Иран: июль-август 2017 (дайджест)

 

Основной настрой иранской внутренней политики второго периода президентства Хасана Рухани, скорее всего, заключался в попытке провести его без лишних претензий к действующему правительству, чтобы сохранить главное достижение своих восьми лет – принятие Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), согласованного со странами «шестерки» переговорщиков в июле 2015 г. Тем временем, в связи с крайне незаметными, помимо репутационных, последствиями СВПД и стремлением иранских консерваторов взять реванш, борьба за власть обещает быть более обостренной, нежели в предыдущие четыре года президентства «умеренного» политика. Последние два месяца были настолько плотно наполнены различными связанными с Ираном событиями, что, казалось бы, борьба за власть остается в тени. Однако по-прежнему многие поводы используются разными лагерями в политической жизни Ирана для того, чтобы ослабить противника, так что иногда вместо здоровой рефлексии о реальной проблеме наблюдается болезненный обмен критикой.

 

Напряжение после выборов

Шествие Хасана Рухани ко второму президентскому сроку не оказалось столь победоносным, как это осветили в СМИ. Кандидат от консерваторов глава фонда Астан-е Кодс-е Разави Эбрахим Раиси набрал 15,8 миллиона (38,5%) голосов – немалое количество, заявляющей о существенной оппозиции Рухани, независимо от причин, по которым эта группа электората поддержала Раиси.

По мнению иранских принципалистов, команда Рухани-Джахангири (*Эсхаг Джахангири – вице-президент, кандидат в президенты в минувшей гонке за президентское кресло) нарушила неписанное правило не затрагивать ряд острых углов – Джахангири открыто напомнил мэру Тегерана Мохаммад-Багеру Галибафу о деле распродажи городской собственности по заниженным ценам в пользу своих приближенных без каких-либо юридических последствий. По-видимому, после такой публичной огласки Фронт исламских революционных сил (известный в Иране под аббревиатурой jamna) решил, что Галибаф должен покинуть гонку, чтобы увеличить шансы коллеги по партии – уже упомянутого Эбрахима Раиси. Галибаф, меж тем, лишился и поста мэра города Тегеран, поскольку избранный 19 мая муниципальный совет по составу оказался прореформистским и предпочел сменить консерватора в кресле городского главы. Скорее всего, это станет закатом карьеры политика.

Ответ на выпады и победу команды умеренных не заставил себя долго ждать. В июле по обвинению в финансовых махинациях был арестован брат Хасана Рухани – Хусейн Ферейдун. Среди основных обвинений – назначение на должность банка Рефах человека с сомнительной репутацией и получение безвозмездных кредитов. В СМИ подробно освещали ту роль, которую Ферейдун стал играть с приходом к власти Рухани в 2013 г. Он не занял официальной должности вице-президента, а вместо этого был назван «специальным помощником президента», лично представлял Рухани на переговорах по ядерному вопросу и стал основным проводником, через которого можно было добиться внимания президента к тому или иному вопросу. Вопрос, правда, не в том, знал ли Рухани о действиях своего брата или даже являлся соучастником по каким-либо эпизодам. Важнее оказывается понять, почему решение об аресте было принято именно в июле, ведь дело было подготовлено уже давно, но не получало хода. Возможно, именно уверенные выпады Рухани и Джахангири в сторону консерваторов во время предвыборной кампании спровоцировали последних оказать давление на судебную власть с целью дать отпор.

Одновременно в прессе снова вышли на поверхность догадки о мистической смерти сына Рухани в 1992 г. По официальной версии, сын тогдашнего секретаря Высшего совета национальной безопасности совершил самоубийство, но по некоторой информации, смерть наступила в результате выстрела из оружия, принадлежавшего самому Хасану Рухани, что оставляет пространство для догадок. Это превратилось в своеобразное поле битвы, где реформисты парировали, намекая на возможное исполнение убийства силами безопасности из-за конфликта с Рухани или намерением его сына предать огласке конфиденциальную информацию.

Градус напряженности повысился в преддверии инаугурационной церемонии, назначенной на 5 августа. Тем временем, президент проводил консультации с духовным лидером по поводу состава нового кабинета. Согласно конституции, президент не обязан советоваться с рахбаром по поводу даже ключевых портфелей – обороны, разведки, внутренних дел, иностранных дел, культуры и исламского руководства – но политической практикой была закреплена необходимость таких консультаций. Тем более, на фоне давления на Рухани, оказываемого лагерем консерваторов, снискать поддержку Али Хаменеи оказалось для президента крайне важным.

Не всегда можно четко определить, с кем именно конфликтует Рухани, с администрацией духовного лидера или Корпусом стражей исламской революции (КСИР), учитывая взаимозависимость этих институтов власти. В некоторых случаях высказывания Хаменеи интерпретировались его сторонниками как призыв к атаке на администрацию президента. Например, призыв Хаменеи после двойной террористической атаки 7 июня «стрелять по необходимости» был истолкован консервативными группами по-разному, вплоть до начала серьезных атак на правительственные силы. Некоторые представители истеблишмента призвали рассматривать слова Хаменеи как призыв к «джихаду» в более конструктивном смысле. Только спустя некоторое время духовный лидер уточнил, что он имел ввиду, а именно спонтанную и умеренную культурную работу, и ни в коем случае не беззаконие или бранную речь в сторону президента.

КСИР ощутил необходимость провести мероприятия по поддержке собственного имиджа после двойного теракта. 4 июля командующий КСИР Мохаммад-Али Джафари назначил командующим тегеранским подразделением «Мохаммад Расульуллах» бригадного генерала Мохаммадрезу Язди, заменив на этом посту Мохсена Каземини. Некоторыми это рассматривается в ключе проведения перемен в КСИР в связи с атаками 7 июня.

 

Начало второго президентского срока Хасана Рухани

3 августа прошла церемония утверждения президента духовным лидером, а 5 августа – официальная инаугурация, сопровождаемая обращением президента в присутствии официальных лиц иностранных государств. С одной стороны, посещение церемонии таким количеством различных официальных лиц из-за рубежа, казалось бы, означает изменения в международном положении Ирана в первый срок президентства Рухани, а присутствие главы европейской дипломатии Федерики Могерини – потепление отношений с ЕС. С другой стороны, реальные изменения не так заметны. А эпизод с тем, как иранские официальные лица наперебой снимали с Могерини селфи, вышел на первые полосы даже зарубежных газет и стал поводом для обширного троллинга в социальных сетях. Иранские консерваторы даже предприняли попытку использовать это против своих оппонентов, неожиданно объявив о том, что это реформисты портят имидж Ирана такими спонтанно необдуманными действиями. Конечно, это были не только реформисты, желающие сделать фото с «матерью антииранских санкций ЕС».

Центр статистической информации Ирана заявил о том, что безработица находится на уровне 12,6%. Правительство предложило план по созданию одного миллиона рабочих мест до конца текущего иранского года (до марта 2018). План вызывает сомнения, поскольку неизвестно, сколько в действительности правительство сможет проинвестировать средств в создание этих новых мест и объявить решительную борьбу тяжелой бюрократической машине, создающей препятствия для стартапов, которые и должны участвовать в создании рабочих мест.

 

Санкции США против Ирана

После подписания президентом Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» HR 3364 2 августа в Иране еще более серьезно заговорили о принятии ответных мер. Иранцы рассматривают этот акт, как и претензии к своей ракетной программе как попытку в конечном итоге свести на нет СВПД. По представлениям иранских экспертов и представителей власти, включая министра иностранных дел Джавада Зарифа или его заместителя Аббаса Арагчи, новый американский акт прямо противоречит статьям 26, 28 и 29 СВПД.

В ответ на американские санкции в парламент Ирана был представлен закон, предполагающий увеличение оборонного бюджета на 540 миллионов долларов. Средства предполагается направить на нужды КСИР в целом, развитие ракетной программы и операции подразделения Кодс, действующего за рубежом. Это притом, что общий оборонный бюджет страны составляет 14 миллиардов долларов, половина из которых направляется в КСИР.

Другие статьи законопроекта относятся к созданию специальной отрасли судебной власти, которая будет заниматься делами, связанными с терроризмом, и обязывают президента представить обновленный лист террористических организаций, а также направлены на поощрение взаимодействия между различными институтами власти по вопросу борьбы с терроризмом. Содержит проект и символические действия в отношении США, например, администрация президента обязывается предпринять меры по поводу нарушения прав человека в США.

Командующий КСИР Мохаммад-Али Джаффари незадолго до подписания закона предложил США сначала убрать все свои военные базы в радиусе 1000 км вокруг Ирана в целях безопасности.

Новый закон также заставил Иран более пристально взглянуть в сторону России. Во-первых, это очередной повод для консерваторов обвинить президента в большем стремлении сближения с Западом, нежели с Россией, с которой Иран оказался в одном и том же законе как объект наложения санкций. Во-вторых, даже пятничные имамы высказались по вопросу: например, имам города Кум Мохаммад Саиди предложил Ирану объединиться с Москвой и Пхеньяном для противодействия санкциям. В-третьих, аналитики естественным образом задумались, как еще можно укрепить отношения с Россией, сформировав таким образом новую «ось сопротивления» высокомерной политике США. Однако трезвые оценки не заявляют о каких-либо переменах в российско-иранских отношениях. Период наибольшего сближения Москвы с Тегераном за чуть менее четырех десятков лет с исламской революции наблюдается именно сейчас и именно в сирийском кризисе. Но даже в этом в этом вопросе стороны преследуют различные цели и имеют различное видение. Рассчитывать на формирование полноценного стратегического партнерства не приходится. Путин и Рухани в телефонном разговоре 14 августа протокольно отметили необходимое развитие двусторонних отношений. Посол России в Иране Левон Джагарян во время визита российской бизнес-делегации в Керман в августе напомнил иранской стороне о готовности Москвы отменить визовый режим в ожидании ответных действий от Тегерана. Посол также сделал эмоциональное замечание по поводу того, что в Сирии проливается кровь сражающихся бок иранцев и россиян.

 

Региональная обстановка

В августе иранский начальник штаба посетил с рабочим визитом Турцию, встретившись с рядом высокопоставленных лиц, включая Реджепа Тайипа Эрдогана. Визит военного лица, а не политика в данном случае подчеркнул технический характер переговоров и заставил экспертов говорить о новой эре в иранско-турецких отношениях, спустя шесть лет поддержки различных сторон конфликта в Сирии. Сближающим фактором также стало общее беспокойство по поводу приближающегося в сентябре референдума о независимости иракского Курдистана. Успехи курдских группировок, действующих под знаменем Сирийских демократических сил и при поддержке США продвигающихся по направлению к Ракке, также вызывают беспокойство в Анкаре и Тегеране. Конструктивные договоренности, достигнутые во время визита, могут стать предпосылкой для выхода из тупика по поводу зоны де-эскалации в районе сирийского Идлиба на следующих переговорах в рамках Астанинского процесса. Во время визита стороны договорились о наращивании взаимодействия в оборонной сфере.

Спустя два года бойкота хаджа Тегераном, с момента, когда в 2015 г. массовая давка унесла жизни 465 иранцев, Иран в августе отправил 86000 паломников (на 40% больше, чем в 2015 г.) в Саудовскую Аравию. Министры иностранных дел Ирана и КСА удивили наблюдателей рукопожатием на встрече Организации исламского сотрудничества, проводившейся в Стамбуле 1 августа. 13 августа министр иностранных дел Ирака Касим аль-Араджи сообщил о предложении Саудовской Аравии к премьер-министру Хайдеру аль-Абади выступить в качестве посредника для сглаживания противоречий между Ираном и Саудовской Аравией.

Ю.Свешникова