С места событий: протесты в Турции против решения Трампа

Первые выступления, связанные с решением американского президента Дональда Трампа перенести посольство США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, состоялись в стамбульском районе Фатих в пятницу, 8 декабря. Пятница — день особенно важный в исламе, пятничный полуденный намаз — главная молитва недели, на которой читается пятничная проповедь — хутба, которая в этот раз была связана с американским решением по Иерусалиму. После хутбы толпы прихожан потянулись к небольшому парку Сарачхане у акведука Валента, всё в том же районе Фатих. Состоялся небольшой митинг, на котором было объявлено, что основное собрание состоится в воскресенье 10 декабря в час дня на площадке в районе Йеникапы, на самом берегу Мраморного моря. Пятница всё-таки в Турции пока выходным днем не является, поэтому большинству участников нужно было уложиться за один обеденный перерыв.

Утро воскресенья началось с сильного дождя, который очевидно повлиял на энтузиазм желающих присоединиться к митингу. В метро не чувствовалось никакого оживления, а дорогу к месту проведения, получалось найти не благодаря идущим туда толпам, а только по продавцам палестинских флагов, дождевиков и иной атрибутики, включавшей в себя время от времени непечатные сентенции в адрес Израиля, Америки и лично Трампа.

За 20 минут до официального начала митинга на поле, замощенном бетонными плитами, было всего около 400 человек, как с женской, так и с мужской половины. Площадка была разделена высоким забором на две больших сектора — мужской и женский. Впрочем ограничение это строго не соблюдалось, и время от времени женщин можно было заметить и в мужской части, но строго в сопровождении мужей или отцов.

Сцена также ещё была не готова, за сценой медленно растягивали гигантский палестинский флаг и полотнища с портретами османского султана Абдул-Хамида II и Неджметтина Эрбакана, основателя политического ислама в Турции, а также ряда исламских партий, последней из которых стала Партия счастья (тур. Saadet partisi) — официальный организатор митинга.

Люди постепенно подтягивались к месту проведения, прыгали через лужи, толпились у сцены, украшенной картонной копией золотого купола иерусалимской мечети Аль-Акса, одной из важнейших мусульманских святынь. Сценическая бутафория, а так же некоторая часть атрибутики, которую приносили на митинг люди, относились ещё к июльскому митингу на схожую тематику, прошедшему на той же площадке, под руководством той же партии. Тогда мероприятие называлось «Большой иерусалимский митинг», в декабре же название сменили на «Иерусалим — исламский [город]» (тур. Kudüs İslam’ındır). Под названием меньшим шрифтом было приписано «Глобальная интифада».

С часу до двух практически никакой активности не происходило, со сцены вперемешку играли песни с текстами: «Бей, бей, по сионизму бей! Бей, бей, по империализму бей!» (она в дальнейшем будет служить перебивкой между выступлениями. Да и триада сионизм-америка-империализм будет очевидно неразрывной для выступающих и слушающих), «Убийца-Америка, Америка-убийца»; и  песня на арабском языке, из текста которой был понятен только призыв к интифаде.

Люди продолжали подходить, группы молодежи время от времени затягивали кричалки. Самыми частыми были: «Такбир! — Аллаху акбар!» и «Будь проклят, Израиль!». К одной из групп подошел старичок с просьбой выкрикнуть: «Пусть закроют Инджирлик (база НАТО в Турции) и откроют Айя-Софью (в качестве мечети)», что было с радостью исполнено. Пару раз её прокричали и во время самого митинга.

Начался он около 14:15. К тому времени пространство перед сценой было заполнено почти полностью, насколько это позволяли лужи. Если верить объявлениям со сцены, люди продолжали подходить где-то до четырех часов, это было самое пиковое время, после все уже стали расходиться по домам.

Толпа размахивала турецкими и палестинскими флагами, изредка попадались и флаги других арабских государств, но было их значительно меньше чем в пятницу. Встречались и разные лозунги, с обращениями в адрес Израиля, Америки и Трампа. Большая растяжка, например, предлагала отправить турецких солдат на Аль-Аксу, текст её в определенный момент превратился в очень популярную на митинге кричалку, которую однако ни разу не поддержали со сцены.

Выступали в основном лидеры Партии счастья, а также близких к ней профсоюзов. Речи их полностью отвечали заявленной теме митинга и особым разнообразием не отличались. Иерусалим — исламский город, все мы едины с народом Палестины. Звучали привычные призывы к бойкоту израильских и американских товаров. Один из ораторов по неизвестной причине призывал и к бойкоту английской продукции. Самые радикальные выступающие предлагали полностью разорвать дипломатические отношения с Израилем, закрыть Инджирлик (гул одобрения) и признать, что за попыткой переворота 15 июля стояла Америка. Израиль единогласно признавался террористическим государством. В толпе сожгли несколько американских и израильских флагов, а также одно чучело Трампа.

Выступающие часто упоминали Неджметтина Эрбакана (зрители скандировали «Муджахит Эрбакан!»), два раза между выступлениями на больших экранах показали отрывки из его старых выступлений.

Один раз продемонстрировали и кусок из интервью шейха Ахмеда Ясина (основателя движения ХАМАС) телеканалу Аль-Джазира, в котором он говорит, что, по неким кораническим знакам, государство Израиль падет в 2027 году.

Нынешнего лидера Турции Реджепа Тайипа Эрдогана упоминали редко, да и упоминания его толпа приветствовала холоднее чем упоминания Эрбакана. Выступающие говорили, что Эрдоган делает всё, конечно, правильно, но того, что он делает, недостаточно.

На митинге, почти в самом его начале, выступал и посол Палестины в Турции, выразивший благодарность всем пришедшим за единство с палестинским народом. Ближе к концу, около пяти часов вечера, когда толпа уже заметно рассеялась, и оставалось всего около 700 человек, на сцену выпустили представителя ХАМАСа в Турции, а после него вместе с синхронным переводом было запущено аудиообращение самого лидера движения Исмалила Хании. До самого конца митинга, который закончился в 17:40 осталось всего 150-200 человек.

По митингу и общей обстановке в Стамбуле последних дней создалось впечатление, что происходящее в Палестине волнует очень многих турок — в самый разгар митинга численность присутствующих превышала 10 000-12 000 человек, по субъективным оценкам (хотя эта цифра и не кажется очень большой для 17-миллионного города). Какие-то политические дивиденды от этого однако пытается получить только Партия счастья (на выборах в ноябре 2015 года получила 0,68% голосов, заняла пятое место и не получила ни одного кресла в Великом национальном собрании Турции). Хотя митинг и происходил на главной, пожалуй, стамбульской массовой площадке, на которой проходят все основные митинги правящей Партии справедливости и развития, а также митинги в честь событий, которые считаются правящей партией общенациональными, что дает право сделать вывод, что так или иначе всё происходило при одобрении ПСР, ни одного её представителя 10 декабря не было. Интересно, что на аналогичном мероприятии в июле было зачитано хотя бы обращение со словами поддержки от бывшего президента Турции и близкого соратника Эрдогана Абдуллы Гюля. Возникает закономерный вопрос: так ли заинтересована турецкая сторона в эскалации этого конфликта, и не являются ли последние действия Эрдогана в этом направлении (заявления по Израилю, созыв чрезвычайного саммита лидеров стран Организации исламского сотрудничества) всего лишь необходимым конъюнктурным ходом, который просто-напросто способствует укреплению его власти и авторитета?

А.Рыженков, Стамбул

Иран: октябрь 2017 (дайджест)

Октябрь для Ирана сжался преимущественно в болезненный узел обсуждения «новой стратегии» администрации президента Трампа, о котором было объявлено 13 октября 2017 г. На третий раз президент США отказался подтвердить исполнение Ираном своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) и передал вопрос для поисков решения в Конгрессе. В течение 60 дней Конгресс будет решать, останется ли Вашингтон приверженцем соглашения или предложит меры по его пересмотру. Частично осуществление иранской политики на курдском направлении связано с демонстрацией Вашингтону своих возможностей в регионе как ответ на возрастающее давление.

 

Внутренняя политика

В октябре произошло задержание по обвинению в коррупции Махди Джахангири, брата первого вице-президента Эсхага Джахангири. Окружение вице-президента изо всех сил постаралось дистанцировать его от образа брата, обвиняемого в коррупции, хотя некоторые считают, инцидент может повлиять на возможность выдвижения нынешней правой руки президента Рухани в качестве кандидата от реформистов на выборах 2021 г., невзирая на его успешное участие в предвыборных дебатах 2017 г.

Несмотря на то, что президент Рафсанджани ушел из жизни в начале этого года, очевидно, негласный запрет на упоминание его фигуры в медиа сохраняется. СМИ подробно освещали мероприятия, связанные с его уходом из жизни и похоронами, однако в «неделю священной обороны» телевизионные каналы воздержались от освещения роли Рафсанджани в ирано-иракской войне – период, когда он занимал президентский пост. Также ограничения на появление в СМИ продолжают действовать для другого бывшего президента-реформиста – здравствующего Мохаммада Хатами.

 

Региональная политика

 Иран продолжил обозначать свое внимание к курдскому вопросу и безопасности на своих границах. 2 октября начался третий этап учений сухопутных сил армии совместно с частями иракской армии «Хейдар Каррар» на западной границе. Учения проводились с целью оценки мобильности вооруженных сил в приграничных районах и прошли на участке общей границы от Каср Ширин до Маривана и на участке Тамарчин в районе Пираншахра.

В октябре глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф провел ближневосточное турне и встретился с главой МИД Омана Юсефом бен Алави в Маскате. Также Зариф посетил Доху для обсуждения расширения двусторонних отношений и кризиса вокруг Катара, продолжающегося с июня текущего года.

 

Глава Объединенного штаба турецкой армии генерал Хулуси Акар 2 октября провел переговоры с начальником генерального штаба Вооруженных сил ИРИ Мохаммадом Багери. Во время своего пребывания в Тегеране Акар также провел встречу с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани. Стороны обсудили вопросы региональной безопасности, включая ситуацию вокруг иракского Курдистана. Визит стал ответным на посещение Анкары военной делегацией из Ирана в августе 2017 г. во главе с генералом Багери и предтечей визита турецкого лидера в Тегеран. На встрече с Акаром Шамхани отметил, что координация между Ираном, Турцией и Ираком необходима для противодействия сепаратистским проектам в регионе.

Стороны неспроста обсуждают расширение взаимоотношений, несмотря на давние противоречия. За последнее время увеличился экспорт нефти из Ирана в Турцию. За 2017 г. Иран поставил Турции более половины от общего импорта нефти, что составило 7,3 млн. тонн и является значительным ростом (с 3,6 млн. тонн) по сравнению с предыдущим годом. Иран и Турция в лице глав Центральных банков двух стран подписали окончательное соглашение о переводе двусторонней торговли на национальные валюты – риал и лиру. Вице-президенты двух стран заявили о намерении довести объем взаимной торговли до 30 млрд. долларов в год.

Уже 4 октября президент Рухани принял в резиденции Саадабад президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Помимо региональной и международной проблематики, а также расширения экономических отношений стороны уделили значительное внимание курдскому вопросу. Оба президента отметили, что считают незаконным референдум по поводу независимости иракского Курдистана.

16 октября Иран в лице подразделения «Кодс» и региональных союзников принял участие в возвращении Киркука под контроль иракского правительства. Иран поддерживает давние связи с Силами народной мобилизации (Хашд аш-шааби), которые приняли участие в захвате города. Перед непосредственной операцией координатор взаимоотношений с курдскими силами иранский генерал Экбалпур провел встречу с влиятельными командующими силами пешмерга Абу Махди аль-Мухандисом и Хади аль-Амери, предупредив о необходимости мирной передачи контроля над городом.

 

Иран и Россия

3 октября в Москву для участия в Форуме стран-экспортеров газа прибыл министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане, который успел обсудить сотрудничество в подконтрольной ему сфере с главой компании «Лукойл» Вагитом Алекперовым и министром энергетики Александром Новаком. Стороны продолжили обсуждение сделки по продаже иранской нефти России в обмен на евро и поставки товаров и оборудования.

Иран и Россия в лице министра дорог и градостроительства Аббаса Ахунди и министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаила Меня подписали Программу двустороннего сотрудничества в сфере строительства, предполагающую взаимодействие по поводу разработки норм и требований в области строительства, проектирования и эксплуатации, обмену опытом по техническому регулированию в сфере строительства.

31 октября официально были запущены работы по строительству второго энергоблока Бушерской АЭС при участии директора Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) и главы корпорации «Росатом» Алексея Лихачева. Подготовительные строительные работы начались уже в сентябре 2016 г. Каждый из новых энергоблоков (второй и третий) рассчитаны на производство 1057 МВт энергии.

Россия рассматривает возможность замены комплектующих американского производства в самолетах Сухой СуперДжет-100 для поставки их в Иран без согласования с США. Иран является желанным клиентом для «Рособоронэкспорта», однако в свете ограничений, предусмотренных СВПД, поставка тяжелых вооружений (например, танков Т-90 и самолетов СУ-30) пока является невозможной.

Иран выразил беспокойство возможными договоренностями между Москвой и Эр-Риядом, достигнутыми в ходе визита саудовского короля Салмана бен Абдель Азиза в Москву, который многие назвали «знаковым». В частности, по поводу готовности Москвы поступиться Ираном для укрепления связей с КСА, продажи ЗРК С-400 «Триумф» (в то время, как Ирану после периода напряженности были поставлены только С-300).

 

Ядерная программа Ирана

13 октября Администрация США опубликовала текст «новой стратегии» в отношении Ирана. В стратегию входит «усиление контроля над ядерным соглашением, инспекция военных объектов и увеличение давления на КСИР». «Новая стратегия» также сообщает, что Иран действует не в соответствии с «духом СВПД». Президент Трамп уже обещал пересмотреть политику США в отношении Ирана, направление которой было задано «неудачным» соглашением, доставшимся в наследство от администрации Обамы. Попытка сформулировать новую стратегию является результатом восьмимесячных исследований, но по-прежнему не представляет собой хорошо продуманного плана.

По словам американского президента, Иран подавляет собственный народ уже почти 40 лет с момента революции, не раз проявлял агрессию в отношении американских военных и гражданских лиц, а также является лидирующим спонсором терроризма, финансируя «Талибан», ХАМАС и «Хезболлу». «Также многие считают, что Иран взаимодействует с Северной Кореей», — заявил Д. Трамп, и это риторически позволяет вернуться американской администрации к терминологии «оси зла».

Еще накануне подписания в августе 2017 г. Д. Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» (H.R.3364) главнокомандующий КСИР генерал Мохаммад-Али Джаафари предупредил, что в случае включения всего КСИР в список террористических организаций (на данный момент таковым признано только подразделение «Кодс», ведущее операции за рубежом), США придется обезопасить свои военные базы на расстоянии 2000 км от Ирана. Генерал также отметил, что если КСИР будет признан террористической организацией, Иран сделает аналогичный шаг в отношении армии США. В итоге КСИР был включен в менее конфликтный список организаций-спонсоров терроризма (а не акторов как таковых), в том числе на основании финансирования собственного подразделения «Кодс», уже признанного террористическим.

Трамп в своей речи упомянул «Арабский залив» вместо исторического названия «Персидский залив», что вызвало протест не только иранских властей, но и граждан. Кстати, в тексте «новой стратегии» значится «Персидский», а не «Арабский залив», как президент США озвучил в своей речи. Предшественники Трампа в своих заявлениях всегда использовали название «Персидский залив». После выступления Д. Трампа иранцы провели акцию «Послание для Д. Трампа», выступив с плакатами, на которых географическое название «Персидский залив» было написано на 85 языках мира. В соцсетях появились слоганы и хэштеги «#man_ham_sepahiam», «#ma_hame sepahi_hastim» – «я страж исламской революции», «мы все стражи исламской революции».

Морально выигравшим на данном этапе можно считать Иран – сторону, добросовестно исполняющую соглашение, что уже восемь раз подтверждалось докладами МАГАТЭ, и, более того, постоянно заявляющую о своей приверженности международным обязательствам. Впрочем, накануне предполагаемого отказа американского президента подтвердить выполнение Тегераном условий соглашения скептики призвали подождать реакции «евротройки» и других потенциальных инвесторов в иранскую экономику. В итоге «евротройка» выступила с заявлением в поддержку соглашения, а также призвала президента США пересмотреть свою позицию, как и глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано, в конце октября посетивший Иран с визитом, МИД России и другие. В целом, 28 министров иностранных дел ЕС заявили о своей поддержке СВПД, назвав его одной из ключевых опор глобальной архитектуры нераспространения.

Политические разногласия между США и остальными заинтересованными в сохранении СВПД сторонами, несомненно, выступают в пользу Ирана. Однако у данного вопроса есть и экономическая сторона. Если США решатся на возврат или принятие новых санкций, то экономические ограничения коснутся сторон, желающих вернуться на иранский рынок, например, недавно подписавших контракты с иранцами «Тоталь» и «Пежо».

Иран, меж тем, пытается установить контакты с европейскими банками после отмены санкций в результате принятия СВПД, в число которых вошли австрийские Oberbank и датский Danske Bank (финансирующие свои национальные компании, осуществляющие экспорт товаров в Иран). В Национальном банке Ирана сообщили, что парижский филиал банка подключился к единой европейской банковской системе оплат «таргет», действующей в зоне евро и состоящей из Европейского центробанка и центробанков стран-участниц ЕС. Французская «Тоталь» заявила, что продолжит сотрудничество с Ираном по нефтегазовым проектам, даже если будут введены новые санкции США. Учитывая сложности с финансированием больших проектов соответствующего уровня финансовыми институтами, «Тоталь» пошла на беспрецедентный ход – финансирование проекта с Ираном из собственных резервов.

В связи с «новой стратегией» США, скорее всего, потенциальные инвесторы вновь замрут в ожидании дальнейшего развития событий вокруг Ирана.

 

***

Политическая повестка в Иране остается сконцентрированной на последствиях «новой стратегии» Трампа, обсуждении сценариев развития событий и демонстрации своих военно-технических возможностей и политического влияния в регионе. При этом внутри страны больших изменений в связи с этим не происходит, за исключением очередного скачка курса доллара по отношению к риалу, в том числе не стоит и преувеличивать значение консолидации народ вокруг КСИР, который был включен США в список спонсоров терроризма. Население преимущественно занято внутренними проблемами, имеющими отношение к действующей власти, а не международным событиям вокруг так называемой ядерной сделки.

На этом фоне происходит рост интереса к более интенсивным усилиям по укреплению двустороннего сотрудничества между Тегераном и Москвой, которые провели огромное количество встреч на различных уровнях за последние месяцы.

 

Ю.Свешникова

Турция: октябрь 2017 г. (дайджест)

Всё большее место в повестке турецкой политики занимают вопросы внутриполитической борьбы. Появляются новые оппозиционные силы в виде новообразованной «Хорошей партии» (İyi Parti). А внутри правящих кругов происходит частичная смена лиц на руководствующих постах.

На внешнеполитическом треке внимания заслуживают такие вопросы как: дипломатический кризис между Турцией и США, соглашение по закупке ЗРК С-400, а также сближение Турции и Ирана.

Внутриполитическая обстановка

16 октября в ходе заседание Совета министров турецкое правительство приняло решение продлить режим чрезвычайного положения ещё на 3 месяца. Таким образом, режим ЧП будет продлён уже в пятый раз.

Кроме того, руководство Турции, по всей видимости, начинает постепенную подготовку к президентским выборам 2019 года (тогда же произойдёт окончательный переход к президентской форме правления). В этой связи в высших эшелонах власти происходят некоторые перестановки. 19 октября Шабан Дишли, главный советник председателя правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которым сейчас является Эрдоган, подал в отставку. Своё решение он объяснил желание уберечь президента от критики, которая может возникнуть по причине того, что брат Дишли был арестован в 2016 году по обвинению в причастности к попытке госпереворота. Позже по требованию Эрдогана в отставку ушёл теперь уже бывший мэр Анкары Мелих Гёкчек. В связи с этим, главный редактор турецкого издания «Hürriyet Daily News» выразил сомнение в том, сможет ли ПСР победить в Анкаре на следующих выборах. Он также отметил, что правящая партия сегодня теряет свои позиции в таких городах, как Стамбул и Бурса, которые традиционно голосуют за неё. Ранее, в сентябре (2017 г.), свой пост покинул и мэр Стамбула Кадир Топбаш. Сообщалось, что в июне его зять был задержан по подозрению в связях с Гюленом.

25 октября бывший депутат от Партии националистического движения Мераль Акшенер объявила о создании «Хорошей партии» (İyi Parti). Политик передал в Министерство внутренних дел Турции документы необходимые для регистрации партии, после чего провела первую встречу членов партии, где единогласно была избрана её председателем. В 2016 году Акшенер была исключена из ПНД за критику лидера партии Девлета Бахчели. По её мнению, при нём националисты стали самой слабой оппозиционной силой в стране. Комментируя цели «Хорошей партии» политик заявила: «Мы выступаем за предоставление нашему молодому поколению работы, нашим женщинам – права на жизнь и равенство, нашим старикам – спокойствия, надёжности и ухода, нашим детям – радости, счастья и здоровья, нашей нации – единства и сплочённости». Партия заявлена как правоцентристская, тем не менее, в ней преобладает сильное националистическое ядро, что делает её серьёзным конкурентом ПНД. Некоторые бывшие члены Партии националистического движения уже заявили о своём вступлении в партию Акшенер: среди них бывший генеральный секретарь ПНД Джихан Пачаджи, бывший заместитель председателя ПНД Умит Оздаг и другие.

Экономическая ситуация

В конце октября были опубликованы данные об объёмах экспорта и импорта Турции за сентябрь 2017 года. Так, экспорт Турции составил 11 миллиардов 848 миллионов долларов, увеличившись на 8,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года (сентябрь 2016 г.), тогда как объём импорта – 19 миллиардов 982 миллиона долларов, при росте в 30,6%. Таким образом, дефицит торгового баланса составил 8 миллиардов 135 миллионов, повысившись на 85%.

Серьёзно возрос импорт энергетических ресурсов: он увеличился на 51,3% по сравнению с данными сентября прошлого года и составил 3 миллиарда 202 миллиона долларов.

Помимо прочего, стали известны данные по уровню безработицы в стране. Нужно отметить, что ситуация на рынке труда остаётся довольно стабильной, учитывая массовые увольнения госслужащих в связи с попыткой государственного переворота в июле 2016 года. Объём безработицы остался на прежнем уровне – 10,7%, число же граждан, занятых в трудовой деятельности, выросло с 52,7% до 53,7%.

Министр финансов Турции Наджи Агбал, комментируя проект турецкого бюджета на 2018 год, заявил, что в наступающем году доходы Турции достигнут отметки в 698,8 миллиарда лир, из которых 599 миллиардов лир будут обеспечены налоговыми поступлениями. При этом потратить планируется 762 миллиарда лир. Предусмотренный дефицит бюджета на предстоящий год – 65,9 миллиардов лир. Кроме того, он коснулся вопроса увеличения ряда налогов в рамках «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)», анонсированной в сентябре 2017 года. По его словам, в 2018 году система налогообложения на транспорт претерпит изменения. Сегодня в Турции она привязана к объёму цилиндров двигателя – после проведения реформы будет взиматься дополнительная плата за покупку автомобиля в размере до 20% от его стоимости. Сам налог также вырастет до 40%. Агбал отметил: «Основываясь на принципе платёжеспособности, а также справедливого налогообложения, если вы покупаете Феррари более чем за 2 миллиона лир, вы должны будете заплатить 6000 лир дополнительного налога. Такая система предельно справедлива».

Наиболее важным для экономики Турции событием, очевидно, стало открытие 30 октября железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. В турецкой прессе отмечалось, что она позволит сократить расстояние между Англией и Китаем на 7000 километров, таким образом, намекая на Транссибирскую магистраль, что, тем не менее, является немалым преувеличением. Протяженность железной дороги, большая часть которой проходит по территории Азербайджана, – 829 километров. Изначально пропускная способность линии составит 1 миллион пассажиров и 6,5 миллионов тонн грузов, к 2023 году планируется, что эти показатели достигнут 3 миллионов пассажиров и 17 миллионов тонн грузов. Дорога задумана как альтернатива российской магистрали с целью сократить расстояние от Европы до Азии. Таким образом, время в пути станет около 12-15 дней, а не 45-62 дня, как раньше. Представители Армении отмечают, что наличие транспортного коридора без участия их страны создаёт предпосылки для развития напряжённости в регионе.

Отношения с США

Несмотря на положительную взаимную риторику Турции и США в сентябре (2017 г.), отношения между двумя странами продолжают сохранять коллапсирующий характер, чему свидетельствует разразившийся в начале месяца дипломатический кризис. 5 октября по обвинению в связях с Гюленом, шпионаже и подрыву конституционного строя турецкие власти арестовали гражданина Турции, сотрудника генконсульства США, Метина Топуза. Интересно, что он также подозревается в связях с бывшим прокурором Турции и офицерами полиции, которые в 2013 году расследовали коррупционный скандал, к которому, в свою очередь, был причастен Эрдоган. После этого страны на взаимной основе приостановили выдачу неиммиграционных виз: США – для граждан Турции, и Турция – для граждан США.

Параллельно этому в Штатах продолжается судебное разбирательство в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба и генерального директора одного из крупнейших турецких банков «Halkbank» Мехмета Хакана Атиллы. Они обвиняются во вступлении в сговор с целью осуществления финансовых операций, которые позволяли Ирану действовать в обход американских санкций. Первый был одним из ключевых фигурантов коррупционного скандала в 2013 году. В этой связи многие эксперты полагают, что Эрдоган опасается вскрытия подробностей коррупционной деятельности его окружения. Таким образом, Анкара, раздувая скандал, пытается надавить на Вашингтон с тем, чтобы тот закрыл дело.

Отношения с Россией

Как в случае с США, отношения Турции и России складываются весьма сложно. Одним из ключевых вопросов сотрудничества двух стран на данный момент является вопрос закупки зенитно-ракетных комплексов С-400. Ещё в сентябре (2017 г.) Турция сделала первый взнос в рамках соглашения. Тем не менее, вскоре из уст турецкого руководства стали звучать предупреждения о том, что Турция откажется от сделки в случае, если сделка будет осуществлена без передачи технологии. На вопрос журналистов о готовности России к передаче технологии производства ЗРК, пресс-секретарь президента России ответил, что между двумя странами продолжаются переговоры на экспертном уровне по этому аспекту соглашения. Позже подобные заявления турецкого руководства исчезли из внешнеполитического дискурса и ситуация нормализовалась.

Ещё одним негативным моментом взаимоотношений стал крымский вопрос. 9 октября Эрдоган посетил Украину, где встретился с её лидером Петром Порошенко. В ходе совместной пресс-конференции президент Турции подчеркнул, что его страна поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины и не признаёт присоединение Крыма к России. Многие посчитали этот шаг вынужденным: например, власти Крыма заявили, что Эрдоган, якобы, «подыграл» Порошенко. Однако, спустя несколько дней Министерство транспорта, судоходства и коммуникаций Турции запретило турецким портам принимать любые суда, идущие из Крыма. Подобная ситуация уже случалась в марте этого года (2017 г.).

Ближний Восток

8 октября Турция начала деятельность по разведке местности в сирийском Идлиби с целью кстановления наблюдательных постов. Уже 9 октября Генштаб Турции объявил о начале операции по контролю за перемирием в рамках договорённости о зонах деэскалации, которая была достигнута в ходе 6 встречи по Сирии в Астане 15 сентября (2017 г.). Несмотря на координацию турецких и российских властей, сирийское руководство раскритиковало действия Анкара, охарактеризовав их как нарушение международного права, и потребовало вывода войск из провинции.

Всё более явным становится сближение Турции и Ирана. 4 октября Эрдоган посетил Иран. Позже, 19 октября, с визитом в Турцию прибыл вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, где встретился с турецким премьер-министром Бинали Йылдырымом. Оба политика крайне позитивно охарактеризовали нынешнее состояние двусторонних отношений. На данном этапе два государства сближает не только энергетическое и военно-политическое сотрудничество в Сирии, но и общность взглядов по вопросу референдума в Иракском Курдистане. Турция, Иран и Ирак договорились выступать совместным фронтом по этому вопросу. Кроме того, Анкара, заручившись поддержкой Ирана, надеется на более эффективную борьбу против Рабочей партии Курдистана, борющейся за создание курдской автономии в составе Турции.

***

Во внутренней политике Турции постепенно утрачивает позиции антитеррористический дискурс. Всё большее внимание СМИ уделяется переменам во власти, возникновению новых политических сил, а также экономическим преобразованиям в стране. Турецкое руководство постепенно начинает подготовку к президентским выборам 2019 года, когда государство закончит переход к президентской форме правления. Параллельно ведутся экономические преобразования, вызванные трудностями в ряде секторов экономики. В связи с этим происходит и ужесточение налоговой политики.

Курс на независимую внешнюю политику приводит к своего рода однобокому подходу турецкого истеблишмента, который периодически игнорирует интересы своих партнёров, требуя при этом уступок по отношению к себе. Подобную ситуацию можно было наблюдать и в дипломатическом конфликте США и Турции, а также в противоречиях и разногласиях возникающих в вопросе поставок С-400. Тем не менее, вместе с тем как растёт влияние Ирана в регионе, крепчают и узы сотрудничества между Исламской Республикой и Турцией.

Как уже отмечалось в предыдущем дайджесте (за сентябрь 2017 г.), в среднесрочной перспективе руководство Турции, по всей видимости, сконцентрируется на двух наиболее важных для него на сегодняшний день моментах: укреплении собственных позиций у власти за счёт борьбы с оппозиционными элементами, а также решении курдского вопроса, который в связи с референдумом в Иракском Курдистане создаёт новые предпосылки для нестабильности в регионе.

В.Аватков, А.Финохин

 

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

Турция: июль-август 2017 г. (дайджест)

Период с июля по август 2017 года охарактеризовался неспокойной внутриполитической обстановкой в Турции. Уже в начале июля прошли масштабные акции представителей двух политических лагерей, а именно: сторонников президента Эрдогана и представителей оппозиции. Продолжились мероприятия по консолидации власти в руках действующей элиты.

На внешнеполитических рубежах Турция продолжает доказывать свою состоятельность в качестве региональной и мировой державы, что находит отражение в закупках российских ЗРК С-400, сотрудничестве с изолированным Катаром и взаимных выпадах в отношениях с Евросоюзом.

Внутриполитическая обстановка

15 июля состоялась годовщина попытки военного переворота в Турции. В этой связи имел место ряд событий и мероприятий, носящих прежде всего пропагандистский характер. Так, 15 июля Турция праздновала учреждённый в октябре 2016 года президентом Эрдоганом День демократии и национального единства, приуроченный к попытке военного переворота в июле 2016 года. По всей стране прошли массовые шествия, участие в которых приняли сотни тысяч турецких граждан и десятки городов.

Кроме того, турецкие пользователи мобильных операторов «Turkcell» и «Vodafone» вместо привычных гудков могли услышать поздравление президента Эрдогана с праздником: «Как президент я приношу поздравленья с праздником 15 июля, Днём демократии и национального единства, желаю мученикам прощения, а героям – здоровья и благополучия». Также 16 июля перед резиденцией президента в Анкаре был открыт мемориал, посвящённый жертвам переворота, который представляет из себя людей, несущих полумесяц и звезду, являющиеся символом ислама и изображенные на государственном флаге Турции.

Тем не менее, едва ли можно говорить о том, что размах мероприятий соответствует самому событию. Помпезность, с которой отмечался праздник сопоставим с мероприятиями, приуроченными ко дню победы над нацистской Германией, однако масштаб двух трагедий абсолютно несоразмерен.

Несмотря на все попытки действующего руководства консолидировать вокруг себя турецкий народ, общество Турции по-прежнему остаётся разрозненным. Это продемонстрировал так называемый «Марш справедливости», организованный лидером Народно-республиканской партии (НРП) Кемалем Кылычдароглу. Поводом к его началу стал приговор в отношении депутата от НРП, журналисту Энису Бербероглу о тюремном заключении  на 25 лет по обвинению в передаче главному редактору газеты Cumhuriyet видеозаписей, на которых были запечатлены грузовики с оружием, направляющиеся к турецко-сирийской границе. За 25 дней (с 15 июня по 9 июля) участники Марша, число которых в последние дни достигало практически двух миллионов человек, преодолели расстояние от Анкары до Стамбула (около 450 километров), где завершили его многотысячным «Митингом справедливости». Организованная главной оппозиционной партией политическая акция даёт понять, что Эрдоган и его приближённые всё еще не могут единолично контролировать политическую жизнь государства и вынуждены считаться с оппозицией, поддержка которой весьма высока.

17 июля Великое национальное собрание Турции (турецкий парламент) в четвёртый раз продлило действие режима ЧП на территории страны на 3 месяца. Таким образом, наряду с расширенными полномочиями, турецкое руководство продолжает сохранять значительный контроль над политической и общественной жизнью в стране, что вызывает немало критики со стороны правозащитников.

19 июля в турецком правительстве произошёл ряд перестановок. Так, вице-премьер Нуреттин Джаникли занял пост министра обороны, а министр обороны Фикри Ышик и министр юстиции Бекир Боздаг назначены вице-премьерами. Однако, ключевые посты министра экономики и министра иностранных дел – с точки зрения российской внешней политики – остались за Нихатом Зейбекчи и Мевлютом Чавушоглу, соответственно.

Проводимая Анкарой политика закручивания гаек во внутриполитической сфере дала о себе знать и 2 августа (2017 года), когда состоялась встреча военного и политического руководств страны. По итогам заседания, которое прошло под руководством премьер-министра Бинали Йылдырыма, Верховный военный совет Турции постановил заменить командующих армией, военно-воздушными силами и флотом страны, кандидатуры которых позже были одобрены президентом страны. Таким образом, действующая власть берёт под всё более плотный контроль турецкую армию, которая с момента создания Турецкой Республики являлась гарантом светскости в стране и была в значительной степени автономна от представителей политического руководства.

Поставки С-400

Наиболее значимым событием российско-турецких отношений в июле 2017 года стало заключение соглашения по закупке Турцией российских ЗРК С-400 «Триумф». Об этом 25 июля заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Согласно договорённостям, Турция заплатит 2,5 миллиарда долларов за поставку в 2018 году двух дивизионов системы противоракетной обороны и производство ещё двух на территории самой Турецкой Республики. Вопрос передачи технологий остаётся ключевым для турецкого истеблишмента; этот и другие технические нюансы будут обсуждаться в ходе дальнейших встреч. Сделка вызвала немало критики со стороны партнёров Турции по НАТО, которые обращали внимание на несовместимость С-400 с системами Североатлантического альянса. Тем не менее, в Пентагоне отметили, что соглашение является суверенным решением Турецкой Республики. Со стороны Турции такой шаг объясняется, очевидно, её стремлением навязать западным коллегам свои правила игры, а также желанием закрепиться на мировой арене в качестве одного из её ключевых игроков.

Помимо прочего, в середине июля Турция подписала соглашение с европейским концерном «Eurosam», согласно которому Турция совместно с Францией и Италией будет разрабатывать собственную систему ПРО. Отмечалось, что соглашение не повлияет на закупки российских систем С-400.

Отношения с Западом

Взаимные претензии и упрёки между Турцией и европейскими государствами по поводу членства первой в ЕС по-прежнему имеют место быть. 6 июля Европейский парламент принял резолюцию, которая призывает Европейскую комиссию и страны-члены ЕС прекратить переговоры о присоединении Турции, в случае если та откажется внести соответствующие изменения в свою конституцию.

В Турции резолюцию раскритиковали, заявив о своём отказе её рассматривать. Эрдоган, в свою очередь, подчеркнул, что ЕС «тратит время» Турции. Тем не менее, стоит отметить, что турецкий лидер уже не первый раз грозит Евросоюзу выходом из переговоров: ещё в марте 2017 года он выразил предположение, что после апрельского конституционного референдума Турция может провести ещё один плебисцит посвященный вопросу членства в ЕС. Спустя практически полгода турецкое руководство не предприняло никаких конкретных шагов в этом направлении, ограничиваясь лишь критикой в адрес западных коллег. Такое поведение лишь подтверждает тот факт, что турецкий истеблишмент не намерен отказываться от членства в Европейском союзе, рассматривая его, по всей видимости, как один из инструментов расширения своего влияния в мире, в целом, и на Западе, в частности.

Весьма напряжёнными остаются отношения Турции с Германией. Новый виток взаимных разногласий возник после задержания турецкими властями немецкого правозащитника Петера Штойдтнера. После этого Берлин ужесточил рекомендации для туристов, направляющихся в Турцию, на что Анкара отреагировала, обвинив Германию в «большой политической безответственности» из-за разжигания конфликта между двумя странами. Противоречия носят, прежде всего, политический характер, однако министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль заявил, что Германия намерена пересмотреть свою экономическую политику в отношении Турции.

В середине августа на фоне усложнившихся двусторонних отношений Эрдоган высказал предположение, согласно которому причиной негативной риторики в отношении Турции является попытка обеспечить поддержку немецкого электората перед парламентскими выборами в сентябре 2017 года. При этом интересен тот фак, что 18 августа Эрдоган призвал немецких граждан не голосовать на предстоящих выборах за Ангелу Меркель (лидер ХДС и ХСС) и Мартина Шульца (лидер Социал-демократической партии). За это он подвергся критике министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, который обвинил Турцию во вмешательстве в избирательный процесс в Германии.

Сотрудничество с Катаром

В полном соответствии со своими многочисленными внешнеполитическими доктринами, Турция продолжает осуществлять шаги по расширению влияния на Ближнем Востоке. Одним из таких шагов является налаживание военно-политического сотрудничества с Катаром, который, как известно, в июне 2017 года подвергся блокаде ряда арабских государств. 20 июля Турция завершила переброску своих военных в Катар, которая началась 12 июля.

Уже 6 августа Анкара и Доха провели совместные военно-морские учения «Железный щит». Сообщалась, что учения охватывали мероприятия по воспрепятствованию проникновению и нарушению границ, восстановлению контроля над жизненно важными объектами, координации действий, планированию и оценке обстановки.

Кроме того, 16 августа из турецкого порта Алиага вышло судно c гуманитарной помощью для Катара.

Сотрудничество с изолированным и в то же время одним из богатейших государств мира, по всей видимости, рассматривается Анкарой как возможность в сотрудничестве с Дохой создать альтернативный центр силы в регионе, чтобы противостоять его традиционным лидерам и распространять своё влияние.

Турция и Россия

Помимо положительных моментов в двусторонних отношениях, которые выразились во встрече Путина и Эрдогана в рамках саммита G20 в Гамбурге 8 июля, а также встрече министров иностранных дел двух государств на полях регионального форума АСЕАН в Маниле 8 августа, в ходе которых представители России и Турции обсудили сотрудничество по Сирии, а также ряд вопросов экономического характера, среди которых АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток», в отношениях двух стран по-прежнему имеют место некоторые противоречия. Одним из таких противоречий является вопрос импорта в Россию турецких томатов. Власти Турции отмечают, что запрет крайне негативно сказывается на турецкой экономике. Анкара пригрозила России ответными мерами. Тем не менее, обе стороны надеются достигнуть компромисса посредством переговоров, которые, по сообщениям турецких изданий, должны проходить в рамках Измирской международной ярмарки с 18 по 22 августа.

В то же время, 11 августа МИД Турции выступил с заявлением, осуждающим санкции в отношении России. Ранее, 2 августа, президент США Дональд Трамп подписал пакет антироссийских санкций. В интервью агентству IHA глава турецкого внешнеполитического ведомства отметил, что Турция не поддерживает санкции против России, так как они наносят ущерб и турецкой экономике.

***

Политика нынешней правящей элиты Турции, направленная на сосредоточение власти в руках узкой группы людей и начавшая отчетливо вырисовываться после парламентских выборов 2015 года, очевидно, окончательно сформировалась и укрепилась после апрельского референдума 2017 года. Действующий президент и его сторонники продолжают предпринимать шаги по отстранению от рычагов власти иных политических групп, в том числе и военных.

Обстановка внутри страны демонстрирует, что раскол турецкого общества всё ещё силён. Многомиллионные шествия оппозиции заставляют руководство Турции беспокоиться и искать новые способы устранения элементов, потенциально способных составить ему конкуренцию. Тем не менее, тот факт, что «Марш справедливости» прошёл с позволения властей, говорит о том, что турецкий истеблишмент видит опасность сложившейся ситуации и ищет способы умиротворить турецкий народ.

По всей видимости, теперь Турция рассматривает Запад не столько как партнёра, сколько как средство реализации своих внешнеполитических амбиций (о чём говорит «заигрывание» с ЕС). Происходит своеобразная диверсификация внешнеполитических связей, что за рассматриваемый период выразилось в поэтапном укреплении отношений с Россией, а также развитии военно-политического сотрудничества с изолированным Катаром.

Очевидно, что как внешняя, так и внутренняя политика Турецкой Республики в среднесрочной перспективе не претерпит каких бы то ни было значительных изменений. Смене вектора турецкой политики могут поспособствовать социальные и политические потрясения внутри страны, потенциал возникновения которых при нынешнем состоянии турецкого общества весьма высок, хоть он и сдерживается взвешенными действиями правящих кругов.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: июнь 2017 г. (дайджест)

 

Июнь 2017 года можно охарактеризовать замедлением как внутри-, так и внешнеполитических процессов в Турции. На внешнеполитическом фронте самой обсуждаемой и значимой стала ситуация вокруг Катара. В свою очередь во внутренней политике можно отметить задержание ряда высокопоставленных чиновников по подозрению в связях с Гюленом, а также лишение гражданства 130 человек по той же причине.

Турция и Россия

2 июня правительство Российской Федерации издало постановление, отменяющее ряд санкций в отношении Турции, наложенных после инцидента с российским Су-24 в ноябре 2015 года. Среди утративших силу ограничительных мер числится запрет на деятельность турецких фирм в сфере строительства зданий, инженерных сооружений, туристических услуг, обработку древесины и так далее. Кроме того, был снят запрет на импорт некоторых наименований турецкой сельхозпродукции, это: груши, яблоки, виноград, клубника, замороженное мясо кур и другие. Томаты, являющиеся ключевой позицией турецкого сельскохозяйственного экспорта, по-прежнему находятся под запретом.

По сообщениям СМИ, в начале июня делегация «Рособоронэкспорта» посещала Турцию. В ходе поездки были обсуждены технические детали, касающиеся поставок российских ЗРК С-400 «Триумф» в Турцию. Подписание контракта пока ожидается. Интересно, что многие выражали скепсис по поводу такого рода сотрудничества между двумя странами. Впервые вопрос закупок обсуждался на встрече Путина и Эрдогана в Москве 10 марта 2017 года. Тем не менее, высказывались предположения о том, что инициатива турецкой стороны связана, прежде всего, с желанием продемонстрировать Вашингтону независимость, а также о том, что Турция не сможет без каких-либо последствий закупать российские системы ПВО, будучи страной-членом НАТО. Сейчас можно видеть, что турецкое руководство, по всей видимости, настроено серьёзно.

Внутриполитическая обстановка

В Турции всё ещё сохраняется режим чрезвычайного положения (он был введён ещё летом 2016 года после попытки государственного переворота). На этом фоне турецкое руководство продолжает укреплять свою власть, что выражается в увольнениях и других мерах в отношении служащих, имеющих связь с проповедником Фетхуллахом Гюленом, который, по заявлениям официальной Анкары, является организатором июльского переворота.

Так, 17 июня по подозрению в причастности к перевороту был задержан главный советник премьер-министра страны Йылдырыма. Ранее по той же причине был задержан глава местного представительства международной правозащитной организации Amnesty International.

Кроме того, в МВД Турции сообщили, что руководство страны запустило процесс лишения гражданства 130 человек, среди которых исламский проповедник Фетхуллах Гюлен. Большинство из них подозреваются в причастности к попытке июльского переворота, однако гражданства также будут лишены некоторые депутаты прокурдской Демократической партии народов.

Интересно, что в отличие от, например, России, где конституция не предусматривает лишения гражданства ни при каких обстоятельствах, в статье 66 Конституции Турции говорится о возможности лишения человека гражданства в случае, если он совершает действия, несовместимые с верностью Родине. Таким образом, действующей власти удаётся максимально ослабить какую бы то ни было оппозицию в стране.

Помимо всего прочего, в Турции, непосредственно соседствующей с погрязшей в конфликте Сирией, продолжается борьба с терроризмом. Так, по заявлению премьер-министра страны, за последние девять месяцев турецким спецслужбам удалось предотвратить 360 терактов и задержать 1068 террористов.

Ситуация вокруг Катара

5 июня противоречия по поводу влияния на Ближнем Востоке вылились в разрыв дипломатических отношений с Катаром ряда арабских государств, среди которых: Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия (к ним также присоединились Мальдивы). Позже Катару были направлены требования, выполнение которых необходимо для снятие блокады. Среди них числится требование закрыть Турецкую военную базу на территории страны.

Изначально Турция заняла примирительную позицию: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя блокаду, отметил, что турецкое руководство огорчено ситуацией, а также призвал при любых обстоятельствах сохранять диалог между государствами. Однако позже президент Турции раскритиковал изоляцию Катара, назвав такие действия «бесчеловечными и противоречащими исламским ценностям».

Анкара продолжила осуществлять и даже укреплять военное сотрудничество с Дохой: 9 июня Эрдоган одобрил закон об отправке военных в Катар. Между двумя странами было также заключено соглашение о сотрудничестве в обучении военных, Турция, в свою очередь, обязалась обеспечить поставки продовольствия и воды в регион. Уже 19 июня начались совместные военные учения двух стран.

Очевидно, что деятельность Анкары может негативно сказаться на ситуации. Тем не менее, действия турецкой стороны демонстрируют, что она пытается сформировать свой собственный круг союзников, и подтверждают её имперские амбиции. Сотрудничество с Катаром позволит ей не только укрепить собственное влияние за счёт могущественного партнёра, но и создать новый центр силы в регионе.

Отношения с Западом

Отношения с западными государствами по-прежнему сохраняют довольно холодный характер.

16 июня стало известно, что полиция США выдала ордер на арест охранников Эрдогана после их участия в массовой драке с курдскими демонстрантами в ходе визита турецкого президента в Вашингтон. Руководство Турции негативно охарактеризовало решение, отметив, что будет бороться с ним «политическими и правовыми методами».

Германия в этой связи запретила охранникам Эрдогана посещать саммит G-20 в Гамбурге, который пройдёт с 7 по 8 июля 2017 года. Кроме того, немецкие власти также запретили президенту Турции провести встречу со своими сторонниками в ходе визита в ФРГ по случаю участия в саммите, обосновывая это невозможностью обеспечить безопасность политика. Негативные тенденции в двусторонних отношениях также можно было наблюдать и в вопросе военной базы Инджирлик. В конце июня депутаты немецкого бундестага проголосовали за решение о передислокации немецких военных с турецкой базы Инджирлик в Иорданию. Ранее, между Берлин и Анкарой возник конфликт по поводу отказа немецким парламентариям в посещении контингента военнослужащих Германии, находящихся на службе в Турции.

28 июня в Швейцарии стартовал новый раунд переговоров по кипрскому урегулированию, в которых принимает участие Турция. Министр иностранных дел Турции, оценивая ход переговоров, заявил, что они являются последними, объясняя это тем, что, если не будет достигнуто никакого соглашения, то смысла в дальнейшем разрешении вопроса нет. Тем не менее, в СМИ появилась информация о том, что ООН намерена вывести свой миротворческий контингент с острова, который находится там с 1963 года, что даёт надежды на положительный исход встречи.

***

Характер политики действующего турецкого руководства продолжает сохранять характер, направленный на укрепление как внутреннего, так и внешнего лидерства. Увольнения и задержания постепенно становятся нормой политической жизни страны. Турецкое руководство постепенно избавляются от всех, кто представляет хоть малейшую угрозу его власти.

Провозглашенный когда-то прежним премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу курс на поворот в сторону Востока проявляет себя во всей красе: Анкара постепенно налаживает и расширяет сотрудничество с Москвой, укрепляет партнёрство с Катаром, формируя новый центр силы в регионе, и в то же время сохраняет довольно напряжённые отношения с Западом, при этом не отказываясь от него.

Что касается кипрского урегулирования, то его положительный исход – в случае его достижения – благоприятно скажется не только на международном имидже Турции, но и избавит её от одного из камней преткновения в отношениях с Евросоюзом.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: май 2017 г. (дайджест)

Турецкое руководство продолжает реализовывать курс на укрепление централизованной власти, что нашло отражение в избрании президента страны на пост председателя правящей Партии справедливости и развития. В стране по-прежнему действует режим ЧП, и имеют место массовые аресты и увольнения.

Западное направление турецкой внешней политики сохраняет сложный характер: в середине месяца состоялась встреча Эрдогана и Трампа, которая продлилась всего 20 минут и прошла на фоне ряда разногласий внешнеполитического характера; имел место конфликт с Германией, по вопросу допуска немецких военных в Инджирлик.

Тем не менее по российско-турецкому направлению были достигнуты успехи, а именно отмена взаимных ограничений на поставки сельскохозяйственной продукции.

Турция и Россия

3 мая президент Турции прибыл в Сочи, где провёл переговоры с российским лидером. Главной темой переговоров стал, прежде всего, вопрос двустороннего торгово-экономического сотрудничества.

По итогам встречи стороны отметили, что им удалось достичь некоторых договорённостей по вопросу снятия ограничений на ввоз турецкой сельхозпродукции в Россию, а также либерализации визового режима для граждан Турции.

Кроме того, главы двух государств обсудили вопрос поставок в Турцию российских зенитно-ракетных систем С-400, а также создание в Сирии зон деэскалации.

Уже 4 мая Турция сняла пошлины на импорт пшеницы из России, которые были введены 15 марта и составляли 130%.

22 мая в Стамбуле состоялся саммит Организации Черноморского экономического сотрудничества, приуроченный к её 25-ой годовщине. В ходе своего выступления Эрдоган обратил внимание на важность общих ценностей для сотрудничества стран региона, а также коснулся вопроса визовых барьеров в рамках региона, отметив, что Турция сделала и продолжает делать значительные шаги в этом направлении.

В саммите также принял участие премьер-министр России Дмитрий Медведев. В ходе своего визита в Стамбул он провёл ряд двусторонних встреч, в том числе с президентом Эрдоганом и премьер-министром Турции Йылдырымом. По их итогам России и Турции удалось прийти к окончательному соглашению в вопросе торгового сотрудничества: стороны подписали совместное заявление о взаимном снятии ограничений в торговле. Для Турции это значит отмену ограничений на ввоз в Россию всех видов сельскохозяйственной продукции, за исключением помидоров.

Внутренняя политика

21 мая в Анкаре прошёл внеочередной съезд правящей Партии справедливости и развития (ПСР), в ходе которого её председателем был избран президент страны Реджеп Тайип Эрдоган, который, к слову, был единственным кандидатом на этот пост.

Воссоединиться с партией Эрдогану позволила одна из поправок к конституции страны, принятых по результатам референдума 16 апреля 2017 года, которая позволяет главе государства оставаться членом той или иной партии в период своих полномочий.

Напомним, что Эрдоган является одним из основателей ПСР. В 2014 году он покинул партию в соответствии с законом, запрещающим президенту.

На ситуацию в стране обратили внимание в ООН. В начале мая Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн выразил обеспокоенность массовыми арестами и увольнениями в Турции, которые начались после попытки государственного переворота в июле 2016 года. Он отметил, что, учитывая их объём, маловероятно, что они происходят при соблюдении законных процедур. В свою очередь, власти США призвали Турцию к скорейшей отмене режима чрезвычайного положения, который также всё ещё сохраняется с 2016 года.

Турция и США

16 мая Эрдоган осуществил визит в Соединённые Штаты, где встретился с президентом страны Дональдом Трампом. Согласно сообщениям СМИ, встреча продлилась всего 20 минут. По её итогам Трамп заявил, что США готовы поддержать Турцию в борьбе против Исламского государства (ИГ; запрещённая в России террористическая организация), а также Рабочей партии Курдистана (РПК).

Оба лидера заявили, что переговоры прошли в позитивном ключе. Тем не менее, нужно отметить, в начале мая в Белом доме приняли решение начать поставки вооружений курдам, а именно партии «Демократический союз» (PYD). Это вызвало шквал критики со стороны турецких властей, которые считают, что PYD и её боевое крыло «Отряды народной самообороны» (YPG) связанны с РПК, признанной в качестве террористической организации как Турцией, так и США.

Саммит НАТО

25 мая в Брюсселе прошёл саммит НАТО. На нём присутствовал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. На полях саммита турецкий лидер встретился с председателем Европейского совета Дональдом Туском и председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером. В ходе встречи политики подтвердили приверженность реализации положений соглашения по беженцам, отметили важность оживления отношений Турции и ЕС, а также подчеркнули необходимость укрепления сотрудничества в борьбе с терроризмом. Стороны также обсудили кипрский вопрос, который является одним из препятствий на пути вступления Турции в Евросоюз.

Эрдоган также провёл встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель, чтобы обсудить вопрос допуска немецких представителей в Турцию. Напомним, что ранее между Турецкой Республикой и ФРГ имел место конфликт, связанный с отказом первой предоставить немецким парламентариям доступ к военной базе Инджирлик, где находятся около 250 военнослужащих бундесвера, которые входят в западную коалицию против ИГ (запрещённая в России террористическая организация). В свою очередь, Меркель заявила, что Германия будет искать альтернативу Турции в этом вопросе. Министр иностранных дел Турции прокомментировал заявление следующим образом: «Если хотите сблизиться с нашей страной, ведите себя как друг, а не как начальник. <…> Если Германия хочет уйти из Инджирлика, она знает, мы её уговаривать остаться не будем».

Напряжённость в отношениях с Западом вылилась и в отказ ряда стран Европы от проведения по предложению Эрдогана следующего саммита НАТО в Турции. Германия, Франция и ряд других стран-членов альянса оправдали отказ, заявив, что если они пойдут на этот шаг, то может сложиться впечатление, якобы они поддерживают внутреннюю политику турецкого руководства.

Экономика

Несмотря на разногласия политического характера, в начале мая министр экономики Турции Нихат Зейбекчи встретился со своим немецким коллегой. В ходе совместной пресс конференции политики заявили что общей целью государств является увеличение объёма взаимной торговли в два раза до 70 миллиардов евро в год.

Кроме того, Турция начала реализацию крупного проекта, а именно строительство аэропорта в Кувейте, тендер на который выиграла турецкая компания Limak Holding. Оно обойдётся конгломерату в 4,4 миллиарда долларов. В церемонии закладки фундамента принял участие Эрдоган, который отметил, что  данный проект является символом «присутствия Турции в регионе».

Согласно данным министерства культуры и туризма страны, туристическое направление экономики страны испытывает значительный подъём. Так, объём иностранных туристов увеличился, по сравнению с показателями прошлого года, на 18,1%, достигнув объёма в 2,07 миллиона человек. Также, российские туристы доказали свою значимость для туристической отрасли Турции, так как их число увеличилось на 485,7 %, и достигло 181 тысячи человек (больше чем представителей любых других государств).

***

Как уже отмечалось, политический курс турецкого руководства не претерпел каких бы то ни было значимых изменений за прошедший период. Отношения с Западом по-прежнему остаются достаточно напряжёнными, хотя Турция предпринимает попытки по налаживанию отношений с Соединёнными Штатами, однако усилия малорезультативны.

Нужно отметить, что внешняя политика Турецкой Республики идет едва ли не в отрыве от её экономической политики, что продемонстрировали переговоры министра экономики Турции Нихата Зейбекчи с его немецкой коллегой Бриггитой Циприс на фоне ряда политических конфликтов двух государств.

Учитывая стремления Турции приобрести статус мировой державы, представляется очевидным, что сложившаяся конфигурация внутренней и внешней политики страны является уже в некоторой степени устойчивой, а значит её дальнейшее развитие продолжится по пути, который можно наблюдать сегодня.

В.Аватков, А.Финохин

Отношение к призыву на военную службу в Турции

Армейская служба занимает значимое место в общественном сознании Турции. Корни этого явления прослеживаются практически с самых первых лет Республики, которая была создана и построена людьми, вышедшими из армейских кругов. Мустафа Кемаль Ататюрк, Исмет Иненю — эти люди определяли политику и жизнь страны на протяжении практически тридцати лет. Именно они создали тот идеологический базис, на котором сейчас высится здание современной Турции. И очень важная часть этого базиса — армия. Она значима в символическом смысле — формируя собственную культурно-историческую идентичность, турки в первую очередь обращаются именно к военным успехам. Особую позицию занимала армия в политическом поле. До совсем недавнего времени она обладала правом активно включаться в турецкую политику, если возникало подозрение, что стабильность в стране нарушена, что правительство отходит от республиканских принципов. Но за последние десять лет правящая Партия справедливости и развития практически полностью лишила военных доступа к политике, обезопасив себя от её контролирующего надзора.

На проблему отношения современного турецкого общества к армии, в недавнем прошлом одному из самых важных социальных институтов страны, интересно посмотреть с такого ракурса, как отношение населения к призыву, а турецкие вооруженные силы, как и российские, продолжают комплектоваться по призывной системе. Для того, чтобы по возможности глубоко вникнуть в эту проблему, был проведен ряд интервью с жителями Турции как призывного возраста, так и вышедшими из него. Исследование не было ограничено только мужской частью населения, женская тоже была в него включена. Здесь, правда, стоит отдельно оговорить, что женщины в Турции призыву не подлежат.

Молодой человек становится военнообязанным в 21 год. Такой порог был установлен совсем недавно — в 2014 году. До этого, и такой стереотип сохранился в турецкой культуре, юноша попадал под призыв, как только ему исполнялось 20 лет. Интересно, что, в отличие от России, в Турции из призывного возраста мужчины выходят только тогда, когда им исполняется 41 год.

Срок службы для лиц без высшего образования — 12 месяцев, для тех, кто закончил бакалавриат — 6. Бакалавры тоже могут взять удлиненный срок службы в 12 месяцев. В таком случае после недолгого обучения они получают звание младшего лейтенанта, работают в армейских структурах, зарабатывают неплохие, по турецким меркам, деньги (2300-2500 лир в месяц) и через год демобилизуются.

Интересно, что в Турции есть много возможностей избежать службы в армии законным путем. Студенты получают отсрочку на срок обучения, причем турецкий студент может несколько лет подряд оставаться на одном курсе, не имея при этом никаких проблем с армией. Негодными к службе признаются и по медицинским показаниям. Добиться этого достаточно трудно, необходимо собрать большой пакет документов. Говорят, что врачи за определённую сумму или же просто, благодаря распространенному на востоке кумовству, могут сделать и фальшивую справку. Впрочем, это остается больше на уровне слухов, точные контакты же неизвестны. Самым любопытным же представляется тот факт, что в Турции государство предоставляет призывникам возможность абсолютно официально откупиться от армии. Запрашиваемая сумма — 18 тысяч лир. 9 тысяч необходимо отдать сразу, на вторую половину можно взять полугодовую рассрочку. До нынешнего показателя сумма была снижена в 2014 году, ранее же она составляла 60 000 турецких лир. Турки, работающие за границей, могут откупиться от армии несколько иным путем. Им требуется предъявить вид на жительство, который подтверждает, что человек уже живет или планирует оставаться в чужой стране три года. И заплатить государству 1000 евро в валюте. Снижение до этой суммы так же состоялось совсем недавно — в 2016 году. До этого платить нужно было 6 000 евро. Важно отметить, что все эти деньги направляются государством на расходы, связанные с армией, например, денежная поддержка семьям солдат, погибших на боевом посту.

В свете вышесказанного становится ясно, что в Турции сейчас проводится линия на сокращение числа призывников. Это можно связать либо с желанием правящей партии сократить приток в вооруженные силы квалифицированных кадров, воспитанных вне её, либо же, что более вероятно, с демографическим кризисом — в Турции сейчас очень много молодежи, у армии просто не хватает ресурсов, чтобы разместить и обеспечить всех призывников.

Отношение турок к призыву в армию различно, сильно зависит от региона. Наиболее серьезно относятся к военной службе в черноморском регионе. Мужчина, не отслуживший в армии, там мужчиной не считается. Тот, кто от армии откупился, считается мужчиной только наполовину. Служба в армии — это гордость, один из важнейших периодов жизни мужчины. Кто-то связывает это с популярностью в тех краях правых националистических течений, например, «Серых волков». В таких течениях армейская эстетика, как правило, фетишизируется. Центральная Анатолия по своим взглядам близка к черноморскому региону, хотя и не так радикальна. Западные районы — Фракия и Эгейский регион — к необходимости отдать долг родине относятся очень спокойно, многие откупаются, это не считается позором. Примерно то же отношение можно встретить на побережье Средиземного моря. Сложная ситуация на востоке страны, населенном преимущественно курдами. Курды пытаются уклониться от призыва, стараются сбежать от комиссаров. Так что в армию их приводят в основном насильно. Это понятно, учитывая почти постоянные столкновения между турецкими вооруженными силами и курдскими партизанами.

Определенная часть тех людей, которые идут в армию по призыву, остаются в ней строить карьеру. Теперь, чтобы представить, каких политических убеждений придерживается ныне прибывающий в армию контингент, следует посмотреть на распределение голосов по районам Республики Турция после минувшего референдума или парламентских выборов последних 8-10 лет. Становится ясно, что Черноморский регион и Центральная Анатолия, то есть те области, где служба по призыву является наиболее популярной, исключительно лояльны действующей власти. Западные области, в которых отношение к призыву достаточно легкое, в большинстве своем поддерживают Народно-республиканскую партию, основанную Ататюрком, сохраняющую его идеологическое наследие, но ушедшую в оппозицию к правительству Партии справедливости и развития. Да, идеологическое воспитание будущего офицерского состава происходит в военных школах, но не учитывать влияние домашней среды тоже очень сложно.

Для старшего поколения служба в армии была одним из обрядов перехода. В их время срочная служба была практически единственным шансом выбраться куда-то из своего родного городка или деревни, пережить новый важный опыт. Сейчас мобильность у населения выше, такие переживания приобретаются раньше, что может вносить свою лепту в возможное разложение авторитета воинской службы. Молодыми же турками служба в армии воспринимается как защита своей родины от внешних военных угроз, сейчас же молодежь не считает, что страна находится в опасности и этим аргументирует свою флегматичность по отношению к призыву. Но эти утверждения стоит скорее воспринимать как отговорку, рожденную в столкновении внутреннего патриотизма (а у турок он на очень высоком уровне) и собственного нежелания проводить год или полгода в отрыве от своей повседневной жизни. А корни такого нежелания можно увидеть именно в изменении отношения к важному когда-то институту.

Но есть два фактора, которые заставляют многих идти в армию. Первый: не прошедшим военную службу платят меньшую зарплату — особенно это касается людей, после бакалавриата поступающих в магистратуру и аспирантуру. Второй: юноше, не отдавшему долг родине, могут не позволить жениться на девушке. Под это подводятся две причины: оговоренное выше отсутствие превращения из мальчика в мужа, которое дает армия, либо же боязнь, что молодой человек во время срочной службы будет убит, а его юная жена останется вдовой.

Подводя некоторый итог: отношение к армейской службе в Турции сейчас переживает значительные изменения, которые поддерживаются мерами, проводимыми правительством. Армия, традиционно лаицистский и прозападный институт пополняется большей частью лояльными сторонниками Партии справедливости и развития, что неминуемо ведет к переоценке внутренних ценностей и изменению отношений с самим институтом власти. Теперь уже не армия контролирует правительство, а правительство армию. Об этом уже много говорилось в связи с законами последних лет, выводящими вооруженные силы из правового поля, благодаря этой статье становится понятно, что процесс этот происходит не только с внешней стороны, но сопровождается и внутренними переменами. Учитывая значительную чистку офицерского состава после попытки переворота 15 июля 2016 года, можно предположить, что сторонники Партии справедливости и развития получили значительные карьерные продвижения и лицо вооруженных сил Республики Турция теперь будет определяться ими.

Армия, бывший гарант ататюркизма в стране, постепенно уходит из общественного поля, теряет свой престиж в глазах населения. Причину этого можно увидеть в той повестке, которая окружает армию последние десять лет. Дело «Эргенекона», тайной организации якобы возглавляемой высокопоставленными членами вооруженных сил и органов безопасности Турции, прогремевшее в 2007, суд над генералом Кенаном Эвреном, лидером государственного переворота 1980 года, попытка переворота лета 2016 очевидно оказали свое влияние на общественное мнение. Несмотря на то, что престиж армии в Турции они не поколебали, но содержание его заметно выхолостили, что и привело к падению авторитета срочной службы среди молодежи. И хотя эти процессы ещё не вполне осознаются турецким обществом, не заметить внимательному наблюдателю достаточно сложно.

А. Рыженков

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин

Референдум в Турции: раскол?

Турецкий референдум в минувшую пятницу завершился достаточно предсказуемо: из примерно 50 миллионов голосовавших вносимые изменения поддержали 51,41%, против же высказались 48,59% избирателей. Разница ничтожно мала, что ведет к закономерным выводам о расколе турецкого общества примерно на две равные половины.

И хотя после оглашения предварительных результатов, свидетельствовавших о том, что поправки всё-таки проходят, на улицы крупных городов высыпали спонтанные толпы сторонников изменений или, если быть более точными, сторонников Эрдогана, вряд ли они могут быть довольны такой минимальной победой, которая ставит под вопрос реальную легитимность поправок.

Противники изменений также выходили на улицы вечером 16 апреля, но заявлять о каких-то массированных выступлениях не приходится — проходили он в Кадыкеё, традиционно молодежном и светском районе Стамбула, и в тех регионах, что традиционно очень привязаны к ататюркизму, в первую очередь, это Измир.

Итак, в турецком обществе существует очевидный раскол, который, кажется, неизбежно должен привести к кризису. Предпосылки понятны — половина населения страны недовольна авторитаризмом Эрдогана, его желанием аккумулировать всю власть в стране в своих руках, отходом от принципов светскости, заложенных создателем Турецкой республики Мустафой Кемалем Ататюрком, чей культ до сих пор весьма силен в Турции; другая же половина видит в Эрдогане сильного лидера, который вывел Турцию на новые позиции на международной арене, сделал из неё регионального лидера, с позицией которого должен считаться Евросоюз, США и Россия; также многие сторонники апеллируют к экономическому подъему страны в годы правления Эрдогана, в населении ещё очень жива память о не самой удачной с экономической точки зрения жизни Турции во второй половине XX века.

Однако ту атмосферу, что охватила сейчас противников эрдогановской политики, можно назвать скорее атмосферой уныния и смирения с собственной судьбой. Люди нехотя, но принимают изменения, отказываются активно выступать против них. И в этом огромная заслуга политики Эрдогана. Кстати, в подобном же состоянии турецкое общество находилось и после повторных парламентских выборов в 2015 году.

Турецкий лидер достаточно удачно обезопасил себя от возможного взрыва народного недовольства. Фактически сейчас в Турции нет ни СМИ, ни крупных политических лидеров, которые способны повести за собой противников курса Эрдогана. Армия успешна выведена из управления страной, попытка переворота позволила Эрдогану закончить свою с ней борьбу, которая была начата ещё в первые годы его власти. Та же попытка переворота позволила весьма жестко добить гюленовские структуры, которые за счет своих ресурсов вполне могли бы оказать влияние на происходящее после выборов в стране.

Не менее важной кажется и роль СМИ в предвыборной агитации — практически все действующие и крупные телевизионные каналы транслировали в последние месяцы исключительно выступления в поддержку изменений, речи Эрдогана и его сторонников транслировались целиком почти каждый день, в то время как позиции их противников уделялись совсем небольшие куски эфира. Этому способствовало проведенное в рамках чрезвычайного положения постановление правительства об отмене необходимости предоставлять одинаковое эфирное время всем политическим позициям. Это представляется особенно важным — в Турции частью национальной культуры является постоянное присутствие в жизни включенного телевизора, это происходит даже во время дружеских и семейных застолий, даже если гости собрались просто о чем-то поговорить, телевизор обязательно должен быть включен.

Таким образом, мы оказываемся в ситуации, когда в стране есть большое количество недовольных происходящим, но нет такой силы или даже события, которое могло бы вывести их на улицы. К своей автократии Эрдоган идет исключительно демократическим путем, административный ресурс используется очень мягко и не вызывает возмущения у широких масс. Да, у CHP есть некоторые претензии к подсчету голосов в некоторых избирательных пунктах, однако эта новость достаточно быстро проскочив вечером дня голосования к следующему дню оказалась почти забыта. В то же время в интернете присутствует интересный видеоролик в очень плохом качестве, в котором, по утверждению автора съемки, изображена фальсификация голосов на одном из избирательных участков. Но качество видеозаписи настолько плохое, что кроме пропечатывающего неясные бумаги мужчины там сложно что-то различить.

Гораздо более любопытным является вопрос, связанный с изменением условий голосования по ходу самого голосования. Здесь следует коснуться самой процедуры выборов в Турции. Всем избирателям выдавался разделенный цветом на две половины бланк, одна из сторон которого была подписана «за», другая «против». Избиратель должен был пропечатать нужную ему половину печатью с надписью «предпочтение», запечатать в специальный, выдаваемый на избирательном участке конверт, и опустить в урну для голосования. Конверт и бланк, в свою очередь, должны были быть пропечатаны особой печатью избирательной комиссии. Однако в пять часов вечера турецкий Центризбирком обнародовал постановление, что действующими считаются как непропечатанные бланки, так и принесенные со стороны конверты, обосновав это поступившими со множества участков жалобами на то, что местные избирательные просто не успели всё пропечатать. Противниками изменений это было воспринято как свидетельство фальсификации, тема стала педалироваться в газете Cumhuriyet, органе CHP. Вечером 17 апреля в крупных городах Турции и некоторых районах Стамбула состоялись разрозненные акции, участники которых протестовали против решения Центризбиркома. Но это вряд ли можно назвать крупными выступлениями, скорее попыткой ухватиться за последнюю соломинку, постараться не потерять надежду. Даже в Измире, традиционном оплоте CHP, люди уже практически потеряли надежду, если верить поступающим оттуда сведениям.

ОБСЕ так же обращает внимание в своем предварительном докладе на указанные выше нарушения, а именно неравный доступ к медиаресурсам и ситуацию с печатями на конвертах и бланках.

Таким образом, главной точкой напряженности являются именно непропечатанные бланки, пересчет которых мог бы изменить итоги референдума. Определенное количество людей на протесты в Турции по этому поводу организовать вполне возможно, особенно если в течение ближайших дней всплывут какие-то факты злоупотреблений такого рода. Есть и некоторая вероятность, что такие демонстрации смогут вызвать неадекватную реакцию со стороны Эрдогана, что выведет на улицы только больше людей. С другой стороны, именно во время этих акций могут состоятся провокации, подставляющие нынешнего главу государства.

Итак, в любом случае, раскол турецкого общества, который подтвердил этот референдум, это очень важный знак для всех участников ближневосточного процесса. Сможет ли оставаться стабильной страна с такой мощной поляризацией общества? Впрочем, нельзя считать турок, проголосовавших на референдуме против, достаточно гомогенной группой, среди них есть определенное количество сторонников Эрдогана как лидера, но не имеющих желания менять существующий политический строй. В то время как противоположная им группа кажется гомогенной полностью. Хотя и их внимание можно перехватить, если на сторону противников Эрдогана перейдет кто-нибудь из людей, ассоциирующихся с успехами ПСР и её руководством.

А.Рыженков