И вашим и нашим: почему итоги турецких выборов должны удовлетворить всех

31 марта в Турции прошли муниципальные выборы, на которых граждане страны проголосовали за мэров, членов региональных парламентов, советов, руководителей муниципалитетов, сельских старост и членов сельских советов. Пускай формально эти выборы и не обладают большим статусом, но их результаты во многом определят развитие внутренней и внешней политики страны на ближайший цикл, который продлится до 2023 года — только тогда в стране состоятся следующие выборы, парламентские.

Главной сенсацией же вчерашнего дня стала победа кандидатов от оппозиции в двух крупнейших городах страны — столице Анкаре и в Стамбуле. Несмотря на небольшой разрыв между кандидатами от оппозиционного Национального альянса (состоит из Народно-республиканской партии, Хорошей партии и Партии счастья) и правящего Народного (Партия справедливости и развития и Партия националистического движения), победа Экрема Имамоглу в Стамбуле и Мансура Яваша в Анкаре была воспринята многими сторонниками оппозиции как настоящий триумф. Однако, это во многом схоже с происходившим на прошлогодних парламентских и президентских выборах, только с обратным знаком — тогда победа с ровно таким же минимальным перевесом досталась представителям партий власти. Не менее важно указать на то, что, хотя Реджеп Тайип Эрдоган и потерял большие центральные города, своё влияние в провинции он сохранил, суммарно Народный союз получил 51,63% голосов, в то время, как за выдвиженцев Национального союза проголосовало 37,55% населения. Так, в триумфальном для оппозиции Анкарском иле из 25 более мелких административных единиц — ильче — Национальных альянс победил только в трёх центральных. Остальные же ильче, более сельского склада, остались за правящей партией.

Вполне вероятно, что Эрдоган сейчас оказался в ситуации «win-win». Уступив большие города оппозиционным кандидатам, он одновременно уступил им и часть ответственности за состояние крупных мегаполисов, в которых проживает самый взыскательный и пассионарный электорат. Именно он более всего ощутил на себе влияние экономического кризиса, в котором во многом по вине правящей партии оказалась Турция и, как стало очевидно по итогам выборов, только у него хватило политической воли, чтобы изъявить недовольство происходящим. Зато теперь правящей партия вполне может переводить гнев населения с действий самого правительства на действия «исполнителей на местах».

Но не стоит полагать, что для власти итоги выборов оказались однозначно положительными, они одновременно подсветили проблемы внутри партийного руководства и дали время на их исправление. Здесь важно отметить, что, во-первых, не сработала ставка ПСР на «тяжелую артиллерию» — Бинали Йылдырыма, бывшего премьер-министра и министра транспорта, и Мехмета Озхасеки, прежнего главу Министерства общественных работ и жилищного строительства. Это можно считать сигналом, что партии требуется перезагрузка, есть запрос на новые и свежие лица, которые смогут вернуть партии её прежнего избирателя. И для того, чтобы это исправить у Эрдогана и его ближайшего окружения есть ещё почти пять лет.

Во-вторых, позиции Партии справедливости и развития на государственном оказываются крайне зависимы от их союзника по Народному альянсу — ультранационалистической Партии националистического движения Девлета Бахчели. Ещё в прошлом году стало понятно, что без помощи со стороны националистов ПСР не смогла бы получить большинства в парламенте, а сам Реджеп Тайип Эрдоган не был бы выбран президентом в первом туре. Новые выборы только больше укрепили позиции ПНД, показав рост её популярности в самых разных регионах страны. Также важно отметить, что во многих, но не центральных, илах Турции кандидаты Народного альянса соревновались друг с другом. В результате ПНД удалось отбить у ПСР пять илов, на предыдущих выборах представители националистов победили в 8 районах, на этих — в 11.

На контрасте особенно заметна неудача другой партии правого спектра — Хорошей партии, выделившейся из состава ПНД несколько лет назад. Её кандидатам не удалось одержать победу ни в одном из крупных районов страны. Похоже, что теперь Хорошая партия становится абсолютно ведомой в Национальном альянсе, она может впасть в зависимость от Народно-республиканской партии, что приведёт к отходу от них электората и возвращения его к ПНД, исторически главной националистической партии Турции.

Главным же сюрпризом прошедших выборов стала победа кандидата от Турецкой коммунистической партии Фатиха Мехмета Мачоглу в иле Тунджели. Впервые в Турции член коммунистической партии займет столь высокий пост. Прежде Мачоглу возглавлял ильче Оваджик в том же иле Тунджели, и был известен на всю Турцию как единственный коммунист-руководитель муниципалитета. В чем-то его можно сравнить с Павлом Грудининым. Мачоглу так же на небольшой территории удалось создать основанное на левых идеях эффективное управление и за счет этого завоевать популярность как в самом Тунджели, который известен на всю страну из-за симпатий своих жителей к коммунизму и социализму, так и по всей Анатолии, как редкий успешный управленец одинаково далекий как от провластных организаций так и от системной оппозиции.

В целом же, результаты этих выборов можно считать удовлетворительными для всех основных сторон турецкого политического процесса. У оппозиции случился триумф — победа в двух крупных городах. Теперь у Национального союза есть хорошие, хотя и довольно опасные плацдармы для зарабатывания политических очков. Правящая Партия справедливости и развития смогла, в свою очередь, поправить имидж, получив в свои руки козырь на случай, если представители западных государств или СМИ вновь будут обвинять её в уничтожении турецкой демократии — результаты за ночь не сменились в пользу нужных кандидатов, хотя разрыв между кандидатами во многих регионах был совсем мал, а количество неподсчитанных бюллетеней всё же давало возможности для фальсификаций. Этот небольшой разрыв есть по сути ещё один признак раскола турецкого общества, его политической поляризации и отсутствия в политическом поле партии, способной объединять людей разных убеждений. Одновременно это и окно возможностей, то самое окно, в которое рвутся слухи о создании новой партии под руководством бывших соратников Эрдогана — Абдуллы Гюля и Ахмета Давутоглу.

Пока же остается радоваться, что представители турецких элит понимают, что сейчас не следует распалять страну жесткими заявлениями, излишне громко радоваться собственному успеху или негодовать из-за поражения. Видимо этим и продиктована в целом миролюбивая риторика, звучавшая в заключительных заявлениях как победителей, так и проигравших.

 

В. Аватков, А. Рыженков