Научная студенческая конференция по АТР

Приглашаем принять участие в научной студенческой конференции «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития».

Мероприятие пройдет 27 ноября 2018 г. в Дипломатической академии МИД РФ.

Заявки принимаются до 18 ноября 2018 г. включительно!
Подробности — в информационном письме

Информационное письмо-Аз-ТихОк

Безопасность на Востоке: июнь 2018 г. (дайджест)

В дайджесте рассматривается ситуация в странах Востока и Африки, обсуждение которых вошло в июньскую повестку Совета Безопасности ООН. Черная Африка остается регионом, напряженным на всех направлениях: 30 июня СБ продлил мандат миссии в Мали, где с уже пять лет при содействии Франции идет борьба с «Аль-Каидой Исламского Магриба». Центральноафриканская республика продолжает традицию «плохого правления», международное сообщество бессильно наблюдает за действиями христианских и исламских радикалов. Переговорный процесс в Южном Судане утрачивает поддержку, в том числе, со стороны крупнейшего донора гуманитарной помощи – США. Богатейшая ресурсами Демократическая республика Конго ожидает президентских выборов, на них же возлагает свои надежды ООН. В Азии СБ обсуждал взаимосвязанные проблемы безопасности: американцы явно не намерены выводить контингент из Афганистана, где также ожидаются парламентские и президентские выборы. Центральная Азия вновь становится полем для Big Game России и уже США, где обеспечение безопасности играет роль эвфемизма. Ситуация в Европе дестабилизирована вопросом Кипра и углеводородной добычи на спорных территориях, однако у Турции явно меньше союзников.

Африка южнее Сахары
Мали

После призыва главы МИНУСМА Махамата Салеха Аннадифа о необходимости перехода от обязательств к действиям Совет Безопасности всю весну обсуждал создание объединенных сил группы G-5 Сахеля и 30 июня продлил мандат миссии в Мали.
Одной из ключевых проблем обеспечения безопасности в регионе признан недостаток политической воли, и текущий политический климат в Мали подтверждает этот аргумент. Так, в преддверии предстоящих президентских выборов в стране полиция жестоко подавляет протесты оппозиции, лидер которой – Сумайла Сиссе, экс-министр финансов – настаивает на избрании нового президента. Правительство Кейты и международное сообщество сомневаются в целесообразности проведения выборов 29 июля на фоне постоянных вспышек межэтнического насилия и атак террористов.
Из всего мирового сообщества стоит выделить Францию как самого видного внешнего игрока в сахельском регионе: сначала Пятая республика проводила операцию «Сервал» на территории Мали, с 2014 года – «Бархан», к которой присоединила Чад, Мавританию, Нигер и Буркина-Фасо. 4500 французских граждан борются с местным филиалом «Аль-Каиды», который усиляется за счет мощного наркотрафика через юг нестабильной Ливии. Для экс-метрополии это не только вопрос имиджа и демонстрации вооружения – это интересы энергетического сектора, во многом полагающегося на урановые месторождения Сахеля.
При этом, французское присутствие в Мали не так однозначно на фоне активной спекуляции боевиков. В начале июня экстремисты опубликовали обращение захваченной в 2016 году на юге страны Софи Петрони – члена гуманитарной кампании из Франции. Французские граждане часто становятся заложниками террористов, так как Пятая республика всегда готова платить выкуп, такие акции эффективны для террористов.
Центральноафриканская республика
Традиция «плохого правления» продолжается в Центральноафриканской республике с 1960-х годов, и сейчас институт государства все меньше походит на условность: с одной стороны, его разрушают самопровозглашенные группы самообороны, которые имеют связи с «Антибалакой» — террористами-христианами – и активно усиливаются на юго-востоке страны в настоящее время, оказывают давление на мусульманское население страны. С другой стороны, это «Селека» — исламская террористическая коалиция, захватившая власть в марте 2013 года и устанавливающая сейчас параллельные налоговые структуры вне закона и продолжающая охоту на население. На территории Центральноафриканской республики действуют заграничные боевики, например, небезызвестная «Армия сопротивления господа» из Уганды.
В Банги продолжаются вспышки насилия среди членов разных сект. Более того, в мае этого года мусульманский «Союз за мир» напал на мэрию и базу операции ООН. Гуманитарные работники и миротворцы все чаще становятся жертвами группировок, как это случилось 4 и 12 июня.
СМИ с 2013 года называют ситуацию геноцидом, почти 600 000 беженцев из Центральноафриканской республики были вынуждены искать дом в близлежащих государствах. «Серая зона» — вакуум власти в стране, чрезвычайно богатой алмазами, золотом и ураном – вызывает опасения соседей: Камеруна, Чада, Демократической республики Конго – и международного сообщества относительно пространства для маневров террористов в регионе. Для энергетической безопасности Франции (в Центральноафриканской республике активно работает компания Areva), проводящей там операцию, особенно важно недопущение дестабилизации Центральноафриканской республики.
Однако специфика ситуации заключается в том, что там, в отличие от того же Мали, нет достаточной политической власти для постконфликтного управления и реализации выборов.

Южный Судан
20 июня главные противники в южносуданской войне: президент Киир и Риек Машар – встретились вновь при посредничестве Эфиопии для обсуждения прекращения конфликта. Последняя сторона крайне заинтересована в урегулировании ситуации, повлекшей крупнейший кризис беженцев и дестабилизировавшей регион. Южносуданское гражданское общество также возлагает надежды на продуктивность переговоров.
Американская сторона, крупнейший донор гуманитарной помощи в конфликте, выразила свои сомнения относительно успеха переговоров, посол Томах Хушек предполагает повторение провала договоренностей 2015 года. Действительно, в конце мая стороны поставили крест на обозначенных соглашениях, и пока сложно говорить о позитивных изменениях, способных изменить ситуацию.
Дефицит политической воли и ресурсов к окончанию пятилетней гражданской войны явно раздражает США: так, в начале июня СБ одобрил резолюцию о возможных санкциях в отношении Южного Судана, инициированную Штатами. Они касаются эмбарго этой богатой нефтью страны и ограничения, наложенные на отдельных политиков, препятствующих разрешению конфликта. Россия воздержалась от голосования.

Демократическая республика Конго
23 декабря 2018 года в Демократической республике Конго должны пройти президентские выборы, которые обещают стать содержательным элементом преодоления кризиса в стране. По словам премьера, нынешний президент Кабила не будет участвовать в гонке в соответствии с ранними договоренностями с оппозицией.
Однако ситуация в этой центральноафриканской стране «прискорбна», по выражению членов СБ, настолько, что угрожает безопасности миротворческого контингента ООН: в этом месяце Совет обсудил декабрьский инцидент, в ходе которого Союзные демократические силы исламских повстанцев убили 15 членов миссии и ранили 53.
Параллельно продолжаются конфликты этнических групп: итурийское противостояние хема и ленду, спровоцированное «Третьей мировой» 1990-х годов в регионе Великих озер, с начала 2018 года унесло жизни почти 300 человек и вынудило еще 200 000 покинуть свои дома.
Несмотря на то, что в Демократической республике Конго находятся крупнейшие африканские залежи алмазов, кобальта, урана, меди, олова и других полезных ископаемых, Норвежский совет по делам беженцев в июне обратил внимание на то, что конголезский кризис менее всего входит в мировую политическую и медиа-повестку.
Сейчас 4 миллиона жителей Демократической республики Конго нуждаются в гуманитарной помощи. Также ВОЗ при активном участии американских экспертов провела вакцинацию 400 конголезцев, направленную на остановку новой вспышки эболы (в конце мая от болезни скончалось 25 человек).

Сомали
Активные военные действия продолжаются на территории Сомали. С одной стороны, это успешные авианалеты американских ВВС: 4 июня было ликвидировано 27 боевиков «Аш-Шабааб». С другой – эффективные акции террористов, убивших сразу нескольких американских военнослужащих за прошедший месяц.
Члены Комитета по Сомали и Эритрее в июне согласились активизировать эмбарго на поставки оружия в обозначенные страны, а также на импорт угля в Сомали. Такие санкции ясно говорят о разочаровании ООН в эффективности принятых ранее мер и работе миссии.

Азия
Афганистан

Афганистан ожидает скорых парламентских и президентских выборов. «Талибан» в рамках начавшегося в апреле нового «боевого сезона» провел 23 акции в ходе регистрации кандидатов, в результате пострадало почти 300 человек. Президент Гани обозначил готовность идти на компромисс в случае участия «Талибана» в мирных выборах, на которые ООН возлагает большие надежды.
Протест против продолжения длящейся 17 лет войны прошел в Кабуле в этом месяце: марш начался в 500 км от столицы в Лашкар Гахе с группы девяти мужчин. Осознание необходимости прекратить военные действия подтолкнуло афганское правительство выдвинуть 16 июня инициативу о продлении режима прекращения огня после праздника Ид аль-Фитр на 10 дней. Однако предложение не было воспринято боевиками, и атаки, преимущественно, в Кабуле, продолжаются: более 100 человек пострадало от терактов в этом месяце. «Талибан» убил 30 полицейских в провинции Багис.
Параллельно продолжается американское присутствие на территории страны: в июне в ходе атаки дронов на северо-востоке Афганистана США ликвидировали Мулу Фазлуллаха, одного из пакистанский лидеров «Талибана». При этом, аналогичная атака в провинции Нуристан уничтожила 6 гражданских. Лейтенант Скот Миллер, новоизбранный глава кампании, намерен корректировать размеры контингента – назначение нового командира свидетельствует о намерении США продолжать свое присутствие, а значит, сохранять свою роль в нестабильном регионе.
Центральная Азия
Террористическая угроза в странах Центральной Азии остается высокой из-за деятельности «Талибана» и наркопотока из Афганистана, в частности, из Бадахшана и Бадгиса. Так, в мае за 2017 год МВД Таджикистана предотвратило около 40 терактов и помогло избежать двум жителям Узбекистана.
30 апреля начался третий этап Совместного плана действий ООН по Центральной Азии в рамках реализации Глобальной контртеррористической стратегии в регионе. Российская сторона предложила расширить взаимодействие ООНЦА с международными организациями: СНГ, ШОС, ОДКБ, ОБСЕ и ЕС – однако члены P3 нашли, что это усилит влияние России. Такая дискуссия демонстрирует, что вопрос будущего Центральной Азии, в частности, ее будущих главных партнеров, когда страны достигнут нужного порога развития, не теряет актуальности.

Европа
Кипр

Вопрос о возобновлении переговоров по объединению, провалившихся летом 2017 года, занимал отдельное место в предвыборной кампании переизбранного Никоса Анастасиадеса.
Конфликт набирает обороты в этом году на фоне выдачи Республикой Кипр лицензии на бурение углеводородов французскими и итальянскими энергетическими компаниями Total и Eni. В ответ на это турецкая сторона развернула военно-морские корабли для предотвращения работ у берегов Кипра, на часть которых претендует сама. Общины киприотов-турок настаивают на своих правах на извлечение выгоды из реализации углеводородных ресурсов.
Кипр прямолинейно поддерживают европейские коллеги в соответствии с конъюнктурой отношений с Турцией: исполнительный директор Управления по оборонному сотрудничеству Европы на днях призвал Кипр укрепить связи с организацией для повышения собственной безопасности. Помимо этого, в июне Кипр, Израиль и Греция провели конференцию по ВПК, а министры обсудили расширение сотрудничества в сфере безопасности. «Намного лучше противостоять региональным угрозам вместе», — сказал Либерман на пресс-конференции. Он также сказал, что в Израиле состоится очередная трехсторонняя встреча министров.

Ближний Восток
События стран Ближнего Востока и Северной Африки: Израиля, Ливии и Сирии – также обсуждались в этом месяце в СБ. В июне ООН в очередной раз продлила оружейное эмбарго с целью остановить боевые действия и военные преступления на территории Ливии. Совет сомневается в своих возможностях к ведению конструктивного диалога для разрешения сирийского конфликта на фоне политических противоречий постоянных членов. Также СБ призвал Израиль придерживаться соглашения 1974, заключенного с Сирией, и неукоснительно соблюдать режим прекращения огня. Для подробностей смотреть дайджест по Арабским странам и Израилю.

Июньская повестка Совета Безопасности ООН утверждает несколько неновых, но интересных тенденций в международных отношениях. Навязывание международным сообществом политических институтов и электорального процессов не дает своих плодов ни в ДРК или Мали, ни в Афганистане. Все обозначенные конфликтные узлы вне развитых стран существуют в контексте террористической угрозы. Европа, в свою очередь, обеспокоена конвенционально хантингтоновским конфликтом, что демонстрирует различия в уровне проблем, стоящих перед разными регионами.

Александра Фокина

Международная безопасность: май 2018 г. (дайджест)

В дайджесте рассматривается ситуация в странах, обсуждение которых вошло в майскую повестку Совета Безопасности ООН. Сразу несколько конфликтных узлов Черной Африки угрожают мировой безопасности: гражданская война в Южном Судане и столкновения с террористами и полу-автономными территориями Сомали ставят под вопрос эффективность миротворческих кампаний, а институциональные кризисы в Бурунди и Гвинее-Бисау дестабилизируют ситуацию в регионе Великих озер и Западной Африке соответственно. В Юго-Восточной Азии члены СБ обратили свое внимание на положение беженцев рохинджа в Бангладеше, покинувших Мьянму после вспышек агрессии со стороны военных. Наконец, особенно политизированным оказалось обсуждение ситуации на Балканах: в преддверие выборов в Боснии и Герцеговине активизируются националистические выступления, в СБ поступают инициативы по сворачиванию миротворческой миссии в Косово.

Африка южнее Сахары

Сомали: усиление «Аш-Шабааб» и Тукаракский спор

Численность группировки «Аш-Шабааб» увеличилась за последние месяцы, несмотря на проведение операций Африканского союза и ООН. В начале мая боевики совершили несколько терактов на юге страны, жертвами которых стало 20 человек, среди них – кенийские солдаты в составе миссий. «Аш-Шабааб» продолжает акты жестокости и внутри группировки: по сообщению радио боевиков «Анадлус», в этом месяце женщину забили камнями за многобрачие.

Урегулирование конфликта военными силами Сомали, Кении и внешними силами испытывает затруднения. Региональная кампания АМИСОМ сообщает о необходимости большего финансирования. В ходе контртеррористического рейда 10 мая американские и сомалийские военные убили несколько фермеров, приняв их за экстремистов. Инцидент расследуется США.

Уже 24 мая американские ВВС нанесли авиаудар, ликвидировавший 10 боевиков.

Деятельность группировки дестабилизирует ситуацию на территории всего Африканского рога: в этом месяце из-за террористической угрозы Кению покинуло 1 000 учителей начальных школ.

Параллельно с этим продолжается десятилетний спор полу-автономных образований Пунтленда и Сомалилэнда за территории Сул и Санааг, сопровождающийся вооруженными столкновениями. В ходе одного из них, названного пунтлендским командующим Абдифатахом Саидом «адским», 25 мая погибло около 40 человек. Продолжается противостояние в городе Тукарак, стороны обвиняют друг друга в агрессии.

Гуманитарная ситуация в Сомали также осложняется на фоне последних стихийных бедствий, спровоцировавших новую эпидемию холеры. Этой весной наводнения и разлив реки Шабель заставили 7 000 человек покинуть свои дома. При этом, к маю международному сообществу удалось финансировать менее 1/5 гуманитарного плана на 2018 год.

ООН призывает придерживаться «дорожной карты 2017 – 2020», ориентированной на укрепление государственных институтов и федерализма и защиту прав человека с конечной целью проведения всеобщих выборов в 2021 году. Стабильность в Аденском проливе, а значит, в Сомали остается важным стратегическим элементом не только для восточноафриканской безопасности, но и для расстановки сил стран ССАГПЗ с усилением влияния ОАЭ.

Бурунди: теракт накануне референдума и возврат беженцев

Уже три года Бурунди, входящая в тройку стран с самым низким ВВП на душу населения, находится в состоянии ожесточенного политического кризиса: после решения президента Пьера Нкурунзизу добиться третьего президентского мандата вопреки действовавшей конституции в Бурунди 180 000 человек получили статус внутренне перемещенных лиц погибло 1 200 человек, 400 000 было вынуждено мигрировать в другие страны региона Великих озер, еще не опомнившегося окончательно после «Третьей мировой».

Мировое сообщество, в частности, в лице США активно критикует президента Нкурунзизу за жесткое подавление оппозиции, что инициирует пресечение случаев, подобных делу чиновника Мелхиадэ Нзопфабаруше, по признанию суда, утопившего нескольких противников правительства.

Минувший май должен был стать поворотным моментом в урегулировании ситуации: на 17 мая был назначен пятый референдум о принятии новой конституции, согласно которой действующий президент сможет баллотироваться еще на два срока и руководить страной до 2034 году.

По мнению бурундийских активистов, именно на фоне предстоящего референдума в ночь с 11 на 12 мая «неопознанная террористическая группа» совершила атаку, унесшую жизни 26 человек – очевидцы говорят о массовых поджогах, стрельбе и резне с мачете. Дестабилизация ситуации негосударственными игроками представляется наиболее сложным аспектом для урегулирования конфликта.

СБ ожидал от референдума качественно новой вехи в урегулировании конфликта и после 17 мая призвал общество к инклюзивному диалогу с целью остановить гуманитарную катастрофу при посредничестве Восточноафриканского сообщества. Уже сейчас подписано трехстороннее соглашение Бурунди, Танзании и Управления ООН по делам беженцев о возвращении 19 000 беженцев.

Несмотря на свидетельства Комиссии по мироустройству Бурунди о готовности общества к конструктивному диалогу, оппозиция не признает результаты референдума. Более того, в мае из Бурунди были высланы эксперты по правам человека из профильного Совета ООН, хотя в стране сохраняются вспышки насилия.

Гвинея-Бисау: санкции и Конакрические соглашения

Гвинея-Бисау переживает глубокий институциональный кризис на фоне противоречия политических элит: с 2014 года президент Жозе Мариу Ваз назначал премьер-министров, кандидатуру которых не принимала Африканская партия «За независимость Гвинеи и Кабо-Верде», имеющая большинство в парламенте. В мае СБ обсуждал скорые президентские выборы в Гвинее-Бисау, предусмотренные Конакрическим соглашением. При этом, правительство одной из беднейших стран Западной Африки с февраля 2018 года уже находится под санкциями ЭКОВАС в связи с невыполнением положений упомянутого договора.

Международные организации: Африканский Союз, Европейский Союз, Сообщество португальских языковых стран – заинтересованы в урегулировании конфликта и ожидают скорейших изменений в оборонной политике стране, эссенциальной на сегодняшний день. Сейчас в Гвинее-Бисау функционирует представительство по мироустройству ООН и проходит миссия ЭКОВАС.

Мировое сообщество также осуждает нарушение правительством прав населения на мирные собрания: полиция жестоко подавляет демонстрации и митинги оппозиционного Союза во главе с правящей партией и 16 другими объединениями. Ситуация с соблюдением прав человека остается тяжелой на фоне распространенности в Гвинее-Бисау насильственных браков, особенно, среди детей, чей доступ к школьному образованию также ограничен. Генеральный секретарь ООН обращает особое внимание на проблему исключения женщин из политического процесса страны.

Дестабилизация режима Ваза нарушает архитектуру региональной безопасности. Гвинея-Бисау является крупнейшей транзитной страной кокаиновой торговли, потоки которой направляются, в том числе, в Западную Европу: в начале 2010-х годов через нее проходило более двух тон наркотиков. Ситуация осложняется на фоне пиратства в Гвинейском заливе.

Южный Судан: провал переговоров в Аддис-Абебе и крупнейший миграционный кризис

Продолжается внутреннее дробление противостоящих лагерей, образовавшихся в ходе пятилетней гражданской войны в Южном Судане: в мае произошел раскол между сторонниками президента Киира и генерала Аванама, усиливший разделение жителей Вараба, Авейла, членов племени динка. Все воюющие стороны, включая лагерь Киира, продолжают применять насилие на основе этничности.

СБ продлил мандат миссии и 17 мая послал 150 новых миротворцев на территорию. В то же время, ООН обеспокоена инцидентами, в ходе которых «Суданское народное освободительное движение в оппозиции» захватывает гуманитарных активистов и участников миссии: в середине месяца 14 из них были захвачены в Янгири. Более того, в стране действуют законы, препятствующие передвижению гуманитарного груза. В ответ на это ООН наложила санкции на Южный Судан, американская сторона наказывает на их усиление в отношении ряда членов правительства.

23 мая стороны провалили переговоры в Аддис-Абебе, предусматривавшие выполнение договора 2015 года. Будто предвосхищая это, Белый Дом еще в начале месяца объявил о пересмотре формата участия в разрешении конфликта по итогам неудач миротворчества в Южном Судане.

16 мая в Пибуре 200 детей смогло вернуться в семьи после участия в боях – их использование в гражданской войне представляется одним из самых сложных гуманитарных аспектов. Отдельное внимание мировое сообщество уделяет сексуальному насилию в контексте военных действий: так, в 2016 году было зафиксировано 600 случаев. На фоне этого население страдает от голода и распространения ВИЧ-инфекции, при этом, лишь 13 процентов больных подвергаются лечению.

Беженцы из Южного Судана, численность которых к началу мая насчитывала 2,47 миллионов человек, представляют наиболее крупный миграционный кризис в Африке со времен руандского геноцида. Потоки беженцев усугубляют ситуацию в близлежащих Кении, Уганде и Эфиопии.

 

Юго-Восточная Азия

Мьянма: беженцы рохинджа и противоречивая риторика правительства

В конце апреля издание Reuters написало о политическом аспекте вынесения мьянмского кризиса в повестку Совета Безопасности: Дмитрий Полянский сказал о недопустимости спекуляции над этим вопросом. Несмотря на политизацию ситуации, уже в начале мая представители стран-членов СБ посетили лагерь беженцев. Ограничение прав, массовые изнасилования и убийства толкнули 700 000 граждан Мьянмы, принадлежащих к народу рохинджа, бежать в близлежащий Бангладеш. Физическая безопасность мигрантов остается под вопросов на фоне грядущего сезона дождей.

Вооруженные силы Мьянмы отрицают притеснение мусульманского населения, свидетельствует лишь о «ликвидации террористов» в августе 2017 года, сообщает Human Rights Watch. Правительство настаивает на «надлежащем расследовании», однако не предпринимает соответствующих действий. В декабре прошлого года власти не пустили в страну эксперта ООН по правам человека Янгхи Ли.

Торговые связи Мьянмы с КНР – первым экономическим партнером – очевидно, очень сильны, более того, российский товарооборот с ней увеличился в 6 раз в 2017 году (хотя это не ставит Россию в число первых экспортеров для этой страны). Однако на фоне международного давления, когда ЕС прекратил поставки вооружения в Мьянму, а ООН настаивает на создании условий для возвращения беженцев и предоставляет, по выражению аналитиков, сторонам «голый минимум», правительство участвует в многосторонних консультациях о выполнении Меморандума о взаимопонимании (ноябрь 2017), возможно обращение в Международный уголовный суд.

 

Европа

Босния и Герцеговина: подъем национализма, Эрдоган и вопросы интеграции

Страна, до сих пор переживающая последствия войны 1992 – 1995 годов, последние несколько месяцев наблюдала рост деструктивной националистической риторики. 4 мая сотни ветеранов вышли на улицу в поддержку военного Дудаковича, члена пятой боснийской армии, обвиняемого в военных преступлениях. Протестанты называли его «символом защиты Боснии и боснийцев». При этом, хорватские чиновники публично рассуждают о территориальной реорганизации, критикуют мусульман-босняков за продвижение хорватских ненационалистических политиков, а Республика Сербская говорит о сецессии, дискредитирующей Дейтонские соглашения. Фрагментацию общества также провоцируют действия Реджепа Тайипа Эрдогана, ищущего электоральной поддержки у «европейских турок» на территории Боснии и Герцеговины.

О социальной напряженности свидетельствуют тысячи протестующих, вышедшие на улицы Сараево 15 мая после исчезновения двух подростков при неясных обстоятельствах. Население не доверяет версии полиции, отдельные граждане указывают на ее причастность к похищениям. Все это отражает его недовольство правоохранителями и властями, а следовательно, коррупцией и низким уровнем жизни в стране.

В такой ситуации Совет Безопасности призвал Боснию и Герцеговину к институциональным реформам, способным предотвратить политический кризис после октябрьских выборов. По словам американского представителя, в обратном случае формирование правительства будет невозможным. При удачном политического процесса ожидается дальнейшая интеграция страны в структуры ЕС.

США также активизируют сотрудничество со страной в борьбе с терроризмом и оборотом наркотиков на балканских территориях.

Балканский вопрос не утратил своей политической ангажированности и на уровне Совета Безопасности: по итогам выступления Высокого представителя Боснии и Герцеговины Валентина Ицко российская сторона указала на его очевидную антисербскую риторику.

Ситуация в стране также дестабилизирована в связи с притоком беженцев. В мае правительство блокировало для них Сараево, автобусы с сотнями беженцев развернулись на юго-запад страны, в лагерь Салокавац.

 

Косово: диалог Приштины и Белграда и будущее МООНК

2018 год начался для Приштины с обострения отношений с Белградом: в январе был убит лидер косовских сербов Оливер Иванович, на похороны которого пришло 5 000 сербов, а в конце марта на севере Косово был задержан сербский политик Марко Дурич, в ответ на что партия «Сербский список» обещала выйти из правящей коалиции.

При посредничестве ЕС диалог Косово и Сербии был налажен, хотя в начале мая сербские власти указали на стремления Британии провести переговоры СБ по данному вопросу за закрытыми дверями для оказания давления на Белград.

Так или иначе, посредничество ЕС признается «единственным жизнеспособным вариантов» разрешения ситуации, по словам Захира Танина, специального представителя Генерального секретаря ООН в Косово. 7 мая европейцы назначили нового прокурора по расследованию военных преступлений, совершенных членами Косовской освободительной армии.

В связи с усилением роли Брюсселя в Совете Безопасности поднимается вопрос о сворачивании затратной миссии, цели которой, по мнению P3, уже достигнуты. Российская сторона категорически против, так как не считает вопрос Косово решенным.

СБ также обращает внимание на реформирование косовского законодательства для разрешения всех вопросов, поставленных военными действиями 1990-х годов: от военных преступлений до интеграции женщин в политическую жизнь страны.

 

Ближний Восток

События Ирака, Сирии и Ливии также обсуждались в этом месяце в СБ. Смотреть дайджест по Арабским странам.

 

В регионе Африканского рога силы набирает «Аш-Шабааб», Сомали и мировое сообщество не могут справиться с ситуацией. Последствия институционального кризиса в Бурунди дестабилизируют регион Великих озер потоками беженцев, ООН дает противоречивые оценки политического климата в стране. Межэлитные споры Гвинеи-Бисау не только спровоцировали наложение санкций ООН на страну, но и подрывают безопасность в Западной Африке отсутствием структур, реально контролирующих наркооборот и пиратство. Наконец, война в Южном Судане представляет собой крупнейший миграционный кризис со времен руандского геноцида, миротворчество испытывает большие проблемы. Аспект соблюдения прав человека стоит под большим вопросом для всех стран.

 

Повестка Совета Безопасности ООН в мае 2018 г. подтверждает ряд тенденций глобального управления. Сохраняется потребность в международном миротворчестве и его непрерывной трансформации в условиях диффузии власти к негосударственным игрокам, как это наблюдается в современном Сомали, дестабилизирующем весь регион Африканского рога. Ситуация в Южном Судане представляет собой крупнейший миграционный кризис со времен руандского геноцида, что оказывает влияние на все соседние страны, миротворческая операция находится в кризисе. Политическая нестабильность мелких африканских государств при всем различии контекста дестабилизирует регион, как видно на примере Бурунди в Великих озерах и Гвинеи-Бисау в Западной Африке – слабые институты не обеспечивают безопасность и контроль на наркооборотом и пиратством. В ходе каждого из обозначенных конфликтов подрываются права человека, особые опасения вызывает положение детей. Демографическая ситуация также находится под угрозой из-за распространения болезней и голода.

Ясно видна разница в масштабах гуманитарных проблем в Черной Африке и на Ближнем Востоке по сравнению с остальными регионами мира, оказывающихся статистически более удачливыми. Однако Мьянма, а скорее, Бангладеш в этой повестки были исключением: положение беженцев рохинджа ставит под вопрос доверие международного сообщества к правительству Мьянмы и ухудшается с каждым днем приближения сезона дождей.

Справедливо говорить о том, что этно-конфессиональные факторы дестабилизации не утратили своей актуальности – их элементы присутствуют также в Косово и Боснии и Герцеговине. Радикализация националистических выступлений и политизация особенно чувствительной балканской повестки говорят о том, что Сараево будет оставаться под наблюдением мирового сообщества.

 

Александра Фокина

Место АТР в СМО: международная студенческая конференция

Предлагаем Вашему вниманию сборник, изданный по итогам конференции по АТР, которая проходила в Дипломатической Академии МИД России в ноябре 2017 г. и была организована при участии Центра востоковедных исследований

Сборник АТР - 2017

Актуальные проблемы международного права и международных отношений. Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития. Сборник статей

Актуальные проблемы международного права и международных отношений. Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития. Сборник статей / Под ред. Т.В. Кашириной, В.А. Аваткова, Д.А. Сидорова, О.Н. Петюковой, Н.В. Вильской – Москва: ИВЦ «Маркетинг», 2017. — 379 с. ISBN 978-5-7856-0808-5

В сборник включены выступления студентов и молодых ученых российских ВУЗов, которые были предсталены на научной конференции «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития», а также в рамках круглого стола «Актуальные проблемы международного права и международных отношений». Конференция состоялась в Дипломатической академии МИД Росии 10 марта 2017 г. и была организована при поддержке Кафедры международных отношений Дипакадемии и Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии. Круглый стол был организован Кафедрой международных отношений Дипакадемии совместно с Юридическим факультетом Финансового университета при Правительстве РФ и проходил 18 и 19 апреля 2017 г.

Сборник статей студентов и молодых ученых предлагается для обучающихся в бакалавриате и магистратуре по направлению «Международные отношения» и «Международное право» и может быть использован при изучении учебных дисциплин «Современные международные отношения», «Международное право», «Международная безопасность», «Азиатско-Тихоокеанский регион в современных международных отношениях», «Международные конфликты», «Политическая конфликтология» и др.

2017_Сборник_Актуальные проблемы МП и МО_АТР_полный текст_с обложкой

Иран: май 2017 (дайджест)

В мае 2017 г. в Иран сконцентрировался на самом важном событии – президентских выборах, которые состоялись в пятницу, 19 мая. Кроме этого, случилось несколько происшествий природного характера – землетрясений и взрыва на каменноугольной шахте. На международном уровне был подписан меморандум о зонах деэскалации в Сирии, где Иран является одним из гарантов перемирия наряду с Россией и Турцией. Несмотря на активную политику правительства Хасана Рухани, многие процессы были заморожены до обнародования результатов выборов.

 

Президентские выборы

После третьего раунда дебатов свои кандидатуры с участия в гонке сняли мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, отказавшийся в пользу коллеги по партии Ибрахима Раиси, и вице-президент Эсхаг Джахангири – в пользу президента Хасана Рухани. Таким образом, 19 мая избиратели выбирали из четырех кандидатов, основными среди которых остались Рухани и Раиси. Из обладающих активным избирательным правом 56 млн. человек в выборах приняли участие около 40 млн.

Хасан Рухани одержал победу, набрав 57% (23 млн. 549 тыс. 616 голосов). Однако то, что совсем недавно назначенныйна свой пост руководитель Фонда Астан-е Кодс-е Разави Раиси набрал 38,5% (15 млн. 786 тыс. 449 голосов), нельзя оставить незамеченным. Несмотря на то, что духовный лидер воздерживался от выражения предпочтений в пользу кого-либо из консервативных кандидатов, избиратели, в основном относящиеся к наиболее религиозной части населения, решили, что поддержка Раиси совпадает с позицией рахбара. У Раиси не было четкой программы, как и у других, что пришли составить общий фон выборов и выразить поддержку или оппозицию Рухани. Примечательно, что один из самых религиозных городов Ирана – Мешхед, где базируется Астан-е Кодс – не выказал единогласной поддержки Раиси, который совсем недавно придя на пост руководителя, приостановил региональные программы, начатые его более реформистским предшественником. И тем не менее, прошедшие выборы показали, что раскол между реформистами и консерваторами будет только усиливаться, а для критики Рухани использованы все возможные поводы, независимо от причастности администрации к возникновению тех или иных проблем.

В результате этих выборов политическая карьера Галибафа, вероятно, подошла к концу. Разоблачения, на которые во время дебатов обратили внимание Рухани и Джахангири, и побудившие его снять свою кандидатуру, подточили и его репутацию. А городской совет Тегерана, избранный также 19 мая в реформистском составе, вряд ли продлит полномочия консервативного мэра.

В ходе дебатов неоднократно поднимался вопрос занятости населения, и эта проблема по-прежнему стоит перед правительством Рухани, являясь и корнем других социально-экономических проблем.

Несмотря на широкое празднование победы Хасана Рухани на прошедших выборах, он все же преимущественно остается плохим вариантом среди более худших. К тому же среди поддержавших действующего президента немало тех, кто намеренно отдал голос Рухани, чтобы не допустить победы Раиси.

 

Происшествия

3 мая в каменноугольной шахте «Земестан юрт азадшехр» в провинции Голестан в результате взрыва газа погибли 43 шахтера и 70 получили ранения.

В результате землетрясения 11 мая в провинции Ардебиль на северо-западе Ирана были ранены 11 человек.

13 мая в результате землетрясения в провинции Северный Хорасан погибли 2 человека 400 ранены.

 

Международное сотрудничество

Французский Citroen официально вернулся на иранский рынок спустя 39 лет.

На заводе Iran Khodro началось массовое производство автомобилей Dena Plus и Peugeot 2008 совместно с французской компанией Peugeot, 30% этих автомобилей пойдут на экспорт.

6-9 мая в Тегеране прошла Международная выставка нефтегазовой и нефтехимической промышленности. По данным на май 2017 г. Иран добывает 3 млн. 800 тыс. баррелей нефти и 885 млн. кубометров в день и планирует довести эти объемы до 4 млн. 50 тыс. баррелей и 1 млрд. 100 млн. кубометров в день соответственно.

Иранский перевозчик Iran Air получил в распоряжение четыре новых самолета ATR 72-600, произведенные во Франции.

В Бонне был открыт офис по научно-техническому сотрудничеству между Ираном и Европой.

 

Мировая политика

В мае 2017 г. в международном масштабе продолжились дискуссии по поводу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) – в США о необходимости последовательного участия в соглашении и продлении освобождения Ирана от санкций, в Иране – о том, насколько оно отвечает интересам иранцев. По поводу продолжения участия Ирана в СВПД при прочих равных сомневаться не приходится, даже если бы на выборах победил представитель консерваторов Раиси, а обсуждение выгод, которые Ирану приносит соглашение, происходит фактически на уровне риторики, а не формулирования плана действий.

4 мая в Астане представителями России, Турции и Ирана, выступающими гарантами перемирия, был подписан меморандум о четырех зонах деэскалации в Сирии. До конца мая должно было быть произведено разделение картографических контуров этих зон. Согласно меморандуму, предполагается создание безопасных районов вдоль зон деэскалации для предотвращения прямого военного противостояния.

 

***

После опубликования результатов выборов, на которых победил действующий президент, стало понятно, что в той или иной степени в Иране продолжится умеренный курс предыдущей администрации с поправкой на усиленную критику проигравших, но показавших высокие результаты консерваторов. В то же время победа реформистов не означает коренных изменений во внешней политике, особенно при текущем курсе Дональда Трампа. За второй срок Рухани Иран вновь сделает попытку привлечь больше иностранных инвестиций как для развития своей нефтегазовой промышленности, так и для того, чтобы дать толчок экономике в других областях. Благодаря ряду сближающих факторов, также может наблюдаться умеренное укрепление российско-иранских отношений.

Ю.Свешникова

Иран: апрель 2017 г. (дайджест)

В апреле 2017 г., то есть самом начале года по иранскому календарю, основное внимание было приковано к предстоящим президентским выборам, назначенным на 19 мая. В фокусе внешней политики оказалось интенсивное осуждение Тегераном удара США по сирийской базе Шайрат в провинции Хомс, и осмысление заявлений американской администрации о возможном пересмотре позиции по СВПД. Региональная администрация на северо-востоке страны предпринимала попытки совладать с последствиями сильных наводнений.

 

 

Предвыборная кампания

Предвыборная кампания в Иране проходит в крайне сжатые сроки. Духовный лидер ранее выступил с пожеланием не растягивать предвыборные дрязги, чтобы не отвлекать людей от повседневных забот.

Прием заявок на участие в выборах начался 11 апреля и продолжался в течение всего 5 дней. Из 1636 заявок, поданных на участие (среди них – 137 от женщин), Наблюдательный совет одобрил всего 6.

Ажиотаж образовался вокруг кандидатуры бывшего президента Махмуда Ахмадинежада (2005-2013), который вначале собирался поддержать своего заместителя Хамида Багаи, а после и сам подал заявку. При любом решении Наблюдательного совета в выигрыше оказывался бывший президент. В случае одобрения его кандидатуры, возникли бы вопросы к авторитету Духовного лидера, который при личной встрече порекомендовал Ахмадинежаду воздержаться от участия в предвыборной гонке; в случае дисквалификации же вставал вопрос, каким образом бывший президент проходил данную квалификацию два предыдущих раза, и насколько в таком случае компетентен Наблюдательный совет. Квалификацию одиозный политик не прошел. Не прошли и другие лица, которых прочили в кандидаты – например, бывший глава гостелерадиокомпании «Седа ва сима» Эззатулла Заргами или бывший глава провинции Хузестан и кандидат на прошлых выборах Мохаммад Гарази.

Несмотря на сомнения о шансах нынешнего президента Хасана Рухани остаться в своем кресле на второй срок и попытках консерваторов приуменьшить некоторые из достижений его администрации, подборка кандидатов к 19 мая говорит о том, что у «шейха дипломатии» остаются сильные позиции на предстоящих выборах. По итогам первых дебатов, прошедших в пятницу 28 апреля, мэр Тегерана Мохаммад-Багер Галибаф уступает Рухани и другому кандидату от консерваторов – Ибрагиму Раиси. Для иранской политики не в новинку лицезреть кандидатов, которые не были прежде замечены в фарватере политической жизни, поэтому кандидатура Раиси – председателя влиятельного фонда Астан-е кодс-е разави, скорее, вызвала толки о причинах его появления на предвыборном горизонте, например, предположения о том, что эта кампания – рекламный трамплин к возможному преемству уже немолодого Духовного лидера Али Хаменеи.

Прогнозы о возможном исходе выборов делать пока рано, поскольку, во-первых, впереди – еще несколько раундов дебатов, а во-вторых непредсказуемость иранской политики одинакова как для внешних экспертов, так и для самих иранских политологов.

 

Иран и ядерная программа

18 апреля администрация Дональда Трампа в лице госсекретаря Рекса Тиллерсона подтвердила Конгрессу США соблюдение Ираном СВПД. Данное заявление было сделано в преддверии принятия решения в США о продлении указа о приостановлении части санкций против Ирана. Это же заявление только подтвердило опасения иранцев о том, что после СВПД США изменят точку приложения давления, переключив его, например, на ракетную программу или ситуацию с правами человека. Кроме того, Трамп поручил провести межведомственную проверку необходимости соблюдения СВПД американской стороной и насколько соблюдение соглашения соответствует национальным интересам США. Приостановка одной из групп санкций истекает 18 мая, ровно за один день до президентских выборов в Иране, на которых главным козырем президента Рухани стало достижение соглашения с «шестеркой» международных посредников.

Иран и Китай подписали первый коммерческий контракт на реконструкцию реактора на тяжелой воде в Араке, что является неотъемлемой частью иранских обязательств по СВПД.

В Национальный день ядерных достижений состоялась презентация последних разработок и введение в эксплуатацию достижений в сфере ядерной энергетики.

 

Иран-Сирия

Хасан Рухани в телефонном разговоре с Башаром Асадом, а также иранский парламент и затем представители Ирана, России и Сирии резко высказались против агрессии США сразу после удара по базе Шайрат в ночь на 7 апреля. 14 апреля в Москве была проведена трехсторонняя встреча министров иностранных дел России, Ирана, Сирии в Москве в связи с ракетным ударом США по сирийской авиабазе.

2 мая министр обороны Хусейн Дехкан встретился с начальником генштаба вооруженных сил Сирии Али Абдуллой Аюбом в Тегеране. Прозвучали слова поддержки совместной борьбе против терроризма и осуждения США за укрепление боевого духа террористических группировок, в особенности не обоснованным объективными причинами ударом по базе Шайрат в провинции Хомс. На конференции Министерства обороны по безопасности, состоявшейся в Москве 23-24 апреля Дехкан подчеркнул единство России, Ирана и «легитимного правительства Сирии» в борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности в регионе в связи с конфликтами в Сирии, Йемене и распространением ИГ.

 

Вопросы безопасности

26 апреля террористами, проникшими в Иран с территории Пакистана в районе Мирджаве провинции Систан и Белуджистан, были убиты девять иранских пограничников, один раненый представитель правоохранительных сил Ирана был вывезен на территорию Пакистана. Ответственность на себя взяла группировка Джейш аль-Адль.

30 апреля в Иране отметили День Персидского залива, приуроченный к дате освобождения Ормузского пролива от португальцев. Совещание глав внешнеполитических ведомств ССАГПЗ, состоявшееся в конце марта, хотя и прошло в духе напряженного отношения к политике Ирана в регионе, но также указало на неоднородность взаимоотношений стран совета с Тегераном: Саудовской Аравии и ОАЭ с одной стороны, и Омана, Катара и Кувейта – с другой.

 

Экономика

Иран продолжает полагаться на идею экономики сопротивления, которая несмотря на благую цель развития самодостаточности, будет препятствовать развитию страны из-за ориентации на закрытый характер экономики.

На состоявшемся в конце апреля ирано-европейском торгово-банковском форуме министр иностранных дел Джавад Зариф призвал европейских партнеров осуществлять активное сотрудничество в регионе, несмотря на небольшой прогресс после достижения СВПД и частичное снятие санкций.

По информации за март 2017 г., на 27% вырос экспорт нефти на азиатские рынки (Индия, Китай, Южная Корея и Япония), составив 1 млн. 970 тыс. баррелей в день. Суммарный объем экспорта сырой нефти на рынки Европы и Азии составляет 2 млн. 265 тыс. баррелей в день.

В середине апреля были открыты 17 и 18 фазы газового месторождения «Южный Парс» в Персидском заливе, обеспечивающие добычу 56,6 млн куб. м. газа в сутки. Освоение участков началось в 2006 г., но было приостановлено из-за введения санкций.

 

***

Несмотря на предстоящие президентские выборы, изменений во внешней политике Ирана, даже в случае ухода Рухани, ждать не стоит. На фоне не очень выгодной для Ирана реализации СВПД, иранская политическая элита продолжает курс на укрепление своих позиций на Ближнем Востоке, в Центральной Азии, в отношениях с Россией и Китаем с традиционным антиамериканским настроем, что подтверждается многочисленными мероприятиями и договоренностями, в которых принимает участие Тегеран.

15-16 апреля в Тегеране под эгидой Русского мира был открыт Русский центр, а также прошла приуроченная к этому событию встреча экспертов России, Индии и Ирана. 20 апреля Иран посетил президент Республики Татарстан Рустам Минниханов, и на Саммите мэров городов исламского мира, проводившегося 26-27 апреля в Тегеране и собравшего представителей более 20 государств, Россия была также представлена Казанью.

24 апреля 2017 г. министр иностранных дел Ирана принял участие в «Форуме древних цивилизаций» в Афинах, перед которым Зариф обсудил со своим китайским коллегой ситуацию в Сирии и другие вопросы. В апреле Зариф провел центрально-азиатское турне, посетив Тифлис, Ашхабат, Бишкек, однако объехав стороной Душанбе, с которым у Тегерана наблюдается охлаждение отношений.

21 апреля в Астане состоялось заседание Совета министров иностранных дел стран-членов ШОС – последний подготовительный этап к июньскому саммиту ШОС, где было подтверждено соответствие Ирана критериям на вступление в членство.

Ю.Свешникова

Международная научная студенческая конференция «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития»

10 марта 2017 г. в стенах Дипломатической Академии при сотрудничестве с Центром востоковедных исследований была проведена международная научная студенческая конференция «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития».

В мероприятии приняли участие представители различных городов СНГ — Москвы, Казани, Челябинска, Екатеринбурга, Тюмени, Астаны и др.

По итогам конференции планируется издание сборника.

Турция: январь 2017 (дайджест)

Прошедший месяц совершенно четко очертил движение вектора Турецкой политики. Во внутренней политике продолжаются тенденции укрепления позиций действующей власти во главе государства. Главным вопросом по-прежнему остается принятие новой конституции и переход к резидентской форме правления.

В свою очередь, во внешней политике намечаются тенденции более тесного сотрудничества России и Турции на Ближнем Востоке, что сопровождается похолоданием отношений Турции и стран Запада.

Безопасность

Январь 2017 года начался для Турции с внутриполитических потрясений. В ночь с 31 декабря на 1 января было совершено нападение на стамбульский клуб Reina. В результате теракта погибли 39 человек и 70 получили ранения. По итогам следствия был арестован исполнитель нападения, ответственность за которое взяло на себя Исламское Государство (ИГ; запрещенная в России террористическая организация). Примечательно, что, несмотря на заявления ИГ, спустя полмесяца заместитель премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма Нуман Куртулмуш заявил о причастности турецкой разведки, однако не привел убедительных доводов в пользу подобного предположения.

Спустя всего лишь неделю в Измире, у здания суда, произошел взрыв и перестрелка; в результате погибли 2 человека, среди которых один офицер полиции. Турецкое руководство традиционно возложило ответственность за теракт на Рабочую партию Курдистана (РПК), что, однако, представляется оправданным, учитывая «подчерк» исполнителей.

Интересно, что в начале января турецкий парламент одобрил продление режима чрезвычайного положения на 90 дней, что, однако, по всей видимости, не исправило ситуации в области обеспечения безопасности граждан.

Перечисленные события – не единственные террористические акты имевшие место в Турции за прошедший месяц, однако они в полной мере олицетворяют сложившуюся ситуацию, которая, прежде всего, демонстрирует нестабильность турецкого общества. Кроме того, можно предположить, что должностные перестановки в турецких государственных структурах, начавшиеся после попытки государственного переворота в июле 2016 года, привели к неспособности силовых структур эффективно координировать усилия по предотвращению и борьбе с террористическими актами на территории Турецкой Республики.

Не смотря на это, турецкое руководство предприняло ряд попыток по укреплению безопасности. Среди принятых мер можно выделить возведение бетонной стены протяженностью 330 километров на границе с Сирией и Ираком, а также введение в эксплуатацию системы распознавания лиц на 11 КПП на границе с Сирией, Ираком и Ираном.

Сирия

Много внимания также уделялось урегулированию сирийского конфликта. В течение месяца шла активная подготовка переговоров в Астане, которые прошли 23 января. Наметившуюся перестановку сил, а также сближение позиций непосредственно России и Турции продемонстрировала первая совместная воздушная операция двух стран на территории САР против боевиков ИГ (запрещенная в России террористическая организация), проведенная еще 18 января.

Важен тот факт, что организаторам встречи в Астане, а именно: России, Турции и Ирану – удалось привлечь за стол переговоров практически все оппозиционные группировки Сирии.

Переговоры в Астане продемонстрировали не только смену главных игроков и посредников в решении Сирийского конфликта, но и дали надежду на реальное разрешение конфликта посредством кооперирования сил трёх государств, был озвучен призыв всем заинтересованным сторонам оказать поддержку Дамаску в разработке новой сирийской конституции.

В качестве площадки для более детальной проработки вопросов связанных с кооперацией соответствующих органов заинтересованных государств по урегулированию кризиса, а также определению конкретных шагов, была названа встреча в Женеве, назначенная на февраль 2017 года.

Турция, Россия, США

Во взаимоотношениях России и Турции по-прежнему можно было наблюдать планомерное потепление, начавшееся еще во второй половине 2016 года.

Еще в начале месяца глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что взаимодействие с Москвой очень важно для стабилизации ситуации на Ближнем Востоке, а 18 января вооруженные силы России и Турции провели первую совместную воздушную операцию в Сирии против боевиков Исламского Государства (запрещенная в России террористическая организация), что, наряду с переговорами в Астане, стало свидетельством сближения позиций руководств двух стран по вопросу урегулирования сирийского конфликта.

12 января руководства двух стран подписали меморандум о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии. Документ определяет порядок взаимодействия сторон с целью предотвратить инциденты при нахождении военных самолетов сторон в воздушном пространстве Сирии.

Также заслуживает внимание высказанное президентом Эрдоганом предложение вести торговые расчеты в области сельского хозяйства в национальных валютах. Подобный шаг имеет значение не только с точки зрения экономических преимуществ, но и как символ роста взаимодоверия между двумя государствами.

В свою очередь состояние отношений Турции и США на момент января 2017 года нельзя трактовать в столь же положительном ключе. Прежде всего, похолодание между странами выразилось в слухах о закрытии для американских военных турецкой военной базы Инджирлик, которые вскоре были опровергнуты министром иностранных дел Турецкой Республики, в словах которого, однако, прослеживалась резкая позиция Турции в отношении США. В своем выступлении он с очевидным намеком заявил, что запрет на использование базы силами НАТО не рассматривается, если только эти силы не вносят никакой вклад в борьбу с ИГ (запрещенная в России террористическая организация). Кроме того, показателен следующий пример: некоторое время в турецких средствах массовой информации гуляло изображение бывшего президента США Барака Обамы, на котором он представлялся в качестве стамбульского стрелка совершившего нападение на клуб в начале января. Данный инфоповод – яркое отражение настроения турецкого общества, его отношения к американским партнерам.

Но, несмотря на ряд выпадов, главным образом, со стороны Турции, чиновники обеих государств отрицали существование кризиса отношений. Что не помешало Эрдогану сделать заявление о своем желании встретиться с новым президентом США Дональдом Трампом, для, как отметил политик, оздоровления двусторонних отношений.

Переход к президентской форме правления

Помимо всего прочего в январе 2017 года Партии справедливости и развития удалось создать коалицию с Партией националистического движения, что позволило получить большинство голосов в Великом национальном собрании Турции (ВНСТ). Таким образом 21 января турецкий парламент большинством голосов (поддержали 339 из 488 депутатов) принял пакет конституционных поправок, предполагающих значительное расширение президентских полномочий и переход  к президентской форме правления. Действующий турецкий президент надеялся заручиться поддержкой парламента еще в 2015 году по итогам выборов в ВНСТ, однако в действительно заполучить новую конституцию ему удалось только лишь практически спустя 2 года.

Тем не менее, окончательное решение о переходе к новой форме правления должно быть принято в ходе референдума. При этом, учитывая высокую поддержку населения, претворение в жизнь амбиций президента Эрдогана выглядит весьма вероятным.

***

Подводя итог, необходимо отметить, что нестабильность как на географическом, так и политическом пространстве страны обусловлена, вероятно, переходным для нее периодом: Турция готовится к событию исторической важности – референдуму, который определит не только новое политическое устройство, но и её дальнейшую судьбу.

Во внешних взаимодействиях наблюдается смещение вектора Турецкой политики с Запада на Восток. Расширяется взаимодействие России и Турции не только в двустороннем аспекте, но и в ходе решения региональных проблем. Тем не менее, учитывая опыт прошлых лет, не должно возникать ложных надежд на дальнейшее бесперебойное конструктивное сотрудничество. Главным критерием стабильных отношений двух государств, прежде всего, должна быть взаимная выгода, которую оба государства могут получить от сотрудничества друг с другом.

 

В.Аватков, А.Финохин

Арабские страны: январь 2017 г. (дайджест)

 

Центральным событием января для стран, прямо или косвенно вовлеченных в сирийский конфликт, стали переговоры в Астане, где впервые больше чем за 6 лет противостояния за один стол сели представители власти и вооруженной оппозиции. Гарантами достижений переговорного процесса выступили Россия, Иран и Турция. Вместе с тем в Сирии и Ираке продолжается борьба за восстановление контроля над собственной территорией. Так, начавшаяся в октябре 2016 г. операция по штурму Мосула получила новое развитие, а правительственные войска заняли стратегически важный район, питающий водные резервы столицы. Кроме того, 20 января 2017 года вступил в должность 45-й президент США – Дональд Трамп, и первые указы и поручения из Овального кабинета были напрямую связаны с ситуацией в государствах на Ближнем Востоке.

Переговоры в Астане

 В столице Казахстана с 23 по 24 января при участии семи делегаций прошли мирные переговоры по Сирии. Кроме сирийских властей и оппозиции на них в качестве гарантов подобного формата были представлены Россия, Турция и Иран, а также спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура и посол США в Казахстане Джордж Крол, чье присутствие на астанинском форуме может стать первым признаком расширения сотрудничества между США и Россией. Девять сирийских оппозиционных групп отказались от мирных переговоров, в том числе – крупнейшие после ИГ (запрещенная в России) группировки Джейш Фатх аш-Шам (запрещенная в России) и тесно аффилированная с ней Ахрар аш-Шам, мотивировав это нарушениями перемирия, вступившего в силу 29 декабря 2016 г., со стороны сирийской власти.

Однако высокий уровень репрезентативности удалось сохранить, в результате чего «сговорчивая» оппозиция, de facto противопоставила себя тем, кто не подключился к переговорному процессу. Раскол в рядах противниках Асада облегчит выполнение задач сирийской армии, что можно расценивать как изящную дипломатическую находку организаторов переговоров, прежде всего, России и Ирана. Следует отметить и сам прогрессивный формат переговоров, в котором участие принимают командиры вооруженных подразделений, которые принимают решение на местах, оказывая непосредственное влияние на ход конфликта, но не делегаты абстрактной оппозиции с неясными полномочиями, что присутствуют в Женеве.

Несмотря на то, что представители сирийской оппозиции не подписали итоговое коммюнике, стороны предпочитают классифицировать результаты как успешное дополнение к Женевскому процессу, который признан основным руслом для поиска сирийского урегулирования. Представитель делегации оппозиции Яхья аль-Ариди обосновал коллективное решение своей стороны фразой о том, что итоговый документ не показался оппозиционерам достаточно сильным, чтобы направить его на обсуждение в ООН.

Проект конституции Сирийской Арабской Республики

На переговорах в Астане Россией был предложен проект новой конституции Сирии, что гарантирует ряд свобод – мысли, слова, совести, вероисповедания и идеологического многообразия. Согласно тексту документа, территория Сирии едина, неприкосновенна и неделима, а вопросы об изменении государственной границы могут решаться только путем референдума. Что касается вооруженных формирований, то на этот счет в проекте конституции прописано, что все организации военной или военизированной деятельности вне государственной власти (сформированных армии, специальных служб и ведомств) оказываются вне закона.

Проект, разработанный отечественными специалистами, подчеркивает, что хотя официальным языком Сирии и является арабский, но госорганы и организации Курдской культурной автономии имеют право на использование арабского и курдского языков как равнозначных. Кроме того, каждый регион оставляет за собой право использования в качестве дополнения к официальному языку язык большинства населения, если это будет одобрено местным референдумом. Для подчеркивания важности фактора многонационального общества в жизни государства рекомендовалось изъять прилагательное «арабская» из официального названия республики. Кроме того, из конституции предлагают убрать пункт о главенстве законов шариата, а также ограничить полномочия президента одним семилетним сроком и передачей части законодательных функций парламентским структурам.

Реакция разделенного конфликтом сирийского общества на предложенный проект оказалась солидарной. Как представители официальной власти Сирии, так и делегаты от вооруженной оппозиции оказались не готовы принять документ. Но если в Дамаске отвергли конкретные пункты, касающиеся  трансфера законодательных функций от президента парламенту и правительству; создание нового органа власти, отправив поправки в Москву, тем самым, демонстрируя свою готовность к дальнейшей проработке данного вопроса. То сирийская оппозиция принципиально отказалась от обсуждения проекта Конституции страны, мотивировав это тем, что только сирийский народ имеет право писать Конституцию страны, поскольку Конституция, написанная другим государством, не будет работать политически.

По заявлению спецпредставителя российского президента по Сирии Александра Лаврентьева документ был подготовлен для того, «чтобы ускорить процесс принятия конституции Сирии, отражающей объективную реальность, и придать ему дополнительный импульс».

Присутствие группы ВС РФ в Сирии

6 января  Россия в качестве подтверждения ранее артикулированных намерений о необходимости перехода к политическому процессу, первым шагом на пути к которому является соблюдение режима прекращения огня,  сообщила о сокращении группировки войск в Сирии. «В пункт постоянного базирования Североморск с 6 января возвращается корабельная авианосная ударная группа Северного флота, в состав которой входит тяжелый авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов и более 40 летательных аппаратов корабельной авиации, использовавшихся для нанесения ударов по международным террористическим группировкам», – сообщил начальник Управления пресс-службы и информации Министерства обороны РФ Игорь Конашенков.

За время пребывания у берегов Сирии Россия потеряла два боевых самолета с единственного авианесущего корабля из-за технической неисправности крепежного оборудования, получив при этом бесценный опыт использования техники в реальных боевых условиях, который качественно отличается от результатов плановых учений.

Кроме того, Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ России в районе порта Тартус сроком на 49 лет, говорится на официальном портале правовой информации России. В соответствии с текстом документа, после расширения порт Тартус сможет принимать до 11 российских военных кораблей одновременно, включая судна с атомной силовой установкой. Защиту порта от нападений с моря и с воздуха будет обеспечивать российская сторона, в то время как за оборону от возможных нападений с суши будет отвечать сирийская армия. При этом пункт базирования будет полностью выведен из-под юрисдикции Сирии, говорится в документе. На его территории будет действовать исключительно российское законодательство.

Оживление на иракском театре боевых действий

Иракские войска заявили об освобождении восточной части города Мосул от террористов «Исламского государства», взяв под контроль восточный берег реки Тигр. Однако ход операции демонстрирует ошибочность тезиса о скором разгроме очагов флибустьерского государства на территории Ирака, в стиле wishful thinking (англ. попытка выдать желаемое за действительное).

Во время отступления боевики «Исламского государства», используют тактику, с которой сирийские войска столкнулись в Алеппо в декабре 2016 г. —  заминированные здания, организованные засады в мечетях, школах и госпиталях,  использование гражданских в качестве «живого щита». Кроме того, отступая, боевики террористической группировки Исламское государство жгут резервуары с нефтью и поджигают нефтяные скважины в окрестностях иракского города Мосул. Что ставит под угрозы здоровье и жизнь десятков тысяч мирных жителей, что все еще находятся в городе, и у которых нет необходимых средств защиты. По словам представителей иракской армии все эти факторы в совокупности серьезно затрудняют продвижение вглубь города.

Несмотря на достаточно скромные, особенно при учете фактора растянутости во времени, успехи иракских войск, эта часть военной кампании, как и предыдущая фаза операции по освобождению, сопровождалась победоносными реляциями и прогнозами со стороны иракцев и их союзников. Так, Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади, который ранее собирался взять Мосул под контроль правительственных войск до конца 2016 года, в начале месяца сообщил о том, что для победы над «Исламским государством» в Ираке потребуется еще три месяца. Президент Франции Франсуа Олланд, посетивший передовые позиции в Мосуле во время своего визита в Ирак, также сообщил о том, что иракские войска в течение нескольких недель освободят Мосул от боевиков Исламского государства, в связи с чем призвал международное сообщество усилить поддержку армии Ирака

Сообщение, поступившее от командования иракской армии, об открытии второго фронта борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» на западе провинции Анбар в купе с активизацией операции в Мосуле, свидетельствует о чрезвычайной важности для основных спонсоров предприятия продемонстрировать быстрый успех. Основной удар правительственных сил будет направлен на три расположенных в этом регионе города: Ана, Эль-Каим и Рава. В операции принимают участие 7-я бригада армии Ирака, отряды полиции провинции Анбар и ополчения местных племен. Данная военная кампания также нацелена на полное блокирование дорог, проложенных в пустынной местности в направлении Мосула.

Параллельно с развертыванием сил на новом направлении Ирак и Турция договорились о выводе турецких войск с военной базы на севере страны около населенного пункта Баашика. Данное событие также может выступать в качестве косвенного свидетельства смены установок в Вашингтоне в вопросе противостояния террористическим группировкам. Эффективная борьба с боевиками подразумевает тесную координацию усилий на разных участках фронта, в то время как рычаги влияния у Белого Дома есть в отношении обоих партнеров. Напомним, что прежде вопрос присутствия турецких военных частей на территории Ирака становился предметом серьезных разногласий между двумя государствами.

Блеск и нищета сирийской кампании

Войска президента Сирии Башара Асада впервые с 2012 г. полностью вернули контроль над долиной Вади Барада, из которой столица Дамаск снабжается водой. Это произошло благодаря соглашению между нынешними властями страны и оппозицией, согласно которым, оппозиционерам позволили перейти в северо-западную провинцию Идлиб, забрав с собой легкое оружие. В долину вошли сирийские военные, которые заняли периметр вокруг поселка Айн аль-Фиджа, где расположена насосная станция. В последние месяцы Дамаск испытывал большие проблемы с питьевой водой, поскольку оппозиционеры несколько раз прекращали ее подачу в столицу, а также загрязняли резервуары техническими отходами, чтобы сдержать наступление правительственных войск.

Б. Асад известен своим нежеланием переводить страну на «военные рельсы». Так, он последовательно отказывался проводить всеобщую мобилизацию или перестраивать предприятия гражданского назначения под военные нужды, рассчитывая на то, что при сохранении хотя бы видимости нормального функционирования в отдельных сферах жизни общества, страна сможет быстрее восстановиться после конфликта. В подобном ракурсе стоит рассматривать и программу работ по восстановлению города Алеппо, которую утвердило Правительство Сирии. Программа включает в себя открытие дорог, обеспечение города водой и электричеством, ремонт поврежденных, но пригодных для жилья зданий. Также был согласован срочный план для Минобразования по ремонту 50 школ в восточных районах города в течение шести месяцев, а к началу следующего учебного года планируется восстановить 100 школ. Правительство поручило Министерству внутренних дел начать патрулирование и отремонтировать полицейские участки. В то время как в секторе здравоохранения план работы включает в себя восстановление пяти медицинских центров и двух больниц.

Однако подобные созидательные планы омрачаются сообщениями о мародерстве правительственными войсками, которые фиксируются  в основном в районах Алеппо Сейфу ад-Девле, Аз-Зибдийе, Салахаддин и Ас-Суккери, где под предлогом очистки территории от мин врываются в дома, после того, как оттуда забираются ценные вещи. Также в ряде КПП сирийской армии у гражданских лиц требуют крупные суммы денег за провоз личных вещей, в результате чего некоторые местные жители вынуждены оставлять свое имущество на пропускных пунктах. Что совсем не добавляет популярности официальной власти.

Дональд Трамп и Ближний Восток. Пролог

Вступив в должность с лозунгом: «Радикальный исламский терроризм должен быть стерт с лица земли», президент Трамп с первых дней на посту развил деятельность в этом направлении. Например, 27 января Трамп подписал указ, согласно которому на территорию США запрещается въезд обладателям грин-карт – гражданам семи государств: Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана. Кроме того, сроком на 120 дней приостановлен прием сирийских беженцев. В документе отмечается, что въезд в страну сирийских мигрантов наносит ущерб интересам Соединенных Штатов. Несмотря на тот факт, что в закончившемся в октябре 2016-го финансовом году, Вашингтон принял около 12,5 тысячи сирийских беженцев из Сирии, что на порядок меньше других стран, в том числе Турции и Евросоюза. Всего же в том году приют в США был предоставлен 85 тысячам беженцев, а в 2013-2015 годах этот показатель составлял до 70 тысяч человек ежегодно. Шаг навстречу избирателю имел под собой тонкий политический расчет – решение напрямую не затрагивало ни интересы, ни достоинство региональных партнеров стратегической важности. Граждане ни Турции, ни Пакистана, ни Саудовской Аравии и других не получили «красной карточки», учитывая, что их связи с объявленными вне закона группировками является секретом полишинеля. При том, что американский лидер, комментируя свое решение, подчеркнул, что эта мера направлена не против мусульман, а против террористов.

Наиболее значимой для Вашингтона в этом контексте оказалась реакция Багдада. Парламент Ирака проголосовал за принятие ответных мер в связи с подписанием указа об ограничении въезда в США граждан своей страны. Кроме того, документ содержит призыв к ООН и ЛАГ занять твердую и однозначную позицию, осуждающую действия американских властей. Как пояснил неназванный собеседник, Ирак также выступает за экстренный созыв заседания Организации исламского сотрудничества.

В то же время один из духовных лидеров мусульман-шиитов Ирака Муктада ас-Садр назвал решение Трампа «заносчивым и высокомерным». «Заберите своих граждан, прежде чем запрещать мусульманам въезжать в США», — заявил ас-Садр, известный своей антиамериканской риторикой.

Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт отреагировал на общественный запрос, призвав президента США пересмотреть положения своего указа. «Решения Дональда Трампа наносят удар по единству семей и по связям между народами США и арабских стран в целом», — заявил он. По его словам, учитывая масштабы трагедии в Сирии, запрет на въезд ее граждан в США вызывает тревогу. Однако на Востоке наличие оживленной дискуссии совсем не эквивалентно решительным последующим действиям.

Так и в данном случае о конкретных ответных мерах в отношении граждан США не сообщается, по этой же причине остается неясным, будут ли они распространяться на американских военных, дислоцированных на территории Ирака. Необходимым представляется отметить, что радикальная смена акцентов маловероятна, принимая в расчет зависимость руководства Багдада от трансатлантической финансовой и технической поддержки.

Противоречивые сигналы

28 января Дональд Трамп провел телефонный разговор с Президентом России Владимиром Путиным. «Разговор длился около часа, велся вокруг тем, связанных с взаимным сотрудничеством по борьбе с «Исламским государством», а также с усилиями по достижению мира, включая ситуацию в Сирии», – сообщается в пресс-релизе Белого дома. Пресс-служба Кремля также оценила состоявшуюся беседу положительно, сообщив, что она проходила «в позитивном и деловом ключе». Однако искать в кратких комментариях больше смысла, чем вложили спичрайтеры, не стоит. До практических шагов на встречу друг другу еще далеко, поскольку даже когда представляется удобный шанс сымитировать кооперацию, послав верный сигнал акторам международного уровня и субъектам международных процессов на местах, им пренебрегают.

В оборонном ведомстве России утверждают, что командование авиагруппы ВКС России на авиабазе Хмеймим 22 января по прямой линии получило от штаба международной коалиции координаты целей ИГИЛ в городе Эль-Баб в провинции Алеппо. После этого два российских самолета и два самолета сил международной коалиции нанесли авиаудар по боевикам, в результате чего были уничтожены несколько складов боеприпасов и ГСМ, а также район скопления боевиков с техникой. Однако официальный представитель коалиции Джон Дорриан назвал заявление российского ведомства «чепухой» и «пропагандой». Позже также в Пентагоне прокомментировали заявление российского оборонного ведомства, заявив, что не координируют с Россией авиаудары в Сирии.

Вместе с тем, Трамп поручил министру обороны Джеймсу Мэттису разработать план по борьбе с группировкой «Исламское государство», который будет предусматривать поиск новых союзников для коалиции во главе с США, которая ведет боевые действия против ИГ. План должен быть подготовлен в течение 30 дней. Россия сегодня выступает в качестве одной из опорных сил в регионе, велика вероятность того, что новый план будет включать себя предложения о новом формате кооперации.

Ливия 2.0?

Сообщения о том, что президент США рассматривает вариант введения в Сирии безопасных зон для мирного населения, являются тревожным сигналом для российских ЛПР и их сирийских коллег, которые познакомились с концептом «безопасных (бесполетных) зон» на Ближнем Востоке в 2011 г.

По мнению специалистов, масштаб подобного решения подразумевает наличие ответов на целый комплекс принципиальных  вопросов: кто будет решать какие районы будут объявлены «безопасными»? по какому принципу будут выделяться данные районы? каким группировкам будет дозволено располагаться в данных районах? как с правовой и технической точек зрения будет обеспечен подобный режим? и т. д. Учитывая, что вопрос дополнительного размещения сил, техники и обслуживающего персонала, а также проблематика разграничения группировок уже неоднократно поднимались предыдущей администрации и так и не были решены, вероятность реализации сценария уменьшается. При этом, уже сейчас ясно одно — будучи примененным на практике данное решение неминуемо начнет сказываться на эффективности поддержки сирийской армии российскими ВКС.

Соответственно комментарии со стороны представителей российской власти были достаточно сдержанными. «США следовало бы просчитать все возможные последствия от создания зон безопасности в Сирии», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Важно, чтобы это не усугубило ситуацию c беженцами», — сказал он. На вопрос о том, советовался ли Вашингтон с Москвой по этому поводу, Песков ответил отрицательно.

Реакция не всех собеседников президента США оказалось столь же скептической, так саудовский король Салман после телефонного разговора с Дональдом Трампом, который продолжался более часа, поддержал создание зон безопасности для беженцев в Сирии и Йемене. По сообщениям стороны также договорились укреплять совместные усилия по противодействию распространению боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) на Ближнем Востоке. Вашингтон и Эр-Рияд согласились, что необходимо противостоять «дестабилизирующим действиям Ирана» в регионе. Общение с саудовцами не ограничилось единственным контактом с формальным главой государства. Так, Трамп также связался с наследным принцем Абу-Даби шейхом Мухаммедом ибн Зайдом аль-Нахайяном. Мухаммед не отклонился от генеральной линии Королевства, поддержав идею американского президента о создании зон безопасности для беженцев. Более того, как следует из слов принца, которые цитирует пресса ОАЭ, речь шла о противодействии «Братьям-мусульманам», данный факт также говорит в пользу прогнозов о грядущем упрочении контактов между Каиром и Вашингтоном и может вовлечь в «перезагрузку» Эр-Рияд, у которого сегодня наблюдаются определенные сложности в отношениях с египетскими коллегами.

23 января президенты Египта и США А.Ф. Ас-Сиси и Д. Трамп в телефонном разговоре обсудили вопросы двусторонних соглашений и борьбы с терроризмом. Были выражены обоюдные надежды на новый этап в двусторонней повестке дня, интенсификацию контактов и «координацию и консультацию между двумя сторонами с целью достижения чаяний дружественных народов».

***

Таким образом, первый месяц 2017 г. характеризуется постепенно активизацией действий Вашингтона в области борьбы с террористической угрозой в регионе, контекст сделанных звонков и обсуждаемых указов говорит в пользу грядущего расширения, в широком смысле, присутствия  США на Ближнем Востоке. Тенденцию подкрепляет параллельная ускорение действий союзников по коалиции на иракских фронтах, что может быть признаком как волюнтаристского стремления продемонстрировать свою полезность новой администрации заокеанских союзников, так и о прямом исполнении уже полученных из Града на холме директив. Москва стремится закрепить достигнутые к концу 2016 г. результаты , используя наработанный авторитет для ускорения и упрочения политического диалога между сторонами конфликта. Достижения на дипломатическом фронте оказываются не менее впечатляющими, чем успехи на фронтах военных, которые сделали переговорный процесс возможным.

Ситуация с террористической угрозой в регионе остается актуальной, о чем свидетельствуют многочисленные теракты в Багдаде, Дамаске, Триполи, сирийском Алеппо в районе Аазаза, рядом с лагерем беженцев Эр-Рекбан, в египетском городе Рафах на границе с Сектором Газа, Пальмире и т.д. Однако параллельно военным действиям произошел перезапуск дипломатического измерения конфликта, смещающийся акцент в гуманитарную сферу позволяет рассчитывать на постепенный переход к стабильно позитивной динамике. Хотя сам процесс восстановления государственности на пострадавших территориях будет долгим и болезненным.

В.Аватков, Д.Тарасенко