Отношение к призыву на военную службу в Турции

Армейская служба занимает значимое место в общественном сознании Турции. Корни этого явления прослеживаются практически с самых первых лет Республики, которая была создана и построена людьми, вышедшими из армейских кругов. Мустафа Кемаль Ататюрк, Исмет Иненю — эти люди определяли политику и жизнь страны на протяжении практически тридцати лет. Именно они создали тот идеологический базис, на котором сейчас высится здание современной Турции. И очень важная часть этого базиса — армия. Она значима в символическом смысле — формируя собственную культурно-историческую идентичность, турки в первую очередь обращаются именно к военным успехам. Особую позицию занимала армия в политическом поле. До совсем недавнего времени она обладала правом активно включаться в турецкую политику, если возникало подозрение, что стабильность в стране нарушена, что правительство отходит от республиканских принципов. Но за последние десять лет правящая Партия справедливости и развития практически полностью лишила военных доступа к политике, обезопасив себя от её контролирующего надзора.

На проблему отношения современного турецкого общества к армии, в недавнем прошлом одному из самых важных социальных институтов страны, интересно посмотреть с такого ракурса, как отношение населения к призыву, а турецкие вооруженные силы, как и российские, продолжают комплектоваться по призывной системе. Для того, чтобы по возможности глубоко вникнуть в эту проблему, был проведен ряд интервью с жителями Турции как призывного возраста, так и вышедшими из него. Исследование не было ограничено только мужской частью населения, женская тоже была в него включена. Здесь, правда, стоит отдельно оговорить, что женщины в Турции призыву не подлежат.

Молодой человек становится военнообязанным в 21 год. Такой порог был установлен совсем недавно — в 2014 году. До этого, и такой стереотип сохранился в турецкой культуре, юноша попадал под призыв, как только ему исполнялось 20 лет. Интересно, что, в отличие от России, в Турции из призывного возраста мужчины выходят только тогда, когда им исполняется 41 год.

Срок службы для лиц без высшего образования — 12 месяцев, для тех, кто закончил бакалавриат — 6. Бакалавры тоже могут взять удлиненный срок службы в 12 месяцев. В таком случае после недолгого обучения они получают звание младшего лейтенанта, работают в армейских структурах, зарабатывают неплохие, по турецким меркам, деньги (2300-2500 лир в месяц) и через год демобилизуются.

Интересно, что в Турции есть много возможностей избежать службы в армии законным путем. Студенты получают отсрочку на срок обучения, причем турецкий студент может несколько лет подряд оставаться на одном курсе, не имея при этом никаких проблем с армией. Негодными к службе признаются и по медицинским показаниям. Добиться этого достаточно трудно, необходимо собрать большой пакет документов. Говорят, что врачи за определённую сумму или же просто, благодаря распространенному на востоке кумовству, могут сделать и фальшивую справку. Впрочем, это остается больше на уровне слухов, точные контакты же неизвестны. Самым любопытным же представляется тот факт, что в Турции государство предоставляет призывникам возможность абсолютно официально откупиться от армии. Запрашиваемая сумма — 18 тысяч лир. 9 тысяч необходимо отдать сразу, на вторую половину можно взять полугодовую рассрочку. До нынешнего показателя сумма была снижена в 2014 году, ранее же она составляла 60 000 турецких лир. Турки, работающие за границей, могут откупиться от армии несколько иным путем. Им требуется предъявить вид на жительство, который подтверждает, что человек уже живет или планирует оставаться в чужой стране три года. И заплатить государству 1000 евро в валюте. Снижение до этой суммы так же состоялось совсем недавно — в 2016 году. До этого платить нужно было 6 000 евро. Важно отметить, что все эти деньги направляются государством на расходы, связанные с армией, например, денежная поддержка семьям солдат, погибших на боевом посту.

В свете вышесказанного становится ясно, что в Турции сейчас проводится линия на сокращение числа призывников. Это можно связать либо с желанием правящей партии сократить приток в вооруженные силы квалифицированных кадров, воспитанных вне её, либо же, что более вероятно, с демографическим кризисом — в Турции сейчас очень много молодежи, у армии просто не хватает ресурсов, чтобы разместить и обеспечить всех призывников.

Отношение турок к призыву в армию различно, сильно зависит от региона. Наиболее серьезно относятся к военной службе в черноморском регионе. Мужчина, не отслуживший в армии, там мужчиной не считается. Тот, кто от армии откупился, считается мужчиной только наполовину. Служба в армии — это гордость, один из важнейших периодов жизни мужчины. Кто-то связывает это с популярностью в тех краях правых националистических течений, например, «Серых волков». В таких течениях армейская эстетика, как правило, фетишизируется. Центральная Анатолия по своим взглядам близка к черноморскому региону, хотя и не так радикальна. Западные районы — Фракия и Эгейский регион — к необходимости отдать долг родине относятся очень спокойно, многие откупаются, это не считается позором. Примерно то же отношение можно встретить на побережье Средиземного моря. Сложная ситуация на востоке страны, населенном преимущественно курдами. Курды пытаются уклониться от призыва, стараются сбежать от комиссаров. Так что в армию их приводят в основном насильно. Это понятно, учитывая почти постоянные столкновения между турецкими вооруженными силами и курдскими партизанами.

Определенная часть тех людей, которые идут в армию по призыву, остаются в ней строить карьеру. Теперь, чтобы представить, каких политических убеждений придерживается ныне прибывающий в армию контингент, следует посмотреть на распределение голосов по районам Республики Турция после минувшего референдума или парламентских выборов последних 8-10 лет. Становится ясно, что Черноморский регион и Центральная Анатолия, то есть те области, где служба по призыву является наиболее популярной, исключительно лояльны действующей власти. Западные области, в которых отношение к призыву достаточно легкое, в большинстве своем поддерживают Народно-республиканскую партию, основанную Ататюрком, сохраняющую его идеологическое наследие, но ушедшую в оппозицию к правительству Партии справедливости и развития. Да, идеологическое воспитание будущего офицерского состава происходит в военных школах, но не учитывать влияние домашней среды тоже очень сложно.

Для старшего поколения служба в армии была одним из обрядов перехода. В их время срочная служба была практически единственным шансом выбраться куда-то из своего родного городка или деревни, пережить новый важный опыт. Сейчас мобильность у населения выше, такие переживания приобретаются раньше, что может вносить свою лепту в возможное разложение авторитета воинской службы. Молодыми же турками служба в армии воспринимается как защита своей родины от внешних военных угроз, сейчас же молодежь не считает, что страна находится в опасности и этим аргументирует свою флегматичность по отношению к призыву. Но эти утверждения стоит скорее воспринимать как отговорку, рожденную в столкновении внутреннего патриотизма (а у турок он на очень высоком уровне) и собственного нежелания проводить год или полгода в отрыве от своей повседневной жизни. А корни такого нежелания можно увидеть именно в изменении отношения к важному когда-то институту.

Но есть два фактора, которые заставляют многих идти в армию. Первый: не прошедшим военную службу платят меньшую зарплату — особенно это касается людей, после бакалавриата поступающих в магистратуру и аспирантуру. Второй: юноше, не отдавшему долг родине, могут не позволить жениться на девушке. Под это подводятся две причины: оговоренное выше отсутствие превращения из мальчика в мужа, которое дает армия, либо же боязнь, что молодой человек во время срочной службы будет убит, а его юная жена останется вдовой.

Подводя некоторый итог: отношение к армейской службе в Турции сейчас переживает значительные изменения, которые поддерживаются мерами, проводимыми правительством. Армия, традиционно лаицистский и прозападный институт пополняется большей частью лояльными сторонниками Партии справедливости и развития, что неминуемо ведет к переоценке внутренних ценностей и изменению отношений с самим институтом власти. Теперь уже не армия контролирует правительство, а правительство армию. Об этом уже много говорилось в связи с законами последних лет, выводящими вооруженные силы из правового поля, благодаря этой статье становится понятно, что процесс этот происходит не только с внешней стороны, но сопровождается и внутренними переменами. Учитывая значительную чистку офицерского состава после попытки переворота 15 июля 2016 года, можно предположить, что сторонники Партии справедливости и развития получили значительные карьерные продвижения и лицо вооруженных сил Республики Турция теперь будет определяться ими.

Армия, бывший гарант ататюркизма в стране, постепенно уходит из общественного поля, теряет свой престиж в глазах населения. Причину этого можно увидеть в той повестке, которая окружает армию последние десять лет. Дело «Эргенекона», тайной организации якобы возглавляемой высокопоставленными членами вооруженных сил и органов безопасности Турции, прогремевшее в 2007, суд над генералом Кенаном Эвреном, лидером государственного переворота 1980 года, попытка переворота лета 2016 очевидно оказали свое влияние на общественное мнение. Несмотря на то, что престиж армии в Турции они не поколебали, но содержание его заметно выхолостили, что и привело к падению авторитета срочной службы среди молодежи. И хотя эти процессы ещё не вполне осознаются турецким обществом, не заметить внимательному наблюдателю достаточно сложно.

А. Рыженков