Союз нерушимый государств арабских?

 

Долгое время, являясь столпом арабского мира, Египет выступал в качестве несущей конструкции в формирующейся системе безопасности на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Исторический и культурный потенциалы выгодно дополняют геостратегическое положение страны – «хранителя» переправы из Индийского океана в Атлантику, моста между Африкой и Азией. Добавим к этому внушительный ресурс народонаселения и высокую армейскую подготовку и получим державу, чье значение в регионе принято называть не иначе, как определяющим, несмотря на то, что в силу череды обстоятельств Египетская Республика временно выпала из игры наций. Преодоление внутренних социально-экономических противоречий, с которыми столкнулась страна, требовало «финансового костыля». Учитывая все переменные, оказалось, что кратчайший путь предполагает помощь из-за рубежа. Одновременно у такого амбициозного, но сравнительного молодого игрока на международной арене, как Саудовская Аравия, возникла необходимость в союзнике, что смог бы обеспечить должный статус Королевству сразу на нескольких уровнях: от имиджевого до военно-прикладного. Казалось бы, итог в виде той или иной формы тесного сотрудничества закономерен. Реальность, как всегда, оказалась несколько сложнее.

Позитивный опыт в двусторонних отношениях уходит корнями в глубь веков, так – Египет во многом обеспечивал экономическое существование прообраза современной Саудовской Аравии – Хиджаза, поставляя продукты и прочие ресурсы, необходимые в том числе для обеспечения хаджа.

В XX веке взаимодействие также было достаточно плотным (за исключением периода президентства Г. Насера; примечательно, что на церемонии прощания с полковником присутствовали руководители всех арабских стран, кроме короля Саудовской Аравии Фейсала). Традиционно в Саудовскую Аравию на заработки отправляются многочисленные египетские трудовые мигранты. Сегодня их более 2,5 миллионов человек, их отчисления на родину являются одним из трех китов египетской экономики. Помимо доходов от эксплуатации Суэцкого канала и туризма, поступления от рабочих-эмигрантов составляют третий по величине источник дохода в египетский бюджет (по египетским законам, до 5 млн граждан отсылают деньги на содержание своих семей).

Если президенты А. Садат и Х. Мубарак положительно оценивались саудитами как стратегические партнеры в сферах экономики и безопасности, то приход к власти прокатарского движения «Братьев мусульман» в 2011 г. обеспокоил хранителей двух святынь своим курсом на диверсификацию международных связей. С особенной опаской в Эр-Рияде было встречено решение о восстановлении отношений с Ираном – так, впервые с 1979 г. было открыто прямое авиасообщение между Каиром и Тегераном, возобновились политические контакты высокого уровня.

Ставка генералитета на личность Абдул-Фаттах Халила Ас-Сиси оправдала себя, в Королевстве правильно истолковали кандидатуру президента, который в свою бытность проработал несколько лет военным атташе в Саудовской Аравии, наладив необходимые связи с королевской семьей. Неудивительно, что в 2013 году саудовское руководство активно поддержало «рублем» свержение «Братьев-мусульман», и в экономику ЕАР потекли  значительные средства на поддержку новой египетской власти. После переворота июля 2013 г. саудовская помощь Египту составила около 27 млрд долларов , включая кредиты, гранты, займы и безвозмездные субсидии. Естественно, в Эр-Рияде такую политику проводят не из соображений чистого альтруизма – характерен пример последнего эпизода с принятием во флот Египта двух УДК типа «Мистраль», которые могут патрулировать побережье Йемена и справляться с пиратами, угрожающими нефтяным танкерам в Аравийском море.

Однако в, казалось бы, прочном и стратегически выгодном обеим сторонам союзе также имеются свои противоречия. Так, по некоторым источникам, весьма ограниченное (около 400 военнослужащих) участие Египта в уже упомянутой йеменской военной кампании не удовлетворяет саудовцев. При этом активно свое неудовольствие по этому вопросу они не демонстрируют, держа в уме такой вариант развития событий, при котором на южных границах хуситы переходят в контрнаступление, а на Севере – далеко не всегда управляемые радикалы решают навести порядок в «вилайете Хиджаз». Военные учения «Северный гром» (North Thunder), «Табук» (Tabuk Maneuvers) и «Фейсал» (Faisal Maneuvers) отвечают на вопрос о том, на чьи вооруженные силы Королевство сможет опереться в кратчайшие сроки, если произойдет резкое обострение ситуации.

Сирийский кризис в силу своей масштабности и значимости не мог не внести свои коррективы в двустороннюю повестку дня. Сто восьмидесяти градусный разворот наступательной инициативы на сирийских фронтах по сравнению с ситуацией годичной давности также опосредованно влияет на египетско-саудовские отношения. Отдельные факты говорят о том, что после взятия Алеппо под контроль, зеленый свет будет дан развитию политического процесса. Саудовская Аравия по всем признакам заинтересована в возможности дальнейшего участия в формировании нового политического будущего САР, поэтому стремится расширить влияние в условном списке «кандидатов в кандидаты». В этом качестве сообщения о том, что саудовцы решили примириться с «Братьями-мусульманами» не на своей территории, а в Сирии и в Йемене (через филиал движения – партию «Ислах»), для Египта являются совершенно неприемлемыми.

Также египтяне не могли оставить без внимания наличие объявленного «вилайета Исламского государства» на своей территории. Принимая во внимание активную поддержку саудовцами всевозможных оппозиционных правительству Асада сил, они в состоянии сложить два и два и получить формулу: «увеличение количества оружия и боевиков в Сирии – обострение вопросов безопасности на севере Синая и на западных границах с Ливией».

Более того, Египет признает Б. Асада и диалог с ним, но главное – не видит в будущем Сирии присутствия представителей террористических групп на руководящих постах. Встречи, подобные тем, что состоялись на полях 71-ой Генеральной ассамблеи ООН, где министр иностранных дел ЕАР общался со своими коллегами из Ирана и Сирии, свидетельствуют о приверженности подобному курсу. Тяжелым сюрпризом для саудовцев оказалась стратегия голосования ЕАР по резолюциям СБ ООН, связанных с наступлением правительственных войск Б. Асада на Алеппо (Египет проголосовал и за французскую и за российскую резолюции). На что последовала незамедлительная реакция – Министерство финансов КСА заморозило финансовую поддержку египетского фунта, прекращен экспорт нефти в Египет по льготным ценам через Saudi Arabian Oil Co. (Saudi Aramco). Эксперты заговорили о достижении низшей точки в двусторонних отношениях с 2013 года.

Динамика процесса передачи Королевству островов Тиран и Санафир – еще одно свидетельство в пользу наличия напряженности в саудовско-египетской повестке дня. Так, египетский парламент до сих пор не одобрил подписанное соглашение, в то время как саудовский кабинет министров ратифицировал его сразу. В конце июня административный суд Египта, инициативу которого трудно заподозрить в излишней самостоятельности, признал незаконным делимитацию морских границ и передачу островов, тем самым затягивая и усложняя весь процесс. Не лишним будет отметить, что сам факт «торговли территориями» был негативно воспринят египетским обществом, которое справедливо считает свое государство гораздо более древним и заслуживающим признания традиционных сфер влияния. Необходимость унижения перед «нефтяными нуворишами» идет вразрез с характерной чертой цивилизаций, имеющих за спиной тысячелетия истории, – национальной гордостью. Гордость и связанная с ней обида на текущее плачевное положение страны, прорываются в медиа-пространство не только репортажами о протестных шествиях, но и той поддержкой, с которой население откликнулось на слова водителя «тук-тука» :  «Где тот Египет, что контролировал Судан, Чад, Саудовскую Аравию и ту кучку стран Залива, которая сейчас потешается над нами и похваляется тем, сколько они якобы делают для нас?».

При этом «арабская улица» не питает иллюзий на счет того, можно ли преодолеть усугубляющийся социально-экономический кризис за счет саудовских дотаций. Об этом красноречиво говорят переговоры между АЕР и МВФ по поводу кредита в 12 млрд  долларов. Для текущего внутриполитического климата в Египте требования Фонда представляются не только трудновыполнимыми, но и чрезвычайно опасными: ужесточение бюджетной политики влечет за собой снижение дотаций малоимущим слоям населения, сокращение объемов закупок продовольствия, притом около половины населения живет меньше, чем на 2 доллара в день. Современный Египет – это образец импортно ориентированной страны, что означает зависимость от поставок из-за рубежа в стратегически важных областях, например продовольственного обеспечения. Поэтому курс фунта, который долгое время оставался на плаву только благодаря вливаниям со стороны КСА, для египтян далеко не просто цифра на бирже. Уместно сравнение с российским интересом к индексу нефтяного барреля. Решение об установлении плавающего курса египетского фунта – еще одно косвенное свидетельство того, что сегодня отношения между странами переживают не лучшую свою фазу и что экономика Египта находится в глубокой стагнации. Положение с наполняемостью бюджета и расходами на продовольствие настолько плачевно, что закупки зерна у традиционных партнеров приостанавливаются, а власти принудительно изымают запасы сахара у крупнейших торговых компаний на местном рынке.

По этой и по многим другим причинам текущее египетское руководство тщательно демонстрирует дружественный настрой, на фоне возрождения ИРИ посылая саудовцем сигналы лояльности – показательно, но не кардинально, ограничивая права шиитов в стране. Так, недавно был запрещен шиитский праздник Ашура с формулировкой-пояснением: «Чтобы не допускать столкновений египетских салафитов и египетских шиитов». Сохранение текущего баланса во взаимоотношениях соответствует интересам обеих держав, однако в условиях перманентной bellum omnium contra omnes (лат. — война всех против всех) на Ближнем Востоке, все союзы можно охарактеризовать как ситуативные, а случаи, когда бывший союзник становится заклятым и самым непримиримым врагом, отнюдь не новы для этих краев.

Д.Тарасенко