В.А. Надеин-Раевский. Израильский максимализм

О ситуации в Израиле накануне досрочных выборов в Кнессет и израильских атаках в регионе в специальном интервью для Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии рассказал Виктор Анатольевич Надеин-Раевский – кандидат философских наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона.

 

  • Ввиду предстоящих выборов в кнессет в Израиле меняется не только внутриполитическая ситуация, но и внешнеполитическая. Не так давно Дональдом Трампом была озвучена «сделка века». Однако детали не были раскрыты и не будут озвучены публично до результатов израильских выборов, как заявил Трамп. Какую оценку вы бы дали этим событиям?

Как мы видим, после Обамы американский курс изменился и изменился драматически. Сейчас изменения стали очевидны для всех: это прежде всего перенос посольства, что было для Израиля крайне долгожданным моментом. Но американцы далеко не все это одобрили, потому что ясно, что произраильский курс однозначно отталкивает от себя арабов. Это было воспринято именно так.

Что касается внутренней политики Израиля – внутриполитические расклады всегда разнообразны. У Нетаньяху пока что достаточно сильные позиции. На данный момент трудно оценить, насколько тяжело пройдет голосование из-за всех расследований против текущего премьер-министра. Он, конечно, потерял определённую поддержку, и поэтому все шансы возложены на то, чтобы сформировать коалицию. Это для Израиля является обычным делом, поэтому, я полагаю, он с этим справится.

Касательно планов: Нетаньяху безусловно будет продолжать курс на конфронтацию с Ираном. Вытеснить Иран из Сирии и, желательно, из Ливана – это для него сейчас задача номер один. Посмотреть хотя бы на то, что идет обострение ситуации на границе с Ливаном после израильских ударов. Они ударили беспилотниками. Сначала все отрицали, но теперь признали. Стало ясно, что этот удар нацелен именно на союзников Ирана – это, прежде всего, «Хезболла». Правда досталось не только им. Можно ли ожидать попыток вторжения на территорию Ливана? Все возможно. Но сейчас интереса к подобным операциям, которые несут негативные последствия, у Нетаньяху не просматривается. Но сами удары по тем объектам, которые они считают креатурой Ирана, они проводят. Здесь их остановить трудно.

То же самое они делали в отношении, как они называют, Эль-Кудс. Это наиболее боеспособное иранское подразделение, которое формально занимается обучением сирийской правительственной армии. Израильские удары показали, что Израиль не собирается отказываться от своих попыток выдавить Иран из Сирии. В принципе, это может быть ошибочной тактикой, потому что сама победа правительственных войск и укрепление Асада позволили бы добиваться вывода иранских советников и обучающего персонала, так как уже не было бы нужды в них. И, конечно, вывод «Хезболлы» тоже бы последовал. В принципе, это самый простой путь, единственное, что это пока не так быстро получается осуществить, как хотелось бы. Получается, что сами израильские действия наоборот затягивают конфликт, обостряют его и ведут к дальнейшей конфронтации с Тегераном. Но здесь они себя считают непримиримыми врагами Тегерана. Ожидать от израильтян равновесия к Тегерану – это безнадежно.

 

  • Вы упомянули о проводимых Израилем операциях в Ливане и Сирии. Вместе с тем подобные операции одновременно проводились и в Ираке, и в Палестине.

Да. Так и было. Удары были нанесены дронами и, кроме того, видимо там еще работает агентура. Причем взрывы в Ираке были в лагерях проиранских сил – «аш-Шааби» и других шиитских боевых организациях, у которых очень тесное отношение с иранцами. А что касается правительства, то оно шиитское. Ориентация, пожалуй, не похожа на проамерканскую, да и нет смысла, потому что от американцев там все устали. Тем более что функцию они свою не выполняют, а действуют сугубо в своих интересах, что сильно расходится с национальными интересами того же Ирака, который нацелен на сохранение территориальной целостности – недопущение отпадания каких-либо регионов. Отсюда и конфликт с курдами по поводу референдума и прочее. Пока что с курдами до конца не урегулировали ситуацию. Достаточно сложный расклад и в самом курдском движении. Это противоречие талабанистов и парционистов. Хоть Талабани и нет, его партия сохранилась. И она сориентирована в значительной степени на Иран – куда нефть направляется, с теми и сотрудничают. Все подвязано и на экономическом интересе, не только на политическом и духовном.

 

  • Не так давно Совет по национальной безопасности Израиля озвучил намерение разработать план, который побудит жителей сектора Газа покинуть дома и переехать в другие страны. Но не было озвучено, в какие страны люди могут переехать, кто их готов принять, и есть ли шансы на удачную реализацию плана?

Естественно, сопротивление этому плану будет обязательное. Интифады – все, которые были, одна за другой – были направлены на противодействие таковой политики Израиля, потому что Израиль стабильно ставил цель: расширить поселения, укрепить безопасность. Израильский подход сохраняется и теперь – сначала поселить население в опасных условиях, а потом заботиться о его безопасности. Но это, опять же, захват палестинских территорий, отказ от создания палестинской автономии. То есть позиции Израиля остаются прежними – захват новых земель и борьба против арабов, вытеснение их с территорий. Действительно, арабское население значительно быстрее растет, чем израильское. Вот этого они и боятся, поэтому и в правах ограничивают палестинских арабов, чтобы они не стали большинством в Израиле. Сохраняется старая политика.

 

  • Получается, ситуация складывается так, что происходит новый виток эскалации конфликта?

Пока что так. И тем более существует американская поддержка, которая сейчас явно будет действовать в пользу эскалации. Израилю надо на что-то опереться. По многолетним наблюдениям, могу сказать, что когда Израиль не воюет, в редкие периоды затишья политические партии внутри страны начинают грызться между собой. А подобный внешней враг всегда мобилизует.

 

Беседу вела Виктория Юрьевна Ламтева, репортер Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии