Арабские страны: январь 2018 г. (дайджест)

Максимально насыщенным на громкие события и процессы для арабских стран Ближнего Востока стал первый месяц 2018 года. В Сирии эксперты могли наблюдать серьезные пертурбации как на военном, так и на дипломатическом треках. Катарский и йеменский кризисы также продемонстрировали новогоднее оживление. В Египте накаляется ситуация вокруг грядущих президентских выборов. По целому комплексу проблем в регионе обострились отношения между Москвой и Вашингтоном. Лидер Палестинской национальной администрации выступил с очередным планом в разрезе палестино-израильского противостояния.

 

СИРИЯ: ВОЕННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

 

Январь 2018 года снова вернул в медийную плоскость тему масштабных вооруженных столкновений в Сирии. Одним из заглавных событий выступила операция по освобождению сирийскими войсками и отрядами народного ополчения при поддержке ВКС РФ авиабазы Абу-Духур, которая в течение трех лет служила последним плацдармом сирийской армии в этом регионе. В районе двадцатых чисел текущего месяца ВС САР окончательно закрепили за собой статус единоличного хозяина базы, что подтвердилось многочисленными репортажами и фотоматериалами сирийских корреспондентов с места недавних боестолкновений и последующим заявлением группировки «Хайат Тахрир аш-Шам», в котором боевики признают потерю стратегически важной точки.

Взятие Абу-Духура стало еще одной победой сирийских военных в череде успехов на фронтах в провинциях Алеппо, Хама и Идлиб. Следующей большой операцией на этом направлении будет ликвидация группировки террористической организации «Джабхат ан-Нусра», численностью более 1500 боевиков в восточной части провинции Идлиб. Однако зачистка подконтрольных боевикам территорий на северо-западе Сирии не представляется наблюдателям «решенным вопросом».

Чем меньше территорий, ресурсной базы оказывается под контролем боевиков, тем яростнее и ожесточеннее оказывается их сопротивление, и тем активней их спонсоры начинают вмешиваться в процесс. Так, в течение всей второй половины месяца боевики ИГ организовывали крупные нападения по обе стороны берега реки Евфрат. В том числе ими были атакованы позиции сирийской армии на западе и северо западе от города Абу Камаль.

Вторым центральным событием для САР в этом месяце стала военная операция Турции «Оливковая ветвь», которую Анкара начала 20 января против курдских Сил народной самооброны на территории сирийского кантона Африн после масштабной медийной и артиллерийской подготовки. Кампания проводится при поддержке боевиков так называемой «Свободной сирийской Армии». К концу месяца операция все еще находится в активной фазе, что означает несколько сотен погибших (включая гражданское население) и весьма ограниченное продвижение протурецких сил вглубь кантона.

Турецкие действия на севере Сирии меняют не только региональную карту влияния, но и военно-политические альянсы, долгое время формировавшиеся в регионе. Так, Россия заняла нейтральную позицию по отношению к турецкой операции. За день до начала операции Россия вывела из района Африн собственное подразделение военной полиции, что курды расценили как предательство и отказались от участия в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи. При этом члены курдских вооруженных Отрядов народной самообороны призвали правительство Б. Асада выполнить свой долг по защите суверенных границ Сирии и запросили помощь со стороны армии Сирии. Здесь необходимо отметить, что отношение курдских властей к вопросу вертикали власти в стране и своей подотчетности федеральному центру уже достаточно давно является весьма прохладным.

 

СИРИЯ: ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

 

25-26 января прошел Девятый раунд межсирийских переговоров под эгидой ООН в Вене. Фактически в основу повестки венских переговоров легло обсуждение Конгресса сирийского национального диалога, который прошел 29-30 января Конгресс в Сочи.

Главным практическим результатом переговоров более 1500 делегатов в Сочи принято считать решение о создании Конституционной комиссии. Присутствовавшие на Конгрессе сирийцы отобрали 150 человек для участия в работе этой комиссии. Между тем спецпосланник по Сирии от ООН С. де Мистура, придавший своим присутствием легитимности всему мероприятию, заявил, что состав придется сократить до 50 человек. С одной стороны, такой шаг представляется логичным, поскольку  в тесных коллективах проще прийти к общему решению. С другой стороны, сразу под вопросом оказывается репрезентативность и, соответственно, легитимность решений подобного формата. То есть оценить главное решение всего Конгресса нам еще только предстоит.

Для России принципиальное значение будут иметь вопрос регулярности сочинского формата и проблема отбора участников для работы Конституционной комиссии, то есть кому в итоге будут переданы эти функции и за кем будет последнее слово. Характер январских комментариев российской стороны говорит о том, что весь проект будет передан под эгиду женевского процесса, как и задумывалось изначально. Однако здесь сохраняются варианты того, как поведут себя Москва, Тегеран и Анкара при очередном торможении ооновского формата.

Возвращаясь к вопросу реализации согласованных деклараций, необходимо отметить, что самая многочисленная фракция сирийских оппозиционеров, «Высший комитет по переговорам» уже отвергла решение Конгресса нацдиалога относительно конституционной комиссии. Вместо прозвучавших из Сочи призывов к разработке новой сирийской конституции главная оппозиционная фракция настаивает на первоочерёдности решения вопроса с запуском работы «переходного правительственного органа» в арабской республике, таким образом снова наводя фокус на проблему смены текущего режима.

В этих условиях Вашингтон, особенно переживавший, если судить по риторике на высоком уровне, по поводу запуска сочинского переговорного формата, начал игру в условное «состязание площадок». Так, 12 января США, Великобритания, Франция, Иордания, Саудовская Аравия на встрече в Вашингтоне согласовали собственные принципы будущего госустройства Сирии. Согласно неофициальным каналам, этот документ предполагает превращение Сирии в парламентско-президентскую республику, децентрализацию страны и проведение процессов реформирования и послевоенного переустройства под внешним контролем.

 

РОССИЯ И США

 

В канун Нового года российская авиабаза в Хмеймиме в Сирии подверглась серии ракетных и минометных атак, одна из которых все-таки достигла цели. По некоторым данным были фактически уничтожены 7 боевых самолетов и взорван склад боеприпасов, были жертвы среди персонала. Ни одна из террористических группировок не взяла ответственность на себя за совершенную атаку. Исполнители по разным версиям (где учтены навыки, техника и мотивация) варьируются от спецназа группировки «Ахрар аль-Шам» до объединений формата «Легион Шам», в которую входят 8 формирований боевиков. Неофициальная версия Минобороны РФ возлагает отвественность за данный инцидент на боевиков запрещенной в России организации «Джебхат ан-Нусра», которые контролируют районы, откуда осуществлялись атаки на российскую авиабазу. Причина в начале продвижения сирийской армии при поддержке российских ВКС с северо-востока провинции Хама в направлении провинции Идлиб. Только за первую неделю января  террористы потеряли контроль над более чем 90 населенными пунктами.

По поводу случившегося высказались представители нескольких государств. В частности в Минобороны России прокомментировали заявление представителя Пентагона о том, что использованные в ходе атаки террористов 6 января на российские военные объекты в Сирии БПЛА «легко доступны на открытом рынке»

«В заявлении Минобороны России о передаче террористам технологий для совершения атаки 6 января ударными БПЛА на российские военные объекты в Сирии намеренно ничего не говорилось ни о причастности к этому конкретной страны, ни о самих технологиях.  Хотя только для того чтобы запрограммировать контроллеры управления БПЛА самолетного типа и сброса боеприпасов в системе GPS необходимо иметь приличную инженерную школу одной из развитых стран. Да и получить точные координаты на основе данных космической разведки далеко не каждому под силу.

Еще раз хотим подчеркнуть, что всего этого у террористов до недавнего времени не было. Поэтому инициативное заявление представителя Пентагона, что все эти технологии «легко доступны на открытом рынке» вызывают не только нашу озабоченность, но и законный интерес: о каких технологиях идет речь, где находится данный «рынок» и какая спецслужба там торгует данными космической разведки». Также было отмечено разведывательного самолета ВМС Соединенных Штатов Poseidon «между Тартусом и Хмеймимом» в период атаки на российские объекты.
Госдеп США также внес свою лепту в дискурс вокруг присутствия России в Сирии, вернув в публичное поле проблему использования химического оружия на сирийской территории. В конечном итоге Россия несет ответственность за гибель людей в Восточной Гуте и множестве других мест в Сирии, ставших жертвами химического оружия, так как Россия вмешалась в сирийский конфликт», — заявил госсекретарь Рекс Тиллерсон. В российском дипломатическом ведомстве данные сентенции рассмотрели в качестве провокации, направленной на дискредитацию сирийского нацдиалога в Сочи.

 

ПАЛЕСТИНА

 

14 января в Рамалле на заседании Центрального совета Организации освобождения Палестины с очередной антиизраильской и антиамериканской речью выступил председатель Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуд Аббас. Краеугольным тезисом всей речи можно считать фразу: «сделка века – это пощечина века». В практической плоскости данная риторика может найти свое воплощение в  переформатировании характера посредничества. Поскольку ПНА теперь не признает США посредником, возобновление переговоров возможно только при условии перехода посреднических полномочий специальной международной комиссии, созданной по итогам соответствующей международной конференции. Круг стран, которые он хотел бы видеть в её составе, М.Аббас не очертил, сделав акцент лишь на обязательном отсутствии США. Здесь необходимым представляется сделать акцент на том, что подобная риторика и нежелание вступать в диалог с американскими представителями могут стоить ПНА той финансовой помощи, которую Рамалла получает через различные международные организации, где Вашингтон выступает основным пайщиком. В условиях глубокого кризиса палестинского единства такой удар по ресурсной базе может стоить М. Аббасу его кресла лидера и запустить переформатирование всей структуры власти в ПНА и взаимодействия между ФАТХ и ХАМАС.

 

ЕГИПЕТ

 

В Египте главной темой внутриполитической повестки становятся президентские выборы. Одной из причин выступило завершение 29 января периода регистрации кандидатов на высший государственный пост страны. О своих планах побороться за переизбрание успел объявить действующий президент Абдель Фаттах ас-Сиси. Однако ситуация с соперниками на этом поле у ас-Сиси не заладилась.

Так, 23 января в Египте арестован бывший начальник Генштаба страны генерал Сами Аннан, который намеревался выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах. Египетскому военачальнику предъявлены обвинения в нарушении законодательства арабской республики и представлении подложных документов для участия в выборах. На следующий день свою кандидатуру добровольно снял египетский юрист-правозащитник Халед Али, объявив, что нынешние условия в Египте, созданные местными властями, не позволяют вести честную борьбу на выборах. Таким образом у действующего президента Египта остался только один конкурент – депутат египетского парламента Мортада Мансур, одним из своих предвыборных обещаний сделавший запрет на пользование жителями страны соцсетью Facebook.

После этого пять представителей внутриполитической оппозиции Египта 28 января выступили с совместным заявлением, которым призвали своих сторонников к бойкоту предстоящих президентских выборов. На что удостоились достаточно резкой реакции со стороны ас-Сиси, выступившего 31 января с заявлением о том, что он не допустит повторения волнений, какие испытала крупнейшая арабская республика в 2011-м и последующих годах.

Несмотря на практически предрешённые результаты выборов необходимо отметить, что внутренняя популярность действующего президента сегодня находится не на самом высоком уровне. Проблемы в области социально-экономического развития и в сфере безопасности стоят во главе условного «корпуса обвинений» текущей власти.

Сами выборы должны состояться 26−28 марта. Избирательная кампания официально стартует 24 февраля и продлится до 23 марта.

При этом в области экономики в арабской республике по итогам 2017 года наметился рост. Такую ситуацию породил синергетический эффект от предоставленного МВФ финансового транша, открытия крупнейшего в Средиземном море газового месторождения и роста числа иностранных туристов. Последний фактор получил свое развитие в начале этого года. Так, президент России Владимир Путин подписал 4 января указ о возобновлении регулярного авиационного сообщения с Египтом. Указ исключает столицу Египта Каир из числа городов, с которыми закрыто воздушное транспортное сообщение. В скором времени ожидается восстановление чартерных рейсов в курортные зоны на побережье Красного моря.

 

ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ

 

6 января в Эр-Рияде была арестована группа 11 принцев после устроенной ими акции протеста против режима жесткой экономии, который предусматривался новым королевским указом по сокращению привилегий членам королевской семьи в области коммунальных услуг. Группе собравшихся принцев было объявлено, что их требование незаконно и предложено разойтись, но те решительно отказались и даже оказали физическое сопротивление представителям спецслужб. В итоге король Сальман приказал силам безопасности вмешаться в ситуацию, и все они были арестованы и отправлены в тюрьму «Аль-Хаир» около Эр-Рияда. В рамках этого же декрета король распорядился ежемесячно выплачивать государственным служащим и военным компенсацию за повышение цен на газ и бензин в стране, а также введённый ранее налог на добавленную стоимость. Эти категории населения должны выступить опорой в достаточно противоречивой политике так называемых «новых реформаторов» во главе с Мухаммедом бин Сальманом.

На катарском направлении ситуация продолжает оставаться в стадии вялотекущего противостояния, в рамках которого Катар диверсифицируют свои внешнеполитические связи в регионе в пользу Турции и Ирана. Последним уколом властям Саудовской Аравии с этого направления оказалось обвинение в проведении дискриминационной политики в отношении паломников, которые посещают исламские святыни в Мекке и Медине. Так, в январе из аэропорта Джидды были депортированы 20 подданных Катара, которые до этого двое суток допрашивались на предмет выяснения «истинных целей» их прибытия в Саудовскую Аравию. Упреки в политизации хаджа и создания препятствий для паломничества мусульманам из неугодных стран вкупе с обвинениями по «уничтожению традиционного характера» Каабы и Запретной Мечети работами по расширению и модернизации Мекканского комплекса легли в основу созданного в начале января комитета Al Haramain Watch. Деятельность комитета направлена на контроль за деятельностью КСА по управлению двумя святынями. У истоков создания комитета, учрежденного в Малайзии, стоят Катар, Турция и Иран. Посягательство на титул «хранителя двух святынь» является прямой атакой на статус Саудовской Аравии в панарабских и панисламских нарративах.

Параллельно Катар укрепляет свои отношения с «Градом на холме». Так, находясь с визитом в Вашингтоне, министр обороны Катара Халед бин Мухаммед аль-Атыйя в понедельник, 29 января, заявил о намерении правительства его страны расширить и без того крупнейший военно-воздушный объект США в ближневосточном регионе (около 80% всех заправок топливом боевой и другой авиации США на Ближнем Востоке осуществляется на этой базе). Планируемое расширение, по словам катарского министра, будет «семейно-ориентированным» и позволит построить на территории авиабазы «Эль-Удейд» рядом с Дохой 200 новых домов, где разместятся американские военнослужащие со своими семьями.

 

ЙЕМЕН

 

Попытки изменить сложившуюся расстановку сил в контексте ее территориальной и ресурсной привязки привело к эскалации напряженности между ОАЭ и Саудовской Аравией в формате прокси-конфликта в йеменском городе Аден, который выполняет функции столицы для сил сторонников президента Абд Раббо Мансура Хади.

В мае 2017 года при поддержке Абу-Даби йеменские сепаратисты, главным требованием которых выступает создание отдельного государства со столицей в Адене, сформировали собственный «Переходный совет Южного Йемена». Массовые акции протеста в Адене, организованные «Переходным советом» 28 января, переросли в воружённый конфликт с правительственными войсками, поддерживаемые КСА. Отрядам южных сепаратистов удалось взять под контроль ряд административных зданий, а бойцы так называемого формирования «Пояс безопасности» взяли штурмом две военные базы под Аденом. Данные события были охарактеризованы президентом Йемена Хади как государственный переворот и 30 января  перед лицом угрозы оказаться в плену Ахмед бин Дагер глава международно признанного правительства Йемена был готов покинуть свой штаб в Адене.

Однако сторонам удалось прийти к некоему соглашению, поскольку на третьи сутки ожесточённых боестолкновений лидер южных сепаратистов Йемена заявил, что он признаёт легитимность президента Хади и готов к сотрудничеству с ним для борьбы с общим врагом – шиитским движением «Ансар Алла» (хоуситы), которое нанесло ракетный удар  по военному параду в провинции Таиз на юго-западе Йемена 22 января. Численность жертв разнится от 7 до 40 погибших и десятков раненных. На параде присутствовали бойцы  салафитских групп лояльных именно эмиратовским кураторам.  Основным итогом столкновений стало демонстрация Абу-Даби своим соперникам, что альтернативы эмиратовскому плану политического обустройства Йемена не существует. В рамках этого плана предполагается безусловно превратить Йемен в конфедерацию с практически государственным обособлением юга страны.

Тем временем в Йемене продолжает разворачиваться беспрецедентная гуманитарная катастрофа современности. К началу 2018 года количество жителей беднейшей арабской страны, где четвёртый год идёт гражданская война, находящихся на грани голода, выросло до 8,4 млн человек. 22,2 млн йеменцев, или 76% от всего населения страны (29 млн человек), ощущает острую нехватку продуктов первой необходимости, питьевой воды, лишена доступа к медицинской помощи. В этих условиях Король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз аль-Сауд  17 января распорядился разместить депозит в $ 2 млрд на счету международно признанного правительства Йемена.

 

***

 

Такие резонансные события как операция Турции «Оливковая ветвь» на территории Сирии, Конгресс национального диалога народов Сирии в Сочи, столкновения различных фракций в йеменском Адене продолжат оказывать свое влияние на политический процесс в ключевых странах и после завершения непосредственных инцидентов. Их эффект в полной мере нам только предстоит оценить. Расстановка сил на внутриполитической арене в Египте к моменту завершения формального этапа регистрации кандидатов на предстоящие президентские выборы лишила наблюдателей последних крох интриги относительно их результатов. Россия и США в самом ближайшем будущем продолжат столкновения по поводу продвижения проектов собственного видения будущего государственного устройства Сирийской Арабской Республики.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: декабрь 2017 г. (дайджест)

Декабрь для арабских стран Ближнего Востока был в первую очередь связан с сразу с несколькими резонансными заявлениями на высшем уровне, которые касались разгрома ИГ (террористической группировки запрещенной в РФ) в Сирии и Ираке, требований объединенной оппозиции на переговорах в Женеве и, конечно, статуса Иерусалима. Также в центре повестки оказалась ситуация в Йемене с убийством экс-президента А.А. Салеха, значимой фигуры национального масштаба, гуманитарным кризисом беспрецедентных масштабов  и очередной ракетной атакой хуситов на Саудовскую Аравию. Иракский Курдистан также заставил снова заговорить о себе масштабными акциями протеста сразу в нескольких крупных городах региона. Ситуация с террористической угрозой в Египте продолжает оставаться напряженной.

 

СИРИЯ

 

Одним из наиболее знаковых событий декабря для САР стало объявление о выводе российской группировки войск в пункты их постоянной дислокации, которое сделал Президент России Владимир Путин 11 декабря во время своего визита на авиабазу «Хмеймим». Причиной подобного решения выступил разгром наиболее боеспособной группировки международных террористов в Сирии.

В данном контексте необходимо выделить, как минимум, два важных акцента – объявленная победа над террористической организацией ИГ не означает конец войны в Сирии (к концу месяца под контролем боевиков остаются еще значительные территории в провинциях Идлиб и Хама, анклавы между провинциями Дейр эз-Зор и Хомс и т.д.), и прекращение военного участия России в данном кризисе (вывод ВКС будет осуществляться постепенно, кроме того свой контингент сохранят базы «Хмеймим» и «Тартус»).

Таким образом, группировка проправительственных сил Сирии не лишится поддержки с воздуха в грядущих операциях по зачистке территории от террористического элемента. Данный прогноз подтвердился на уровне заявлений российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и начальника Генштаба ВС России Валерия Герасимова, которые определили главной антитеррористической задачей в Сирии на 2018 год уничтожение террористической организации «Джебхат Фатх аш-Шам» (террористической группировки запрещенной в РФ).

 

На дипломатическом треке одной из центральных интриг декабря стало обсуждение и принятие 19 декабря новой резолюции Совета Безопасности ООН, регламентировавшей возобновление межграничных гуманитарных и восстановительных операций ООН. По факту, резолюция вновь открыла двери для оказания прямой гуманитарной помощи по каналам ООН жителям Сирии в приграничных районах с Турцией и Иорданией напрямую из этих стран, без запроса разрешения у официального Дамаска. Суть в том, что большая часть этих приграничных районов (помимо курдских территорий) контролируется противниками официального Дамаска, представляющими конгломерат различных радикальных организаций. Россия не стала блокировать эту резолюцию, однако при голосовании воздержалась, предупредив агентства ООН о необходимости «оповещения» официального Дамаска о планируемых гуманитарных конвоях через турецкую или иорданскую границу.

При этом Дамаск продемонстрировал, что не собирается молчаливо сносить наиболее грубые нарушения своего суверенитета. Так, требование о немедленном выводе войск США и Турции 22 декабря озвучил постоянный представитель Сирии при ООН, присутствие которых рассматривается в стране как агрессия и нарушение Устава ООН.

Тем временем закончившийся 15 декабря 8 раунд женевских переговоров оказался безрезультатным. Объединенная под влиянием Саудовской Аравии делегация сирийской оппозиции выступила с позицией, которую трудно было охарактеризовать как переговорную, поскольку в ее основе лежало требование о немедленной отставке президента Б. Асада. Постпреды САР и РФ при ООН Башар Джаафари и Алексей Бородавкин осудили подобное предусловие, поскольку оно делает принципиально невозможным участие в переговорах одной из сторон конфликта.

На 8 раунде переговоров в Женеве предполагалось обсудить с делегациями правительства Сирии и оппозиции 12 принципов будущего устройства страны, конституционный процесс и выборы, затронув темы управления и борьбы с терроризмом. Спецпосланник ООН по Сирии Стефан де Мистура итоги раунда охарактеризовал как «упущенную возможность».

22 декабря в Астане завершился восьмой раунд переговоров по Сирии. Главными темами встречи стали согласование сроков и участников Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, а также принятие положения об обмене задержанными лицами и телами погибших между сторонами сирийского конфликта. Кроме того, в повестку дня были включены ситуация в зонах деэскалации, особенно в районе Идлиба, и утверждение заявления о гуманитарном разминировании. Представитель правительственной делегации САР пообещал, что Дамаск сделает всё возможное для успеха Конгресса сирийского национального диалога, который ориентировочно пройдёт 29−30 января в Сочи.

 

ИРАК

 

Между тем намерение о присоединении к Астанинскому процессу высказал Багдад. В лице посла Ирака в Москве Хайдара Мансура Хади. «Мы считаем, что наш опыт и наша помощь понадобятся в политическом процессе урегулирования сирийского кризиса», — заявил посол на встрече с главой комитета по международным делам Совета Федерации Константином Косачевым.

Об окончательной победе над террористической группировкой ИГ также объявили и в Ираке. По словам иракского премьера, правительственные войска взяли под полный контроль границу с Сирией, что знаменует собой завершение боевых операций против ИГ на территории Ирака. Такое заявление поспешил поддержать американский лидер Дональд Трамп, во время церемонии подписания военного бюджета отметив, что в борьбе с ИГ США за восемь последних месяцев добились больших успехов, чем предыдущая администрация президента Барака Обамы за весь свой срок управления страной.
ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

 

Финансовое положение курдской автономии после возврата Киркука и других спорных районов под контроль Багдада стало весьма плачевным. Имеющихся денег не хватает и на покрытие месячного жалования работникам бюджетной сферы. В конце месяца в иракском Курдистане произошли массовые акции протеста. Основной причиной бунта стала именно невыплата в течение двух месяцев зарплат бюджетникам. Правительство региона является работодателем для полутора миллионов курдов. Такая ситуация возникла благодаря решению государственного аппарата наделить работой всех желающих и тем самым обеспечить социальную стабильность в регионе. Массовые выступления продолжались в течение нескольких дней. Протестующие использовали железные прутья и бутылки с зажигательной смесью, совершили поджоги офисов Демократической партии Курдистана и Патриотического союза Курдистана в Сулеймании. На подавление беспорядков были брошены силы полиции, пешмерга и местной спецслужбы «Асаиш». По предварительным данным, погибли 6 протестующих и были ранены около сотни. Среди протестующих большую часть составили работники госсектора, врачи, учителя.

 

В Организации Объединённых Наций призвали власти курдского автономного региона на севере Ирака воздержаться от силовых действий в отношении участников акций протеста. При этом центральное правительство Ирака заявило о планах в скором времени приступить к выплатам зарплат служащим курдских военизированных формирований «пешмерга» и другим работникам бюджетной сферы Иракского Курдистана еще в конце октября.
На этом фоне активно распространялись слухи о том, что курдская сторона, якобы согласилась передать федеральным силам пограничные пункты и также всю систему нефтяных поставок в обмен на то, что доля финансирования Эрбиля из центрального бюджета сохранится без изменений и в 2018 году (17% от общего бюджета).

Косвенно данную информацию подтверждает объявленное 17 декабря решение иранской стороны о возобновлении работы пограничных переходов Хаджи Омран и Парвиз-хана. Однако у подобного шага руководства Исламской Республики могли быть и другие причины. Закрытие пограничных переходов между Ираном и Иракским Курдистаном привело к буму в торговых отношениях между автономией и Турцией, а турецкие производители, воспользовавшись этой возможностью, не оставили места для иранских товаров на курдском рынке.

 

ЕГИПЕТ

 

11 декабря Египет с визитом посетил российский президент. В центре повестки дня находились вопросы борьбы с терроризмом, кризисы в Сирии и Ливии, а также вопросы сугубо двусторонних отношений, в частности проблема возобновления авиасообщения. аэропорт столицы Египта после череды проверок российскими специалистами был признан полностью соответствующим всем требованиям авиационной безопасности, и первый самолет по маршруту Москва-Каир, после прерванного в 2015 году авиасообщения между Россией и Египтом, совершит рейс 1 февраля 2018 года.

 

При этом проблема обеспечения безопасности за пределами авиагаваней в АРЕ стоит весьма остро. Так, несмотря на повышенные меры безопасности перед рождественскими праздниками в стране, в рамках которых защиту церквей, молебных домов и мест скопления христиан осуществляли 230 тысяч сотрудников сил внутренней безопасности, 29 декабря было осуществлено нападение на христианский храм в Каире. Жертвами теракта стали 10 человек, включая троих полицейских.

Также в декабре противостояние силовых структур и террористических группировок ознаменовалось двумя успешными операциями по ликвидации джихадистов в провинции Шаркия и одной – в пригороде Каира.

 

ЙЕМЕН

 

Для Йемена декабрь был во многом связан с ликвидацией одной из независимых переменных в кризисе, который переживает страна с 2015 года. 4 декабря экс-президент Йемена Али Абдалла Салех был убит в результате нападения повстанцев-хуситов. Напомним, что ранее в конце ноябре А. Салех объявил о прекращении союзнических отношений с хуситами. Бои между сторонниками экс-президента и боевыми подразделениями группировки «Ансар Алла» за столицу Йемена Сану продолжались с 29 ноября.  В таких начинаниях экс-главу республики поддержала Аравийская коалиция, заявив о «солидарности с йеменским народом, восставшим против гнета проиранских милиций».

Уход фигуры такого политического масштаба и влияния как А. Салех означает не только его физическую ликвидацию, но и практически полное нивелирование влияние его клана и партии Всеобщий народный конгресс на развитие ситуации в Йемене. Все лояльные ему подразделения Республиканской гвардии теперь исчезнут из военного расклада сил в качестве самостоятельного игрока. В итоге к концу месяца только позиция хоуситов определяла ситуацию на севере страны. В тоже время Южный Йемен находится под фактическим протекторатом ОАЭ, которые свое внимание сосредоточили на взятии под контроль основных портов на побережье Красного моря и Индийского океана. При этом если рассуждать исключительно логически, с одной стороны, прекращение существования одного из центров силы будет способствовать упрощению общей картины, что на полшага приближает конфликт к урегулированию. С другой стороны, монополизация власти в руках проиранских хуситов не оставляет Эр-Рияду никакой иной альтернативы, кроме как продолжения силового воздействия на ситуацию, что совсем не будет способствовать скорейшему разрешению этого тяжелейшего конфликта.

 

Общая картина в Йемене продолжает оставаться весьма удручающей. 28 декабря, в ознаменование 1000 дней продолжающегося конфликта в беднейшей арабской стране гуманитарный координатор ООН в Йемене Джейми МакГолдрик выразил «глубокую обеспокоенность» в связи с неприемлемым числом жертв среди мирных жителей этой страны. Только 26 декабря под ударами коалиции погибли 68 гражданских.

В ответ на обвинение в «абсурдности» всей операции, приведшей лишь к полной деградации гуманитарной обстановки в стране и разрушению политико-социальных основ государства, коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, охарактеризовала заявления ООН как «тенденциозные» и «подрывающие авторитет всемирной организации».

 

В 2017 году в военном измерении йеменского кризиса поучаствовал и Вашингтон. За год ВВС США нанесли более 120 ударов по террористическим целям в Йемене, а именно по террористической группировке «Аль-Каида на Аравийском полуострове», и филиалу ИГ, который, по данным Пентагона, за последний год «удвоился в размерах». Отмечается, что военная кампания США в Йемене активизировалась с приходом в Белый дом президента Д. Трампа.

 

КСА

 

19 декабря с территории Йемена в направлении королевского дворца в Эр-Рияде была запущена  баллистическая ракета, перехваченная системой эшелонированной системой саудовских ПРО. Это событие настолько обеспокоило саудовцев, что 21 декабря король Саудовской Аравии Сальман Бин Абдель Азиз Аль Сауд совершил телефонный звонок президенту России для обсуждения развития ситуации в Йемене. Можно предположить, что саудовский монарх надеялся в лице российского президента обрести рычаг воздействия на Иран, который по заявлениям руководства КСА осуществляет многоуровневую поддержку хуситов в рамках ведения гибридной войны против Эр-Рияда.

 

Накал во внутриполитических баталиях в декабре продемонстрировал тенденцию к снижению. 26 декабря в Саудовской Аравии на свободу была отпущена часть фигурантов антикоррупционных расследований в стране, которые начались в ноябре этого года. С 23-х освобождённых из-под ареста лиц сняты обвинения после того, как они согласились на так называемое «досудебное урегулирование». Ожидается, что подобным образом будет сняты претензии ещё к группе подозреваемых, которые согласились на сотрудничество со следствием. Здесь можно предположить, что передел власти на внутриполитической арене в королевстве на этом не закончится. Однако проявление в публичном пространстве возможного сопротивления со стороны всех тех, кого не устраивает курс Мухаммеда бин Сальмана, представляется вероятным только при успешном накоплении критической массы недовольства и консолидации усилий сразу нескольких групп интересов. В противном случае такой бунт будет заранее обречен на провал и даже если впоследствии будет освящен СМИ, то только под нужным текущей группировки власти углом с соответствующими акцентами.

 

«ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОПРОС»

 

6 декабря президент Дональд Трамп заявил, что США признают Иерусалим израильской столицей и начинают процесс переноса американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Это вызвало волну протестов среди жителей арабских стран. Так, в пятницу, 8 декабря, на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа прошли столкновения между палестинцами и израильскими военными. В них пострадали, в том числе получили отравления газом, не менее 770 арабов, из которых около 180 человек — в секторе Газа.

 

Даже учитывая первые яростные акции протеста и многочисленные публичные заявления лидеров арабских стран, отрицающие право Вашингтона на подобные односторонние решения по принципиальным вопросам, реакция оказалась весьма сдержанной. На высшем уровне об отсутствии арабской/мусульманской солидарности погоревали, каждый в своей манере, лидеры Турции, ОАЭ и Алжира. Масштабы и степень эскалации «третьей интифады», которую объявило движение ХАМАС 13 декабря с целью надавить на США, также уступали двум предыдущим и так называемой «интифаде ножей».

Протокольная сторона вопроса при этом была соблюдена со всей строгостью. Помимо вышеупомянутых заявлений на уровне отдельных государств Совет Лиги арабских государств по итогам прошедшего в Каире заседания на уровне глав МИД призвал к международному признанию палестинского государства в границах 4 июня 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме и возвращению к выстраиванию мирного процесса на основе решения по созданию двух государств.

 

Однако по итогам месяца наиболее болезненный для США эффект, с точки зрения репутационных издержек, произвели связанные с проблематикой бюрократические процедуры в ООН. Сначала США были вынуждены заблокировать в Совете Безопасности ООН проект резолюции по статусу Иерусалима, в которой выражалось «глубокое сожаление в отношении недавних решений, касающихся статуса Иерусалима», выступив единственной страной Совбеза, проголосовавшей против. Затем Штаты обнаружили себя в компании Гватемалы, Гондураса, Маршалловых островов, Микронезии, Науру, Палау и Того, когда несмотря на все угрозы по перекрытию финансовых потоков 128 стран проголосовали за резолюцию с призывом к Соединённым Штатам отозвать своё признание Иерусалима столицей Израиля на Генассамблее ООН. Представители 35 стран воздержались.

Такие итоги голосования предсказуемо позволили руководству ПНА заявить, что решение Трампа недействительно и международное сообщество стоит на стороне законных прав палестинского народа.  Также предсказуемо власти Израиля заявили, что не принимают решение ГА, но поблагодарили президента США  и представителей других государств, которые голосовали против резолюции, «за однозначную позицию».

***

Несмотря на то, что декабрь для арабских стран Ближнего Востока оказался богат на громкие события и резонансные заявления, процессы в регионе сохраняли динамику, сформированную уже к первому кварталу 2017 года (сирийский, иракский и саудовский кейсы) либо еще раньше (египетский и йеменский кризисы). За внесение хаотичного малопрогнозируемого в своих последствиях начала отвечали внерегиональные игроки.

В.Аватков, Д.Тарасенко

События по сирийскому урегулированию демонстрируют адекватность внешнеполитического курса России

Встреча глав государств-гарантов Астанинского процесса и режима прекращения огня – России, Ирана и Турции – 22 ноября в Сочи прошла на фоне стремительно возрастающей плотности контактов российского президента В.В.Путина с ключевыми акторами многострадального региона Ближнего Востока.

Все участники строительства региональной безопасности имеют свои интересы в Сирии и отличающиеся друг от друга точки зрения на то, какой должна быть эта региональная система международных отношений и какое место они должны в ней занимать. При всем многообразии интересов, точек их соприкосновения и столкновения, наиболее трудноразрешимым вопросом представляется передача одной из сторон региональных отношений роли фасилитатора. Довольно долгое время ее пыталась играть американская администрация, которая, однако, не имеет сегодня возможности адекватно реагировать на происходящие на Ближнем Востоке события из-за фактического внутриполитического кризиса в США. Администрация Дональда Трампа уже почти год пытается выработать хоть сколько-нибудь четкую стратегию действий в регионе, однако, ее усилия оказываются тщетными либо из-за противодействия Государственного департамента, либо Сената, либо по причине грубого понимания действительности событий.

Наибольших успехов в деле завоевания роли фасилитатора баланса сил в регионе достигла российская дипломатия в лице президента В.В.Путина, министров иностранных дел и обороны С.В.Лаврова и С.К.Шойгу и многочисленного состава дипломатического и оборонного ведомств России. В последнее время количество контактов российского лидера с коллегами из заинтересованных в разрешении (или, наоборот) сирийского конфликта государств «просто зашкаливает». Так, 20 ноября поздно вечером состоялся телефонный разговор Путина с эмиром Катара Тамимом Аль-Тани, в ходе которого произошел обмен мнениями, в том числе и по проблематике вокруг саудовско-катарского дипломатического конфликта. В тот же день российский президент встретился с президентом Сирии Башаром аль-Асадом, посетившим Россию за время гражданской войны второй раз и столько же покидавшим пределы своей страны за этот период.

На следующий день, 21 ноября, президент России провел телефонный разговор со своим заокеанским коллегой Дональдом Трампом, с которым Путину так и не удалось (точнее, не дали) пообщаться в ходе саммита АТЭС. Повестка этого разговора была расширена за счет проблемы вокруг Корейского полуострова, однако сирийская проблематика была обсуждена комплексно. Более того, поскольку этому телефонному разговору предшествовала встреча лидеров России и Сирии, Путин уведомил Трампа о приверженности аль-Асада проведению прозрачного политического процесса и демократических выборов в Сирии под контролем ООН, что позволило американскому президенту охарактеризовать телефонный разговор как «замечательный».

На этом телефон президента России не перестал звонить, 21 ноября телефонный разговор прошел с королем Саудовской Аравии Сальманом Бен Абдель Азизом Аль Саудом, в ходе которого обсуждалась инициатива российской стороны по проведению Конгресса национального диалога в Сирии, предтечи политическому процессу. Для успешного проведения этого Конгресса, как надеются в Москве, послужит встреча представителей сирийской оппозиции в Эр-Рияде 22-24 ноября.

На этом плотность межгосударственного общения не закончилась, российский лидер пообщался с президентом Египта ас-Сиси, который высоко оценил действия ВКС России по уничтожению террористических бандформирований в Сирии. Также глава египетского государства выразил поддержку политико-дипломатическим усилиям России в деле сирийского урегулирования.

В тот же день, 21 ноября российский президент использовал телефонную связь для общения еще с одним игроком ближневосточных перипетий – Израилем. В ходе переговоров с премьером Нетаньяху обсуждалась южная зона деэскалации, представляющая собой особую чувствительность для израильской стороны. В этой зоне деэскалации проявляют активность подразделения Хизбаллы и шиитских проиранских группировок, что, разумеется, рассматривается Тель-Авивом как прямая угроза национальной безопасности Израиля. При отсутствии дипломатических отношений и каких-либо межгосударственных связей между Израилем и Ираном, именно Россия, проводящая взвешенную многовекторную политику, может разъяснить одной стороне точку зрения другой и обеспечить компромисс, или, хотя бы, снизить вероятность прямого военного столкновения.

Такого рода стечение всей информации российскому руководству, оформленная передача роли фасилитатора России, в том числе путем согласия многими акторами на проведение Конгресса национального диалога (КНД) именно в Сочи, демонстрирует укрепление позиций России на Ближнем Востоке, которые практически приблизились к советскому уровню влияния на региональные дела.

Однако еще многое предстоит сделать, в том числе договориться с такими региональными игроками, как Турция, о составе участников КНД. Когда турецкая сторона узнала о том, что Сирийскому Демократическому союзу (СДС), который признан Турцией террористической организацией, было выслано приглашение к участию в КНД, турецкий МИД тут же выдвинул протест по этому поводу, а российская сторона, отозвав приглашение у СДС, отложила проведение Конгресса. Эту тему поднимал на переговорах с Путиным и его турецкий коллега Реджеп Эрдоган 13 ноября. Разногласия по этому поводу не были разрешены и на трехстороннем саммите 22 ноября, что стало понятно после пресс-конференции, на которой президент Турции настоятельно просил “не ждать от турецкой стороны того, что они окажутся на одной площадке с террористической организацией, покушающейся на национальную безопасность Турции”. Под этой террористической организацией Эрдоган понимает именно СДС.

Судьба успешного проведения Конгресса будет во многом зависеть от того, будет ли достигнут компромисс по СДС, поскольку Турция участия этой партии не допустит, но на ее участии будут настаивать США и, возможно, Россия. Однако российская сторона продемонстрировала готовность пойти на компромисс с Турцией, учесть ее интересы, в соответствии с утвержденными в Концепции внешней политики РФ принципами, когда отозвала приглашение СДС.

При этом и турецкая сторона проявляет неявный признак готовности согласиться с возможностью участия аль-Асада в постконфликтном политическом будущем Сирии. В турецких СМИ Башара аль-Асада уже начинают упоминать как «сирийского лидера», при этом официально с 2013 года турецкие власти перестали считать президента Сирии как легитимного представителя сирийского народа. В риторике турецкого руководства перестала иметь место резкая критика в сторону Дамаска. Как отмечают в турецких экспертных кругах, в Сирии «начинает укрепляться формула решения с участием Асада в процессе». В данном случае необходимо договориться по участию СДС и Асада в будущем сирийском государстве.

К тому же итоги трехстороннего саммита в Сочи положительно оценила и турецкая оппозиция, которая редко бывает солидарна с внутри- и внешнеполитическими действиями властей. Так, председатель старейшей партии Турции – Народно-республиканской партии – заявил, что «наконец-то Турция достигла желаемого результата».

Стремительно ухудшающиеся отношения между Турцией и США, нахождение российско-американских отношений на чрезвычайно низком уровне, отсутствие отношений как таковых между Ираном и США позволяют многим экспертам заявлять, что формируется антизападный блок стран, который сам, без оглядки на других акторов решит судьбу Сирии. Во-первых, судьбу Сирии решит сам сирийский народ, это было подтверждено в совместном заявлении глав трех стран. Во-вторых, астанинский формат, продуктом которого стала упомянутая трехсторонняя встреча, является всего лишь этапом для разрешения (именно полного разрешения, не только урегулирования) сирийской проблемы. Как выходит из недавнего совместного заявления президентов России и США, астанинский процесс является средством для военного урегулирования конфликта с тем, чтобы перевести в дальнейшем достигнутый уровень доверия между сторонами на мирный политический процесс в Сирии в рамках Женевы.

Сирийский кризис показал, что сегодняшние конфликты являются многоступенчатыми, их невозможно решить на одной площадке, в один шаг, одним махом. Это комплексные проблемы, которые вбирают в себя огромное количество сторон, как внутриполитических, как внутрирегиональных, так и внешних, глобальных. Российская Федерация не отказывается от Женевского формата, наоборот, старается приложить все усилия для создания предпосылок для его оживления. Такими предпосылками станут Астана, как площадка достижения прекращения огня и компромисса между региональными сторонами, Конгресс национального диалога, который сыграет роль консолидатора всех внутрисирийских сил для решения главной для всех задачи – спасения страны. Женева же станет той площадкой, где новому сирийскому политическому устройству будет придана легитимность со стороны международного сообщества.

Главная победа России заключается именно в понимании многосложности сирийской проблемы, понимании того, что конфликты наших дней требуют усидчивости в их решении, которое должно достигаться в несколько этапов и с участием всех, без исключений, сторон конфликта и заинтересованных бенефициаров.

Однако принятие на себя такой роли сулит российской стороне не только авторитет и значительное усиление позиций как в регионе, так и на глобальном уровне, но и огромные обязательства по успешному осуществлению выдвинутых инициатив и мер по долгожданному завершению сирийского кризиса. Далеко не все зависит от России, решительные действия по прекращению сирийской беды должны осуществлять и наши партнеры по Астане, а также другие влиятельные участники международных отношений.

Г.Л.

Турция: октябрь 2017 г. (дайджест)

Всё большее место в повестке турецкой политики занимают вопросы внутриполитической борьбы. Появляются новые оппозиционные силы в виде новообразованной «Хорошей партии» (İyi Parti). А внутри правящих кругов происходит частичная смена лиц на руководствующих постах.

На внешнеполитическом треке внимания заслуживают такие вопросы как: дипломатический кризис между Турцией и США, соглашение по закупке ЗРК С-400, а также сближение Турции и Ирана.

Внутриполитическая обстановка

16 октября в ходе заседание Совета министров турецкое правительство приняло решение продлить режим чрезвычайного положения ещё на 3 месяца. Таким образом, режим ЧП будет продлён уже в пятый раз.

Кроме того, руководство Турции, по всей видимости, начинает постепенную подготовку к президентским выборам 2019 года (тогда же произойдёт окончательный переход к президентской форме правления). В этой связи в высших эшелонах власти происходят некоторые перестановки. 19 октября Шабан Дишли, главный советник председателя правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которым сейчас является Эрдоган, подал в отставку. Своё решение он объяснил желание уберечь президента от критики, которая может возникнуть по причине того, что брат Дишли был арестован в 2016 году по обвинению в причастности к попытке госпереворота. Позже по требованию Эрдогана в отставку ушёл теперь уже бывший мэр Анкары Мелих Гёкчек. В связи с этим, главный редактор турецкого издания «Hürriyet Daily News» выразил сомнение в том, сможет ли ПСР победить в Анкаре на следующих выборах. Он также отметил, что правящая партия сегодня теряет свои позиции в таких городах, как Стамбул и Бурса, которые традиционно голосуют за неё. Ранее, в сентябре (2017 г.), свой пост покинул и мэр Стамбула Кадир Топбаш. Сообщалось, что в июне его зять был задержан по подозрению в связях с Гюленом.

25 октября бывший депутат от Партии националистического движения Мераль Акшенер объявила о создании «Хорошей партии» (İyi Parti). Политик передал в Министерство внутренних дел Турции документы необходимые для регистрации партии, после чего провела первую встречу членов партии, где единогласно была избрана её председателем. В 2016 году Акшенер была исключена из ПНД за критику лидера партии Девлета Бахчели. По её мнению, при нём националисты стали самой слабой оппозиционной силой в стране. Комментируя цели «Хорошей партии» политик заявила: «Мы выступаем за предоставление нашему молодому поколению работы, нашим женщинам – права на жизнь и равенство, нашим старикам – спокойствия, надёжности и ухода, нашим детям – радости, счастья и здоровья, нашей нации – единства и сплочённости». Партия заявлена как правоцентристская, тем не менее, в ней преобладает сильное националистическое ядро, что делает её серьёзным конкурентом ПНД. Некоторые бывшие члены Партии националистического движения уже заявили о своём вступлении в партию Акшенер: среди них бывший генеральный секретарь ПНД Джихан Пачаджи, бывший заместитель председателя ПНД Умит Оздаг и другие.

Экономическая ситуация

В конце октября были опубликованы данные об объёмах экспорта и импорта Турции за сентябрь 2017 года. Так, экспорт Турции составил 11 миллиардов 848 миллионов долларов, увеличившись на 8,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года (сентябрь 2016 г.), тогда как объём импорта – 19 миллиардов 982 миллиона долларов, при росте в 30,6%. Таким образом, дефицит торгового баланса составил 8 миллиардов 135 миллионов, повысившись на 85%.

Серьёзно возрос импорт энергетических ресурсов: он увеличился на 51,3% по сравнению с данными сентября прошлого года и составил 3 миллиарда 202 миллиона долларов.

Помимо прочего, стали известны данные по уровню безработицы в стране. Нужно отметить, что ситуация на рынке труда остаётся довольно стабильной, учитывая массовые увольнения госслужащих в связи с попыткой государственного переворота в июле 2016 года. Объём безработицы остался на прежнем уровне – 10,7%, число же граждан, занятых в трудовой деятельности, выросло с 52,7% до 53,7%.

Министр финансов Турции Наджи Агбал, комментируя проект турецкого бюджета на 2018 год, заявил, что в наступающем году доходы Турции достигнут отметки в 698,8 миллиарда лир, из которых 599 миллиардов лир будут обеспечены налоговыми поступлениями. При этом потратить планируется 762 миллиарда лир. Предусмотренный дефицит бюджета на предстоящий год – 65,9 миллиардов лир. Кроме того, он коснулся вопроса увеличения ряда налогов в рамках «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)», анонсированной в сентябре 2017 года. По его словам, в 2018 году система налогообложения на транспорт претерпит изменения. Сегодня в Турции она привязана к объёму цилиндров двигателя – после проведения реформы будет взиматься дополнительная плата за покупку автомобиля в размере до 20% от его стоимости. Сам налог также вырастет до 40%. Агбал отметил: «Основываясь на принципе платёжеспособности, а также справедливого налогообложения, если вы покупаете Феррари более чем за 2 миллиона лир, вы должны будете заплатить 6000 лир дополнительного налога. Такая система предельно справедлива».

Наиболее важным для экономики Турции событием, очевидно, стало открытие 30 октября железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. В турецкой прессе отмечалось, что она позволит сократить расстояние между Англией и Китаем на 7000 километров, таким образом, намекая на Транссибирскую магистраль, что, тем не менее, является немалым преувеличением. Протяженность железной дороги, большая часть которой проходит по территории Азербайджана, – 829 километров. Изначально пропускная способность линии составит 1 миллион пассажиров и 6,5 миллионов тонн грузов, к 2023 году планируется, что эти показатели достигнут 3 миллионов пассажиров и 17 миллионов тонн грузов. Дорога задумана как альтернатива российской магистрали с целью сократить расстояние от Европы до Азии. Таким образом, время в пути станет около 12-15 дней, а не 45-62 дня, как раньше. Представители Армении отмечают, что наличие транспортного коридора без участия их страны создаёт предпосылки для развития напряжённости в регионе.

Отношения с США

Несмотря на положительную взаимную риторику Турции и США в сентябре (2017 г.), отношения между двумя странами продолжают сохранять коллапсирующий характер, чему свидетельствует разразившийся в начале месяца дипломатический кризис. 5 октября по обвинению в связях с Гюленом, шпионаже и подрыву конституционного строя турецкие власти арестовали гражданина Турции, сотрудника генконсульства США, Метина Топуза. Интересно, что он также подозревается в связях с бывшим прокурором Турции и офицерами полиции, которые в 2013 году расследовали коррупционный скандал, к которому, в свою очередь, был причастен Эрдоган. После этого страны на взаимной основе приостановили выдачу неиммиграционных виз: США – для граждан Турции, и Турция – для граждан США.

Параллельно этому в Штатах продолжается судебное разбирательство в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба и генерального директора одного из крупнейших турецких банков «Halkbank» Мехмета Хакана Атиллы. Они обвиняются во вступлении в сговор с целью осуществления финансовых операций, которые позволяли Ирану действовать в обход американских санкций. Первый был одним из ключевых фигурантов коррупционного скандала в 2013 году. В этой связи многие эксперты полагают, что Эрдоган опасается вскрытия подробностей коррупционной деятельности его окружения. Таким образом, Анкара, раздувая скандал, пытается надавить на Вашингтон с тем, чтобы тот закрыл дело.

Отношения с Россией

Как в случае с США, отношения Турции и России складываются весьма сложно. Одним из ключевых вопросов сотрудничества двух стран на данный момент является вопрос закупки зенитно-ракетных комплексов С-400. Ещё в сентябре (2017 г.) Турция сделала первый взнос в рамках соглашения. Тем не менее, вскоре из уст турецкого руководства стали звучать предупреждения о том, что Турция откажется от сделки в случае, если сделка будет осуществлена без передачи технологии. На вопрос журналистов о готовности России к передаче технологии производства ЗРК, пресс-секретарь президента России ответил, что между двумя странами продолжаются переговоры на экспертном уровне по этому аспекту соглашения. Позже подобные заявления турецкого руководства исчезли из внешнеполитического дискурса и ситуация нормализовалась.

Ещё одним негативным моментом взаимоотношений стал крымский вопрос. 9 октября Эрдоган посетил Украину, где встретился с её лидером Петром Порошенко. В ходе совместной пресс-конференции президент Турции подчеркнул, что его страна поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины и не признаёт присоединение Крыма к России. Многие посчитали этот шаг вынужденным: например, власти Крыма заявили, что Эрдоган, якобы, «подыграл» Порошенко. Однако, спустя несколько дней Министерство транспорта, судоходства и коммуникаций Турции запретило турецким портам принимать любые суда, идущие из Крыма. Подобная ситуация уже случалась в марте этого года (2017 г.).

Ближний Восток

8 октября Турция начала деятельность по разведке местности в сирийском Идлиби с целью кстановления наблюдательных постов. Уже 9 октября Генштаб Турции объявил о начале операции по контролю за перемирием в рамках договорённости о зонах деэскалации, которая была достигнута в ходе 6 встречи по Сирии в Астане 15 сентября (2017 г.). Несмотря на координацию турецких и российских властей, сирийское руководство раскритиковало действия Анкара, охарактеризовав их как нарушение международного права, и потребовало вывода войск из провинции.

Всё более явным становится сближение Турции и Ирана. 4 октября Эрдоган посетил Иран. Позже, 19 октября, с визитом в Турцию прибыл вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, где встретился с турецким премьер-министром Бинали Йылдырымом. Оба политика крайне позитивно охарактеризовали нынешнее состояние двусторонних отношений. На данном этапе два государства сближает не только энергетическое и военно-политическое сотрудничество в Сирии, но и общность взглядов по вопросу референдума в Иракском Курдистане. Турция, Иран и Ирак договорились выступать совместным фронтом по этому вопросу. Кроме того, Анкара, заручившись поддержкой Ирана, надеется на более эффективную борьбу против Рабочей партии Курдистана, борющейся за создание курдской автономии в составе Турции.

***

Во внутренней политике Турции постепенно утрачивает позиции антитеррористический дискурс. Всё большее внимание СМИ уделяется переменам во власти, возникновению новых политических сил, а также экономическим преобразованиям в стране. Турецкое руководство постепенно начинает подготовку к президентским выборам 2019 года, когда государство закончит переход к президентской форме правления. Параллельно ведутся экономические преобразования, вызванные трудностями в ряде секторов экономики. В связи с этим происходит и ужесточение налоговой политики.

Курс на независимую внешнюю политику приводит к своего рода однобокому подходу турецкого истеблишмента, который периодически игнорирует интересы своих партнёров, требуя при этом уступок по отношению к себе. Подобную ситуацию можно было наблюдать и в дипломатическом конфликте США и Турции, а также в противоречиях и разногласиях возникающих в вопросе поставок С-400. Тем не менее, вместе с тем как растёт влияние Ирана в регионе, крепчают и узы сотрудничества между Исламской Республикой и Турцией.

Как уже отмечалось в предыдущем дайджесте (за сентябрь 2017 г.), в среднесрочной перспективе руководство Турции, по всей видимости, сконцентрируется на двух наиболее важных для него на сегодняшний день моментах: укреплении собственных позиций у власти за счёт борьбы с оппозиционными элементами, а также решении курдского вопроса, который в связи с референдумом в Иракском Курдистане создаёт новые предпосылки для нестабильности в регионе.

В.Аватков, А.Финохин

 

Арабские страны: октябрь 2017 г. (дайджест)

Октябрь для арабских стран был в первую очередь связан с продолжением развития ситуации вокруг объявления независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. В Египте на повестке дня стоит проблематика безопасности и ее отдельные измерения – восстановление авиасообщения с Россией, ликвидация ячеек террористических организаций. События на «сирийском» и «катарском» треках, свидетельствуют о том, что данные кризисы развиваются в соответствии с прогнозами, сформулированными в выпусках дайджестов за предыдущие месяцы. Для Москвы одним из главных событий на ближневосточном направлении выступил визит Короля Саудовской Аравии в Россию.

 

ЕГИПЕТ

В октябре Каир продолжает интересовать проблема возобновления авиасообщения с Россией. Согласно заявлениям министра гражданской авиации АРЕ Ш. Фатхи, возобновление авиасообщения между арабской республикой и Россией зависит от внутренних решений с российской стороны, поскольку Египет выполнил все требования по безопасности аэропортов и авиасообщения, выдвинутые Москвой, потратив на это около  60 млн. долларов. Дополнительным аргументом Каира в пользу ускоренного принятия позитивного решения является ожидаемый наплыв футбольных болельщиков из Египта, желающих посмотреть выступление своей команды на Чемпионате мира по футболу 2018 года. Учитывая тот факт, что в финальной части подобного первенства сборная Египта получила право выступить впервые за 28 лет и, принимая во внимание феноменальную любовь к данному виду спорта в Египте, такое развитие событие действительно представляется возможным.

Конечно, интерес руководства страны лежит в более стратегической плоскости – известия о том, что российский турпоток в Израиль за девять месяцев вырос на 46% к тому же периоду прошлого года, свидетельствуют о том, что в скором времени бороться за отечественного туриста Египту в своем сегменте придется не только с Турцией, но и с Израилем. В то время как страдающая от множества проблем экономика страны не может позволить дальнейшую потерю позиций на своих уже традиционных потребительских рынках.

Если ситуацию с безопасностью в воздушных гаванях только предстоит оценить профильным комиссиям, то уже сейчас можно сказать, что в целом по стране проблема противостояния террористической угрозе продолжает стоять очень остро. По сообщениям из страны, 20 октября в ходе проведения спецоперации по обезвреживанию террористической ячейки, скрывавшейся в пустынном районе Эль-Вахат в 135 километрах от Каира, силы внутренней безопасности АРЕ попали в засаду. Число бойцов египетского спецназа, погибших в результате столкновения, разнится от трех от шести десятков, в зависимости от источника.
Наличие у террористических групп достаточного для организации диверсий числа боевиков и оружия помимо всего прочего обуславливается нестабильной ситуацией в соседних странах – Сирии и Ливии. На ливийском направлении Каир сделал ставку на поддержку фельдмаршала Х. Хафтара и проведение эпизодических силовых операций в пограничной зоне – так, 23 октября  ВВС Египта уничтожили на западной границе 8 машин с оружием, которые пытались проникнуть в страну из Ливии. В случае с Сирией Египет также рассчитывает на политическое урегулирование, оказывая активную поддержку Центру по примирению сторон в зонах деэскалации. В данном контексте логичным представляется заявление о готовности Египта присоединиться к астанинскому процессу в качестве наблюдателя в поисках лучшего разрешения сирийского кризиса.

Сотрудничество с Москвой продолжает формироваться на многоплановой основе – так, 9 октября было официально объявлено  о том, что НК «Роснефть» закрыла сделку по приобретению у итальянской Eni 30% в концессионном соглашении на разработку крупнейшего газового месторождения на глубоководном шельфе Египта в Средиземном море Zohr.

 

БАХРЕЙН

За октябрь на Бахрейне было совершенно два нападения на полицейских, впоследствии классифицированных как теракты. Сначала 2 октября в день шиитского религиозного праздника Ашура пятеро сотрудников полиции получили ранения в результате взрыва в столице Манаме.  Затем 27 октября боевики напали на автобус с полицейскими в окрестностях столицы.

Поскольку проблемы с ситуацией в области безопасности на Бахрейне традиционно связывают с влиянием Ирана и спонсируемыми им группировками, то на этом фоне закономерными представляются очередные эскапады Манамы в сторону Дохи, которая налаживает отношения с персоязычным соседом по региону. Министр иностранных дел королевства заявил, что Бахрейн не примет участие в саммите ССАГПЗ, который должен состояться в декабре в Кувейте, если на нём будет присутствовать Катар. Глава МИД Бахрейна также призвал к «заморозке» членства Катара в ССАГПЗ.

 

КСА

Во время своего ближневосточного турне отсутствие прогресса в урегулировании кризисной ситуации вокруг Катара был вынужден констатировать Госсекретарь США Р. Тиллерсон, заявив о нежелании Саудовской Аравии приступить к прямому диалогу с Катаром для урегулирования межарабского кризиса.

Состоявшийся в начале месяца «исторический» визит короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза аль-Сауда в Москву, согласно риторике первых лиц королевства и дискурсу в официальных СМИиК, открыл новую страницу во взаимоотношениях двух государств. Саудовская Аравия намерена развивать сотрудничество с Россией в сферах экономики, военно-технического сотрудничества, безопасности и культуры, несмотря на разногласия по линии России и Запада.

В экономическом измерении подобная идиллия оформилась в пакет оружейных контрактов на сумму примерно в 3,5 млрд долларов. Что представляется значимым шагом вперед в масштабах двусторонней повестки, но не в разрезе прочих контрактов саудовцев в данной сфере. Символично, что во время визита саудовского короля в Россию американский Госдепартамент одобрил продажу Саудовской Аравии подвижных противоракетных комплексов THAAD примерно на  15 млрд. долларов.

В принципе отношения между США и КСА с приходом администрации Д. Трампа имеют стабильно позитивный окрас. Эр-Рияд полностью поддерживает «твердую стратегию, провозглашенную Трампом в отношении Ирана и его агрессивной деятельности, поддержки терроризма в регионе и во всем мире», в которую органично вписывается очередное решение об ужесточении санкций против ливанской организации «Хизбалла», являющейся проводником интересов Ирана в регионе.

Йеменский конфликт продолжает награждать проблемами Эр-Рияд. Отсутствие военных успехов подтверждаются самонадеянными, но показательными попытками хуситов контратаковать противника на его же территории – 14 октября небольшая вооруженная группа пыталась совершить прорыв на территорию Саудовской Аравии на бронетранспортерах и была уничтожена силами арабской коалиции. На международном уровне методы ведения военной кампании вынудили ООН внести Саудовскую Аравию в «чёрный список» за нанесение неизбирательных ударов по гражданским объектам. Незначительная в единственном качестве, но на общем фоне наглядная демонстрация губительности данного проекта для имиджа Саудовского Королевства.

 

СИРИЯ

Все чаще в информационном поле появляются сигналы о готовности России к постепенному свертыванию военного компонента присутствия в сирийском кризисе. Так, глава комитета Госдумы по обороне В. Шаманов заявил, что российские военные практически выполнили основные задачи операции в Сирии, тезис о том, что операция в Сирии идет к завершению также озвучил министр обороны РФ С. Шойгу на встрече с главой военного ведомства Израиля А. Либерманом 16 октября.

Тем временем боевые действия на направлении от Дейр-эз-Зора до Маядина не прекращаются. Во второй половине октября части сирийской армии продолжают освобождать населенные пункты северо-западнее города Маядин на правом берегу Евфрата.

На дипломатическом направлении баталии развернулись вокруг вопроса причастности правительства
Б. Асада к эпизоду применения химического оружия в  населенном пункте Хан-Шейхун (провинция Идлиб) 4 апреля 2017 года и горчичного газа (иприта) в Умм-Хоше 15−16 сентября 2016 года.

24 октября, Россия заблокировала проект резолюции Совета Безопасности ООН о продлении мандата миссии по расследованию химических атак в Сирии. Данное решение было мотивировано стремлением российской стороны приостановить обсуждение до обнародования доклада Совместный механизм ООН и ОЗХО с результатами расследования вышеозначенных инцидентов. 27 октября официальный представитель МИД Китая Г. Шуан поддержал подобную позицию, заявив, что любые выводы о применении химического оружия в Сирии должны делаться на основе неопровержимых доказательств.

 

ИРАК

В октябре произошел как минимум один серьезный эпизод эскалации в ситуации вокруг автономного региона на севере страны, после проведенного референдума о независимости от 25 сентября. На этот раз решение пересмотреть хрупкий статус-кво было принято в Багдаде. В период с 16 по 20 октября иракские правительственные силы (армия и федеральная полиция при поддержке отрядов шиитского ополчения «Хашд аль-Шааби») вытеснили военизированные формирования «пешмерга» из  провинции Киркук, взяв под контроль находящиеся на её территории нефтяные месторождения с суммарной суточной добычей на уровне около 350 тыс. баррелей. Данный шаг центральных властей Ирака сместил баланс сил в свою и пользу, поскольку удар «по кошельку» Курдистана фактически эквивалентен удару по его претензиям на независимость.

Закономерным в этом контексте представляется призыв премьер-министра Ирака Х. аль-Абади к «полному аннулированию» состоявшегося 25 сентября в Иракском Курдистане референдума о независимости. Тем самым, глава правительства Ирака отверг идею «заморозки» итогов прошедшего плебисцита и установления прямого диалога с Эрбилем, которую 25 октября предложили власти Иракского Курдистана.

Отсутствие внятной реакции со стороны международного сообщества (кроме призывов перейти от эскалации к переговорам) при общей поддержке со стороны Ирана, Турции, арабских государств (в лице генсека ЛАГ), и даже части мусульманской уммы (в лице ученых авторитетного египетского религиозного университета Аль-Азхар) также провоцирует Багдад на попытку разрешить кризис на своих условиях. Дополнительную напряженность для Эрбиля формируют тысячи семей курдов, покинувших провинцию, опасаясь этнических чисток.

 

***

С большой долей вероятности стоит прогнозировать восстановление пассажиропотока между Египтом и Россией в ближайшее время. Также вероятен переход к диалогу по линии Багдад-Эрбиль, в условиях контроля над Киркуком у центрального Ирака появился серьезный рычаг давления, усиливающий его переговорную позицию. В противном случае дальнейшие попытки разрешить ситуацию путем одностороннего проведения локальных военных операций могут привести к резкому росту жертв, а фактор «пролитой крови» может спровоцировать новую динамику абсолютно деструктивного характера, которая отодвинет момент урегулирования конфликта за все возможные горизонты прогнозирования. Визит саудовского короля в Москву подтверждает растущую значимость России в регионе, и даже относительно успешные контракты в оружейной области приобретают совершенно особое значение в контексте заявленного стремления к сближению позиций двух стран в отношении сирийского конфликта.

 

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: сентябрь 2017 г. (дайджест)

Сентябрь для арабских стран был в первую очередь связан с проведением референдума о независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. На сирийском направлении фиксируется ликвидация последних очагов террористической группировки «Исламское государство» (запрещенной в Российской Федерации). Дипломатический трек ознаменовался чередой визитов высших должных лиц из государств арабского мира для переговоров в Россию. «Йеменский» и «Катарский» кризисы развиваются в соответствии с инерцией, набранной в предыдущие месяцы.

 

КАТАР

14 сентября конфликт между арабскими странами Персидского залива преодолел 100-дневный рубеж. На протяжении сентября по различным каналам Катар транслировал готовность перейти к диалогу ради урегулирования кризиса в отношениях с «арабским квартетом». 8 сентября именно с такого ракурса был освещен телефонный разговор между Тамимом бин Хамадом аль-Тани и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, состоявшийся по инициативе эмира Катара. Также готовность своей страны сесть за стол переговоров с четырьмя арабскими государствами катарский монарх еще раз подтвердил в ходе совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель. Однако инициатива катарской стороны не получила развития.

На этом фоне Доха продолжает демонстративно сближаться с Ираном в публичном пространстве. В конце августа посол Катара в Иране вернулся к исполнению своих обязанностей в Тегеране после 21-месячного отсутствия в иранской столице.

Обмен нелицеприятными заявлениями между Катаром и блоком арабских стран во главе Саудовской Аравии попал в прямой эфир телевидения.

Вместе с тем в своей вступительной речи на министерском заседании Лиги арабских государств (ЛАГ) представитель Катара, государственный министр Султан бин Саад аль-Мурайкхи назвал Иран «уважаемым государством» и указал на потепление отношений Дохи с Тегераном после установления рядом арабских стран блокады против Катара. Что закономерно спровоцировало резкую реакцию со стороны оппонентов катарских властей в межарабском кризисе.

 

СИРИЯ

 

5 сентября сирийские правительственные войска прорвали блокаду города Дейр эз-Зор, продолжавшуюся в течение трех лет. С лета 2014 года город с населением 100 тысяч человек был окружен вооруженными формированиями террористической организации «Исламское государство». В течение этого периода продовольствие, медикаменты и другие предметы жизненной необходимости  в Дейр эз-Зор доставлялись только по воздуху, а атаки боевиков отбивал гарнизон из примерно 5 тысяч военнослужащих. Успех военной операции был гарантирован ударом элитных подразделений правительственных войск (4-я моторизованная дивизия и отряды «Тигров» под командованием бригадного генерала Хасана Сухейля) одновременно с двух направлений.

В итоге, помимо организации «дороги жизни» для населения города, впервые за несколько лет была открыта для сообщения трасса Дамаск – Дейр эз-Зор. К  концу месяца правительственные войска держат под контролем 85% городских территорий. Столь стремительному продвижению сирийской армии способствовала активная помощь Минобороны РФ. Путь для наступления армейцев со стороны Пальмиры и Ракки был расчищен российскими ВКС, а на этапе штурма прилегающей к Дейр-эз-Зору авиабазы и окрестностей этого крупного населенного пункта подключились Силы специальных операций России. Российские военные дважды обеспечили союзникам форсирование Евфрата — на понтонных средствах и через малый автодорожный мост. Случаи массовых переходов боевиков под знамена правительственной армии подтверждают тезис о том, что в этот раз не стоит ожидать длительного противоборства в городской черте.

Сирийские войска успешно отражают попытки боевиков контратаковать – совместное наступление террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и «Исламское государство» на западе и востоке Сирии (в провинциях Идлиб и Дейр-эз-Зор), попытка захватить участок трассы Дейр-эз-Зор – Пальмира, завершились провалом.

В это время к концу месяца поддерживаемые Соединёнными Штатами формирования арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» выходят на этап завершения операции по освобождению города Ракка в одноимённой провинции от террористического элемента. Штурм города ведется с июня 2017 г.

Этот месяц принес еще одну значимую для региона юбилейную дату – 30 сентября исполняется два года с начала боевой миссии российских ВКС в Сирии. Благодаря уничтожению обширной инфраструктуры террористов и поддержке с воздуха, сирийская армия смогла освободить 90% своей территории.

Ранее на шестом раунде переговоров в Астане в совместном коммюнике Россия, Турция и Иран как гаранты перемирия в Сирии объявили о создании четырех зон деэскалации и ирано-российско-турецкого координационного центра для согласования действий в данных районах. В дайджестах арабских стран за предыдущие месяцы уже были рассмотрены отдельные аспекты решения о создании зон деэскалации. Здесь же необходимым представляться добавить, что силы спонсоров в данном случае играют роль миротворцев. Основной упор делается при этом именно на каналы народной дипломатии, которые позволят обществу самому восстанавливать горизонтальные торговые и социальные связи. Отсюда важность создания местных комитетов по национальному примирению, которые собственно и являются официально признанным механизмом такой дипломатии.

 

РОССИЯ

Роль России на Ближнем Востоке за последние несколько лет существенно усилилась и особенно после военного вмешательства России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года. Российское военное и политическое присутствие в регионе стало реальным фактором. Особенно актуально это для Ливана, стабильность и безопасность которого напрямую зависит от обстановки в Сирии. В этом контексте 13-15 сентября состоялся официальный визит премьер-министра Ливана Саада Харири в Российскую Федерацию. В состав делегации вошли вице-премьер, министр информации, министр финансов, министр внутренних дел, министр общественных работ и транспорта, министр экономики и торговли и министр культуры. В ходе визита ливанский премьер провел встречи с председателем правительства Российской Федерации, министром иностранных дел, а также переговоры с президентом РФ В.В. Путиным.

Закрепление признания статуса влиятельного внерегионального актора на Ближнем Востоке происходит на фоне упрочения формирующегося миротворческого статуса Москвы в ливийском кризисе. Сначала Грозный, а затем Москву с визитом посетил вице-премьер Ливии Ахмед Майтиг. Представитель правящего в Ливии правительства национального согласия обсуждал исключительно невоенную сторону урегулирования конфликта – отдельные аспекты инклюзивного политического процесса, предметные особенности возвращения производственных мощностей в страну, прагматичное использование безопасного Севера Ливии (коридора с запада на восток протяженностью 2 тыс. км вдоль средиземного моря) и т.д. Одновременно в Москву прибыл официальный представитель Ливийской национальной армии, бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари. Он провел встречи с представителями российского МИДа и Минобороны, а также с российскими экспертами и экспертными кругами. Эти переговоры носисли принципиально иной характер. «Мы представляем вооруженные силы и далеки от политических вопросов», — дал комментарий о цели своего визита Аль-Мисмари на пресс-конференции в Москве.

Российская дипломатия работала с представителями региональных сил не только на своей территории – 12 сентября Министр обороны РФ С. Шойгу побывал с официальным визитом в Сирии, а Министр иностранных дел С. Лавров с рабочими визитами посетил Джидду (9-10 сентября) и Амман (11 сентября).

 

ЙЕМЕН 

В Йемене продолжает сохраняться поляризация по линии противостояния саудовских и эмиратских интересов. В начале месяца ОАЭ запретили президенту Йемена А.М. Хади, позиционируемому как креатура Эр-Рияда, въезд в Аден. Таким образом, Абу-Даби развивают свою стратегию об исключительном контроле над южными провинциями и ключевыми портами Йемена.

 

ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

25 сентября состоялся референдум о независимости автономного региона Иракского Курдистана от Ирака. По данным Высшей независимой избирательной комиссии Курдистана, явка на плебисците составила 72,61%. Из этого числа избирателей автономии 92,73% проголосовали за независимость.

Здесь необходимо отметить, что Москва заняла нейтральную позицию по данному вопросу, выступая за сохранение диалога между Багдадом и Эрбилем, в рамках которого стороны должны решить все внутренние противоречия. В то время как сам факт проведения референдума был отрицательно воспринят международным сообществом и практически всеми странами региона.

В связи с этим под сомнение ставится принципиальная возможность фиксация в реальности результатов волеизъявления. Напоминаем читателям, что прецедент референдума уже случался в 2005 году, однако в практической плоскости результаты оформлены не были.

Реакцию Багдада на курдское волеизъявление на конец сентября можно оценивать как достаточно сдержанную. Помимо логичной в данных условиях тональности риторики единственным практическим шагом по выражению своего недовольства оказался запрет на  прямое воздушное сообщение с Иракским Курдистаном. Несмотря на то, что решение было благосклонно воспринято странами-соседями по региону (Ливией, Катаром, Египтом, Турцией и Ираном), премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади отказался связывать его напрямую с проведением плебисцита. Официальной причиной послужил отказ Эрбиля передать под контроль федерального правительства все контрольно-пропускные пункты автономии на границе с Ираном, Турцией и Сирией.

 

***

Зачистка последних анклавов ИГ на территории Сирии и Ирака ожидается в самой краткосрочной перспективе. Все больше ответственности за будущий формат и устойчивость государственных институтов ложится на дипломатов, местные и центральные органы власти. Динамика йеменского и ливийского кризиса также демонстрирует тенденцию к отходу от преимущественного прямого (вооруженного, экономического) способов воздействия на оппонента. Роль военных с падением интенсивности боевых действий перестает быть ключевой, а значит, баталии переместятся за столы переговоров. По официальным и неофициальным каналам со стороны основных игроков стоит ожидать сигналы, контурирующие переговорные позиции сторон, их требования, пространство для торга/маневра.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

Иран: май 2017 (дайджест)

В мае 2017 г. в Иран сконцентрировался на самом важном событии – президентских выборах, которые состоялись в пятницу, 19 мая. Кроме этого, случилось несколько происшествий природного характера – землетрясений и взрыва на каменноугольной шахте. На международном уровне был подписан меморандум о зонах деэскалации в Сирии, где Иран является одним из гарантов перемирия наряду с Россией и Турцией. Несмотря на активную политику правительства Хасана Рухани, многие процессы были заморожены до обнародования результатов выборов.

 

Президентские выборы

После третьего раунда дебатов свои кандидатуры с участия в гонке сняли мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, отказавшийся в пользу коллеги по партии Ибрахима Раиси, и вице-президент Эсхаг Джахангири – в пользу президента Хасана Рухани. Таким образом, 19 мая избиратели выбирали из четырех кандидатов, основными среди которых остались Рухани и Раиси. Из обладающих активным избирательным правом 56 млн. человек в выборах приняли участие около 40 млн.

Хасан Рухани одержал победу, набрав 57% (23 млн. 549 тыс. 616 голосов). Однако то, что совсем недавно назначенныйна свой пост руководитель Фонда Астан-е Кодс-е Разави Раиси набрал 38,5% (15 млн. 786 тыс. 449 голосов), нельзя оставить незамеченным. Несмотря на то, что духовный лидер воздерживался от выражения предпочтений в пользу кого-либо из консервативных кандидатов, избиратели, в основном относящиеся к наиболее религиозной части населения, решили, что поддержка Раиси совпадает с позицией рахбара. У Раиси не было четкой программы, как и у других, что пришли составить общий фон выборов и выразить поддержку или оппозицию Рухани. Примечательно, что один из самых религиозных городов Ирана – Мешхед, где базируется Астан-е Кодс – не выказал единогласной поддержки Раиси, который совсем недавно придя на пост руководителя, приостановил региональные программы, начатые его более реформистским предшественником. И тем не менее, прошедшие выборы показали, что раскол между реформистами и консерваторами будет только усиливаться, а для критики Рухани использованы все возможные поводы, независимо от причастности администрации к возникновению тех или иных проблем.

В результате этих выборов политическая карьера Галибафа, вероятно, подошла к концу. Разоблачения, на которые во время дебатов обратили внимание Рухани и Джахангири, и побудившие его снять свою кандидатуру, подточили и его репутацию. А городской совет Тегерана, избранный также 19 мая в реформистском составе, вряд ли продлит полномочия консервативного мэра.

В ходе дебатов неоднократно поднимался вопрос занятости населения, и эта проблема по-прежнему стоит перед правительством Рухани, являясь и корнем других социально-экономических проблем.

Несмотря на широкое празднование победы Хасана Рухани на прошедших выборах, он все же преимущественно остается плохим вариантом среди более худших. К тому же среди поддержавших действующего президента немало тех, кто намеренно отдал голос Рухани, чтобы не допустить победы Раиси.

 

Происшествия

3 мая в каменноугольной шахте «Земестан юрт азадшехр» в провинции Голестан в результате взрыва газа погибли 43 шахтера и 70 получили ранения.

В результате землетрясения 11 мая в провинции Ардебиль на северо-западе Ирана были ранены 11 человек.

13 мая в результате землетрясения в провинции Северный Хорасан погибли 2 человека 400 ранены.

 

Международное сотрудничество

Французский Citroen официально вернулся на иранский рынок спустя 39 лет.

На заводе Iran Khodro началось массовое производство автомобилей Dena Plus и Peugeot 2008 совместно с французской компанией Peugeot, 30% этих автомобилей пойдут на экспорт.

6-9 мая в Тегеране прошла Международная выставка нефтегазовой и нефтехимической промышленности. По данным на май 2017 г. Иран добывает 3 млн. 800 тыс. баррелей нефти и 885 млн. кубометров в день и планирует довести эти объемы до 4 млн. 50 тыс. баррелей и 1 млрд. 100 млн. кубометров в день соответственно.

Иранский перевозчик Iran Air получил в распоряжение четыре новых самолета ATR 72-600, произведенные во Франции.

В Бонне был открыт офис по научно-техническому сотрудничеству между Ираном и Европой.

 

Мировая политика

В мае 2017 г. в международном масштабе продолжились дискуссии по поводу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) – в США о необходимости последовательного участия в соглашении и продлении освобождения Ирана от санкций, в Иране – о том, насколько оно отвечает интересам иранцев. По поводу продолжения участия Ирана в СВПД при прочих равных сомневаться не приходится, даже если бы на выборах победил представитель консерваторов Раиси, а обсуждение выгод, которые Ирану приносит соглашение, происходит фактически на уровне риторики, а не формулирования плана действий.

4 мая в Астане представителями России, Турции и Ирана, выступающими гарантами перемирия, был подписан меморандум о четырех зонах деэскалации в Сирии. До конца мая должно было быть произведено разделение картографических контуров этих зон. Согласно меморандуму, предполагается создание безопасных районов вдоль зон деэскалации для предотвращения прямого военного противостояния.

 

***

После опубликования результатов выборов, на которых победил действующий президент, стало понятно, что в той или иной степени в Иране продолжится умеренный курс предыдущей администрации с поправкой на усиленную критику проигравших, но показавших высокие результаты консерваторов. В то же время победа реформистов не означает коренных изменений во внешней политике, особенно при текущем курсе Дональда Трампа. За второй срок Рухани Иран вновь сделает попытку привлечь больше иностранных инвестиций как для развития своей нефтегазовой промышленности, так и для того, чтобы дать толчок экономике в других областях. Благодаря ряду сближающих факторов, также может наблюдаться умеренное укрепление российско-иранских отношений.

Ю.Свешникова

Арабские страны: май 2017 г. (дайджест)

Май для арабских стран Ближнего Востока – это активизация процессов в рамках арабо-израильского кейса, первый заграничный визит Д. Трампа, проект режима прекращения огня в четырех зонах в САР, треугольник Москва-Каир-Вашингтон, сигналы о переформатировании партнерств в регионе Персидского Залива.

«Реанимация ближневосточного мирного процесса»

3 мая 2017 в Вашингтоне состоялась встреча президента США Д. Трампа и главы Палестинской национальной администрации) М. Аббаса. Анализируя данные совместной пресс-конференции двух лидеров, становится очевидным, что основной темой стал мирный процесс, успех в котором Д. Трамп явно хотел бы записать на свой политический счет подобно тому, как его предшественник принял участие в дипломатическом прорыве на иранском направлении и подписании беспрецедентного соглашения по американской военной помощи Израилю. Акцент, сделанный Д. Трампом, на личности М. Аббаса позволяет сделать вывод о том, что его фигура воспринимается в качестве наиболее удобного переговорщика, обладающего хотя бы тенью влияния как на большую часть спектра палестинского общества. При этом уклончивость формулировок американского президента, в которых доминировали вопросы обеспечения безопасности и борьбы с терроризмом, в отношении американского видения итогов урегулирования свидетельствует о том, что предыдущая радикальная позиция, предполагающая слом формулы «двух государств для двух народов», не нашла поддержки у целевой аудитории.

Необходимо отметить, что переговоры предваряло сообщение от 1 мая, в котором палестинское движение ХАМАС обнародовало новую доктрину движения, где оно отказалось от планов по уничтожению Израиля. При этом в документе ХАМАС по-прежнему отказывает Израилю в праве на существование, но не призывает к вооруженной борьбе против еврейского государства. Также в доктрине говорится о согласии на создание единого палестинского государства в границах 1967 года, то есть с территориями сектора Газа, Западного берега и Восточного Иерусалима, проводится разграничение между евреями и «сионистами». Памятуя влияние на палестинские реалии таких игроков, как Каир и Вашингтон, ХАМАС официально отказался считать себя дочерней организацией «Братьев-мусульман». Фактически это ни сколько не повлияет на сам факт очевидных связей, как и на поддержку со стороны Дохи (где была представлена доктрина), но позволит Египту и США иметь большее пространство для проведения умеренного курса по отношению к руководству движения.

Несмотря на явное стремление заручиться поддержкой или, по крайней мере, гарантировать не полное содействие нынешнего руководства «града на холме» исключительно израильскому варианту разрешения проблемы, палестинский лидер поспешил нанести визит в Сочи, где заверил В. Путина в том, что урегулирование палестинской проблемы без реального участия России невозможно.

В мае «акцентуацию» глобальных и локальных игроков на израильско-палестинской проблематике завершили переговоры короля Абдаллы II и президента А. Ас-Сиси, пожелавших таким образом подчеркнуть заинтересованность в процессах вокруг арабо-израильского конфликта.

Паломничество в Саудию

Одним из центральных событий месяца стал первый заграничный визит Д. Трампа на посту президента США, поскольку символичность произошедшего высока даже по меркам государств Востока, где наиболее важный месседж предпочитают отправлять не напрямую. Доминировали две темы, которые условно можно обозначить, как «партнерство века» и «вызов Ирану». К первой категории можно отнести то, что Д. Трампа в аэропорту встречал лично король Салман, также перед началом переговоров монарх наградил американского лидера орденом имени основателя правящей династии короля Абдель Азиза (высшая награда, предусмотренная для главы иностранного государства за выдающийся вклад в укрепление сотрудничества между странами).

Подписанный пакет соглашений, предусматривающий закупку военного оборудования и предоставление услуг в общей сложности на $ 350 млрд в течение десяти лет, при немедленном вступлении в силу контрактов на $ 110 млрд, напрямую сопровождался утверждением о том, что «этот пакет оборонного оборудования и услуг поможет Саудовской Аравии в поддержании своей безопасности и безопасности всего Персидского залива перед лицом иранской угрозы…». Конечно, сам факт того, что первый наиболее знаковый по всем параметрам визит был нанесен в момент иранских президентских выборов именно в Саудовскую Аравию, которая является основным геополитическим и идеологическим соперником Тегерана в регионе, говорит о том, что на следующие 4 года США четко определились со своей позицией в данном противостоянии. Устойчивая циркуляция в экспертно-аналитической среде сообщений о проекте создания прообраза НАТО на Ближнем Востоке, чьими главными целями должны были бы стать борьба против ИГ и сдерживание Ирана, также являются демонстрацией соответствующих настроений в кабинете Д. Трампа. Арабо-исламский форум при участии США, состоявшийся в Эр-Рияде без делегации от Ирана, в таком контексте задумывался как событие, в котором контекст был более заметным, чем, собственно, текст. Еще одним подтверждением того, что подобный нарратив не только присутствует, но и активно поддерживается в Вашингтоне, служит заявление министра обороны США Джеймса Мэттиса в эфире американской телекомпании CBS, в котором тот обвинил Иран в попытке убийства саудовского посла в Вашингтоне в октябре 2011 года.

Влияние Эр-Рияда признают и другие внерегиональные игроки, формируя собственные каналы связи – 30 апреля канцлер ФРГ А. Меркель заявила, что Германия посодействует борьбе Саудовской Аравии против исламского терроризма обучением военнослужащих королевства на своей территории; 30 мая Президент РФ В. Путин поприветствовал наследного принца и министра обороны Мухаммеда  бин Сальмана в Москве.

Йеменский фронт

В мае один из крупнейших проектов министра обороны КСА Мухаммеда бин Сальмана – йеменская кампания – снова продемонстрировал шаткость политических альянсов на Ближнем Востоке, однако на сей раз уже по другую сторону баррикад. Бывший президент Йемена Али Абдалла Салех призвал Саудовскую Аравию к прямому диалогу, исключив при этом какое-либо участие в потенциальных переговорах спецпосланника генерального секретаря ООН по Йемену Исмаила ульд Шейх Ахмеда. Такое заявление сопровождалось одновременной заморозкой передачи ракетных боеприпасов хоуситам с подконтрольных подразделениям А. Салеха арсеналов, под предлогом того, что именно хоуситы являются первыми и целевыми получателями иранской материально-технической помощи. В ответ отряды хоуситов провели рейды с изъятием по указанным арсеналам, а также выразили свое неудовольствие самим фактом, намечающихся сепаратных переговоров с Эр-Риядом. Ранее привилегия организации коммуникаций с КСА и ОАЭ принадлежала главе Высшего политического совета хоуситов Салеху аль-Самаду, который был уполномочен вести любые переговоры как с А. Хади, так и с членами аравийской коалиции. Однако фиксировать крушение альянса между А. Салехом и хоуситами как свершившийся факт – преждевременно. Пока в Йемене действует аравийская коалиция, этот альянс будет существовать перед лицом основной угрозы.

При этом сам Эр-Рияд не собирается договариваться с хоуситами в силу их проиранского настроя, менять кандидатуру А. Хади, пусть не однозначно, но на данный момент наиболее легитимную, на А. Салеха представляется маловероятным и ошибочным сразу на нескольких уровнях – от репутационного до прагматического. Поэтому на призывы А. Салеха принц Сальман ответил продолжением бомбардировок, жертвами которых становятся гражданские лица. Так, например, 17 мая по меньшей мере 23 мирных жителя были убиты в результате бомбардировки ВВС коалиции во главе с Саудовской Аравией в йеменской провинции Таиз в районе Мавза.

Зоны деэскалации

3 и 4 мая в Астане состоялись переговоры по сирийскому урегулированию, по итогам которых страны-гаранты действующего с 30 декабря 2016 года режима прекращения боевых действий в САР – Россия, Турция и Иран – подписали меморандум о создании четырех зон деэскалации в Сирии: север Сирии (провинция Идлиб, северо-восточные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама), север провинции Хомс, восточная Гута и юг Сирии (приграничные с Иорданией районы провинций Дейра и Кунейтра). Несмотря на внушительный комплекс проблем, связанных с успешной реализацией данного меморандума (среди которых стоить выделить – неприятие данного проекта со стороны количественно значимой и качественно боеспособной части вооружённой оппозиции, недовольство региональными игроками легитимацией военного присутствия Ирана в Сирии, риск нарушения соглашения о прекращении огня протурецкими группировками в долине Африн), подобные проекты позволяют хотя бы номинально зафиксировать статус-кво по линии противостояния Дамаск-оппозиция, снизить накал военных столкновений для гражданского населения, сконцентрироваться на борьбе с общим врагом в лице боевиков ИГ и «Аль-Каиды».

Стабильности соглашениям не добавляет показательно скептический настрой США по отношению к перспективам соблюдения режима прекращения огня, который они озвучили через помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока Стюарта Джонса. Такое отношение может быть интерпретировано «умеренной оппозицией», как «добро» на нарушение оговоренных принципов со стороны заокеанского партнера. Израильские власти также уведомили Москву, что российская инициатива о создании зон деэскалации в Сирии, над которыми будут запрещены полеты боевой авиации, ни к чему не обязывает Израиль. При этом израильтяне приветствуют создание такой зоны в южной части САР, прилегающей к границам Израиля и Иордании.

Бомбежка Сирии

Стремление новой американской администрации продемонстрировать миру очевидный успех на фронтах борьбы с террористическими организации на Ближнем Востоке провоцирует интенсификацию авиаподдержки наземных действий «Сирийских демократических сил» (SDF), состоящих из курдских и арабских отрядов, что выражается в реализации методов, неприятно напоминающих тактику «выжженной земли» времен войны во Вьетнаме. Так, 30 апреля Al Mayadeen сообщил о гибели 14 мирных жителей в результате авиаударов международной коалиции в провинции Ракка на севере Сирии. 27 мая SANA транслировала новость о гибели двадцати мирных жителей в районе города Ракка в результате налета авиакрыла коалиции. Кроме того, после нескольких недель категорических опровержений Пентагон признал, что в результате удара от 16 марта погибло, по меньшей мере, 38 гражданских, из-за бомбового удара по комплексу мечети, где должна была начаться молитва. Согласно нормам международного гуманитарного права любая религиозная структура должна быть в так называемом списке запретных для бомбежек объектов, наряду с больницами и школами. При этом существуют специальные процедуры для удаления структур из списка, если стало ясно, что они потеряли свой защищенный статус в силу того, что террористы используют их в своих целях, и на объекте отсутствуют гражданские лица. Согласно информации от правозащитников США не задействовали этих механизмов, ограничившись комментарием о том, что была получена информация о нахождении боевиков «Аль-Каиды» в здании мечети (впоследствии независимые источники не смогли подтвердить эту информацию). При этом необходимо отметить, что зона контроля сил SDF вокруг Ракки стремительно расширяется, на конец месяца составляя более 200 квадратных км.

Вашингтон и Москва и Ближний Восток

Традиционные заявления о том, что напряженные отношения между Россией и США неприемлемы особенно в контексте потенциальной совместной работы по сирийскому кейсу, были озвучены американским президентом и госсекретарем на различных площадках – на встрече с министром иностранных дел России С. Лавровым, выступлении Р. Тиллерсона в Госдепе. Отсутствие реального измерения подобной риторики можно трактовать комплексом факторов, среди которых выделяются крайняя непопулярность подобных шагов среди американского истеблишмента и, согласно опросам, достаточно низкая поддержка Д. Трампа даже среди своего электорального сегмента.    

Отбрасывая риторику, мы имеем 18 мая удар по правительственным силам в Сирии со стороны ВВС коалиции во главе с США, которые действовали в пределах установленной зоны деэскалации к северо-западу от города Ат-Танф. Последовавшая за этим закономерно негативная реакция с сирийской и российской сторон и не раздувались в публичном пространстве (как собственно и сам авиаудар). Также обеими сторонами был сделан шаг навстречу друг другу – был открыт дополнительный военный канал связи, теперь на уровне генералов, с целью предотвращения инцидентов в Сирии. Это косвенно свидетельствует о том, что стороны все же рассчитывают на улучшение в будущем двусторонних отношений, пытаясь сегодня не придавать огласке неминуемые на нынешнем уровне взаимодействия конфликтные эпизоды.

Борьба за Египет

США стремительно возвращают позиции стратегического партнера крупнейшей арабской республики. Президент Трамп стремится восстановить нарушенные своим предшественником связи с Каиром. Такие намерения находят положительный отклик в стране, переживающей тяжелейший социально-экономический кризис. Последним жестом, символизирующим готовность к кооперации, с египетской стороны было решение освободить из заключения гражданку США египетского происхождения Айю Хиджази после проведённых ею трёх лет в тюрьме. Так, еще не успев ещё завершить свой первый зарубежный визит в Саудовскую Аравию Д. Трамп принял приглашение египетского лидера А. Ф. ас-Сиси посетить АРЕ.

Укреплением отношений с египетскими коллегами озабочены и в Москве. Визит в формате «два плюс два» российских министров иностранных дел и обороны от 29 мая в Каир свидетельствует о стратегической важности диалога и преемственности сотрудничества (это уже третья с 2013 г. подобная встреча). Двусторонняя египетско-российская повестка прирастает проектами и проблематикой. Умение согласовывать комплексные вопросы было продемонстрировано завершением переговоров по проекту сооружения атомной станции «Эль-Дабаа», также была подготовлена первая партия из 46 ударных вертолетов Ка-52 для египетского заказчика. Диалог  в области антитеррора может обрести реальное измерение в совместных учениях, программах по подготовке специалистов, поставках специализированного оборудования, что особенно актуально в рамках работы египетской стороны над усилением безопасности в аэропортах. Кроме того, общность взглядов на проблему решения конфликтов в Сирии, Ливии и Ираке, позволяет предположить, что обсуждение методов и путей их урегулирования во время визита выйдет за рамки формальной декларации намерений.

Необходимым представляется напомнить, что Египет с 2013 г. непрерывно ведет войну против террористических организаций на собственной территории и в ближнем зарубежье, что, как и на любой другой войне сопровождается потерями и трагедиями для мирного населения. Так, 26 мая в египетской провинции Эль-Минья исламисты атаковали в Египте два автобуса с паломниками-коптами, в результате были убиты не менее 26 человек. После чего египетские ВВС нанесли авиаудары по местам дислокации террористов в районе города Дерна на северо-востоке Ливии. Этот шаг был положительно отмечен генеральным секретарь Лиги арабских государств Ахмедом Абуль Гейтом, призвавшим к поддержке египтян в борьбе против терророра.

Иракский фронт

Уже в конце апреля иракский генералитет выразил уверенность, что операцию по освобождению западной части Мосула будет завершена до наступления священного для мусульман месяца Рамадан 26 мая. К 17 мая  командование ВС Ирака заявляет об установлении контроля над 90% территории западных районов Мосула и скором разгроме остающейся в городе «горстки» террористов, однако 31 мая в городе еще продолжались активные боевые действия.

Как уже отмечалось в материалах за предыдущие месяцы, взятие Мосула не означает автоматический разгром террористических группировок на территории Ирака. Следующей главной задачей правительства после возвращения под контроль захваченных территорий выступает гарантия безопасности гражданского населения в освобожденных населенных пунктах. Эта задача представляется на несколько порядков сложнее, если даже в столице Ирака за 24 часа могут быть проведены два теракта с массовыми жертвами (15 и 7 человек погибших).

 Сирийский фронт

В Сирии ИГ также наглядно демонстрирует направление, по которому будет развиваться военная кампания после ликвидации основных центров скопления боевиков. Так, 2 мая более 30 человек, включая курдских ополченцев, погибли в результате атаки ИГ на лагерь беженцев «Раджм аль-Салиби» в сирийской провинции эль-Хасаке.

При этом частота эпизодов прямого боевого столкновения на фронтах также остается высокой. После атак боевиков ИГ на позиции правительственных войск в центральной части Сирии, в районе прохождения стратегически важной автодороги Дамаск – Алеппо, 22−23 мая была организована масштабная операция контрнаступления, в ходе которой сирийские правительственные войска при поддержке авиации смогли освободить большую территорию к юго-востоку от города Кариатен в провинции Хомс. Были освобождены несколько ключевых высот и селений по фронту протяженностью более 100 километров.

Политический процесс за пределами Астаны в мае не может похвастаться сравнимыми по масштабу успехами. Наиболее примечательным событием очередного раунда межсирийских переговоров в Женеве стало предложение спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры о переходе к работе над новой сирийской конституцией, чтобы избежать «правового вакуума» в момент переходного периода.

Одновременно в дискуссии о большем вовлечении НАТО в сирийско-иракскую кампанию на данном временном отрезке была поставлена точка. Генеральный секретарь Альянса отметил, что вовлечение НАТО в конфликт за рамками текущей поддержки коалиции самолетами дальнего радиолокационного обнаружения и обучения не предполагается. Рассматривая позиции отдельных членов североатлантического альянса по этом у вопросу, можно прийти к в выводу, что они больше верят в делегирование подобных обязанностей изначально мертворожденному проекту МЕТО (Middle East Treaty Organization, аналог NATO), чем в собственное вовлечение в боевые действия.

Объединение хотя бы отдаленно, предполагающее подобные функции в рамках организации «Щит полуострова», по умолчанию обладавшее меньшим набором противоречий, сегодня начинает все чаще демонстрировать свою дисфункциональность. Одним из наиболее заметных проявлений раскола внутри ССАГПЗ является запрет властями ОАЭ и Саудовской Аравии на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.), впоследствии поддержанный Египтом, с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации»..

***

На Ближнем Востоке продолжается борьба за сферы влияния на всех доступных осевым акторам уровнях. Тактики, опробованные и потрясшие экспертное сообщество в предыдущих месяцах, становятся частью обыденности в последующих. Попытки выстроить политический процесс в основных конфликтных узлах региона имеют шаткую основу по причине объективного исключения или сознательного отмежевания одного из ключевых игроков из таких процессов. В последующих месяцах ожидается завершение сразу нескольких «громких» военных акций, среди которых «штурм столиц» — Мосула и Ракки.

В.Аватков, Д. Тарасенко

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин