Слева горы, справа горы, а в дали Каздаг

После окончания затянутого турецкого сериала об избрании и переизбрании стамбульского мэра, завершившегося неожиданно тусклой концовкой, главным событием лета 2019 года во внутриполитической жизни Турции стали экопротесты вокруг Каздага, известного также как Идейские горы.

Этот горный массив расположен на западе страны, в районе Эгейского моря, и южная его часть, близкая к городу Эдремит, является одним из национальных парков страны. На территории проживает множество эндемических видов растений и животных, считается также, что чище чем в Каздаге воздух только в Альпах.

Причиной народного возмущения стали планы канадской горнодобывающей компании «Аламос Голд» по добыче золота и серебра на одной из небольших гор в прямой близи к заповеднику. Пятилетний план предполагает добычу 514 тысяч унций золота и 3,5 миллиона унций серебра. Однако начало разработки территории неизбежно привело к полной вырубке растущего на ней леса. Комитет по оценке воздействия на окружающую среду определял в 2014 году количество деревьев, подлежащих вырубке, в 45 650 штук, однако по последним исследованиям одного из крупнейших турецких фондов по защите окружающей среды «ТЕМА», в итоге всего оказалось уничтожено 195 000 деревьев. Беспокойство местных жителей вызывает также использование цианида при золото- и серебродобыче, который в дальнейшем, смешавшись с грунтовыми водами, может попасть в главный источник пресной воды региона – водохранилище Атикхисар. С 26 июля экоактивисты и местные жители проводят «Вахту воды и совести», которая каждые выходные перерастает в массовые демонстрации на месте планируемых добывающих работ.

Восприятие ситуации в политической среде оказалось довольно предсказуемым. Оппозиция практически сразу поддержала протестующих. Однако интересно, что Экрем Имамоглу – новый мэр Стамбула и на данный момент самое яркое новое лицо в турецкой политике – комментируя происходящее дал достаточно гладкие и уклончивые ответы, тем самым продемонстрировав свой постепенный уход от популистской политики.

От правящей Партии справедливости и развития наибольшее количество заявлений по теме Каздага сделал председатель парламентской группы партии Бюлент Туран. Он раскритиковал протестующих и сказал, что, по официальным данным, было вырублено всего 13 тысяч деревьев, а после окончания разработок почва будет рекультивирована. Он также выразил свои подозрения относительно того, что протесты возникли не в момент самой вырубки леса, а только тогда, когда площадка была полностью зачищена. Так или иначе, но проблема Каздага дошла до президента страны и лидера Партии справедливости и развития Реджепа Тайипа Эрдогана, который восьмого августа пообещал съездить на место и разобраться в происходящем.

Однако кейс Каздага – это задачка, из которой аналитик способен сделать значительные выводы, касающиеся не только экологической политики Турции. Во-первых, протесты вокруг Каздага активизируют в общественном сознании такую республиканскую турецкую ценность, как отношение к окружающей среде. Она восходит к первым годам после создания страны, когда Мустафа Кемаль распорядился создать в Анкаре отдельное лесное хозяйство, которое будет готовить саженцы для всей Анатолии. Процесс возращения лесов в страну, пострадавшую в XVIII-XIX веках от их бесконтрольной вырубки, стал одним из элементов символического создания новой страны. В Турции широко практикуется высадка мемориальных рощ в честь какого-либо события или человека, крупные компании могут участвовать в проектах по высадке деревьев вдоль крупных трасс. Важно обратить внимание, что в турецкой системе министерств существует Министерство сельского хозяйства и леса. Внесение последнего в название министерства свидетельствует о его символической важности.

Вторым интересным моментом в сложившейся ситуации является муссирование в местных СМИ того факта, что компания «Аламос Голд», которая собирается разрабатывать участок, является канадской, то есть иностранной. С начала второго десятилетия мы наблюдаем мощный, инициированный лично Эрдоганом разрыв символических связей с Западом. Сейчас же эта тема начинает доминировать не только в провластной, но и в оппозиционной повестке, которая, казалось бы, в силу своего генезиса должна крайне аккуратно обращаться с темами, имеющими отношение к глобальному Западу. Таким образом, Турция сейчас начинает выстраивать себя именно на противоречии Западу, и эта концепция постепенно переходит в общий политический мейнстрим. Дополнительного колорита противостоянию в данной конкретной ситуации добавляет близость Каздага к Чанаккале или, как это место известно в европейской историографии, Галлиполи – месту проведения Дарданелльской операции 1915 года, главной победы османской армии в Первой мировой войне, которая сделала молодого Мустафу Кемаля известным на всю страну, а также стала одной из реперных точек созданного под его руководством национального мифа. Более 100 лет назад туркам уже удалось победить здесь представителей большинства стран, которые позже сформируют британское содружество.

Далее самое интересное: активизированные темы природозащиты и противостояния Западу легко могут перейти на любые иностранные производства, действующие на территории страны, и так или иначе угрожающие её экологии. Как известно, два крупнейший проекта России в Турции – газопровод «Турецкий поток» и АЭС «Аккую» – как раз могут оказаться под ударом с этой стороны. Активизированные темы можно легче использовать в дальнейшем, а сил, желающих заработать политические очки, в Турции довольно много. Остается только надеяться, что голос разума восторжествует, и граждане Турции поймут сами или им помогут понять, что в отличие от канадских золотодобытчиков, сосредоточенных в первую очередь на собственных коммерческих интересах, проекты российской стороны окажут благотворительный эффект на повседневный быт, снизив цены на дорогие в стране газ и электричество.

А. Рыженков