Арабские страны: май 2016 г. (дайджест)

Дайджест. Арабские страны (май 2016)

 

         Май 2016 года принес очередное трагическое событие для Египта, усугубив без того сложную ситуацию с туристическим сектором, который сейчас находится в глубоком кризисе, что создает сложности для египетской экономики. Что касается других кризисных направлений в регионе Ближнего Востока, в течение прошедшего месяца ключевым игрокам международной политики так же не удалось достигнуть существенных подвижек. Так, международные усилия во главе с ООН и странами Персидского залива по урегулированию конфликта в Йемене не принесли ожидаемых результатов, несмотря на явно наметившийся прогресс в переговорном процессе. На палестино-израильском же треке Израиль бойкотирует инициативу Франции, поддержанную властями США и Египта по возобновлению мирных переговоров, что усложняет без того взрывоопасную ситуацию близ сирийкой границы.

 

Катастрофа EgyptAir: По-прежнему ли  безопасно летать?

 

В последнее время Египет переживает трагедии, связанные с гражданской авиацией, сначала крушение российского самолета над Синайским полуостровом в октябре 2015 года, затем угон внутреннего рейса EgyptAir в марте 2016 года, и, наконец, исчезновение пассажирского Airbus A320 рейса MS804 EgyptAir, направляющегося из Парижа в Каир 19 мая 2016 года. Сразу после новости об исчезновении самолета, на борту которого находилось 66 человек, средства массовой информации Египта использовали слово «исчезнувший» по отношению к рейсу MS804, утверждая, что судьба пассажиров и экипажа неизвестна, однако любые другие причины исчезновения самолета, кроме технических (например, террористический акт), исключены. По разным данным, в последний раз пилоты выходили на связь либо над Афинами, либо над воздушным пространством Турции. В тот же день, 19 мая, министерство гражданской авиации Египта подтвердило факт крушения лайнера в Средиземном море близ берегов Греции.

20 мая египетские поисковые команды обнаружили человеческие останки, личные вещи и обломки «исчезнувшего» с радаров самолета EgyptAir, который, как сообщают власти Египта, упал над Средиземным морем. По сообщению межарабского новостного телеканала «Аль-Арабия», египетский военно-морской флот проводил поисковые работы на площади около 290 км (180 миль) к северу от портового города Александрия, к югу от места, где сигнал от самолета был потерян рано утром 19 мая.

Несмотря на то, что одной из основных версий трагедии стал  террористический акт, и подозрения пали на исламистских боевиков, которые взорвали российский авиалайнер над Египтом семь месяцев назад, ни одна террористическая группировка не взяла на себя ответственность в течение более чем 36 часов после исчезновения рейса MS804, Airbus А320, летевшего из Парижа в Каир.

О готовности предоставить помощь Египту в поиске обломков самолета заявили США. Самолет американского военно-морского флота P-3 Orion, базирующийся на военно-морской базе в Сицилии, Италия, также проводит поисковые работы в Средиземном море, где потерпел крушение египетский лайнер.

На сегодняшний день, 28 мая 2016 года, ни единого сигнала от самолета Airbus А320 авиакомпании EgyptAir так и не было получено, также не были найдены части потерпевшего крушение самолета.

 

Угроза туристической сфере

Конечно, самая большая проблема состоит в том, что в настоящее время туризм в Египте находится в тяжелом состоянии. Несмотря на то, что страна богата историей и огромным количеством древних памятников, а также популярными курортами, такими, как Шарм-эль-Шейх и Хургада, туристы не станут рисковать своей жизнью, даже для того, чтобы прикоснуться к древнейшей цивилизации. Возможный кризис туристической сферы Египта может быть преодолен нормализацией ситуации с безопасностью в стране. А бесконечные побуждения туристических компаний Египта вернуться на курорты, с предоставлением специальных предложений и скидок вряд ли изменят кризисную ситуацию в туристической сфере.

Учитывая, что туризм является одним из ключевых секторов египеткой экономики, составляя 11 процентов ВВП страны ежегодно, сейчас действительно требуются немедленные проверки качества проводимых силами безопасности усилий по обеспечению порядка на улицах, а также уровня безопасности в аэропортах и на борту самолетов в целом. Также должен быть разработан механизм контроля и оценки эффективности работы служб безопасности и таможенных служащих, чтобы избежать халатности и небрежности, которая может разрушить египетский туризм.

 

 

Возобновление мирных переговоров по Йемену

 

Еще одной горячей точкой на Ближнем Востоке, угрожающей безопасности региона и всего мира, остается Йемен. 23 мая 2014 Спецпосланник ООН по Йемену Исмаил вульд Шейх Ахмад заявил, что противоборствующие стороны в йеменском конфликте провели первую встречу с глазу на глаз через неделю после того, как правительственная делегация бойкотировала переговоры. Исмаил вульд Шейх Ахмад в своем заявлении сообщил, что было проведен раунд переговоров в расширенном составе с участием делегацией правительства и представителями мятежников хуситов, которые прибыли в Кувейт, а позже Спецпосланник Генсека ООН также встретился с каждой делегацией, прибывшей на переговоры.

Переговоры, которые открылись 21 апреля, близки к провалу, так как уже 17 мая были  из-за решения правительственной делегации о  приостановке свое участия в силу обвинений в адрес повстанцев, которые контролируют столицу Йемена Сану, в нарушении достигнутых ранее договоренностей. Правительство потребовало письменное обещание от хуситов и их союзников (имея в виду Иран), выполнять резолюцию Совета Безопасности ООН №2216, принятую в апреле 2015 года, призывающую мятежников вывести войска из Саны и других территорий, захваченных ими с 2014 года, а также признать легитимность действующего президента Абд Раббо Мансура Хади.

Делегация правительства и Мансур Хади согласились прекратить бойкот после посредничества со стороны Генерального секретаря ООН Пан Ги Мун и эмира Катара, шейха Тамима ибн Хамада Ат-Тани.

 

ООН напрямую подключается к переговорам в Кувейте

25 мая Генсек ООН Пан Ги Мун предложил план, согласно которому ООН усилит посредничество на переговорах по Йемену, чтобы преодолеть глубокие противоречия в позициях сторон. Предложения Пан Ги Муна включают расширение состава миротворческой миссии ООН в Йемене и перенос его штаб-квартиры из Нью-Йорка в Амман (Иордания), чтобы активизировать посредничество. По мнению Генсека ООН, чем больше информации экспертная группа ООН предоставит йеменским сторонам по целому ряду вопросов, тем качественнее будет осуществляться урегулирование кризиса в стране. В частности, это касается путей укрепления режима прекращения огня, вступившего в силу 10 апреля, который привел к снижению боевых действий, но не остановил их.

18 мая Исмаил вульд Шейх Ахмад заявил, что в настоящий момент противоборствующие стороны Йемена находятся ближе к соглашению на мирных переговорах в Кувейте. Ожидаемый прогресс в Кувейте стал более явным после того, как министр иностранных дел Ймена Абдул Малек Аль Михафи 23 мая заявил, что правительство готово пойти на уступки ради достижения мира.

Основным камнем преткновения на переговорах остается форма правления в стране во время переходного периода. Правительственная делегация настаивает на признании легитимности президента Абд Раббо Мансура Хади. Чтобы преодолеть эту проблему, Спецпосланник ООН предложил сформировать «национальное правительство спасения». Предлагаемое правительство «будет сформировано на консенсусной и всеобъемлющей основе в соответствии с правовыми нормами, заменит нынешнее правительство в Сане и ключевые правительственные учреждения, не находящиеся под контролем негосударственных субъектов.

Тем временем ситуация в Йемене остается крайне сложной: несмотря на то, что арабская коалиция под руководством Саудовской Аравии уже больше года проводит авиаудары по позициям шиитских боевиков в поддержку правительства Хади, хуситы и их союзники по-прежнему контролируют большинство самых густонаселенных районов Йемена, в том числе центральные и северные горные районы, а также побережье Красного моря.

За время противостояния между международно признанным правительством президента Абд Раббо Мансура Хади и поддерживаемыми Ираном шиитскими повстанцами погибло более 6400 человек, около 2,8 миллиона человек покинули страну, и сегодня 82% населения Йемена нуждаются в гуманитарной помощи.

 

 

Возможно ли возобновление палестино-израильских переговоров?

 

         Неурегулированными также остаются и палестино-израильские противоречия. В силу напряженной ситуации на сирийском направлении, а также неразрешенности йеменского конфликта, в настоящее время проблема Палестины отошла на второй план. В этой связи 19 мая Госсекретарь США Джон Керри приветствовал французские и египетские усилия по возобновлению мирных переговоров между израильтянами и палестинцами и заявилл, что он примет участие в международной конференции в Париже, запланированной на 3 июня, которая, как, ожидается, станет основой для нового раунда арабо-израильских переговоров. «Я буду работать с французами, с египтянами, с арабской общиной в духе доброй воли, чтобы попытаться понять, сможем ли мы найти способы помочь сторонам построить путь к возвращению за стол переговоров», — заявил Госсекретарь.

18 мая Джон Керри посетил Каир для изучения предложений президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси по достижению примирения между палестинцами и израильтянами.

Встреча на уровне министров иностранных дел в Париже будет включать представителей Ближневосточного квартета (США, Россия, Европейский Союз и ООН), Лиги арабских государств, Совета Безопасности ООН и около 20 других стран, однако не предполагает участие Израиля и Палестины. Дипломаты говорят, что на встрече будут обсуждаться все экономические стимулы и другие гарантии, предложенные разными странами в предыдущие годы, чтобы создать повестку дня для осенней мирной конференции. По мнению экспертов, крайне важно, чтобы Соединенные Штаты, ключевой израильский союзник, принимали участие на конференции. В то же время, не принимая французскую инициативу, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что Израиль бойкотирует конференцию.

В свою очередь, палестинский премьер-министр Рами Хамдалла 24 мая отклонил израильское предложение о прямых переговорах вместо многостороннего мирной инициативы со стороны Франции, назвав его попыткой «выиграть время». Хамдалла сделал данное заявление, после встречи с премьер-министром Франции Мануэль Вальсем, который провел переговоры в Израиле и на палестинских территориях на этой неделе, чтобы поддержать мирную инициативу Парижа.

Французская мирная инициатива предусматривает проведение встречи министров иностранных дел из ряда стран 3 июня в Париже, но без уастия израильтян и палестинцев. Затем, осенью, состоится международная конференция с представителями Израиля и Палестины. Цель состоит в том, чтобы в конечном итоге возобновить переговоры, которые приведут к созданию палестинского государства.

Переговоры между израильтянами и палестинцами зашли в тупик, поскольку инициатива руководства США провалилась в апреле 2014 года.

 

 

Эр-Рияд: Россия может играть ведущую роль в борьбе с терроризмом

 

         Саудовская Аравия, тем временем, играет более активную роль в урегулировании сирийского кризиса. Эр-Рияд сформировал достаточно представительную делегацию сирийской оппозиции, которая наряду с другими группами, является ключевым игроком на Женевских переговорах с правительством Сирии, заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров 26 мая. Лавров выступил с подобным заявлениям в ходе совместной пресс-конференции со своим саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром в Москве после встречи с министрами иностранных дел арабских государства Совета Сотрудничества Персидского залива (ССГПЗ), в ходе которой обсуждались региональные события. Лавров отметил, что страны Персидского залива и Россия полностью привержены решениям, принятым Международной группой поддержки Сирии.

Аль-Джубейр со своей стороны подчеркнул важность обсуждения событий, происходящих в регионе, особенно в Сирии и Ираке, добавив, что государства ССГПЗ прилагают большие усилия для развития отношений с Россией в различных областях. «Мы ценим позицию России в отношении суверенитета и невмешательства во внутренние дела других государств», — добавил министр иностранных дел Саудовской Аравии, указывая на плодотворную встречу и соглашение с Россией по активизации усилий в борьбе с терроризмом. Он подчеркнул, что Россия могла бы играть определенную роль в борьбе с терроризмом и реагировать на кризисные ситуации в регионе.

Совместное совещание на уровне министров для установления стратегического диалога между ССГПЗ и Россией, является четвертым, но впервые его организует российская столица. Предыдущие встречи были проведены в Абу-Даби, Эр-Рияде и Эль-Кувейте.

Лавров высоко оценил усилия КСА в формировании делегации сирийской оппозиции, выразив уверенность в том, что члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, заинтересованы в проведении следующего раунда межсирийских переговоров как можно скорее.

Он также высоко оценил стратегический диалог между Россией и ССАГПЗ, отметив, что ССАГПЗ и Россия имеют схожие взгляды на уважение суверенитета наций, соблюдение международного права и невмешательство во внутренние дела.

Сергей Лавров также отметил, Россия хотела бы помочь решить проблемы в отношениях между странами Персидского залива и Ираном. Он заявил, что Иран должен соблюдать международные конвенции в отношениях со своими соседями.

 

Подводя итог, необходимо отметить, что май 2016 года не ознаменовался ощутимыми прорывами ни по одному из направлений деятельности мирового сообщества и арабских государств по урегулированию кризисов в регионе, которые продолжают представлять угрозу безопасности как для региона Ближнего Востока, так и для мира в целом. Так, отсутствие принципиальных договоренностей между участниками межсирийских переговоров усиливает угрозу распространения запрещенной в России террористической группировки ИГИЛ, а фактическая раздробленность без того неоднородного и конфликтогенного Йемена представляет угрозу активизации деятельности Аль-Каиды и ее филиалов на Аравийском полуострове.

 

В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: февраль 2016 г. (дайджест)

Напряженность в регионе Ближнего Востока продолжает расти. Рост угрозы международного терроризма, в частности в лице крупнейшей организации ИГИЛ (ДАИШ), ухудшением отношений между Саудовской Аравией и Ираном, срыв режима прекращения огня в Сирии, а также возможность вмешательства Турции в сирийский конфликт, продолжающаяся эскалация насилия в Йемене – все это напрямую касается России, ее внешней политики и интересов национальной безопасности.

 

Сирийский кризис

Ключевым событием прошедшего месяца стал объявленный 27 февраля режим «прекращения огня» в Сирийской Арабской Республике (САР) после договоренности между Россией и США, достигнутой 22 февраля. В то время как взаимные обвинения сторон о нарушении перемирия последовали уже в первый день его действия, интересна реакция турецких властей и деятельность Анкары в приграничной северной Сирии: ведь именно район сирийско-турецкой границы остаётся крупным очагом напряжённости. Обеспокоенность международного сообщества возможным вмешательством Турции в сирийский конфликт возросла после начала турецких воздушных ударов по позициям ИГИЛ в Сирии 29 февраля в рамках борьбы международной антитеррористической коалиции. Арабские эксперты отмечают, что вооружённое вмешательство Турции может нанести непоправимый удар соглашению о прекращении огня.

Очевидно, что Турция все настойчивей призывает США начать наземную операцию в Сирии, так как без Вашингтона Анкара не решится отправить войска, но сейчас Штаты явно не пойдут на сухопутную операцию. При этом турецкое вторжение в Сирию чревато военным столкновением России и Турции. Не говорят даже о возможности отправки сухопутных войск в САР и в Эр-Рияде, но Анкара вовсе заявляет, что без такой операции невозможно положить конец сирийскому кризису.

Отсутствие реальной причины для начала легитимной турецкой сухопутной операции (ни призыва Дамаска, ни резолюция ООН) повышает вероятность вооруженного конфликта с Россией, которая решительно выступит против турецкого вмешательства, да и США (а с ними НАТО), Саудовская Аравия не станут поддерживать одностороннее вмешательство Турции.

Одержавший целый ряд дипломатических побед после снятия международных санкций Иран все более включается в международные дела. В случае военного вмешательства суннитских стран в Сирию в стороне не останется шиитская «Хизбалла», а поэтому ничего не мешает ему включиться в прямой вооруженный конфликт против Саудовской Аравии и Турции, несмотря на риски, непосредственно связанные с подобным решением.

Достигнутое соглашение о прекращении огня в Сирии способно в корне изменить ситуацию на Ближнем Востоке, однако такой сценарий возможен лишь в том случае, если все так или иначе включенные в конфликт страны будут придерживаться принципов, выработанных Москвой и Вашингтоном.

 

 «Гром севера»

28 февраля на севере Саудовской Аравии, в районе города Хафр аль-Батин, стартовали военные учения сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил двадцати арабских и мусульманских стран под названием «Гром севера». Официально заявленная цель учений – повышение подготовки войск перед угрозами со стороны террористических организаций.

В маневрах «Гром севера» участвуют военные подразделения Саудовской Аравии, ОАЭ, Иордании, Бахрейна, Сенегала, Судана, Кувейта, Мальдивских островов, Египта, Туниса, Марокко, Мавритании, Малайзии, Катара, Омана, Коморских островов, Джибути, Пакистана и Чада.

Очевидное усиленное включение саудитов в военные дела региона подтверждает и тот факт, что 25 февраля Саудовская Аравия стала пятой страной, отправившей свои ВВС на турецкую военную базу Инджерлик (наряду с США, Великобританией, Германией и Катаром), объявив о готовности принять участие в воздушной операции международной коалиции против ИГИЛ в Сирии. Также Королевство будет проводить разведывательные полеты вдоль турецко-сирийской границы. Более того, ранее, с 14 по 19 февраля Турция и Саудия провели совместные военно-воздушные учения в провинции Конья в центральной Турции.

В последнее время крупнейшая суннитская монархия все более концентрируется на сирийском направлении, словно забыв о серьезности ситуации в соседнем Йемене, где саудиты поддерживают бывшего президента Али Абдаллу ас-Салеха в войне против шиитских мятежников хуситов. Перспективы расширенного военного присутствия Саудии на двух фронтах не только подрывает без того хрупкий статус-кво в районе Персидского залива, но и разжигает напряженность в саудовско-иранских отношениях. Возможно, именно полномасштабное возвращение Ирана на международную арену пугает саудитов так, что последние готовы максимально задействовать свою, прямо скажем, не самую сильную ближневосточную армию, чтобы показать суннитскую мощь Тегерану.

 

Йемен. Больше, чем война

28 февраля международно признанное правительство Йемена обвинило ООН в отсутствии поддержке усилий йеменской армии по прорыву блокады южной провинции Таиз, отметив ключевую роль стран Персидского залива в урегулировании кризиса в Йемене. Ранее, в прошлом месяце, поддерживаемые Ираном шиитские мятежники хуситы осадили провинцию Таиз, удерживая порядка 200,000 гражданских лиц в блокаде.

Абдул Ракид Сайф Фатех, председатель Высшего комитета по оказанию помощи Йемену, выступая на благотворительной конференции в Катаре, призвал представителей Залива занять «братскую позицию» по отношению к Йемену, а не руководствоваться «религиозными предрассудками», ведь, по его мнению, именно арабские монархии должны сыграть ведущую роль в дипломатическом процессе в Йемене.

Примечательно, что в своей речи Фатех не называл конкретных имен, когда обращался к «поддерживаемым из-за рубежа группировкам», деятельность которых направлена на подрыв администрации действующего президента Абд Раббо Мансура Хади, только усугубляют ситуацию в стране, возвращая йеменцев в 2011 год (тогда президент Али Абдалла Салех был свергнут под давлением протестных движений). Обращение прозвучало явно в адрес Саудовской Аравии. С марта прошлого года Королевство ведет вооруженную борьбу против хуситов на стороне бывшего президента Салеха, который поставил своей целью возвращение к власти.

Учитывая расстановку сил, ситуация в Йемене перекликается с сирийским кризисом, а значит создает угрозу распада йеменской государственности. Десять месяцев назад три группы захватили контроль над страной: мятежники-хуситы, связанные с Ираном; силы, верные бывшему президенту Али Абдалле Салеха, который был свергнут во время Арабской весны, и “Аль-Каида”. В результате война в Йемене перекликается с гражданским конфликтом в Сирии, где все началось со столкновений между оппозицией и сторонниками президента Башара аль-Асада, который теперь в союзе с Ираном и Россией борется с террористами ИГИЛ.

Йемен является важным военным и политическим игроком не только с точки зрения регионального баланса, но и в контексте управления кризисами на Ближнем Востоке. Несмотря на то, что даже сейчас рано делать окончательные выводы о планах Залива и Саудовской Аравии относительно возможного участия в урегулировании в Йемене, анализ событий делает очевидным неизбежность включения всего Аравийского полуострова в йеменский политический процесс.

Кризис в Йемене, а также региональная эскалация на нескольких фронтах между суннитскими монархиями и Ираном в настоящее время дает возможность впервые разрешить региональный кризис без американского вмешательства. Однако то, что произошло в Йемене, было откровенным предательством Саудовской Аравии и стран Персидского залива йеменского народа. Их движение против президента Салеха оказалось самым мирным среди арабских революций. А сегодня саудиты военным путем стараются вернуть свергнутого лидера в президентское кресло. Как и хуситы, Салех прибег к военной силе, чтобы навязать свои условия йеменцам, а затем дошел до захвата обширных территорий. Тут для Саудовской Аравии и стран Совета сотрудничества государств Персидского залива (ССГПЗ) стало ясно, что Иран решил расширить свои сферы влияния и что после Йемена будет и расширение его присутствия в Ираке.

На фоне этих необычных для региона обстоятельств Саудовская Аравия поменяла приоритеты и решила построить военный альянс и вмешаться в Йемен в целях поддержки законного йеменского президента Хади и правительства, признанного ООН. Многие арабские эксперты по ближневосточным делам охарактеризовали саудовскую интервенцию как отчаянную попытку добиться политического решения в Йемене. В итоге мы видим, что растущая мощь в Йемене сегодня принадлежит именно законному правительству, поскольку его поддерживает большинство политических и племенных (что важно) представителей Йемена. Следовательно, теперь, когда Саудовская Аравия все-таки заняла сколько-нибудь правильную позицию, йеменскому правительству необходимо убедить государства Залива запустить мирные переговоры и также поддерживать легитимную власть. Тогда появляется хрупкая, но довольно реальная перспектива окончания кровопролития в Йемене.

 

Напряженность между Ливаном и странами Залива

14 февраля Кувейт и Катар присоединились другим странам Персидского залив, которые призвали своих граждан покинуть Ливан, в среду. Министерство иностранных дел Катара обратилось к своим гражданам, находящимся в Ливане, «покинуть страну для собственной безопасности», и постоянно контактировать с посольством Катара в Бейруте. Посольство Кувейта также призвало своих граждан не забывать о мерах предосторожности во время поездок и избегать «опасных мест».

Подобные новости из монархий поступили на следующий день после того, как Саудовская Аравия и Бахрейн сделали аналогичные предупреждения относительно поездок Ливана. ОАЭ, тем временем, наложили полный запрет на путешествия в Ливан для своих граждан.

Напряженность с Ливаном была вызвана отказом Саудовской Аравии предоставить Ливану 4 млрд долларов военной помощи после того, как Бейрут не поддержал суннитское королевство в споре с шиитским Ираном, ведущим сторонником «Хизбаллы», которая в свою очередь поддержала режим Башара аль-Асада в Сирии, что вызвало отрицательную реакцию в Эр-Рияде.

На протяжении всего хода истории страны Персидского залива состояли с Ливаном как в хороших, как в плохих отношениях. Саудовская Аравия, в частности, была хорошим другом для ливанского народа: только в прошлом году Эр-Рияд пообещал предоставить ливанскому правительству грант в 3 млрд долларов на модернизацию вооруженных сил, а ранее Королевство направляло еще 1 млрд в виде военной помощи на нужды армии для борьбы с боевиками ИГИЛ. Также Ливан традиционно был излюбленным местом отдыха для саудовцев и арабов, проживающих в странах Персидского залива, а по некоторым оценкам, существуют сотни тысяч ливанских эмигрантов в Саудовской Аравии, ОАЭ и Катаре, многие из которых отправляют регулярные денежные переводы своим семьям в Ливан. Поэтому сегодня, когда ливанская экономика находится в глубоком кризисе — отягощенная потребностями 1,5 миллиона сирийских беженцев — туристическая индустрия Ливана приняла на себя основной удар из-за нестабильной обстановки в сфере безопасности. Соответственно, напряженность между Ливаном и суннитскими монархиями в настоящее время могут довести Ливан до наивысшего кризиса.

Однако несмотря на то, что, по мнению саудовцев Ливан ведет себя как «послушная иранская марионетка», и настоящая политика Саудовской Аравии и стран Залива явно направлена на то, чтобы «перетянуть» ливанское руководство на сторону суннитских арабских стран, популярность «Хизбаллы» в Ливане не падает, не колеблются и ее связи с Ираном. Следовательно, подобные действия арабских монархий по отношению к Ливану только негативно влияют на экономику всех задействованных в эти политические маневры сторон при наименьшем воздействии на ливанские внешнеполитические приоритеты.

 

В.Аватков, Е.Кислова