II Международный конкурс студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М.Примакова

Центр востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии совместно с Центром внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова, при содействии ИВ РАН и Дипломатической Академии МИД РФ

приглашают студентов бакалавриата и магистратуры принять участие в международном конкурсе студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М.Примакова. 

По итогам конкурса:

  • лауреаты и призеры будут премированы,
  • пройдет международная конференция и цикл консультационных семинаров с участием ведущих востоковедов,
  • лучшие работы будут опубликованы.

Все подробности — в информационном письме (3 страницы).

Обратите внимание, что статьи должны быть индивидуальные, а не коллективные!

2018 конкурс Примакова Инф письмо

Актуальные проблемы международного права и международных отношений. Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития. Сборник статей

Актуальные проблемы международного права и международных отношений. Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития. Сборник статей / Под ред. Т.В. Кашириной, В.А. Аваткова, Д.А. Сидорова, О.Н. Петюковой, Н.В. Вильской – Москва: ИВЦ «Маркетинг», 2017. — 379 с. ISBN 978-5-7856-0808-5

В сборник включены выступления студентов и молодых ученых российских ВУЗов, которые были предсталены на научной конференции «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития», а также в рамках круглого стола «Актуальные проблемы международного права и международных отношений». Конференция состоялась в Дипломатической академии МИД Росии 10 марта 2017 г. и была организована при поддержке Кафедры международных отношений Дипакадемии и Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии. Круглый стол был организован Кафедрой международных отношений Дипакадемии совместно с Юридическим факультетом Финансового университета при Правительстве РФ и проходил 18 и 19 апреля 2017 г.

Сборник статей студентов и молодых ученых предлагается для обучающихся в бакалавриате и магистратуре по направлению «Международные отношения» и «Международное право» и может быть использован при изучении учебных дисциплин «Современные международные отношения», «Международное право», «Международная безопасность», «Азиатско-Тихоокеанский регион в современных международных отношениях», «Международные конфликты», «Политическая конфликтология» и др.

2017_Сборник_Актуальные проблемы МП и МО_АТР_полный текст_с обложкой

Youtube-канал Центра востоковедных исследований

Мы запустили Youtube-канал Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии. Первое видео создано по итогам международного конкурса им. Е.М. Примакова.

Подписывайтесь и приглашайте коллег!

Валдайская записка директора Центра востоковедных исследований. «Оборона через лидерство: Турция накануне референдума о конституции»

17 апреля 2017 г. на дискуссионной площадке Клуба «Валдай» директором Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии к.полит.н. Владимиром Алексеевичем Аватковым была представлена Валдайская записка №65, касающаяся вопросов, связанных с референдумом, проведенным в Турции 16 апреля 2017 г.
В рамках экспертной дискуссии В.А. Аватков выразил мнение, что в результате конституционного референдума Турция вновь оказалась расколота на две части, что создает определенные риски для региональной стабильности. Полный текст — по ссылке.

Конференция и семинары в рамках конкурса им. Е.М. Примакова

14-15 апреля 2017 г. прошел комплекс мероприятий в рамках конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова. Они были организованы Центром востоковедных исследований и Центром внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова при поддержке Фонда публичной дипломатии имени А.М. Горчакова и Дипломатической Академии МИД России.

В конкурсе приняли участие 138 человек из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Италии, Казахстана, Кыргызстана, Сирии, Таджикистана, Турции, Узбекистана, Украины/ДНР, Эстонии, а также из 27 городов России, таких как Москва, Казань, Санкт-Петербург, Кемерово, Владимир, Пермь, Симферополь и др.

Комиссией было отобрано 20 финалистов. Ниже приведены победители конкурса по местам:

1. Рыженков Андрей Сергеевич (Турция, Бурса, Uludağ Üniversitesi),«Сирийские мигранты в современной Турции: особенности сообщества и его социокультурной адаптации»

2. Лабуткин Никита Сергеевич (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), Ирано-саудовские отношения на современном этапе как фактор складывания многосторонней системы региональной безопасности на Ближнем Востоке

3. Надтока Руслан Вугарович (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), «Роль частных военных компаний в контексте конфликтов на Ближнем Востоке: опыт Ирака и Афганистана»

4-5. Финохин Александр Сергеевич (Россия, Москва, ДА МИД РФ), «Образ Р.Т. Эрдогана как политического лидера в контексте взаимодействия с турецким электоратом»

4-5. Оганесян Тарон Грайрович (Армения, Ереван, Армянский государственный университет), «Изменения в Конституции Турции в контексте ограничения роли армии в политических процессах (2010-2016 гг.)»

14 апреля финалисты конкурса встретились на семинарах с экспертами-востоковедами:

  • д.и.н., проф. кафедры востоковедения МГИМО МИД России Л.М. Ефимовой,
  • д.и.н., проф., главным научным сотрудником ИВ РАН И.Д. Звягельской,
  • к.э.н., зав.сектором Ирана ИВ РАН Н.М. Мамедовой,
  • к.полит.н., доцентом кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директором Центра востоковедных исследований В.А. Аватковым.

15 апреля была организована большая конференция студентов-ближневосточников, в которой приняло участие более 100 человек. С приветственным словом к ним обратились в том числе Р.Н. Гришенин, заместитель исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова, директор Центра внешнеполитического сотрудничества им. Е.М. Примакова, а также В.А. Аватков, доцент кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии.

В адрес участников конференции поступили приветствия от Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, от Совета Федерации в лице сенатора И.Н. Морозова, а также от директора Департамента информации и печати МИД РФ М.В. Захаровой.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 IMG_0203 IMG_0229 IMG_0240 IMG_0267 IMG_0271 IMG_0273 IMG_0280 IMG_0284 IMG_0286 IMG_0294 IMG_0302

Сообщение для СМИ

Центр востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии и Центр внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова при содействии Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова, Института Востоковедения РАН и Дипломатической Академии МИД РФ проводят Международный конкурс студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова. Конкурс призван способствовать укреплению и преумножению востоковедных традиций на благо интересов России и мировой науки.

В рамках мероприятия отобраны и опубликованы на сайтах vostis.ru, gorchakovfund.ru, primakovcenter.ru 20 финалистов. Всего заявок было 138 – из 12 стран мира и 27 городов России. В комиссию по отбору и награждению участников вошли В.В. Наумкин (председатель), Е.А. Примаков, М.А. Сапронова, Н.М. Мамедова, В.А. Аватков, Р.Н. Гришенин, Т.А. Закаурцева, О.П. Иванов.

14 апреля с.г. для победителей пройдет цикл консультационных семинаров с ведущими специалистами по Ближнему Востоку в Фонде Горчакова.

15 апреля с.г. планируется проведение в стенах Дипломатической Академии большой конференции ближневосточников. Количество участников и приглашенных гостей – более 100. Начало пленарного заседания в 10.00, сбор и регистрация участников в 9.30.

 

Вход на указанные мероприятия возможен только по предварительной заявке.

 

Аккредитация СМИ – до 3 апреля 2017 года.

 

Контакты:

Крицкая Мария Александровна,

помощник директора Центра востоковедных исследований, МО и ПД

email: maria.krick0104@gmail.com

+7(919)109-99-66

 

Примаков

Международная научная студенческая конференция «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития»

10 марта 2017 г. в стенах Дипломатической Академии при сотрудничестве с Центром востоковедных исследований была проведена международная научная студенческая конференция «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития».

В мероприятии приняли участие представители различных городов СНГ — Москвы, Казани, Челябинска, Екатеринбурга, Тюмени, Астаны и др.

По итогам конференции планируется издание сборника.

Арабские страны: январь 2017 г. (дайджест)

 

Центральным событием января для стран, прямо или косвенно вовлеченных в сирийский конфликт, стали переговоры в Астане, где впервые больше чем за 6 лет противостояния за один стол сели представители власти и вооруженной оппозиции. Гарантами достижений переговорного процесса выступили Россия, Иран и Турция. Вместе с тем в Сирии и Ираке продолжается борьба за восстановление контроля над собственной территорией. Так, начавшаяся в октябре 2016 г. операция по штурму Мосула получила новое развитие, а правительственные войска заняли стратегически важный район, питающий водные резервы столицы. Кроме того, 20 января 2017 года вступил в должность 45-й президент США – Дональд Трамп, и первые указы и поручения из Овального кабинета были напрямую связаны с ситуацией в государствах на Ближнем Востоке.

Переговоры в Астане

 В столице Казахстана с 23 по 24 января при участии семи делегаций прошли мирные переговоры по Сирии. Кроме сирийских властей и оппозиции на них в качестве гарантов подобного формата были представлены Россия, Турция и Иран, а также спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура и посол США в Казахстане Джордж Крол, чье присутствие на астанинском форуме может стать первым признаком расширения сотрудничества между США и Россией. Девять сирийских оппозиционных групп отказались от мирных переговоров, в том числе – крупнейшие после ИГ (запрещенная в России) группировки Джейш Фатх аш-Шам (запрещенная в России) и тесно аффилированная с ней Ахрар аш-Шам, мотивировав это нарушениями перемирия, вступившего в силу 29 декабря 2016 г., со стороны сирийской власти.

Однако высокий уровень репрезентативности удалось сохранить, в результате чего «сговорчивая» оппозиция, de facto противопоставила себя тем, кто не подключился к переговорному процессу. Раскол в рядах противниках Асада облегчит выполнение задач сирийской армии, что можно расценивать как изящную дипломатическую находку организаторов переговоров, прежде всего, России и Ирана. Следует отметить и сам прогрессивный формат переговоров, в котором участие принимают командиры вооруженных подразделений, которые принимают решение на местах, оказывая непосредственное влияние на ход конфликта, но не делегаты абстрактной оппозиции с неясными полномочиями, что присутствуют в Женеве.

Несмотря на то, что представители сирийской оппозиции не подписали итоговое коммюнике, стороны предпочитают классифицировать результаты как успешное дополнение к Женевскому процессу, который признан основным руслом для поиска сирийского урегулирования. Представитель делегации оппозиции Яхья аль-Ариди обосновал коллективное решение своей стороны фразой о том, что итоговый документ не показался оппозиционерам достаточно сильным, чтобы направить его на обсуждение в ООН.

Проект конституции Сирийской Арабской Республики

На переговорах в Астане Россией был предложен проект новой конституции Сирии, что гарантирует ряд свобод – мысли, слова, совести, вероисповедания и идеологического многообразия. Согласно тексту документа, территория Сирии едина, неприкосновенна и неделима, а вопросы об изменении государственной границы могут решаться только путем референдума. Что касается вооруженных формирований, то на этот счет в проекте конституции прописано, что все организации военной или военизированной деятельности вне государственной власти (сформированных армии, специальных служб и ведомств) оказываются вне закона.

Проект, разработанный отечественными специалистами, подчеркивает, что хотя официальным языком Сирии и является арабский, но госорганы и организации Курдской культурной автономии имеют право на использование арабского и курдского языков как равнозначных. Кроме того, каждый регион оставляет за собой право использования в качестве дополнения к официальному языку язык большинства населения, если это будет одобрено местным референдумом. Для подчеркивания важности фактора многонационального общества в жизни государства рекомендовалось изъять прилагательное «арабская» из официального названия республики. Кроме того, из конституции предлагают убрать пункт о главенстве законов шариата, а также ограничить полномочия президента одним семилетним сроком и передачей части законодательных функций парламентским структурам.

Реакция разделенного конфликтом сирийского общества на предложенный проект оказалась солидарной. Как представители официальной власти Сирии, так и делегаты от вооруженной оппозиции оказались не готовы принять документ. Но если в Дамаске отвергли конкретные пункты, касающиеся  трансфера законодательных функций от президента парламенту и правительству; создание нового органа власти, отправив поправки в Москву, тем самым, демонстрируя свою готовность к дальнейшей проработке данного вопроса. То сирийская оппозиция принципиально отказалась от обсуждения проекта Конституции страны, мотивировав это тем, что только сирийский народ имеет право писать Конституцию страны, поскольку Конституция, написанная другим государством, не будет работать политически.

По заявлению спецпредставителя российского президента по Сирии Александра Лаврентьева документ был подготовлен для того, «чтобы ускорить процесс принятия конституции Сирии, отражающей объективную реальность, и придать ему дополнительный импульс».

Присутствие группы ВС РФ в Сирии

6 января  Россия в качестве подтверждения ранее артикулированных намерений о необходимости перехода к политическому процессу, первым шагом на пути к которому является соблюдение режима прекращения огня,  сообщила о сокращении группировки войск в Сирии. «В пункт постоянного базирования Североморск с 6 января возвращается корабельная авианосная ударная группа Северного флота, в состав которой входит тяжелый авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов и более 40 летательных аппаратов корабельной авиации, использовавшихся для нанесения ударов по международным террористическим группировкам», – сообщил начальник Управления пресс-службы и информации Министерства обороны РФ Игорь Конашенков.

За время пребывания у берегов Сирии Россия потеряла два боевых самолета с единственного авианесущего корабля из-за технической неисправности крепежного оборудования, получив при этом бесценный опыт использования техники в реальных боевых условиях, который качественно отличается от результатов плановых учений.

Кроме того, Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ России в районе порта Тартус сроком на 49 лет, говорится на официальном портале правовой информации России. В соответствии с текстом документа, после расширения порт Тартус сможет принимать до 11 российских военных кораблей одновременно, включая судна с атомной силовой установкой. Защиту порта от нападений с моря и с воздуха будет обеспечивать российская сторона, в то время как за оборону от возможных нападений с суши будет отвечать сирийская армия. При этом пункт базирования будет полностью выведен из-под юрисдикции Сирии, говорится в документе. На его территории будет действовать исключительно российское законодательство.

Оживление на иракском театре боевых действий

Иракские войска заявили об освобождении восточной части города Мосул от террористов «Исламского государства», взяв под контроль восточный берег реки Тигр. Однако ход операции демонстрирует ошибочность тезиса о скором разгроме очагов флибустьерского государства на территории Ирака, в стиле wishful thinking (англ. попытка выдать желаемое за действительное).

Во время отступления боевики «Исламского государства», используют тактику, с которой сирийские войска столкнулись в Алеппо в декабре 2016 г. —  заминированные здания, организованные засады в мечетях, школах и госпиталях,  использование гражданских в качестве «живого щита». Кроме того, отступая, боевики террористической группировки Исламское государство жгут резервуары с нефтью и поджигают нефтяные скважины в окрестностях иракского города Мосул. Что ставит под угрозы здоровье и жизнь десятков тысяч мирных жителей, что все еще находятся в городе, и у которых нет необходимых средств защиты. По словам представителей иракской армии все эти факторы в совокупности серьезно затрудняют продвижение вглубь города.

Несмотря на достаточно скромные, особенно при учете фактора растянутости во времени, успехи иракских войск, эта часть военной кампании, как и предыдущая фаза операции по освобождению, сопровождалась победоносными реляциями и прогнозами со стороны иракцев и их союзников. Так, Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади, который ранее собирался взять Мосул под контроль правительственных войск до конца 2016 года, в начале месяца сообщил о том, что для победы над «Исламским государством» в Ираке потребуется еще три месяца. Президент Франции Франсуа Олланд, посетивший передовые позиции в Мосуле во время своего визита в Ирак, также сообщил о том, что иракские войска в течение нескольких недель освободят Мосул от боевиков Исламского государства, в связи с чем призвал международное сообщество усилить поддержку армии Ирака

Сообщение, поступившее от командования иракской армии, об открытии второго фронта борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» на западе провинции Анбар в купе с активизацией операции в Мосуле, свидетельствует о чрезвычайной важности для основных спонсоров предприятия продемонстрировать быстрый успех. Основной удар правительственных сил будет направлен на три расположенных в этом регионе города: Ана, Эль-Каим и Рава. В операции принимают участие 7-я бригада армии Ирака, отряды полиции провинции Анбар и ополчения местных племен. Данная военная кампания также нацелена на полное блокирование дорог, проложенных в пустынной местности в направлении Мосула.

Параллельно с развертыванием сил на новом направлении Ирак и Турция договорились о выводе турецких войск с военной базы на севере страны около населенного пункта Баашика. Данное событие также может выступать в качестве косвенного свидетельства смены установок в Вашингтоне в вопросе противостояния террористическим группировкам. Эффективная борьба с боевиками подразумевает тесную координацию усилий на разных участках фронта, в то время как рычаги влияния у Белого Дома есть в отношении обоих партнеров. Напомним, что прежде вопрос присутствия турецких военных частей на территории Ирака становился предметом серьезных разногласий между двумя государствами.

Блеск и нищета сирийской кампании

Войска президента Сирии Башара Асада впервые с 2012 г. полностью вернули контроль над долиной Вади Барада, из которой столица Дамаск снабжается водой. Это произошло благодаря соглашению между нынешними властями страны и оппозицией, согласно которым, оппозиционерам позволили перейти в северо-западную провинцию Идлиб, забрав с собой легкое оружие. В долину вошли сирийские военные, которые заняли периметр вокруг поселка Айн аль-Фиджа, где расположена насосная станция. В последние месяцы Дамаск испытывал большие проблемы с питьевой водой, поскольку оппозиционеры несколько раз прекращали ее подачу в столицу, а также загрязняли резервуары техническими отходами, чтобы сдержать наступление правительственных войск.

Б. Асад известен своим нежеланием переводить страну на «военные рельсы». Так, он последовательно отказывался проводить всеобщую мобилизацию или перестраивать предприятия гражданского назначения под военные нужды, рассчитывая на то, что при сохранении хотя бы видимости нормального функционирования в отдельных сферах жизни общества, страна сможет быстрее восстановиться после конфликта. В подобном ракурсе стоит рассматривать и программу работ по восстановлению города Алеппо, которую утвердило Правительство Сирии. Программа включает в себя открытие дорог, обеспечение города водой и электричеством, ремонт поврежденных, но пригодных для жилья зданий. Также был согласован срочный план для Минобразования по ремонту 50 школ в восточных районах города в течение шести месяцев, а к началу следующего учебного года планируется восстановить 100 школ. Правительство поручило Министерству внутренних дел начать патрулирование и отремонтировать полицейские участки. В то время как в секторе здравоохранения план работы включает в себя восстановление пяти медицинских центров и двух больниц.

Однако подобные созидательные планы омрачаются сообщениями о мародерстве правительственными войсками, которые фиксируются  в основном в районах Алеппо Сейфу ад-Девле, Аз-Зибдийе, Салахаддин и Ас-Суккери, где под предлогом очистки территории от мин врываются в дома, после того, как оттуда забираются ценные вещи. Также в ряде КПП сирийской армии у гражданских лиц требуют крупные суммы денег за провоз личных вещей, в результате чего некоторые местные жители вынуждены оставлять свое имущество на пропускных пунктах. Что совсем не добавляет популярности официальной власти.

Дональд Трамп и Ближний Восток. Пролог

Вступив в должность с лозунгом: «Радикальный исламский терроризм должен быть стерт с лица земли», президент Трамп с первых дней на посту развил деятельность в этом направлении. Например, 27 января Трамп подписал указ, согласно которому на территорию США запрещается въезд обладателям грин-карт – гражданам семи государств: Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана. Кроме того, сроком на 120 дней приостановлен прием сирийских беженцев. В документе отмечается, что въезд в страну сирийских мигрантов наносит ущерб интересам Соединенных Штатов. Несмотря на тот факт, что в закончившемся в октябре 2016-го финансовом году, Вашингтон принял около 12,5 тысячи сирийских беженцев из Сирии, что на порядок меньше других стран, в том числе Турции и Евросоюза. Всего же в том году приют в США был предоставлен 85 тысячам беженцев, а в 2013-2015 годах этот показатель составлял до 70 тысяч человек ежегодно. Шаг навстречу избирателю имел под собой тонкий политический расчет – решение напрямую не затрагивало ни интересы, ни достоинство региональных партнеров стратегической важности. Граждане ни Турции, ни Пакистана, ни Саудовской Аравии и других не получили «красной карточки», учитывая, что их связи с объявленными вне закона группировками является секретом полишинеля. При том, что американский лидер, комментируя свое решение, подчеркнул, что эта мера направлена не против мусульман, а против террористов.

Наиболее значимой для Вашингтона в этом контексте оказалась реакция Багдада. Парламент Ирака проголосовал за принятие ответных мер в связи с подписанием указа об ограничении въезда в США граждан своей страны. Кроме того, документ содержит призыв к ООН и ЛАГ занять твердую и однозначную позицию, осуждающую действия американских властей. Как пояснил неназванный собеседник, Ирак также выступает за экстренный созыв заседания Организации исламского сотрудничества.

В то же время один из духовных лидеров мусульман-шиитов Ирака Муктада ас-Садр назвал решение Трампа «заносчивым и высокомерным». «Заберите своих граждан, прежде чем запрещать мусульманам въезжать в США», — заявил ас-Садр, известный своей антиамериканской риторикой.

Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт отреагировал на общественный запрос, призвав президента США пересмотреть положения своего указа. «Решения Дональда Трампа наносят удар по единству семей и по связям между народами США и арабских стран в целом», — заявил он. По его словам, учитывая масштабы трагедии в Сирии, запрет на въезд ее граждан в США вызывает тревогу. Однако на Востоке наличие оживленной дискуссии совсем не эквивалентно решительным последующим действиям.

Так и в данном случае о конкретных ответных мерах в отношении граждан США не сообщается, по этой же причине остается неясным, будут ли они распространяться на американских военных, дислоцированных на территории Ирака. Необходимым представляется отметить, что радикальная смена акцентов маловероятна, принимая в расчет зависимость руководства Багдада от трансатлантической финансовой и технической поддержки.

Противоречивые сигналы

28 января Дональд Трамп провел телефонный разговор с Президентом России Владимиром Путиным. «Разговор длился около часа, велся вокруг тем, связанных с взаимным сотрудничеством по борьбе с «Исламским государством», а также с усилиями по достижению мира, включая ситуацию в Сирии», – сообщается в пресс-релизе Белого дома. Пресс-служба Кремля также оценила состоявшуюся беседу положительно, сообщив, что она проходила «в позитивном и деловом ключе». Однако искать в кратких комментариях больше смысла, чем вложили спичрайтеры, не стоит. До практических шагов на встречу друг другу еще далеко, поскольку даже когда представляется удобный шанс сымитировать кооперацию, послав верный сигнал акторам международного уровня и субъектам международных процессов на местах, им пренебрегают.

В оборонном ведомстве России утверждают, что командование авиагруппы ВКС России на авиабазе Хмеймим 22 января по прямой линии получило от штаба международной коалиции координаты целей ИГИЛ в городе Эль-Баб в провинции Алеппо. После этого два российских самолета и два самолета сил международной коалиции нанесли авиаудар по боевикам, в результате чего были уничтожены несколько складов боеприпасов и ГСМ, а также район скопления боевиков с техникой. Однако официальный представитель коалиции Джон Дорриан назвал заявление российского ведомства «чепухой» и «пропагандой». Позже также в Пентагоне прокомментировали заявление российского оборонного ведомства, заявив, что не координируют с Россией авиаудары в Сирии.

Вместе с тем, Трамп поручил министру обороны Джеймсу Мэттису разработать план по борьбе с группировкой «Исламское государство», который будет предусматривать поиск новых союзников для коалиции во главе с США, которая ведет боевые действия против ИГ. План должен быть подготовлен в течение 30 дней. Россия сегодня выступает в качестве одной из опорных сил в регионе, велика вероятность того, что новый план будет включать себя предложения о новом формате кооперации.

Ливия 2.0?

Сообщения о том, что президент США рассматривает вариант введения в Сирии безопасных зон для мирного населения, являются тревожным сигналом для российских ЛПР и их сирийских коллег, которые познакомились с концептом «безопасных (бесполетных) зон» на Ближнем Востоке в 2011 г.

По мнению специалистов, масштаб подобного решения подразумевает наличие ответов на целый комплекс принципиальных  вопросов: кто будет решать какие районы будут объявлены «безопасными»? по какому принципу будут выделяться данные районы? каким группировкам будет дозволено располагаться в данных районах? как с правовой и технической точек зрения будет обеспечен подобный режим? и т. д. Учитывая, что вопрос дополнительного размещения сил, техники и обслуживающего персонала, а также проблематика разграничения группировок уже неоднократно поднимались предыдущей администрации и так и не были решены, вероятность реализации сценария уменьшается. При этом, уже сейчас ясно одно — будучи примененным на практике данное решение неминуемо начнет сказываться на эффективности поддержки сирийской армии российскими ВКС.

Соответственно комментарии со стороны представителей российской власти были достаточно сдержанными. «США следовало бы просчитать все возможные последствия от создания зон безопасности в Сирии», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Важно, чтобы это не усугубило ситуацию c беженцами», — сказал он. На вопрос о том, советовался ли Вашингтон с Москвой по этому поводу, Песков ответил отрицательно.

Реакция не всех собеседников президента США оказалось столь же скептической, так саудовский король Салман после телефонного разговора с Дональдом Трампом, который продолжался более часа, поддержал создание зон безопасности для беженцев в Сирии и Йемене. По сообщениям стороны также договорились укреплять совместные усилия по противодействию распространению боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) на Ближнем Востоке. Вашингтон и Эр-Рияд согласились, что необходимо противостоять «дестабилизирующим действиям Ирана» в регионе. Общение с саудовцами не ограничилось единственным контактом с формальным главой государства. Так, Трамп также связался с наследным принцем Абу-Даби шейхом Мухаммедом ибн Зайдом аль-Нахайяном. Мухаммед не отклонился от генеральной линии Королевства, поддержав идею американского президента о создании зон безопасности для беженцев. Более того, как следует из слов принца, которые цитирует пресса ОАЭ, речь шла о противодействии «Братьям-мусульманам», данный факт также говорит в пользу прогнозов о грядущем упрочении контактов между Каиром и Вашингтоном и может вовлечь в «перезагрузку» Эр-Рияд, у которого сегодня наблюдаются определенные сложности в отношениях с египетскими коллегами.

23 января президенты Египта и США А.Ф. Ас-Сиси и Д. Трамп в телефонном разговоре обсудили вопросы двусторонних соглашений и борьбы с терроризмом. Были выражены обоюдные надежды на новый этап в двусторонней повестке дня, интенсификацию контактов и «координацию и консультацию между двумя сторонами с целью достижения чаяний дружественных народов».

***

Таким образом, первый месяц 2017 г. характеризуется постепенно активизацией действий Вашингтона в области борьбы с террористической угрозой в регионе, контекст сделанных звонков и обсуждаемых указов говорит в пользу грядущего расширения, в широком смысле, присутствия  США на Ближнем Востоке. Тенденцию подкрепляет параллельная ускорение действий союзников по коалиции на иракских фронтах, что может быть признаком как волюнтаристского стремления продемонстрировать свою полезность новой администрации заокеанских союзников, так и о прямом исполнении уже полученных из Града на холме директив. Москва стремится закрепить достигнутые к концу 2016 г. результаты , используя наработанный авторитет для ускорения и упрочения политического диалога между сторонами конфликта. Достижения на дипломатическом фронте оказываются не менее впечатляющими, чем успехи на фронтах военных, которые сделали переговорный процесс возможным.

Ситуация с террористической угрозой в регионе остается актуальной, о чем свидетельствуют многочисленные теракты в Багдаде, Дамаске, Триполи, сирийском Алеппо в районе Аазаза, рядом с лагерем беженцев Эр-Рекбан, в египетском городе Рафах на границе с Сектором Газа, Пальмире и т.д. Однако параллельно военным действиям произошел перезапуск дипломатического измерения конфликта, смещающийся акцент в гуманитарную сферу позволяет рассчитывать на постепенный переход к стабильно позитивной динамике. Хотя сам процесс восстановления государственности на пострадавших территориях будет долгим и болезненным.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Внутренние факторы сближения Турции с Россией: мир или перемирие?

С начала 21 века отношения России и Турции развивались по восходящей траектории, это было обусловлено взаимовыгодным экономическим сотрудничеством, в особенности в энергетической сфере. Однако, как и в 19, 18 и даже в 17 веках, отношения между Россией и Турцией движутся по синусоиде. Это говорит о том, что после каждого цикла-сближения следует цикл-конфронтации. Во многом, это связано с тем, что страна по-прежнему находится в процессе поиска своего места на мировой арене. Сейчас уже очевидно, что Турцию не устраивает положение только лишь региональной державы, политический истеблишмент в лице правящей Партии справедливости и развития (ПСР) пытается выдвинуть свои притязания на превращение Турции в мировую державу. При этом высшее руководство пытается балансировать в проведении своей внешней политики на противоречиях мировых держав, что зачастую приносит Турции определенные выгоды в краткосрочной перспективе, однако порою подобные попытки торговаться или шантажировать своих международных партнеров загоняют Турцию в политическую изоляцию.

Сейчас можно наблюдать довольно серьезное изменение во внешнеполитическом курсе Турции. Политическая элита страны, убедившись в ошибочности слепой веры в своих западных союзников, коренным образом пересматривает собственные взгляды на приоритеты внешней политики. Поворот в сторону России наметился еще в мае 2016 года. Тогда с поста премьер-министра был снят Ахмет Давутоглу. Это событие примечательно и символично тем, что именно этот человек был двигателем сближения Турции с Западом, а так же именно он в ноябре 2015 года заявил, что российский самолет был сбит по его личному приказу.

Через месяц 27 июня общественность увидела первые результаты переоценки внешней политики Турции. Президент Эрдоган направил Владимиру Путину письмо, в котором он выразил сожаления в связи с гибелью российского пилота Олега Пешкова. Данный шаг, осуществленный во многом благодаря личным связям правительственных и бизнес кругов двух государств, а так же при личном содействии президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, позволил сторонам прийти к взаимоприемлемому исходу. Россия была удовлетворена тем, что все-таки получила извинения, а Эрдоган сумел сохранить свое лицо, что очень важно для восточного лидера.

Вслед за этим в Турции в ночь с 15 на 16 июля была осуществлена попытка военного переворота, которая в итоге не увенчалась успехом. Военные потерпели фиаско, а действующий президент сумел сплотить вокруг себя не только турецкий народ, но и практически всю политическую элиту, которой под страхом проводимых в стране расследований по делу о причастности к перевороту пришлось так же выразить свою поддержку правящим кругам и выступить с осуждением путчистов.

Таким образом, данный неудавшийся переворот развязал Эрдогану руки в проведении единоличной внутренней и внешней политики, а так же позволил по-новому раскрутить образ «всемирного врага» проповедника Фетхуллаха Гюлена, который из политического и духовного наставника Эрдогана превратился в его главного противника. Мало того, что турецкое руководство обвинило его в осуществлении попытки государственного переворота, согласно заявлениям турецких официальных лиц, он так же оказался причастен и к инциденту со сбитым российским самолетом.

Переворот 15 июля стал своего рода катализатором смены вектора внешнеполитического курса Турецкой Республики с запада на Россию. При этом важно отметить, что без взаимной воли обоих государств данного сближения не могло произойти. Обе стороны только потеряли от снижения уровня двусторонних отношений. Причем, речь идет не только об экономическом сотрудничестве, но и о политическом взаимодействии.

Турция и Россия – два евразийских государства, которые играют огромную и порою даже решающую роль в разрешении глобальных проблем человечества. При взаимном сотрудничестве, и это уже видно сейчас, удалось разработать новые пути политического урегулирования сирийской проблемы. Активно набирает обороты переговорный процесс глав внешнеполитических ведомств России, Турции и Ирана. И он уже принес определенные результаты, о которых свидетельствует проведение межсирийских переговоров в Астане, в которых принимали участие не только представители официального Дамаска, но и сирийской оппозиции. Данный переговорный механизм развеял миф о безальтернативности коалиции во главе с США в разрешении кризиса в Сирии и борьбы с терроризмом.

При этом очень тревожным является тот факт, что процесс восстановления двусторонних отношений России и Турции по-прежнему остается хрупким и неустойчивым. Об этом свидетельствуют трагические события, случившиеся в конце прошлого года, когда в Анкаре был убит посол России в Турции А.Г.Карлов. Сразу же после случившегося руководство Турции вновь обвинило во всем сторонников Фетхуллаха Гюлена, «просочившихся» в военные и государственные структуры Турции. Однако настораживает преждевременность данных заявлений сделанных, до проведения следственных мероприятий, а так же тот факт, что убийца состоял на службе в полиции, в рядах которой так же были проведены серьезные «антигюленовские» чистки после попытки государственного переворота.

Именно поэтому сегодня, восстанавливая и развивая отношения с Турцией, необходимо пристально следить за тем, чтобы за добрыми намерениями не скрывалась подковерная политическая игра каких-либо третьих сил. В противном же случае подобные отношения будет вновь ожидать период осложнения и конфронтации. Очень важно, чтобы стороны не останавливались на достигнутом и сумели выстроить отношения во взаимовыгодном русле, и только тогда можно будет понять, чем является данный виток российско-турецких отношений: всеобъемлющим миром или только лишь перемирием перед новым столкновением.

В.Аватков, С.Панов

——

Статья подготовлена в рамках проекта МГИМО «Внутриполитический процесс в Турецкой Республике на современном этапе»