Цикл мероприятий по внешней и внутренней политике Турецкой Республики

20 января 2020 года директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии В.А. Аватков провел лекцию в Фонде поддержки публичной дипломатии им. А. М. Горчакова, в рамках которой осветил ключевые аспекты внешнеполитического курса Турецкой Республики и тенденции развития российско-турецкого сотрудничества на современном этапе. Вопросы, которые были затронуты в рамках лекции, представляют особую актуальность в свете открытия главами России и Турции поставок газа по трубопроводу «Турецкий поток».

Лекция директора Центра вызвала большой интерес слушателей и сопровождалась большим количеством вопросов по проблематике российско-турецкого взаимодействия.

21 января 2020 года в ТД «Библио-Глобус» В.А. Аватков представил свой многолетний труд – комплекс книг по внешней и внутренней политике Турецкой Республики, который содержит в себе монографии и учебные пособия для студентов высших учебных заведений и тех, кто интересуется вопросами политического развития Турции. В данный комплекс входят следующие книги:

  • Турецкая республика. Внутренняя политика: от 2002 к 2018. Монография;
  • Турецкая республика. Внешняя политика: от 2002 к 2018. Монография;
  • Внешняя политика Турции. 2002—2018. Учебное пособие для вузов;
  • Внутренняя политика Турции. 2002—2018. Учебное пособие для вузов.

В рамках своего выступления на презентации В.А. Аватков уделил особое внимание ключевым аспектам развития Турецкой Республики как с точки зрения исторической ретроспективы, так и современных политических реалий. Кроме того, автор раскрыл особенности внешней политики Турции через призму отношений Анкары с Западом и Востоком, государствами постсоветского пространства, а также затронул вопросы двустороннего сотрудничества с Россией. Кроме того, В.А. Аватков оценил современный внешнеполитический курс Турции, сделав акцент на усиливающемся влиянии государства как в рамках региональных процессов, так и на внерегиональном уровне.

По окончании презентационной части мероприятия В.А. Аватков ответил на интересующие слушателей вопросы и провел автограф-сессию.

  

Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития. Сборник статей

Представляем Вашему вниманию сборник статей, изданный по итогам IV Международной студенческой конференции по АТР, которая проходила в Дипломатической академии МИД России в декабре 2019 г. и была организована Центром востоковедных исследований при поддержке Дипломатической академии.

2020 АТР

 

Турция: декабрь 2019 г. (дайджест)

На внешнеполитическом направлении Турции в декабре состоялся ряд важных событий, в числе которых проведение очередного раунда переговоров в Астанинском формате, участие турецкой делегации в юбилейном саммите НАТО, а также осуществление четырехстороннего саммита лидеров Германии, Франции, Великобритании и Турции по Сирии. Отдельно стоит отметить ближневосточный вектор внешней политики Анкары, в рамках которого в декабре Турция провела ряд встреч и переговоров, связанных с обсуждением сирийской и ливийской проблематики.

Внутренняя политика Турецкой Республики за декабрь характеризуется появлением новых политических сил в лице «Партии будущего», возглавляемой бывшим премьер-министром государства А. Давутоглу, критикой правящей партии со стороны оппозиции по ряду вопросов, развитием вооружений и нестабильной экономической ситуацией.

Отношения с Россией

10-11 декабря в Нур-Султане состоялась четырнадцатая по счету встреча в Астанинском формате, посвященная вопросу урегулирования сирийского кризиса. Россию на переговорах представлял спецпредставитель президента А. Лаврентьев, Турцию – замглавы МИД С. Онал, а Иран – старший помощник министра иностранных дел по политическим вопросам А.А. Хаджи. Помимо стран-гарантов мирного процесса, в работе саммита также приняли участие делегации Ирака, Ливана и Иордании.

На повестке дня представителей России, Ирана и Турции прежде всего находилась ситуация на северо-востоке Сирии и обстановка в районе Идлиба. Подчеркнув свою приверженность суверенитету и территориальной целостности Сирии, а также необходимость дальнейшей борьбы с терроризмом, стороны особенно отметили важность реализации российско-турецкого Меморандума от 22 октября 2019 года по стабилизации на северо-востоке страны, а также всех соглашений, касающихся зоны деэскалации в Идлибе. Участники Астанинского процесса осудили продолжающиеся вооруженные атаки Израиля, а также действия, связанные с захватом и перераспределением доходов от продажи сирийской нефти. Кроме того, в ходе переговоров были обсуждены вопросы оказания гуманитарной помощи и возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц на места их постоянного проживания. По итогам встречи стало известно, что следующий раунд переговоров будет проведен в столице Казахстана в марте 2020 года. 14 декабря министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу также озвучил желание Турции провести с Россией отдельный саммит по Сирии в феврале.

В начале декабря Д. Песков официально подтвердил, что встреча президентов России и Турции будет проведена 8 января. 11 и 17 декабря состоялись телефонные переговоры глав России и Турции, в ходе которых В.В. Путин и Р.Т. Эрдоган обсудили ситуацию в Ливии, поддержав посредничество ООН и Германии для прекращения конфликта, а также обменялись мнениями по вопросу урегулирования кризиса в Сирии. 23-25 декабря в целях обсуждения ситуации в сирийском Идлибе и обострившейся обстановки в Ливии состоялся визит правительственной делегации Турецкой Республики в составе представителей внешнеполитического ведомства, Министерства обороны и Национальной разведывательной организации в Москву. В ходе переговоров представители Москвы и Анкары договорились содействовать урегулированию кризиса в Ливии, а также условились продолжать двусторонние контакты по интересующим стороны вопросам. Проблема сирийского урегулирования и ситуация в Ливии в том числе обсуждалась главами МИД России и Турции в ходе телефонных переговоров, проведенных 23 декабря.

В декабре также продолжилось российско-турецкое взаимодействие по линии военных ведомств двух стран. 26 декабря военные России и Турции завершили очередное патрулирование сирийско-турецкой границы в провинции Алеппо по маршруту Гариб – Тахтик – Тахтани. 9 декабря для обсуждения вопросов безопасности в Сирийской Арабской Республике министр обороны России и министр национальной обороны Турции провели телефонные переговоры.

Отношения с Западом

3-4 декабря в Лондоне состоялся юбилейный саммит стран-членов НАТО, в котором в том числе приняла участие турецкая делегация. Несмотря на сохраняющиеся разногласия Турции с рядом членов Североатлантического альянса, на полях саммита со стороны Анкары прозвучали весьма неоднозначные заявления и были приняты неожиданные решения. Так, 5 декабря стало известно, что Турция в конечном итоге одобрила план НАТО по защите Польши и стран Балтии от «российской угрозы». Р.Т. Эрдоган тогда заявил, что в ответ на принятие плана Анкара ожидает от союзников активной поддержки в борьбе с терроризмом, а также указал на необходимость обновления стратегии безопасности альянса. Кроме того, лидер страны заявил, что «зонт безопасности», обеспечиваемый НАТО, по-прежнему важен для Турции, которая проводит многовекторную политику и не рассматривает отношения с Россией в качестве альтернативы контактам в рамках НАТО. Президент Франции Э. Макрон по итогам встречи сообщил, что страны Свероатлантического альянса планируют создать рабочую группу по вопросу приобретения Турцией комплексов С-400.

4 декабря на полях саммита НАТО прошли незапланированные переговоры лидера США с главой Турецкой Республики, в ходе которых в том числе обсуждался вопрос закупки Анкарой российских вооружений. 12 декабря стало известно, что Комитет Сената США по иностранным делам одобрил законопроект о санкциях против Турции. В ответ на это Р.Т. Эрдоган 16 декабря заявил о намерении закрыть расположенные в Турции базы США Инджирлик и Кюреджик в случае применения Вашингтоном санкционного пакета.

Кроме того, 3 декабря в Лондоне состоялся четырехсторонний саммит лидеров Германии, Франции, Великобритании и Турции по Сирии. По информации СМИ, результатами переговоров остались удовлетворены все заинтересованные стороны, однако о каких-либо деталях встречи не сообщалось. 5 декабря Р.Т. Эрдоган подтвердил, что следующий саммит в подобном формате планируется провести в феврале 2020 года в Стамбуле. Несмотря на то, что 18 декабря стало известно о том, что в январе Турция возглавит Форум ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности, в целом отношения Турции со странами Европы остаются напряженными.

В декабре недопонимания по линии Анкара – Брюссель увеличились в связи с ситуацией в Ливии. Так, например, 13 декабря Евросоюз объявил о непризнании турецко-ливийского меморандума о морских зонах, выразив тем самым солидарность с ранее осудившими документ Грецией и Кипром. При этом стоит отметить, что отношения Турции с Кипром в особенности обострились в связи с тем, что 16 декабря Анкара направила на Северный Кипр беспилотник «Bayraktar TB2» для постоянного базирования, что в официальной Никосии расценили как дестабилизирующий ситуацию в регионе шаг.

Ближний Восток и Северная Африка

Политика Анкары на Ближнем Востоке и в Северной Африке в декабре определяется резко изменившимся положением дел в Ливии. Р.Т. Эрдоган еще 15 декабря заявил, что Турция готова оказать любую помощь Правительству национального согласия Ливии (ПНС), а спустя несколько дней отметил, что не станет закрывать глаза на предположительно находящуюся на ливийской территории частную военную компанию «Вагнер» из России. 21 декабря Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) ратифицировало подписанное в ноябре соглашение с ПНС о военном сотрудничестве, а 26 декабря Правительство национального согласия Ливии (ПНС) официально запросило у Турции воздушную, наземную и морскую военную поддержку для отражения наступления на Триполи сил восточного правительства страны. Вскоре после этого президент Р.Т. Эрдоган заявил, что парламент Турции проголосует по данному вопросу уже в январе 2020 года, и решение будет принято к 8-9 января.

28 декабря в мировых СМИ распространились сведения о том, что Турция уже отправила в Ливию первую партию боевиков в составе 120 человек, однако данная информация официального подтверждения не получила. Стоит отметить, что политика Турции вызывает опасения не только в странах Европы, но и у региональных игроков Ближнего Востока. Особенно активно намерения Анкары критикует Египет. Так, 19 декабря во внешнеполитическом ведомстве Египта в очередной раз раскритиковали договор Турции с ПНС, а 26 декабря в ходе телефонного разговора с Д. Трампом А.Ф. ас-Сиси призвал прекратить вмешательство иностранных сил в конфликт.

С началом операции сирийской армии в Идлибе также обострилась ситуация в Сирии. Особенно болезненно такого рода известия восприняла Турецкая Республика. 22 декабря президент Турции заявил, что более 80 тысяч человек начали бежать из Идлиба к сирийско-турецкой границе, при этом подчеркнув, что Анкара не сможет справиться с новой волной беженцев. Помимо этого, 24 декабря министр обороны Турции Х. Акар сообщил, что на севере Сирии по-прежнему наблюдается частичное присутствие курдских подразделений, которые должны были покинуть регион в соответствии с достигнутыми ранее соглашениями с Российской Федерацией и Соединенными Штатами. Ранее Р.Т. Эрдоган заявил, что Турция покинет территорию Сирии только тогда, когда ее попросит об этом сирийский народ, а официальный представитель МИД Турции напомнил, что Турецкая Республика может возобновить военную операцию в Сирии в том случае, если вышеупомянутые соглашения не будут выполнены.

Внутриполитическая обстановка

Центральным событием на внутриполитической арене Турецкой Республики стало объявление А. Давутоглу 13 декабря о создании новой «Партии будущего». В ходе своей речи на церемонии, приуроченной к созданию партии, экс-премьер-министр государства подверг критике правящую Партию справедливости и развития (ПСР), обвинив ее в концентрации власти в одних руках и настигшем страну экономическом кризисе. Помимо этого, А. Давутоглу озвучил основные внутри- и внешнеполитические ориентиры новоиспеченной партии, многие из которых сводились к прозападным демократическим ценностям: политик много рассуждал о необходимости расширения прав и свобод, а также об уважении к различным этносам, культурам и конфессиям. Кроме того, стало известно, что в декабре А. Давутоглу отклонил предложение лидера «Хорошей партии» М. Акшенер о переводе депутатов в «Партию будущего» в случае, если новая партия столкнется с проблемой нехватки членов для участия в выборах. Политик также подчеркнул, что в дальнейшем не планирует вступать в коалицию с ПСР, но при этом не исключил возможности образования союза с «Хорошей партией».

В начале месяца 4 декабря в Партии националистического движения (ПНД) сообщили о том, что приостанавливают дальнейшее продвижение законопроекта об амнистии от 24 сентября 2018 года, который неоднозначно воспринимался в политических кругах Турции. Как пояснил лидер партии Д. Бахчели, решение было принято после консультаций с ПСР, лидер которой активно критиковал данный документ, во избежание конфликтов в «Народной коалиции». Также в декабре продолжились аресты политиков, подозреваемых в связях с террористическими элементами Турции. Так, 16 декабря на основании решения суда по подозрению в связях с запрещенным на территории Турецкой Республики движением FETÖбыл арестован мэр района Урла в провинции Измир от Народно-республиканской партии (НРП) И.Б. Огуз.

В конце месяца президент страны Р.Т. Эрдоган озвучил планы по проведению в скором времени тендера на реализацию проекта канала «Стамбул», а также объявил, что проект никак не будет связан с конвенцией Монтрё. Выступая перед главами региональных отделений правящей Партии справедливости и развития (ПСР) в Анкаре 26 декабря, президент государства подчеркнул, что Турция рассматривает «Стамбул» в качестве альтернативы Босфору. Стоит отметить, что данный проект подвергается широкой критике со стороны оппозиции. Так, помимо мэра Стамбула Э. Имамоглу, предлагающего провести референдум по данному вопросу, против реализации проекта выступает лидер «Партии счастья» Т. Карамоллаоглу, который в конце декабря обвинил правительство в том, что при помощи проекта канала «Стамбул» оно лишь пытается извлечь финансовую выгоду.

13 декабря стало известно о том, что на фоне турецко-американских противоречий относительно истребителей F-35 Турция планирует ускорить создание собственного истребителя TF-X (MMU), разрабатываемого турецкой авиастроительной компанией TurkishAerospace Industries (TAI) и корпорацией BAE Systems. Помимо этого, 22 декабря на военной верфи Гёльджю, расположенной на северо-западе страны, была спущена на воду первая собранная в Турции подводная лодка типа 214 TN под названием «Pirireis». Известно, что обустройство «Pirireis» продолжится вплоть до 2020 года, после чего лодка официально поступит на вооружение ВМС Турции. Президент Турции Р.Т. Эрдоган, присутствовавший на мероприятии, сообщил, что к 2027 году ВМС Турции получат 6 подводных лодок такого типа.

Экономическая ситуация

На внешнеэкономическом направлении в декабре Россией и Турцией активно обсуждался вопрос торговли вооружениями. Так, 13 декабря руководитель Управления оборонной промышленности Турции И. Демир заявил, что Россия и Турция близки к заключению соглашения на поставку дополнительных систем С-400. В начале месяца И. Демир также сообщил, что Турция тщательно изучает тактико-технические характеристики российских истребителей Су-35. Кроме того, 9 декабря в «Росатоме» сообщили, что компания «Аккую Нуклеар» и АО по передаче электроэнергии Турции «TEIAS» подписали соглашение  о подключении АЭС «Аккую» к энергосистеме страны. 30 декабря генеральный директор «Росатома» сообщил, что строительство второго энергоблока может начаться в первом квартале 2020 года. 25 декабря также стало известно о том, что Турция выделит Министерству обороны Грузии 100 млн лир в рамках турецко-грузинского соглашения о военном сотрудничестве. 9 декабря президент Турции сообщил о намерении провести геологоразведочные работы в Черном море и международных водах. Кроме того, Р.Т. Эрдоган не исключил возможности проведения аналогичных работ в Восточном Средиземноморье совместно с Ливией.

Что касается экономической ситуации внутри страны, то на фоне заявлений Р.Т. Эрдогана о планах закрыть американские военные базы турецкая лира начала стремительно дешеветь. 16 декабря стоимость национальной валюты Турции снизилась на 0,7%, составив 5,58 за доллар. 19 декабря курс лиры продолжил падать, достигнув двухмесячного минимума. Лира опустилась на 0,3% до 9,54 за доллар, даже несмотря на решение об ограничении своп операций банков с иностранными клиентами. Согласно данным Института статистики Турции (TurkStat), за ноябрь инфляция в Турции ускорилась до 10,6%, а министр финансов и казначейства Турции Б. Албайрак еще 3 декабря заявил, что к концу 2019 года показатель инфляции будет составлять ниже прогнозируемых ранее 12%. В этой связи Центробанк Турции 13 декабря принял решение снизить процентные ставки на 200 базисных пунктов.

21 декабря парламент Турции ратифицировал бюджет правительства на 2020 год, в рамках которого предусмотрено увеличение расходов на образование, здравоохранение и оборону. Правительство Турции в свою очередь утвердило размер минимальной зарплаты, которая в 2020 году поднимется на 15% и будет составлять 2325 лир. Также в декабре стало известно о том, что Р.Т. Эрдоган подписал закон о введении налогов на ряд услуг, в том числе 2%-ый сбор за проживание в отелях. Ожидается, что нововведения вступят в силу 1 апреля 2020 года.

***

Российско-турецкие отношения в декабре, с одной стороны, традиционно оставались дружественными и характеризовались интенсивными контактами и консультациями по ряду вопросов, представляющих взаимный интерес, с другой – подверглись серьезным испытаниям, например, в лице обострения ситуации в Ливии, которое выявило определенные расхождения во мнениях между двумя сторонами по данной проблематике. В настоящий период времени в рамках ливийского кризиса Россия, официально не поддерживающая ни одну из сторон, и Турция, предпочитающая сосредоточить все ресурсы на помощи Ф. Сараджу, находятся «по разные стороны баррикад». При этом особую важность приобретает тот факт, что Москва и Анкара осуществляют двусторонний диалог, призванный нивелировать несовпадения во взглядах и произвести обмен мнениями для того, чтобы предотвратить возникновение каких-либо противоречий в дальнейшем. Вместе с тем достаточно тревожными (но не неожиданными) для российской стороны стали некоторые заявления и решения официальных лиц Турции, озвученные на саммите НАТО. В этой связи России всегда стоит учитывать, что как бы тесно не взаимодействовали Москва и Анкара, и как бы громогласно Турция не рассуждала о собственной политической независимости, она по-прежнему остается членом прозападного военно-политического блока, и в определенной степени подвержена европейско-американскому влиянию.

При этом о нормализации отношений Турецкой Республики с Западом речи также идти не может. Так, например, празднование 70-летия Североатлантического альянса омрачали существующие между его участниками споры, большая часть которых прямо затрагивала интересы Турции. Помимо вопроса С-400, западных лидеров не устраивает политика Турции на Ближнем Востоке, и если еще несколько месяцев назад противоречия ограничивались действиями Анкары в Сирии, то сегодня к ним добавился ливийский конфликт, в рамках которого Турция, судя по всему, настроена более чем решительно. При этом стоит отметить, что политика западных государств в отношении Турции по-прежнему сводится к уже изжившим себя методам шантажа и практике применения экономических санкций, которые только отталкивают Анкару, желающую добиться уважения своих интересов, от такого рода «союзничества».

Главным событием месяца на внутриполитической арене Турции стало создание экс-премьер-министром государства «Партии будущего», которая, предположительно, в ближайшем будущем сможет составить серьезную конкуренцию утрачивающей свое влияние правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Особую важность при этом приобретает интерес к новой партии со стороны «Хорошей партии», взаимодействие А. Давутоглу с руководством которой в дальнейшем также нельзя исключать. Несмотря на то, что «Партия будущего» – новый игрок на политической арене Турции, пока еще никак не проявивший себя, ее демократическая на первый взгляд программа с наибольшей долей вероятности найдет отклик среди части населения, уставшей от главных «атрибутов» политики ПСР последних лет – постоянных преследований неугодных властям лиц, постепенной исламизации турецкого общества и затянувшегося экономического кризиса, неблагоприятные последствия которого правящая элита страны вновь пытается «замаскировать» краткосрочными победами на международной арене.

В. Аватков, А. Сбитнева