Арабские страны: июль-август 2017 г. (дайджест)

 

Период с июля по август 2017 года для арабских стран характеризовался обострением палестино-израильского противостояния; успехами антитеррористических коалиций на фронтах Сирии и Ирака; прямым включением в войну против террористов «Исламского государства» (ИГ) и Джабхат Фатх аш-Шам (запрещенных в Российской Федерации); плодотворным взаимодействием между Россией, США и Египтом по организации зон деэскалации в Сирии; обострением внутриполитического кризиса в Марокко; работой российских дипломатов по укреплению связей с партнерами в Персидском Заливе.

 

ИРАК

 

9 июля премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил о завершении операции по освобождению Мосула от террористов ИГ. Данный эпизод войны против терроризма на иракском театре военных действий имел стратегическую значимость как с точки зрения территориального контроля и расположения фронтов, так и исходя из идеологического посыла. При этом за Мосул пришлось дорого заплатить — по различным данным, потери иракских силовых структур составили порядка 30 тысяч человек, среди гражданских жертвами действий террористов и бомбардировок коалиции стали около 7 тысяч его жителей. Восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, а также жилья в Мосуле, по предварительным оценкам, потребует около миллиарда долларов. Всего на восстановление экономики северного Ирака потребуется порядка 70 миллиардов долларов. В этих условиях иракцы начинают диверсифицировать свои внешнеполитические контакты, поскольку фигура спонсора в их положении приобретает сакральное значение.

В июле Иракский министр внутренних дел посетил Саудовскую Аравию, где договорился о создании объединённого штаба по вопросам обмена развединформацией. С подобным визитом посетил Иран иракский министр обороны, в августе получивший приглашение из Эр-Рияда и частично взявший на себе посреднические функции по нормализации диалога между этими странами по достаточно актуальному вопросу посещения иранскими паломниками святых мест на территории Саудовской Аравии. Здесь также необходимо отметить, что МВД и Федеральная полиция, возглавляемые К. аль-Аараджи, имеют не только высокую боевую репутацию, но и не уступают по численности и технической оснащенности частям Министерства обороны, соответственно влиятельность министра напрямую сказывается на его высокий уровень его полномочий в переговорной позиции. В тоже время спикер иракского парламента принял с визитом коллегу из Турции, по итогу которого объявил, что Ирак приветствует Турции в освобождённых от ИГ регионах для их восстановления и строительства. В Москве с визитом оказалась другая влиятельная фигура с иракского политического небосклона — бывший премьер Нури аль-Малики. По части контактов Российской Федерации и Ирака также поступила информация о серьезном контракте на приобретение Багдадом большой партии российских танков Т-90. Является ли данный эпизод частью традиционной для Ближнего Востока «военно-технической дипломатии» или данью качественной технике, хорошо зарекомендовавшей себя в боевых действиях в данной климатической зоне? Скорее всего и то и другое.

Однако наиболее примечательным в череде дипломатических контактов иракцев с ключевыми игроками в регионе представляется визит шиитского политика-богослова Ирака Муктады ас-Садра в Саудовскую Аравию в конце июля. О содержании и результатах переговоров ас-Садра в Джидде крайне ограниченная информация. В официальной сводке саудовских СМИ отмечался лишь взаимный настрой сторон видеть Ирак территориально целостным, единым и сильным в борьбе с терроризмом. Влиятельность богослова в Ираке имеет многоуровневый характер. Так, блок Ахрар, возглавляемый ас-Садром, имеет 32 места в парламенте Ирака. Именно ас-Садр, как никакой другой иракский лидер, может вывести на улицы сотни тысяч людей, его сподвижники  являются de facto основной частью достаточно боеспособного подразделения иракских сил народного ополчения аль-Хашд аш-Шаабий. Данная ситуация является свидетельством не только запущенного процесса переформатирования союзных связок в регионе на межгосударственном уровне, но и динамического оформления борьбы за власть уже в самом Ираке в свете приближающихся выборов.

 

КАТАР

 

На протяжении июля-августа 2017 г. «соседский кризис» вокруг Катара продолжает демонстрировать живучесть при одновременном падении в интенсивности и накале. Подобная динамика конфликта объясняется, в первую очередь, исчерпанием прямых рычагов воздействия друг на друга у сторон конфликта из легального и наиболее доступного арсенала. Предсказуемо получив отрицательный ответ на ультиматум, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Мавритания Бахрейн и ОАЭ ограничились откровенно пустой угрозой о бойкоте Чемпионата мира по футболу от 2022 года, который должен пройти в Катаре, апеллируя к кодексу Международной федерации футбола. Там указывается, что организация должна перенести чемпионат мира в другую страну в случае наступления чрезвычайных ситуаций, роль которых в данном случае выполняет «поддержка терроризма» Дохой. Опять-таки предсказуемо данный запрос не оказал никакого видимого эффекта ни на одну из сторон. Отдельно отметим, что сами принципиальные борцы с терроризмом – ОАЭ и Египет, не гнушаются катарским газом. ОАЭ как ни в чем не бывало продолжает получать природный газ по трубопроводу  Dolphin, а Египет принимает поставки СПГ.

В пользу данного тезиса также свидетельствует череда откровенно пропагандистского фальсификата в СМИиК Залива. Так, в июле изданием WatanaNews был обнародован «секретный документ», свидетельствующий о том, что Катар пригрозил Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива выходом из этой организации, если по истечении  трех дней с Дохи не будут сняты все санкции. Перед этим телеканал ОАЭ Dubai TV распространил репортаж о проведении в столице Катара антиправительственной демонстрации, к разгону которой были привлечены «турецкие солдаты». Переход к подобной быстро опровергаемой дезинформации говорит скорее об инерции, чем о реальном противостоянии на данном этапе.

Второй значимой причиной именно такого развития событий стало отсутствие поддержки саудовско-египетско-эмиратской позиции со стороны сразу нескольких ключевых акторов в регионе. Так, во время июльского визита госсекретаря США в Доху был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма, что очевидно вступает в противоречие с обвинениями, выдвигаемыми против Катара. Характеристика Р. Тиллерсоном позиции катарской стороны в конфликте как «искренней и очень разумной» ставит крест на всех спекуляциях вокруг мнения Вашингтона по этой проблеме. Одновременно в первую неделю августа на территории Катара с вполне понятным подтекстом прошли совместные турецко-катарские военные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронированной техники.

В то время как продуктовая изоляция не состоялась, в том числе, благодаря воздушному мосту и грузовым судоперевозкам из Ирана. В эмират поставляются питьевая вода, мясо птицы, томатная паста, рис, консервированные фрукты и овощи, молочная продукция, средства бытовой химии и товары для ухода за домом, средства личной гигиены.

Таким образом, на фоне противостояния «изолированный» Катар упрощает визовый режим для граждан 80 стран. В итоге Доха оказывается более «открытым и демократичным государством» по сравнению со своими соседями по ССАГПЗ, строго соблюдающими условия достаточно жесткого визового барьера. И в итоге в качестве первого зримого шага к нормализации отношений возникает решение Саудовской Аравии открыть границу между двумя странами для совершения хаджа катарскими гражданами к главным исламским святыням в Мекке и Медине, в рамках которого саудовский монарх распорядился отправить в Доху несколько частных лайнеров, чтобы «доставить катарских паломников за счёт его личных средств».

 

СИРИЯ

 

В Сирии террористические группировки терпят поражения практически на всех имеющихся фронтах и направлениях. С начала июля свыше 40 стационарных нефтяных насосных станций снова оказались под контролем правительства Сирии. Террористы вытеснены из ключевых нефтедобывающих районов Ракки. Так, под контроль государства возвратились нефтяные районы Дабсан, Дайлаа, Рамилан, Тбисан, Саура, Вахаб, близ Эс-Сухне. Хотя в функциональное состояние месторождения вернутся не скоро, поскольку отступающие боевики уничтожают все объекты инфраструктуры.

Также 21 августа поступили сообщения о полном освобождении от террористического элемента провинции Алеппо. Правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли существенное поражение крупной группировке ИГ в центральной части Сирии – всего от боевиков освобождено 50 населенных пунктов и более 2,7 тысячи квадратных километров сирийской территории. Даже несмотря на тот факт, что «котлы» в пустыне считаются понятием достаточно относительным, в конце августа в провинции Хама в районе селений Хамди аль-Омар, Суха, Наамия, Акербат были окружены крупные группировки боевиков ИГ. Такой же «котел» формируется в соседней провинции Хомс, где была возвращена под контроль важная стратегическая точка бывший крупнейший опорным пунктом ИГ в провинции – город Эс-Сухне. Протяженность фронта, на котором ведется наступление, увеличилась 27 августа, когда подразделения сирийской армии совместно с союзными шиитскими отрядами, при воздушной поддержке российских ВКС полностью разгромили ИГ в долине реки Евфрат в районе города Ганем-Али.

Следующей целью правительственных войск должен выступить Дейр-эз-Зор, куда бегут террористы со всей площади освобождаемой территории. При это ВКС России работают на перспективу круглосуточно выявляя и уничтожая бронетехнику, пикапы с тяжелым вооружением и автомобили боевиков до того, как они попадают в плотную городскую застройку, тем самым облегчая бойцам грядущий штурм и косвенно минимизируя неизбежные потери среди гражданского населения, которые возникают при освобождении городских кварталов.

Параллельно с боевыми действиями против террористов протекает политический процесс, воплотившийся в реализации нескольких зон деэскалации. 7 июля было подписано совместное российско-американское соглашение при участии Иордании о создании зоны деэскалации конфликта на юго-западе Сирии, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра. 24 июля аналогичное соглашение было подписано относительно создания мирной зоны в пригородном районе Дамаска Восточная Гута, население которого составляет не менее 1,2 миллиона человек. Отмечается, что соглашения были подписаны по результатам проведённых в Каире переговоров представителей Минобороны России и умеренной сирийской оппозиции при посредничестве египетской стороны. Согласно данному договору, боевики из группировки «Джейш аль-Ислам», с представителями которой было подписано соглашение, сохраняют за собой легкое стрелковое оружие, сдают все тяжелое вооружение, разминируют минные поля и демонтируют КПП. В Восточную Гуту получает доступ сирийская правительственная администрация, но не Сирийская Арабская Армия. М.Аллюш, лидер «Джейш аль-Ислам», изъявил желание, чтобы в Восточную Гуту были введены отряды египетских миротворцев по образцу 600 российских военных полицейских на севере Сирии и отряда в 400 военных полицейских в Дераа. Документами также определены границы зоны деэскалации, места развёртывания и полномочия сил контроля деэскалации, а также маршруты доставки населению гуманитарной помощи и свободного прохода жителей

Вместе с тем в провинции Идлиб, которая стала приютом для всего спектра сирийского антигосударственного элемента, повсеместно на протяжении всей второй половины июля продолжались ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и формированиями группировки «Ахрар аш-Шам». Последняя представляет собой повстанческую группировку исламистского толка, которая пользуется поддержкой Турции и Саудовской Аравии. Только с 19 по 21 июля в боях погибли свыше 90 человек, в том числе 15 гражданских лиц. В этом контексте считается, что эвакуация боевиков полностью устраивает власти в Дамаске, которые таким образом решают множество задач военно-политического свойства при минимальных издержках. Взамен на оставление своих позиций в повстанческих городах и районах – либо с лёгким стрелковым оружием на руках они отправляются именно в Идлиб, либо отказываются вести подрывную работу против режима и подвергаются амнистии (последних, к слову, оказывается на порядок меньше).

Выбор Идлиба боевиками в качестве своего эвакуационного аэродрома объясняется тем, что прочие зоны деэскалации в провинциях Алеппо, Латакия, Хама, Хомс, Дераа, Кунейтра и Дамаск, как можно понять, будут иметь ограниченный во времени характер. У вооружённой оппозиции ничтожно мало шансов удержать свои анклавы вне Идлиба, тем более, когда им приходиться делить там территорию с наиболее радикальными группировками, на которых режим прекращения боевых действий не распространяется.
Несмотря на тактические успехи и благоприятный стратегический прогноз некоторые эксперты опасаются того, что создание многочисленных зон деэскалации может привести к потере страной суверенитета, поскольку сами зоны снижения напряженности имеют шанс превратиться в зоны влияния различных иностранных государств.

С ноября 2016 года подразделения арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» при поддержке США окружали столицу «халифата», а в начале июня приступили к её непосредственному штурму. К началу августа под контролем ИГ оставалось порядка 10% всей территории провинции Ракка, которая вместе с её одноимённым административным центром до 2016 года находилась под полной властью террористов. Арабо-курдская коалиция отбила у «халифата» более двух третей всей территории провинции Ракка. Ещё около 22% районов этой сирийской области перешло под контроль правительственных войск Дамаска.

Тем временем авиация США стирает город с лица земли, открывая огонь по каждому зданию, где штурмующим оказывается сопротивление. По сообщениям гуманитарных НКО, только в период с 14 по 21 августа жертвами авиаударов в Ракке стали 167 мирных жителей. Стремясь минимизировать потери своих союзников, охваченные духом «гонки за столицы», желанием продемонстрировать ощутимый успех новой администрации в Вашингтоне перестали включать параметр недопустимости жертв среди гражданского населения в перечень требований при разработке операций.  Данная практика распространяется и прочие объекты, представляющие тактическое либо стратегическое значение для коалции. Так, 30 июля воздушные силы международной коалиции во главе с США отбомбились по поселению Абукемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где бомбардировке подверглась больница и спортивный клуб в результате чего шесть человек погибли и 10 получили ранения. Только за июль было совершено четыре подобных налета. А в конце июня самолеты коалиции нанесли три последовательных авиаудара по городу Аль-Маядин и деревне Ат-Деблян, в результате чего погибли 90 мирных граждан, включая женщин и детей.

Несмотря на подобный бескомпромиссный подход в августе продвижение бойцов СДС не окончилось конкретным результатом, который можно было бы предъявить в качестве демонстрации необоримой мощи коалиции. Периодические контратаки террористов отбрасывают как проправительственные силы, так и арабо-курдскую коалицию, что вынуждает штурмовать одни и те же кварталы по нескольку раз.

 

ЖЕНЕВА

 

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с отдельными значимыми результатами. В частности, возникла вероятность формирования единой делегации от трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» «московской» и «каирской». Подобные пертурбации стали возможны в силу корректировки позиции Высшего комитета по переговорам по отношению к президенту САР Б. Асаду – в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. Одной из причин понижения градуса риторики могло послужить изменение на сирийских фронтах, где позиции проправительственных сил заметно укрепились.

 

ЛИВАН

 

19 августа Ливанская армия объявила о начале наступления на позиции боевиков ИГ. Ливанские военные развернули операцию по ликвидации боевиков в районе населённых пунктов Рас-Баальбек и Эль-Каа, населенных христианами. Вооруженные силы страны используют против боевиков ракеты, артиллерийские орудия и вертолеты. Операцию поддержали сирийские власти – участок фронта в районе западных склонов гор Каламун взяли на себя подразделения сирийской армии и ливанского движения «Хизбалла». Уже через три дня ливанская армия взяла под контроль 80% территории на границе с Сирией, которая ранее была захвачена боевиками террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и ИГ. Однако 27 августа Армия Ливана объявила о прекращении боевых действий, причиной чего стало намерение Бейрута провести с боевиками ИГ переговоры об освобождении девяти военнослужащих, которые были захвачены в плен террористами в приграничном городе Арсаль в 2014 году. Данная операция происходит в соответствии с общесирийской динамикой по масштабному наступлению на позиции боевиков.

 

ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Палестино-израильский конфликт в июле вернулся в фокус международного сообщества. Причиной этому послужила установка израильтянами металлоискателей на Храмовой горе в Иерусалиме после убийства поблизости двух бойцов пограничной стражи (МАГАВ) 14 июля. Данная акция израильских властей спровоцировала вспышку недовольства у палестинской стороны сразу на нескольких уровнях. Так, Махмуд Аббас заявил о приостановке контактов с израильской стороной «на всех уровнях» до тех пор, пока «израильское правительство не отменит принятых им мер против мечети Аль-Акса и палестинского народа в целом». Затем на Храмовой горе произошли массовые столкновения между израильской полицией и мусульманами с применением камней с одной стороны и слезоточивого газа и резиновых пуль – с другой, что привело к человеческим жертвам.

Мусульмане собрались на Храмовой горе после того, как лидеры общины объявили о возобновлении молитв на этом месте. Это произошло после того, как израильские власти согласились убрать металлодетекторы и заграждения, установленные после убийства у комплекса двоих полицейских.

14 июля трое израильских арабов около Храмовой горы открыли стрельбу по полицейским, убив двоих человек. Нападавшие были убиты. Мечеть на Храмовой горе была временно закрыта, а израильские власти установили на комплексе металлодетекторы, камеры видеонаблюдения и заграждения. С осени 2015 года после очередного конфликта вокруг Храмовой горы в Израиле резко выросло количество уличных нападений радикально настроенных арабов на евреев, вследствие которых погибли более 270 палестинцев и более 40 израильтян.

Даже после демонтажа металлоискателей со всех входов на Храмовую гору в конце июля ситуация продолжала накаляться – тысячи израильских арабов-мусульман участвовали в городе Ум эль-Фахм в похоронах трех ликвидированных на Храмовой горе террористов, убивших двух бойцов МАГАВа. Похороны превратились в массовую антиизраильскую акцию. Участники похорон выражали свою радость по поводу совершенного террористического акта стрельбой в воздух из огнестрельного оружия и салютом. В условиях ползучей радикализации населения неудивительным представляется решение Европейского суда юстиции о сохранении за основными эмиссарами данного процесса, палестинским движением ХАМАС, статуса террористической организации.

На этом фоне израильские власти продолжили политику дальнейшей секьюритизации собственных территорий – 2 августа 2017 г. было объявлено о завершении работ по возведению 42-километрового участка стены безопасности в районе Хевронского нагорья. Решение о возведении данного участка разделительного барьера было принято правительством в марте 2016 г. в ответ на серию террористических атак, совершенных в Иерусалиме, Яффо и Петах-Тикве.

 

ЕГИПЕТ

 

Активное взаимодействие по целой группе проблемных вопросов между Каиром и Москвой в июле-августе закрепилось в сверке часов между министрами иностранных дел. Комплементарные позиции сторон  в отношении стабилизации региона Ближнего Востока и Северной Африки, прекращения его использования «террористами, наркодельцами и прочими представителями организованной преступности», требуют продолжения российско-египетского сотрудничества в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке и в более широком контексте повышения эффективности институтов ООН, а также всевозможных глобальных форумов. Данный тезис зафиксировали С.В. Лавров и С. Шукри на двусторонних переговорах в Москве 21 августа.

Безусловно, одним из наиболее волнующих для египтян вопросов остается проблема возобновления регулярного авиасообщения с Россией. Несмотря на то, что по заявлениям министра гражданской авиации Египта, на модернизацию систем безопасности и аэронавигации аэропортов страны будет выделено $ 360 млн, из которых $ 60 млн уже потрачено на развитие систем безопасности аэропортов, а еще $ 300 млн пойдет на модернизацию аэронавигационных систем, перспектива отмены запрета отодвинулась на 2018 г. Спекулировать жизнями своих граждан даже при наличии политической целесообразности Москва оказалась не готова.

Между тем место стратегического партнера крупнейшей арабской страны и традиционного центра силы в регионе является привлекательным сразу для нескольких внерегиональных игроков. США в этом году впервые за последние восемь лет проведут совместные с Египтом военные учения «Bright Star». Даже учитывая сравнительно небольшую численность американского контингента (около 200 человек), данное событие является достаточно прозрачным сигналом, подтверждающим проводимую кабинетом Д. Трампа реанимацию американо-египетских отношений.

Подобный месседж отправляет своему ценному торговому партнеру Париж – в июле в акватории Средиземного моря, прилегающей к Египту, а также в Красном море прошли франко-египетские учения ВМС «Клеопатра-2017». Ранее Египет осуществил беспрецедентные закупки вооружений во Франции, приобретя 24 истребителя «Рафаль», ракетный фрегат типа FREMM и ракетное вооружение на сумму 5,2 млрд евро, а также два пресловутых десантных вертолетоносных корабля типа «Мистраль», которые в свое время были построены для ВМФ России, но не проданы ей.

 

МАРОККО

 

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и далее по стандартному списку. Центром протестной активности стала историческая местность Риф на севере королевства, где диалог по линии власть-общество деградировал до состояния открытого противостояния. Митинг от 21 июля закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Ситуацию осложняет то, что местные жители считают себя весьма автономной общностью, «рифанцами», на чем спекулируют власти, инкриминируя протестующим сепаратизм. Несмотря на острый характер борьбы организации Hirak («Движение»), объединившей в своих рядах разрозненные группы оппозиции, риторика, приветствующая свержение верховной власти продолжает быть крайне непопулярной среди протестующих. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. При этом продолжающий оставаться над схваткой король Марокко Мухаммед VI действует в духе «отца народов». Так, 20 августа он принял сенсационное решение помиловать более 400 человек, осужденных за терроризм. Это решение вызвало большой общественный резонанс, так как было принято на фоне серии кровавых атак в каталонском Камбрильсе и Барселоне и финском Турку, вину за которые возлагают на граждан Марокканского Королевства.

 

Российская дипломатия в Персидском Заливе

 

Тем временем Россия на Ближнем Востоке продолжает действовать, исходя из долгосрочных государственных интересов, укрепляя связи с осевыми партнерами в ключевых точках региона. Так, министр иностранных дел С.В. в рамках своей поездки по странам Персидского залива в августе уже посетил Кувейт и ОАЭ. Ожидается, что основными темами переговоров в столицах аравийских государств станут кризисы в Сирии и ситуация вокруг Катара, а также развитие всего спектра двусторонних отношений со странами региона от торговых контактов до взаимодействия по формированию субрегиональной системы безопасности.

 

***

Летний сезон закончился без тектонических потрясений для арабских государств, фиксируемые в предыдущие месяцы тенденции получили прогнозируемое в соответствующих выпусках дайджестов развитие. Что касается Сирии и Ирака, где мы могли наблюдать прогрессирующий разгром террористических группировок на всей протяженности фронтов, то здесь и далее основной фокус будет смещаться в область политико-дипломатического процесса. Такие вопросы, как транзит власти, формирование новых партнерств, экономическое вспомоществование будут вытеснять новости с фронтов, если не в количественном, то в качественном отношении.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: апрель 2017 г. (дайджест)

Апрель для Ближнего Востока ознаменовался чередой встреч на высшем и высоком уровне как на внтурирегиональном уровне, так и на кроссстрановом. Были обозначены новые тенденции в подходе американской администрации по сирийскому конфликту, которые повлекли за собой столкновения с Москвой и Анкарой в публичном пространстве (каждое по собственному уникальному кейсу). Операции по освобождению Мосула и Ракки развиваются в рамках сценариев, отмеченных в дайджестах за предыдущие месяцы. В Египте война с террором получила новый виток эскалации. Йеменская кампании приносит саудовцам новые потери сразу на нескольких уровнях.

 Мосул. Седьмой месяц штурма

В апреле не было зафиксировано кого-либо «перелома» или хотя бы заметного продвижения в операции по освобождению Мосула. Источники сообщают о снижении потерь по сравнению с первой фазой штурма города, завершившейся в конце января 2017 г. В узких пространствах улочек Старого города западного Мосула бронетехника не может быть использована, сам масштаб операций перешел на ротный, максимум батальонный, уровень, линия соприкосновения по сравнению со штурмом восточной части сузилась в несколько раз. На десятках роликов, которые размещают в сети ресурсы обеих сторон, заметно, что и атакующие, и обороняющиеся действуют компактными группами, иногда в десяток человек не более. Боевики ИГ существенно снизил применение смертников на автомобилях, потому что противник уже не скапливается крупными силами, в то время как смертники ресурс в нынешних условиях быстро исчерпываемый. Большую часть работы сейчас выполняют снайперы — по отчетам, не менее трети всех потерь иракцы несут именно от снайперского огня. Именно поэтому  на некоторые угрозы военные США отвечают в непропорциональном масштабе – обрушивая целый дом, если в здание укрывается вражеский снайпер. Соотношение потерь за полгода боев в Мосуле находится на уровне 1:10 не в пользу иракцев. Размен территорий на людские ресурсы в подобных масштабах со стратегической точки зрения выступает «пирровой победой» — без выделения достаточных сил для удержания захваченной местности она снова перейдет под контроль противника, провоцируя новые штурмы и новые потери, а война для Иракского правительства взятием Мосула не заканчивается. Официальному правительству все сложнее проводить набор новых солдат, массовый рекрутинг в условиях «гонки за взятие столицы к сотому дню» не предполагает подготовку должного уровня, поэтому прогнозировать снижение потерь не приходится.

27 марта иракское командование приняло решение приостановить наступление на фоне резко возросшего числа жертв среди гражданского населения. Однако изменение тактики боевых действий спровоцировали и серьезные потери иракской армии (на форуме в Сулеймании 8–9 марта 2017 г., эксперты оценивали потери только Контртеррористической службы Ирака почти в половину всего состава). В материале за предыдущий месяц уже упоминалось, что американская коалиция не считает себя особо стеснённой в применении ударных систем, избирательность которых вызывает большие сомнения. Авиаудар 17 марта по жилым зданиям в мосульском районе Джадида стал крупнейшей «непреднамеренной ошибкой» коалиционных сил, повлекшей две сотни жертв со стороны мирных жителей. Далее только в период с 23 по 26 марта была получена информация о гибели 95 жителей города.

Генштаб ВС России рекомендовал контрпартнерам в Пентагоне и Объединённом комитете начальников штабов ВС США обратить внимание на методы, примененные при освобождении Алеппо: минимальное использование со стороны ВКС РФ авиаударов (полное их отсутствие на финальных этапах операции); формирование гуманитарных коридоров для вывода гражданских лиц с территории боевых действий и даже боевиков, пожелавших покинуть городскую застройку. В Мосуле подобные коридоры преднамеренно не создавались. Часть из примерно 4-тысячной группировки ИГ ушла на запад Ирака и в Сирию до замыкания кольца вокруг города. Когда оцепление по внешнем периметру западной части Мосула было сформировано (взятие под полный контроль пригорода западного Мосула Аль-Танек было самым значительным продвижением позиций штурмующих с начала операции  по освобождению западной части города) и террористы оказались отрезаны от своих баз в иракских аль­-Баадже и аль-Каиме, в «котле» оказались не только боевики, но и от 400 до 600 тысяч простых жителей. Использование коалицией «умных» бомб, к сожалению, совсем не является панацеей в вопросе минимизации потерь среди гражданских.

Сомнений по поводу того, что упорное сопротивление боевиков, рано или поздно, будет сломлено, нет. Вопрос в цене и сроках. Правительство в Багдаде называет конец весны предельным рубежом, до которого город будет очищен от террористов. Американский генералитет более сдержан в прогнозах.

Неизбежное освобождение Мосула является знаменательной вехой на пути восстановления иракской государственности, однако следующий кризис может разразиться почти сразу и иметь не менее деструктивные последствия. Проблематика статуса Киркука или референдума в Иракском Курдистане, о проведении которого в 2017 г. договорились Демократическая партия Курдистана и Патриотический союз Курдистана, касается весьма чувствительно на Ближнем Востоке пограничного вопроса, провоцирующего далекоидущие последствия при внесении изменений в текущее межевание на политической карте региона. Отношения Иракского Курдистана с шиитским правительством в Багдаде на протяжении последних лет осложнились по ряду причин, в том числе из-за противоречий по поводу контроля над местными нефтяными месторождениями и доходами от них. Пришедший к власти в 2014 году премьер-министр Хайдер аль-Абади проводит курс на нормализацию отношений с Курдистаном и признавал за ним право на самоопределение.

«Химическая атака». Последствия

4 апреля по западным СМИ со ссылкой на базирующуюся в Лондоне НПО «Сирийская обсерватория прав человека» прошла информация о том, что в городе Хан-Шейхун провинции Идлиб в результате удара с применением химического оружия «сирийских или российских самолётов» 80 человек погибли и 200 пострадали. Позднее Минобороны РФ сообщило, что удар по восточным окраинам Хан-Шейхуна нанесла сирийская авиация, и согласно российской версии произошедшего в результате были разбомблены цеха, где боевики производили боеприпасы с отравляющими веществами. Отрицая свою причастность, сирийские власти выразили готовность к проведению международного расследования обстоятельств предполагаемой химической атаки. Позицию о необходимости проведения тщательного расследования также выразили Российская Федерация и Европейский Союз. Однако за весь месяц не было организовано официальной экспедиции для сбора доказательного материала. Во-первых, провинция находится под контролем боевиков и доступ туда ограничен. Во-вторых, уже 7 апреля международное сообщество оказалось расколото по принципу одобрение/осуждение авиаудара, который был нанесен крылатыми ракетами «Томагавк» ВМС США по базе сирийских ВВС Шайрат близ города Хомс, что осложнило всю ситуацию. Таким образом, Вашингтон не только не поддержал инициативу партнеров по организации расследования, но и самостоятельно вынес приговор, отделавшись уже привычной формулировкой о доступе к «неопровержимым доказательствам», которые невозможно предъявить международному сообществу.

Акцию, которую президент Соединенных Штатов Дональд Трамп охарактеризовал как «пропорциональный ответ» на «химическую атаку в Идлибе» в Москве была воспринята как «грубое нарушение международного права и актом агрессии против суверенного государства». Временно было приостановлено действие меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, но фактически была брошена тень на репутацию российского государство, которое не только принимало непосредственное участие в процессе утилизации сирийского ХО, но и впоследствии выступило гарантом его отсутствия у официального правительства САР.

Единовременная силовая акция Вашингтона была положительно воспринята его союзниками, а также прибавила популярности Д. Трампу среди собственного электората. Подобный отклик на фактическое нарушение международного права провоцирует губительную динамику более частого обращения к подобным методам воздействия. Так, 12 апреля самолетами международной коалиции, возглавляемой США, был нанесен авиаудар по складу с химоружием террористической группировки «Исламское государство» в провинции Дейр-эз-Зор. От отравления ядовитыми веществами погибли сотни боевиков и мирных жителей, что снова, как и в Мосуле, ставит действия коалиции на грань, за которой начинается территория военного преступления.

Сирия

В таких условиях закономерными представляется заявление президента Сирии Б. Асада, в котором он сравнивает действия турецких войск, американских военных сил с присутствием террористов на сирийской территории. Это «вторжение», ценой которого становятся жизни граждан его страны.

Дипломатический инструментарий, гуманитарные миссии и процесс размежевания боевиков и правительственных войск могут спровоцировать определенные сигналы со стороны тех участников конфликта, которых не включили в переговорный формат. К сожалению, на Ближнем Востоке реалии таковы, что подобные сигналы приобретают форму вооруженной агрессии, терактов. Согласно договоренностям, достигнутым ранее правительствами Ирана и Катара, мирные жители и боевики покидают города Фуа и Кефрайя в провинции Идлиб, которые уже более трех лет находятся под контролем боевиков, а также населенные пункты Мадайя и Забадани в провинции Дамаск. Гуманитарная катастрофа в этих поселениях стоила жизни почти 20 тыс. человек и без проведения эвакуации это число продолжало бы расти. По словам очевидцев, для эвакуации в первый же день было выделено более 80 автобусов. Всего, как ожидалось, из четырех городов будет эвакуировано 30 тысяч человек. 15 апреля в результате теракта в районе Рашидин под Алеппо погибли 70 человек, более 130 человек ранены, среди погибших – женщины и дети, которые были эвакуированы из Фуа и Кефрая и находились на момент взрыва в автобусах.

«Щит Тигра» vs «Гнев Евфрата»

Несмотря на то, что за последние месяцы «Сирийские демократические силы» вплотную приблизились к Ракке и взяли район в плотное полукольцо с запада, севера и востока, демонстрируя серьезную угрозу второй столице ИГ (интенсивные потоки боевиков с семьями в направление Дейр аз-Зора подтверждают данный тезис), курдские племена на севере Сирии пригрозили прекратить наступление. Главы племен потребовали у западной коалиции установить на севере страны бесполетную зону, чтобы прекратить бомбежки региона турецкой авиацией. В ином случае Командиры курдских формирований обещают покинуть свои позиции у Ракки, чтобы самостоятельно защищать себя. Видимо, Вашингтон не способен обезопасить своих союзников уже и от авиаударов, поскольку обстрелы курдских деревень из танков и гаубиц начались еще в марте в кантоне Африн. Салих Муслим, лидер курдской партии «Демократический союз» (PYD) потребовал объяснений от руководства антитеррористической коалиции, которому турки непременно должны были заранее сообщить о проведении операции, в которой было задействовано 26 истребителей: «без одобрения коалиции турецкие самолеты не поднялись бы в воздух в регионе». Ранее, 25 апреля, турецкие ВВС нанесли авиаудар по Генштабу YPG на севере Сирии и позициям курдских формирований в иракском Синджаре.

«Военная акция Турции против курдов показывает, что Турция может быть союзником, но не партнером. Пришло время для стратегического пересмотра политики США», — написал в Twitter директор американского Совета по иностранным отношениям Ричард Хаас. Вместе с тем, представитель коалиции по борьбе с  ИГ полковник ВВС США Джон Дорриан сообщил, что Турция предупредила Вашингтон об ударе по курдским вооруженным формированиям в Сирии и Ираке менее чем за час, поэтому не произошло должной координации с союзниками по коалиции «Демократические силы Сирии». Подобную реакцию США одна сторона посчитала недостаточной, другая – оскорбительной. Дальнейшее проведение операции может оказаться под угрозой.

«Отступать есть куда»

Тем временем решением «правительства» террористической группировки ИГ «столица халифата» была перенесена из сирийской Ракки в Дейр-эз-Зор. По данным военных США, с помощью дронов они несколько недель наблюдали за тем, как Ракку покидают сотни «чиновников ИГ», направляясь в город Меядин, который находится немного южнее осажденного боевиками Дейр-эз-Зора на Евфрате.

Египет

В Египте продолжается война против террора. 9 апреля 2017 г. в египетских городах Танта и Александрия произошла серия скоординированных террористических актов. Террористы-смертники атаковали коптский и православный храмы в двух городах с разницей в несколько часов. В результате взрывов погибли 45 человек, более 140 человек пострадали.

Одним из примечательных итогов данной атаки послужил тот факт, что МИД Турции, выражая соболезнования, сделал это не только в адрес семей погибших, но и всего народа Египта, чего не было со времен июльской революции 2013 г. Возможно, это первый сигнал к тому, что турецкое руководство смирилось с фигурой А.Ф. Ас-Сиси в качестве главы АРЕ и готово восстанавливать подорванный потенциал отношений. Вероятной смене курса в отношении Египта могли способствовать переговоры, которые 3 апреля прошли между Д. Трампом и А.Ф. Ас-Сиси. По итогам встречи были сняты ограничения на контакты по военной и финансовой линиям между Вашингтоном и Каиром, Ас-Сиси был назван «дорогим другом» Трампа, а Египет стратегическим союзником США в регионе и партнером в борьбе с террором. Положительный эффект от контактов американской и египетской администраций также рассматривается в качестве фактора, повлиявшего на улучшение отношений на саудовско-египетском треке. Саудовские власти возобновили прерванные осенью 2016 года поставки нефти и продуктов её переработки в Египет, что плачевно сказалось на контракте по поставкам нефти в Египет из Ирака, который к неудовольствию Багдада был аннулирован египетской стороной. Кроме того Эр-Риядом были «разморожены» кредитная линия Королевства для крупнейшей арабской республики и многомиллиардные двусторонние экономические проекты. 23 апреля президент Ас-Сиси лично отправился с визитом Саудовскую Аравию, где, по сообщениям, будет заложен фундамент из договоренностей по широкому кругу проблем под новый формат двусторонних отношений.

Египетские власти в ответной попытке блокировать террористическое подполье 23 апреля провели на севере Египта в провинции Думьят операцию, в ходе которой были арестованы 52 члена запрещенной в стране организации «Братья-мусульмане», среди них 7 участников убийства полицейского в селении аль-Басарта.

Йеменская кампания

18 апреля, в Йемене разбился вертолёт UH-60 Black Hawk ВВС Саудовской Аравии. На борту машины в это время находились 12 офицеров Королевства, таким образом Саудовская Аравия понесла крупнейшие разовые потери в живой силе больше чем за два года операции в Йемене против местных повстанцев-хуситов. Репутационные и финансовые издержки для правящего дома аль-Сауд повышаются с каждым месяцем затягивания кампании, что напрямую сказывается на положении ее главного архитектора – принца Муххамеда бин Сальмана.

Дипломатический трек Российской Федерации на БВ 

Министр иностранных дел С. В. Лавров провел череду встреч со своими партнерами с Ближнего Востока: Сирия, Иран, Катар, Саудовская Аравия и Израиль. Переговоры глав министерств вешних сношений предварили соглашения между Катаром и Ираном по эвакуации мирных жителей и боевиков соответственно в провинциях Идлиб и Дамаск, также можно предположить, что во время встречи с монстром обороны Израиля А. Либерманом поднималась проблематика активизации израильской авиации на территории Сирии. О том, что у России и Саудовской Аравии нет непреодолимых разногласий по сирийскому урегулированию, заявил глава МИД России С.В. Лавров на совместной пресс-конференции со своим саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром в Москве. Это представляется особенно интересным в контексте очередного заявления А. аль-Джубейра о создании нового будущего Сирии, «в которой Башару Асаду нет места». В свою очередь, глава МИД Саудовской Аравии отметил, что Эр-Рияд не считает целесообразным свое участие в переговорах в Астане, так как речь на этих встречах идет по большей части о технических моментах, и еще один участник может привести к снижению эффективности процесса. Таким образом, он зафиксировал легитимацию площадки со стороны КСА, что является принципиально важным моментом, с учетом влияния Эр-Рияда на сирийский конфликт.

Переговоры министров предварял визит председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко  в столицу Саудовской Аравии, где она 16 апреля  встретилась с королем Саудовской Аравии Салманом ибн Абдул-Азизом аль-Саудом, а перед этим провела переговоры с  председателем Консультативного совета КСА Абдаллой аш-Шейхом. Подобная хронология свидетельствует о том, что позиция России по определенному блоку вопросов была донесена руководству КСА заранее для придания большей результативности последующей встрече глав министерств иностранных дел.

Контуры ближневосточной стратегии Трампа

Администрация Дональда Трампа слишком усердно стремиться размежеваться с невнятным курсом на Ближнем Востоке предыдущей команды в Белом доме. Данные устремления умноженные на задачу продемонстрировать максимум успеха на всех направлениях к стодневному рубежу приводят к излишней резкости при принятии решений, ориентации скорее на тактически «громкие» в своей результативности шаги, чем на стратегически верные. В то время как влияние генералитета ВС США сказывается на характере подобных действий, и есть основания предполагать, что такая политика будет продолжена. Так, 26 апреля Дональд Трамп предоставил Пентагону полномочия изменять ограничения на численность контингента Вооруженных сил государства, дислоцированных в Сирии и Ираке. На данный момент в Ираке, по официальным данным, находятся 5 262 американских военнослужащих, а в Сирии – 503.  Развитие курса на освобождение захваченных территорий подразумевает усиление сухопутных войск и артиллерии за счет направления новых частей, дабы не подвергать рискам уже отвоеванные участки на других направлениях. Увеличение контингента присутствия на последующих этапах кампании также может послужить двум стратегически более выгодным целям: демонстрации зависимости союзников от военной помощи американцев (ни правительство в Багдаде, ни иракские курды, ни местное проиранское шиитское ополчение не в состоянии самостоятельно добиться успехов на фронтах, поэтому присутствие ВС США является обязательным для восстановления мира) и легитимации присутствия на границах с Ираном (текущая политика «нажима» на Тегеран предполагает не только сохранение, но и усиление текущих элементов базирования в непосредственной близости от границ ИРИ).

При этом для поддержания имиджа «решительного парня» и «умелого военачальника» Д. Трампу необходимо избегать эпизодов, которые несут явно противоположный посыл, как эпизод с атакой ВВС США на пехотные части собственной арабо-курдской коалиции «Демократические силы Сирии» к югу от города Табка 11 апреля, в результате которой погибли 18 бойцов.

Выстраивание внешнеполитического курса с опорой на традиционных союзников используется командой Д. Трампа и на Ближнем Востоке. Договоренности с руководством КСА (например, снятие эмбарго на продажу Эр-Рияду спутниковых технологий, предназначенных для слежения, а также беспилотников) были закреплены предоставлением поста посла Саудовской Аравии в США Халиду бин Салману (сын короля Салмана), что свидетельствует о стремлении сторон иметь прямой и надежный канал связи.

***

В последующих месяцах следует ожидать увеличения военного присутствия США в регионе, формирование зоны безопасности на сирийско-иорданской границе, переход к активной фазе штурма Ракки (ситуация вокруг которого будет осложняться вмешательством Турции), не исключено, что далее последует операция в районе Дейр-эз-Зора. Все это плюс удержание освобожденных территорий повлечет за собой рост численности контингента в регионе. Вместе с тем, на нынешнем этапе антитеррористической кампании в Сирии Москвой было принято решение о сокращении военного контингента, таким образом Россия вывезла почти половину своей авиагруппировки, изначально базировавшейся на базе Хмеймим в Сирии. С начала операции в Сирии ВКС РФ совершили более 23 тысяч боевых вылетов и порядка 77 тысяч ударов по террористам, однако в ближайшем будущем ключевые пертурбации будут происходить в плоскости политического процесса.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: февраль 2017 (дайджест)

В феврале 2017 года в политике руководства Турецкой Республики сохранился ряд тенденций, начавшиеся еще в начале года.

Во внешней политике по-прежнему главным вопросом оставалось взаимодействие с основными акторами, по тем или иным причинам заинтересованными в разрешении сирийского конфликта. Кроме того, продолжалось укрепление отношений России и Турции. В свою очередь, на внутриполитическом пространстве наибольшее значение, как и прежде, отводилось процессу реформирования турецкой конституции.

Сирия

Переговоры в Астане, проведенные 23 января 2017 года Россией, Турцией и Ираном с участием представителей сирийской оппозиции сформировали новую площадку сотрудничества заинтересованных сторон с целью урегулирования конфликта в Сирии. Еще в ходе обозначенной встречи российской стороной был представлен проект новой сирийской конституции, работа над которой продолжилась в феврале при участии действующего сирийского руководства и представителей оппозиции. Результативность переговоров породила надежды сторон на достижение значительного прогресса, что привело к сохранению формата Астаны и продолжению встреч в течение февраля.

6 февраля в столице Казахстана прошло очередное совещание трехсторонней оперативной группы России, Турции и Ирана. На повестку дня были вынесены вопросы, прежде всего, касающиеся соблюдения, а также укрепления режима прекращения огня в Сирии; сообщалось, что механизм трехстороннего контроля за перемирием был согласован на 90 процентов. Однако уже в середине месяца, 16 февраля, стороны снова собрались, чтобы принять конкретные шаги по обеспечению сохранения режима прекращения огня: договорились создать специальную группу, состоящую из представителей России, Турции и Ирана, с целью обеспечения контроля за соблюдением перемирия. Для помощи в организации группы было принято решение обратиться к помощи экспертов и ООН.

Помимо прочего, был проведен телемост между законодательными органами стран-гарантов перемирия, ряд телефонных разговоров, в том числе между президентом Турции Эрдоганом и президентом России Путиным.

Примечателен тот факт, что сегодня Турция активно сотрудничает с Россией и Ираном, с позициями которых ранее вступала в конфликт в рамках сирийского урегулирования. Очевидно, что турецкий истеблишмент понял несостоятельность американской политики в Сирии и, не желая оставаться в стороне от решения данного вопроса, ппринял более сильную, на её взгляд, сторону. Однако неразумно полагать, что смена партнеров, свидетельствует о смещении вектора турецкой политики в других областях; подобный формат является для Турецкой Республики, прежде всего, инструментом и посредником в реализации собственных амбиций на Ближнем Востоке.

Турецкий поток

1 февраля 2017 года верхняя палата Федерального собрания Российской Федерации ратифицировала соглашение, заключенное между Россией и Турцией, о проекте газопровода «Турецкий поток», а 7 февраля оно было подписано президентом Российской Федерации. В Турции соглашение было одобрено еще в декабре 2016 года.

Проект трубопровода предполагает строительство по дну Черного моря двух ниток мощностью по 15,75 миллиардов кубометров каждая, одна из которых будет полностью предназначена для обеспечение потребностей турецкого рынка. Ожидается, что строительные работы закончатся в 2019 году.

Очевидны выгоды не только для России, которая ежегодно будет, предположительно, получать только с одной нитки более 700 миллионов долларов, но и для Турции, которая не будет платить за прокладку морской части газопровода, получит скидку, а также, главное, сможет обеспечить потребность в газе растущего рынка.

Турция и Запад

В отношениях с Западом, как и прежде, наблюдалось похолодание, что продемонстрировал визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Турцию. Так, премьер-министра Турции Бинали Йылдырым обсудил со своей коллегой ведение антитурецкой пропаганды и враждебной деятельности в отношении её нынешнего руководства. Кроме того, Турция усилила давление на Европу, грозясь расторгнуть договор по беженцам и требуя более оперативного введения безвизового режима для турецких граждан, который предусмотрен данным документом.

Критика западных партнеров выразилась также в заявлении министра обороны Турции Фикри Ышика в ходе Мюнхенской конференции по безопасности о том, что сегодня НАТО не справляется со своими обязательствами и должна быть реформирована.

Тем не менее, на западном направлении наблюдались попытки преодолеть кризис отношений между Турцией и США, который имел место быть во время пребывания у власти Барака Обамы. Приход к власти Трампа дает турецкому руководству надежду на нормализацию контактов. В ходе телефонного разговора 8 февраля американский президент заявил о поддержки Турции как стратегического партнера и союзника по НАТО, два лидера выразили общность взглядов по вопросу борьбы с терроризмом. Кроме того, Трамп и Эрдоган договорились о согласованных действиях по зачистке от боевиков Исламского государства (ИГ; запрещенная в России террористическая организация) в сирийских городах Ракка и Эль-Баб, который, к слову, был освобожден 24 февраля, что положило конец операции «Щит Евфрата».

Необходимо заметить, что отношения Турции и Запада нельзя трактовать однозначно: в то время как между Европой и Турцией продолжают испытывать трудности (прежде всего, из-за стремления Европейского союза действовать исключительно в контексте собственных интересов), наблюдаются стремление турецких властей наладить взаимовыгодные отношения с новой американской администрацией.

Внутренняя политика

10 февраля Эрдоган одобрил пакет поправок к турецкой конституции, который получил большинство голосов в парламенте Турции ранее, 21 января. Для их окончательного принятия необходим референдум, проведение которого было назначено на 16 апреля.

Реформа конституции Турецкой Республики предполагает расширение полномочий главы государства и введение президентской формы правления. Кроме того, поправки включают реформу военных судов, а также упразднение верховных военных судов, что вопреки заветам Ататюрка, который рассматривал армию в качестве гаранта светскости государства, поставит вооруженные силы в зависимость от политического руководства страны.

В Турции продолжается планомерное укрепление власти действующего президента, что также выразилось в предложении создать центр анализа информации для борьбы с антиправительственной пропагандой, озвученное одним из членов правящей Партии справедливости и развития. Целью центра ставится борьба с иностранной пропагандой и дезинформацией в отношении турецкого руководства.

Помимо прочего, 22 февраля в Турции завершилось расследование по делу о попытке государственного переворота, совершенной 15 июля 2016 года. В ходе расследования тысячи человек лишились своих рабочих мест и сотни были задержаны по подозрению в причастности к попытке госпереворота. Среди обвиняемых: проповедник Фетхуллах Гюлен, и 23 представителя вооруженных сил.

Наблюдаемые сегодня в Турции события, очевидно, значительно противоречат общепризнанным демократическим ценностям. Происходит сосредоточение всей полноты власти в руках одного человека, на что постоянно указывает турецкая оппозиция. Тем не менее, подобный процесс поддерживается большой частью взрослого населения, в коллективном сознании которого сильны не только память об имперском прошлом страны, но и традиционные для ислама ценности.

Турция и Россия

Главным событием во взаимоотношениях между Россией и Турцией, несомненно, стал трагический инцидент с гибелью турецких солдат в Сирии. 9 февраля в результате непреднамеренного удара российских ВКС погибли трое турецких солдат и 11 были ранены.

Несмотря на некоторую схожесть ситуации с инцидентом с российским Су-24 в ноябре 2015 года руководителям двух стран удалось преодолеть возможные негативные последствия несчастного случая, а главное избежать повторного обострения отношений. Сторонами было принято решение усилить координацию вооруженных сил двух стран, с целью не допустить в дальнейшем повторения подобных инцидентов. Это демонстрирует заинтересованность на данном этапе руководств двух государств в поддержании дружеских отношений, конструктивного сотрудничества и взаимовыгодного партнерства России и Турции.

***

Февраль подтвердил те тенденции во внутренней и внешней политике Турции, которые начались еще в прошлом году и продолжились в январе 2017 года. Во внешнеполитической деятельности Турции очевиден поворот с Запада на Восток, что выразилось в её сотрудничестве с Россией и Ираном по вопросу сирийского кризиса. Отношения с Европой по-прежнему находятся в напряженном состоянии, при этом руководство Турции предпринимает попытки по налаживанию конструктивного диалога с администрацией Дональда Трампа.

Наблюдалась планомерная, однако, очевидно, временная, нормализация внутриполитической обстановки в Турции, что связано, как можно предположить, с близостью заключительного этапа (референдума) необходимого для перехода к президентской форме правления. В то же время нельзя отрицать, что политическая власть в Турции постепенно сосредотачивается в руках одного человека, что, с учетом политических реалий страны, при должном сопротивлении незаинтересованных в этом процессе сторон, вероятно, станет еще одним фактором нестабильности в Турецкой Республике.

 

В.Аватков, А.Финохин

Арабские страны: январь 2017 г. (дайджест)

 

Центральным событием января для стран, прямо или косвенно вовлеченных в сирийский конфликт, стали переговоры в Астане, где впервые больше чем за 6 лет противостояния за один стол сели представители власти и вооруженной оппозиции. Гарантами достижений переговорного процесса выступили Россия, Иран и Турция. Вместе с тем в Сирии и Ираке продолжается борьба за восстановление контроля над собственной территорией. Так, начавшаяся в октябре 2016 г. операция по штурму Мосула получила новое развитие, а правительственные войска заняли стратегически важный район, питающий водные резервы столицы. Кроме того, 20 января 2017 года вступил в должность 45-й президент США – Дональд Трамп, и первые указы и поручения из Овального кабинета были напрямую связаны с ситуацией в государствах на Ближнем Востоке.

Переговоры в Астане

 В столице Казахстана с 23 по 24 января при участии семи делегаций прошли мирные переговоры по Сирии. Кроме сирийских властей и оппозиции на них в качестве гарантов подобного формата были представлены Россия, Турция и Иран, а также спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура и посол США в Казахстане Джордж Крол, чье присутствие на астанинском форуме может стать первым признаком расширения сотрудничества между США и Россией. Девять сирийских оппозиционных групп отказались от мирных переговоров, в том числе – крупнейшие после ИГ (запрещенная в России) группировки Джейш Фатх аш-Шам (запрещенная в России) и тесно аффилированная с ней Ахрар аш-Шам, мотивировав это нарушениями перемирия, вступившего в силу 29 декабря 2016 г., со стороны сирийской власти.

Однако высокий уровень репрезентативности удалось сохранить, в результате чего «сговорчивая» оппозиция, de facto противопоставила себя тем, кто не подключился к переговорному процессу. Раскол в рядах противниках Асада облегчит выполнение задач сирийской армии, что можно расценивать как изящную дипломатическую находку организаторов переговоров, прежде всего, России и Ирана. Следует отметить и сам прогрессивный формат переговоров, в котором участие принимают командиры вооруженных подразделений, которые принимают решение на местах, оказывая непосредственное влияние на ход конфликта, но не делегаты абстрактной оппозиции с неясными полномочиями, что присутствуют в Женеве.

Несмотря на то, что представители сирийской оппозиции не подписали итоговое коммюнике, стороны предпочитают классифицировать результаты как успешное дополнение к Женевскому процессу, который признан основным руслом для поиска сирийского урегулирования. Представитель делегации оппозиции Яхья аль-Ариди обосновал коллективное решение своей стороны фразой о том, что итоговый документ не показался оппозиционерам достаточно сильным, чтобы направить его на обсуждение в ООН.

Проект конституции Сирийской Арабской Республики

На переговорах в Астане Россией был предложен проект новой конституции Сирии, что гарантирует ряд свобод – мысли, слова, совести, вероисповедания и идеологического многообразия. Согласно тексту документа, территория Сирии едина, неприкосновенна и неделима, а вопросы об изменении государственной границы могут решаться только путем референдума. Что касается вооруженных формирований, то на этот счет в проекте конституции прописано, что все организации военной или военизированной деятельности вне государственной власти (сформированных армии, специальных служб и ведомств) оказываются вне закона.

Проект, разработанный отечественными специалистами, подчеркивает, что хотя официальным языком Сирии и является арабский, но госорганы и организации Курдской культурной автономии имеют право на использование арабского и курдского языков как равнозначных. Кроме того, каждый регион оставляет за собой право использования в качестве дополнения к официальному языку язык большинства населения, если это будет одобрено местным референдумом. Для подчеркивания важности фактора многонационального общества в жизни государства рекомендовалось изъять прилагательное «арабская» из официального названия республики. Кроме того, из конституции предлагают убрать пункт о главенстве законов шариата, а также ограничить полномочия президента одним семилетним сроком и передачей части законодательных функций парламентским структурам.

Реакция разделенного конфликтом сирийского общества на предложенный проект оказалась солидарной. Как представители официальной власти Сирии, так и делегаты от вооруженной оппозиции оказались не готовы принять документ. Но если в Дамаске отвергли конкретные пункты, касающиеся  трансфера законодательных функций от президента парламенту и правительству; создание нового органа власти, отправив поправки в Москву, тем самым, демонстрируя свою готовность к дальнейшей проработке данного вопроса. То сирийская оппозиция принципиально отказалась от обсуждения проекта Конституции страны, мотивировав это тем, что только сирийский народ имеет право писать Конституцию страны, поскольку Конституция, написанная другим государством, не будет работать политически.

По заявлению спецпредставителя российского президента по Сирии Александра Лаврентьева документ был подготовлен для того, «чтобы ускорить процесс принятия конституции Сирии, отражающей объективную реальность, и придать ему дополнительный импульс».

Присутствие группы ВС РФ в Сирии

6 января  Россия в качестве подтверждения ранее артикулированных намерений о необходимости перехода к политическому процессу, первым шагом на пути к которому является соблюдение режима прекращения огня,  сообщила о сокращении группировки войск в Сирии. «В пункт постоянного базирования Североморск с 6 января возвращается корабельная авианосная ударная группа Северного флота, в состав которой входит тяжелый авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов и более 40 летательных аппаратов корабельной авиации, использовавшихся для нанесения ударов по международным террористическим группировкам», – сообщил начальник Управления пресс-службы и информации Министерства обороны РФ Игорь Конашенков.

За время пребывания у берегов Сирии Россия потеряла два боевых самолета с единственного авианесущего корабля из-за технической неисправности крепежного оборудования, получив при этом бесценный опыт использования техники в реальных боевых условиях, который качественно отличается от результатов плановых учений.

Кроме того, Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ России в районе порта Тартус сроком на 49 лет, говорится на официальном портале правовой информации России. В соответствии с текстом документа, после расширения порт Тартус сможет принимать до 11 российских военных кораблей одновременно, включая судна с атомной силовой установкой. Защиту порта от нападений с моря и с воздуха будет обеспечивать российская сторона, в то время как за оборону от возможных нападений с суши будет отвечать сирийская армия. При этом пункт базирования будет полностью выведен из-под юрисдикции Сирии, говорится в документе. На его территории будет действовать исключительно российское законодательство.

Оживление на иракском театре боевых действий

Иракские войска заявили об освобождении восточной части города Мосул от террористов «Исламского государства», взяв под контроль восточный берег реки Тигр. Однако ход операции демонстрирует ошибочность тезиса о скором разгроме очагов флибустьерского государства на территории Ирака, в стиле wishful thinking (англ. попытка выдать желаемое за действительное).

Во время отступления боевики «Исламского государства», используют тактику, с которой сирийские войска столкнулись в Алеппо в декабре 2016 г. —  заминированные здания, организованные засады в мечетях, школах и госпиталях,  использование гражданских в качестве «живого щита». Кроме того, отступая, боевики террористической группировки Исламское государство жгут резервуары с нефтью и поджигают нефтяные скважины в окрестностях иракского города Мосул. Что ставит под угрозы здоровье и жизнь десятков тысяч мирных жителей, что все еще находятся в городе, и у которых нет необходимых средств защиты. По словам представителей иракской армии все эти факторы в совокупности серьезно затрудняют продвижение вглубь города.

Несмотря на достаточно скромные, особенно при учете фактора растянутости во времени, успехи иракских войск, эта часть военной кампании, как и предыдущая фаза операции по освобождению, сопровождалась победоносными реляциями и прогнозами со стороны иракцев и их союзников. Так, Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади, который ранее собирался взять Мосул под контроль правительственных войск до конца 2016 года, в начале месяца сообщил о том, что для победы над «Исламским государством» в Ираке потребуется еще три месяца. Президент Франции Франсуа Олланд, посетивший передовые позиции в Мосуле во время своего визита в Ирак, также сообщил о том, что иракские войска в течение нескольких недель освободят Мосул от боевиков Исламского государства, в связи с чем призвал международное сообщество усилить поддержку армии Ирака

Сообщение, поступившее от командования иракской армии, об открытии второго фронта борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» на западе провинции Анбар в купе с активизацией операции в Мосуле, свидетельствует о чрезвычайной важности для основных спонсоров предприятия продемонстрировать быстрый успех. Основной удар правительственных сил будет направлен на три расположенных в этом регионе города: Ана, Эль-Каим и Рава. В операции принимают участие 7-я бригада армии Ирака, отряды полиции провинции Анбар и ополчения местных племен. Данная военная кампания также нацелена на полное блокирование дорог, проложенных в пустынной местности в направлении Мосула.

Параллельно с развертыванием сил на новом направлении Ирак и Турция договорились о выводе турецких войск с военной базы на севере страны около населенного пункта Баашика. Данное событие также может выступать в качестве косвенного свидетельства смены установок в Вашингтоне в вопросе противостояния террористическим группировкам. Эффективная борьба с боевиками подразумевает тесную координацию усилий на разных участках фронта, в то время как рычаги влияния у Белого Дома есть в отношении обоих партнеров. Напомним, что прежде вопрос присутствия турецких военных частей на территории Ирака становился предметом серьезных разногласий между двумя государствами.

Блеск и нищета сирийской кампании

Войска президента Сирии Башара Асада впервые с 2012 г. полностью вернули контроль над долиной Вади Барада, из которой столица Дамаск снабжается водой. Это произошло благодаря соглашению между нынешними властями страны и оппозицией, согласно которым, оппозиционерам позволили перейти в северо-западную провинцию Идлиб, забрав с собой легкое оружие. В долину вошли сирийские военные, которые заняли периметр вокруг поселка Айн аль-Фиджа, где расположена насосная станция. В последние месяцы Дамаск испытывал большие проблемы с питьевой водой, поскольку оппозиционеры несколько раз прекращали ее подачу в столицу, а также загрязняли резервуары техническими отходами, чтобы сдержать наступление правительственных войск.

Б. Асад известен своим нежеланием переводить страну на «военные рельсы». Так, он последовательно отказывался проводить всеобщую мобилизацию или перестраивать предприятия гражданского назначения под военные нужды, рассчитывая на то, что при сохранении хотя бы видимости нормального функционирования в отдельных сферах жизни общества, страна сможет быстрее восстановиться после конфликта. В подобном ракурсе стоит рассматривать и программу работ по восстановлению города Алеппо, которую утвердило Правительство Сирии. Программа включает в себя открытие дорог, обеспечение города водой и электричеством, ремонт поврежденных, но пригодных для жилья зданий. Также был согласован срочный план для Минобразования по ремонту 50 школ в восточных районах города в течение шести месяцев, а к началу следующего учебного года планируется восстановить 100 школ. Правительство поручило Министерству внутренних дел начать патрулирование и отремонтировать полицейские участки. В то время как в секторе здравоохранения план работы включает в себя восстановление пяти медицинских центров и двух больниц.

Однако подобные созидательные планы омрачаются сообщениями о мародерстве правительственными войсками, которые фиксируются  в основном в районах Алеппо Сейфу ад-Девле, Аз-Зибдийе, Салахаддин и Ас-Суккери, где под предлогом очистки территории от мин врываются в дома, после того, как оттуда забираются ценные вещи. Также в ряде КПП сирийской армии у гражданских лиц требуют крупные суммы денег за провоз личных вещей, в результате чего некоторые местные жители вынуждены оставлять свое имущество на пропускных пунктах. Что совсем не добавляет популярности официальной власти.

Дональд Трамп и Ближний Восток. Пролог

Вступив в должность с лозунгом: «Радикальный исламский терроризм должен быть стерт с лица земли», президент Трамп с первых дней на посту развил деятельность в этом направлении. Например, 27 января Трамп подписал указ, согласно которому на территорию США запрещается въезд обладателям грин-карт – гражданам семи государств: Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана. Кроме того, сроком на 120 дней приостановлен прием сирийских беженцев. В документе отмечается, что въезд в страну сирийских мигрантов наносит ущерб интересам Соединенных Штатов. Несмотря на тот факт, что в закончившемся в октябре 2016-го финансовом году, Вашингтон принял около 12,5 тысячи сирийских беженцев из Сирии, что на порядок меньше других стран, в том числе Турции и Евросоюза. Всего же в том году приют в США был предоставлен 85 тысячам беженцев, а в 2013-2015 годах этот показатель составлял до 70 тысяч человек ежегодно. Шаг навстречу избирателю имел под собой тонкий политический расчет – решение напрямую не затрагивало ни интересы, ни достоинство региональных партнеров стратегической важности. Граждане ни Турции, ни Пакистана, ни Саудовской Аравии и других не получили «красной карточки», учитывая, что их связи с объявленными вне закона группировками является секретом полишинеля. При том, что американский лидер, комментируя свое решение, подчеркнул, что эта мера направлена не против мусульман, а против террористов.

Наиболее значимой для Вашингтона в этом контексте оказалась реакция Багдада. Парламент Ирака проголосовал за принятие ответных мер в связи с подписанием указа об ограничении въезда в США граждан своей страны. Кроме того, документ содержит призыв к ООН и ЛАГ занять твердую и однозначную позицию, осуждающую действия американских властей. Как пояснил неназванный собеседник, Ирак также выступает за экстренный созыв заседания Организации исламского сотрудничества.

В то же время один из духовных лидеров мусульман-шиитов Ирака Муктада ас-Садр назвал решение Трампа «заносчивым и высокомерным». «Заберите своих граждан, прежде чем запрещать мусульманам въезжать в США», — заявил ас-Садр, известный своей антиамериканской риторикой.

Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт отреагировал на общественный запрос, призвав президента США пересмотреть положения своего указа. «Решения Дональда Трампа наносят удар по единству семей и по связям между народами США и арабских стран в целом», — заявил он. По его словам, учитывая масштабы трагедии в Сирии, запрет на въезд ее граждан в США вызывает тревогу. Однако на Востоке наличие оживленной дискуссии совсем не эквивалентно решительным последующим действиям.

Так и в данном случае о конкретных ответных мерах в отношении граждан США не сообщается, по этой же причине остается неясным, будут ли они распространяться на американских военных, дислоцированных на территории Ирака. Необходимым представляется отметить, что радикальная смена акцентов маловероятна, принимая в расчет зависимость руководства Багдада от трансатлантической финансовой и технической поддержки.

Противоречивые сигналы

28 января Дональд Трамп провел телефонный разговор с Президентом России Владимиром Путиным. «Разговор длился около часа, велся вокруг тем, связанных с взаимным сотрудничеством по борьбе с «Исламским государством», а также с усилиями по достижению мира, включая ситуацию в Сирии», – сообщается в пресс-релизе Белого дома. Пресс-служба Кремля также оценила состоявшуюся беседу положительно, сообщив, что она проходила «в позитивном и деловом ключе». Однако искать в кратких комментариях больше смысла, чем вложили спичрайтеры, не стоит. До практических шагов на встречу друг другу еще далеко, поскольку даже когда представляется удобный шанс сымитировать кооперацию, послав верный сигнал акторам международного уровня и субъектам международных процессов на местах, им пренебрегают.

В оборонном ведомстве России утверждают, что командование авиагруппы ВКС России на авиабазе Хмеймим 22 января по прямой линии получило от штаба международной коалиции координаты целей ИГИЛ в городе Эль-Баб в провинции Алеппо. После этого два российских самолета и два самолета сил международной коалиции нанесли авиаудар по боевикам, в результате чего были уничтожены несколько складов боеприпасов и ГСМ, а также район скопления боевиков с техникой. Однако официальный представитель коалиции Джон Дорриан назвал заявление российского ведомства «чепухой» и «пропагандой». Позже также в Пентагоне прокомментировали заявление российского оборонного ведомства, заявив, что не координируют с Россией авиаудары в Сирии.

Вместе с тем, Трамп поручил министру обороны Джеймсу Мэттису разработать план по борьбе с группировкой «Исламское государство», который будет предусматривать поиск новых союзников для коалиции во главе с США, которая ведет боевые действия против ИГ. План должен быть подготовлен в течение 30 дней. Россия сегодня выступает в качестве одной из опорных сил в регионе, велика вероятность того, что новый план будет включать себя предложения о новом формате кооперации.

Ливия 2.0?

Сообщения о том, что президент США рассматривает вариант введения в Сирии безопасных зон для мирного населения, являются тревожным сигналом для российских ЛПР и их сирийских коллег, которые познакомились с концептом «безопасных (бесполетных) зон» на Ближнем Востоке в 2011 г.

По мнению специалистов, масштаб подобного решения подразумевает наличие ответов на целый комплекс принципиальных  вопросов: кто будет решать какие районы будут объявлены «безопасными»? по какому принципу будут выделяться данные районы? каким группировкам будет дозволено располагаться в данных районах? как с правовой и технической точек зрения будет обеспечен подобный режим? и т. д. Учитывая, что вопрос дополнительного размещения сил, техники и обслуживающего персонала, а также проблематика разграничения группировок уже неоднократно поднимались предыдущей администрации и так и не были решены, вероятность реализации сценария уменьшается. При этом, уже сейчас ясно одно — будучи примененным на практике данное решение неминуемо начнет сказываться на эффективности поддержки сирийской армии российскими ВКС.

Соответственно комментарии со стороны представителей российской власти были достаточно сдержанными. «США следовало бы просчитать все возможные последствия от создания зон безопасности в Сирии», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Важно, чтобы это не усугубило ситуацию c беженцами», — сказал он. На вопрос о том, советовался ли Вашингтон с Москвой по этому поводу, Песков ответил отрицательно.

Реакция не всех собеседников президента США оказалось столь же скептической, так саудовский король Салман после телефонного разговора с Дональдом Трампом, который продолжался более часа, поддержал создание зон безопасности для беженцев в Сирии и Йемене. По сообщениям стороны также договорились укреплять совместные усилия по противодействию распространению боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) на Ближнем Востоке. Вашингтон и Эр-Рияд согласились, что необходимо противостоять «дестабилизирующим действиям Ирана» в регионе. Общение с саудовцами не ограничилось единственным контактом с формальным главой государства. Так, Трамп также связался с наследным принцем Абу-Даби шейхом Мухаммедом ибн Зайдом аль-Нахайяном. Мухаммед не отклонился от генеральной линии Королевства, поддержав идею американского президента о создании зон безопасности для беженцев. Более того, как следует из слов принца, которые цитирует пресса ОАЭ, речь шла о противодействии «Братьям-мусульманам», данный факт также говорит в пользу прогнозов о грядущем упрочении контактов между Каиром и Вашингтоном и может вовлечь в «перезагрузку» Эр-Рияд, у которого сегодня наблюдаются определенные сложности в отношениях с египетскими коллегами.

23 января президенты Египта и США А.Ф. Ас-Сиси и Д. Трамп в телефонном разговоре обсудили вопросы двусторонних соглашений и борьбы с терроризмом. Были выражены обоюдные надежды на новый этап в двусторонней повестке дня, интенсификацию контактов и «координацию и консультацию между двумя сторонами с целью достижения чаяний дружественных народов».

***

Таким образом, первый месяц 2017 г. характеризуется постепенно активизацией действий Вашингтона в области борьбы с террористической угрозой в регионе, контекст сделанных звонков и обсуждаемых указов говорит в пользу грядущего расширения, в широком смысле, присутствия  США на Ближнем Востоке. Тенденцию подкрепляет параллельная ускорение действий союзников по коалиции на иракских фронтах, что может быть признаком как волюнтаристского стремления продемонстрировать свою полезность новой администрации заокеанских союзников, так и о прямом исполнении уже полученных из Града на холме директив. Москва стремится закрепить достигнутые к концу 2016 г. результаты , используя наработанный авторитет для ускорения и упрочения политического диалога между сторонами конфликта. Достижения на дипломатическом фронте оказываются не менее впечатляющими, чем успехи на фронтах военных, которые сделали переговорный процесс возможным.

Ситуация с террористической угрозой в регионе остается актуальной, о чем свидетельствуют многочисленные теракты в Багдаде, Дамаске, Триполи, сирийском Алеппо в районе Аазаза, рядом с лагерем беженцев Эр-Рекбан, в египетском городе Рафах на границе с Сектором Газа, Пальмире и т.д. Однако параллельно военным действиям произошел перезапуск дипломатического измерения конфликта, смещающийся акцент в гуманитарную сферу позволяет рассчитывать на постепенный переход к стабильно позитивной динамике. Хотя сам процесс восстановления государственности на пострадавших территориях будет долгим и болезненным.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: декабрь 2016 г. (дайджест)

Арабские станы: декабрь 2016 г. (дайджест)

Самым значительным событием в декабре 2016 года стало освобождение от террористов сирийского города Алеппо. Возвращение под контроль второго по величине города в стране является крупнейшей победой правительственных сил за весь шестилетний период гражданской войны в Сирии. С 2012 года именно Алеппо был разделен на две части: между правительственными войсками, контролировавшими запад, и повстанцами, которые контролировали восточные районы.

 

Армия Асада объявила о возвращении Алеппо

22 декабря 2016 года сирийская армия объявила о возвращении тотального контроля над важным индустриальным центром Сирии – городом Алеппо. Правительственные войска официально сообщили об этом после завершения эвакуации последней группы гражданских лиц и повстанцев за пределы города. При этом новость об освобождении Алеппо не вызвала широкого международного одобрения.

Президент Сирии Башар аль-Асад заявил, что «речь идет как о победе его страны, так и о победе России и Ирана над терроризмом на территории Сирии». Москва и Тегеран являются ключевыми союзниками Башара аль-Асада и сходятся во мнение относительно невозможности четкого разделения террористических групп (например, Джабхат Фатх аш-Шам (бывш. Джабхат ан-Нусра, запрещена в РФ) на умеренную оппозицию и террористов. Президент России Владимир Путин считает, что «результатом этого сотрудничества стала важная победа в деле борьбы с международным терроризмом».

Однако арабские СМИ неоднозначно охарактеризовали действия Ирана и России в Алеппо. Так, арабское новостное агентство «Аль-Арабия» считает, что «разрушительные» действия сирийской армии и ее союзников в Алеппо привели к небывалому увеличению потока беженцев из Сирии, которые «вынуждены спасаться от воздушных ударов». В данном сообщении речь явно идет о российской военной поддержке армии Сирии с воздуха. Интересно, что в качестве основной причины, по которой сирийцы покидают свои дома «Аль-Арабия» называет воздушные удары, а не преступления террористов в оккупированных ими районах, и даже не сам факт существования гражданской войны в стране. Вместе с тем «Аль-Арабия» считает, что именно вступление России в военный конфликт в Сирии переломило ход событий в пользу Башара аль-Асада, явно подчеркивая якобы не столь значительную роль Ирана в конфликте.

Со своей стороны главнокомандующий Стражей исламской революции генерал-майор Мохаммад Али Джаафари назвал Алеппо «линией фронта исламской революции». Это означает, что в настоящее Тегеран рассматривает свое участие в сирийском конфликте в том числе с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны. Более того, Иран рассматривает Сирию как одну из площадок для укрепления собственного влияния в регионе. Только два данных факта не дают оснований полагать, что роль Ирана в сирийском кризисе «незначительная».

 

Россия, Иран и Турция готовы помочь достичь мирного соглашения в Сирии

В то же время 20 декабря 2016 года в Москве прошла встреча между высокопоставленными представителями Ираном, Турции и России с целью обсудить пути урегулирования в Сирии. На совместной пресс-конференции глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что сотрудничество в подобном трехстороннем формате поможет достичь мирного соглашения между президентом Башаром аль-Асадом и оппозицией. По мнению Сергея Лаврова, в Сирии необходимо бороться с терроризмом, а не за смену легитимного режима.

Интересно, что, по сообщению арабского телеканала «Аль-Джазира», именно по просьбе Ирана из повестки дня были исключены другие международные вопросы. Это также свидетельствует о намерении Ирана направить сирийский конфликт находится в сфере геополитических, стратегических и региональных интересов Тегерана.

 

Башар аль-Асад: Дональд Трамп может быть союзником

Несомненно, освобождение Алеппо от террористов является переломным моментом в сирийском конфликте. Однако избрание нового президента в США и приход новой администрации также может существенным образом повлиять на развитие событий. После избрания Дональда Трампа новым главой Белого дома сирийский президент выразил надежду на будущее сотрудничество с США в борьбе с терроризмом. Аль-Асад считает, что  Дональд Трамп может стать естественным союзником Дамаска, так как последний демонстрирует «готовность бороться с экстремистами».

Действительно, в ходе предвыборной кампании Дональд Трамп четко высказывался за необходимость искоренения террористической группировки ИГ (запрещена в РФ), и в частности в Сирии, где сейчас ИГ представляет наибольшую угрозу. Более того, республиканский кандидат выразил мнение, что свержение Башара аль-Асада не сможет изменить ситуацию в лучшую сторону, ведь «оппозиция может оказаться еще хуже». Трамп не высказался прямо за поддержку действующего правительства в Сирии, но вместе с тем. говоря об оппозиции, заявил, что США «не знают тех, кого поддерживают».

Если после вступления в должность новый президент действительно сосредоточится на борьбе с террористической угрозой в Сирии и не будет следовать политике нынешней администрации Барака Обамы, заключающейся в оказании поддержки так называемой умеренной оппозиции, то победа над ИГ в Сирии может завершится куда быстрее. Вместе с тем, по мнению Трампа, если Штаты атакуют войска Башара аль-Асада, то окажется, что США одновременно сражается с Россией и Ираном, так как это основные союзники Дамаска. Важно также, что, несмотря на существующее похолодание в отношениях между Москвой и Вашингтоном, Россия воспринимает Дональда Трампа как куда более приемлемого партнера в работе на сирийском направлении, чем нынешняя администрация. И данная позиция связана именно с тем, что Трамп не приравнивал уход Башара аль-Асада с прекращением кровопролития в стране.

Тем не менее на данный момент невозможно однозначно утверждать, в направлении будут развиваться события в ближайшее время, но нет никаких сомнений в том, что на данный момент, ни Россия, ни Вашингтон, ни Иран не будут склоняться к необходимости усиливать боевые действия. Стороны явно нацелены на организацию переговоров и политического диалога между противоборствующими сторонами.

 

Взрыв коптской церкви в Египте

11 декабря 2016 года в коптском соборном комплексе в Аббасии в Каире произошел теракт, в результате которого погибли 26 человек, более 50 получили ранения. Этот теракт стал наиболее крупным нападением на коптскую церковь в Египте с 2011 года. Все церкви Египта взяты под усиленную охрану. Взрыв произошел в день национального праздника в Египте Мавлид ан-Наби – Рождение пророка Мухаммеда. Ответственность за взрыв взяла на себя группировка ИГ. В видеообращении, опубликованном в Интернете, террористы заявили, что будут продолжать атаки против «каждого кафира (с ар. неверного, представителя другой веры) в Египте и во всем мире».

Некоторые египетские эксперты полагают, что данный теракт является прямой попыткой подорвать экономику Египта, которая сегодня особенно остро нуждается в иностранных инвестициях, а также удержать туристов от посещения египетских курортов.

Однако все же преобладает мнение, что целью смертника были именно христиане-копты. По имеющимся данным, христиане составляют порядка 10% от 92-миллионного населения Египта. Во время нахождения у власти в Египте лидера «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси атаки на христиан особенно участились. В 2013 году возле собора Св. Марка в Каире произошли столкновения между группой коптов, участвующих в отпевании погибших в ходе религиозного насилия, и местными жителями. В феврале этого года суд Египта приговорил троих христианских подростков к пяти годам заключения за оскорбление ислама. Обвинением было предоставлено видео, на котором молодые люди якобы передразнивали молившихся мусульман. Сами осужденные утверждали, что они издевались таким образом над боевиками Исламского государства. После «арабской весны» 2011 года в Египте проходило много процессов по делу о богохульстве, и в качестве обвиняемых также часто выступали копты.

После свержения Мохаммеда Мурси в июле 2013 года к власти в Египте пришло правительство президента Абдель Фаттаха ас-Сисси, который объявил движение «Братьем-мусульман» вне закона и ведет борьбу с исламистами. Однако теперь нападения на коптские церкви совершают радикальные боевики в провинции Синай, где активно действуют джихадисты, связанные с ИГ. Напомним, что основная цель ИГ – создание единого исламского халифата и борьба против неверных (джихад).

 

Резолюция Совбеза ООН против израильских поселений

23 декабря 2016 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию №2334, осуждающую строительство израильских поселений на палестинских территориях. 14 из 15 членов Совбеза объявили ведение и расширение поселенческой деятельности нарушением международного права. В то же время союзник Иерусалима – США, которые традиционно блокируют подобные резолюции в отношении Израиля, воздержались. Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху назвал резолюцию позором и пригрозил принять дипломатические меры против стран, допустивших ее принятие и «институтов ООН, враждебно настроенных по отношению к еврейскому государству».

Тот факт, что во время голосования Соединенные Штаты воздержались, позволило Совету Безопасности принять первую с 1979 года резолюцию, осуждающую Израиль за его политику в отношении арабских территорий. Новый документ требует, чтобы «Израиль немедленно прекратил всю деятельность по строительству поселений на оккупированной палестинской территории, включая восточный Иерусалим». Согласно тексту резолюции, населенные пункты не имеют «никакой юридической силы» и представляют «опасность для существования плана урегулирования по принципу существования в двух государств».

С момента образования государства Израиль в 1948 году США считают его своим ключевым союзником в ближневосточном регионе. При том, что большинство членов ООН осуждают израильскую политику по отношению к Палестине, американское право вето играло ключевую роль для преодоления дипломатической изоляции Израиля. На протяжении более 30 лет США около сорока раз блокировали резолюции Совбеза, осуждающие Израиль. Так же было и в 2011 г., когда на голосование была вынесена аналогичная резолюция, осуждающая поселенческую активность.

Тем не менее спустя 5 лет Вашингтон фактически позволил Совету безопасности принять резолюцию №2334. В Вашингтоне это решение объяснили тем, что поселенческая политика премьер-министра Биньямина Нетанияху не привела ни к какому прогрессу в переговорном процессе. Резолюция, по словам официального представителя Белого Дома, «отражает принятые в мировом сообществе взгляды на израильские поселения». По словам госсекретаря США Джона Керри, Вашингтон «не мог препятствовать принятию резолюции, которая призывает обе стороны работать во имя достижения мира». Многие эксперты отмечают, что новая резолюция не предполагает никаких конкретных мер давления на Израиль, в том числе санкций, в связи с чем характеризуют ее как очередное ни к чему не ведущее решение. Более того, израильский премьер уже объявил, что не намерен подчиняться требованиям резолюции. Однако представляется, что новый документ все же имеет ряд практических последствий. Например, принятие резолюции №2334 может отразиться на судьбе  жалобы в отношении Израиля, которую администрация Палестины передала в Международный уголовный суд (МУС). В ней Израиль обвиняется в совершении военных преступлений в ходе операции в Секторе Газа в 2014 году, а также в процессе строительства поселений в 2015. До сих пор дело находилось на стадии предварительного рассмотрения, однако не исключено, что теперь МУС переквалифицирует его в уголовное разбирательство.

 

Таким образом, несмотря на то, что военно-политическая ситуация в регионе Ближнего Востока остается крайне напряженной, события завершающегося месяца в уходящем 2016 году дают основания предполагать наличие позитивных сдвигов в ближайшем будущем. Так, возвращение контроля над мегаполисом Алеппо в Сирии – явное позитивное изменение в балансе сил на сирийском фронте в пользу Башара аль-Асада. Более того, нельзя исключать возможность установления более тесного и предметного сотрудничества между Москвой и США по борьбе с ИГ в Сирии. Важно, что к сотрудничеству с Россией подключилась Анкара, которая высказывается за пресечение финансирования сирийских боевиков из-за границы. Весомую роль в сирийском конфликте продолжает играть Иран, который воспринимает Сирию как стратегически важное пространство, а власть алавитов в Дамаске – сильным союзником в борьбе за региональное влияние.

Что касается палестино-израильского урегулирования, в начале этого месяца был совершен исторический шаг на пути признания противоправной деятельности Израиля на оккупированной территории – первая с 1979 года резолюция, осуждающая поселенческую деятельность, не вотированная США. Таким образом, перспектива созыва широкой международной конференции с участием Израиля и Палестины не исключается, в том числе усилия Москвы по организации такой конференции приобретают особое значение.

 В.Аватков, Е.Кислова

 

Арабские страны: октябрь 2016 (дайджест)

Прошедший месяц ознаменовался важными событиями на иракском направлении: армия Ирака начала военную операцию по освобождению Мосула от боевиков ИГИЛ (запрещена в РФ). Вместе с тем в некоторой степени снизилось внимание международного сообщества к Сирии. Здесь не наблюдается подвижек в достижении компромисса между непрямыми участниками конфликта (Россией и США),  и продолжают приходить сообщения о срыве режима прекращения огня для открытия гуманитарного коридора, предложенного Россией, а также в целом об ухудшении гуманитарной обстановки в стране.

 

Битва за Мосул

17 октября 2016 года иракская армия и отряды курдских боевиков Пешмерга начали операцию по освобождению города Мосула, одного из крупнейших центров Ирака, от боевиков террористической группировки ИГИЛ. Важно отметить, Мосул является последним крупным оплотом ИГ в Ираке. Согласно оценке иракских военных специалисов, битва за Мосул, где по-прежнему проживает около 1,5 миллиона мирных жителей, станет самой тяжелой для Ирака после американского вторжения в 2003 году.

Попадание Мосула под тотальный контроль террористов ИГИЛ два года назад стало шоком для всего мира. Бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики ушел в отставку, несмотря на то, что в международных политических кругах полагали, будто ничто не сможет заставить аль-Малики покинуть свой пост, кроме окончания срока его полномочий. Однако можно справедливо полагать, что падение второго по величине иракского города стало результатом неверной политики Багдада.

Нури аль-Малики пришел к власти в Ираке в 2006 г., после после утверждения новой Конституции Ирака при активном участии США. Будучи представителем шиитской религиозной общины, новый премьер стремился к расширению своих полномочий, часто жертвуя интересами Ирака. Так, например, по мнению аль-Малики, если снизить до минимума полномочия суннитской оппозиции в парламенте, заставить суннитов покинуть правительство и отправить военных для разгона оппозиционных протестов, можно усмерить суннитов и победить терроризм. Также он окружил себя невсегда некомпетентными кадрами, близкими к нему, что привело к широкому распространению коррупции даже в структурах безопасности. Таким образом, Ирак стал уязвимым для ИГ, что подтвердилось взятием под контроль крупного промышленного центра на севере страны.

Более того, В июне 2014 года, когда уже было очевидным, что ИГИЛ скоро появится в Мосуле, Нури аль-Малики категорически отверг предложение курдских формирований Першмерга защитить город от исламистов. Возможно, причина подобного решение аль-Малики имеет исторические корни. Еще при Саддаме Хуссейне произошла так называемая «арабизация» Мосула. Понимая стратегическую важность города, правительство Ирака переселило туда сотни тысяч арабов-суннитов, представителей правящего меньшинства в стране. Арабами записывали и курдов, составлявших тогда большинство населения Мосула. Логика Хусейна вполне понятна, оставлять столь важный стратегический пункт в руках нелояльных к центральной власти курдов было решительно невозможно.

Текущая операция по свобождению Мосула может стать ключевым событием не только в современной истории Ирака, но и в истории религиозного шиитско-суннитского противостояния, ведь в военной операции участвуют представители обоих религиозных направлений ислама, а враг представляет из себя террористическую организацию суннитского толка.

Что касается стратегической значимости города, то с начала XX века развитие Мосула связано с открытием нефтяных месторождений в регионе. С этого момента город превратился в ключевую точку поставок нефтепродуктов в Турцию и Сирию.

Сейчас наступление на Мосул при поддержке авиации международной коалиции против ИГ под руководством США идет с восточного и южного направлений. Несмотря на то, что как иракские, так и американские официальные лица говорят об успехе наступления, очпвидно, что успех весьма относителен. Освобождены лишь несколько небольших населенных пунктов в окрестностях Мосула. Основные трудности начнутся во время боев непосредственно в городских кварталах. ИГИЛ под страхом смертной казни запретило гражданскому населению покидать город, а также используют мирных жителей в качестве живого щита.

Успех наступлению может обеспечить удар по ИГИЛ изнутри. В настоящее время начали поступать сообщения об очередном мятеже в Мосуле, причем в сообщениях говорится, что с боевиками ИГИЛ начали боевые действия боевики Армии Накшбанди, которая составляла костяк исламской полиции Мосула и состоит из бывших баасистов (членов партии Саддама Хусейна). Конечно, возможности полицейских формирований куда ниже, чем у иракской армии, но в условиях наступления на Мосул данный факт может быть весьма значимым во время непосредственных сражений в городе.

В Ливане избран новый президент

31 октября 2016 года парламент Ливана избрал Мишеля Наима Ауна, лидера христианской партии «Свободное патриотическое движение» (СПД), новым президентом страны. Избрание Мишеля Ауна положило конец президентскому вакууму в Ливане, продолжавшемуся более двух лет. После того, как 2014 году пост президента покинул Мишель Сулейман, ливанские парламентарии не могли достичь компромисса в выборе политической фигуры, которая устроила бы и христианские, и мусульманские партии. Голосование в парламенте переносилось 45 раз по причине отсутствия кворума.

Соперником Ауна выступил глава партии «Марада» Сулейман Франжье. Оба политика принадлежат к общине маронитов, составляющих большинство среди ливанских христиан. Из их числа, согласно конфессиональному устройству Ливана, выдвигаются кандидаты в президенты.

Для многих ливанцев избрание Мишеля Ауна связано с надеждами на долгожданные перемены. Новый президент уже неоднократно заявлял, что «намерен вернуть ливанским христианам ту роль, которую им подобает играть в государственных делах».

Ливан является уникальным государством на Ближнем Востоке, где христиане, мусульмане имеют равные права. В этой связи, программа Ауна по достижению «национальной консолидации» позволит обеспечить политическую стабильность в Ливане, а также экономический рост. Также перед новым президентом стоит вопрос о возвращении территорий на юге страны (Шебаа, Кфар-Шуба и Гаджар), оккупированных Израилем. Для достижения желаемой стабильности новым властям необходимо будет дистанцироваться от вооруженных конфликтов, которыми охвачен регион, так как Ливан в силу своих национальных особенностей является крайне конфликтогенным государством.

Также лидер СПД еще в начале 2000-х заключил политический союз с шиитской группировкой «Хизбалла», бойцы которой воюют сейчас на стороне правительственной армии в Сирии. Этот альянс долго препятствовал Мишелю Ауну в борьбе за президентский пост. Против его кандидатуры категорически выступала Саудовская Аравия — главный спонсор сирийской оппозиции, однако на днях в Эр-Рияде заявили, что «готовы принять генерала Ауна в случае его избрания президентом».

В целом ливанский политический истеблишмент положительно оценивает избрание Мишеля Ауна на пост президента. Ливанский эксперт Саркис Наум полагает, что преодоление политического вакуума в Ливане окажет положительное воздействие на межконфессиональную обстановку на

Ближнем Востоке. По его мнению, избрание Ауна повлияет в том числе на сирийское урегулирование. «Через Бейрут может открыться окно диалога между Дамаском и Западом», — считает Наум.

 

Саудовская Аравия предотвратила воздушный удар по Мекке

28 октября 2016 года представители арабской коалиции против повстанцев-хуситов в Йемене заявили, что им удалось перехватить баллистическую ракету, упавшую в 65 км от священного для всех мусульман города Мекки. В Эр-Рияде заявили, что ракета была выпущена шиитскими ополченцами хуситами в Йемене.

Подобное действие вызвало волну осуждений со стороны арабских государств, в том числе Бахрейн и ОАЭ отреагировали заявлениями, открыто осуждающими Иран за запуск ракеты по Мекке. Очевидно, что речь идет о том, что Иран поставляет оружие шиитским мятежникам хуситам, ведущим вооруженную борьбу за власть в Йемене. В данном случае суннитские монархии полагают, что планируемый авиаудар по Мекке был совершен не без участия Ирана.

Более того, египетский военный эксперт Хишам аль-Халаби изучил тип и возможности ракеты, которая была запущена по направлению к Мекке. В заявлении телеканалу «аль-Арабия», эксперт заявил, что это была баллистическая ракета вида поверхность-поверхность. Йеменская армия приобрела этот тип ракет у России, затем они были захвачены сторонниками бывшего президента Йемена Али Абдаллы Салеха. Аль-Халаби подчеркнул, что при работе транспортного средства, который несет ракету и его запуска, требуются высокие технологии и достаточная квалификация военных, следовательно боевики-хуситы не смогли бы совершить столь сложное в техническом плане действие. Таким образом, военный эксперт делает вывод о том, что ракета была запущена со стороны иранских экспертов или военных должностных лиц, выступающих со сторонниками свергнутого президента Салеха.

В результате продолжительной войны в Йемене в данный момент страна переживает крупнейшую гуманитарную катастрофу. Участились случаи смерти от холеры, голода и обезвоживания. А воздушные удары арабской коалиции под руководством Саудовской Аравии все чаще наносятся по гражданским объектам, таким как школы, госпитали, жилые дома и даже больница «Красного креста». Однако данный случай является беспрецедентным примером отсутствия каких-либо правил ведения войны у участников конфликта. Запуск ракеты по священному городу Мекке представляет прямое оскорбление по отношению к мусульманам во всем мире и представляет собой религиозное преступление со стороны лиц, совершивших эту атаку. Очевидно, что данное событие усугубит обстановку на йеменском направлении и будет являться серьезным препятствием на пути к урегулированию.

Ситуация в регионе Ближнего Востока остается напряженной. Ирак стал свидетелем исторической битвы за освобождение Мосула от боевиков ИГ, от результата которой зависит будущее самого Ирака, соседней Сирии и Турции, а значит всего региона.  Несмотря на то, что результаты операции не представляют значительного успеха, сам факт объединения представителей разных этнических групп и направлений ислама, существующих в Ираке,  является знаковым событием в борьбе против исламского терроризма. Также важно отметить, что освобождение Мосула станет ключом к освобождению от ИГ сирийского города Ракка, который террористы считают столицей сирийской части исламского халифата.

Обстановка в Йемене не дает оснований полагать, что в ближайшее время напряженность спадет. Несмотря на активную деятельность ООН и ССГПЗ по йеменскому урегулированию, арабская коалиция продолжает удары по гражданским объектам, Иран не прекращает оказывать военную поддержку хуситам, и сами ополченцы не готовы идти на компромисс.

Таким образом, конфликтогенные государства региона, которые прямо не вовлечены в вооруженные конфликты становятся более уязвимыми и требуют особых усилий со стороны собственных властей по поддержанию стабильности и безопасности.

В.Аватков, Е.Кислова