Китай: декабрь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за декабрь традиционно характеризуется как активная. Необходимо отметить взаимные аресты граждан Китая и Канады, продолжение американо-китайского переговорного процесса по 90-дневной сделке и инциденты вокруг этого события.

Во внутренней политике внимание стоит уделить экономическим вопросам и посвященной 40-летию “Реформ и развития” (改革开放) речи Си Цзиньпина.

Внешняя политика

США – КНР

19 декабря президент США Д. Трамп подписал закон, который запрещает китайским чиновникам въезд в США, если те ограничивают въезд американцев в Тибет.

МИД КНР выразил свой протест, заявив, что данное дело является внутренним для Китая.

Китай – Канада

В начале декабря в Канаде была арестована финансовый директор Huawei (华为) Мэн Ваньчжоу (孟晚舟). Ситуация осложнялась ожиданием реакции сторон на данный инцидент в связи с торговыми договоренностями, достигнутыми 1 декабря на саммите G-20 в Аргентине. Однако США и Китай не стали связывать вместе два этих вопроса, а премьер-министр Канады Дж. Трюдо указывал на отсутствие политики в данном аресте.

Развитием этого кейса стал арест нескольких канадских граждан в Китае: М. Коврига и М. Спавора. Обоим были предъявлены обвинения в действиях, подрывающих национальную безопасность КНР.

Несколько позже третьему гражданину Канады, ранее осужденному за распространение наркотических средств на территории Китая, была изменена мера наказания на смертную казнь.

На данный момент Мэн Ваньчжоу ожидает экстрадиции в США. Нарастающее давление на граждан Канады можно рассматривать как попытку Китая принудить к отказу Канады экстрадировать госпожу Мэн в США.

КНР – Африка

13 декабря Советник президента США по нацбезопасности Дж. Болтон представил новую “Африканскую стратегию администрации президента Д. Трампа” (Trump administration’s new Africa Strategy).

Кроме описания нового видения политики США в Африке, в документе присутствует критика действий Китая, который “подкупает правительства и практикует непрозрачные сделки”, а также использует экономические инструменты для увеличения своего влияния.

Тон публикации новой стратегии выглядит ожидаемо в рамках парадигмы октябрьской речи вице-президента США М. Пенса.

В этом же месяце в международных СМИ появились публикации о ситуации с портом Момбаса (Mombasa), который может перейти под управление китайских компаний. В частности, приводятся аргументы того, что китайцы собираются использовать схемы, подобные тем, что ранее были применены, например, в ситуации с инфраструктурой на Шри-Ланке.

Однако кроме предположений, реальных фактов приведено не было.

Внутренняя политика

Экономика

Правительство Китая ужесточает контроль над публикацией экономических данных. В частности, местному правительству провинции Гуандун было запрещено публиковать некоторые экономические данные (индексы производственной активности). Будущие расчеты будут представлены Национальным бюро статистики, находящимся в Пекине.

Власти Китая ускоряют принятие закона о защите интеллектуальной собственности иностранных инвесторов. В представленной версии законопроект предоставляет ряд стимулов для добровольной передачи технологий, а не форсированной, как это могло происходить ранее.

Несмотря на все изменения в новом законопроекте, правительство КНР все равно оставляет за собой право принудительного изъятия технологий в исключительных ситуациях. Однако и такое вмешательство теперь подразумевает “справедливую” компенсацию.

12 декабря состоялось первое заседание Малой ведущей группы по науке и технике (科技领导小组) под руководством Ли Кэцяна. Основной вопрос – стимулирование дальнейшего развития высоких технологий, что, по словам Ли Кэцяна, является “будущим страны” (创新事关国家前途命运).

24 декабря на совещании Госсовета КНР было принято решение о введении большего количества мер, направленных на поддержку частного бизнеса, малых и средних предприятий.

Речь Си к 40-летнему юбилею реформ и открытости

Кроме наиболее важных моментов, особо стоит выделить слова Си о том, что Китаю удалось победить коррупцию. Данное высказывание можно рассматривать с нескольких точек зрения. Во-первых, как заявку Си на эффективность персоналистской системы власти.

Во-вторых – как действительно определенную победу над коррупцией: в Китае Си Цзиньпину гораздо сложнее устроить званый ужин за счет госбюджета, чиновнику нельзя появиться в общественном месте в “неподобающем виде”, а их детям в компании девушек разбивать дорогие машины в Пекине. Более того, внимательное изучение рынка недвижимости в последние годы в развитых странах укажет на то, что китайские “инвесторы” избавлялись от дорогостоящей недвижимости. Учитывать нужно и ряд громких арестов руководителей госкомпаний и чиновников с момента прихода Си Цзиньпина к должности председателя КНР.

В-третьих – на фоне определенных экономических трудностей, снижения темпов роста (а значит и доходов населения), в период “новой нормальности” (新常态) стране будут нужны новые победы. Если победа над коррупцией уже произошла, значит должны появиться новые истории успеха. Наиболее алармистские комментаторы упоминают “тайваньскую” речь Си, сказанную в начале января, указывая на то, что тайваньский вопрос может стать следующей исторической победой КПК и лично Си. В этом случае важными видятся две даты: 2020 – год президентских выборов на Тайване и 2021 – сто лет с основания КПК.

Существующие системные проблемы, такие как экология, простой концентрацией власти в одних руках решить будет достаточно сложно, поэтому стоит обращать внимание на другие сферы, где “побед исторического характера” (历史性胜利) можно добиться гораздо проще и быстрее.

***

В вопросах внешней политики КНР за декабрь необходимо отметить несколько важных моментов. Во-первых, декабрьские события показали, что в американо-китайском конфликте невозможно будет занимать промежуточную позицию. США сделали сильный ход “поссорив” Китай и Канаду, невольно заставив Оттаву принять одну из сторон конфликта.

Во-вторых, вне зависимости от результатов переговоров с США, китайские технологические компании будут подвергаться давлению и вытесняться с рынка экономическими и внеэкономическими способами.

В-третьих, Китай готов использовать “инструмент ареста” как способ давления уже на такие страны, как Канада. С учетом того, что ранее китайские власти смогли безболезненно арестовать главу такой международной организации, как Интерпол, “инструмент ареста” будет применяться гораздо чаще.

Экономическая стимуляция внутреннего рынка и ослабление инвестиционных барьеров, а также важнейшая поправка в закон об интеллектуальной собственности указывают на две важные тенденции. С одной стороны, Пекин прикладывает усилия для реализации торговой сделки с США, с другой – готовится к дальнейшему противостоянию, последствия которого будут преодолеваться в основном путем развития внутреннего спроса.

Важно указать, что в вопросах открытия новых секторов китайской экономики для иностранных инвестиций и защиты интеллектуальной собственности власти КНР все равно оставляют за собой право изымать технологии или же вытеснять иностранные компании внеэкономическими способами, если этого потребует необходимость. Вступление в силу нового закона защиты интеллектуальной собственности напрямую зависит от результатов торговых переговоров с США.

В вопросах внутренней политики необходимо отметить, что, судя по всему, рост экономики Китая несколько меньше, чем указывают официальные власти, что может быть объяснено несколькими ключевыми факторами, одним из которых является торговый конфликт с США. Ввиду того, что население Китая привыкло к постоянному росту благосостояния (что является базой для легитимности КПК), стоит обратить внимание на сдвиги в других вопросах внутренней и внешней политики КНР, в которых может быть достигнута “историческая победа” для укрепления режима КПК и лично Си.

Прилепский. П.