым его утверждением по большому счету можно согласиться, то со вторым – лишь с оговорками. При достаточно высокой явке – приблизительно 83% – по предварительным данным Центризбиркома Турецкой Республики, кандидаты от ПСР победили в 39 провинциях, а именно: в Бурсе, Газиантепе, Трабзоне, Самсуне и Кайсери. Оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП), в свою очередь, лидирует в 21 провинции, включая Измир, Мерсин, Анталью, Адану, и, что самое интересное, Стамбул и Анкару – регионы, где избиратели традиционно и неизменно отдают свои голоса за правящую ПСР. При этом, по словам самого Р.Т. Эрдогана, «Народный альянс» получил где-то 53,3% голосов, что, несомненно, больше половины, и теоретически дает ему право заявить о победе, однако такого рода результат все же нельзя назвать впечатляющим. Не стоит забывать о том, что 53% голосов ПСР удалось набрать вместе с Партией национального движения (ПНД), но что могло бы быть, если бы партии участвовали порознь – вопрос достаточно философский.

При этом абсолютно неожиданной стала победа оппозиции в крупнейших регионах страны. Вероятно, Стамбул, и тем более Анкара, рассматривались ПСР в качестве «запасного варианта» на случай, если ситуация в других регионах окажется неудовлетворительной, о чем свидетельствовали предварительные опросы населения, однако выяснилось, что избиратели крупнейших городов также отвернулись от правящей партии. Особенно ПСР задела ситуация с кандидатом на крайне важный в турецкой политике пост мэра Стамбула, где победу пророчили бывшему премьер-министру государства Б. Йылдырыму, который, к слову, покинул свой пост ради участия в выборной гонке.  В реальности ситуация сложилась несколько иным образом – победа досталась кандидату от оппозиционной НРП Э. Имамоглу, который обошел предполагаемого победителя на доли процентов голосов, и если до этого момента в ПСР могли сдерживать свое негодование по поводу результатов выборов, успокаивая себя мыслями о победе в большей части других регионов, то на этот раз эмоции сдержать не удалось – Партия справедливости и развития подала апелляцию на предварительные итоги выборов мэра в Стамбуле. Как итог – пересчет голосов продолжается, а условный победитель Э. Имамоглу, наряду с пока еще несостоявшимся мэром Б. Йылдырымом, повсеместно заявляют о своей победе.

При этом стоит отметить, что, с одной стороны, не удалось особых успехов на местных выборах продемонстрировать кандидатам от «Хорошей партии», получившим незначительное количество голосов. С другой – само участие в данных выборах, которые для этой партии стали первыми муниципальными, уже можно считать определенным достижением.

По итогам выборов президент страны Р.Т. Эрдоган, заявил, что следующие муниципальные выборы пройдут теперь только через 4 с половиной года, совершенно справедливо отметив, что ПСР в это время будет работать над улучшением жизни граждан Турции.

Экономическая ситуация

Месяц начался не слишком успешно для Турции с точки зрения внешнеэкономических связей с Соединенными Штатами. 5 марта Д. Трамп, ссылаясь на то, что Турция достигла достаточного уровня экономического развития (хотя экономические показатели государства говорят о другом), заявил, что США планируют лишить Турцию льгот, предусмотренных в рамках Генеральной системы преференций. Министр торговли государства Р. Пекджан тогда заявила, что такое решение противоречит общей цели сторон повысить уровень товарооборота до 57 млрд. долларов. При этом стоит отметить, что в конце месяца президент страны Р.Т. Эрдоган прямо обвинил Соединенные Штаты в провоцировании экономического кризиса в Турции.

4 марта появилась информация о том, что в феврале экспорт Турции вырос на 3,7 процента, составив 14,31 млрд. долларов, однако импорт сократился на 18,7 процента до 16,16 млрд. долларов. В конце месяца также стало известно, что Минсельхоз планирует втрое увеличить объем поставок турецких томатов в Россию – до 150 тыс. тон в год. Также стоит отметить, что в Ассоциации туроператоров России (АТОР) заявили, что турецкие бизнесмены очень надеются на увеличение турпотока из России в связи с заявлением МИД Турции, сделанном в конце месяца, о намерении разрешить въезд туристам из Российской Федерации по внутренним паспортам.

Неутешительные данные в марте опубликовал Институт статистики Турции относительно внутриэкономической ситуации – турецкая экономика вошла в зону рецессии, что происходит с Турцией впервые за последние 10 лет. Сокращение экономики и обвал национальной валюты преследовали государство на протяжении двух кварталов подряд, после чего и наступил период рецессии. Ситуацию также усугубил уровень безработицы в стране. В опубликованном 11 марта (незадолго до выборов) официальном статистическом отчете говорится, что за весь прошлый год рост экономики составил лишь 2,6%, что в результате привело к росту безработицы, достигшей в декабре 13,5%. 22 марта, на фоне критики Эрдоганом решения Д. Трампа признать суверенитет Израиля над Голанами, сократился и курс лиры. Национальная валюта снизилась на 1,53% до 5,5485 к доллару. При этом днем ранее пресс-секретарь МВФ Д. Райс заявил, что правительству Турции необходимо реагировать на замедление экономического роста.

Среди других событий мира экономики достаточно интересной стала информация о том, что 25 марта Турция начала расследование против финансового холдинга JP Morgan Chase, который обвиняется властями в крупном падении лиры после того, как несколько аналитиков данной организации посоветовали инвесторам вкладываться в доллары США, а не в турецкую лиру, что, к слову, вполне объяснимо.

***

Март в очередной раз доказал, что на внешнеполитическом направлении Турция продолжает активно выстраивать двусторонние контакты с Россией, в том числе по Сирии, уже не рассчитывая на поддержку США, с которыми количество пунктов разногласий по ряду вопросов увеличивается с каждым днем.

Заседание Совета ассоциации ЕС-Турция в очередной раз продемонстрировало, что, как бы ни старалась Турция угодить европейским политикам, соответствовать необходимым критериям у нее все равно никак не получается, во всяком случае, такого мнения придерживаются официальные представители Евросоюза, явно давая понять, что в ЕС эту страну давно не ждут. Турция нужна Европе для сдерживания потока сирийских беженцев, не больше. До тех пор, пока данная проблема актуальна, у ЕС есть хотя бы какой-то стимул проводить подобные заседания – именно поэтому президент Эрдоган сомневается, что Евросоюз готов приостановить процесс интеграции сейчас, однако данный вопрос, скорее всего, – дело времени. И если президент государства уже осознал эту закономерность, то глава МИД Турецкой Республики, будто бы пытаясь «сгладить» ощутимую напряженность в турецко-европейских отношениях, по какой-то причине все еще пытается доказать Европе, что Турция от своей цели отступать не намерена, и зачем-то в лице Турции обещает выполнить 6 незавершенных пунктов Копенгагенских критериев, хотя, судя по всему, в реальности их никто выполнять уже не собирается.

Из главного события месяца на внутриполитической арене – муниципальных выборов – можно сделать один единственный вывод: победа, которой сдержанно радуется президент Р.Т. Эрдоган, достаточно неуверенная – для правящей партии ситуация могла бы сложиться гораздо лучше, однако после фиаско в Стамбуле и Анкаре надежд на успех не осталось. Результаты выборов четко продемонстрировали потребность населения Турции в более грамотной политике властей. ПСР уже давно потеряла доверие избирателей, и произошло это именно в тот момент, когда внешняя политика для руководства стала важнее внутренней. С этой токи зрения лидер Партии справедливости и развития Р.Т. Эрдоган сделал абсолютно правильный для себя вывод, заявив, что партия будет работать над улучшением жизненного уровня, однако вопрос о том, что мешало ПСР подумать об этом раньше, остается открытым. На то, чтобы вернуть своих избирателей, хотя бы в крупнейших провинциях страны, равно как и на то, чтобы пересмотреть и изменить свою политику, у правящей партии есть как минимум 4 года. В стране продолжается и набирает обороты экономический кризис, и именно его разрешение должно сейчас стать первостепенной задачей для ПСР, однако пока что президент государства и по совместительству лидер правящей партии Р.Т. Эрдоган продолжает обвинять в экономических неудачах своей страны исключительно США, не предпринимая конкретных попыток по ее урегулированию.

В. Аватков, А. Сбитнева

Китай: март 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за март традиционно характеризуется как активная. Отметить необходимо важный визит китайского лидера в Европу, и особенно в Италию, а также его итоги, продвижение американо-китайских торговых переговоров к финальной стадии и некоторые проблемы, с которыми сталкиваются стороны.

Во внутренней политике необходимо выделить очередные изменения в экономике, идеологическом курсе страны и взрыв городе Яньчэн.

Внешняя политика

Россия – Китай

В марте стало известно, что в нынешнем году в Москве с 13 по 15 сентября пройдет Фестиваль Китая (中国节), приуроченный к 70-летию образования КНР и 70-летию установления российско-китайских отношений. В это же время должна состояться встреча премьер-министра России Дмитрия Медведева и премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна.

В марте некоторые СМИ опубликовали информацию, что российские производители при выходе на китайский рынок сталкиваются с проблемой регистрации своих же брендов. Причина в том, что китайские компании опережают их при регистрации прав на российские бренды, а далее предлагают выкупить бренд или посредничество и т.д.

Проблема уже хорошо известная, так как подобные практики существовали еще до волны публикаций в СМИ. Сторонам, на соответствующем этой проблеме уровне, необходимо провести работу по ликвидации возникающих осложнений. В подобной работе лежит основа и прочность торгово-экономических отношений, тем более, когда Китай открывает рынки для новых производителей.

США – Китай

В марте продолжились американо-китайские переговоры. Стороны отмечают прогресс, однако в процессе сталкиваются с рядом проблем. В начале марта замминистра коммерции КНР Ван Шоувэнь заявил, что стороны работают над отменой всех торговых ограничений.

Несколько позже, во второй половине месяца, президент США Дональд Трамп заявил, что Соединенные Штаты собираются сохранить введенные против китайской продукции таможенные пошлины на продолжительный период времени. Подтвердил это и Л. Кадлоу.

28 марта, по заявлению официального представителя Министерства коммерции КНР Гао Фэна, стороны (разумеется) достигли прогресса, однако остается значительное количество вопросов. Вторит ему Л. Кадлоу, который также отметил “успех”, добавив, что при необходимости переговоры можно продлить на недели и даже на месяцы.

К началу апреля стало известно, что переговорщики имеют на руках проект текста соглашения, однако и здесь есть свои тонкости. По информации источников, близких к переговорам, текст возможного договора на китайском языке имеет некоторые важные отличия. Кроме того, как заявляют анонимные источники с американской стороны, китайцы отходят от некоторых ранее согласованных пунктов.

По информации Reuters, в марте китайская сторона пошла на беспрецедентные уступки по ряду вопросов в технологической сфере. Однако ключевой вопрос по поводу механизма одностороннего введения санкций со стороны США без права ответа со стороны Китая остается нерешенным (реальная степень прогресса в этом вопросе неизвестна).

Соглашение, возможно, будет заключено в конце апреля, во время возможной личной встречи президента США и председателя КНР. Следующий раунд переговоров, девятый по счету, стартует 3 апреля в Вашингтоне.

Интересно, что еще не заключив сделку, США уже проявляют обеспокоенность ее условиями. Якобы уступка Китая по закупке большего объема товаров из США приведет только к усилению государственного сектора китайской экономики, и что это явно не соответствует интересам США (по словам статьи: «потенциально сделать индустрию США еще более обязанной Китаю»).

Власти Китая выразили протест Соединенным Штатам о недопустимости продажи военной техники на Тайвань. Ранее стало известно, что Белый Дом решил поставить Тайбэю более 60 истребителей F-16.

Китай – Италия

21 марта председатель КНР Си Цзиньпин нанес официальный визит в Италию, где пробыл, согласно протоколу, до 24 марта. По итогам государственного визита Си Цзиньпина в Италию сторонами было подписано 29 соглашений, среди которых торговых – на 2,5 млрд евро (с возможность увеличения до 20 млрд), “Меморандум о взаимопонимании” в рамках “Экономического пояса Шелкового пути и “Морского Пути”.

Наиболее интересными из подписанных являются договоры, связанные с инфраструктурой, телекоммуникациями и портами. Обратить внимание необходимо на китайскую компанию China Communications Construction Company (CCCC), которая, помимо упомянутых сделок, реализует проекты в Триесте и в Венеции.

Китай — Евросоюз

Во время визита Си во Францию был подписан ряд соглашений (всего 14). Документы охватывают широкий круг сфер двухстороннего сотрудничества. Важной видится договоренность о приобретении Китаем 300 самолетов Airbus A320 и Airbus A350 XWB, сумма которой неизвестна. Сделка интересна на фоне приостановки Китаем использования Боингов (еще одна деталь торговых переговоров).

Одновременно с подписанными соглашениями необходимо отметить два факта: риторику президента Франции Макрона и прибытие в Париж канцлера Германии Меркель для четырехсторонней встречи с участием трех вышеупомянутых и президента Еврокомиссии.

Президент Франции Эмманюэль Макрон, говоря о китайских инвестициях, заявил, что «время европейской наивности» прошло. Также президент отметил о существовании у Европы «системных противников» (без конкретной отсылки), с которыми Европа имеет деловые отношения. Системным противником (systemic rival) в продвижении политического устройства (также экономическим конкурентом), с которым Европа развивает торговое и инвестиционное сотрудничество, в последнем докладе Европейской комиссии был назван Китай (an economic competitor in the pursuit of technological leadership, and a systemic rival promoting alternative models of governance). В прочем, под это определение попадают и другие страны, включая США и Россию, а сам доклад интересен сквозной мыслью, взятой у К. Шмитта. Также его стоит внимательно рассмотреть в плане логики действия Европы в отношении Китая, в частности, стратегией «взаимной ограниченности», что подразумевает равнооткрытость рынков (вы нам – мы вам, так как все проблемы, что обсуждают в американо-китайских торговых переговорах, существуют и для европейских компаний). Кроме того, европейцы хотят ограничить доступ китайских компаний на рынки Европы в размере 2.4 млрд. евро в год.

В вопросе инвестиций президент Франции был более конкретен, напомнив, что «некоторые страны сильно зависят от китайских инвестиций», и призвав согласовывать свои действия в рамках единого подхода (намек на Италию).

Внутренняя политика

В марте Си Цзиньпин провел заседание Центральной комиссии по всестороннему углублению реформ (中央全面深化改革委员会, ранее известной как лидирующая группа (领导小组), основанная 2013 году и 2018 году изменённая до формата комиссии). Комиссия была создана год назад и считается одной из важнейших элементов во всей политической системе Китая.

По информации прессы, в центре внимания были следующие вопросы: развитие Западного Китая, интеграция искусственного интеллекта в экономику, реформы газонефтяной системы, а также снижение налоговой нагрузки на бизнес, улучшение бизнес атмосферы, реформы финансового сектора и т.д.

Взрыв на заводе

21 марта в городе Яньчэн, провинция Цзянсу, в химическо-промышленном парке (江苏盐城化工园区) прогремел взрыв. Власти провинции распорядились временно приостановить работу всех 68 предприятий комплекса. Число жертв увеличивается из-за большого количества раненых, на момент написания их число подходило к 70. Соболезнуем жертвам трагедии.

Две Сессии

В Китае с 3 по 15 марта проходили «Две сессии» (两会) – вторая сессия Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) 13-го созыва и вторая сессия Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая 13-го созыва

Экономика

Руководство Китая планирует одобрить комплекс мер для повышения открытости финансового сектора в целях создания благоприятной среды для иностранных инвесторов.

Китайские власти также сформируют новый механизм по защите интеллектуальной собственности иностранных инвесторов и в связи с этим внесут важные изменения в национальное законодательство.

В последний день сессии был одобрен новый закон об иностранных инвестициях, который призван лучше защищать иностранные инвестиции в Китае.

С 1 апреля этого года в Китае снизятся ставки НДС, с 1 мая – ставки социального страхования. Ставка НДС для обрабатывающей промышленности будет снижена с 16 до 13 процентов, для сферы транспорта и перевозок, строительства и т.д. – с 10 до 9 процентов.

Правительство КНР намерено в этом году увеличить официальный дефицит бюджета на скромные 0,2 процентных пункта, до 2.8 процентов от ВВП.

В 2018 году количество банкротств в Китае (процедура достаточно сложная в Китае) достигло 18,823 случаев, что на 97.3 процента больше чем в прошлом году.

Компания Huawei зафиксировала прибыль по итогу 2018 года.

Идеология

18 марта Си Цзиньпин провел встречу с преподавателями вузов и школ. Центральной темой стала идеологическая линия в учебном процессе.

Партийный теоретик марксизма Лю Юньсянь (刘昀献) опубликовал статью об идеологических рисках, с которыми сталкивается Китай, и о том, как с этим бороться. В числе наиболее важнейших – негативное влияние американской и в целом западной культуры на Китай (以美国为首的西方国家加紧推行西化分化中国的图谋), распространение идей, плохо отражающихся на обществе, и некоторые другие.

В конце марта Си Цзиньпин уделил внимание партийным группам и ячейкам, указав на их важнейшую роль в работе партии, отметив, что не доволен качеством проводимой работы, и заявил о необходимости усилить партийное образование и обучение.

Вывод

За минувший месяц во внешней и внутренней политике необходимо выделить несколько важных тенденций.

Первая – китайцы готовы идти на серьезные уступки ради сохранения ключевых экономических связей. Точнее здесь стоит указать на то, что китайцы готовы терпеть дополнительные издержки в ключевых проектах. Давление способно принести свои плоды. Однако это не игра с нулевой суммой, для китайцев это смещение акцентов, которое в конечном итоге является кооперацией «win-win», где, теряя в одном, приобретаешь в другом.

В целом, это не конфликт, это изменение условий сделки, под которые нужно подстраиваться, следовать моменту. В этом и заключается второй вывод – Пекин ищет другие пути приспособления к изменению условий. К раннее анонсированным мерам во внешней торговле (обнуление тарифов на ряд товаров с некоторыми странами, увеличение закупок и т.д.) и в экономике (см. дайджест) добавляются новые.

К ним относится визит в Европу. Италия выбрана неслучайно: при всем негативном отношении Европейского союза к Китаю, попытках ограничить инвестиции в ключевые проекты и т.д., Италия – это та страна, что демонстрирует способность идти против европейской солидарности (чего стоит поддержка движения «желтых жилетов»). Италия сегодня – один из статусных членов, но наиболее экономически слабый. Зачем выступать против всего Европейского союза, когда можно «назначить одного главного» по китайским инвестициям и заставить страны конкурировать между собой (напрашивается аналогия с сюнну (гуннами) и Китаем).

То, что президент Франции Макрон повсеместно предупреждает об опасности инвестиций из Китая (говорил об этом во время своего африканского тура в Джибути), не мешает Франции развивать сотрудничество с Китаем.

В итальянских инвестициях важно не только то, куда именно вкладывают китайцы, но и оценка того, как будет использоваться и загружаться инфраструктура.

Возвращаясь к торговым переговорам, стоит отметить, что соглашение, судя по всему, должны подписать – китайцы готовы идти на уступки. Однако уже сейчас с уверенностью можно сказать, что цель соглашения – подписать его, а не создать реальные условия для его реализации. Стороны уже выражают недовольство некоторыми его аспектами, а значит в будущем оно не сможет стать прочной и долгосрочной базой взаимодействия двух стран. При этом китайцы пытаются приспособиться к изменяющимся условиям; что касается американцев, то в отношении них такой уверенности нет.

Говоря о внутренней политике, стоит подчеркнуть, что первый квартал 2019 года показал активную работу внутри КНР по структурным реформам, развитию экономики и идеологии. Настораживают цифры по банкротствам фирм (ликвидировать фирму в Китае гораздо сложнее, чем создать). Эта статистика может указать на два момента – на реальное банкротство и ухудшение ситуации, или, более вероятно, уход определенных фирм и компаний (в первую очередь иностранных или связанных прямо с американо-китайской торговлей – здесь необходима более подробная статистика).

Взрыв, произошедший в Китае, указывает на один из секретов «дешевого» Китая – скорее всего, хранение химических веществ было на недолжном уровне, что, конечно, снижало издержки для производства и конечную цену продукта. После предыдущей трагедии в Тяньцзине в 2015 году прошло не так много времени, ужесточение условий приведет к повышению цен на финальный продукт.

Осложнения, происходящие на фоне торгового конфликта и экономических проблем, отражаются в усилении партийной линии и ужесточении контроля.

Huawei по итогам финансового года смог показать прибыль, что говорит о высоком менеджменте компании. Однако отметить нужно и факт успешного давления на компанию – этот кейс может стать пробой пера в оказании давления на другие китайские технологические предприятия.

П. Прилепский

Арабские страны: март 2019 г. (дайджест)

Первый месяц календарной весны для стран Арабского Востока выдался крайне насыщенным и богатым на события.

Основное внимание было приковано к резкой, но предсказуемой в свете приближавшейся годовщины «Великого марша возвращения», эскалации палестино-израильского конфликта, а также ситуации, сложившейся после признания в Вашингтоне суверенитета Израиля над Голанами.

На фоне относительной стабилизации военной обстановки в Сирии во главе повестки окончательно утвердились гуманитарные вопросы. Споры вокруг лагеря беженцев «Эр-Рукбан» стали главной точкой преткновения России и США.

Власти Судана провели первые мероприятия в рамках введённого ранее режима чрезвычайного положения мероприятия, однако об умиротворении недовольных говорить пока не приходится.

Вместе с тем, в свете приближающихся президентских выборов, Алжир в марте был охвачен многотысячными протестами и манифестациями. 82-летний президент А. Бутефлика сдаёт позиции.

 

ЛИВАН

8 марта генеральный секретарь ливанской «Хизбаллы» Хасан Насралла в ходе своей традиционной пятничной «проповеди» в прямом эфире телеканала «Аль-Манар» заявил, что его партия и дальше намерена наращивать свой военный потенциал вопреки любым санкциям со стороны иностранных государств, которые, по его выражению, являются «экономической войной». Очередной выпад Х. Насралла совершил в ответ на признание Великобританией 27 февраля политического крыла «Хизбаллы» террористической организацией.

Учитывая, что «Хизбалла» крайне болезненно воспринимает любые нападки со стороны западного сообщества, а новое коалиционное правительство в Ливане удалось сформировать с большим трудом лишь в конце января 2019 г., президент Республики Мишель Аун во время встречи с госсекретарём США Майком Помпео, состоявшейся 22 марта в Бейруте, заступился за шиитскую партию, назвав «сохранение народного единства и мира» первостепенной задачей ливанского истеблишмента. Также М. Аун отметил, что «у Ливана особенное местоположение», в связи с чем правительство страны «не может ориентироваться только одну сторону» и находится в «равнобедренном треугольнике» между Россией, США и Китаем.

25-26 марта М. Аун прибыл в Москву с первым официальным визитом. Как и было анонсировано, основными темами переговоров президента Ливана с главой России Владимиром Путиным стало развитие двустороннего сотрудничества в торгово-экономической и гуманитарной сферах. Однако по итогам встречи 26 марта приняли Совместное заявление о дальнейшем укреплении и развитии отношений дружбы и сотрудничества между двумя странами, в рамках которого лидеры отметили недопустимость прямого или косвенного использования терроризма в геополитических целях. Также М. Аун высоко оценил позицию России по защите религиозных меньшинств на Ближнем Востоке и резко высказался относительно прокламации США по Голанским высотам, что Х. Насралла, в свою очередь, назвал попыткой американцев разжечь новую гражданскую войну в Ливане.

Примечательно, что ранее, 13 марта, управление израильской военной разведки АМАН сообщило, что ливанская «Хизбалла» втайне от Дамаска создает на территории САР специализированную структуру под кодовым названием «Голанское досье» для противостояния Израилю. На условиях анонимности офицер разведки на закрытом брифинге сообщил, что новая боевая ячейка шиитского движения формируется «с единственной целью – открыть новый фронт против Израиля». «Хизбалла» сообщения СМИ по этой теме проигнорировала, равно как и официальный Бейрут.

 

СИРИЯ

21 марта президент США Дональд Трамп публично заявил о намерении признать суверенитет Израиля над Голанскими высотами, которые ЦАХАЛ занял ещё в 1967 г. в ходе Шестидневной войны. Подписание соответствующего документа состоялось в присутствии израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху 25 марта. Признание Голан частью Израиля Вашингтоном вызвало волну критики и негодования со стороны мирового сообщества. Многие страны выразили обеспокоенность тем, что решение Д. Трампа не только противоречит нормам международного права, но и будет препятствовать мирному процессу на Ближнем Востоке.

27 марта по просьбе Сирии Совет Безопасности ООН провёл экстренное совещание по Голанам, во время которого американская сторона, отстаивая решение своего президента, призвала Россию оказать давление на Дамаск, чтобы сирийские войска были выведены из приграничной зоны. Однако заместитель постпреда РФ при ООН Владимир Сафронков в ответ заявил, что позиция России останется неизменной, т.к. «Голанские высоты – территория Сирийской Арабской Республики, оккупированная Израилем», и российская сторона строго придерживается резолюции СБ ООН 497. Более жёстко выступил постпред Сирии Башар аль-Джаафари, который предложил США отдать Израилю Северную Каролину или «подарить пару других штатов».

29 марта генеральный секретарь Лиги арабских государств Ахмад Абу аль-Гейт обвинил Вашингтон в «расшатывании мирового порядка, основы которого сам создавал». Позже, 31 марта, по итогам саммита ЛАГ в Тунисе страны-участники предостерегли в итоговом заявлении «государства от опасности нарушения международного права, в частности, от принятия таких же шагов как США». При этом, как и сообщалось ранее, вопрос восстановления членства Сирии в организации не выставлялся на повестку встречи.

Что касается военной обстановки в Сирии, то в марте сохранялась напряжённая обстановка, сложившаяся в конце февраля. Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС) опубликовал следующие данные по зафиксированным случаям нарушения режима прекращения огня:

  • 239 нарушений – 2-9 марта
  • 289 нарушений – 9-16 марта
  • 255 нарушений – 16-23 марта
  • 191 нарушений – 23-30 марта

По традиции подавляющее большинство случаев пришлось на провинции Алеппо, Идлиб и Хама. Однако, несмотря на негативную динамику, основное внимание в марте было приковано к гуманитарной ситуации, с которой дела обстояли гораздо хуже.

6 марта министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на пресс-конференции по итогам переговоров с эмиром Кувейта шейхом Сабахом аль-Ахмадом аль-Джабером ас-Сабахом, заявил о гуманитарной катастрофе в лагере «Эр-Рукбан» и о том, что Россия намерена добиваться вывода беженцев. Ранее в Минобороны РФ сообщили о резком ухудшении условий содержания в лагере, который «превратился в резервацию, а его население – в заложников». Также в СМИ неоднократно появлялась информация о том, что американские военные блокируют выход беженцев из «Эр-Рукбана», но в коалиции США все обвинения отрицают.

20 марта руководитель ЦПВС генерал-майор Виктор Купчишин рассказал журналистам о неспособности американской стороны обеспечить безопасность лагеря, жителей которого от голода и эпидемий может спасти лишь немедленная эвакуация. В связи с чем Россия и Сирия выступили с совместной инициативой по проведению координационного совещания с представителями США. Американцы, продолжая гнуть свою линию, от участия отказались. Однако 22 марта Управление по координации гуманитарных вопросов ООН поддержало предложения РФ и САР по созданию рабочей группы для разрешения проблемы «Эр-Рукбана». Благодаря поддержке со стороны ООН 23 марта на подконтрольную сирийскому правительству территорию из лагеря вышли более 360 человек.

Из приятных новостей, не связанных с сирийским кризисом, стоит упомянуть запуск проекта «Дни российско-арабской дружбы», приуроченного к 75-летию дипломатических отношений между Россией и Сирией, в Дамаске 23 марта. На торжественной церемонии открытия посол РФ Александр Ефимов подчеркнул, что обе страны были «союзниками, партнёрами и друзьями во всех сферах жизни». Также к участию были приглашены представители Ливана. Организатором проекта выступила санкт-петербургская общественная организация «Русско-арабский культурный центр», направленная на укрепление образа РФ на Ближнем Востоке. В рамках «Дней дружбы» предполагается фотовыставка, кинопоказы и выступление творческих коллективов.

 

ПАЛЕСТИНА

7 марта в ответ на очередной запуск ракет со стороны Сектора Газа израильская авиация нанесла точечные удары по объектам военной инфраструктуры ХАМАС. На следующий день, 8 марта, в ходе очередной пятничной демонстрации на границе анклава палестинские активисты забросали солдата ЦАХАЛ камнями и петардами, в ответ на провокации военные применили спецсредства для разгона демонстрации. По сообщениям представителя министерства здравоохранения Палестины, в результате столкновений 1 человек погиб и 41 получили травмы, среди пострадавших оказалось 4 медика и 2 журналиста.

10 марта глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас подписал указ о назначении нового премьер-министра, которым стал член центрального комитета ФАТХ Мухаммад Штайе. Напомним, что 29 января правительство Палестины во главе с Рами Хамдаллой подало в отставку. Назначение же на пост очередного представителя ФАТХ вызвало недовольство ХАМАС, «Исламского джихада» и прочих палестинских радикалов.

24 марта в ответ на беспорядки и взрывы на границе Сектора Газа беспилотник армии Израиля нанёс удары по наблюдательным пунктам ХАМАС. Реакции со стороны палестинских радикалов долго ждать не пришлось. На следующий день, 25 марта, запущенная со стороны анклава ракета разрушила жилой дом к северо-востоку от Тель-Авива, в результате чего пострадали 7 человек. Б. Нетаньяху был вынужден досрочно завершить свой визит в США. 26 марта пресс-служба ЦАХАЛ сообщила о запуске 30 ракет с территории Сектора Газа, большая часть которых была перехвачена комплексами ПРО «Железный купол». Однако один из снарядов разрушил частный дом в центральной части Израиля, среди пострадавших оказались двое детей.

30 марта в пятничной акции, приуроченной к первой годовщине «Великого марша возвращения», по оценке экспертов, приняли участие около 40 тыс. палестинцев. Множественные провокации и действия наиболее агрессивных активистов ХАМАС и «Исламского движения» привели к тому, что 2 демонстрантов погибли и 224 получили ранения разной тяжести.

 

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

4 марта в рамках ближневосточного турне глава МИД России Сергей Лавров посетил Саудовскую Аравию, где встретился с королём Салманом ибн Абд аль-Азизом и своим коллегой Аделем аль-Джубейром. Главными темами переговоров стали двусторонние отношения, сирийский кризис и ситуация в Йемене. С. Лавров назвал встречу «содержательной и конструктивной». А. аль-Джубейр тоже отозвался положительно, однако подчеркнул, что вопрос восстановления членства Сирии в ЛАГ является «несколько преждевременным».

7 марта министр энергетики КСА Халид аль-Фалих заявил, что в Красном море обнаружены большие запасы природного газа. Также Х. аль-Фалих рассказал журналистам, что, в связи с этим открытием, компания Saudi Aramco рассмотрит возможность новых инвестиций в проекты СПГ в США и Южной Африки. Однако, учитывая напряжённость в американо-саудовских отношениях, по мнению экспертов, основным партнёром в разработке газовых месторождений для Эр-Рияда может стать Москва, т.к. ещё в феврале в ходе телефонного разговора В. Путин и Салман ибн Абд аль-Азиз подтвердили готовность к продолжению сотрудничества в сфере углеводородов не только на рынке, но и в сфере добычи и переработки. Тем не менее, такой вариант видится маловероятным.

14 марта Интерпол по запросу прокуратуры Стамбула выдал международный ордер на арест 20 поданных Саудовской Аравии по делу об убийстве журналиста Джамаля Хашукджи. Имена подлежащих аресту лиц пока не разглашаются, однако в СМИ бытует информация, что большая часть из них уже содержится под стражей в саудовских тюрьмах. Также 14 марта сенат США после всех проволочек и споров одобрил резолюцию о прекращении военной поддержки Эр-Рияда в Йемене. Документ поддержали 54 сенатора, 46 выступили против его принятия. Окончательное же решение остаётся за президентом Д. Трампом, который должен рассмотреть резолюцию в течение 30 дней.

26 марта Саудовская Аравия присоединилась к арабскому сообществу, выступив против решения Вашингтона по Голанским высотам. В официальном тексте, опубликованном официальным информационным агентством SPA, говорится, что «королевство отвергает и осуждает заявление администрации США».

 

СУДАН

9 марта по указанию президента Омара аль-Башира освободили всех женщин, которые были задержаны в ходе протестов, непрекращающихся с декабря 2018 г. Как сообщает телеканал Al-Arabiya, указ предусматривал освобождение 41 женщины, а исполнение распоряжения было поручено директору национальной службы безопасности и разведки Салаху Аьдалле Гошу лично. Стоит отметить, что это не первая массовая амнистия в Судане. Ранее из тюрем уже несколько раз освобождали студентов и учащихся школ, которые составляют основную движущую силу протестов.

11 марта суданский парламент сократил срок действия чрезвычайного положения, введённого президентом 22 февраля, с 12 до 6 месяцев. Тем не менее, ничего экстраординарного в таком повороте событий нет. Согласно конституции, парламент имеет право принять или отклонить решение президента о ЧП в течение 15 дней с момента его введения. Вероятно, сокращение срока продиктовано логикой ускорения проведения необходимых мероприятий по стабилизации экономики Судана и выходу из затяжного кризиса.

13 марта президент Судана О. аль-Башир подписал приказ о формировании нового состава правительства. В новый кабинет под управлением Мухаммада Тахера Ииля вошёл 21 министр. Наиболее влиятельные лица, среди которых глава МИД Мухаммад Ахмад ад-Дирдири, сохранили свои посты.

 

АЛЖИР

2 марта, на фоне начавшихся в феврале протестов, в СМИ появились сообщения о том, что президент Алжира Абд аль-Азиз Бутефлика попал в женевскую столицу в критическом состоянии. Ранее 82-летний А. Бутефлика выдвинулся на пятый подряд президентский срок, после чего направился на плановую операцию в Швейцарию, где его самочувствие резко ухудшилось. Тем не менее, 3 марта Конституционный совет принял документы главы АНДР для регистрации его кандидатом на президентских выборах, запланированных на 18 апреля.

8 марта в столице Алжира, по разным подсчётам, на улицы вышло более 1 млн человек. Участники манифестации требовали от пока что действующего президента страны отказаться от участия в выборах. Среди основных лозунгов были «Республика не королевство!», «Нет пятому сроку!» и т.д. Для обеспечения правопорядка в городе были усилены наряды полиции и жандармерии, под особую охрану были взяты здания посольств зарубежных стран, отдельная группа силовиков блокировала подходы к президентскому дворцу. Однако некоторые подразделения, выполняя свои прямые обязанности, явно демонстрировали свою солидарность с протестующими.

11 марта А. Бутефлика, выступая по телевидению с посланием к нации, объявил о переносе выборов на более поздний срок и отказе баллотироваться на новый срок. Также президент пообещал переформировать правительство в ближайшие сроки. 12 марта официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что российская сторона рассматривает сложившуюся в Алжире обстановку как «сугубо внутреннее дело дружественной страны».

 

***

Дальнейшее развитие гуманитарной ситуации в Сирии будет зависеть от успеха назначенных на первые числа апреля консультаций по стабилизации обстановки в «Эр-Рукбане». Участие американской стороны в этих мероприятиях пока под вопросом. Однако если ООН и дальше будет поддерживать российско-сирийскую инициативу, то США будут вынуждены сесть за стол переговоров. Тем более, один из основных союзников Вашингтона в регионе – Иордания уже выразила заинтересованность в скорейшем разрешении ситуации в «Эр-Рукбане», расположенным на северной границе королевства.

«Великий марш возвращения», которому 30 марта исполнился год, явно продемонстрировал, что, помимо пополнения списка жертв среди палестинского населения и обострения ситуации в Секторе Газа, никаких практических сдвигов на палестино-израильском треке не даст. 29 марта посол Израиля в России озвучил перед журналистами следующую статистику: с марта 2018 г. боевики ХАМАС запустили 1233 ракеты и подожгли 8,649 акров земли. Конечно, пятничными акциями «марша» руководство Газы повышает свой авторитет среди радикалов, однако ухудшение отношений с Рамаллой и другими палестинскими фракциями попросту дискредитирует межпалестинский диалог. Небывалая эскалация в марте, вероятнее всего, приведёт к очередному соглашению о прекращении огня. Однако насколько долго оно продержится – вопрос крайне сложный.

Что касается планомерного усугубления американо-саудовских отношений, то все трения между Вашингтоном и Эр-Риядом являются верхушкой айсберга, подводная часть которого целиком состоит из давних союзнических связей в экономической и военной сферах. В подтверждение данному тезису служит тот факт, что, после принятия сенатом резолюции, 28 марта в ходе встречи с замглавы министерства обороны КСА госсекретарь США Майк Помпео выразил глубокую признательность Саудовской Аравии «за неизменную поддержку усилий специального посланника ООН Мартина Гриффитса по продвижению политического процесса в Йемене». Примечательно, что именно действия арабской коалиции под началом Эр-Рияда уже не раз ставили хрупкий межйеменский переговорный процесс в Швеции.

Обстановка в Судане, несмотря на манёвры правящего режима, сохраняет свою напряжённость. Рокировка в кабинете министров, по большему счёту, является полумерой. Создание «переходного правительства», почти полностью сохранившего прежний состав, стоит расценивать, скорее, как формальность в рамках установленного чрезвычайного положения. Тем не менее, такой расклад сигнализирует о готовности режима О. аль-Башира к дальнейшим действиям по стабилизации страны и доказывает, что существующий режим пока что не исчерпал свой запас прочности.

Протесты в Алжире стали логичным ответом населения страны на выдвижение кандидатуры А. Бутефлики, занимающего президентский пост с 1999 г. Ещё в 2016 г. в АНДР была проведена конституционная реформа, восстановившая ограничение полномочий президента двумя сроками по пять лет, которое было снято специально для А. Бутефлики в 2008 г. Таким образом, требования демонстрантов следует расценивать как законные, а не антиправительственные и т.п. Учитывая, что 82-летний президент уже отказался от участия в выборах, то в краткосрочной перспективе стоит ожидать стабилизации обстановки.

В. Останин-Головня

Анализ статистики воздушных ракетно-бомбовых ударов коалиции во главе с США по территории Сирии в период 2016-2019 гг.

По информации из открытых источников (в первую очередь по архивам SANA), за период проведения коалицией во главе с США (далее – Коалиция) военной операции на территории Сирии, в нарушение всех действующих норм международного права, было нанесено по меньшей мере 124 удара.

Несмотря на то, что Коалиция «воюет» в Сирии дольше, в сравнении с военной операцией ВКС России, за 2014–2015 гг. не было зафиксировано свидетельств нанесения каких-либо ударов. В дальнейшем, с каждым годом, интенсивность ударов начала нарастать: 12 ударов в 2016 г., 53 – в 2017 г., 50 – в 2018 г. и 11 ­– в 2019 г. (в период с 1 января по 2 марта).

Массированно удары Коалиции наносились по четырем провинциям:

  • Дейр-эз-Зор (73 удара в 2016–2019 гг.);
  • Ракка (30 ударов в 2016–2017 гг.);
  • Эль-Хасака (13 ударов в 2016–2018 гг.);
  • Хомс (5 ударов в 2017– 2018 гг.).

Также единичные случаи авиаударов зафиксированы по провинциям Хама (1 удар в 2018 г.), Алеппо (1 удар в 2016 г.), Дамаск (1 удар в 2018 г.) и в целом по всей территории Сирии, включая пустынные районы (2 удара в 2017 и 2018 гг.).

К вышеперечисленным фактам авиаударов следует дополнительно отнести массированный ракетный удар Коалиции 14 апреля 2018 г., в ходе которого США, Великобритания и Франция, по неподтвержденным данным, выпустили по правительственным объектам на территории Сирии около 100 крылатых ракет морского и воздушного базирования.

Следует подчеркнуть, что Коалиция наносила удары избирательно, но ее целями чаще становились гражданские лица, нежели террористы. Кроме того, действия Коалиции не были санкционированы Советом Безопасности ООН, а потому являлись и являются формой неприкрытой агрессии и откровенной интервенции западных стран, от чего страдает, прежде всего, мирное население Сирийской Арабской Республики.

По информации SANA, от ударов Коалиции за 4 года погибли по меньшей мере 1680 человек, в том числе около десятка россиян. Вполне вероятно, что данные количества занижены, потому как по многим авиаударам информация сводится к «погибло несколько человек» или «число жертв может возрасти из-за масштаба разрушений и трудностей извлечения пострадавших из-под руин». За ударами следовали множественные разрушения жилищной инфраструктуры и количество погибших под завалами из открытых источников точно узнать невозможно. В особенности по той причине, что местное сирийское население одновременно страдало и от атак Коалиции, и от нападений боевиков различных запрещенных на территории РФ террористических и экстремистских группировок, равно как и от провокаций различных НПО.

Также за четыре года операции Коалиции имеются подтверждения 16 ударов (14 по провинции Дейр-эз-Зор и 2 по провинции Ракка) с применением фосфорных зажигательных боеприпасов, которые стоят на вооружении США и Великобритании. Следует отметить, что применяемый в бомбах и ракетах белый фосфор горит при температуре до 1300 °C с выделением густого и едкого белого дыма. При его использовании возникают сильные пожары, которые помимо всего прочего создают удушливые ядовитые газы. Белый фосфор является чрезвычайно ядовитым для человека и быстро растворяется в теле, а при попадании на кожу вызывает тяжелые ожоги. Горение зачастую происходит под кожей и продолжается пока весь фосфор не выгорит. По стандарту NFPA 704, белый фосфор считается имеющим уровень опасности для здоровья 4 (максимум 4), уровень огнеопасности 4 (максимум 4) и уровень нестабильности 2 (максимум 4).

Применение белого фосфора (как зажигательного оружия) против гражданского населения запрещено Протоколом III к Конвенции о запрещении или ограничении применения определенных видов обычного оружия и Женевскими конвенциями.

Согласно собранным данным, Коалиция в Сирии целенаправленно занималась разрушением гуманитарных объектов и объектов инфраструктуры. В частности, было разрушено десять мостов (6 в провинции Дейр-эз-Зор, 3 – в Ракке и 1 – в Эль-Хасаке), повреждены и/или разрушены 1 институт (в Дейр-эз-Зоре), 1 школа (в Ракке) и 1 фабрика по обработке хлопка (в Ракке). Мосты являлись крайне важными объектами инфраструктуры, потому как они связывали провинции Эль-Хасака и Дейр-эз-Зор (разделены главной водной артерией страны – рекой Евфрат).

Предположительно, дополнительной целью разрушения системы мостов Коалиция ставила оказание давления на местное население, чтобы то поддерживало структуры и организации сирийской оппозиции (которая находилась и находится в определенной зависимости от Вашингтона), и препятствование любым возможным попыткам сирийских правительственных войск атаковать и взять под свой контроль провинции, территории которых впоследствии будут оккупированы Коалицией и их союзниками.

Также в провинции Дейр-эз-Зор были разрушены или повреждены 2 электростанции, 2 больницы и 2 станции водоснабжения. В Ракке под удар попали 1 больница и 1 элемент инфраструктуры водоснабжения. Суммарно зафиксированы 31 удар по объектам гражданской инфраструктуры и 17 ударов по гуманитарным объектам.

Кроме того, под удар Коалиции неоднократно попадали войска сирийской правительственной армии, которые сражаются с боевиками Исламского государства (запрещено на территории РФ) и других террористических организаций. В частности, от ударов погибли и были ранены десятки человек и, согласно имеющейся открытой информации, была потеряна одна артиллерийская установка и был сбит один самолет.

Подводя итог, можно отметить, что за прошедшие годы Коалиция занималась не столько борьбой с террористической угрозой, сколько планомерным и целенаправленным уничтожением мирного населения, объектов гражданской, гуманитарной и промышленной инфраструктуры (например, нефтяных скважин). В отдельных случаях удары наносились по позициям САА, что влекло за собой ухудшение обстановки на фронтах борьбы с террористами, которые после атак Коалиции несколько раз в разных провинциях переходили в целенаправленное наступление на позиции, которые подверглись ракетно-бомбовым ударам.

Д. Крылов

III Конкурс им. Е.М. Примакова: итоги

29-30 марта 2019 г. в Москве проходил цикл мероприятий в рамках III Международного конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им Е.М. Примакова. Конкурс традиционно был организован Центром востоковедных исследований и Центром внешнеполитического сотрудничества им. Е.М. Примакова при содействии Фонда Горчакова, Дипломатической Академии МИД России и Института Востоковедения РАН. В нем приняло участие более 150 человек, из которых комиссией было отобран 21 финалист.

29 марта 2019 г. в рамках конкурса в стенах Дипломатической академии МИД России прошла международная ближневосточная конференция, в которой приняло участие более 150 человек.

30 марта финалисты конкурса, почетные лауреаты и отмеченные участники встретились на семинарах с экспертами-востоковедами.

Стоит отметить, что особую роль в подготовке и проведения мероприятия сыграли команда Центра, волонтеры и члены Восточного клуба Дипломатической Академии.

Конкурс стал большим ежегодным мероприятием, которое объединяет начинающих исследователей-ближневосточников со всего мира. В этом году он символично проводится в юбилей великого отечественного востоковеда – Е.М. Примакова, что придало всем мероприятиям особый статус.

Ссылку на фотографии по итогам конкурса скоро можно будет найти в социальных сетях и группах Центра — следите за обновлениями!

И вашим и нашим: почему итоги турецких выборов должны удовлетворить всех

31 марта в Турции прошли муниципальные выборы, на которых граждане страны проголосовали за мэров, членов региональных парламентов, советов, руководителей муниципалитетов, сельских старост и членов сельских советов. Пускай формально эти выборы и не обладают большим статусом, но их результаты во многом определят развитие внутренней и внешней политики страны на ближайший цикл, который продлится до 2023 года — только тогда в стране состоятся следующие выборы, парламентские.

Главной сенсацией же вчерашнего дня стала победа кандидатов от оппозиции в двух крупнейших городах страны — столице Анкаре и в Стамбуле. Несмотря на небольшой разрыв между кандидатами от оппозиционного Национального альянса (состоит из Народно-республиканской партии, Хорошей партии и Партии счастья) и правящего Народного (Партия справедливости и развития и Партия националистического движения), победа Экрема Имамоглу в Стамбуле и Мансура Яваша в Анкаре была воспринята многими сторонниками оппозиции как настоящий триумф. Однако, это во многом схоже с происходившим на прошлогодних парламентских и президентских выборах, только с обратным знаком — тогда победа с ровно таким же минимальным перевесом досталась представителям партий власти. Не менее важно указать на то, что, хотя Реджеп Тайип Эрдоган и потерял большие центральные города, своё влияние в провинции он сохранил, суммарно Народный союз получил 51,63% голосов, в то время, как за выдвиженцев Национального союза проголосовало 37,55% населения. Так, в триумфальном для оппозиции Анкарском иле из 25 более мелких административных единиц — ильче — Национальных альянс победил только в трёх центральных. Остальные же ильче, более сельского склада, остались за правящей партией.

Вполне вероятно, что Эрдоган сейчас оказался в ситуации «win-win». Уступив большие города оппозиционным кандидатам, он одновременно уступил им и часть ответственности за состояние крупных мегаполисов, в которых проживает самый взыскательный и пассионарный электорат. Именно он более всего ощутил на себе влияние экономического кризиса, в котором во многом по вине правящей партии оказалась Турция и, как стало очевидно по итогам выборов, только у него хватило политической воли, чтобы изъявить недовольство происходящим. Зато теперь правящей партия вполне может переводить гнев населения с действий самого правительства на действия «исполнителей на местах».

Но не стоит полагать, что для власти итоги выборов оказались однозначно положительными, они одновременно подсветили проблемы внутри партийного руководства и дали время на их исправление. Здесь важно отметить, что, во-первых, не сработала ставка ПСР на «тяжелую артиллерию» — Бинали Йылдырыма, бывшего премьер-министра и министра транспорта, и Мехмета Озхасеки, прежнего главу Министерства общественных работ и жилищного строительства. Это можно считать сигналом, что партии требуется перезагрузка, есть запрос на новые и свежие лица, которые смогут вернуть партии её прежнего избирателя. И для того, чтобы это исправить у Эрдогана и его ближайшего окружения есть ещё почти пять лет.

Во-вторых, позиции Партии справедливости и развития на государственном оказываются крайне зависимы от их союзника по Народному альянсу — ультранационалистической Партии националистического движения Девлета Бахчели. Ещё в прошлом году стало понятно, что без помощи со стороны националистов ПСР не смогла бы получить большинства в парламенте, а сам Реджеп Тайип Эрдоган не был бы выбран президентом в первом туре. Новые выборы только больше укрепили позиции ПНД, показав рост её популярности в самых разных регионах страны. Также важно отметить, что во многих, но не центральных, илах Турции кандидаты Народного альянса соревновались друг с другом. В результате ПНД удалось отбить у ПСР пять илов, на предыдущих выборах представители националистов победили в 8 районах, на этих — в 11.

На контрасте особенно заметна неудача другой партии правого спектра — Хорошей партии, выделившейся из состава ПНД несколько лет назад. Её кандидатам не удалось одержать победу ни в одном из крупных районов страны. Похоже, что теперь Хорошая партия становится абсолютно ведомой в Национальном альянсе, она может впасть в зависимость от Народно-республиканской партии, что приведёт к отходу от них электората и возвращения его к ПНД, исторически главной националистической партии Турции.

Главным же сюрпризом прошедших выборов стала победа кандидата от Турецкой коммунистической партии Фатиха Мехмета Мачоглу в иле Тунджели. Впервые в Турции член коммунистической партии займет столь высокий пост. Прежде Мачоглу возглавлял ильче Оваджик в том же иле Тунджели, и был известен на всю Турцию как единственный коммунист-руководитель муниципалитета. В чем-то его можно сравнить с Павлом Грудининым. Мачоглу так же на небольшой территории удалось создать основанное на левых идеях эффективное управление и за счет этого завоевать популярность как в самом Тунджели, который известен на всю страну из-за симпатий своих жителей к коммунизму и социализму, так и по всей Анатолии, как редкий успешный управленец одинаково далекий как от провластных организаций так и от системной оппозиции.

В целом же, результаты этих выборов можно считать удовлетворительными для всех основных сторон турецкого политического процесса. У оппозиции случился триумф — победа в двух крупных городах. Теперь у Национального союза есть хорошие, хотя и довольно опасные плацдармы для зарабатывания политических очков. Правящая Партия справедливости и развития смогла, в свою очередь, поправить имидж, получив в свои руки козырь на случай, если представители западных государств или СМИ вновь будут обвинять её в уничтожении турецкой демократии — результаты за ночь не сменились в пользу нужных кандидатов, хотя разрыв между кандидатами во многих регионах был совсем мал, а количество неподсчитанных бюллетеней всё же давало возможности для фальсификаций. Этот небольшой разрыв есть по сути ещё один признак раскола турецкого общества, его политической поляризации и отсутствия в политическом поле партии, способной объединять людей разных убеждений. Одновременно это и окно возможностей, то самое окно, в которое рвутся слухи о создании новой партии под руководством бывших соратников Эрдогана — Абдуллы Гюля и Ахмета Давутоглу.

Пока же остается радоваться, что представители турецких элит понимают, что сейчас не следует распалять страну жесткими заявлениями, излишне громко радоваться собственному успеху или негодовать из-за поражения. Видимо этим и продиктована в целом миролюбивая риторика, звучавшая в заключительных заявлениях как победителей, так и проигравших.

 

В. Аватков, А. Рыженков