Турция: февраль 2017 (дайджест)

В феврале 2017 года в политике руководства Турецкой Республики сохранился ряд тенденций, начавшиеся еще в начале года.

Во внешней политике по-прежнему главным вопросом оставалось взаимодействие с основными акторами, по тем или иным причинам заинтересованными в разрешении сирийского конфликта. Кроме того, продолжалось укрепление отношений России и Турции. В свою очередь, на внутриполитическом пространстве наибольшее значение, как и прежде, отводилось процессу реформирования турецкой конституции.

Сирия

Переговоры в Астане, проведенные 23 января 2017 года Россией, Турцией и Ираном с участием представителей сирийской оппозиции сформировали новую площадку сотрудничества заинтересованных сторон с целью урегулирования конфликта в Сирии. Еще в ходе обозначенной встречи российской стороной был представлен проект новой сирийской конституции, работа над которой продолжилась в феврале при участии действующего сирийского руководства и представителей оппозиции. Результативность переговоров породила надежды сторон на достижение значительного прогресса, что привело к сохранению формата Астаны и продолжению встреч в течение февраля.

6 февраля в столице Казахстана прошло очередное совещание трехсторонней оперативной группы России, Турции и Ирана. На повестку дня были вынесены вопросы, прежде всего, касающиеся соблюдения, а также укрепления режима прекращения огня в Сирии; сообщалось, что механизм трехстороннего контроля за перемирием был согласован на 90 процентов. Однако уже в середине месяца, 16 февраля, стороны снова собрались, чтобы принять конкретные шаги по обеспечению сохранения режима прекращения огня: договорились создать специальную группу, состоящую из представителей России, Турции и Ирана, с целью обеспечения контроля за соблюдением перемирия. Для помощи в организации группы было принято решение обратиться к помощи экспертов и ООН.

Помимо прочего, был проведен телемост между законодательными органами стран-гарантов перемирия, ряд телефонных разговоров, в том числе между президентом Турции Эрдоганом и президентом России Путиным.

Примечателен тот факт, что сегодня Турция активно сотрудничает с Россией и Ираном, с позициями которых ранее вступала в конфликт в рамках сирийского урегулирования. Очевидно, что турецкий истеблишмент понял несостоятельность американской политики в Сирии и, не желая оставаться в стороне от решения данного вопроса, ппринял более сильную, на её взгляд, сторону. Однако неразумно полагать, что смена партнеров, свидетельствует о смещении вектора турецкой политики в других областях; подобный формат является для Турецкой Республики, прежде всего, инструментом и посредником в реализации собственных амбиций на Ближнем Востоке.

Турецкий поток

1 февраля 2017 года верхняя палата Федерального собрания Российской Федерации ратифицировала соглашение, заключенное между Россией и Турцией, о проекте газопровода «Турецкий поток», а 7 февраля оно было подписано президентом Российской Федерации. В Турции соглашение было одобрено еще в декабре 2016 года.

Проект трубопровода предполагает строительство по дну Черного моря двух ниток мощностью по 15,75 миллиардов кубометров каждая, одна из которых будет полностью предназначена для обеспечение потребностей турецкого рынка. Ожидается, что строительные работы закончатся в 2019 году.

Очевидны выгоды не только для России, которая ежегодно будет, предположительно, получать только с одной нитки более 700 миллионов долларов, но и для Турции, которая не будет платить за прокладку морской части газопровода, получит скидку, а также, главное, сможет обеспечить потребность в газе растущего рынка.

Турция и Запад

В отношениях с Западом, как и прежде, наблюдалось похолодание, что продемонстрировал визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Турцию. Так, премьер-министра Турции Бинали Йылдырым обсудил со своей коллегой ведение антитурецкой пропаганды и враждебной деятельности в отношении её нынешнего руководства. Кроме того, Турция усилила давление на Европу, грозясь расторгнуть договор по беженцам и требуя более оперативного введения безвизового режима для турецких граждан, который предусмотрен данным документом.

Критика западных партнеров выразилась также в заявлении министра обороны Турции Фикри Ышика в ходе Мюнхенской конференции по безопасности о том, что сегодня НАТО не справляется со своими обязательствами и должна быть реформирована.

Тем не менее, на западном направлении наблюдались попытки преодолеть кризис отношений между Турцией и США, который имел место быть во время пребывания у власти Барака Обамы. Приход к власти Трампа дает турецкому руководству надежду на нормализацию контактов. В ходе телефонного разговора 8 февраля американский президент заявил о поддержки Турции как стратегического партнера и союзника по НАТО, два лидера выразили общность взглядов по вопросу борьбы с терроризмом. Кроме того, Трамп и Эрдоган договорились о согласованных действиях по зачистке от боевиков Исламского государства (ИГ; запрещенная в России террористическая организация) в сирийских городах Ракка и Эль-Баб, который, к слову, был освобожден 24 февраля, что положило конец операции «Щит Евфрата».

Необходимо заметить, что отношения Турции и Запада нельзя трактовать однозначно: в то время как между Европой и Турцией продолжают испытывать трудности (прежде всего, из-за стремления Европейского союза действовать исключительно в контексте собственных интересов), наблюдаются стремление турецких властей наладить взаимовыгодные отношения с новой американской администрацией.

Внутренняя политика

10 февраля Эрдоган одобрил пакет поправок к турецкой конституции, который получил большинство голосов в парламенте Турции ранее, 21 января. Для их окончательного принятия необходим референдум, проведение которого было назначено на 16 апреля.

Реформа конституции Турецкой Республики предполагает расширение полномочий главы государства и введение президентской формы правления. Кроме того, поправки включают реформу военных судов, а также упразднение верховных военных судов, что вопреки заветам Ататюрка, который рассматривал армию в качестве гаранта светскости государства, поставит вооруженные силы в зависимость от политического руководства страны.

В Турции продолжается планомерное укрепление власти действующего президента, что также выразилось в предложении создать центр анализа информации для борьбы с антиправительственной пропагандой, озвученное одним из членов правящей Партии справедливости и развития. Целью центра ставится борьба с иностранной пропагандой и дезинформацией в отношении турецкого руководства.

Помимо прочего, 22 февраля в Турции завершилось расследование по делу о попытке государственного переворота, совершенной 15 июля 2016 года. В ходе расследования тысячи человек лишились своих рабочих мест и сотни были задержаны по подозрению в причастности к попытке госпереворота. Среди обвиняемых: проповедник Фетхуллах Гюлен, и 23 представителя вооруженных сил.

Наблюдаемые сегодня в Турции события, очевидно, значительно противоречат общепризнанным демократическим ценностям. Происходит сосредоточение всей полноты власти в руках одного человека, на что постоянно указывает турецкая оппозиция. Тем не менее, подобный процесс поддерживается большой частью взрослого населения, в коллективном сознании которого сильны не только память об имперском прошлом страны, но и традиционные для ислама ценности.

Турция и Россия

Главным событием во взаимоотношениях между Россией и Турцией, несомненно, стал трагический инцидент с гибелью турецких солдат в Сирии. 9 февраля в результате непреднамеренного удара российских ВКС погибли трое турецких солдат и 11 были ранены.

Несмотря на некоторую схожесть ситуации с инцидентом с российским Су-24 в ноябре 2015 года руководителям двух стран удалось преодолеть возможные негативные последствия несчастного случая, а главное избежать повторного обострения отношений. Сторонами было принято решение усилить координацию вооруженных сил двух стран, с целью не допустить в дальнейшем повторения подобных инцидентов. Это демонстрирует заинтересованность на данном этапе руководств двух государств в поддержании дружеских отношений, конструктивного сотрудничества и взаимовыгодного партнерства России и Турции.

***

Февраль подтвердил те тенденции во внутренней и внешней политике Турции, которые начались еще в прошлом году и продолжились в январе 2017 года. Во внешнеполитической деятельности Турции очевиден поворот с Запада на Восток, что выразилось в её сотрудничестве с Россией и Ираном по вопросу сирийского кризиса. Отношения с Европой по-прежнему находятся в напряженном состоянии, при этом руководство Турции предпринимает попытки по налаживанию конструктивного диалога с администрацией Дональда Трампа.

Наблюдалась планомерная, однако, очевидно, временная, нормализация внутриполитической обстановки в Турции, что связано, как можно предположить, с близостью заключительного этапа (референдума) необходимого для перехода к президентской форме правления. В то же время нельзя отрицать, что политическая власть в Турции постепенно сосредотачивается в руках одного человека, что, с учетом политических реалий страны, при должном сопротивлении незаинтересованных в этом процессе сторон, вероятно, станет еще одним фактором нестабильности в Турецкой Республике.

 

В.Аватков, А.Финохин