Турция: ноябрь 2016 (дайджест)

Турция: ноябрь 2016 (дайджест)

В ноябре Турция продолжила идти по традиционному для себя курсу как в области внутренней, так и внешней политики. На внешнеполитической арене путем расширения контактов со странами из самых разных регионов мира Турция продолжает пытаться расширить свое присутствие за пределами традиционных для нее регионов влияния. Помимо этого, во внешней политике сохраняются традиционные ценности для современной внешней политики Турции, а именно политика защиты мусульман по всему миру и враждебность по отношению к великим державам.

Однако, несмотря на общую предсказуемость внешней политики, ей по-прежнему свойственна определенная импульсивность, особенно на сирийском направлении, что по всей видимости вызвано внутриполитическими противоречиями. Внутри страны правящая Партия справедливости и развития уверенно идет в сторону создания новой конституции. На данный момент идет согласование ее основных положений с двумя оппозиционными партиями. Успешно загнаны в угол курдские политические силы. Таким образом, Турция стоит на пороге внутриполитических преобразований, которые должны открыть новую главу в истории ее развития как государства.

 

Партия справедливости и развития успешно продолжает процесс разработки новой конституции. На данный момент основным вопросом является согласование ее с двумя оппозционнными партиями – Народно-республиканской партией и Партией националистического движения. После октябрьских арестов и предъявления обвинений Селахаттину Демирташу и Фиден Юксекдаг Демократическая партия народов фактически потеряла возможность политического влияния на работу Великого национального собрания Турции и таким образом выпала из процесса создания новой конституции.

Оппозиция в лице кемалистов и националистов в условиях сложившейся политической монополии правящей ПСР отказалась от попыток противодействия ей. Вместо этого, она пытается повлиять на формулировку наиболее важных статей нового основного закона. Наиболее активный диалог ведётся между Партией националистического движения и ПСР. Еще после выборов в ноябре 2015 года в СМИ высказывалось мнение, что именно националисты окажут поддержку ПСР в процессе создания новой конституции. По всей видимости, так оно и произойдет.

29 ноября в СМИ появилась информация о том, что ПСР направила националистам пакет из 12 статей, по которым последние не согласились с 4,5. Учитывая, что высока вероятность того, что эти статьи в том или ином виде войдут в финальную версию нового основного закона на них стоит обратить особое внимание:

  • Первая касается компетенции расширения полномочий президента в законодательной области. В частности, президент получит право, в случае обнаружения в законодательстве пробелов, самостоятельно издавать решения, имеющие силу закона (ордонансы), чтобы эти пробелы восполнить. До этого такими полномочиями было наделено только Великое Национальное Собрание Турции.

ПНД выступает против данного предложения, резонно задаваясь вопросом относительно того, смогут ли ордонансы президента реально решить важные законодательные проблемы, как это, например, было с законом о половых преступлениях против несовершеннолетних, который стал одной из самых обсуждаемых тем в Турции в ноябре.

  • Другая важная статья касается наделения президента правом распускать по собственному желанию парламент. Националисты выступают против данного предложения, настаивая на том, что не нужно создавать иерархию в отношениях парламента и президента.
  • Половинчатым вопросом Партия националистического движения признает вопрос преодоления вето президента. Хотя ситуация, при которой нынешний турецкий парламент мог бы разойтись во мнениях с президентом, выглядит нереалистичной, ПСР требует, чтобы парламент имел полномочия преодолевать вето президента только имея квалифицированное большинство, то есть порядка 360 голосов. Националисты не согласны, но пока и конструктивной альтернативы выдвинуть не могут.

Резонный вопрос возникает относительно того, что происходит на данный момент с Демократической партией народов, которая в качестве одной из основных направлений своей деятельности выделяет защиту меньшинств, в первую очередь, курдов.

Напомним, что еще в середине октября ее лидеры были арестованы и против них были выдвинуты обвинения. На данный момент расследование их дел продолжается, против них выдвигаются все новые обвинения, в частности, в осуществлении пропаганды в пользу террористической организации (то есть в пользу Рабочей партии Курдистана).

Нельзя не отметить, что уход с политической сцены на время таких значимых фигур, как Демирташ и Юксекдаг, помог Партии справедливости и развития более эффективно запустить процесс обсуждения новой конституции.

Давлению подвергаются не только лидеры и представители Демократической партии народов , но и все организации, которые в той или иной мере связаны с курдами. Как заявил 2 ноября Демирташ, в Турции за последнее время было закрыто 146 курдских печатных изданий и 20 телеканалов. Среди них единственная ежедневная газета, издаваемая на курдском языке, Azadiya Welat и единственное женское новостное агентство в Турции Jinha.

Таким образом все достижения Партии справедливости и развития первых лет ее нахождения у власти, а именно предоставление довольно широких свобод всем меньшинствам в Турции, открытие СМИ на курдском и других языках, создание школ курдского языка, сводятся на нет.

Логично, что в такой ситуации Рабочая партия Курдистана продолжает свою террористическую активность. Очередной теракт произошел в городе Диярбакыр 4 ноября, в результате которого погибли 8 человек, в том числе 2 полицейских. Начиненный взрывчаткой автомобиль взорвался у здания полиции.

Таким образом, Турция сейчас находятся в определенном порочном круге. Чем больше власти давят на курдов, тем более жесткий ответ дает Рабочая партия Курдистана. Это, в свою очередь, сопровождается новыми санкциями со стороны действующей власти. Однако результат один: от этого все больше страдают мирные жители как в курдских районах Турции, так и на западе страны.

 

Особенностью нынешней политической ситуации в Турции является довольно сильная подвижность политических акторов. Страна проходит через период трансформации и это позволяет новым политическим силам стремительно развиваться и выходить на национальную политическую сцену.

Примером такого быстрого политического взлета является совсем недавно возникшая партия Долунай. Примечательным является то факт, что в основе ее программы лежит объединение в единую политическую силу пастухов со всей страны.

Учредителем партии является Сердар Окуюджу, который в 2009 году вышел из Партии справедливости и развития, в которой он возглавлял молодежное крыло в Муданье. За короткий срок партия сумела открыть свои представительства в 60 провинциях страны. Ее официальной целью является борьба за власть на выборах  2019 года.

На первый взгляд такой проект может показаться несерьезным, но при более детальном рассмотрении становится понятно, что он имеет под собой довольно крепкую основу.

Ведь напомним, что на данный момент в Турции жители, проживающие в деревнях и маленьких городах поддерживают Партию справедливости и развития. Однако, безусловно, партия власти в силу необходимости мыслить и действовать глобально не может поставить только бедные слои населения во главу своей политики. Зато это сможет довольно успешно сделать Долунай, которая фактически займет нишу партии, защищающей бедные слои населения. А без своего «сельского» электората Партия справедливости и развития вряд ли сможет повторить свой успех на выборах 2019 года.

Поэтому за такими новыми игроками необходимо следить внимательно, в краткосрочной перспективе именно они способны повлиять на ситуацию в стране.

 

Государственное строительство в Турции идет полным ходом. Напомним, что в период после переворота несколько тысяч судей и прокуроров были отправлены в отставку по подозрению в сотрудничестве с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена.

В такой ситуации экспертами задавался логичный вопрос: сможет ли турецкое правительство найти новых высококлассных специалистов в этой области в такой короткий срок, чтобы обеспечить нормальное функционирование Турции судебной власти.

Как выяснилось, с данной задачей руководство страны справилось: в ноябре было назначено 3022 новых судьи в гражданские и уголовные суды и 918 – в административные суды.

Не остается сомнения, что недавно назначенные судьи будут в своих решениях учитывать политику Партии справедливости и развития, но возникают сомнения относительно того, смогут ли они грамотно разрешать даже те дела,которые не имеют политического значения. Ведь у них нет соответствующего опыта, а коллег, которые могли бы им помочь, осталось совсем немного.

Таким образом, по крайней мере в области судебной власти, можно отметить, что политика ПСР по борьбе с гюленистами привела к негативным для общества результатам: упало качество судебной защиты, под угрозой оказалась справедливость принимаемых судебных решений.

 

Внешняя политика

 

Большим преимуществом сайта министертсва иностранных дел Турции явялется то, что на нем ежемесячно выеладывается количественный отчет касательно внешнеполитических контактов на всех уровнях в государстве. Это дает возможность оценить внешнеполитическую активность Турции за конкретный период.

Сравнивая ноябрьские данные с данными за октябрь можно сделать следующие выводы:

Количество официальных визитов за ноябрь составило:

На уровне президента 9
На уровне премьер-министра 7
На уровне министров 114
На уровне депутатов 108
Общее количество внешнеполитических контактов: 550

 

Активность загранучреждений:

Интервью для СМИ 95
Пресс-конференции 12
Размещение официальных заявлений 14

 

 

 

Анализируя данные, представленные на сайте МИД Турции, в первую очередь, необходимо выделить довольно широкую георгафию заграничных визитов президента, что становится уже традиционной отличительной чертой многовекторной политики Турции. В ноябре президент Эрдоган сумел посетить Белоруссию, Узбекистан и Пакистан, таким образом охватив Восточную Европу, Центральную Азию и Южную Азию.

Во время своего визита в Белоруссию принял участие в открытии Минской мечети, что является особенно показательным. Эрдоган продолжает чувствовать себя лидером исламского мира или, по крайней мере, позиционировать себя в его качестве, активно участвуя во всех религиозных событиях в Европе. Защита исламских ценностей уже давно стало отличительной чертой турецкой внешней политики.

На фоне многовекторной политики Турции в Азии продолжаются ее  конфликтные отношения с Европейским Союзом. Все больше становится понятно, что спор между ними не имеет решения в ближайшей перспективе, что заставляет обратить особое внимание на российско-турецкие отношения.

Анализ российско-турецких отношений необходимо начать с интервью, которое посол России в Турции А.Г. Карлов дал в ноябре турецкой газете Миллийет. Напомним, что это не первый раз, когда российский посол использует одно из крупнейших турецких СМИ для донесения до турецкой общественности позиции России по основным вопросам российско-турецких отношений. В декабре 2015 в интервью той же Миллийет он впервые озвучил 3 условия, при выполнении которых была бы возможна нормализация отношений между двумя странами.

Теперь же он дал свою оценку перспективам, которые имеют российско-турецкие отношения в посткризисный период. Карлов заявил, что основным вопросом, который будет рассматриваться в ходе предстоящего в декабре визита в Москву премьер-министра Турции Б.Йылдырыма, станут торгово-экономические отношения между двумя странами. Однако он считает, что понадобится как минимум один-два года для достижения тех цифр, которые существовали до 24 ноября 2015 г. Но, по его мнению, важно другое, а именно то, что обе стороны демонстрируют желание достичь прежнего уровня отношений и даже его превысить

Карлов также затронул сирийский вопрос: “Мы поддерживаем сирийскую государственность. Если ее разрушить, то появится вторая Ливия. Любые внешнеполитические инициативы, которые мы могли бы предпринять вместе с Турцией, будут направлены на установление мира в регионе и во всем мире”.

Важные комментарии российский посол также сделал по вопросу взаимотношений Турции со своими западными партнерами. Он подчеркнул, что страны ЕС часто давят на Турцию, не дают ей развивать отношения с Россией и в своей политике используют принцип «Хорошо все то, что плохо для России».

 

***

Подводя итоги, необходимо сделать важный вывод: нынешнюю политику Турции необходимо рассматривать только в тесной взаимосвязи с ее внутриполитической ситуацией. Только в этом случае появится возможность дать трезвую оценку, например, заявлением президента Турции о том, что «турецкая армия находится в Сирии, чтобы свергнуть Асада».

Надо учитывать, что такие заявления направлены на внутреннюю аудиторию, поскольку ПСР вынуждена постоянно держать свой электорат в тонусе, поскольку в самом ближайшем будущем в Турции пройдет референдум, на котором будет решаться вопрос новой конституции. Подобные воинственные заявления не будут иметь никаких внешнеполитических последствий, но позволят избирателю ощутить значимость своей страны, ее способность оказывать влияние на ситуацию в регионе.

Поэтому нет никакой необходимости воспринимать данные заявления, как очередной переворот в отношениях. Турция проходит через период внутренней трансформации, которая вынуждает политиков порой принимать импульсивные и недальновидные решения.

Читатели могут не согласиться с данной позицией, резонно отметив, что многие эксперты еще в октябре 2015 года отмечали, что на выпады Турции в сторону России не надо обращать особое внимание, поскольку это связано с предвыборной агитацией в Турции. Тем не менее, это закончилось тем, что был сбит российский самолет.

На такое заявление необходимо дать ответ, состоящий из двух частей:

Во-первых, Россия, безусловно, должна придерживаться новой, более жесткой, политики в отношении Турции. Турция – это не союзник России, а партнер, важный игрок в ряде регионов, с которым необходимо взаимодействовать, но на которого нельзя рассчитывать.

Во-вторых, выборами 1 ноября 2015 года выборы в Турции не закончились. Только после того, как будет принята новая конституция Турции, которая окончательно закрепит власть Эрдогана, ПСР перестанет опасаться за внутреннюю стабильность и перестанет играть на публику, используя внешнюю политику.

 

В.Аватков, М.Кочкин

Турция: март 2016 г. (дайджест)

Дайджест по событиям в Турции за март 2016 года

 Март 2016 года предсказуемо прошел  по традиционному для Турции плану: внутри страны власть принимает все возможные усилия для подавления инакомыслия и укрепления своих позиций, что вызывает гнев оппозиции, которая однако никак пока повлиять на сложившуюся ситуацию. Это происходит на фоне продолжающейся гражданской войны и ставших уже регулярными террористических актов как на юго-востоке Турции, так и в крупнейших городах страны. В то же время на внешнеполитической арене Турция предпринимает усилия для диверсификации своих внешних связей и укрепления своих позиций. Тем не менее, не все проходит гладко: параллельно с успехами в Европейском союзе и Иране усиливается напряжение в отношениях  с США, остаются на крайне низком уровне отношения с Россией. Экономическая ситуация в стране также не дает поводов для позитивных прогнозов: гражданская война с курдами, теракты, сокращение числа туристов из России – все это способствует традиционно высоких для Турции в последние годы темпов экономического роста. Таким образом, Турция продолжает жить в состоянии нестабильности, оставаясь непредсказуемым партнером для других стран.

 

Внутренняя политика Турции

 

В марте 2016 года в Турции продолжилось давление на средства массовой информации со стороны правительства, целью которого является получение контроля над всеми внутриполитическими процессами. В самом начале месяца это желание проявилось в фактически рейдерском захвате газеты «Zaman».

Средства массовой информации традиционно играют важную роль во внутренней политике Турции: это связано с большими тиражами и любовью турок к печатной прессе. Более того, несмотря на все стремления власти, у нее практически никогда не получалось подчинить себе средства массовой информации. Газеты и телеканалы в Турции отражают интересы и позиции разных групп населения с разными политическими взглядами.

Газета «Zaman» на момент февраля 2016 года была крупнейшей в Турции газетой в стране, тираж которой превышал 550 000 экземпляров в день. Она всегда придерживалась оппозиционных взглядов и с критикой относилась к политике действующих президента и премьер-министра. Она также занималась активным оправданием одного из главных противников действующей власти – Фетхуллаха Гюлена, руководителя движения «Хизмет», проживающего на данный момент в США.

Стремясь полностью обрубить все каналы влияния Гюлена в стране, в марте 2016 года по очевидной инициативе правительства были предприняты жесткие меры. 6-й мировой уголовный суд Стамбула по запросу прокуратуры Стамбула вынес решение о назначении временного управляющего в газету в связи с «неэффективностью ее работы».

В Турции данное решение было воспринято как атака на свободу слова. Но несмотря на протесты как сотрудников газеты, так и обычных граждан, недовольных нарушением права на свободу прессы, которое закреплено в Конституции страны, «Zaman» начала работать по новым правилам: уже на следующий день после назначения временного управляющего риторика газеты резко изменилась: «Zaman» заняла проправительственную позицию и вышла с большой фотографией Эрдогана на обложке.

Тем не менее, активная атака на журналистов не дает Партии справедливости и развития реализовать свои цели на внутриполитической арене. Оппозиционные партии в стране по-прежнему занимают непреклонную позицию и отказываются участвовать в работе парламентской комиссии по разработку нового основного закона в связи с нежеланием правящей Партии справедливости и развития идти на компромиссы по вопросу усиления президентской власти в стране.

Отдельные же политики делают и более критические замечания в отношении действующей власти: Кылычдароглу продолжает настаивать, что у руководителей Партии справедливости и развития и ее депутатов имеются тесные связи с террористами и что этот вопрос должен рассматриваться прокуратурой.

Однако о целостности оппозиции говорить нельзя: руководство Партии националистического движения ожидает решение суда, которое будет вынесено в середине апреля. Оппозиционное крыло, представленное Мерал Акшенер, Синаном Оганом и Корай Айдыном, наоборот, набирает все большую поддержку населения.

На юго-востоке Турции сохраняется режим военной операции, который параллельно сопровождается террористическими актами как в курдских районах, так и в крупных городах: 13 марта 2016 года в Анкаре в парке Гювен унес жизни 37 человек. Ответственность за теракт взяла на себя организация Соколы Свободы Курдистана. 19 марта взрыв прогремел уже в Стамбуле на улице Истикляль. Погибли 5 человек.

Тем не менее, несмотря на сохранение атмосферы террористической угрозы и политической раздробленности, Партия справедливости и развития продолжает идти по пути построения «Новой Турции».

В ставшей уже ежемесячной речи, посвященной результатам в создании «новой страны», премьер-министр Ахмет Давутоглу отметил, что действующая власть существенно укрепила Турцию  по сравнению с 2002 годом. Особые успехи были достигнуты в области экономики: если в 2002 году бюджет страны составил 119 миллиардов турецких лир, то в 2015 год эта цифра достигла – 570 миллиардов. Такие рассуждения, хотя и выглядят для простого населения привлекательными, нельзя использовать в качестве аргументов: в 2001 году Турция пережила серьезный экономический кризис, более того, все 1990-е годы экономика развивалась со значительными затруднениями. Поэтому низкие показатели 2002 года – результаты экономической нестабильности предыдущих лет.

Помимо этого, премьер-министр в очередной раз отметил, что Турция – многонациональная страна, где разговаривают на разных языках.

В то же время очевидно, что между реальностью и видимостью, которую стремится создать действующая власть, наблюдается большой диссонанс. Экономика страны в кризисе в связи с тем, что на юго-востоке страны фактически продолжает идти гражданская война.  Помимо этого, Турция переживает раскол по национальному признаку, а премьер-министр заявляет о всеобщем единстве.

Продолжая тему экономики, необходимо отметить, что в марте можно выделить целый ряд причин замедления экономического роста страны. Среди них  выделяют регулярные террористические акты, ссору с Россией, и влияние кризиса на представителей среднего класса в России.

Ожидается, что такая ситуация приведет к сокращению доходов от туризма в 2016 году на четверть – то есть 8 миллиардов долларов.

Также ожидается, что туристы из Германии, которые номинально могли бы заменить россиян, также отказываются от поездок в Турции в связи с угрозой терактов. Пока падение числа туристов оставила всего 1,6%, но ожидается, что в туристический сезон, который длится с апреля по сентябрь падение будет более существенным.

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу объявил, что будет реализован план помощи туристическому сектору, который включает в себя выделение помощи компаниям для реструктуризации их долгов в размере 255 миллионов турецких лир (87 миллионов долларов). Тем не менее, остается непонятным, смогут ли эти реформы исправить сложившуюся ситуацию.

Во внутренней политике страны в данный момент трудно выделить какие-либо позитивные тенденции: деструктивная политика, проводимая действующей властью, наносит удары по всем сферам общественной жизни. И есть все основания, что пока Партия справедливости и развития не достигнет своих целей, подобный политический курс будет продолжаться.

 

Внешняя политика

В марте Турция продолжила вести традиционную для себя многовекторную политику, которая основывается на взаимодействии с как можно большим количеством субъектов международных отношений. Таким образом Турция планирует перейти из категории региональных держав в мировые.

В начале месяца президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган совершил визиты в целый ряд африканских стран: Гвинею, Нигерию и Гану. Президента сопровождали высокопоставленные лица из числа министров и делегация крупных бизнесменов. В результате переговоров между странами были учреждены экономические советы. Ожидается, что подобные визиты должны увеличить количество иностранных инвестиций из Турции в страны африканского континента и, как следствие, влияние Турции.

Однако наиболее крупный успех Турции в апреле был достигнут на традиционно важном для нее европейском направлении. Проблема беженцев, решить которую Европейский Союз не в состоянии, по-прежнему остается важным инструментом влияния в руках турецких политиков.

20 марта вступило в силу соглашение между Европейским Союзом и Турцией, согласно которому теперь все нелегальные мигранты, которые попали в Европу через территорию Турции, будут высланы обратно. Однако за каждого отправленного обратно мигранта Европейский Союз обязуется принять на своей территории сирийского беженца. В результате между Турцией и ЕС образуется своеобразный круговорот: нелегалы отправляются из Европы обратно в Турцию, а зарегистрированные беженцы получают официальную возможность переехать из Турции в Европу.

В соглашении также говорится о мерах поощрения Турции за ее помощь в разрешении миграционного кризиса. Турции уже начался перевод транша в 3 миллиарда долларов, который должен пойти на создание инфраструктуры для размещения беженцев. Если потребуется, еще 3 миллиарда могут быть выплачены в 2018 году.

Европейская сторона также пообещала ускорить процесс отмены виз для граждан Турции и вступление ее в Евросоюз. Сообщается, что безвизовый режим между Турцией и странами-членами Шенгенской зоны будет введен к концу июня 2016 года.

Несмотря на заключение соглашения, не все европейские политики выразили свою удовлетворенность тем планом, который был предложен Турцией. Остаются сомнения, что договоренности будут реализованы в столь короткие сроки, поскольку по данному вопросу есть не только политические, но и административно-технические трудности. Уже в апреле-мае станет понятно, является ли это соглашение уступкой Турции или обманным ходом.

Главный сторонник помощи беженцам и выстраивания союза с Турцией в Европе – Германия – готова идти на такие уступки, даже если это вредит ее имиджу. Своеобразной лакмусовой бумажкой современных  немецко-турецких отношений является инцидент с турецким журналистом, который сочинил ироничные стихи про президента Эрдогана. Отношение Эрдогана к подобному творчеству хорошо известно: в Турции с момента вступления его в должность президента летом 2014 года число дел по обвинению в оскорблении президента достигло 1700.

Однако президент Турции решил показать, что его авторитет не имеет границ или что по крайней мере эти границы находятся за территорией Европы 28 марта посол Германии был официально вызван в министерство иностранных дел Турции, где ему была выражена нота протеста.

Позже уже в апреле канцлер Германии Ангела Меркель выступила с заявлением, в котором сделал акцент не на столь важной для европейцев свободе слова, а на необходимости уважения персоны президента Турецкой Республики: она заявила, что выступает за начало расследования данного инцидента и возможное осуждение журналиста по статье Уголовного кодекса, касающегося оскорбления лидеров иностранных государств.

Таким образом, есть все основания полагать, что козырная карта в лице беженцев, которая сейчас находится в руках Эрдогана, достаточно весома, чтобы заставить европейцев, и в первую очередь, Германию идти на уступки.

Другое старое направление во внешней политике Турции, которое недавно получило новое измерение, – Иран. Несмотря на политические разногласия, в первую очередь, по вопросу Сирии, обе страны идут друг другу на встречу по вопросам экономики. С 5 по 7 марта с официальным визитом в Тегеране находился премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу. 19 марта состоялась встреча главы МИД ИРИ Мохаммеда Джавада Зарифа с его турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу. На совместной пресс-конференции по итогам встречи было отмечено намерение Ирана увеличить товарооборот с Турцией до 30 млрд долларов (по итогам 2015 года он составил 9,7 млрд долларов).

В то же время, пока авторитет Турции в Европе и Иране растет, у нее назревают новые сложности со своим главным союзником – США. Показателем этого, стал ядерный саммит в Вашингтоне, который проходил с 31 марта по 2 апреля.

Сначала президента Эрдогана по его прибытии в Вашингтон не встретил ни один высокопоставленных американских чиновников, только коллеги Эрдогана: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу и посол Турции в США Сердар Кылыч. Потом появились слухи, что президент Обама не сможет встретиться с президентом Турции в связи с большой занятостью. Встреча однако состоялась 1 апреля, но и она была омрачена негативными для турецкого президента событиями, которые произошли за день до этого во время выступления Эрдогана с речью в Брукингском институте: охрана Эрдогана грубо не пропустила на лекцию журналистов, в конфликт вмешались сотрудники университета и полиция. Впоследствии cоветник президента США по национальной безопасности Бен Родс заявил, что он не знает точных обстоятельств дела, но в то же время призвал уважать права журналистов и свободу прессы.

Необходимо также выделить два важных события в отношениях с Россией. В первую очередь, это взятие под стражу 31 марта Арпаслана Челика, виновного в убийстве российского летчика Олега Пешкова. Долгое время в СМИ появлялась информация о том, что Челик свободно посещает массовые мероприятия, в том числе и похороны известных личностей, и что правительство Турции взяв его под стражу делает определенный реверанс в отношении России, который должен стать сигналом к переходу к нормализации двусторонних отношений.

Однако очевидно, что подобных жестов со стороны Турции для Российской Федерации недостаточно, еще в декабре 2015 года посол России в Турции Карлов официально озвучил три основных пункта, выполнив которые двусторонние отношения снова могли бы начать улучшаться:

  • принести свои извинения в связи с нападением на самолет и гибелью российских военных.
  • взять на себя вину за произошедшие события и обеспечить наказание виновных в произошедшем.
  • возместить убытки в отношении России.

Одного взятие под стражу будет недостаточно, поэтому говорить о резком изменении внешнеполитического курса России в отношении Турции пока преждевременно.

Тем более, что параллельно с подобными жестами продолжаются турецкие  провокации в особенно важном для России регионе – Крыму. 22 марта стало известно, что турецкий сухогруз «Лира» врезался в строящийся рабочий мост через Керченский пролив. Инцидент произошел еще вечером 19 марта. Сухогруз «Лира» принадлежит турецкой компании Turkuaz Shipping Corp, им управлял гражданин Турции.

Необходимо отметить, что инцидент произошел через день после празднования 2-й годовщины возвращения полуострова Крым в состав России. Несмотря на то, что причастность турецких властей к данному инциденту доказать невозможно, можно быть уверенным, что пока случаются такие провокации, отношения между двумя странами на прежний уровень не вернутся.

 

***

Подводя итоги, необходимо отметить, что в ближайшие месяцы стоит ожидать более активных действий турецких властей по вопросу строительства «Новой Турции», особенно в области создания новой конституции. Предвестниками этого стали ролики, подготовленные молодежными структурами Партии справедливости и развития. Во внешней политике центральное место продолжат занимать переговоры с Европейским союзом. Однако всегда напомнить о стремлении Турции по максимуму расширить свои внешнеполитические связи: прекрасной возможностью для этого станет саммит Организации исламского сотрудничества, который пройдет в Стамбуле в середине апреля.

 

В.Аватков, М.Кочкин

Турецкий парламентаризм и российско-турецкие отношения

19 января в МГИМО МИД России прошел круглый стол «Турецкий парламентаризм и российско-турецкие отношения», организованный Международным аналитическим центром «Rethinking Russia» и Центром востоковедных исследований. В рамках мероприятия проводилось обсуждение расстановки политических сил, положения власти и оппозиции (как парламентской, так и внепарламентской) в Турции, а также текущего состояния российско-турецкого взаимодействия.

В новый год с монографией по внешнеполитическому дискурсу ведущих субъектов турецкой политики

В ближайшее время будет завершен годовой труд по подготовке монографии – «Внешнеполитический дискурс ведущих субъектов турецкой политики (2010 – 2015 гг.)». Монография была подготовлена авторским коллективом под научным руководством В.А.Аваткова в рамках совместной деятельности Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии и Международным аналитическим центром «Rethinking Russia». 

Монография “Внешнеполитический дискурс ведущих субъектов турецкой политики (2010 – лето 2015 гг.)” представляет собой первое комплексное исследование речей и заявлений лидеров парламентских партий Турции. Такой нестандартный подход к исследованию внутриполитической обстановки в Турецкой республике даст читателям возможность оценить, как проекты, заявленные представителями политической элиты были реализованы в реальной жизни, и были ли они реализованы вовсе.
Монография «Внешнеполитический дискурс ведущих субъектов турецкой политики (2010 – лето 2015 гг.)» чрезвычайно актуальна в контексте последних событий вокруг сбитого турецким режимом российского Су-24 в небе над Сирией.
Турецкий режим, сбив российский военный самолет, фактически солидаризировался с ИГ и, исходя из собственных корыстных нефтяных интересов, осуществил политическое предательство. Турция не отказалась от своих амбициозных и опасных планов как в регионе, так и внутри России, нанесла «удар в спину» своему партнеру.
С учетом данных фактов еще более важным и актуальным представляется изучение риторики всех субъектов турецкой политики.

Доклад: Парламентские выборы в Турции (июнь 2015 г.)

Прошедшие выборы значительно отличаются от предыдущих парламентских выборов, прошедших в 2012 году. Они продемонстрировали тектонические сдвиги в основных красных линиях межпартийного противостояния. Предыдущие принципы разделения по векторам «исламисты-светские» уже явно не отражают структуру турецкой политики. ПСР, создававшаяся как альянс различных субъектов умеренно-исламского типа, потеряла часть голосов из них, во многом – благодаря конфликту президента Р.Т. Эрдогана и живущего в США лидера группировки «Хизмет» Ф. Гюлена.

Для понимания контекста партийной борьбы в докладе представлена краткая история партийной и избирательной системы в Турции, анализ законодательной базы о выборах и такой особенности турецкой избирательной системы, как нацеленность на крупные партии.