V Международный конкурс им. Е.М. Примакова

Опубликовано видео о том, что ожидается от работ участников V Международного конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова.

Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития. Сборник статей

Представляем Вашему вниманию сборник статей, изданный по итогам V Международной научной студенческой конференции «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития», которая состоялась 8 декабря 2020 года в онлайн-формате на базе Дипломатической академии МИД России и была организована Центром востоковедных исследований при поддержке Дипломатической академии.

Итог сборник АТР 20 с обложкой

Китай: ноябрь 2020 г. (дайджест)

В ноябре китайская региональная и мировая политика характеризовалась как активная. На фоне президентских выборов в США и сосредоточенности на внутренней политике Пекину удалось подписать региональный торговый проект и предложить ряд внешнеполитических идей на фоне общей необходимости стран восстанавливаться от пандемии коронавируса.

Во внутренней политике – продолжение восстановления китайской экономики после пандемии, а также развития идей двойной циркуляции и 14-й пятилетки.

Внешняя политика

Всестороннее региональное экономическое партнерство (ВРЭП)

15 ноября в ходе проведения 37-го саммита АСЕАН представители 15 стран (10 стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) Вьетнам, Бруней, Филиппины, Малайзия, Камбоджа, Индонезия, Мьянма, Лаос, Таиланд и Сингапур + Австралия, Китай, Новая Зеландия, Южная Корея и Япония) подписали соглашение о ВРЭП. ВРЭП (соглашение о «зоне свободной торговли плюс» «ЗСТ+») ознаменовало начало функционирования крупнейшего в мире блока свободной торговли, который берет свое начало после 8 лет и 15 раундов переговоров.

ВРЭП на данный момент – крупнейшее в мире торговое соглашение. Идея «вынашивалась» около 8 лет и была немедленно реализована в связи с постковидным временем, когда экономики региона ослабли. Страны отменят пошлины на ряд зарубежных товаров в ближайшие 20 лет, соглашение затронет сферы интеллектуальной собственности, телекоммуникации, финансов, онлайн-шоппинга.

Для Китая данное соглашение является отличной возможностью сделать экономические связи со странами-соседями еще ближе, более того, несколько лет назад обсуждалась подобная инициатива, где ходовой валютой в регионе стал бы юань. Попытка Китая создать более плотную интеграцию с регионом похожа на действия Б. Обамы в 2016 году, когда Америка старалась навязать подписание похожего соглашения европейским странам.

Если сравнить преамбулу Всестороннего регионального экономического партнерства (2020 года) и объяснительную записку Трансатлантического и инвестиционного партнерства (2016 года), то можно заметить несколько схожестей. Оба документа являются инициативой страны-лидера в регионе, в первом случае это Китай, во втором – США. Договоры направлены на расширение и развитие торговых связей, а также создания торговой зоны с определенными правилами.

Генезис ТТП и ВРЭП: что было первым

2008-2010 г. – инициатива о создании Транстихоокеанского партнерства (ТТП). В октябре 2015 года двенадцать стран подписали соглашение ТТП. Соглашение было подписано главами министерств торговли Австралии, Брунея, Вьетнама, Канады, Малайзии, Мексики, Новой Зеландии, Перу, США, Сингапура, Чили и Японии.

2012 г. – официальное решение о создании Всеобъемлющего регионального экономического партнерства ВРЭП (или РВЭП) и начале переговорного процесса, итогом которого спустя 8 лет в ноябре 2020 г. стало создание ВРЭП.

Страны-члены ТТП и ВРЭП в настоящее время

Изначально было 16 стран, однако Индия вышла из процесса переговоров в ноябре 2019 г., что было обусловлено боязнью потерять конкурентоспособность по причине притока дешевой китайской продукции.

В то же время происходило параллельное развитие: ТТП – на уровне подписанного соглашения с 2015 г., в то время как ВРЭП с 2012 г. – на уровне переговоров в ходе 44-й встречи министров экономики АСЕАН.

Изначально ВРЭП планировали подписать в 2015 г., однако сохранялся ряд противоречий между участниками, которые не позволяли продвинуться в сделке.

В 2017 г. Д. Трамп подписал меморандум о выходе США из ТТП. Формально же ТТП не прекратил свое существование. В 2018 г. оставшиеся его участники подписали «Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для ТПП» (CPTPP or Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership). Таким образом, ТТП превратилось во Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для Транстихоокеанского партнерства. Оно уже действует для 7 из 11 подписавших сторон, которые решили продолжить после ухода Д. Трампа. В рамках ТТП планировалось создать зону свободной торговли в АТР. В итоге подобную зону создали без США в рамках ВРЭП.

ВРЭП является китайским ответом на сложившуюся расстановку сил, где, как прогнозировалось многими аналитиками, должен был кто-то заполнить пустующий вакуум в регионе на обломках ТТП. Тем более, было достаточно времени, чтобы приложить максимум усилий для завершения всех переговоров по ВРЭП.

ВРЭП vs ТТП?

Изначально сама идея о ВРЭП в зачаточном состоянии появилась еще в 2000-х годах, когда Пекин задумался о создании устойчивой базы, на которой страны могли бы реализовывать свои интересы. Следующей подвижкой на пути создания такой базы стал восточноазиатский саммит АСЕАН+3 и ВАС от 2005 года.

Благодаря подписанию данного соглашения, Китай еще сильнее укрепит свои позиции в регионе, а также снизит влияние США в Азии. Также ВРЭП поможет уладить некоторые торговые вопросы в экономическом коридоре между Китаем, Индией, Мьянмой и Бангладеш.

Но осуществление соглашения сталкивается с препятствиями в лице разного уровня экономического развития стран, хотя в самом документе ВРЭПа неоднократно упоминается, что странам с низким экономическим уровнем будет оказана поддержка. Также в блок проблем можно отнести внутренние конфликты стран: территориальные споры Японии и Китая. Последним тормозящим данное соглашение фактором является членство некоторых стран в ТТП (Япония, Малайзия, Вьетнам, Бруней, Сингапур, Австралия и Новая Зеландия).

ВРЭП и ТТП зеркально отражают друг друга. По сути, обе инициативы не новы и часть стран уже имела какие-либо соглашения (так, страны ТТП все состоят в ВТО, а у стран ВРЭП есть межгосударственные экономические связи). Но можно ли говорить о противостоянии данных блоков? Часть членов состоит в обоих блоках, один из которых условно можно назвать прокитайским, а другой – проамериканским. Скорее всего подписание ВРЭП изменит баланс в сторону Китая.

Однако между соглашениями есть и ряд различий. Например, критерии вступления в ТТП выше, как и общий уровень экономического развития стран в ТТП выше, а ВРЭП, в свою очередь, учитывает экономические интересы каждой страны. Не исключен вариант того, что в рамках ТТП США могут вмешиваться во внутреннюю политику стран. Более того, сама структура внутри блоков отлична друг от друга: ВРЭП будет постепенно наращивать связи между странами, чего с наибольше долей вероятности не будет в ТТП из-за специфики американской политики и западного общества.

Также проблема кроется в том, что у ТТП есть жесткие рамки, такие как экологические и трудовые стандарты, которые всегда должны реализовываться. Таким странам как Вьетнам и Малайзия будет сложно их выполнить, и тогда встает вопрос о рациональности присутствия данных стран в ТТП.

Если про сделку ТТП было упомянуто, что участники и так являлись членами разнообразных коалиций до подписания официального документа, то во ВРЭПе все происходило в двустороннем, но не региональном порядке. 70% торговых сделок АСЕАН осуществляются без пошлин, например, с 2014 г. Китай отменил пошлины на 91% южнокорейских товаров.

В рамках своих блоков страны-лидеры будут добиваться своих целей. США будут стремиться к сохранению влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и стараться стать более независимыми от КНР, а Китай будет продолжать укреплять и без того крепкие связи, сдерживая США. Малые страны будут придерживаться векторов «больших братьев» в регионах, но если встанет выбор присутствия лишь в одном соглашении, то они разделятся в соответствии с уровнем торговли и отношений с США и Китаем. Но Китай кажется более перспективным союзником чем США, ведь он, в соответствии с официальным документом, учитывает экономические интересы стран, по причине чего даже у проамериканских стран будет повод задуматься о выборе стороны.

В ближайшее время ВРЭП с наименьшей долей вероятности «поглотит» ТТП. Но в будущей перспективе ВРЭП принесет свои плоды, от которых выиграют участники, а также выведет малые страны на новый уровень экономического роста и поможет им восстановить экономику после пандемии. ТТП, в свою очередь, принесет выгоду США и простимулирует создание региональных блоков, а также размещение производств в разных странах.

Реакция международного сообщества на ВРЭП

Положительная реакция прозвучала со стороны некоторых участников данной сделки. По словам Чжао Лицзяня, представителя МИД КНР, ВРЭП – «это мощный стимул для восстановления региональной экономики и глобального экономического роста». Премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун: «Это большой шаг вперед для всего мира, когда мультилатерализм находится под давлением, а глобальная экономика продолжает стагнировать». Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук: «Это будет способствовать восстановлению экономики после пандемии коронавируса». Премьер-министр Австралии Скотт Моррисон сказал, что сделка «откроет новые двери для австралийских фермеров, предприятий и инвесторов». Была и негативная реакция со стороны США – Министр торговли США Уилбур Росс назвал это «договором очень низкого качества, в котором не хватает объема ТПП».

Со стороны Индии также была озвучена реакция: по словам министра иностранных дел Индии С. Джайшанкара, Индия вышла из ВРЭП в прошлом году, поскольку «присоединение к нему привело бы к довольно негативным последствиям для экономики страны». По словам Ривы Гангули Дас, секретаря по восточным отношениям МИД Индии, неприсоединение к ВРЭП связано с преобладанием все еще нерешенных вопросов и проблем Индии. Тем не менее, Индия заинтересована в углублении торговых связей в Юго-Восточной Азии. Шьям Саран (бывший министр иностранных дел Индии) наоборот считает, что Индии следовало остаться в рамках ВРЭП и использовать торговые соглашения для увеличения своей доли рынка. По его словам, «теперь Индия будет менее конкурентоспособной, чем те, кто находятся внутри ВРЭП».

Региональная и мировая повестка КНР

В условиях неопределенности во время и после президентских выборов в США, Китай совершил ряд внешнеполитических действий, которые можно характеризовать как уверенную заявку на региональное и мировое лидерство.

Председатель КНР Си Цзиньпин, в своей речи на форуме АТЭС указал на начало продвижения экономической модели двойной циркуляции (双循环) для других стран (积极构建以国内大循环为主体、国内国际双循环相互促进的新发展格局). Вся речь была посвящена необходимости открытости в экономике и совместному преодолению пандемии, а также, безусловно, успехам Китая. Он подчеркнул желание Китая продолжить интеграцию и создать Азиатско-тихоокеанскую зону свободной торговли (我们要继续推进区域经济一体化,早日建成亚太自由贸易区). В следующем году КНР организует конференцию по борьбе с бедностью на основе высоких технологий (明年,中方还将举办数字减贫研讨会,发挥数字技术优势,助力亚太地区消除贫困事业).

На саммите БРИКС Си снова заявил о борьбе с протекционизмом и продвижении многосторонности. Примерно в этом же духе Си говорил на 20-й встрече глав ШОС. На встрече G20 он повторил основные продвигаемые для мира тезисы КНР.

Необходимо отметить слова Си Цзиньпина о важности ускорения подписания торгового договора между Китаем, Японией и Южной Кореей, а также продолжение риторики о увеличении военной мощи армии КНР, начатой в прошлом месяце.

Также стоит обратить внимание на риторику Си относительно борьбы с пандемией и преодоления ее последствий.

30 ноября член Политбюро Ян Цзечи высказался о более активной роли Китая во внешнем мире для выполнения внутренних целей развития (вынесено в заголовок — 积极营造良好外部环境).

Несмотря на отсутствие видимых ответов Соединенных Штатов на предложения КНР, уходящая администрация США реализовала проект торгового диалога с Тайванем и опубликовала несколько документов, которые определяли или же давали характеристику внешней политике США в отношении КНР. Отметить также стоит исключение Исламского движения Восточного Туркестана из списка террористических организаций.

Визит Ван И в Японию

Поездка Ван И стала первым визитом китайских официальных лиц в Японию с февраля этого года, когда Ян Цзечи встречался с Синдзо Абэ в преддверии так и не состоявшейся встречи с Си Цзиньпинем.

Официально стороны договорились о возобновлении рабочих поездок без 14-и дневного карантина, снятии ограничений на импорт некоторых японских товаров и открытии горячей линии в качестве механизма координации между оборонными ведомствами Китая и Японии по вопросам безопасности в Восточно-Китайском море.

Во-первых, стоит отметить время визита. Новости о поездке Ван И в Токио просачивались в прессу с сентября, однако неоднократный перенос встречи списывали на эпидемию. Тем не менее, визит окончательно назначили, когда кандидатура следующего президента США стала более явной и начался болезненный период транзита власти в Белом доме. Таким образом, Ван И устанавливает дипломатические связи с новой администрацией и одновременно прощупывает почву отношений с Японией в трехстороннем контексте, тем более, факт обсуждений американо-китайских отношений был признан министрами иностранных дел обеих стран.

Во-вторых, быстрое восстановление экономики основного торгового партнера Токио становится дополнительной картой в руках Пекина. Особенно если учесть внутриполитический курс Суги на преодоление экономического застоя и последствий пандемии. Накануне стороны подписали соглашение ВРЭП, а уже во время визита Ван И согласились не только как можно скорее начать выполнять условия сделки, но и в скором времени обсудить трехстороннее соглашение о зоне свободной торговли в рамках КНР – Япония – Южная Корея. Учитывая сложные отношения между Сеулом и Токио, Пекин может стать своего рода посредником между двумя странами. Можно предположить, что при заключении подобного соглашения США будет сложнее оказывать давление на союзников, поскольку зависимость торговли последних от Китая станет еще больше.

В-третьих, острова Сэнкаку/Дяоюйдао остаются камнем преткновения между двумя странами, несмотря на решение о создании (возобновлении) горячей линии для предотвращения случайных конфликтов. Можно вспомнить, что стороны уже пытались внедрить подобный механизм после встречи Абэ и Си на форуме АТЭС в 2014 году и, хотя больших происшествий в районе спорных островов действительно не происходило, кроме очередного «подмораживания», других подвижек в решении этого вопроса между странами не было. Стоит отметить, что после встречи в японских СМИ на министра иностранных дел Японии Тосимицу Мотэги обрушился шквал критики: обвинения касались спокойной и добродушной реакции Мотэги во время того, как Ван И настаивал на суверенитете Китая над Сэнкаку/Дяоюйдао. Японские журналисты посчитали, что такая реакция министра вместо жесткого ответа может расцениваться со стороны как признание Японией проблемы спорных территорий.  Мотэги пришлось выразить несогласие с позицией Ван И постфактум. Исходя из вышесказанного, можно судить о чувствительности этой темы для японской общественности.

Наконец, стороны не обнародовали никаких деталей касательно визита Си Цзиньпиня в Японию. Визит лидера Китая, скорее всего, произойдет после инаугурации президента США в январе 2021 г. и, учитывая чувствительный для японского общества вопрос спорных территорий, будет зависеть от активности Пекина в акватории. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и ситуацию с коронавирусом, которая до этого становилась поводом для неоднократного переноса визита Ван И.

Европейское направление

Китай активно пытается работать с Европой в период неопределенности отношений с США, предлагая свои альтернативы сотрудничеству. До президентских выборов Ван И совершил тур по «старой Европе», в ноябре ряд высших должностных лиц КНР проводили переговоры с европейскими лидерами. 24 ноября состоялись телефонные переговоры Си Цзиньпина и канцлера Германии Ангелы Меркель. Ван И провел телефонные переговоры с французским коллегой Жан-Ив Ле Дрианом, в которых он выразил готовность поддержать европейскую стратегическую автономию.

Австралия

В ноябре продолжился конфликт с Австралией. Несдержанность китайских дипломатов и официальных лиц в отношениях с малыми и средними державами не является чем-то экстраординарным (как, например, в Центральной Азии), а вот публикации в стиле Чжао Лицзяна стали размещаться в последние месяца (так называемая «дипломатия волков»). Это вызвало негативную реакцию вплоть до Премьер-министра Австралии. Кроме того, китайцы подняли ввозную пошлину на австралийское вино с 107 до 212 процентов. Австралия обратилась в ВТО.

Китай с 2019 года показывает, как может противостоять средним державам (таким как Канада и Австралия) не только экономическими средствами. Это важно отметить, поскольку обе страны являются ближайшими союзниками США и именно они, на фоне проблем с КНР, активно поддерживали США.

Внутренняя политика

В ноябре происходили дальнейшие изменения в отношении Гонконга. Китайские официальные лица сообщили о работе над изменением в юридической системе города. 11 ноября были лишены депутатских мандатов четыре оппозиционных члена Законодательного совета Гонконга за «непатриотические действия». В знак протеста против этого 15 депутатов от оппозиции объявили, что подают в отставку.

В этом контексте встает вопрос о дальнейшей перспективе Тайваня. Стоит отметить, что в этом месяце США планируют продажу острову партию дронов.

Ли Кэцян дал описание задачам на 14-ю пятилетку, а также охарактеризовал сложности, с которыми столкнется Китай. На этом фоне источники из правительства КНР указывают, что 5-ти процентный средний рост в ближайшие 5 лет будет приемлемым. Эксперты отмечают, что для достижения экономических целей 2035 года (удвоение ВВП на душу населения) необходимо 6-ти или даже 8-ми процентный рост.

На фоне грандиозных задач Ли Кэцян указал провинциям давать правдивые данные об экономическом росте, а также выдвинул предложения по дальнейшему углублению реформ.

В ноябре были опубликованы новые подходы КНР к стимуляции потребления – через интернет-продажи и туризм. Меры направлены в первую очередь на стимуляцию потребления негородского населения.

Также в ноябре в Китае были приняты очередные меры для стимуляции внешней торговли, в том числе учреждены 10 новых зон свободной торговли. Данная тема становится особенно актуальной на фоне необходимости Китая решать имеющиеся проблемы с продовольственной безопасностью.

习近平法治思想 Идеология «верховенства закона» Си Цзиньпина.

17 ноября Председатель КНР Си Цзиньпин выступил с речью на рабочей конференции Центрального Комитета по всестороннему верховенству закона в стране. Глава КНР призвал следовать верховенству закона в условиях социализма с китайской спецификой и содействовать модернизации системы и потенциала государственного управления в правовом русле. Речь имеет ярко выраженный политический, идеологический и теоретический характер и связана с «новой эрой» социализма с китайской спецификой. По мнению руководства КНР, верховенство закона – это глубокое изменение в национальном управлении Китая.

Аналогичные идеи были ранее озвучены в докладе 19-го съезда КПК, в котором уже говорилось о продолжении всестороннего соблюдения принципа верховенства закона в государственном управлении, а также о сочетании принципа верховенства закона и нравственных норм, углублении реформы судебной системы.

Сформулированная система «Одиннадцати принципов» (十一个坚持) является ядром данной речи. Основные положения: ведущая роль КПК в всестороннем следовании верховенства закона в стране 全面依法治国; модернизация национальной системы управления в русле верховенства закона; ориентированность на людей – народ; мировоззрение, соответствующее верховенству закона при устранении проблем в экономическом и социальном развитии; построение общества социалистического уклада, основанного на верховенстве закона и пр.

Си Цзиньпин также уделил внимание верховенству закона в контексте защиты национального суверенитета и безопасности, а также призвал «к строительству современной социалистической страны и реализации китайской мечты о великом возрождении китайской нации».

Данная речь председателя КНР, возможно, является предпосылкой существенных изменений внутренней законодательной системы КНР. Кроме того, «Мысль Си Цзиньпина» возникла в ответ на требования эпохи обновления китайской нации, что может рассматриваться в качестве не только внутренней, но и внешней заявки на возвышение китайской нации и реализацию своей мечты. Это, в свою очередь, соотносится с идейно-ценностной основой страны.

Экономический блок

Поддержка и развитие основ социально-экономического строя – это важное содержание специфических социальных идей Си Цзиньпина о современном Китае.

19 ноября Госсовет КНР издал документ, указывающий на дальнейшее углубление реформ. Будет обеспечено усиленное руководство по борьбе с недобросовестной конкуренцией, будут реализованы основные меры и выполнены функции координатора в случае возникновения проблем, а также будет предоставляться решение проблем, в том числе с незаконными деяниями. Также будет поощрено сотрудничество между заинтересованным ведомствами и повышен общий уровень осведомленности о законах. Конференцию возглавит госадминистрация по урегулированию рынка, и в перспективе конференция может стать регулярным мероприятием. Документ продолжает преемственность линии, взятой руководством КНР.

19 ноября 2020 года, по заявлению Хань Чжэна, члена Постоянного комитета Полютбюро ЦК КПК, было объявлено следующее: долгосрочные цели осуществления основных социалистических реформ к 2035 г. В своем обращении Хань Чжэн акцентировал внимание на нескольких пунктах. Было заявлено про стратегию точного развития социализма с китайской спецификой в новой эре.

Данная идея будет реализовываться партией и государством в новой эпохе в рамках стратегии «два шага». Всестороннее построение среднезажиточного общества – это начало построения социализма в современном социалистическом государстве и закладка его прочного фундамента: с помощью диалектического мышления позаботиться о построении социализма и противостоянии новым вызовам. Среди целей осуществления к 2035 г. можно выделить следующие: повышение общего экономического уровня народа, повышение внутригосударственного сотрудничества, научных и экономических возможностей, развитие новых форм промышленности, информатизации, урбанизации, реформ сельского хоз-ва, создание системы экономических реформ, реформирование структуры госвласти, расширение прав народа и усиленную интеграцию в структуру госвласти, а также построение правового государства, правовой власти и правового общества. Также Хань Чжэн сделал акцент на усилении культуры, образования, повышении общего уровня цивилизации, также на экологическом улучшении окружающей среды, расширении внешнегосударственного экономического сотрудничества, повышении уровня ВВП и безопасности в регионе, а также реформировании армии и общего улучшения жизни в стране.

Вице-председатель КНР Ван Цишань 16 ноября заявил, что из-за будущих перемен, с которыми столкнется Китай, страна начнет реализовывать новую модель развития (贯彻新发展理念, прямо не сказано, но имелась ввиду двойная циркуляция). Кроме того, он указал, что Китай должен превратиться в рынок для всех стран мира (让中国市场成为世界的市场、共享的市场、大家的市场).

Ли Кэцян высказался об усиление работы в ряде областей внутреннего рынка (в том числе о ряде мер по увеличению продажи автомобилей) для эффективного выполнения пунктов договора ВРЭП.

Некоторые статистические показатели экономики

Индекс потребительских цен — 100.2 (-0.8) — здесь и далее от предыдущего месяца.

Производство домашних агрокультур — 266.17 (+16.07)

Производство вторичное (лес, рыба, животные) — 86.7 (+39.2)

Промышленная индустрия – данные не обновлялись с 2019 года

Валовая стоимость строительства – 167.9 (+67.1)

Доход на душу населения – 23.7 (+7.9)

Индексы цен производителей на сельскохозяйственную продукцию – 114.8 (-7.7)

Розничная продажа супермаркета сверх установленного размера – 2.9 (-1.1)

***

В ноябре КНР смогла выдвинуть ряд предложений, которые закрепляют за Пекином роль успешной страны, которая не только смогла побороть коронавирус, но и продолжить решать актуальные задачи по достижению поставленных целей к 2035 и 2050 году (по заявлению китайских политиков).

Отметить необходимо, что ВРЭП может стать «козырем» КНР для усиления своих позиций в АТР, особенно на фоне политики Д. Трампа и несформулированной повестки приходящей администрации.

Интересы Китая во ВРЭП обоснованы желанием создать механизм региональной экономической интеграции в АТР. Кроме того, это связано с желанием привязать к себе партнеров «общим делом», тем самым снижая обеспокоенность соседей в регионе по причине усиливающегося влияния КНР в АТР и действующих споров по поводу территориальных притязаний с их стороны.

Остается открытым вопрос касательно дальнейших действий Соединенных Штатов в отношении сложившейся новой расстановки сил в АТР. Тем не менее, в СМИ США уделяется явное внимание упущенной возможности США с ТТП и влиянию КНР. Обратить внимание необходимо на действия США и Индии в этом вопросе. Очевидны тактические успехи КНР в борьбе с пандемией – особенно на фоне временного отрезка, где США не могли дать внятный ответ инициативам КНР, стоит ожидать каких-то действий от Вашингтона. С одной стороны, отсутствие дальнейшей реакции может быть сигналом традиционным союзникам к выстраиванию контактов с КНР, с другой – поспешный ответ может только навредить американской политике в отношении КНР.

На этом фоне тактических побед КНР пытается решить силовым давлением проблемы Гонконга, Синьцзяна, усилить давление на Тайвань и закрепить свои успехи в регионе путем расширения торговли, стимуляции экономического роста (продвижение китайских проектов в стране и их финансирование) в период падения мировой торговли.

Используя торговлю как инструмент привязки к своему внутреннему рынку, КНР, в случае политических противоречий со странами, может откровенно давить на страны экономическими способами (как это получается с Австралией).

В экономике Правительство КНР делает акцент на трех основных пунктах: борьба с бедностью, сотрудничество с частными компаниями и реформирование экономики. Несмотря на заявления и выступления китайских лидеров, отсутствие некоторых конкретных решений в экономике (самыми четкими из которых являются «неуклонное следование мысли Си Цзиньпина в новую эпоху» и дополнительная финансовая стимуляция регионов и проектов) заставляет сомневаться в средне- и долгосрочной эффективности данных решений.

Е. Меньшикова, И. Мещеряков, П. Прилепский, Н. Шестаков

V международная научная студенческая конференция по АТР: итоги

8 декабря 2020 года в формате онлайн на базе Дипломатической академии МИД России была проведена Международная научная студенческая конференция «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития», в которой приняли участие более 70 человек из разных городов России – Москва, Санкт-Петербург, Владивосток, Казань, Астрахань, Воронеж, Челябинск, Екатеринбург, Хабаровск и др., а также студенты-представители иностранных государств. Участие в конференции приняли как слушатели бакалавриата, так и магистратуры.

Мероприятие было организовано Центром востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии, а также Восточным Клубом при поддержке кафедр международных отношений и восточных языков Дипломатической академии МИД России и при информационной поддержке Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова.

В ходе пленарного заседания с приветственным словом к участникам мероприятия обратились:

  1. Иванов Олег Петрович – д.полит.н., профессор, проректор по научной работе Дипломатической академии МИД России;
  2. Каширина Татьяна Владиславовна – д.и.н., профессор, зав.каф. международных отношений Дипломатической академии МИД России;
  3. Аватков Владимир Алексеевич – к.полит.н., доцент кафедры международных отношений Дипломатической академии МИД России, с.н.с. ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, директор Центра востоковедных исследований, МО и ПД;
  4. Цветов Петр Юрьевич – к.и.н., доцент кафедры международных отношений Дипломатической академии МИД России;
  5. Агуреев Станислав Александрович – к.и.н., доцент кафедры международных отношений Дипломатической академии МИД России;
  6. Сафонов Александр Степанович – к.и.н., доцент кафедры международных отношений Дипломатической академии МИД России.

Молодые исследователи представили результаты своих научных трудов в рамках работы пяти секций по внутренней и внешней политике отдельно взятых стран Азиатско-Тихоокеанского пространства (Китай, Япония, Северная и Южная Кореи, страны Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона в целом), а также механизмам сотрудничества на региональном и международном уровнях. Кроме того, во время проведения дискуссий участники детально рассмотрели проблематику региона, затронув вопросы американо-китайских отношений, вопросы безопасности в АТР и пр.

Примечательно, что с каждым годом количество участников мероприятия увеличивается, а проблематика конференции расширяется. Мероприятия подобного рода позволяют вовлекать начинающих молодых востоковедов в научную среду для повышения знаний по основным вопросам исследования региона.

По итогам Конференции будет выпущен электронный сборник работ, размещенный в РИНЦ.