Турция: июнь 2017 г. (дайджест)

 

Июнь 2017 года можно охарактеризовать замедлением как внутри-, так и внешнеполитических процессов в Турции. На внешнеполитическом фронте самой обсуждаемой и значимой стала ситуация вокруг Катара. В свою очередь во внутренней политике можно отметить задержание ряда высокопоставленных чиновников по подозрению в связях с Гюленом, а также лишение гражданства 130 человек по той же причине.

Турция и Россия

2 июня правительство Российской Федерации издало постановление, отменяющее ряд санкций в отношении Турции, наложенных после инцидента с российским Су-24 в ноябре 2015 года. Среди утративших силу ограничительных мер числится запрет на деятельность турецких фирм в сфере строительства зданий, инженерных сооружений, туристических услуг, обработку древесины и так далее. Кроме того, был снят запрет на импорт некоторых наименований турецкой сельхозпродукции, это: груши, яблоки, виноград, клубника, замороженное мясо кур и другие. Томаты, являющиеся ключевой позицией турецкого сельскохозяйственного экспорта, по-прежнему находятся под запретом.

По сообщениям СМИ, в начале июня делегация «Рособоронэкспорта» посещала Турцию. В ходе поездки были обсуждены технические детали, касающиеся поставок российских ЗРК С-400 «Триумф» в Турцию. Подписание контракта пока ожидается. Интересно, что многие выражали скепсис по поводу такого рода сотрудничества между двумя странами. Впервые вопрос закупок обсуждался на встрече Путина и Эрдогана в Москве 10 марта 2017 года. Тем не менее, высказывались предположения о том, что инициатива турецкой стороны связана, прежде всего, с желанием продемонстрировать Вашингтону независимость, а также о том, что Турция не сможет без каких-либо последствий закупать российские системы ПВО, будучи страной-членом НАТО. Сейчас можно видеть, что турецкое руководство, по всей видимости, настроено серьёзно.

Внутриполитическая обстановка

В Турции всё ещё сохраняется режим чрезвычайного положения (он был введён ещё летом 2016 года после попытки государственного переворота). На этом фоне турецкое руководство продолжает укреплять свою власть, что выражается в увольнениях и других мерах в отношении служащих, имеющих связь с проповедником Фетхуллахом Гюленом, который, по заявлениям официальной Анкары, является организатором июльского переворота.

Так, 17 июня по подозрению в причастности к перевороту был задержан главный советник премьер-министра страны Йылдырыма. Ранее по той же причине был задержан глава местного представительства международной правозащитной организации Amnesty International.

Кроме того, в МВД Турции сообщили, что руководство страны запустило процесс лишения гражданства 130 человек, среди которых исламский проповедник Фетхуллах Гюлен. Большинство из них подозреваются в причастности к попытке июльского переворота, однако гражданства также будут лишены некоторые депутаты прокурдской Демократической партии народов.

Интересно, что в отличие от, например, России, где конституция не предусматривает лишения гражданства ни при каких обстоятельствах, в статье 66 Конституции Турции говорится о возможности лишения человека гражданства в случае, если он совершает действия, несовместимые с верностью Родине. Таким образом, действующей власти удаётся максимально ослабить какую бы то ни было оппозицию в стране.

Помимо всего прочего, в Турции, непосредственно соседствующей с погрязшей в конфликте Сирией, продолжается борьба с терроризмом. Так, по заявлению премьер-министра страны, за последние девять месяцев турецким спецслужбам удалось предотвратить 360 терактов и задержать 1068 террористов.

Ситуация вокруг Катара

5 июня противоречия по поводу влияния на Ближнем Востоке вылились в разрыв дипломатических отношений с Катаром ряда арабских государств, среди которых: Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия (к ним также присоединились Мальдивы). Позже Катару были направлены требования, выполнение которых необходимо для снятие блокады. Среди них числится требование закрыть Турецкую военную базу на территории страны.

Изначально Турция заняла примирительную позицию: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя блокаду, отметил, что турецкое руководство огорчено ситуацией, а также призвал при любых обстоятельствах сохранять диалог между государствами. Однако позже президент Турции раскритиковал изоляцию Катара, назвав такие действия «бесчеловечными и противоречащими исламским ценностям».

Анкара продолжила осуществлять и даже укреплять военное сотрудничество с Дохой: 9 июня Эрдоган одобрил закон об отправке военных в Катар. Между двумя странами было также заключено соглашение о сотрудничестве в обучении военных, Турция, в свою очередь, обязалась обеспечить поставки продовольствия и воды в регион. Уже 19 июня начались совместные военные учения двух стран.

Очевидно, что деятельность Анкары может негативно сказаться на ситуации. Тем не менее, действия турецкой стороны демонстрируют, что она пытается сформировать свой собственный круг союзников, и подтверждают её имперские амбиции. Сотрудничество с Катаром позволит ей не только укрепить собственное влияние за счёт могущественного партнёра, но и создать новый центр силы в регионе.

Отношения с Западом

Отношения с западными государствами по-прежнему сохраняют довольно холодный характер.

16 июня стало известно, что полиция США выдала ордер на арест охранников Эрдогана после их участия в массовой драке с курдскими демонстрантами в ходе визита турецкого президента в Вашингтон. Руководство Турции негативно охарактеризовало решение, отметив, что будет бороться с ним «политическими и правовыми методами».

Германия в этой связи запретила охранникам Эрдогана посещать саммит G-20 в Гамбурге, который пройдёт с 7 по 8 июля 2017 года. Кроме того, немецкие власти также запретили президенту Турции провести встречу со своими сторонниками в ходе визита в ФРГ по случаю участия в саммите, обосновывая это невозможностью обеспечить безопасность политика. Негативные тенденции в двусторонних отношениях также можно было наблюдать и в вопросе военной базы Инджирлик. В конце июня депутаты немецкого бундестага проголосовали за решение о передислокации немецких военных с турецкой базы Инджирлик в Иорданию. Ранее, между Берлин и Анкарой возник конфликт по поводу отказа немецким парламентариям в посещении контингента военнослужащих Германии, находящихся на службе в Турции.

28 июня в Швейцарии стартовал новый раунд переговоров по кипрскому урегулированию, в которых принимает участие Турция. Министр иностранных дел Турции, оценивая ход переговоров, заявил, что они являются последними, объясняя это тем, что, если не будет достигнуто никакого соглашения, то смысла в дальнейшем разрешении вопроса нет. Тем не менее, в СМИ появилась информация о том, что ООН намерена вывести свой миротворческий контингент с острова, который находится там с 1963 года, что даёт надежды на положительный исход встречи.

***

Характер политики действующего турецкого руководства продолжает сохранять характер, направленный на укрепление как внутреннего, так и внешнего лидерства. Увольнения и задержания постепенно становятся нормой политической жизни страны. Турецкое руководство постепенно избавляются от всех, кто представляет хоть малейшую угрозу его власти.

Провозглашенный когда-то прежним премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу курс на поворот в сторону Востока проявляет себя во всей красе: Анкара постепенно налаживает и расширяет сотрудничество с Москвой, укрепляет партнёрство с Катаром, формируя новый центр силы в регионе, и в то же время сохраняет довольно напряжённые отношения с Западом, при этом не отказываясь от него.

Что касается кипрского урегулирования, то его положительный исход – в случае его достижения – благоприятно скажется не только на международном имидже Турции, но и избавит её от одного из камней преткновения в отношениях с Евросоюзом.

В.Аватков, А.Финохин

Иран вернулся в состояние покоя после выборов и терактов

Вот уже второй раз после президентских выборов в Иране витает противоречивая аура восторга по поводу победы Хасана Рухани. В 2013 г. атмосфера несколько отличалась – счастье, что наконец ушел Ахмадинежад, уведя за собой своих неоконсерваторов и «уклонистов». Счастье, что не одержал победу переговорщик по ядерной программе Саид Джалили, с поощрения западных медиа позиционирующийся как фаворит духовного лидера. Счастье увидеть новое правительство «умеренных» политиков, пришедших на выборы под лозунгом надежды и при поддержке тяжеловесов-прагматиков и реформистов в лице бывших президентов Хашеми-Рафсанджани и Хатами.

На волне эйфории немногие желали заострять внимание на политическом прошлом Хасана Рухани как важного функционера в различных профундаменталистских по своему составу и ориентации структурах; казалось, пришли перемены. Остальное мы уже знаем, перемены не торопились наступать, сдерживаемые институциональными скобами, противодействием консерваторов, несоответствием ожиданий и обещаний реальности, в общем, свободой маневра, которой у президента Ирана как у института власти вообще немного. Не исключение и Рухани – человек, вышедший из системы, и, несмотря на намерения осуществлять реформы на благо народа, в рамках этой системы и действующий.

Обещание разрешить ядерный вопрос, нависающий с начала 2000-х и особо обременительно – с 2012 г., когда санкции были введены против энергетического сектора Ирана, Рухани вместе с бодрой командой главы внешнеполитического ведомства Мохаммадом Джавадом Зарифом выполнил. Но во-первых, это, конечно же, не решило структурных проблем экономики, которые становились все ярче на фоне санкций. Во-вторых, не все санкции были сняты разом, тем более, что новая администрация США теперь обратила еще более пристальное внимание на ракетную программу Ирана (за неимением ядерной и «опций на столе» в связи с ней). В-третьих, даже при теоретически снятых санкциях, фактически реализация оказывалась не всегда возможной, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Например, инвестировать в Иран в крупных объемах стало возможно, но осторожность европейских инвесторов, группами направившихся в Иран, дала в результате ограниченное количество проектов на выходе. Возврат Ирану права пользования системой SWIFT не означал немедленного потока волонтеров из числа европейских банков выступить в качестве посредников. И хотя национальный банк провел показательные операции с использованием SWIFT, на практике сарафи-обменники, работающие по системе хавала, по-прежнему представляют собой более надежный способ проведения денежных операций, где один из контрагентов находится за границей. «Надежда» из лозунга нового правительства постепенно испарялась по мере того, как становилось понятно, что к лучшему изменилось немного, даже после условного «открытия Ирана миру».

Во второй для Рухани предвыборной кампании «умеренным» пришлось сложнее – в этот раз нужно было отвечать за предыдущие четыре, пожалуй, не очень успешных года. Как в своем паблике в Instagram едко отметил Ахмадинежад: «Вот вы, господин президент, предыдущие четыре года говорили, что все проблемы созданы командой предшественника. А теперь ошибочка выйдет-с – предыдущий президент-то вы!». В самом деле, последствия провальных проектов Ахмадинежада, возможно, не удастся вычистить и за два президентских срока, даже если бы вместо Рухани кресло занял покойный Рафсанджани. Но Ахмадинежад теперь, по сути, сам себе партия – организует и мобилизует сторонников, которых, на удивление внешнего наблюдателя, не так мало, тем более при тех финансах, что он, видимо, успел аккумулировать за свой президентский срок. Так что критика в адрес Рухани поступает от этой группы ударной волной, и на прошедших в мае выборах возымела свой успех. Во-первых, кандидат от консерваторов и глава фонда Астан-е Разави-е Кодс Эбрахим Раиси набрал более 15 миллионов голосов (39%), что довольно много из 40 миллионов, явившихся на избирательные участки, и даже 56 миллионов, обладающих пассивным избирательным правом, а также по сравнению с результатом победителя в лице Рухани с его 22 миллионами голосов (59%). Раиси, как и другие кандидаты, не предлагал четкой предвыборной программы, что было вполне заметно во время трех раундов дебатов кандидатов в президенты. Он, как и его коллега по партии Галибаф, пришел раскритиковать администрацию «умеренных», а помимо этого представить консерваторов, выступить подразумеваемым фаворитом рахбара и, по слухам, запущенным аффилированным с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) печатным органом, познакомить публику со своей кандидатурой возможного преемника духовного лидера. Само то, что подобный кандидат набрал такое внушительное количество голосов, дает повод задуматься – в чем же заключаются чаяния иранского народа? Предположим, что часть из этих 15 миллионов – те, что голосовали не за Раиси, а против Рухани как недовольные результатами реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), но таких в этой массе все равно не критическое большинство. Борьба консерваторов с реформистами/умеренными в экономическом смысле стала столкновением концепций управления национальным капиталом: стоит ли их отдать в распоряжение народа, раздать нефтяные доходы на стол каждой семье и вводить меры поддержки нуждающихся, или такая социальная политика – неразумный путь к трехэтажной инфляции, и капитал должен находиться в руках исключительно умелых управленцев, самостоятельно решающих социально-экономические проблемы страны.

Одна из самых острых проблем на сегодняшний день – занятость населения. За четыре года с ней не справился Рухани, а на прошедших дебатах кандидаты щедро обещали проблему решить, создав тысячи новых рабочих мест. По официальной статистике в стране 11% безработных, по неофициальной – в три раза больше. В реальности ситуация неутешительная: молодые люди с высшим образованием находятся в поисках работы и часто вынуждены работать не по специальности или искать работу вне Ирана.

Из позитивного – расширение медицинских услуг, которые можно получить по программе государственного страхования и улучшение международного образа Ирана, которое, однако, не принесло быстрых дивидендов.

Если выборы подали сигнал о серьезном столкновении двух лагерей, консерваторов и реформистов/умеренных, то теракты 7 июня в мавзолее Имама Хомейни и иранском парламенте, помимо трагического эффекта, предоставили консерваторам дополнительный повод для критики команды Рухани. Более того, версия о внутренних организаторах (в противоположность Исламскому государству (ИГ), запрещенному в России) как манифест разгоревшейся войны между двумя лагерями также высказывалась. Стоит отметить, что несмотря на подборки истории терактов в Иране, приводимые в СМИ, трагедия такого масштаба стала знаковой. Иран долгое время оставался спокойным островком в море окружающего его хаоса, несмотря на угрозы, исходящие со стороны соседей и ИГ. Основная масса терактов пришлась на неспокойный регион Систан и Белуджистан, и часть инцидентов порой оставалось предметом внутрирегионального, а не национального масштаба. Но чтобы подобное произошло днем в высоко охраняемых учреждениях столицы, такого, пожалуй, не случалось с 1981 г., когда на заре революции еще проявляла активность Организация моджахедов иранского народа (ОМИН).

Однако не стоит переоценивать всенародный шок – все довольно быстро вернулось к нормальному режиму жизни, тем более в регионах. Остался политический повод для критики Рухани, и нужно будет смотреть, чем она закончится к концу его второго срока и что он успеет сделать за следующие четыре года. Пока же не стоит делать выводы из радостных фотографий с улиц городов, празднующих победу Рухани – многие все-таки уверены, что в этот раз страна опять выбирала по принципу «наименее худший кандидат» из всех остальных.

Ю.Свешникова

К Дню Победы: опрос Центра востоковедных исследований в Турции

9 мая в России празднуется День Победы, один из самых важных праздников страны. К этой дате команда Центра востоковедных исследований провела небольшой опрос из 8 вопросов с четырьмя вариантами ответа среди граждан Республики Турция (случайная выборка) с целью узнать, что же турки знают об эпизодах II Мировой войны. События 1939-1945 годов на Турцию повлияли особым образом: хотя страна в то время и сохраняла нейтралитет, но всё же мобилизовала на время войны определенную часть мужского населения.

В тесте приняло участие 110 человек, 52 женщины и 58 мужчин, возрастом от 18 до 55 лет.

Приятным сюрпризом оказалась хорошая осведомленность турок о военных действиях между Советским союзом и нацистской Германией. 80% респондентов правильно смогли определить, что переломной в ходе войны на Восточном фронте стала Сталинградская битва. 76,36% смогли вспомнить, что страшную 900-дневную блокаду выдержал город Ленинград. Чуть больше половины опрашиваемых, 53,36%, даже смогли правильно дать ответ на вопрос: «Когда немецкие войска напали на Советский Союз?».

С событиями, происходившими на других фронтах II Мировой, ситуация несколько иная. Самым простым вопросом оказался вопрос об атомных бомбардировках Японии силами ВВС США — Хиросиму и Нагасаки назвали 98,18% участников опроса. Два человека же посчитали, что разрушенными оказались города Юкио и Мисима.

74,55% участников хорошо помнят, что первой жертвой гитлеровской агрессии оказалась Польша. Но Нюрнберг, как место суда над нацистскими преступниками, смогли назвать всего 50,91% респондентов. Интересно, что более успешными в ответе на этот вопрос оказались турчанки, 57,69% дали верный ответ, среди мужчин же справились только 44,83%. Почти четверть, 23,64%, предполагают, что суд проходил под высоким, не ясным, но всё-таки неизмеримо высоким небом Аустерлица.

Довольно сложным оказался вопрос про Эль-Аламейнское сражение, важную операцию союзников на Североафриканском фронте. Несмотря на географическую и историческую близость Турции и Египта, правильно ответить на вопрос смогли только 48 человек, то есть 43,64% респондентов.

Самым же сложным вопросом, с которым справиться смогли только 30,91% опрошенных, оказался вопрос о дате вступления Турции во II Мировую войну на стороне антигитлеровской коалиции. Событие это произошло 23 февраля 1945 года. 29,09% участников посчитали, что Турция вступила в войну 10 июня 1945 года, это второй по популярности ответ. 26 человек, 23,64%, выбрали вариант «30 сентября 1944 года», а 16,36% — 8 мая 1945.

Из последнего вопроса становится более или менее ясно то место, которое II Мировая война занимает в исторической памяти турецкого народа. Турки достаточно хорошо знакомы с основными событиями, происходившими в то время, но роль Турции в этих событиях им мало известна. Причина этому — вышеупомянутый нейтралитет. Из-за стратегически выгодного положения Республики Турция перед Второй мировой войной как союзники, так и страны «оси» пытались включить её в свой блок. Турецкое руководство же понимало, что страна ещё слишком слаба, чтобы вступать в крупные войны. Из-за этого с 1939 по 1945 год, формально соблюдая нейтралитет, Турция играла роль «слуги двух господ», попеременно помогая двум воюющим сторонам. Всю войну Турция поставляла Третьему рейху хромиты, стратегически важный материал при производстве оружия и военной техники. В 1942 году, во время Сталинградской битвы, турецкие войска были сконцентрированы в районе кавказской границы, неподалеку от Батуми. В Турции активно действовала нацистская пропаганда, руководимая немецким послом Францем фон Папеном. Разрабатывались планы по подрыву СССР изнутри с помощью тюркского фактора. При этом — все же Турции к концу войны смогла сделать правильный выбор и оказаться среди стран-победителей, основавших ООН.

Очевидно, что осведомленность турецких граждан о событиях Войны не слишком высока — со всеми вопросами теста удалось справиться только 3 турецким женщинам, и одному турецкому мужчине из возрастной группы 41-55 лет. Хотя данный показатель весьма условен в связи с малочисленностью опрошенных, в целом — он демонстрирует сложившуюся реальность.

Вторая мировая война является поворотным моментом в мировой истории. Подвиг героев, в том числе и турецких борцов с фашизмом, не должен быть забыт, а может и должен оставаться примером для следующих поколений. Поздравляем всех с великим праздником Победы!

команда Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии

(Опрос подготовлен В.Аватковым и А.Рыженоквым)

Китай: апрель 2017 г. (дайджест)

Во внешней политике можно выделить: визит председателя Си Цзиньпиня в США, кризис вокруг Северной Кореи, ситуацию с южнокорейской ПРО THAAD.

Во внутренней политике: продолжающая кампания по борьбе с коррупцией, экологическую кампанию, спуск второго китайского авианосца.

Внешняя политика

Китай и Россия

13 апреля визит в Россию нанес вице-премьер Госсовета Чжан Гаоли. Стороны обсуждали вопросы упорядочивания двухстороннего сотрудничества и реализации новых двусторонних инициатив. В ходе визита Чжан Гаоли встретился с президентом России В.Путиным, с зам. председателем правительства А. Дворковичем, главами Роснефти И. Сечиным и Газпрома А. Миллером.

18 апреля с трехдневным визитом в Россию прибыл председатель Постоянного Комитета ВСНП (Всекитайского собрания народных представителей) Чжан Дэцзян. Стороны обсудили вопросы двухстороннего сотрудничества в области законодательства и информационных технологий. В ходе визита Чжан Дэцзян встретился с президентом России В. Путиным, с председателем Госдумы РФ В. Володиным и с председателем Совета Федерации РФ В. Матвиенко.

21 апреля на встречи министров иностранных дел РФ и КНР министр иностранных дел КНР Ван И заявил, что Китай готов работать с Россией в деле урегулирования в горячих точках.

28 апреля КНР и РФ дали старт работам по созданию совместного широкофюзеляжного самолета. Будущий проект рассчитан на 280 посадочных мест и должен составить конкуренцию лидерам рынка производителей гражданской авиации.

В опубликованной Госсоветом КНР концепции внешней политике в Азии, отношения с РФ были поставлены на второе место, а Россия была названа стратегическим партнером. Организация ШОС в списке оказалась на предпоследнем месте.

Китай и США

В минувшем месяце наиболее содержательной повесткой для китайской дипломатии стали отношения с США. 6-7 апреля лидер КНР посетил с официальным визитом Соединенные Штаты. Встреча носила закрытый характер. По официальным данным стороны обсуждали торговую повестку, ситуацию в Северной Корее и региональные вопросы. После данной встречи в двухсторонней повестке стала доминировать ситуация вокруг Северной Кореи.

23 апреля Си Цзиньпин провел телефонные переговоры с Д. Трампом, в ходе которых говорил о необходимости сдержанности в отношении Пхеньяна. Вместе с этим стоит отметить улучшение двусторонних отношений. Подтверждением служит отказ Д. Трампа 28 апреля на телефонный разговор с президентом Тайваня Цай Иньвей, “не причинять трудности” Си Цзиньпину.

В конце месяца Госсовет КНР опубликовал концепцию внешней политики Китая в Азии, где отношения с США были поставлены на первое место.

Китай и Северная Корея

В вопросе Северной Корее КНР занимает двоякую позицию. С одной стороны, Пекин заявляет о невозможности военного решения, с другой вводит оказывает давление на Пхеньян на разных треках. Так, 10 апреля пресс-секретарь МИД КНР Хуа Чуньин заявила, что эскалация на корейском полуострове нежелательна. 12 апреля специальный представитель Китай по делам корейского полуострова У Давей возможные санкции будут касаться экономической сферы.  В этот же день, официальный представитель МИД КНР Лу Кан разъяснил выдвинутую Пекином формулу “двуединого подхода”. Суть ее заключается в процессе поэтапной приостановке ядерной программы в обмен на продвижение мирного процесса.

25 апреля пресс-секретарь МИД КНР Гэн Шуан заявил о сложности ситуации на корейском полуострове. Кроме этого он призвал не делать “резких движений”, которые могут привести к эскалации конфликта.

Китай и Южная Корея

В связанном с кризисом вокруг ядерной программы Северной Кореи вопросе южнокорейской системе ПРО THAAD. 27 апреля пресс-секретарь МИД КНР Гэн Шуан призвал США и Южную Корею остановить разворот ПРО. Данная система ПРО, по мнению спикера, только снижает уровень безопасности и способствует эскалации конфликта на корейском полуострове.

Днем ранее в редакционной статье Global Times (англоязычное издание, выражающая официальную точку зрения правительства) прозвучали предостережения в адрес Южной Кореи по поводу размещения ПРО. Там же говорилось, что кризис вокруг ракетно-ядерной программы в Северной Кореи вина не только Пхеньяна, но и Сеула.

Китай и Ближний Восток

3 апреля агентство Синьхуа опубликовала интервью с китайским послом в Иордании Пань Вейфанем, которые подчеркивал углубление экономического взаимодействия между странами.

10 апреля официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин призвала к расследованию под эгидой ООН инцидента с применением химического оружия 4 апреля в сирийском городе Хан Шейхун, провинция Идлиб. Только после того, как у международного сообщества окажутся неопровержимые доказательства химической атаки со стороны правительства, можно будет обсуждать меры против Дамаска – подчеркнула представитель МИД КНР.

18 апреля с визитом в Турцию посетил вице-премьер КНР Лю Яндунь. В ходе визита Лю встретился с президентом Турции Р. Эрдоганом, с премтер-министром Б. Йылдырымом, с замом премьер-министра Т. Тюркешем и вице-премьером М. Шимшеком. Стороны осуждали вопросы экономического (в том числе президент Эрдоган выразил желание присоединиться к инициативе Шелкового Пути), культурного, антитеррористического, рекриационного, спортивного взаимодействия.

23 апреля представители КНР и ИРИ (Исламской Республики Иран) подписали договор о реконструкции реактора на тяжелой воде в Араке.

24 апреля на встрече министров иностранных дел КНР и Египта министр иностранных дел Египта заявил о необходимости углубления двухстороннего сотрудничества между странами, в том числе в проектах Шелкового пути.

24 апреля министр иностранных дел Ван И заявил, что Китай готов участвовать в послевоенном восстановлении Ирака.

Китай-Индия

Между двумя странами снова обострился территориальный спор, из-за визита Далай-ламы. 5 апреля официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин раскритиковала предложение индийских властей к Далай-ламе посетить спорные китайско-индийские территории. Несколько позже другой официальный представитель МИД КНР Лу Кан назвал визит Далай-ламы “позорным шоу”.

Китай-Пакистан

В конце апреля совершил свой первый полет самолет JF-17, который является совместным проектом Китая и Пакистана для ВВС Пакистана.

20 апреля, пакистанский порт Гвадар был передан китайской правительственной компании в аренду на 40 лет. Данный порт должен стать опорной точкой в торговле, связывающий КНР и страны Африки и Ближнего Востока. Ранее, Китай и Пакистан достигли договоренности о создании торгового коридора Синьцзянь-Гвадар.

Китай-Вьетнам

17 апреля Председатель Всекитайского комитета Народного политического консультативного Совета КНР Юн Чжэншэн провел встречу с министром иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минем. По итогам встречи, стороны пришли к мнению, что Китай и Вьетнам должны усилить сотрудничество, в том числе и в рамках проекта Шелковый путь. Кроме этого, сторонам необходимо разрешить все имеющиеся противоречия и двигаться к стратегическому партнерству.

Китай-Мьянма

10 апреля во время встречи президентов Китая и Мьянмы, стороны договорились о достройке совместного нефтепровода между мьянмским портом Кяокпю и китайским городом Куньминь.

Внутренняя политика

Борьба с коррупцией

11 апреля Госсовет КНР опубликовал список перестановок в своем аппарате, а также замены в руководящих должностях в провинциях.

Продолжена была антикоррупционная кампания. По заявлению центральной комиссии КПК по проверке дисциплины более 85 тысяч чиновников были, как минимум, уволены со своих должностей по итогам первого квартала 2017 года. В их число входит 14 чиновников провинциального и порядка 400 человек окружного уровня.

28 апреля был опубликован список из 22 крупных чиновников, скрывающихся за рубежом от правосудия, при этом, число беглых чиновников, по статистике Национального статистического Бюро сократилось в пять раз.  26 и 27 апреля еще трем крупным чиновникам (бывшему главе Национального статистического бюро КНР Ван Баоаню, зам.губернатора провинции Сычуань Ли Ченюню и вице-губернатору провинции Аньхой Чэнь Шулун ) были предъявлены обновления во взяточничестве.

Экономика

27 апреля государственное агентство Синьхуа сообщила, что в 2017 году Китай продолжит активные структурные реформы в экономике. Продолжится реформа в налоговом и финансовом секторе, будут приняты меры для сокращения перепроизводства нового жилья, особое внимание будет уделено взаимосвязи экономики и экологии.

По данным Национального статистического бюро КНР за первый квартал 2017 года в 18 из 70 городов снизилась стоимость квадратного метра нового жилья. ВВП страны за указанный период вырос на 6,9 процента, что выше запланированного на 0,4 процента. Инфляция за этот же период выросла на 0,9 процента.

25 апреля власти КНР опубликовали квартальный экономический отчет. Официальный уровень безработицы за первый квартал 2017 года снизился до 3,97 процента, при этом было создано более 3,3 млн. рабочих мест, выросли показатели предложения новых вакансий. Данные цифры демонстрируют позитивные тенденции в китайской экономике, они превосходят показатели последней четверти 2017 года и выше ранее запланированных.

Борьба с экстремизмом и терроризмом

14 апреля министр безопасности КНР Го Шенкун подвел итоги 2016 года и обозначил перспективы на 2017, в том числе в вопросах борьбы против экстремизма, терроризма, сепаратизма (трех зол). В рамках этой кампании запланирована несколько крупных антикоррупционных учений, в том числе с привлечением частей регулярной армии.

25 апреля власти КНР опубликовали черный список имен для новорожденных детей. Дети с такими именами не смогут пользоваться государственными системами образования и здравоохранения.

Экология

Власти КНР продолжили кампанию по улучшению экологической ситуации в стране. 26 апреля премьер-министр КНР Ли Кэцян заявил о дополнительном финансировании правительственного агентства, занимающегося проблемами загрязнения воздуха. 25 апреля в Пекине стартовала 100-дневная кампания по борьбе с загрязнением воды. В рамках этой кампании будет проинспектированы предприятия на предмет выбросов в воду и в атмосферу, проверены будут на предмет нарушений мусорные свалки.

Космос и военные технологии

В апреле в Китае была создана коалиция университетов и исследовательских институтов (48 различных учреждений) по изучению космоса. 12 апреля запущен новейший спутник связи. 20 апреля был запущен первый китайский грузовой корабль “Тяньчжоу-1”

23 апреля КНР спустила на воду второй авианосец Тип 001а. Новый корабль представляет из себя модернизированную версию советского авианесущего крейсера проекта 1143 “Кречет”.

Общество

13 апреля КПК совместно с Госсоветом КНР опубликовали десятилетний план развития молодежи в КНР. План включает в себя кампании на воспитание молодежи, прививания им ценности патриотизма, социализма, а также идею “китайской мечты”.

Период апреля 2017 года для КНР был очень сложный, но одновременно его можно охарактеризовать как умеренно позитивный. С одной стороны, китайскому руководству пришлось прикладывать усилия для урегулирования кризиса вокруг северокорейской ракетно-ядерной программы, с другой, Китаю удалось достигнуть прогресса в отношении с США и рядом других стран.

В отношениях с Россией подтвердился статус стратегического партнёрства. Два визита высокопоставленных представителей КНР в Россию, заявления официальных лиц КНР определили позитивную динамику двухсторонних отношений в политике.

Не без большого вклада китайской дипломатии удалось частично снизить напряжение в северокорейском кризисе. Несмотря на заявления Пхеньяна о продолжении испытаний, на практике, после угроз со стороны США, произошло два пуска ракет, без каких-либо реальных угроз Южной Корее и Японии (одна, по сообщениям южнокорейских СМИ взорвалась при старте, вторая упала на территории Северной Кореи, не достигнув первоначальных целей) и одни артиллерийские учения. Кроме этого, можно увидеть первые небольшие шаги снижения уровня конфликта.

Отметить определенный успех по итогам месяца можно в отношениях с США. После визита Си Цзиньпина в начале месяца в США изменилась риторика президента США Д. Трампа, а в конце месяца Трамп отказался говорить по телефону с президентом Тайваня Цай Иньвей, так как это бы навредило отношением с Китаем.

В обозначенный период Китаю удалось заключить несколько важных и выгодных для себя договоров и соглашений с рядом стран. Вместе с этим стоит отметить обострения пограничного конфликта с Индией в связи с визитом Далай-ламы в спорные территории.

Во внутренней политике необходимо отметить ряд успехов, в первую очередь связанных с экономикой и космосом. Продолжается антикоррупционная кампания и борьба против “трех зол”.

П.Прилепский

Youtube-канал Центра востоковедных исследований

Мы запустили Youtube-канал Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии. Первое видео создано по итогам международного конкурса им. Е.М. Примакова.

Подписывайтесь и приглашайте коллег!

Финалисты международного конкурса им. Е.М.Примакова

На международный конкурс студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова поступило 138 заявок из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Италии, Казахстана, Кыргызстана, Сирии, Таджикистана, Турции, Узбекистана, Украины/ДНР, Эстонии, а также таких городов России, как Москва, Казань, Санкт-Петербург, Барнаул, Кемерово, Екатеринбург, Воронеж, Волгоград, Нижний Новгород, Александров, Саратов, Белгород, Челябинск, Новосибирск, Орел, Киров, Краснодар, Нижневартовск, Тамбов, Владимир, Тюмень, Вологда, Махачкала, Пермь, Симферополь, Георгиевск, Пятигорск.

Принято решение определить не 15, а 20 финалистов. Победители будут объявлены на конференции, которая пройдет 15-го апреля.

Конкурс и конференция проводятся Центром востоковедных исследований, МО и ПД и Центром внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова, при содействии ИВ РАН и Дипломатической Академии МИД РФ. Подробности — в информационном письме .

Список финалистов: 

  1. Антипов Андрей Михайлович (Россия, Кемерово, КемГУ), «Реабилитация и героизация нацизма на Большом Ближнем Востоке»
  2. Гузель Ангелина (Эстония, Тарту, Университет Тарту), «Building Collective Memory of Turkey: the Place of the Armenian Genocide»
  3. Денисенко Кристиана Яновна (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), «Дефицит водных ресурсов на Ближнем Востоке и пути его преодоления»
  4. Егошин Владислав Николаевич (Россия, Санкт-Петербург, СПбГУ), «Сирийский конфликт как поле информационной борьбы России и США»
  5. Кантарбай Жанара Берикбайкызы (Казахстан, Алмата, Университет международных отношений и мировых языков имени Абылай хана), «The conflict between Israel and Palestine»
  6. Лабуткин Никита Сергеевич (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), Ирано-саудовские отношения на современном этапе как фактор складывания многосторонней системы региональной безопасности на Ближнем Востоке
  7. Меньшикова Екатерина Сергеевна (Россия, Челябинск, ЧелГУ), «Подходы к разрешению сирийского конфликта: женевская и астанинская конференции через анализ парадигм «постмодернизма» и «неомодернизма» в международных отношениях»
  8. Надтока Руслан Вугарович (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), «Роль частных военных компаний в контексте конфликтов на Ближнем Востоке: опыт Ирака и Афганистана»
  9. Оганесян Тарон Грайрович (Армения, Ереван, Армянский государственный университет), «Изменения в Конституции Турции в контексте ограничения роли армии в политических процессах (2010-2016 гг.)»
  10. Отинов Дмитрий Александрович (Россия, Пермь, ПГНИУ), «Ирак и Сирия против ДАИШ: предпосылки конфликта и его перспективы»
  11. Павлючкова Карина Сергеевна (ДНР/Украина, Донецк, ДНУ), «Турецкая Республика между Западом и Востоком. Путь в «объединённую Европу»
  12. Петренко Александр Игоревич (ДНР/Украина, Донецк, ДНУ), «Роль и место Ирана в современной системе международных отношений»
  13. Прилепский Павел Александрович (Россия, Москва, ГАУГН), «Китай и Ближний Восток: возможные тенденции в сотрудничестве»
  14. Рыженков Андрей Сергеевич (Турция, Бурса, Uludağ Üniversitesi),«Сирийские мигранты в современной Турции: особенности сообщества и его социокультурной адаптации»
  15. Сбитнева Алина Игоревна (Россия, Москва, ДА МИД РФ), «Турецкая Республика в контексте «арабской весны» и современной расстановки сил на ближневосточной арене»
  16. Сукиасян Сона Сааковна (Армения, Ереван, ЕГУ), «Отношение к операции Турции “Щит Евфрата” на примере туркоязычных записей в Твиттере (#fıratkalkanı)»
  17. Тарасенко Дмитрий Александрович (Россия, Москва, ДА МИД РФ) – «Особенности противостояния терроризму в Арабской Республике Египет на современном этапе»
  18. Течиев Ислам Исмаилович (Россия, Симферополь, Таврическая академия КФУ им. В.И. Вернадского), «Салафизм: от традиции к нововведениям»
  19. Финохин Александр Сергеевич (Россия, Москва, ДА МИД РФ), «Образ Р.Т. Эрдогана как политического лидера в контексте взаимодействия с турецким электоратом»
  20. Чубуков Максим Юрьевич (Россия, Санкт-Петербург, СПбГУ), «Факторы, влияющие на формирование территориально-политической системы Курдистана»

Поздравляем финалистов и желаем творческих успехов всем участникам конкурса!