Рональд и Дональд – новые «звездные войны»

Современная система международных отношений переживает важный и довольно болезненный для всех ее акторов этап. Этап «хаотизации», «миробеспорядка», который сложился на мировой арене на данный момент, все чаще в последнее время затрагивает наиболее существенную сторону всей системы, а именно – безопасность. И события последних нескольких месяцев вновь ставят мировое сообщество перед вопросом урегулирования стремительно меняющейся международной обстановки в целях установления стратегической стабильности и сохранения международного мира.

Освоение космического пространства на протяжении долгого времени было своего рода «соревнованием» для стран, чьи технологии позволяли осуществлять не только полеты человека в космос, но и вывод туда собственных орбитальных станций. И на Советский Союз в этом плане можно было только равняться. Однако, как известно, всегда найдется кто-то, кто захочет быть «немного равнее».

23 марта 1983 года президентом Соединенных Штатов Америки Рональдом Рейганом была объявлена программа научно-исследовательских работ «Стратегическая оборонная инициатива» (далее СОИ), которая предполагала разработку научной и технической базы для создания противоракетного «щита» для США – системы ПРО с элементами космического базирования. Однако вопрос отсутствия необходимых ресурсов и условий для реализации этого проекта для американского правительства не был важнее установки «перегнать» Советский Союз в космическом пространстве и указать СССР его «место» не только в данной сфере, но и на международной арене в целом. Так Р. Рейган начал качественно новую гонку вооружений, названную в истории «Звездными войнами», на что сами Штаты потратили около 400 млн. долларов.

И спустя примерно сорок лет вектор на установление американского первенства в мире и за его пределами не изменился. Риторика 45-ого президента Соединенных Штатов Дональда Трампа, начиная с июня 2018 года, гласит: «США должны доминировать в космосе». Отданный в то время приказ о создании космических вооруженных сил, как отдельного, шестого вида войск, уже тогда навел мировое сообщество на мысль о начале нового витка гонки вооружений.

Как известно, и как было признано Д. Трампом – Российская Федерация и Китайская Народная Республика намного раньше занялись созданием космических вооруженных сил, хотя официально они существуют только у России (с 2001 года).

КНР, в свою очередь, утверждает, что не будет наращивать вооружение и участвовать в гонке вооружений в космосе, призывая к миру на планете. Несмотря на подобную «мирную доктрину» и отсутствие официального рода космических войск, Китай на данный момент является одной из самых успешных мировых держав в освоении далекого пространства. И недавняя высадка зонда на обратную сторону Луны это подтверждает. Тем не менее, такой информационный шум, который поднялся вокруг исторической высадки, не показывает полноты всех амбиций КНР в этой сфере, и, наоборот, отвлекает от возможных реальных планов китайского руководства.

Как известно, кто громче кричит о мире, тот больше всех готовится к войне. На данный момент КНР работает над созданием космического лифта и многоразовых ракет-носителей. Большие надежды возлагаются на обновленную версию «Чанчжэн-5» – «Чанчжэн-5B», которая сможет выводить на низкую околоземную орбиту грузы с весом до 25 тонн. Самой мощной из ныне существующих ракет-носителей считается сверхтяжелая Falcon Heavy американской компании SpaceX, способная доставить до 64 тонн груза. В подвешенном состоянии, исходя из этого, остается вопрос зачем именно Китаю необходимо на данный момент не только создание, но и введение в эксплуатацию не просто ракет-носителей, но и многоразовых версий? При том, что в полную эксплуатацию космическую станцию КНР «Тяньгун-2» введут только к 2020 году – на данный момент у нее нет постоянного экипажа, как, скажем, у МКС. И здесь напрашивается один единственный вывод – к этому моменту Китай уже будет обладать возможностью эффективной логистической связи с «Тяньгун-2» с Земли. И гарантий исключительно мирного использования – пока что нет. В особенности с учетом демонстрации Китаем возможности уничтожать объекты, находящиеся на земной орбите в 2007 году.

Опасения насчет этого высказываются и американской стороной. Ведь у США появились несколько конкурентов по выводу нового поколения ракет-носителей в космос – Китай, а теперь уже и Россия. По недавним заявлениям главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина, стало известно, что к 2028 году должен состояться первый полет российской ракеты-носителя сверхтяжелого класса «Енисей».

И такие резкие высказывания США можно понять – ведь на их территории ближе всех к созданию экономически эффективных ракет-носителей подошла частная компания SpaceX, возглавляемая Илоном Маском. В то время как в России и Китае данными разработками занимаются исключительно государственные компании, с которыми нет необходимости договариваться. А учитывая довольно противоречивые отношения Д. Трампа и И. Маска, очень сложно дать прогноз о том, согласится ли последний на условия сотрудничества, которые сможет предложить ему американское правительство.

Внутренние договоренности необходимы для развития Штатами своей собственной космической программы, но ведь этого недостаточно, – также им необходимо либо затормозить, либо нарушить планы развития программ конкурентов. И не только космических, но и военных разработок в принципе.

Выведение системы ПРО или целых комплексов вооружений на опорные орбиты – это вторичный вопрос. Первым является разработка таких систем. Ведь даже для Рейгановской СОИ и ударных вооружений, входящих в нее, необходимы были элементы распознавания целей, систем наведения и определение траектории полета объектов. А на данный момент Соединенные Штаты очень обеспокоены наличием у других стран новых типов вооружения, технологии которых для американской стороны неизвестны. И здесь вопрос касается не столько космического, сколько воздушного пространства.

1 марта 2018 года В.В. Путин во время послания Федеральному Собранию Российской Федерации анонсировал целый ряд новейших стратегических вооружений, которые способны поражать цели почти в любой точке мира и способны проникнуть сквозь американский противоракетный щит. Возможности данных типов оружия выходят далеко за рамки современных американских разработок, что снова ставит перед Штатами вопрос о необходимости скорейшего развития новых военных технологий (в частности, для дальнейшей эксплуатации их в космосе).

Существует, конечно, Командование воздушно-космической обороны Северной Америки (сокращенно «NORAD»), которое ориентировано на борьбу с высотными целями, но для уничтожения опасных объектов уровня новейших российских ракет комплекса «Сармат» или «Кинжал» у «NORAD» нет соответствующих вооружений.

Однако наибольшие опасения у США вызвало нечто другое – а именно российские комплексы новых крылатых ракет, которым американской стороне противопоставить нечего. И их появление предоставило Штатам достаточно удачную возможность вновь напомнить России о высокоточных крылатых ракетах большой дальности наземного базирования 9М729, создание и испытания которых в наземном варианте признаются западными наблюдателями нарушением Договора о сокращении РСМД, который был подписан в 1987 г. между СССР и США. И эта тема на сегодняшний момент вновь стала актуальной.

Однако вопросы к соблюдению данного Договора есть и к самой американской стороне, что было отмечено Министром иностранных дел РФ С. Лавровым. Министр подчеркнул, что США начали создавать ракеты средней и меньшей дальности, производство которых запрещено ДРСМД. Речь, вероятно, идет о гиперзвуковой крылатой ракете Boeing X-51 от американской компании Boeing – она же ранее и принимала участие в разработке вооружений для СОИ при Р. Рейгане.

Такая настойчивость Белого дома в вопросе Договора о РСМД имеет несколько объяснений.

На данный момент помимо Российской Федерации, крылатыми ракетами большой дальности обладает и Китайская Народная Республика, которая не подписывала ДРСМД и не является его участником. В китайском военном арсенале существует крылатая ракета наземного базирования Dongfeng-10А (была представлена еще в 2009 г.), предназначенная для нанесения ударов по авианосным группам США в западной части Тихого океана. Ее дальность (1500-2500 км) позволяет КНР контролировать все спорные территории – моря и архипелаги вдоль побережья Китая, размещая пусковые установки в любой точке страны.

Естественно, данный факт является угрозой для безопасности Соединенных Штатов и именно выход из ДРСМД дал бы им возможность для ее предотвращения. Соседство КНР с Японией и Южной Кореей довольно удобно для расположения на их территории крылатых и баллистических ракет наземного базирования. Подобные действия также позволили бы США разместить там и системы ПРО для «окружения» КНР и даже Российской Федерации с еще одной стороны – с Востока. Ведь система «ЕвроПРО» уже «зажала Россию в тиски» с Запада. Однако, даже при всем желании, такие действия не могут быть предприняты Штатами именно потому, что Россия настаивает на сохранении ДРСМД как одного из краеугольных камней глобальной системы безопасности.

С точки зрения собственной безопасности, Соединенным Штатам одновременно и невыгодно выходить из ДРСМД. Ведь это бы означало, что Россия получит возможность расположения новых военных комплексов в любой точке мира. И именно поэтому США поняли, что необходимо срочно заняться разработкой контрсилового потенциала для возможного удара по России. И именно так, как это планировал ранее сделать Р. Рейган в отношении СССР с программой СОИ, чем и занимается сейчас Д. Трамп.

Договор, как считается на Западе, сможет спасти только подтвержденная ликвидация «вызывающих опасение» ракет. Конечно же, речь идет, прежде всего, о данных действиях со стороны Кремля. Ведь уничтожение гиперзвуковых ракет Россией гарантирует для США меньше трудностей для создания систем ПРО, как в космосе в будущем, так и в принципе – ведь не нужно настраивать системы на распознавание неизвестных для них вооружений. И тем временем американская сторона пока сама займется разработкой и совершенствованием своих военных технологий – этим «контрсиловым потенциалом».

На данный момент подобные действия США пытаются объяснить «защитой своей национальной безопасности», как и многие другие действия, которые подрывают общую международную безопасность. И вопрос, связанный с ДРСМД, и создание «комплекса внешних врагов» с мощным ракетным и ядерным потенциалом в виде Ирана, КНДР, а теперь еще и в лице России с Китаем, – все это даст Америке возможность в дальнейшем безнаказанно проводить военные операции в защиту своих интересов в любой точке земного шара. Ведь по мнению Соединенных Штатов, если они окружены врагами, значит защищаться надо любыми способами.

Все это становится все больше похоже на своего рода паранойю со стороны американского руководства – они привыкли дружить и действовать «против» кого-то, в то время как Российская Федерация действует прежде всего «на себя» и в действительности исходя из интересов своей собственной национальной безопасности.

В угоду своим собственным амбициям, внутренним «обидам» по причине утекающего «однополярного преимущества» во всех сферах, правительство Соединенных Штатов противоречит не только принципам сохранения глобального мира, будучи постоянным членом Совета Безопасности ООН, но и здравому смыслу. Попытки диктовать свои условия при разрешении конфликтов, объяснение незаконных военных ударов статьей Конституции США, попытки выхода из международных договоров путем откровенного шантажа – все это давно перестало внушать веру в то, что целью таких действий является сохранение международного мира и «защита» его от тех, кто, по мнению Белого дома, может нанести миру непоправимый вред.

И теперь главный вопрос, который хотелось задать американскому руководству – так может быть именно от них надо защищать все мировое сообщество? От их личных интересов, которые, по их мнению, выше международного права, от этого «синдрома первенства»?

Ведь новый виток гонки вооружений и выход США из ДРСМД неминуемо означает старт новой эпохи противостояния, но уже не биполярного, а глобального. И все еще актуальным остается договор СНВ-III.

Нужны ли с такими технологиями войны, которые по объективным причинам могут стать завершающими в истории международных отношений? Выступление Владимира Путина перед Федеральным собранием в 2018 году дало ответ на этот вопрос – не нужны. В соответствии с современной международной обстановкой это был призыв именно к тому, чтобы остановиться. Ведь потенциал данных видов оружия действительно молниеносен и разрушителен.

Таким образом, последствия развязываемых США новых «звездных войн» могут исчисляться не только потраченными миллиардами, но и разрушенной системой международной безопасности.

М. Крицкая