Si vis pacem, para bellum. Почему американо-китайское торговое перемирие станет новым этапом в противостоянии Вашингтона и Пекина?

Si vis pacem, para bellum. Почему американо-китайское торговое перемирие станет новым этапом в противостоянии Вашингтона и Пекина?

Завершившийся в Аргентине саммит G20 в первую очередь запомнится заключением 90-дневного торгового перемирия между США и КНР. Страны договорились, что в течение этого срока стороны будут решать накопившиеся вопросы. Президент США Д. Трамп согласился отложить анонсированные ранее 25-процентные пошлины на ряд товаров. Глава КНР Си Цзиньпин со своей стороны согласился пойти на некоторые уступки, в том числе сократить американское отрицательное сальдо путем бОльших закупок американских товаров, а также на переговоры по поводу изменений правил принудительной передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности и ряда других.

К началу саммита стороны подходили с диаметральными взглядами. В первых числах ноября советник президента Трампа Л. Кадлоу заявил, что у Белого дома нет планов по торговому перемирию с Китаем. Напротив, вице-президент КНР Ван Цишань высказался, что Китай готов к переговорам.

В середине месяца, на Саммите АТЭС председатель КНР Си Цзиньпин и Вице-президент США М. Пенс не стали слушать речи друг друга, а их выступления были полны непрямых и прямых высказываний в адрес друг друга. Если Си уже традиционно говорил про открытость и торговую глобализацию, то Пенс предупреждал страны региона об “опасностях инвестиций”.

Однако, несмотря на все вышеуказанное, за несколько дней до начала Саммита G20 стали появляться слухи о том, что КНР неофициально предоставила США некий план торгового соглашения, а уже по результатам личной встречи два руководителя смогли договориться. Теперь у сторон есть 90 дней для того, чтобы найти взаимно устраивающие решения тех вопросов, на которые они не смогли ответь до этого.

Спектр этих вопросов достаточно широк, он касается не только двухсторонней торговли. В него входят вопросы защиты интеллектуальной собственности, принудительный трансфер технологий, особенности китайского патентного права, кибер и традиционный шпионаж, а также ряд других.

Сверх этого стоит отметить общий тренд к нарастанию противоречий в американо-китайских отношениях, вопросы Тайваня, Южно-Китайского моря, Северной Кореи, Ирана, что, возможно, усложнит переговорный процесс.

Отдельным пунктом стоит опасения США по поводу программы “Сделано в Китае — 2025”. В конце девяностых в начале двухтысячных, когда Китай только набирал “экономические обороты”, в США существовал дискурс о технологическом преимуществе над другими странами, который позволял оставаться лидирующей державой. За последние года, Китаю удалось совершить мощный рывок в высоких технологиях, сейчас Пекин ставит перед собой задачу получить лидерство в ряде технологий будущего (к примеру, ИИ).

В Вашингтоне угрозу своему технологическому лидерству воспринимают серьезно, к тому же в США уверены, что этот технологический рывок будет сделан за счет незаконных, с точки зрения Вашингтона, технологических трансферов из США в Китай.

Все вышесказанное дает право сомневаться в том, что стороны смогут договориться о таком широком спектре вопросов за столь короткое время. Вряд ли администрацию Д. Трампа действительно устроит снижение торгового дефицита, тем более, что дефицит является далеко не самой важной статьей переговоров, и тем более, что вряд ли у Китая получится его значительно сократить. Кроме этого, уже менее чем через два года, в США должны будут состояться президентские выборы, где очевидно главными внешнеполитическими темами станут две страны, одной из которых будет Китай.

В итоге, не смотря на многообещающее перемирие, скрепленное в этот раз двумя лидерами, торговый конфликт продолжится. Пекин, который больше заинтересован в текущих условиях договора и скорее всего, был бОльшим инициатором его заключения, будет стараться его сохранить.

В духе сохранения условий торгового перемирия, как и официальные китайские лица, выступил профессор международных отношений университета Цзинань Чэнь Диндин, указав на возможный прогресс в переговорах, если лидеры двух стран будут чаще использовать инструмент личных встреч для контроля переговорного процесса.

Разгоревшийся скандал по поводу ареста вице-президента Huawei Мэн Ваньчжоу пока не является серьезной угрозой переговорному процессу. Пресс-секретарь Министерства коммерции Гао Фэн отметил, что китайская стороны не связывает арест Мэн Ваньчжоу с ходом торговых переговоров, хотя в китайском сегменте интернета, наоборот, прослеживается явно антиамериканский тон публикаций.

С высокой вероятностью в американо-китайских отношениях реализуются два сценария. Первый – США выйдут из перемирия, обвинив китайскую сторону в нарушении условий, второй – возможное продление сроков перемирия на период менее 90 дней.

Судя по всему, в то время как переговорщики будут пытаться согласовывать общие позиции двух стран, стороны будут готовиться к дальнейшему продолжению конфликта. The devil is in a detail, очень много будет зависеть от событий, прямо не связанных с торговыми переговорами.

Для России ухудшение отношений между США и КНР, к сожалению, не принесет значительных дивидендов. Российско-американский диалог в последнее десятилетие и так сужался до ряда тем, а якобы “российское вмешательство в выборы” еще некоторое время будет препятствовать его развитию. С КНР Москва достигла высокого уровня взаимоотношений, выше которого, страны пока не хотят подниматься. В экономике Россия на сегодняшний день не способна заместить рынок США, однако некоторый рост экономического сотрудничества возможен.

 

П. Прилепский