Турция: январь 2018 г. (дайджест)

Ключевыми событиями первого месяца 2018 года, безусловно, стали инициированная Турцией военная операция «Оливковая ветвь», а также сочинский Конгресс сирийского национального диалога.

Во внутриполитическом же дискурсе по-прежнему преобладают вопросы экономического характера. Прежде всего, стоит также упомянуть завершение прокладки 760 из 937 километров газопровода «Турецкий поток». Помимо прочего, в Турции начался массовый переход на новый стандарт идентификационных карт, которые избавят граждан от необходимости иметь при себе целый ряд документов, в том числе паспорт и водительское удостоверение.

Видение внешней политики на 2018 год

3 января министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу провёл встречу с представителями СМИ, где поделился своим видением внешней политики Турции на 2018 год. В ходе выступления он коснулся ситуации в Сирии, курдского вопроса, отношений с Россией и США, событий в Иране и многих других проблем.

Глава турецкого внешнеполитического ведомства отдельное внимание уделил вопросу ближневосточного урегулирования в контексте растущей роли Турции в разрешении международных проблем. Он отметил, что решение американской администрации о признании Иерусалима столицей Израиля шокировало мировое сообщество. «Мир, так сказать, объединился против такого шага. А Турция возглавила несогласных. Самым решительным противником этого решения стала именно Турция», – заявил Чавушоглу.

Министр иностранных дел также прокомментировал референдум в Иракском Курдистане. Он раскритиковал действия курдских властей, заявив, что «без Турции не может быть такого понятия как Региональное правительство Курдистана». «Всё связано с нами. Турция является дверью региона в мир. Без нашего разрешения они не могут выйти за пределы региона. Они хотят улучшить, развить отношения с нами», – сказал он.

По поводу контактов с Россией Чавушоглу заявил, что отношения между двумя странами полностью восстановлены, однако в сфере торговли и визового режима по-прежнему необходимо предпринять ряд шагов. Он также затронул вопрос поставок зенитных ракетных комплексов С-400. «Некоторые страны возмутились. Мы хотели купить такие оборонительные системы и у союзников, однако на проведённых нами переговорах выяснилось, что мы не можем купить эти оборонительные систему у стран, которые воспрепятствовали продаже Турции даже обычных вооружений. Вы и Турции поддержку не окажете и будете возмущаться, когда она купит у других», – подчеркнул Чавушоглу.

Что касается Соединённых Штатов, то камнем преткновения для налаживания отношений с данной страной, по мнению политика, остаётся вопрос депортации исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Он отметил, что Турция предоставила все необходимые доказательства для начала расследования в отношении лидера FETÖ: «Должно быть, США, также как и мы, знают, что люди, принимавшие участие в попытке переворота, прибыли в США и получали указания от FETÖ». Он также остановился на теме курдов, заявив, что поставки Соединёнными Штатами вооружений Отрядам народной самообороны (YPG) и партии «Демократический союз» (PYD) приводят к снижению уровня доверия между двумя странами. Чавушоглу отметил, что как Россия, так и США, пытаются использовать сирийских курдов в своих целях, однако позиция первой Турции ближе, так как российская сторона в отличие от Запада понимает обеспокоенность Анкары.

Внешняя политика

Безусловно, центральным событием месяца стала инициированная Турцией операция «Оливковая ветвь». Ещё 13 января Эрдоган выступил с заявлением, в котором вновь осудил поддержку сирийских курдов со стороны США и подчеркнул, что в противном случае Турция будет вынуждена начать военную операцию в регионах Сирии, подконтрольных YPG и PYD. Тогда же стало известно, что Турция перебросила к границе с Сирией военную технику, а чуть позже подразделения спецназа.

С момента заявления вплоть до начала операции в центре антикурдской риторики Анкары находился вопрос создания Соединёнными Штатами так называемых «сил безопасности». В Пентагоне заявили, что поставки оружия курдским отрядам, а также тренировки местных бойцов направлены на обеспечение безопасности для беженцев, возвращающихся домой, а также предотвращения повторного возникновения Исламского государства (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) на освобождённых территориях. В руководстве Турции же действия США сравнили с созданием «террористической армии».

Уже 20 января турецкое руководство объявило о начале в Сирии военной операции «Оливковая ветвь», направленной против курдской партии «Демократический союз» и её боевого крыла Отрядов народной самообороны. Тогда же ВВС Турции начали наносить авиаудары по позициям курдов на северо-западе Сирии. Вице-премьер Турецкой Республики Хакан Чавушоглу заявил, что целью «Оливковой ветви» является предотвращение создания террористического коридора на границе с Турцией, а также защита южных границ НАТО. Уже в первый день операции турецкие вооруженные силы поразили 108 намеченных целей. Экспертами отмечалось, что в случае взятия Африна Турция сможет создать довольно обширную зону безопасности вдоль своих границ, включающую Идлиб и территории, на которых когда-то проводилась операция «Щит Евфрата».

Вторым не менее важным событием стало проведение в Сочи 30 мая однодневного Конгресса сирийского национального диалога. Главным итогом переговоров стало принятие соглашения о создании состоящей из более чем 50 представителей сирийского правительства и оппозиции Конституционной комиссии, которая будет заседать в Женеве. Она будет заниматься разработкой и внесением поправок в действующую конституцию Сирии. При этом временных ограничений на создание комиссии и реформу конституции установлено не было.

В преддверии конгресса споры сторон вызвал вопрос участия представителей от курдов. 22 января в МИД России заявили о том, что сирийские курды включены в список приглашённых на Конгресс. Говоря об их роли, Лавров отметил: «Но она должна быть обеспечена на общей платформе, на которой все сирийские этнические, конфессиональные, политические силы призываются уважать суверенитет и территориальную целостность Сирии». Чуть позже стало известно, что турецкая сторона заблокировала участие PYD и YPG.

В Анкаре весьма положительно охарактеризовали итоги встречи. Министр иностранных дел Турции подчеркнул, что, несмотря на ряд проблем, связанных с отказом части оппозиции участвовать в переговорах, результаты Конгресса очень успешны и отражёны в итоговом документе. Кроме того, была также выражена приверженность урегулированию в Сирии на основе резолюции 2254 СБ ООН.

Внутриполитическая обстановка

В Турции начался массовый переход на новый формат идентификационных карт со встроенной микросхемой. В соответствии с законом, принятым Великим национальным собранием Турции в 2016 году, был запущен процесс создания общенациональной базы биометрических данных. Новые карты объединят в себе целый ряд документов, а именно: паспорт, водительские права, сами идентификационные карты, а впоследствии и свидетельство о рождении. До 2 января 2017 года новые карты выдавались в тестовом порядке исключительно в иле (провинции) Кырыккале. На данный момент переход на новые идентификационные карты осуществили более 15 миллионов граждан Турции. Нужно также отметить, что с точки зрения внешней политики, данный переход означает приближение турецких стандартов к стандартам Европейского союза.

В начале месяца были опубликованы данные о приросте населения страны. Так, согласно данным главного управления по вопросам населения и гражданства МВД Турции, в 2015 году численность турецкого населения составила 78 миллионов 741 тысячу 53 человека. В 2016 году этот показатель достиг 79 миллионов 814 тысяч 871 человек, а в 2017 – 82 миллиона 835 тысяч 90 человек. Таким образом, с 2016 по 2017 год количество граждан страны выросло более чем на 3 миллиона.

19 января 2018 года режим чрезвычайного положения в Турции был продлён на 3 месяца уже в шестой раз. Министр юстиции Турции Бекир Боздаг отметил, что с учётом тех опасностей и угроз, с которыми сталкивается страна сегодня, данное решение вполне оправдано.

9 января министр внутренних дел Сулейман Сойлу выступил на заседании Совещания по всеобщей безопасности и борьбе с наркотиками. В своей речи основное внимание он уделил вопросам борьбы с терроризмом, в том числе противодействию деятельности так называемой Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Так, им отмечалось, что в течение 2017 года по подозрению в связях с исламским проповедником были арестованы 48 тысяч 305 человек, число задержанных же в три раза больше. Кроме того, Сойлу подчеркнул, что в результате проведённых за год антитеррористических операций удалось предотвратить 697 актов терроризма, а также нейтрализовать 113 террористов, не успевших атаковать намеченную цель. Он отметил, что удалось также добиться сокращения членства в Рабочей партии Курдистана (PKK) на 80%.

Экономическая ситуация

17 января пресс-служба South Stream Transport, которая является дочерней компанией «Газпрома», сообщила о том, что в Турции, в районе города Кайыкёй, началось строительство приёмного терминала газопровода «Турецкий поток». Позже стало известно, что российская энергетическая компания «Газпром» получила разрешение на строительство второй нитки «Турецкого потока» в исключительной экономической зоне Турции. Отмечается, что на сегодняшний день проложено 760 из 937 километров морской части газовой магистрали. Как заявили представители компании, обе нитки газопровода будут запущены в эксплуатацию до конца 2019 года.

В начале января были опубликованы данные по экспорту Турции. Так, экспорт турецких товаров в 2017 году увеличился на 9%, а его удельная стоимость на 1,5%. Начиная с 2013 года турецкий экспорт впервые продемонстрировал рост, приблизившись к рекорду 2014 года, когда он достиг 157,6 миллиардов долларов (на данный момент этот показатель составляет 157,1 миллиарда долларов). По этому поводу министр экономики страны отметил: «Мы быстро движемся к нашей цели в размере 170 миллиардов долларов». Он также добавил, что по данному показателю в 2017 году Турция заняла первое место среди лидирующих экономик мира (например, экспорт США вырос на 6,2%, ЕС – на 7,4%, а Китая – на 7,5%).

Министр экономики Турции также затронул вопрос влияния на экономику политических факторов. Он подчеркнул, что разногласия политического характера и дипломатические кризисы в отношениях с Западом существенно не повлияли на экспорт страны. Так, экспорт Турции в Германию в 2017 году, по сравнению с показателями предыдущего года, вырос на 7,8%, достигнув 14,9 миллиардов долларов. Доля Германии в общем объёме турецкого экспорта, таким образом, составила 9,5%.

Помимо всего прочего, в январе в связи с ростом показателей инфляции зарплаты госслужащих были увеличены на 5,69%. Минимальный оклад государственного служащего составил 2893 лир (ранее он составлял 2721 лиру), в свою очередь, минимальная пенсия для чиновников – 1978 лир (ранее – 1871 лира).

***

Военная операция «Оливковая ветвь», а также проведение Конгресса сирийского национального диалога, стали ключевыми событиями не только внешней политики Турции, но и политики всего региона. С их помощью Турция вновь успешно продемонстрировала свою растущую роль, а также независимость в международных делах. Операция «Оливковая ветвь» лишь подтвердила тот факт, что Анкара предпримет любые меры с целью противодействия тем действиям, что негативно сказываются на реализации её интересов. Подобную ситуацию можно было наблюдать в 2015 году, когда турецким руководством был отдан приказ сбить российский истребитель Су-24.

Турецкий истеблишмент не отказывается от агрессивной внешней политики, несмотря на тот факт, что она рождает целый ряд проблем во взаимоотношениях с её традиционными партнёрами. Так, руководствуясь исключительно собственными интересами, Анкара заблокировала участие курдов в Конгрессе сирийского национального диалога, который, по задумке российской стороны, должен был включать все политические, этнические и религиозные группы, представленные в Сирии.

Как уже неоднократно отмечалось в прошлых дайджестах во внутриполитическом дискурсе турецких СМИ растёт доля новостей, посвящённых экономическим успехам страны. Турецкое руководство постоянно обращает внимание на тот факт, что по основным экономическим показателям Турция уже догнала – а по некоторым и перегнала – крупнейшие экономики мира. Такая ситуация может объясняться стремлением нынешних властей заручиться поддержкой большего числа граждан.

Внутри самой Турции, наряду с централизацией власти и сохранением режима ЧП, происходит модернизация отдельных областей общественной жизни турецких граждан. Так, например, введение идентификационных карт нового формата не только упрощает жизнь внутри страны, но и приближает Турцию к ЕС. Второй из перечисленных факторов приобретает особое значение в контексте произошедших в конце 2017 года изменений, которые заключались в смягчении риторики по линии Евросоюза и возникновении предпосылок к возвращению к переговорам о членстве Турции в ЕС.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: декабрь 2017 г. (дайджест)

В декабре 2017 года наиболее выдающимся во внешнеполитических сношениях Турции событием стал первый за 65 лет визит турецкого лидера в Грецию. Помимо прочего, в течение месяца вектор внешней политики страны определяли, прежде всего, следующие два события: решение Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля, а также судебный процесс в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба.

В рамках внутриполитической риторики в декабре акцент делался на уже достигнутых экономических успехах действующего руководства, а также дальнейших проектах и постановлениях, направленных на улучшение благосостояния турецких граждан.

Параллельно происходили довольно противоречивые преобразования, связанные с общественной жизнью страны: с одной стороны, это тенденции к исламизации, с другой – попытки привести различные нормы и стандарты в соответствие с европейскими.

Дело Резы Зарраба

В начале месяца внимание турецких СМИ было приковано к инициированному США судебному процессу в отношении Резы Зарраба, ирано-турецкого бизнесмена, обвиняющегося в действиях, которые позволяли Ирану обходить американские санкции. В ходе одного из декабрьских слушаний он заявил, что действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган также причастен к организации схемы, вышеупомянутой деятельности. В качестве доказательства были приняты записи телефонных разговоров Зарраба с другими участниками схемы, которые велись ФБР с момента коррупционного скандала в Турции в 2013 году. В качестве реакции на дискредитирующее турецкое руководство дело Эрдоган заявил, что американские санкции – односторонние, и что Турция не брала перед США никаких обязательств по их соблюдению.

Внешняя политика

Тем не менее, дипломатический кризис в отношениях между Вашингтоном и Анкарой, глубинной причиной которого многие эксперты посчитали именно следствие в отношении Зарраба, сторонам удалось преодолеть. Стороны на взаимной основе возобновили выдачу неиммиграционных виз для граждан обоих государств.

Поистине самым значимым событием минувшего месяца стало принятое президентом США Дональдом Трампом решение о признании Иерусалима столицей Израиля, а также переносе американского посольства из Тель-Авива. Предпринятый американским руководством шаг стал не только поводом для критики и споров, но и удачной возможностью для Турции примерить на себя роль объединяющей весь исламский мир державы. По инициативе Турецкой Республики в Стамбуле был созван внеочередной саммит Организации исламского сотрудничества, на котором её участники осудили решение Вашингтона. Члены ОИС признали Восточный Иерусалим «оккупированной столицей» Палестины, а также подтвердили приверженность принципу двух государств. Кроме того, в Анкаре заявили о намерении в качестве ответного шага открыть посольство Турции в Восточном Иерусалиме: на данный момент Турция представлена в Палестине на уровне генерального консульства.

Вторым не менее важным событием стало ближневосточное турне президента России, в ходе которого он за день (11 декабря 2017 года) посетил 3 страны: Сирию, Египет и Турцию. В Сирии, на авиабазе Хмеймим, Путин заявил, что российские военные выполнили свою задачу по борьбе с «наиболее боеспособной группировкой международных террористов», и отдал приказ о выводе российских солдат (ограниченный контингент военных, тем не менее, останется). В Турции же в ходе двусторонних переговоров стороны обсудили дальнейшее урегулирование в Сирии, а также вопрос поставок российских ЗРК С-400 «Триумф».

Весьма интересно развиваются отношения с Европой. На фоне конфликтов и очевидной напряженности прошлых месяцев и даже лет, обе стороны стремятся выправить ситуацию. Довольно показателен пример с ФРГ, где в начале декабря Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев отказало в предоставлении убежища 367 из 768 последователей Фетхуллаха Гюлена (членов так называемой FETÖ, которая в Турции считается террористической организацией). В своих заявлениях они указывали на то, что в Турции против них «применялись пытки», однако в ведомстве эти утверждения назвали «безосновательными и неубедительными». Но данный факт турецкая пресса обращала особое внимание читателей, отмечая, что действия Германии позволят смягчить напряженность между двумя странами.

В ЕС, однако, позиция в отношении Турции достаточно неоднородна. Так, новоизбранный канцлер Австрии Себастьян Курц в конце декабря заявил, что Турции не место в Евросоюзе. Он отметил, что проводимый действующим турецким руководством политический курс приводит к тому, что страна сталкивается с «нарушением прав человека, основных прав и свобод». В Анкаре речь австрийского лидера вызвала серьёзное возмущение. Представители МИД Турции подчеркнули, что такой политический курс основан на «дискриминации».

Отношения с Грецией

Положительные изменения наметились в отношениях между Турцией и Грецией. 7 декабря Эрдоган прибыл в Афины с официальным двухдневным визитом. Это был первый визит главы турецкого государства в Грецию за последние 65 лет. В ходе совместной пресс-конференции глава греческого правительства Алексис Ципрас призвал страны «открыть новую страницу» в двусторонних отношениях, которая была бы основана на дружбе, а не взаимных провокациях. Во время встречи со своим коллегой, президентом Прокописом Павлопулосом, Эрдоган затронул тему Лозаннского мирного договора 1923 года, который, по его мнению, создаёт ряд трудностей для двух государств. Одной из таких трудностей является вопрос положения мусульманского меньшинства в Греции, которое управляется назначаемым государством муфтием. Касаясь дальнейшей судьбы турецко-греческих отношений, Эрдоган отметил: «Я верю, что, смотря в будущее, важно прежде извлечь урок из прошлого. <…> Ведь сегодня посредством сотрудничества как греческих, так и наших инвесторов, посредством предпринимаемых ими на взаимной основе шагов или даже средств, которые они могут инвестировать в третьи страны, мы построим совсем иное будущее, основанное на выгоде для обоих государств».

Внутриполитическая обстановка

Во внутренней политике наблюдались противоречивые тенденции, которые, тем не менее, весьма показательны с точки зрения проводимой Партией справедливости и развития политики в целом. С одной стороны, предпринимаются попытки действующего руководства исламизировать страну. С другой стороны, различные нормы и стандарты, применяемые в Турции, приводятся в соответствие с европейскими.

Так, согласно изменениям, внесённым министерством внутренних дел Турции в правила процедуры бракосочетания, регистрация браков более не является исключительной прерогативой мэров или назначаемых ими уполномоченных лиц. Теперь каждая пара, желающая заключить брак, имеет право обратиться к муфтию или иному представителю того или иного муфтията, например имаму. Согласно официальному заявлению властей, такой шаг позволит проживающим, например, в деревнях гражданам избежать обращения в муниципалитет.

С другой стороны, с 1 декабря 2017 года в Турции вступило в силу распоряжение министерства внутренних дел, обязывающее водителей в период с 1 декабря по 1 апреля использовать на своих автомобилях зимние шины, чтобы уменьшить количество ДТП в это время года. Первое время штраф за нарушение предписания составит немалые 625 турецких лир (около 9300 рублей). Второе нововведение коснулось тонировочных плёнок для автомобильных стёкол. Согласно проекту министерства науки, промышленности и технологий Турции, а также министерства внутренних дел Турции, светопропускающая способность стёкол автомобиля должна быть не менее 70%.

Таким образом, складывается весьма интересная ситуация: в течение года высшие представители руководства страны неоднократно заявляли о незаинтересованности Турции во вступлении в Европейский союз, однако в то же время происходит обновление ряда стандартов и норм, которые в конечном итоге вполне соответствуют таковым в государствах ЕС. При этом, тогда как в сфере законодательства предпринимаются попытки его сближения с европейским, в сфере общественной жизни происходит постепенная, но очевидная исламизация страны.

Экономическая ситуация

На фоне обострившейся конкуренции, связанной с появлением Хорошей партии, и участившихся споров с представителями оппозиции, прежде всего, Народно-республиканской партии, а также, очевидно, принимая во внимание предстоящие в 2019 году выборы, правящая Партия справедливости и развития во внутренней политике особый упор делает на экономическую составляющую.

В сентябре 2017 года была представлена «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди прочего она предусматривала 2% рост инфляции в период с октября по декабрь 2017 года, в связи с чем делалось предположение о том, что в 2018 году индекс потребительских цен увеличится на 3,6%. В декабре ведомства, ответственные за экономическую ситуацию в стране, провели соответствующие корректировки. Таким образом, было установлено, что с января 2018 года размер пенсионных выплат для граждан Турции увеличится на 4,97%, что соответствует уровню инфляции в период с июля по ноябрь 2017 года. Согласно прогнозу, к концу 2018 года средний размер надбавки к пенсии может достигнуть 144 турецких лир.

Власти страны ожидают также положительных сдвигов в вопросе занятости населения. В начале месяца сообщалось, что министерству экономики Турции посредством мер стимулирования привлечения инвестиций и поддержки экспортёров удалось привлечь более 100 турецких инвестиционных компаний к вложению 168 миллионов 921 тысячи лир в экономику страны. По мнению министерства в 2018 году это позволит создать в Турции более 200 тысяч рабочих мест.

Помимо всего прочего, в начале декабря Институт статистики Турции опубликовал данные об экономических показателях страны в третьем квартале 2017 года. Так, рост турецкой экономики составил 11,1% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Номинальный ВВП вырос на 24,2%. Комментируя экономическую ситуацию в стране, министр труда и социального обеспечения Турции Юлидэ Сарыэроглу подчеркнула, что в 2017 году Турецкая Республика обогнала по темпам роста Китай и Индию.

***

Декабрь 2017 года стал для внешней политики Турции месяцем постепенных перемен. Затяжные политические и дипломатические конфликты, которые не единожды чинили препятствия для плодотворного и конструктивного сотрудничества между Турцией и странами Запада, утрачивают энергию. Наблюдается достижение турецкой и немецкой стороной взаимопонимания по ряду вопросов. При этом вряд ли можно ожидать восстановления прежнего уровня доверия с Евросоюзом, в котором взгляды по вопросу отношений с Турцией и её членства в объединении весьма поляризованы.

Турецкий истеблишмент по-прежнему пытается доказать состоятельность взятой Турцией на себя роли региональной и едва ли не глобальной державы. Страной предпринимаются попытки возглавить процесс ближневосточного урегулирования, который вновь встал на повестку дня в связи с решением Вашингтона. Кроме того, расширяются контакты с соседними государствами, например, Грецией, которая раньше расценивалась в качестве практически врага.

Внутри страны смягчается ситуация возникшая после попытки государственного переворота в 2016 году. В погоне за поддержкой народа власти больше не опираются на борьбу с врагами государства в лице гюленистов: внимание потенциального электората обращают на успехи в области экономики, достигнутые при правлении Партии справедливости и развития, а также реформы, направленные на укрепление социального и финансового благополучия граждан страны.

Тенденции, наметившиеся в декабре 2017 года, вероятно, сохранятся и в первые месяцы 2018 года. Однако, учитывая предыдущие периоды, а также некоторую непоследовательность турецкой политики, говорить о долгосрочности этих тенденций нельзя. В отношениях с Западом вполне можно ожидать возникновения новых конфликтов в ближайшей перспективе. При этом вектор внутренней политики сохранит уже обозначенный выше вид.

В.Аватков, А.Финохин

 

Как поссорились Абдулла Ахметович и Реджеп Ахметович и как это положило начало президентской кампании-2019

Пока на территории Европы и России бушевали новогодние и рождественские праздники, в Турции постепенно продолжала разворачиваться прелюдия к президентским выборам 2019 года.

В июле 2016 Турция перешла на режим чрезвычайного положения, который правительство теперь аккуратно продлевает каждые три месяца. На повседневную жизнь граждан чрезвычайное положение никак не влияет, но зато освобождает руки правительству, которое может в обход парламентских обсуждений принимать указы с силой закона (тур. Kanun hükmünde kararname). Указ за номером 696 был принят 24 декабря и вызвал резкую реакцию  в турецком обществе. Один из его пунктов предоставляет иммунитет гражданам, выступившим против попыток переворота и террора. Согласно заявлениям правящей партии, указ распространяется только на события, происходившие в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, когда в Турции произошла попытка военного переворота. Однако оппозиция справедливо отмечает, что никаких ограничений действия у этого указа нет, и фактически он декриминализирует насилие по отношению к любым гражданским выступлениям, которые действующее правительство будет рассматривать как угрозу существующему строю.

25 февраля Абдулла Гюль в своем твиттере (а это главная социальная сеть турецкой политики) посвятил указу №696 отдельную запись, в которой отметил, что он не вполне соответствует нормам закона и принципам правового государства.

Отдельно стоит остановиться на личности Абдуллы Гюля. В 2007-2014 годах он являлся президентом Турции (до 2019 года Турция де-юре является парламентской демократией, где высшим государственным постом является пост премьер-министра, но де-факто сейчас вся власть сосредоточена в руках Реджепа Таййипа Эрдогана, который сменил Гюля на посту президента), а до этого занимал посты министра иностранных дел, вице-премьера и даже, но на совсем небольшой срок, премьер-министра. Фактически с 1994 года он был ближайшим соратником Эрдогана, охотно признавая его лидерство. Однако прежнее партнерство распалось в 2014 году, когда Эрдоган, узурпировав управление в Партии справедливости и развития, решает, что на пост президента будет выдвигаться он сам. Гюль молча уходит и, что интересно, не вступает обратно в ПСР (до 2017 года президент должен был быть беспартийным), хотя и считается в обществе одним из основателей партии.

Абдулла Гюль отошел от дел, но очевидно затаил обиду, особо подчеркивается, что в 2015 году он отписался от твиттера Эрдогана. Однако совсем из публичного поля он не исчез. Журналист Исмаил Йылмаз в телепрограмме «Ночной взгляд» (тур. Gece Görüşü) подчеркнул, что Абдулла Гюль в отличие от большинства других отставных политиков до сих пор очень интересен прессе, которая регулярно берет у него комментарии по разным вопросам, связанным с политической повесткой дня. По его мнению, основной причиной этому являются сохраняющиеся у Гюля политические амбиции, которые находят свой отклик и у избирателей. Близкий к ПСР колумнист газеты «Hürriyet» Абдулкадир Селви отмечает, что до скандала вокруг твиттера с Абдуллой Гюлем регулярно встречались действующие члены партии, следовательно известное влияние в партийной среде бывший президент сохранял.

Однако его отзыв в адрес указа №696 вызвал невероятно резкую реакцию среди членов ПСР. Следующую неделю Гюль находился под плотным потоком критики как со стороны рядовых партийцев, так и высших чинов. Гюля упрекали в том, что он нарушает единство партии, что идет на сближение с оппозицией, что находясь при власти он себе таких заявлений не позволял, что однажды на официальный прием надел смокинг; а заместитель председателя партии Ахмет Соргун даже процитировал слова известного средневекового мусульманского мистика Мансура Халладжа, произнесенные им по дороги к месту казни: «Роза, брошенная другом, ранит сильнее камня» (слово «gül» в турецком языке означает «роза»).

Реджеп Таййип Эрдоган также резко отреагировал на слова бывшего партнера. 28 декабря, во время своего африканского турне он прямо назвал поведение бывшего президента достойным сожаления. И удивился тому, где Гюль в тексте указа смог найти неясности и коллизии. 30 числа, уже в Турции Эрдоган использует значительно более жесткую риторику в адрес Абдуллы Гюля и Бюлента Арынча (о нем ниже), но не называет их напрямую по имени: «Разве мы не соратники? Если так, то почему вы сейчас находитесь в одной лодке с Кемалем [Кылычдароглу] (лидер опозиционной Народно-республиканской партии)? У вас нет ни стыда, ни совести!».

Действительно, Абдулла Гюль как бы поддержал критику указа со стороны оппозиционных партий за что удостоился от них благодарности. Пресс-секретарь НРП Бюлент Тезджан назвал его достойным государственным деятелем, а представитель Демократической партии народов Гаро Тайлян заявил, что родина нуждается в таких людях.

Однако сам Гюль ни с кем в открытую конфронтацию не вступал. 29 числа после пятничного намаза он заявил журналистам, что он не против указа, но считает, что его надо несколько скорректировать. 30 декабря в официальном твиттере его бывшей президентской администрации публикуется официальное заявление, в котором Абдулла Гюль упрекает некоторых депутатов и «связанных с ними троллей» в недостойном по отношению к нему отношении и заявляет, что будет и дальше свободно и открыто излагать свои планы. После этого 31 декабря он поздравляет читателей с новым годом и больше не появляется в информационном поле.

А дальше происходит странное. Начиная со второго января, политические партии Турции начинают неожиданно заявлять, что не собираются выдвигать Абдуллу Гюля от себя на выборах президента страны. Об этом объявляют представители НРП, Партии счастья и малоизвестной Партии Отечества (в ней, однако, признают, что контактировали с Гюлем, но это была рядовая встреча). Мераль Акшенер, которая недавно создала Хорошую партию, на митинге в Гиресуне говорит избирателям, что не будет прикрытием для другого кандидата, которому потом передаст свои голоса. Её заявление также особо интересно в свете недавнего материала Центра о её партии. В нем уже было изложено, что один из членов ЦК Хорошей партии Тайлан Йылдыз был близок к Абдулле Гюлю.

Третьего января Эмин Ширин, бывший член ПСР и Партии Отечества (но в самом начале двухтысячных), в телевизионной программе заявил, что в самое ближайшее время будет оглашено некое совместное заявление Абдуллы Гюля, бывшего главы Конституционного суда и одного из министров в отставке.

После третьего января никаких важных событий не происходит.

Закончив с хронологией, стоит разобраться, что же всё-таки произошло в Турции на рубеже старого и нового года.

Но прежде необходимо упомянуть об очень маленькой и смешной для русского наблюдателя вещи. А именно о том, что исходная запись Абдуллы Гюля была ретвитнута другим влиятельным, но ныне оставшимся не у дел членом ПСР — Бюлентом Арынчем, который с 2002 по 2007 год был спикером ВНСТ, а с 2009 по 2015 занимал пост заместителя премьер-министра.

Вполне вероятно, что именно этот ретвит и стал катализатором для дальнейшей критики в адрес Гюля. Не секрет, что некоторая часть как членов ПСР, так и избирателей партии недовольна укреплением единоличной власти Эрдогана, а потому демарш в социальных сетях двух видных её представителей можно считать одним из признаков близящегося раскола. Кстати, немецкий журнал Шпигель ещё до апрельского референдума о смене системы правления в Турции отмечал, что Гюль заметно отдалился от партии и возможно готов куда-то переметнуться. Вполне вероятно, что своей жесткой реакцией Эрдоган и его сторонники стараются запугать Гюля и симпатизирующих ему людей. Гюль же продолжает молчать, но что скрыто за его молчанием? Тонкая игра, работа со своими сторонниками или просто попытка выторговать себе у Эрдогана лучшие условия?

Здесь же стоит подумать о том, обладает ли твит Гюля вообще двойным дном. Действительно ли это четко просчитанный демарш или просто изъявление собственного мнения, которое в дальнейшем породило непредвиденный снежный ком последствий? А дальше и хвост мог завилять собакой.

В любом случае, стоит отметить, что происходящее сейчас между Абдуллой Гюлем и Реджепом Таййипом Эрдоганом можно считать зачином новой президентской кампании.

В.Аватков, А.Рыженков

Турция: ноябрь 2017 г. (дайджест)

В Турции сохраняется довольно противоречивая тенденция в вопросе распределения политической власти. С одной стороны, продолжается сосредоточение ресурсов государственного управления в руках правящей Партии справедливости и развития, с другой – постепенно усиливаются оппозиционные настроения в среде политической элиты страны, так, например, новообразованная «Хорошая партия» уже сумела занять пять мест в турецком парламенте за счёт независимых депутатов.

Внешнеполитический вектор сохраняет приобретённые ранее очертания. Турция продолжает налаживать отношения с Россией, расширяя не только двусторонние, но и контакты по вопросу сирийского урегулирования. При этом в отношениях с Западом всё более нагнетается напряжённость. В конце ноября в этой связи особое значение отводилось делу ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба.

В преддверии зимы в риторике турецких властей особое значение начинают приобретать вопросы энергетического обеспечения страны.

Отношения с Россией

13 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган осуществил рабочий визит в Сочи, где встретился с президентом России Владимиром Путиным. В ходе переговоров лидеры обсудили нынешнее состояние двусторонних отношений. Так, российский президент отметил, что «отношения можно считать восстановленными практически в полном объёме». В ходе переговоров были затронуты вопросы торгового и энергетического сотрудничества. Отмечалось, что за прошедший год объём взаимной торговли увеличился на 36%. Кроме того, в ходе встречи Эрдоган пригласил своего коллегу на церемонию закладки первого камня АЭС «Аккую», первый реактор которой, по словам Путина, будет запущен уже в 2023 году.

Что касается продовольственных санкций, с 1 ноября Россельхознадзор снял ограничения на поставки тремя турецкими предприятиями томатов, которые являются одним из ключевых наименований турецкого сельскохозяйственного экспорта. Путин также коснулся и «Турецкого потока»: в начале ноября «Газпром» объявил о завершении строительства российской части первой нитки газопровода, которая вошла в исключительную экономическую зону Турции.

Сирийский вопрос

Наряду с прочими темами, в ходе переговоров 13 ноября стороны обсудили и сирийский кризис. Ранее ряд экспертов отмечал, что цель визита турецкого лидера в Сочи заключалась в попытке надавить на Москву по вопросу участия сирийских курдов, в лице партии «Демократический союз» (PYD), в Конгрессе сирийского национального диалога.

Уже 22 ноября в Сочи в рамках подготовки вышеупомянутого Конгресса встретились лидеры России, Турции и Ирана. В ходе совместной пресс-конференции по итогам встречи политики договорились продолжить сотрудничество для окончательного уничтожения «Исламского государства» (запрещённая в России террористическая организация). Основной темой переговоров стало послевоенное устройство арабской республики. Стороны выразили приверженность суверенитету и территориальной целостности страны, а также приветствовали предстоящую встречу в составе всех заинтересованных сторон сирийского конфликта.

Уже 30 ноября в турецкой прессе появились сведения о том, что «Демократический союз», а также «Рабочая партия Курдистана», которую турецкий истеблишмент рассматривает в качестве аффилированной с PYD террористической организации, не будут принимать участие в общесирийской встрече в Сочи. Комментируя эту информацию, представители министерства иностранных дел Турции отметили, что выступают лишь против участия террористов в Конгрессе, но не курдов, как таковых; они также подчеркнули, что не должно остаться и следа режима Асада в новом сирийском руководстве.

Отношения с Западом

По-прежнему сохраняется напряженность в отношениях Турции с её западными партнёрами. На этом фоне имели место целых два дипломатических скандала между Турцией и НАТО. В ходе учений Североатлантического альянса в Норвегии, которые проходили с 1 по 18 ноября, военными были подготовлены мишени с изображениями потенциальных врагов Блока. Среди таких мишеней оказался и действующий президент Турции Эрдоган, а также основатель Республики Мустафа Кемаль Ататюрк. Альянс тут же стал объектом резкой критики со стороны турецких властей, которые отозвали с учений 40 своих военнослужащих. Реджеп Эрдоган в этой связи усомнился в уважении ко второй по величине армии НАТО (то есть, Турции). Представители НАТО, а также оборонного ведомства Норвегии поспешили принести извинения за инцидент, однако ситуацию усугубил следующий схожий случай. 18 ноября начальник генерального штаба Турции Хулуси Акар выступил на девятом Международном форуме по вопросам безопасности в Галифаксе (Канада). За некоторое время до этого на официальном твиттер-аккаунте Форума был опубликован анонс выступления, с приложенной к нему фотографией, которая была сделана после попытки государственного переворота в Турции в 2016 году. На ней был изображен Акар со следами ремней на шее, полученные им, будучи в плену.

Из позитивных моментов необходимо отметить тот факт, что обе стороны в ограниченном формате возобновили выдачу неиммиграционных виз для граждан обоих государств. Ранее, в октябре 2017 года, данная процедура была заморожена дипломатическими и консульскими представительствами двух стран.

Внутриполитическая обстановка

На отношениях с США также негативно сказывается дело Резы Зарраба, ирано-турецкого бизнесмена, который подозревается властями США в деятельности, позволявшей Ирану действовать в обход американских санкций. В 2013 году он также был фигурантом коррупционного скандала в Турции, к которому были причастны высшие должностные лица Республики, в том числе и сам Эрдоган (на тот момент премьер-министр страны). Изначально действия турецких властей ограничивались упрёками и критикой в адрес Соединённых Штатов, а также требованием выдать упомянутого бизнесмена. Имел место и дипломатический скандал, связанный с взаимной приостановкой выдачи неиммиграционных виз для граждан двух государств. Несмотря на многочисленные требования Анкары экстрадировать Зарраба, американские власти не закрыли дело. Таким образом, по итогам слушаний, предприниматель рассказал о коррупционной схеме, использовавшейся в 2013 году, а также открыл схему торговли с Ираном в обход санкций США. На момент конца ноября 2017 года по данному делу всё ещё проходят слушания.

На фоне централизации власти в Турции оппозиционные партии страны всеми силами стремятся укрепить остатки своего влияния. Так, в середине ноября лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели в эфире канала «TRT» предложил снизить 10%-ый электоральный барьер. Примечательно, что две из трёх оппозиционных партий, прошедших в Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) в 2015 году, а именно Партия националистического движения и курдская Демократическая партия народов (ДПН), едва преодолели этот барьер, набрав 11,9% и 10,7% голосов, соответственно. Представители правящей Партии справедливости и развития (ПСР) резко раскритиковали предложение, отметив, что увеличение числа парламентских партий может привести к трудностям в принятии государственных решений.

Помимо прочего в турецком парламенте произошло пополнение: в его состав вошла новообразованная (октябрь 2017 года) «Хорошая партия» (İyi Parti). По данным официального сайта ВНСТ, опубликованным 20 ноября, партия Мераль Акшенер получила 5 мест. Известно, что представительством в законодательном органе она обязана вступившим в неё независимым депутатам.

Экономическая ситуация

27 ноября (2017 года), выступая на церемонии вручения премии торговой палаты города Анкары, президент Эрдоган напомнил о проекте канала «Стамбул», о котором он впервые заговорил в 2001 году. В своей речи он подчеркнул, что завершился этап розыгрыша тендера на реализацию проекта. Строительство канала вызывает среди экспертов множество экономических, экологических и других споров. Тем не менее, одним из ключевых вопросов для стран региона является правовой режим будущего канала. Как известно, на сегодняшний день стратегически важные черноморские проливы, расположенные на территории Турции, регулируются конвенцией Монтрё от 1936 года. Статус «Стамбула», протяжённость которого по оценкам составит 43 километра, пока остаётся открытым. Строительство канала, которой должен будет снизить нагрузку на Босфор и Дарданеллы, планируется завершить к 2023 году, столетию основания Республики.

Согласно данным, опубликованным Управления по контролю и регулированию энергетического рынка Турции (EPDK) в конце ноября, объём производимой в стране энергии вырос в сентябре на 19,13% по сравнению с тем же периодом 2016 года и достиг отметки в 23 миллиона 930 тысяч мегаватт-час. При этом потребление электричества составило 19 миллионов 510 тысяч мегаватт-час, продемонстрировав рост в 15,88%. Ситуация с природным газом, однако, менее оптимистична. Несмотря на уверения представителей Министерства энергетики и природных ресурсов Турции, в последние годы страна испытывала проблемы с предложением на рынке газа. Тем не менее, турецкое руководство возлагает надежды на объявленную в 2016 году программу «Национальной энергетической и горной политики». Она включается в себя ряд мер по укреплению энергетической безопасности страны в период с 2016 по 2020 год, в том числе инвестиции в инфраструктуру в размере 18 миллиардов лир. Заместитель министра энергетики и природных ресурсов отметил, что, по сравнению с концом 2016 года, объём предложения первичной энергии эквивалентен 135 миллионам тонн нефти. При этом, в рамках упомянутой программы, которая подразумевает в том числе и разведку месторождений углеводородов в акватории Чёрного моря, Турция уже способна обеспечить 24% необходимой ей энергии из собственных ресурсов.

***

Массовые увольнения госслужащих, а также мероприятия по централизации власти в руках ПСР, имевшие место после попытки государственного переворота в 2016 году, создали впечатление слабости турецкой оппозиции. Тем не менее, последние события демонстрируют, что в Турции по-прежнему готовы бороться за политическое разнообразие в стране. Созданная ещё только в октябре 2017 года «Хорошая партия» уже сумела привлечь на свою сторону независимых депутатов ВНСТ, обеспечив себе, таким образом, место в парламенте.

Однако, всё более очевидной становится политическая недееспособность Партии националистического движения. Её руководство всеми силами стремится сохранить влияние на внутригосударственные процессы. Падающие рейтинги, заставляют её идти на сотрудничество с ПСР, что только усугубляет ситуацию. Озвученное лидером партии Девлетом Бахчели предложение по снижению 10% барьера, вписывается в этот вектор, учитывая то, что на последних всеобщих выборах 2015 года, националистам удалось заполучить лишь 11,9% голосов.

Если такая тенденция будет сохраняться, то, вполне вероятно, что «Хорошая партия» может в конечном итоге прийти на смену ПНД.

Весьма интересно складывается ситуация по линии отношений с Соединёнными Штатами. В этой связи необходимо отметить два момента. Во-первых, США отказываются выдавать исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который обвиняется турецкими властями в организации попытки госпереворота в 2016 году. Во-вторых, Штаты также не пошли на закрытие судебного процесса в отношении Резы Зарраба и экстрадировать его в Турцию. Оба упомянутых гражданина Турции способны оказать крайне негативное влияние на авторитет и власть Эрдогана и его окружения: первый – посредством своего влияния, второй – через дачу показаний, порочащих ряд высокопоставленных турецких чиновников, а также действующего президента страны.

Ситуация далека от тех, что имели место в государствах Востока в преддверии там революционных событий. Однако, действия американского руководства дают повод рассматривать возможность реализации в неповинующейся Турции одного из сценариев «арабской весны».

Что касается российско-турецких отношений, то едва ли можно ожидать их перманентного потепления. На развитие торгово-экономического сотрудничества, выгодное обеим сторонам, накладывается тот факт, что Турция с трудом готова идти на какие бы то ни было компромиссы в вопросе сирийского урегулирования. Это продемонстрировало известие о том, что представители Партии демократический союз не примут участие в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи. Решение не приглашать на Конгресс курдов, очевидно, было принято под нажимом турецкого истеблишмента (к слову, именно это было одной из основных задач Эрдогана в ходе визита в Сочи 13 ноября).

Кроме того, вызывает опасения сближение Анкары и Тегерана на фоне Астанинского процесса. Сотрудничеством с Ираном Турция намерена не только диверсифицировать импорт энергетических ресурсов, но и уменьшить зависимость от Москвы, что в будущем может стать поводом для новой напряжённость в двусторонних отношениях.

В.Аватков, А.Финохин

 

С места событий: протесты в Турции против решения Трампа

Первые выступления, связанные с решением американского президента Дональда Трампа перенести посольство США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, состоялись в стамбульском районе Фатих в пятницу, 8 декабря. Пятница — день особенно важный в исламе, пятничный полуденный намаз — главная молитва недели, на которой читается пятничная проповедь — хутба, которая в этот раз была связана с американским решением по Иерусалиму. После хутбы толпы прихожан потянулись к небольшому парку Сарачхане у акведука Валента, всё в том же районе Фатих. Состоялся небольшой митинг, на котором было объявлено, что основное собрание состоится в воскресенье 10 декабря в час дня на площадке в районе Йеникапы, на самом берегу Мраморного моря. Пятница всё-таки в Турции пока выходным днем не является, поэтому большинству участников нужно было уложиться за один обеденный перерыв.

Утро воскресенья началось с сильного дождя, который очевидно повлиял на энтузиазм желающих присоединиться к митингу. В метро не чувствовалось никакого оживления, а дорогу к месту проведения, получалось найти не благодаря идущим туда толпам, а только по продавцам палестинских флагов, дождевиков и иной атрибутики, включавшей в себя время от времени непечатные сентенции в адрес Израиля, Америки и лично Трампа.

За 20 минут до официального начала митинга на поле, замощенном бетонными плитами, было всего около 400 человек, как с женской, так и с мужской половины. Площадка была разделена высоким забором на две больших сектора — мужской и женский. Впрочем ограничение это строго не соблюдалось, и время от времени женщин можно было заметить и в мужской части, но строго в сопровождении мужей или отцов.

Сцена также ещё была не готова, за сценой медленно растягивали гигантский палестинский флаг и полотнища с портретами османского султана Абдул-Хамида II и Неджметтина Эрбакана, основателя политического ислама в Турции, а также ряда исламских партий, последней из которых стала Партия счастья (тур. Saadet partisi) — официальный организатор митинга.

Люди постепенно подтягивались к месту проведения, прыгали через лужи, толпились у сцены, украшенной картонной копией золотого купола иерусалимской мечети Аль-Акса, одной из важнейших мусульманских святынь. Сценическая бутафория, а так же некоторая часть атрибутики, которую приносили на митинг люди, относились ещё к июльскому митингу на схожую тематику, прошедшему на той же площадке, под руководством той же партии. Тогда мероприятие называлось «Большой иерусалимский митинг», в декабре же название сменили на «Иерусалим — исламский [город]» (тур. Kudüs İslam’ındır). Под названием меньшим шрифтом было приписано «Глобальная интифада».

С часу до двух практически никакой активности не происходило, со сцены вперемешку играли песни с текстами: «Бей, бей, по сионизму бей! Бей, бей, по империализму бей!» (она в дальнейшем будет служить перебивкой между выступлениями. Да и триада сионизм-америка-империализм будет очевидно неразрывной для выступающих и слушающих), «Убийца-Америка, Америка-убийца»; и  песня на арабском языке, из текста которой был понятен только призыв к интифаде.

Люди продолжали подходить, группы молодежи время от времени затягивали кричалки. Самыми частыми были: «Такбир! — Аллаху акбар!» и «Будь проклят, Израиль!». К одной из групп подошел старичок с просьбой выкрикнуть: «Пусть закроют Инджирлик (база НАТО в Турции) и откроют Айя-Софью (в качестве мечети)», что было с радостью исполнено. Пару раз её прокричали и во время самого митинга.

Начался он около 14:15. К тому времени пространство перед сценой было заполнено почти полностью, насколько это позволяли лужи. Если верить объявлениям со сцены, люди продолжали подходить где-то до четырех часов, это было самое пиковое время, после все уже стали расходиться по домам.

Толпа размахивала турецкими и палестинскими флагами, изредка попадались и флаги других арабских государств, но было их значительно меньше чем в пятницу. Встречались и разные лозунги, с обращениями в адрес Израиля, Америки и Трампа. Большая растяжка, например, предлагала отправить турецких солдат на Аль-Аксу, текст её в определенный момент превратился в очень популярную на митинге кричалку, которую однако ни разу не поддержали со сцены.

Выступали в основном лидеры Партии счастья, а также близких к ней профсоюзов. Речи их полностью отвечали заявленной теме митинга и особым разнообразием не отличались. Иерусалим — исламский город, все мы едины с народом Палестины. Звучали привычные призывы к бойкоту израильских и американских товаров. Один из ораторов по неизвестной причине призывал и к бойкоту английской продукции. Самые радикальные выступающие предлагали полностью разорвать дипломатические отношения с Израилем, закрыть Инджирлик (гул одобрения) и признать, что за попыткой переворота 15 июля стояла Америка. Израиль единогласно признавался террористическим государством. В толпе сожгли несколько американских и израильских флагов, а также одно чучело Трампа.

Выступающие часто упоминали Неджметтина Эрбакана (зрители скандировали «Муджахит Эрбакан!»), два раза между выступлениями на больших экранах показали отрывки из его старых выступлений.

Один раз продемонстрировали и кусок из интервью шейха Ахмеда Ясина (основателя движения ХАМАС) телеканалу Аль-Джазира, в котором он говорит, что, по неким кораническим знакам, государство Израиль падет в 2027 году.

Нынешнего лидера Турции Реджепа Тайипа Эрдогана упоминали редко, да и упоминания его толпа приветствовала холоднее чем упоминания Эрбакана. Выступающие говорили, что Эрдоган делает всё, конечно, правильно, но того, что он делает, недостаточно.

На митинге, почти в самом его начале, выступал и посол Палестины в Турции, выразивший благодарность всем пришедшим за единство с палестинским народом. Ближе к концу, около пяти часов вечера, когда толпа уже заметно рассеялась, и оставалось всего около 700 человек, на сцену выпустили представителя ХАМАСа в Турции, а после него вместе с синхронным переводом было запущено аудиообращение самого лидера движения Исмалила Хании. До самого конца митинга, который закончился в 17:40 осталось всего 150-200 человек.

По митингу и общей обстановке в Стамбуле последних дней создалось впечатление, что происходящее в Палестине волнует очень многих турок — в самый разгар митинга численность присутствующих превышала 10 000-12 000 человек, по субъективным оценкам (хотя эта цифра и не кажется очень большой для 17-миллионного города). Какие-то политические дивиденды от этого однако пытается получить только Партия счастья (на выборах в ноябре 2015 года получила 0,68% голосов, заняла пятое место и не получила ни одного кресла в Великом национальном собрании Турции). Хотя митинг и происходил на главной, пожалуй, стамбульской массовой площадке, на которой проходят все основные митинги правящей Партии справедливости и развития, а также митинги в честь событий, которые считаются правящей партией общенациональными, что дает право сделать вывод, что так или иначе всё происходило при одобрении ПСР, ни одного её представителя 10 декабря не было. Интересно, что на аналогичном мероприятии в июле было зачитано хотя бы обращение со словами поддержки от бывшего президента Турции и близкого соратника Эрдогана Абдуллы Гюля. Возникает закономерный вопрос: так ли заинтересована турецкая сторона в эскалации этого конфликта, и не являются ли последние действия Эрдогана в этом направлении (заявления по Израилю, созыв чрезвычайного саммита лидеров стран Организации исламского сотрудничества) всего лишь необходимым конъюнктурным ходом, который просто-напросто способствует укреплению его власти и авторитета?

А.Рыженков, Стамбул

Иран: октябрь 2017 (дайджест)

Октябрь для Ирана сжался преимущественно в болезненный узел обсуждения «новой стратегии» администрации президента Трампа, о котором было объявлено 13 октября 2017 г. На третий раз президент США отказался подтвердить исполнение Ираном своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) и передал вопрос для поисков решения в Конгрессе. В течение 60 дней Конгресс будет решать, останется ли Вашингтон приверженцем соглашения или предложит меры по его пересмотру. Частично осуществление иранской политики на курдском направлении связано с демонстрацией Вашингтону своих возможностей в регионе как ответ на возрастающее давление.

 

Внутренняя политика

В октябре произошло задержание по обвинению в коррупции Махди Джахангири, брата первого вице-президента Эсхага Джахангири. Окружение вице-президента изо всех сил постаралось дистанцировать его от образа брата, обвиняемого в коррупции, хотя некоторые считают, инцидент может повлиять на возможность выдвижения нынешней правой руки президента Рухани в качестве кандидата от реформистов на выборах 2021 г., невзирая на его успешное участие в предвыборных дебатах 2017 г.

Несмотря на то, что президент Рафсанджани ушел из жизни в начале этого года, очевидно, негласный запрет на упоминание его фигуры в медиа сохраняется. СМИ подробно освещали мероприятия, связанные с его уходом из жизни и похоронами, однако в «неделю священной обороны» телевизионные каналы воздержались от освещения роли Рафсанджани в ирано-иракской войне – период, когда он занимал президентский пост. Также ограничения на появление в СМИ продолжают действовать для другого бывшего президента-реформиста – здравствующего Мохаммада Хатами.

 

Региональная политика

 Иран продолжил обозначать свое внимание к курдскому вопросу и безопасности на своих границах. 2 октября начался третий этап учений сухопутных сил армии совместно с частями иракской армии «Хейдар Каррар» на западной границе. Учения проводились с целью оценки мобильности вооруженных сил в приграничных районах и прошли на участке общей границы от Каср Ширин до Маривана и на участке Тамарчин в районе Пираншахра.

В октябре глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф провел ближневосточное турне и встретился с главой МИД Омана Юсефом бен Алави в Маскате. Также Зариф посетил Доху для обсуждения расширения двусторонних отношений и кризиса вокруг Катара, продолжающегося с июня текущего года.

 

Глава Объединенного штаба турецкой армии генерал Хулуси Акар 2 октября провел переговоры с начальником генерального штаба Вооруженных сил ИРИ Мохаммадом Багери. Во время своего пребывания в Тегеране Акар также провел встречу с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани. Стороны обсудили вопросы региональной безопасности, включая ситуацию вокруг иракского Курдистана. Визит стал ответным на посещение Анкары военной делегацией из Ирана в августе 2017 г. во главе с генералом Багери и предтечей визита турецкого лидера в Тегеран. На встрече с Акаром Шамхани отметил, что координация между Ираном, Турцией и Ираком необходима для противодействия сепаратистским проектам в регионе.

Стороны неспроста обсуждают расширение взаимоотношений, несмотря на давние противоречия. За последнее время увеличился экспорт нефти из Ирана в Турцию. За 2017 г. Иран поставил Турции более половины от общего импорта нефти, что составило 7,3 млн. тонн и является значительным ростом (с 3,6 млн. тонн) по сравнению с предыдущим годом. Иран и Турция в лице глав Центральных банков двух стран подписали окончательное соглашение о переводе двусторонней торговли на национальные валюты – риал и лиру. Вице-президенты двух стран заявили о намерении довести объем взаимной торговли до 30 млрд. долларов в год.

Уже 4 октября президент Рухани принял в резиденции Саадабад президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Помимо региональной и международной проблематики, а также расширения экономических отношений стороны уделили значительное внимание курдскому вопросу. Оба президента отметили, что считают незаконным референдум по поводу независимости иракского Курдистана.

16 октября Иран в лице подразделения «Кодс» и региональных союзников принял участие в возвращении Киркука под контроль иракского правительства. Иран поддерживает давние связи с Силами народной мобилизации (Хашд аш-шааби), которые приняли участие в захвате города. Перед непосредственной операцией координатор взаимоотношений с курдскими силами иранский генерал Экбалпур провел встречу с влиятельными командующими силами пешмерга Абу Махди аль-Мухандисом и Хади аль-Амери, предупредив о необходимости мирной передачи контроля над городом.

 

Иран и Россия

3 октября в Москву для участия в Форуме стран-экспортеров газа прибыл министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане, который успел обсудить сотрудничество в подконтрольной ему сфере с главой компании «Лукойл» Вагитом Алекперовым и министром энергетики Александром Новаком. Стороны продолжили обсуждение сделки по продаже иранской нефти России в обмен на евро и поставки товаров и оборудования.

Иран и Россия в лице министра дорог и градостроительства Аббаса Ахунди и министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаила Меня подписали Программу двустороннего сотрудничества в сфере строительства, предполагающую взаимодействие по поводу разработки норм и требований в области строительства, проектирования и эксплуатации, обмену опытом по техническому регулированию в сфере строительства.

31 октября официально были запущены работы по строительству второго энергоблока Бушерской АЭС при участии директора Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) и главы корпорации «Росатом» Алексея Лихачева. Подготовительные строительные работы начались уже в сентябре 2016 г. Каждый из новых энергоблоков (второй и третий) рассчитаны на производство 1057 МВт энергии.

Россия рассматривает возможность замены комплектующих американского производства в самолетах Сухой СуперДжет-100 для поставки их в Иран без согласования с США. Иран является желанным клиентом для «Рособоронэкспорта», однако в свете ограничений, предусмотренных СВПД, поставка тяжелых вооружений (например, танков Т-90 и самолетов СУ-30) пока является невозможной.

Иран выразил беспокойство возможными договоренностями между Москвой и Эр-Риядом, достигнутыми в ходе визита саудовского короля Салмана бен Абдель Азиза в Москву, который многие назвали «знаковым». В частности, по поводу готовности Москвы поступиться Ираном для укрепления связей с КСА, продажи ЗРК С-400 «Триумф» (в то время, как Ирану после периода напряженности были поставлены только С-300).

 

Ядерная программа Ирана

13 октября Администрация США опубликовала текст «новой стратегии» в отношении Ирана. В стратегию входит «усиление контроля над ядерным соглашением, инспекция военных объектов и увеличение давления на КСИР». «Новая стратегия» также сообщает, что Иран действует не в соответствии с «духом СВПД». Президент Трамп уже обещал пересмотреть политику США в отношении Ирана, направление которой было задано «неудачным» соглашением, доставшимся в наследство от администрации Обамы. Попытка сформулировать новую стратегию является результатом восьмимесячных исследований, но по-прежнему не представляет собой хорошо продуманного плана.

По словам американского президента, Иран подавляет собственный народ уже почти 40 лет с момента революции, не раз проявлял агрессию в отношении американских военных и гражданских лиц, а также является лидирующим спонсором терроризма, финансируя «Талибан», ХАМАС и «Хезболлу». «Также многие считают, что Иран взаимодействует с Северной Кореей», — заявил Д. Трамп, и это риторически позволяет вернуться американской администрации к терминологии «оси зла».

Еще накануне подписания в августе 2017 г. Д. Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» (H.R.3364) главнокомандующий КСИР генерал Мохаммад-Али Джаафари предупредил, что в случае включения всего КСИР в список террористических организаций (на данный момент таковым признано только подразделение «Кодс», ведущее операции за рубежом), США придется обезопасить свои военные базы на расстоянии 2000 км от Ирана. Генерал также отметил, что если КСИР будет признан террористической организацией, Иран сделает аналогичный шаг в отношении армии США. В итоге КСИР был включен в менее конфликтный список организаций-спонсоров терроризма (а не акторов как таковых), в том числе на основании финансирования собственного подразделения «Кодс», уже признанного террористическим.

Трамп в своей речи упомянул «Арабский залив» вместо исторического названия «Персидский залив», что вызвало протест не только иранских властей, но и граждан. Кстати, в тексте «новой стратегии» значится «Персидский», а не «Арабский залив», как президент США озвучил в своей речи. Предшественники Трампа в своих заявлениях всегда использовали название «Персидский залив». После выступления Д. Трампа иранцы провели акцию «Послание для Д. Трампа», выступив с плакатами, на которых географическое название «Персидский залив» было написано на 85 языках мира. В соцсетях появились слоганы и хэштеги «#man_ham_sepahiam», «#ma_hame sepahi_hastim» – «я страж исламской революции», «мы все стражи исламской революции».

Морально выигравшим на данном этапе можно считать Иран – сторону, добросовестно исполняющую соглашение, что уже восемь раз подтверждалось докладами МАГАТЭ, и, более того, постоянно заявляющую о своей приверженности международным обязательствам. Впрочем, накануне предполагаемого отказа американского президента подтвердить выполнение Тегераном условий соглашения скептики призвали подождать реакции «евротройки» и других потенциальных инвесторов в иранскую экономику. В итоге «евротройка» выступила с заявлением в поддержку соглашения, а также призвала президента США пересмотреть свою позицию, как и глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано, в конце октября посетивший Иран с визитом, МИД России и другие. В целом, 28 министров иностранных дел ЕС заявили о своей поддержке СВПД, назвав его одной из ключевых опор глобальной архитектуры нераспространения.

Политические разногласия между США и остальными заинтересованными в сохранении СВПД сторонами, несомненно, выступают в пользу Ирана. Однако у данного вопроса есть и экономическая сторона. Если США решатся на возврат или принятие новых санкций, то экономические ограничения коснутся сторон, желающих вернуться на иранский рынок, например, недавно подписавших контракты с иранцами «Тоталь» и «Пежо».

Иран, меж тем, пытается установить контакты с европейскими банками после отмены санкций в результате принятия СВПД, в число которых вошли австрийские Oberbank и датский Danske Bank (финансирующие свои национальные компании, осуществляющие экспорт товаров в Иран). В Национальном банке Ирана сообщили, что парижский филиал банка подключился к единой европейской банковской системе оплат «таргет», действующей в зоне евро и состоящей из Европейского центробанка и центробанков стран-участниц ЕС. Французская «Тоталь» заявила, что продолжит сотрудничество с Ираном по нефтегазовым проектам, даже если будут введены новые санкции США. Учитывая сложности с финансированием больших проектов соответствующего уровня финансовыми институтами, «Тоталь» пошла на беспрецедентный ход – финансирование проекта с Ираном из собственных резервов.

В связи с «новой стратегией» США, скорее всего, потенциальные инвесторы вновь замрут в ожидании дальнейшего развития событий вокруг Ирана.

 

***

Политическая повестка в Иране остается сконцентрированной на последствиях «новой стратегии» Трампа, обсуждении сценариев развития событий и демонстрации своих военно-технических возможностей и политического влияния в регионе. При этом внутри страны больших изменений в связи с этим не происходит, за исключением очередного скачка курса доллара по отношению к риалу, в том числе не стоит и преувеличивать значение консолидации народ вокруг КСИР, который был включен США в список спонсоров терроризма. Население преимущественно занято внутренними проблемами, имеющими отношение к действующей власти, а не международным событиям вокруг так называемой ядерной сделки.

На этом фоне происходит рост интереса к более интенсивным усилиям по укреплению двустороннего сотрудничества между Тегераном и Москвой, которые провели огромное количество встреч на различных уровнях за последние месяцы.

 

Ю.Свешникова

Турция: октябрь 2017 г. (дайджест)

Всё большее место в повестке турецкой политики занимают вопросы внутриполитической борьбы. Появляются новые оппозиционные силы в виде новообразованной «Хорошей партии» (İyi Parti). А внутри правящих кругов происходит частичная смена лиц на руководствующих постах.

На внешнеполитическом треке внимания заслуживают такие вопросы как: дипломатический кризис между Турцией и США, соглашение по закупке ЗРК С-400, а также сближение Турции и Ирана.

Внутриполитическая обстановка

16 октября в ходе заседание Совета министров турецкое правительство приняло решение продлить режим чрезвычайного положения ещё на 3 месяца. Таким образом, режим ЧП будет продлён уже в пятый раз.

Кроме того, руководство Турции, по всей видимости, начинает постепенную подготовку к президентским выборам 2019 года (тогда же произойдёт окончательный переход к президентской форме правления). В этой связи в высших эшелонах власти происходят некоторые перестановки. 19 октября Шабан Дишли, главный советник председателя правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которым сейчас является Эрдоган, подал в отставку. Своё решение он объяснил желание уберечь президента от критики, которая может возникнуть по причине того, что брат Дишли был арестован в 2016 году по обвинению в причастности к попытке госпереворота. Позже по требованию Эрдогана в отставку ушёл теперь уже бывший мэр Анкары Мелих Гёкчек. В связи с этим, главный редактор турецкого издания «Hürriyet Daily News» выразил сомнение в том, сможет ли ПСР победить в Анкаре на следующих выборах. Он также отметил, что правящая партия сегодня теряет свои позиции в таких городах, как Стамбул и Бурса, которые традиционно голосуют за неё. Ранее, в сентябре (2017 г.), свой пост покинул и мэр Стамбула Кадир Топбаш. Сообщалось, что в июне его зять был задержан по подозрению в связях с Гюленом.

25 октября бывший депутат от Партии националистического движения Мераль Акшенер объявила о создании «Хорошей партии» (İyi Parti). Политик передал в Министерство внутренних дел Турции документы необходимые для регистрации партии, после чего провела первую встречу членов партии, где единогласно была избрана её председателем. В 2016 году Акшенер была исключена из ПНД за критику лидера партии Девлета Бахчели. По её мнению, при нём националисты стали самой слабой оппозиционной силой в стране. Комментируя цели «Хорошей партии» политик заявила: «Мы выступаем за предоставление нашему молодому поколению работы, нашим женщинам – права на жизнь и равенство, нашим старикам – спокойствия, надёжности и ухода, нашим детям – радости, счастья и здоровья, нашей нации – единства и сплочённости». Партия заявлена как правоцентристская, тем не менее, в ней преобладает сильное националистическое ядро, что делает её серьёзным конкурентом ПНД. Некоторые бывшие члены Партии националистического движения уже заявили о своём вступлении в партию Акшенер: среди них бывший генеральный секретарь ПНД Джихан Пачаджи, бывший заместитель председателя ПНД Умит Оздаг и другие.

Экономическая ситуация

В конце октября были опубликованы данные об объёмах экспорта и импорта Турции за сентябрь 2017 года. Так, экспорт Турции составил 11 миллиардов 848 миллионов долларов, увеличившись на 8,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года (сентябрь 2016 г.), тогда как объём импорта – 19 миллиардов 982 миллиона долларов, при росте в 30,6%. Таким образом, дефицит торгового баланса составил 8 миллиардов 135 миллионов, повысившись на 85%.

Серьёзно возрос импорт энергетических ресурсов: он увеличился на 51,3% по сравнению с данными сентября прошлого года и составил 3 миллиарда 202 миллиона долларов.

Помимо прочего, стали известны данные по уровню безработицы в стране. Нужно отметить, что ситуация на рынке труда остаётся довольно стабильной, учитывая массовые увольнения госслужащих в связи с попыткой государственного переворота в июле 2016 года. Объём безработицы остался на прежнем уровне – 10,7%, число же граждан, занятых в трудовой деятельности, выросло с 52,7% до 53,7%.

Министр финансов Турции Наджи Агбал, комментируя проект турецкого бюджета на 2018 год, заявил, что в наступающем году доходы Турции достигнут отметки в 698,8 миллиарда лир, из которых 599 миллиардов лир будут обеспечены налоговыми поступлениями. При этом потратить планируется 762 миллиарда лир. Предусмотренный дефицит бюджета на предстоящий год – 65,9 миллиардов лир. Кроме того, он коснулся вопроса увеличения ряда налогов в рамках «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)», анонсированной в сентябре 2017 года. По его словам, в 2018 году система налогообложения на транспорт претерпит изменения. Сегодня в Турции она привязана к объёму цилиндров двигателя – после проведения реформы будет взиматься дополнительная плата за покупку автомобиля в размере до 20% от его стоимости. Сам налог также вырастет до 40%. Агбал отметил: «Основываясь на принципе платёжеспособности, а также справедливого налогообложения, если вы покупаете Феррари более чем за 2 миллиона лир, вы должны будете заплатить 6000 лир дополнительного налога. Такая система предельно справедлива».

Наиболее важным для экономики Турции событием, очевидно, стало открытие 30 октября железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. В турецкой прессе отмечалось, что она позволит сократить расстояние между Англией и Китаем на 7000 километров, таким образом, намекая на Транссибирскую магистраль, что, тем не менее, является немалым преувеличением. Протяженность железной дороги, большая часть которой проходит по территории Азербайджана, – 829 километров. Изначально пропускная способность линии составит 1 миллион пассажиров и 6,5 миллионов тонн грузов, к 2023 году планируется, что эти показатели достигнут 3 миллионов пассажиров и 17 миллионов тонн грузов. Дорога задумана как альтернатива российской магистрали с целью сократить расстояние от Европы до Азии. Таким образом, время в пути станет около 12-15 дней, а не 45-62 дня, как раньше. Представители Армении отмечают, что наличие транспортного коридора без участия их страны создаёт предпосылки для развития напряжённости в регионе.

Отношения с США

Несмотря на положительную взаимную риторику Турции и США в сентябре (2017 г.), отношения между двумя странами продолжают сохранять коллапсирующий характер, чему свидетельствует разразившийся в начале месяца дипломатический кризис. 5 октября по обвинению в связях с Гюленом, шпионаже и подрыву конституционного строя турецкие власти арестовали гражданина Турции, сотрудника генконсульства США, Метина Топуза. Интересно, что он также подозревается в связях с бывшим прокурором Турции и офицерами полиции, которые в 2013 году расследовали коррупционный скандал, к которому, в свою очередь, был причастен Эрдоган. После этого страны на взаимной основе приостановили выдачу неиммиграционных виз: США – для граждан Турции, и Турция – для граждан США.

Параллельно этому в Штатах продолжается судебное разбирательство в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба и генерального директора одного из крупнейших турецких банков «Halkbank» Мехмета Хакана Атиллы. Они обвиняются во вступлении в сговор с целью осуществления финансовых операций, которые позволяли Ирану действовать в обход американских санкций. Первый был одним из ключевых фигурантов коррупционного скандала в 2013 году. В этой связи многие эксперты полагают, что Эрдоган опасается вскрытия подробностей коррупционной деятельности его окружения. Таким образом, Анкара, раздувая скандал, пытается надавить на Вашингтон с тем, чтобы тот закрыл дело.

Отношения с Россией

Как в случае с США, отношения Турции и России складываются весьма сложно. Одним из ключевых вопросов сотрудничества двух стран на данный момент является вопрос закупки зенитно-ракетных комплексов С-400. Ещё в сентябре (2017 г.) Турция сделала первый взнос в рамках соглашения. Тем не менее, вскоре из уст турецкого руководства стали звучать предупреждения о том, что Турция откажется от сделки в случае, если сделка будет осуществлена без передачи технологии. На вопрос журналистов о готовности России к передаче технологии производства ЗРК, пресс-секретарь президента России ответил, что между двумя странами продолжаются переговоры на экспертном уровне по этому аспекту соглашения. Позже подобные заявления турецкого руководства исчезли из внешнеполитического дискурса и ситуация нормализовалась.

Ещё одним негативным моментом взаимоотношений стал крымский вопрос. 9 октября Эрдоган посетил Украину, где встретился с её лидером Петром Порошенко. В ходе совместной пресс-конференции президент Турции подчеркнул, что его страна поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины и не признаёт присоединение Крыма к России. Многие посчитали этот шаг вынужденным: например, власти Крыма заявили, что Эрдоган, якобы, «подыграл» Порошенко. Однако, спустя несколько дней Министерство транспорта, судоходства и коммуникаций Турции запретило турецким портам принимать любые суда, идущие из Крыма. Подобная ситуация уже случалась в марте этого года (2017 г.).

Ближний Восток

8 октября Турция начала деятельность по разведке местности в сирийском Идлиби с целью кстановления наблюдательных постов. Уже 9 октября Генштаб Турции объявил о начале операции по контролю за перемирием в рамках договорённости о зонах деэскалации, которая была достигнута в ходе 6 встречи по Сирии в Астане 15 сентября (2017 г.). Несмотря на координацию турецких и российских властей, сирийское руководство раскритиковало действия Анкара, охарактеризовав их как нарушение международного права, и потребовало вывода войск из провинции.

Всё более явным становится сближение Турции и Ирана. 4 октября Эрдоган посетил Иран. Позже, 19 октября, с визитом в Турцию прибыл вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, где встретился с турецким премьер-министром Бинали Йылдырымом. Оба политика крайне позитивно охарактеризовали нынешнее состояние двусторонних отношений. На данном этапе два государства сближает не только энергетическое и военно-политическое сотрудничество в Сирии, но и общность взглядов по вопросу референдума в Иракском Курдистане. Турция, Иран и Ирак договорились выступать совместным фронтом по этому вопросу. Кроме того, Анкара, заручившись поддержкой Ирана, надеется на более эффективную борьбу против Рабочей партии Курдистана, борющейся за создание курдской автономии в составе Турции.

***

Во внутренней политике Турции постепенно утрачивает позиции антитеррористический дискурс. Всё большее внимание СМИ уделяется переменам во власти, возникновению новых политических сил, а также экономическим преобразованиям в стране. Турецкое руководство постепенно начинает подготовку к президентским выборам 2019 года, когда государство закончит переход к президентской форме правления. Параллельно ведутся экономические преобразования, вызванные трудностями в ряде секторов экономики. В связи с этим происходит и ужесточение налоговой политики.

Курс на независимую внешнюю политику приводит к своего рода однобокому подходу турецкого истеблишмента, который периодически игнорирует интересы своих партнёров, требуя при этом уступок по отношению к себе. Подобную ситуацию можно было наблюдать и в дипломатическом конфликте США и Турции, а также в противоречиях и разногласиях возникающих в вопросе поставок С-400. Тем не менее, вместе с тем как растёт влияние Ирана в регионе, крепчают и узы сотрудничества между Исламской Республикой и Турцией.

Как уже отмечалось в предыдущем дайджесте (за сентябрь 2017 г.), в среднесрочной перспективе руководство Турции, по всей видимости, сконцентрируется на двух наиболее важных для него на сегодняшний день моментах: укреплении собственных позиций у власти за счёт борьбы с оппозиционными элементами, а также решении курдского вопроса, который в связи с референдумом в Иракском Курдистане создаёт новые предпосылки для нестабильности в регионе.

В.Аватков, А.Финохин

 

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

Турция: июль-август 2017 г. (дайджест)

Период с июля по август 2017 года охарактеризовался неспокойной внутриполитической обстановкой в Турции. Уже в начале июля прошли масштабные акции представителей двух политических лагерей, а именно: сторонников президента Эрдогана и представителей оппозиции. Продолжились мероприятия по консолидации власти в руках действующей элиты.

На внешнеполитических рубежах Турция продолжает доказывать свою состоятельность в качестве региональной и мировой державы, что находит отражение в закупках российских ЗРК С-400, сотрудничестве с изолированным Катаром и взаимных выпадах в отношениях с Евросоюзом.

Внутриполитическая обстановка

15 июля состоялась годовщина попытки военного переворота в Турции. В этой связи имел место ряд событий и мероприятий, носящих прежде всего пропагандистский характер. Так, 15 июля Турция праздновала учреждённый в октябре 2016 года президентом Эрдоганом День демократии и национального единства, приуроченный к попытке военного переворота в июле 2016 года. По всей стране прошли массовые шествия, участие в которых приняли сотни тысяч турецких граждан и десятки городов.

Кроме того, турецкие пользователи мобильных операторов «Turkcell» и «Vodafone» вместо привычных гудков могли услышать поздравление президента Эрдогана с праздником: «Как президент я приношу поздравленья с праздником 15 июля, Днём демократии и национального единства, желаю мученикам прощения, а героям – здоровья и благополучия». Также 16 июля перед резиденцией президента в Анкаре был открыт мемориал, посвящённый жертвам переворота, который представляет из себя людей, несущих полумесяц и звезду, являющиеся символом ислама и изображенные на государственном флаге Турции.

Тем не менее, едва ли можно говорить о том, что размах мероприятий соответствует самому событию. Помпезность, с которой отмечался праздник сопоставим с мероприятиями, приуроченными ко дню победы над нацистской Германией, однако масштаб двух трагедий абсолютно несоразмерен.

Несмотря на все попытки действующего руководства консолидировать вокруг себя турецкий народ, общество Турции по-прежнему остаётся разрозненным. Это продемонстрировал так называемый «Марш справедливости», организованный лидером Народно-республиканской партии (НРП) Кемалем Кылычдароглу. Поводом к его началу стал приговор в отношении депутата от НРП, журналисту Энису Бербероглу о тюремном заключении  на 25 лет по обвинению в передаче главному редактору газеты Cumhuriyet видеозаписей, на которых были запечатлены грузовики с оружием, направляющиеся к турецко-сирийской границе. За 25 дней (с 15 июня по 9 июля) участники Марша, число которых в последние дни достигало практически двух миллионов человек, преодолели расстояние от Анкары до Стамбула (около 450 километров), где завершили его многотысячным «Митингом справедливости». Организованная главной оппозиционной партией политическая акция даёт понять, что Эрдоган и его приближённые всё еще не могут единолично контролировать политическую жизнь государства и вынуждены считаться с оппозицией, поддержка которой весьма высока.

17 июля Великое национальное собрание Турции (турецкий парламент) в четвёртый раз продлило действие режима ЧП на территории страны на 3 месяца. Таким образом, наряду с расширенными полномочиями, турецкое руководство продолжает сохранять значительный контроль над политической и общественной жизнью в стране, что вызывает немало критики со стороны правозащитников.

19 июля в турецком правительстве произошёл ряд перестановок. Так, вице-премьер Нуреттин Джаникли занял пост министра обороны, а министр обороны Фикри Ышик и министр юстиции Бекир Боздаг назначены вице-премьерами. Однако, ключевые посты министра экономики и министра иностранных дел – с точки зрения российской внешней политики – остались за Нихатом Зейбекчи и Мевлютом Чавушоглу, соответственно.

Проводимая Анкарой политика закручивания гаек во внутриполитической сфере дала о себе знать и 2 августа (2017 года), когда состоялась встреча военного и политического руководств страны. По итогам заседания, которое прошло под руководством премьер-министра Бинали Йылдырыма, Верховный военный совет Турции постановил заменить командующих армией, военно-воздушными силами и флотом страны, кандидатуры которых позже были одобрены президентом страны. Таким образом, действующая власть берёт под всё более плотный контроль турецкую армию, которая с момента создания Турецкой Республики являлась гарантом светскости в стране и была в значительной степени автономна от представителей политического руководства.

Поставки С-400

Наиболее значимым событием российско-турецких отношений в июле 2017 года стало заключение соглашения по закупке Турцией российских ЗРК С-400 «Триумф». Об этом 25 июля заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Согласно договорённостям, Турция заплатит 2,5 миллиарда долларов за поставку в 2018 году двух дивизионов системы противоракетной обороны и производство ещё двух на территории самой Турецкой Республики. Вопрос передачи технологий остаётся ключевым для турецкого истеблишмента; этот и другие технические нюансы будут обсуждаться в ходе дальнейших встреч. Сделка вызвала немало критики со стороны партнёров Турции по НАТО, которые обращали внимание на несовместимость С-400 с системами Североатлантического альянса. Тем не менее, в Пентагоне отметили, что соглашение является суверенным решением Турецкой Республики. Со стороны Турции такой шаг объясняется, очевидно, её стремлением навязать западным коллегам свои правила игры, а также желанием закрепиться на мировой арене в качестве одного из её ключевых игроков.

Помимо прочего, в середине июля Турция подписала соглашение с европейским концерном «Eurosam», согласно которому Турция совместно с Францией и Италией будет разрабатывать собственную систему ПРО. Отмечалось, что соглашение не повлияет на закупки российских систем С-400.

Отношения с Западом

Взаимные претензии и упрёки между Турцией и европейскими государствами по поводу членства первой в ЕС по-прежнему имеют место быть. 6 июля Европейский парламент принял резолюцию, которая призывает Европейскую комиссию и страны-члены ЕС прекратить переговоры о присоединении Турции, в случае если та откажется внести соответствующие изменения в свою конституцию.

В Турции резолюцию раскритиковали, заявив о своём отказе её рассматривать. Эрдоган, в свою очередь, подчеркнул, что ЕС «тратит время» Турции. Тем не менее, стоит отметить, что турецкий лидер уже не первый раз грозит Евросоюзу выходом из переговоров: ещё в марте 2017 года он выразил предположение, что после апрельского конституционного референдума Турция может провести ещё один плебисцит посвященный вопросу членства в ЕС. Спустя практически полгода турецкое руководство не предприняло никаких конкретных шагов в этом направлении, ограничиваясь лишь критикой в адрес западных коллег. Такое поведение лишь подтверждает тот факт, что турецкий истеблишмент не намерен отказываться от членства в Европейском союзе, рассматривая его, по всей видимости, как один из инструментов расширения своего влияния в мире, в целом, и на Западе, в частности.

Весьма напряжёнными остаются отношения Турции с Германией. Новый виток взаимных разногласий возник после задержания турецкими властями немецкого правозащитника Петера Штойдтнера. После этого Берлин ужесточил рекомендации для туристов, направляющихся в Турцию, на что Анкара отреагировала, обвинив Германию в «большой политической безответственности» из-за разжигания конфликта между двумя странами. Противоречия носят, прежде всего, политический характер, однако министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль заявил, что Германия намерена пересмотреть свою экономическую политику в отношении Турции.

В середине августа на фоне усложнившихся двусторонних отношений Эрдоган высказал предположение, согласно которому причиной негативной риторики в отношении Турции является попытка обеспечить поддержку немецкого электората перед парламентскими выборами в сентябре 2017 года. При этом интересен тот фак, что 18 августа Эрдоган призвал немецких граждан не голосовать на предстоящих выборах за Ангелу Меркель (лидер ХДС и ХСС) и Мартина Шульца (лидер Социал-демократической партии). За это он подвергся критике министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, который обвинил Турцию во вмешательстве в избирательный процесс в Германии.

Сотрудничество с Катаром

В полном соответствии со своими многочисленными внешнеполитическими доктринами, Турция продолжает осуществлять шаги по расширению влияния на Ближнем Востоке. Одним из таких шагов является налаживание военно-политического сотрудничества с Катаром, который, как известно, в июне 2017 года подвергся блокаде ряда арабских государств. 20 июля Турция завершила переброску своих военных в Катар, которая началась 12 июля.

Уже 6 августа Анкара и Доха провели совместные военно-морские учения «Железный щит». Сообщалась, что учения охватывали мероприятия по воспрепятствованию проникновению и нарушению границ, восстановлению контроля над жизненно важными объектами, координации действий, планированию и оценке обстановки.

Кроме того, 16 августа из турецкого порта Алиага вышло судно c гуманитарной помощью для Катара.

Сотрудничество с изолированным и в то же время одним из богатейших государств мира, по всей видимости, рассматривается Анкарой как возможность в сотрудничестве с Дохой создать альтернативный центр силы в регионе, чтобы противостоять его традиционным лидерам и распространять своё влияние.

Турция и Россия

Помимо положительных моментов в двусторонних отношениях, которые выразились во встрече Путина и Эрдогана в рамках саммита G20 в Гамбурге 8 июля, а также встрече министров иностранных дел двух государств на полях регионального форума АСЕАН в Маниле 8 августа, в ходе которых представители России и Турции обсудили сотрудничество по Сирии, а также ряд вопросов экономического характера, среди которых АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток», в отношениях двух стран по-прежнему имеют место некоторые противоречия. Одним из таких противоречий является вопрос импорта в Россию турецких томатов. Власти Турции отмечают, что запрет крайне негативно сказывается на турецкой экономике. Анкара пригрозила России ответными мерами. Тем не менее, обе стороны надеются достигнуть компромисса посредством переговоров, которые, по сообщениям турецких изданий, должны проходить в рамках Измирской международной ярмарки с 18 по 22 августа.

В то же время, 11 августа МИД Турции выступил с заявлением, осуждающим санкции в отношении России. Ранее, 2 августа, президент США Дональд Трамп подписал пакет антироссийских санкций. В интервью агентству IHA глава турецкого внешнеполитического ведомства отметил, что Турция не поддерживает санкции против России, так как они наносят ущерб и турецкой экономике.

***

Политика нынешней правящей элиты Турции, направленная на сосредоточение власти в руках узкой группы людей и начавшая отчетливо вырисовываться после парламентских выборов 2015 года, очевидно, окончательно сформировалась и укрепилась после апрельского референдума 2017 года. Действующий президент и его сторонники продолжают предпринимать шаги по отстранению от рычагов власти иных политических групп, в том числе и военных.

Обстановка внутри страны демонстрирует, что раскол турецкого общества всё ещё силён. Многомиллионные шествия оппозиции заставляют руководство Турции беспокоиться и искать новые способы устранения элементов, потенциально способных составить ему конкуренцию. Тем не менее, тот факт, что «Марш справедливости» прошёл с позволения властей, говорит о том, что турецкий истеблишмент видит опасность сложившейся ситуации и ищет способы умиротворить турецкий народ.

По всей видимости, теперь Турция рассматривает Запад не столько как партнёра, сколько как средство реализации своих внешнеполитических амбиций (о чём говорит «заигрывание» с ЕС). Происходит своеобразная диверсификация внешнеполитических связей, что за рассматриваемый период выразилось в поэтапном укреплении отношений с Россией, а также развитии военно-политического сотрудничества с изолированным Катаром.

Очевидно, что как внешняя, так и внутренняя политика Турецкой Республики в среднесрочной перспективе не претерпит каких бы то ни было значительных изменений. Смене вектора турецкой политики могут поспособствовать социальные и политические потрясения внутри страны, потенциал возникновения которых при нынешнем состоянии турецкого общества весьма высок, хоть он и сдерживается взвешенными действиями правящих кругов.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: июнь 2017 г. (дайджест)

 

Июнь 2017 года можно охарактеризовать замедлением как внутри-, так и внешнеполитических процессов в Турции. На внешнеполитическом фронте самой обсуждаемой и значимой стала ситуация вокруг Катара. В свою очередь во внутренней политике можно отметить задержание ряда высокопоставленных чиновников по подозрению в связях с Гюленом, а также лишение гражданства 130 человек по той же причине.

Турция и Россия

2 июня правительство Российской Федерации издало постановление, отменяющее ряд санкций в отношении Турции, наложенных после инцидента с российским Су-24 в ноябре 2015 года. Среди утративших силу ограничительных мер числится запрет на деятельность турецких фирм в сфере строительства зданий, инженерных сооружений, туристических услуг, обработку древесины и так далее. Кроме того, был снят запрет на импорт некоторых наименований турецкой сельхозпродукции, это: груши, яблоки, виноград, клубника, замороженное мясо кур и другие. Томаты, являющиеся ключевой позицией турецкого сельскохозяйственного экспорта, по-прежнему находятся под запретом.

По сообщениям СМИ, в начале июня делегация «Рособоронэкспорта» посещала Турцию. В ходе поездки были обсуждены технические детали, касающиеся поставок российских ЗРК С-400 «Триумф» в Турцию. Подписание контракта пока ожидается. Интересно, что многие выражали скепсис по поводу такого рода сотрудничества между двумя странами. Впервые вопрос закупок обсуждался на встрече Путина и Эрдогана в Москве 10 марта 2017 года. Тем не менее, высказывались предположения о том, что инициатива турецкой стороны связана, прежде всего, с желанием продемонстрировать Вашингтону независимость, а также о том, что Турция не сможет без каких-либо последствий закупать российские системы ПВО, будучи страной-членом НАТО. Сейчас можно видеть, что турецкое руководство, по всей видимости, настроено серьёзно.

Внутриполитическая обстановка

В Турции всё ещё сохраняется режим чрезвычайного положения (он был введён ещё летом 2016 года после попытки государственного переворота). На этом фоне турецкое руководство продолжает укреплять свою власть, что выражается в увольнениях и других мерах в отношении служащих, имеющих связь с проповедником Фетхуллахом Гюленом, который, по заявлениям официальной Анкары, является организатором июльского переворота.

Так, 17 июня по подозрению в причастности к перевороту был задержан главный советник премьер-министра страны Йылдырыма. Ранее по той же причине был задержан глава местного представительства международной правозащитной организации Amnesty International.

Кроме того, в МВД Турции сообщили, что руководство страны запустило процесс лишения гражданства 130 человек, среди которых исламский проповедник Фетхуллах Гюлен. Большинство из них подозреваются в причастности к попытке июльского переворота, однако гражданства также будут лишены некоторые депутаты прокурдской Демократической партии народов.

Интересно, что в отличие от, например, России, где конституция не предусматривает лишения гражданства ни при каких обстоятельствах, в статье 66 Конституции Турции говорится о возможности лишения человека гражданства в случае, если он совершает действия, несовместимые с верностью Родине. Таким образом, действующей власти удаётся максимально ослабить какую бы то ни было оппозицию в стране.

Помимо всего прочего, в Турции, непосредственно соседствующей с погрязшей в конфликте Сирией, продолжается борьба с терроризмом. Так, по заявлению премьер-министра страны, за последние девять месяцев турецким спецслужбам удалось предотвратить 360 терактов и задержать 1068 террористов.

Ситуация вокруг Катара

5 июня противоречия по поводу влияния на Ближнем Востоке вылились в разрыв дипломатических отношений с Катаром ряда арабских государств, среди которых: Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия (к ним также присоединились Мальдивы). Позже Катару были направлены требования, выполнение которых необходимо для снятие блокады. Среди них числится требование закрыть Турецкую военную базу на территории страны.

Изначально Турция заняла примирительную позицию: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя блокаду, отметил, что турецкое руководство огорчено ситуацией, а также призвал при любых обстоятельствах сохранять диалог между государствами. Однако позже президент Турции раскритиковал изоляцию Катара, назвав такие действия «бесчеловечными и противоречащими исламским ценностям».

Анкара продолжила осуществлять и даже укреплять военное сотрудничество с Дохой: 9 июня Эрдоган одобрил закон об отправке военных в Катар. Между двумя странами было также заключено соглашение о сотрудничестве в обучении военных, Турция, в свою очередь, обязалась обеспечить поставки продовольствия и воды в регион. Уже 19 июня начались совместные военные учения двух стран.

Очевидно, что деятельность Анкары может негативно сказаться на ситуации. Тем не менее, действия турецкой стороны демонстрируют, что она пытается сформировать свой собственный круг союзников, и подтверждают её имперские амбиции. Сотрудничество с Катаром позволит ей не только укрепить собственное влияние за счёт могущественного партнёра, но и создать новый центр силы в регионе.

Отношения с Западом

Отношения с западными государствами по-прежнему сохраняют довольно холодный характер.

16 июня стало известно, что полиция США выдала ордер на арест охранников Эрдогана после их участия в массовой драке с курдскими демонстрантами в ходе визита турецкого президента в Вашингтон. Руководство Турции негативно охарактеризовало решение, отметив, что будет бороться с ним «политическими и правовыми методами».

Германия в этой связи запретила охранникам Эрдогана посещать саммит G-20 в Гамбурге, который пройдёт с 7 по 8 июля 2017 года. Кроме того, немецкие власти также запретили президенту Турции провести встречу со своими сторонниками в ходе визита в ФРГ по случаю участия в саммите, обосновывая это невозможностью обеспечить безопасность политика. Негативные тенденции в двусторонних отношениях также можно было наблюдать и в вопросе военной базы Инджирлик. В конце июня депутаты немецкого бундестага проголосовали за решение о передислокации немецких военных с турецкой базы Инджирлик в Иорданию. Ранее, между Берлин и Анкарой возник конфликт по поводу отказа немецким парламентариям в посещении контингента военнослужащих Германии, находящихся на службе в Турции.

28 июня в Швейцарии стартовал новый раунд переговоров по кипрскому урегулированию, в которых принимает участие Турция. Министр иностранных дел Турции, оценивая ход переговоров, заявил, что они являются последними, объясняя это тем, что, если не будет достигнуто никакого соглашения, то смысла в дальнейшем разрешении вопроса нет. Тем не менее, в СМИ появилась информация о том, что ООН намерена вывести свой миротворческий контингент с острова, который находится там с 1963 года, что даёт надежды на положительный исход встречи.

***

Характер политики действующего турецкого руководства продолжает сохранять характер, направленный на укрепление как внутреннего, так и внешнего лидерства. Увольнения и задержания постепенно становятся нормой политической жизни страны. Турецкое руководство постепенно избавляются от всех, кто представляет хоть малейшую угрозу его власти.

Провозглашенный когда-то прежним премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу курс на поворот в сторону Востока проявляет себя во всей красе: Анкара постепенно налаживает и расширяет сотрудничество с Москвой, укрепляет партнёрство с Катаром, формируя новый центр силы в регионе, и в то же время сохраняет довольно напряжённые отношения с Западом, при этом не отказываясь от него.

Что касается кипрского урегулирования, то его положительный исход – в случае его достижения – благоприятно скажется не только на международном имидже Турции, но и избавит её от одного из камней преткновения в отношениях с Евросоюзом.

В.Аватков, А.Финохин