Корейская Народно-Демократическая Республика: январь 2021 г. (дайджест)

В отличие от Республики Корея, Корейская Народно-Демократическая Республика в январе проводила политику полной изоляции от внешнего мира путём сокращения контактов с иностранными государствами, в том числе с её главным союзником – КНР. На данный момент не представляется возможным сделать однозначные суждения: верны ли подобные действия руководства КНДР или они были грубой ошибкой.

Внутренняя политика страны чучхе в январе носила достаточно активный характер: проведение масштабных мероприятий, таких как VIII съезд ТПК, а также различные народные выступления в поддержку принятых решений и парад в честь состоявшегося собрания.

В октябре 2020 года Центральное федеральное агентство Кореи (ЦТАК) сообщило о надвигающемся с пустынь Монголии и Китая потоке жёлтой пыли. В сообщениях СМИ появилась информация, содержащая призыв оставаться дома. Как объяснили власти КНДР, «потоки жёлтой пыли могут нести в себе коронавирус» (유해물질, 비루스, 병원성미생물포함). Затем был запущен процесс всеохватывающей изоляции страны от внешнего мира; и по статистическим данным, торговля Северной Кореи с главным союзником – Китаем сократилась до незначительных объёмов – было зафиксировано снижение товарооборота на 90%. С начала пандемии COVID-19 Пекин подготовил пакет гуманитарной помощи, в том числе поддержку Пхеньяна продовольствием, однако власти КНДР заблокировали данный шаг Поднебесной по причине опасений завоза в страну вируса. По сообщениям южнокорейских СМИ, ограничительные меры Севера включали в себя не только информационную, дипломатическую, политическую и другие виды изоляции, но также физическое ограничение доступа к внешнему миру. Как известно, КНДР имеет сухопутные границы с двумя странами: Китаем и Республикой Корея. Не ново, что в условиях вирусной обстановки уже укреплённая 38-ая параллель стала неприступным форпостом. Интерес также представляет новость о «минировании» границы с Китаем – единственным союзником Пхеньяна.

В результате принятия вышеперечисленных мер, направленных на противодействие распространению коронавирусной инфекции, контакты Северной Кореи с внешним миром существенно сократились. И непростая до этого работа по получению сведений о внутренней обстановке на Севере стала многократно сложней. В январе 2021 года на территории КНДР не зафиксировано ни одного случая заражения коронавирусом. До открытия VIII съезда ТПК в информационном пространстве была широко распространена следующая версия подобных действий: подготовка Пхеньяна к проведению очередного съезда правящей партии.

VIII съезд Трудовой партии Кореи

Как сообщает ЦТАК, с 5 по 12 января в Пхеньяне состоялся восьмой съезд Трудовой партии Кореи, прошедший под лозунгами «поклонения народу как небу» (이민위천), «опоры на собственные силы» (자력갱생) и «народные массы превыше всего» (인민대중제일주의).

В приветственной речи председатель ТПК заявил о неудачах в выполнении поставленных в 2016 году задач, достижении целей пятилетнего плана. 26 января южнокорейское информационное агентство сообщило о появлении в северокорейской прессе, а именно в газете Трудовой партии Кореи (로동신문), призыва к объединению всесторонних и действенных планов для достижения обнародованных на VIII съезде целей нового экономического плана. Неудачи же были списаны на традицию тщеславных «стремлений северокорейского руководства ставить перед собой неосуществимые задачи, не учитывая реальные обстоятельства».

Лидер ТПК Ким Чен Ын подвел итоги проведённой работы ЦК ТПК 7-го созыва, подчеркнув необходимость тщательного анализа всех трудностей и неудач, мешавших реализации поставленных VII съездом задач, в различных сферах общественной жизни, в особенности таких, как образование и здравоохранение. Также были затронуты темы положения дел в ряде отраслей народного хозяйства, поиске путей для их роста и развития; а сельскохозяйственная отрасль была отмечена как требующая особо пристального внимания для решения задачи первостепенной важности – ликвидации продовольственной проблемы. Всё вышеперечисленное необходимо для обеспечения экономической самодостаточности и повышения уровня жизни населения.

Изменения в работе ТПК

На съезде единогласно было принято решение о внесении поправок в партийный устав с тем, чтобы привести его в соответствие с требованиями развития революции и с «новыми задачами, которые поставлены перед партией» (당앞에 나선 새로운 투쟁과업에 따라). Также была подчёркнута роль идеологии «Кимирсенизма-Кимчениризма», которую «следует держать высоко как знамя революции» (혁명의 영원한 기치로 높이 들고나간다).

Вышеуказанные поправки затронули и организационную работу ТПК. Так, был восстановлен институт секретарей парторганизаций разных уровней вместо председателей парткомов; были определены функции и полномочия Политбюро ЦК ТПК, Центрального комитета, Центрального военного комитета и Центральной ревизионной комиссии. Помимо этого, КНА была охарактеризована как «революционные Вооружённые силы» ТПК, а полномочия её парторганизаций всех инстанций были детализированы. Согласно этим поправкам, Политбюро созывает Пленум ЦК. Президиум Политбюро ЦК будет иметь возможность обсуждать решения по различным политическим, экономическим и военным вопросам, а также назначать и снимать с должностей высших партийных и государственных деятелей. В свою очередь члены Президиума Политбюро будут председательствовать на заседаниях только с разрешения руководителя партии.

Согласно указанным изменениям, реорганизации была подвергнута высшая партийная должность – Председатель ТПК, и начиная со времени VIII съезда, Трудовую партию Кореи возглавляет Генеральный секретарь. После избрания членами и кандидатами в члены ЦК 111 человек, было внесено предложение по избранию Ким Чен Ына Генеральным секретарём, которое одобрили единогласно.

США как главный враг КНДР

Основной причиной необходимости укрепления обороноспособности страны была указана враждебная политика США, которая, по словам Ким Чен Ына, «не изменится, какая бы партия не стояла у руля». Северная Корея продолжит наращивать свою мощь, как «метод гарантии обеспечения дипломатических успехов» (외교 성과를 담보하는 위력한 수단).

На съезде было внесено новое дополнение о том, что Центральный Военный Комитет партии по характеру вопроса обсуждения может созвать заседание при участии только нужных членов вне зависимости от процентов состоятельности. В результате заложена практическая гарантия обеспечения оперативности обсуждения актуальных военных вопросов, что указывает на тенденцию качественного и количественного усиления военной мощи страны перед главным противником – Вашингтоном. По состоянию на январь 2021 г. Ким Чен Ын остаётся главой государства, который не поздравил новоизбранного президента США Джо Байдена с победой на выборах. Лишь 25 января стало известно, что информационное агентство пропаганды Северной Кореи «КНДР сегодня» (조선의 오늘) впервые упомянуло избрание Джо Байдена на пост президента Соединённых Штатов.

Несмотря на отсутствие каких-либо официальных заявлений со стороны Пхеньяна в адрес нового главы Белого дома, Вашингтон активно выступает с заявлениями, содержащими требования и претензии к КНДР. Так, давно известна позиция Джо Байдена, которая крайне сильно отличается от позиции его предшественника. Новый президент США намерен объединить все демократии с целью борьбы против нарушения прав человека и решения проблем мирового масштаба. Так Байден указывает на необходимость вовлечения Пхеньяна в международные организации и международное сотрудничество, призывая Север выполнить перед тем ряд условий, касающихся денуклеаризации Корейского полуострова. Уже 22 января пресс-секретарь Белого дома Дженнифер Псаки в ходе брифинга детально изложила позицию новой администрации Белого дома по вопросу деятельности Пхеньяна в сфере ядерных разработок и действий по его распространению. Из речи следует, что Вашингтон намерен разработать новую стратегию по обеспечению безопасности США и их союзников от ядерной угрозы Северной Кореи; однако сперва США задействуют другие рычаги воздействия, включая дипломатический диалог с такими странами, как Япония и Южная Корея.

Роль Сеула в деле воссоединения корейской нации

На VIII съезде ТПК руководство Республики Корея подверглось критике за «враждебные действия» и «внесение предложений по несущественным темам»: вопросам противоэпидемического и гуманитарного сотрудничества, поскольку они способствовали развитию военно-технологического сотрудничества с США. Параллельно Ким Чен Ын заявил, что нормализация межкорейских отношений, как это было в апреле 2018 года, зависит от политической воли правительственных кругов Юга.

Южнокорейскими СМИ было отмечено изменение в партийно-государственной иерархии. Младшая сестра действующего лидера КНДР Ким Ё Чжон, которую до недавнего времени воспринимали как потенциального преемника в чрезвычайных ситуациях, перестала быть кандидатом в члены Политбюро, сохранив членство в ЦК. Более того, Ким Ё Чжон стала упоминаться не как «первый заместитель председателя» (당중앙위원회 제1부부장), а «один из заместителей» (당중앙위원회 부부장). Вместо неё в качестве второго человека в Партии СМИ называют Чжо Ён Вона – заместителя заведующего отделом ЦК ТПК, который стал одним из пяти членов Президиума Политбюро ЦК ТПК (включая Ким Чен Ына), а также членом Центрального Военного комитета.

Сообщается, что прекращено членство в Президиуме Политбюро бывшего первого заместителя Председателя Госсовета КНДР Пак Пон Чжу, бывшего до этого Председателем совета министров КНДР в 2002-2007 и в 2013-2019 гг. Параллельно ослабли позиции тех, кто курировал американское направление во внешней политике. Так, был понижен до кандидата в члены ЦК первый замминистра иностранных дел Чхве Сон Хи (за провал в переговорах с США по ядерной проблеме), а секретарь Отдела объединённого фронта Чан Кум Чхоль был заменён на Ким Ён Чхоля (ранее снятого с должности за провал Ханойского саммита), в то время как глава МИД Ли Сон Гвон, наоборот, сохранил должность кандидата в члены Политбюро.

Ряд аналитиков рассматривают понижение тех, кто отвечал за внешнеполитическую повестку как смену приоритетов: избрание первоочередной задачей решение внутренних проблем, связанных с народным хозяйством. В то же время ряд экспертов связывают изменения в партийном руководстве с намерениями Ким Чен Ына укрепить собственную власть.

Расходы из бюджета КНДР

В ходе парламентской сессии Верховного совета КНДР, прошедшей 18 января, были приняты решения по распределению бюджетных средств по различным направлениям. Так, было решено увеличить расходы на экономические проекты (+0,6%), здравоохранение (+2,5%) и образование (+3,5%). Одновременно с этим оборонный бюджет остался без изменений – на данный момент на него приходится 15,9% всех государственных расходов.

В честь закрытия VIII съезда ТПК на севере Пхеньяна и в провинциях Хванхэдо, Чагандо и Хамгён-Намдо прошли совместные демонстрации солдат и гражданского населения, выступивших в поддержку принятым на съезде решениям, а также выразивших готовность выполнять поставленные новым планом задачи. Наряду с демонстрациями в Пхеньяне прошел военный парад, в ходе которого Пхеньян продемонстрировал новый вид баллистических ракет для подводных лодок и усовершенствованные виды баллистических ракет наземного базирования.

***

События минувшего месяца показали новую тенденцию в КНДР по приостановлению процесса либерализации северокорейского общества и концентрации на решении внутриполитических задач. Главным событием первого месяца 2021 г., которое определило задачи и план действий на 5 лет вперёд, стал VIII съезд Трудовой партии Кореи. Во внешнеполитической деятельности государства с начала пандемии не наблюдается активных шагов, а наоборот – прослеживается прекращение контактов с внешним миром и тотальная изоляция. Вступление в должность президента США Джозефа Байдена стало одной из причин возрождения враждебной риторики внутри КНДР по отношению к Соединённым Штатам, а со стороны Вашингтона – заявлений о конце эпохи Трампа с «его личностным характером ведения переговоров с Пхеньяном». Однако, как заявил Генеральный секретарь ТПК, вне зависимости от политических перипетий и правительственных решений принцип «служить народу как Богу» (이민위천) остаётся бессменным для северокорейского руководства.

П. Ветрова, Г. Погосян

Республика Корея: январь 2021 г. (дайджест)

Республика Корея: январь 2021 г. (дайджест)

В январе Республика Корея проводила политику активной интеграции в международные процессы. Южнокорейскую внешнеполитическую деятельность минувшего месяца можно разделить на два блока: ось Сеул – Вашингтон и контакты Республики Корея с внешним миром.

Внутренняя политика РК характеризовалась активной борьбой с коронавирусной инфекцией. Одним из ярких внутриполитических событий стал судебный процесс по вопросам исторических споров южнокорейского общества с Японией.

Сеул — Вашингтон

После победы Джо Байдена на состоявшихся 3 ноября в США президентских выборах южнокорейская повестка дня, казалось, вобрала в себя все новости экологической тематики за долгий период времени. Чутко ощущая изменчивость политических тенденций в американском обществе, РК уже в 2020 году начала вести работу на опережение. Ещё в декабре состоялся телефонный разговор глав государств Франции и Южной Кореи, в ходе которого Мун Чже Ин пригласил Эммануэля Макрона принять участие в саммите P4G (Partnering for Green Growth and the Global Goals 2030), который планируется провести в Сеуле в мае 2021 г. На повестке встречи — 17 целей для преобразования мира ООН, а также проблемы экологии, в частности, планы стран по достижению углеродной нейтральности к 2050 г. Подобные действия южнокорейского президента по расширению круга участников форума можно рассматривать с разных позиций. США не входят в список членов данного сотрудничества, однако ещё неизвестно, насколько президенту Республики удастся расширить круг стран-участниц. А так как именно вопрос реализации статей Парижского соглашения, в которое новый глава Белого дома вернул США, является главной темой форума, шансы вовлечения Соединённых Штатов в данное мероприятие увеличиваются.

Другой страной, которая дала обещание принять участие в саммите P4G, стала Великобритания. Складывая воедино вышеперечисленные факты и помещая их в координатную плоскость политики нового президента США, можно отметить тенденцию к интеграции РК в международные процессы, вовлекающие европейские государства и США. Так, 22 января президент Мун принял официальное приглашение премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона посетить саммит стран G7, который пройдёт в июне 2021 года в графстве Корнуолл на юге Англии.

После состоявшей инаугурации Джо Байдена Сеул, как и завещал Лев Николаевич Толстой, принялся «пускать из себя во все стороны цепкую паутину». 24 января состоялся телефонный разговор министра национальной обороны Республики Корея Сух Ука и назначенного на пост министра обороны США Остина Ллойда. А задолго до этого – в декабре 2020 г. – президент Мун отправил поздравительную телеграмму новому президенту Соединённых Штатов. В ноябре 2020 года южнокорейский лидер сопровождал твиты на официальной странице словами «Вперёд вместе!» (같이 갑시다), выражая готовность сотрудничать с новой администрацией Белого дома и надежды на скорое начало новой эпохи корейско-американских отношений.

New Deal

В 2020 г. Южная Корея заявила о своих планах по достижению углеродной нейтральности к 2050 г. (‘2050 탄소중립’), а также о новом плане развития “New Deal”, который включает в себя цифровизацию экономики и её озеленение (디지털 혁신과 결합한 ‘그린 뉴딜’). Заставляет задуматься выбранное правительством название нового плана: ведь именно так называлась социальная и экономическая программа, которую проводила администрация президента США Ф.Рузвельта. В январе на официальной странице Мун Чже Ина в «Твиттере» всё чаще публиковались тексты следующего содержания: «Южная Корея будет твёрдо идти к поставленной в прошлом году цели достижения к 2050 г. углеродной нейтральности» (한국은 지난해 다짐한‘2050 탄소중립’을 향해 흔들림 없이 나아갈 것입니다); «верю, что союз Южной Кореи и США будет укрепляться за счёт сотрудничества по таких глобальным вопросам, как здравоохранение, безопасность, экономика и изменения климата» (보건, 안보, 경제, 기후변화 글로벌 현안의 공조를 통해 한미동맹이 더욱 강화되리라 믿습니다).

Практическими шагами на данном направлении в январе стали заключённые между США и РК экономические сделки. 8 января стало известно, что американская корпорация “Apple” ведёт переговоры с южнокорейским концерном “Hyundai Motor” на предмет возможного сотрудничества в разработке и создании беспилотного электромобиля.

7 января в газете “The Korea Herald” появилась новость о том, что второй после “Samsung” крупнейший чеболь Южной Кореи “SK Group” приобретает 9,9% акций американской компании “Plug Power”, которая занимается разработкой систем водородных топливных элементов, заменяющих аккумуляторы в оборудовании и транспортных средствах, работающих на электричестве. Подобные действия – часть планов правительства РК по производству к 2040 г. 6,2 млн транспортных средств на водородном топливе, установлению 1200 водородных автозаправок, запуску 80 тысяч водородных такси. В 2022 году “SK Group” и “Plug Power” планируют создать в Южной Корее совместное предприятие, которое будет заниматься поставками на азиатские рынки системы водородных топливных элементов.

Новая «Северная политика» Мун Чже Ина

Для развития связей с «северными странами» и, прежде всего, с Россией президент Мун Чжэ Ин с момента вступления в должность президента страны выдвинул инициативу новой «Северной политики». Согласно ей всё северное пространство экономического сотрудничества условно поделено на три основных региона: восточный, центральный и западный. Восточный регион включает в себя Сибирь и Дальний Восток России, три северо-восточные провинции Китая и Монголию. Центральный регион охватывает пять стран Центральной Азии и три страны Кавказа. К западному региону отнесены западная часть России, Украина и Беларусь.

В январе на данном направлении Южной Кореей был достигнут ряд успехов. 5 января южнокорейское агентство «Ёнхап» сообщило о планах крупнейшего автопроизводителя страны “Hundai Motor” построить своё первое предприятие по производству водородных систем за рубежом. Данный завод будет располагаться в Китае, Гуанчжоу.

Другое событие января в очередной раз продемонстрировало такой принцип, как многовекторность во внешней политике Республики Корея и приоритет современных интересов южнокорейского общества над историческими спорами и обидами. 8 января в Южной Корее было вынесено судебное решение с требованием о выплате компенсации жертвам рабства в годы оккупации Корейского полуострова в размере 100 млн вон каждой. Судебный иск с требованием компенсации южнокорейским женщинам-жертвам нанесённого в годы колонизации ущерба вызвал возмущение в японском обществе, правящие круги которого были уверены, что ещё в 2015 г. данный вопрос был сполна разрешён. Однако, несмотря на подобные заявления, между Японией, Южной Кореей и Китаем было подписано соглашение о регулировании полётов в Акарском коридоре.

11 января стороны подписали документ, направленный на регулирование полётов, тем самым исключая риски аварий в воздушном пространстве, которые происходили из-за использования сторонами разных систем оповещения и регулирования полётов. Япония до недавнего времени была той страной, которая отказывалась подписывать трёхстороннее соглашение о регулировании полётов. Именно южнокорейская сторона настаивала на вовлечении Токио в договор: остров Чеджу, который является важной экономической провинцией, а также входит в список самых часто посещаемых туристических мест РК, располагается непосредственно в зоне полётов. А их число в 2019 г. составило 212 тыс.; для сравнения: в 1983 г. их насчитывалось 36 тыс.

На центральноазиатском направлении, как показали события января, РК активно воплощает в реальность новую «Северную политику» Мун Чже Ина. 22 января стало известно, что на март 2021 г. Южной Кореей запланирован запуск разработанного в РК наблюдательного спутника с космодрома Байконур (Казахстан).

28 января информационное агентство «Ёнхап» сообщило о запуске переговорного процесса по вопросу заключения соглашения о беспошлинной торговле.  Если эта кампания увенчается успехом, то данный документ станет первым договором о торговле товарами с государством, входящим в список стран-партнёров новой «Северной политики» Мун Чже Ина. На первой в 2021 г. официальной встрече глав государств один на один президент Узбекистана Мирзиёев выразил слова поддержки новому политическому вектору Южной Кореи и в благодарность за помощь РК Узбекистану в борьбе с коронавирусной инфекцией напомнил, что «друг познаётся в беде».

Инцидент с южнокорейским танкером в водах Персидского залива

4 января в водах Персидского залива силы КСИР задержали судно под южнокорейским флагом. Танкер Hankuk Chemi вышел из саудовского порта Аль-Джубайль и перевозил 7 200 тонн нефтепродуктов. Иранская сторона обвинила судно РК в загрязнении вод залива химическими веществами, и оно было отконвоировано в иранский порт Бендер-Аббас. Инцидент в Персидском заливе произошел накануне запланированного визита замминистра иностранных дел Южной Кореи в Тегеран, в ходе которого планировалось обсудить замороженные в банках РК $7 млрд, арестованные в рамках санкций США против иранского режима. Вскоре после задержания судна Южная Корея направила к месту задержания эсминец из военно-морского подразделения «Чхон-Хэ», ведущего борьбу с пиратством в водах Аденского залива.

7 января делегация во главе с начальником департамента МИД по делам Африки и ближнего Востока Ко Гён Соком отбыла в Иран для освобождения экипажа, в составе которого находились граждане Республики Корея. Однако переговоры не увенчались успехом, и к последовавшему визиту первого заместителя министра иностранных дел Цой Чон Гона из Ормузского пролива отчалил эсминец из подразделения «Чхон-Хэ». Однако подобные действия не сыграли роли в переговорном процессе, и в информационном пространстве после инаугурации Джо Байдена стали появляться новости, содержащие надежду на помощь союзников.

***

События января, непосредственно или опосредованно связанные с Республикой Кореей, определили новые и продолжили старые тенденции во внутри- и внешнеполитическом развитии страны. Два данных направления политического развития характеризуются таким важным для XXI века качеством, как гибкость, что обеспечило РК успешное подписание договора с Японией. Другая характерная черта южнокорейского государства – это многовекторность политики, благодаря которой правящие круги РК налаживают диалог не только с соседними государствами, являясь одной из ведущих стран региона, но и со странами Центральной Азии и Старого Света.  Можно предположить, что направление политического вектора новой администрации Белого дома с наибольшей степенью вероятности совпадает со взглядами южнокорейской политической элиты. А скорость и решительность Юга обеспечивает вовлечённость его в международные процессы и бо́льшую интеграцию в мировое сообщество.

П. Ветрова