Турция: март 2018 г. (дайджест)

В марте произошло достаточно много важных событий, так или иначе отразившихся на внутренне- и внешнеполитической жизни Турции. Во внешнеполитическом дискурсе Турецкая Республика продолжает развивать двусторонние контакты с Россией, которые выражаются в осуществлении официальных визитов и проведении телефонных переговоров. Кроме этого, наблюдается активность государства в Сирии, где Турция добилась значительных успехов в рамках операции «Оливковая ветвь». При этом практически неизменной остается политика Турции в отношении Западных стран и США, где все еще немаловажное место занимают разногласия по ряду политических вопросов.

Внутренняя политика Турции по-прежнему характеризуется укреплением вертикали власти, политической борьбой партий за своих избирателей, и усилением консервативной риторики. Одним из важнейших событий за последний месяц также стало первое испытание баллистических ракет турецкого производства.

Отношения с Россией

За последний месяц во внешней политике с точки зрения российско-турецких отношений, центральным событием, безусловно, стал официальный трехдневный визит в Россию министра иностранных дел Турецкой Республики Мевлюта Чавушоглу. Главной целью визита, который продлился с 12 по 14 марта, было участие министра в шестом заседании Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, который действует в рамках Совета сотрудничества высшего уровня, проведение переговоров с российским коллегой С.В. Лавровым, а также участие в Московской международной туристической выставке (MITT).

Помимо этого, 13 марта М. Чавушоглу посетил МГИМО, где выступил с речью о внешней политике Турции, затронув также и вопрос российско-турецких отношений. Глава турецкого внешнеполитического ведомства подчеркнул важность российско-турецкого сотрудничества в сфере политики, культуры и совместных экономических проектов – трубопровода «Турецкий поток» и АЭС «Аккую», закладка фундамента которой состоится в начале следующего месяца. По словам Чавушоглу, в данном мероприятии также примут участие главы России и Турции. В ходе своей речи министр особенно отметил сотрудничество двух стран в борьбе с терроризмом, совместные успехи в Сирии, а также важность системы создания глобальной безопасности в будущем, в которую, по мнению министра, должны быть вовлечены не только Россия и Турция, но и другие акторы международных отношений.

Похожие вопросы обсуждались и 14 марта в ходе вышеупомянутого шестого заседания Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, однако, по заявлению министров, сделанному в ходе совместной пресс-конференции по итогам мероприятия, основной целью переговоров все-таки была подготовка к предстоящей встрече лидеров России и Турции – В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана в рамках заседания Совета сотрудничества высшего уровня, намеченного на начало апреля, а также трехсторонней встречи лидеров России, Турции и Ирана, которая также пройдет в турецкой Республике 4 апреля. Примечательно, что визит В. Путина в Турцию станет для главы Российской Федерации первой зарубежной командировкой с момента его переизбрания и вступления в должность, что, безусловно, подчеркивает важность российско-турецкого сотрудничества и стремление России дальше развивать двусторонние контакты с Турецкой Республикой. Во время переговоров министры достигли договоренностей в экономической области, в первую очередь, относительно продолжения снятия ряда экономических ограничений и облегчения визового режима, а также в сфере военно-технического сотрудничества. Министры подтвердили выполнение контракта на поставку Турции ЗРК С-400, подчеркнув, что отношения в этой области развиваются «в соответствии с достигнутыми президентами договоренностями». Акцент также был сделан на том, что следующий 2019 год станет для двух государств Годом культуры России в Турции и Турции в России, что означает взаимодействие государств не только в экономической и политической сферах, но и реализацию культурно-гуманитарного сотрудничества. Не без внимания осталась и ситуация в Сирии. Помимо важности продолжения работы в рамках астанинского саммита и всеобъемлющего взаимодействия, С. В. Лавров, отвечая на вопрос журналиста, также отметил, что Турция обсуждает с Россией в том числе и те вопросы, которые имеют место быть на переговорах с американской стороной.

16 марта начала свою работу экспертная встреча по Сирии в Астане, в которой приняли участие министры иностранных дел России, Турции и Ирана. В ходе переговоров особое внимание было уделено вопросу обмена пленными М. Чавушоглу, который ранее, находясь в Москве, заявлял о том, что единственной целью проводимых Турцией на территории Сирии военных операций является борьба с терроризмом, на этот раз призвал стороны к поиску политического разрешения кризиса, особенно отметив важность переговоров в Астане.

Несмотря на то, что Россия и Турция достаточно активно взаимодействовали за последний месяц, на вышеупомянутых встречах двусторонние контакты не закончились – 30 марта стало известно о проведении телефонных переговоров министров иностранных дел России и Турции, в ходе которых главы МИД двух стран обсудили предстоящие встречи глав государств, запланированные на начало следующего месяца. Исходя из позитивного развития двухстороннего взаимодействия, такие достаточно частые контакты говорят, во-первых, о намерении сторон укреплять двустороннее сотрудничество, во-вторых о придании чрезвычайной важности предстоящей встрече, которая требует столь детального обсуждения.

В то же время, несмотря на положительную риторику турецких властей в отношении России, некоторые противоречия все же сохраняются. Только этим можно объяснить заявление Министерства иностранных дел Турции по поводу четвертой годовщины воссоединения Крыма с Россией. Даже после успешно проведенных встреч и ясности перспектив на дальнейшее сотрудничество, в Турции по-прежнему не могут простить России присоединение полуострова, населенного крымскими татарами, которое, согласно заявлению, противоречит нормам международного права.

Отношения с Западом

Отношения Турции с западным миром характеризуются как сложные: конструктивный диалог по-прежнему отсутствует, а какие-либо контакты и встречи, призванные наладить отношения, носят, скорее, формальный характер. Так, например, диаметрально противоположные взгляды по Сирии не позволяют Турции и США наладить двусторонний диалог. И вместо того, чтобы искать компромиссы, лидер Турции продолжает обвинять США в невыполнении обязательств, с каждым разом ужесточая риторику.

Так, например, в ходе своего выступления перед членами Партии справедливости и развития 20 марта, Р.Т Эрдоган раскритиковал политику США на Ближнем Востоке, уличив Белый дом в обмане и содействии терроризму. Слова по этому поводу не стал подбирать и министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу, который, выступая в МГИМО, заявил, что турецко-американские отношения находятся на гране разрыва из-за поставок вооружений сирийским военизированным формированиям. В то же время, помимо внешнеполитических противоречий, неясной остается ситуация по вопросу военно-технического сотрудничества двух стран. 20 марта руководитель комитета по международным делам парламента Турции Волкан Бозкыр заявил о том, что США могу приостановить поставки Турции американских истребителей F-35 из-за заключенного ранее соглашения с Россией о поставках комплексов С-400. Позднее министр национальной обороны государства заявил, что контракт с Россией не окажет никакого влияния на военно-техническое сотрудничество Турции и США, в том числе – на поставку истребителей. Противоречивые высказывания властей в данном случае могут говорить либо о переменчивой позиции США по этому вопросу, что, как правило, Соединенным Штатам не свойственно, либо о том, что у официальных властей Турции также имеются противоречия по этому вопросу. В любом случае, заявления официального представителя МИД Турции о том, что переговоры о закупке систем ПВО Patriot с США и европейским Eurosam продолжаются, дают Турции шанс на то, что США не прервет переговоры в условиях существующей критики российско-турецкого сотрудничества по поводу С-400. Кроме этого, 30 марта стало известно о проведении сторонами пятой секции турецко-американского торгового диалога по оборонной промышленности, в которой приняли участие сотрудники Министерства экономики Турции, Госдепартамента, а также Министерства обороны двух стран.

Интересным и принципиально важным для турецко-американского сотрудничества представляется и то, что в период между визитом в Москву и Астану министр иностранных дел Турции 15 марта успел посетить Азербайджан, где состоялась четырехстороння встреча глав МИД Азербайджана, Турции, Ирана и Грузии. Также стало известно, что М. Чавушоглу примет участие в конференции министров иностранных дел стран Движения неприсоединения, которая пройдет в Баку с 5 по 6 апреля. Участие турецкого министра в такого рода мероприятии как минимум странно, поскольку Турция сама является членом НАТО, а ее участие в такого рода мероприятии может рассматриваться как определенный сигнал в сторону Соединенных Штатов.

Что касается двусторонних встреч и других контактов, за последний месяц лидеры США и Турции провели несколько телефонных переговоров – 22 и 30 марта – в ходе которых обсуждалось турецко-американское взаимодействие. Важным с точки зрения нормализации отношений должен был стать визит главы турецкого МИД М. Чавушоглу в США, запланированный на 19 марта, в ходе которого были предусмотрены переговоры министров иностранных дел двух стран и консультации по поводу Сирии, однако после сообщения об отставке Госсекрета Р. Тиллерсона, внешнеполитическое ведомство Турции поспешило заявить о переносе визита. Примечательно, что дата визита не уточняется.

Нельзя назвать позитивными и отношения Турции с Европейским Союзом. Главным событием на этом направлении для Турции стал проведенный 27 марта саммит «ЕС-Турция», однако, не успел саммит начаться, как 23 марта председатель Еврокомиссии поспешил дать характеристику предстоящей встрече и, надо отметить, прогнозы эти были не слишком утешительными для Турции. Жан-Клод Юнкер наряду со стремлением Европы взаимодействовать с Турцией, также заявил о нарастающих противоречиях между Турцией и ЕС, и оказался прав. В ходе вышеупомянутого саммита, который состоялся в Варне, стороны в очередной раз охарактеризовали существующие противоречия, однако конкретных и эффективных шагов по их преодолению ни одной из сторон предложено не было. Так, представители ЕС продолжали упрекать Турцию за ее политику в Сирии, на Кипре и в Эгейском море, Турция же в лице Р.Т. Эрдогана, который назвал вступление в ЕС стратегической целью государства – продолжала заявлять о выполнении ей всех пунктов, необходимых для вступления в Союз, а также том, что ЕС не выполняет обещания по поводу отправки 3 млрд. долларов, обещанных в рамках соглашения по сокращению миграционного потока. Также турецкого лидера волновал вопрос о пересмотре Таможенного союза и упрощенном визовом режиме, однако никакой конкретики на этот счет Эрдоган также не получил. И если по завершении саммита его итоги в целом были не очень понятны, то на следующий день ясности внес премьер министр Турции Б. Йилдырым, заявив, что Турецкая Республика не увидела к ней справедливого отношения со стороны Европы.

Таким образом, Европейский Союз по-прежнему опасается активности Турции в мире и в особенности на Ближнем Востоке, продолжая, по словам канцлера Австрии С. Куртца, видеть в Турции «стратегического партнера», но не члена ЕС. Однако Турцию такая позиция не устраивает, и она успешно выстраивает отношения с Россией на фоне неудач на Западе. Показательным с этой точки зрения стало решение Турции не поддерживать европейские страны в принятии мер против России из-за дела Скрипаля, что в контексте усиливающихся противоречий между Турцией и Европой также приобретает особую значимость.

Ближний Восток

Главным событием для Турции на Ближнем Востоке стало взятие Африна в рамках операции «Оливковая ветвь», о котором было объявлено президентом Турции 18 марта. Турецкая армия в каком-то плане действительно может считать это успехом, ведь для того, чтобы занять приграничный Джараблус в рамках предшествующей данной операции «Щит Евфрата», Турции потребовалось приблизительно полгода, в то время как о завершении «Оливковой ветви» было объявлено спустя всего несколько месяцев, после ее начала, однако при этом принципиально важно учитывать, что «Оливковая ветвь» проводилась при поддержке сирийской оппозиции.

Президент Турции Р.Т. Эрдоган в привычной ему манере поспешил провести параллель между ранними достижениями Турции в Джараблусе, Эль-бабе и Азазе, отметив тем самым еще одну, «очередную», победу турецкой армии на территории Африна. Согласно официальной информации Генштаба, в ходе операции было уничтожено 3603 террориста, число погибших турецких солдат составляет 46 человек, раненых – 225, однако по неофициальной информации количество пострадавших гораздо больше. Интересно также и то, что на этом свое пребывание на территории Сирии Турция завершать не собирается, наоборот – в планы государства, по словам президента Эрдогана, входит укрепление позиций, на этот раз в Манбидже и Идлибе. Однако здесь у Турции могут возникнуть проблемы, которые, тем не менее, не сильно пугают турецкое руководство. Турцию нисколько не смущает тот факт, что в Манбидже расположены подразделения США, ведь, Турция уже придумала и даже озвучила план действий каждой из сторон в соответствии с турецким сценарием развития событий. По словам, М. Чавушоглу, именно США и Турция будут контролировать выход Сил народной самообороны (СНС) из города. Помимо этого, в конце месяца Турция приступила к подготовке операции на северо-востоке Сирии и севере Ирака, направленной на зачистку территории от курдских формирований, о чем также было заявлено в ходе заседания Совета национальной безопасности, которое состоялось 28 марта и продлилось целых 4 часа 20 минут.

Активность Турции на Ближнем Востоке вызывает противодействие не только официальных властей государств, на территориях которых данные операции проводятся, но и третьих лиц, а противостояние Турции с курдами, которым оказывают поддержку страны Запада, постепенно экстраполируется на двусторонние отношения Турецкой Республики с другим сторонам конфликта, в первую очередь – США и странам Европы. При этом позиции Эрдогана не меняются – он продолжает критиковать всех, кто так или иначе посягает на те сирийские территории, которые затрагивают интересы Турции. Так, например, 30 марта президент Турции, раскритиковал политику Франции, которая, по сообщениям некоторых СМИ, поддержала курдов и заявила о намерении ввести свои войска в Манбидж, и если обвинения Турции по поводу «неправильной» позиции относительно сирийского вопроса в адрес европейских стран звучат не так часто, то аналогичные обвинения в сторону Соединенных Штатов официальные лица Турции делают на регулярной основе.

Внутриполитическая обстановка

За последний месяц во внутренней политике Турции произошло два значимых события – одно из них касается предстоящих выборов, другое – военного потенциала Турецкой Республики.

13 марта после обсуждений и слушаний парламент Турции все-таки одобрил законопроект об изменениях в выборное законодательство. Теперь партии имеют право объединяться в союзы, выступая на выборах в форме коалиций, при этом 10-ти процентный порог для прохождения в парламент изменен не был. Кроме этого, нововведения предусматривают возможность объединения избирательных округов. Учитывая противоречивые поправки в законодательство, которые, к тому же, были предложены правящей ПСР, новость о принятии парламентом законопроекта была встречена общественностью без особого энтузиазма, более того – была подвергнута острой критике, в особенности – со стороны оппозиции. Однако критика, пусть даже в крупном масштабе, Р.Т. Эрдогана в его стремлении укрепиться у власти вряд ли остановит. «Народный альянс» – именно так теперь называется коалиция правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения (ПНД) – призван победить на запланированных на 2019 год выборах, а также изменить политический курс Турции – уверенно заявил Р.Т. Эрдоган в ходе съезда ПСР в провинции Гиресун 25 марта. Помимо этого, на фоне слухов о проведении досрочных выборов, президент также подчеркнул, что об этом не может быть и речи, что, скорее всего, стоит воспринимать всерьез лишь по одной причине – в настоящее время ПСР не готова идти на выборы в связи с рядом нерешенных проблем как во внутренней, так и во внешней политике, а, следовательно, в связи с недостаточной подготовленностью электората – правящей партии важно получить большинство, поскольку от этих выборов зависит слишком многое – речь идет о политическом будущем как самого Эрдогана, так и его партии.

Кроме темы выборов в Турции широко обсуждались военно-технические успехи государства. Разработки Турции в этой области не стоят на месте и начинают приносить первые плоды. 25 марта Турецкая Республика впервые испытала баллистические ракеты собственного производства и, к слову, успешно. Два вида ракет – GÖKDOĞAN (малого радиуса действия) и BOZDOĞAN (среднего радиуса действия) – разработка которых по плану будет завершена в 2020 году, впервые были представлены общественности в рамках XIII Международной выставки продукции оборонной промышленности в Стамбуле в 2017 году. Следующие испытания также запланированы на 2018 год, однако теперь запуск планируется провести по движущимся целям с наземной установки, а также с самолета.

В настоящее время, на фоне укрепления неоосманизма во внешней и национализма во внутренней политике особую важность приобретают практически любые события, связанные с какой-либо победой Турецкой Республики (причем не важно – в прошлом или в настоящий период времени), поэтому отдельное внимание в Турции было уделено празднованиям по случаю 103-летия со дня победы в битве при Чанаккале (также известная как Драданелльская операция), состоявшимся 18 марта. Битва при Чанаккале стала одной из самых успешных в истории республиканской Турции. В связи с этим в провинции Чанаккале состоялось памятное мероприятие, посвященное жертвам сражения, в котором приняли участие президент Турецкой Республики и премьер-министр государства.

Экономическая ситуация

Экономическую ситуацию в стране в целом нельзя назвать стабильной, поскольку экономические показатели не демонстрируют высоких результатов. Тем не менее, в сфере международной торговли для Турции произошли некоторые изменения, в первую очередь затрагивающие российско-турецкое сотрудничество.

29 марта Россельхознадзор разрешил поставки томатов в Россию еще двум предприятиям, таким образом увеличив их количество до 14. В настоящее время доступ на российский рынок имеют следующие фирмы: Ozaltin, Agrobay, Sural, Dilek Gida Dagitim, Ergun Halcilik Ambalaj Nakliyat, OZ GUR-OK, Smyrna Seracilik, Tayftar Tarim, Kaltun Organiktar, Burak Karabucak, Seratac Seracilik, Taurus Tarim San. Кроме этого, в ходе заседания Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования отмечалось, что за последний год товарооборот между двумя странами увеличился более, чем на 37%, достигнув 21, 6 млрд. долларов. Также реализуется один из крупнейших российско-турецких проектов – «Турецкий поток». Согласно сообщениям Газпрома, по состоянию на 6 марта, уложено более 930 км, что уже составляет 50% морского участка.

Вместе с этим, внутриэкономическая ситуация Турции оставляет желать лучшего. Наблюдается высокий уровень инфляции – за последний месяц турецкая лира упала приблизительно до 4,0375 по отношению к доллару, при этом также достигнув рекордного минимума относительно евро – 4,9778. Причина таких низких показателей кроется в зависимости Турции от притока иностранного капитала. В связи с этим правительству государства приходится предпринимать меры по защите иностранной валюты. Так, например, в ходе седьмого экономического саммита «Улудаг», который состоялся 23 марта в провинции Бурса, вице-премьер Турции Мехмет Шимшек отметил, что правительство намерено ограничить задолженность в иностранной валюте для крупных предприятий (ранее аналогичная мера была предпринята для малых и средних).

Среди позитивных событий стоит отметить увеличение Турцией экспорта в области оборонной промышленности. 12-14 марта в Катаре прошла международная военно-морская выставка и конференция, в ходе которой Турция и Катар подписали контракт на поставку Дохе турецких беспилотников Bayraktar TB2, ранее протестированных Турцией в борьбе против терроризма в Сирии. И хотя сведений о контракте обнародовано не так много, сомнений в том, что такое соглашение имеет место быть практически нет. Во-первых, потому что Турция и Катар на протяжении долгих лет являются стратегическими союзниками и партнерами, во-вторых, по причине того, что по состоянию на начало марта, согласно обнародованным данным Секретариата оборонной промышленности Турции, за последние несколько месяцев экспорт оборонной промышленности вырос на 16,6 % и составил 258,9 млн. долларов.

***

Таким образом, на внешнеполитической арене Турция по-прежнему пытается укрепиться в качестве независимого игрока, критикуя практически каждое действие западных коллег, при этом не получая почти никаких преференций. Наладить отношения с США и Европейским Союзом Турции, вероятно, поможет только отход от политики самоуверенности и амбициозности, что, однако, несвойственно турецкому руководству. Смелые, а иногда достаточно жесткие заявления, которые позволяет себе Р.Т. Эрдоган в адрес своего некогда ближайшего союзника – США – показывают не столько наличие у Турции реальной власти и авторитета, сколько, скорее, отсутствие четко выработанного плана действий. По этой причине в последнее время безрезультатно заканчиваются турецко-европейские саммиты, а с США по-прежнему отсутствуют какие-либо договоренности по Сирии. Таким образом, на современном этапе, единственным направлением, где Турция может отличиться стабильностью являются отношения с Россией, однако и в них сохраняются определенные разногласия.

Похожим образом складывается ситуация во внутренней политике. Правящая Партия справедливости и развития во главе с Эрдоганом пытается обеспечить себе успех, уже сейчас редактируя предвыборное законодательство с целью извлечения определенных выгод, а также организовывая широкомасштабные митинги в поддержку военных операций, что, вероятно, будет продолжаться и дальше. Однако сегодня за проводимыми в соседней Сирии военными кампаниями, красноречивыми речами президента о величии и единстве Турции и показательным укреплением оборонного потенциала по-прежнему скрываются одни из самых низких экономических показателей Турции за последние годы и значительное количество пострадавших в ходе проводимых военных действий, что ставит под сомнение успех и правильность осуществляемой руководством Турции политики.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: февраль 2018 г. (дайджест)

В феврале во главе внешнеполитической повестки стоял, что ожидаемо, вопрос проводимой Турцией операции «Оливковая ветвь». Кроме того, сохранялась тенденция к сближению с Европейским союзом.

Основу внутриполитического дискурса формировали вопросы защиты детей – так, 2018 год был объявлен «Годом борьбы с эксплуатацией детского труда» –, а также расширения возможностей для получения государственных услуг гражданами страны.

В области экономики власти Турции осуществляют поиск возможностей для использования альтернативных источников энергии. Всё большую актуальность приобретает вопрос энергетической безопасности страны. Растёт роль электронной торговли в структуре экономики Турецкой Республики.

Внутриполитическая обстановка

Особое внимание обращает на себя тот факт, что в феврале 2018 года наблюдалось значительное усиление роли темы детей во внутриполитическом дискурсе турецкого руководства. Прежде всего, необходимо упомянуть встречу министра внутренних дел Турции Сулеймана Сойлу с группой детей, которые, согласно информации СМИ, самостоятельно установили в районе Бейтюшшебап провинции Ширнак флагшток, водрузив на него найденный ими турецкий флаг. В заметках проправительственных изданий подчёркивалось, что в ходе встречи дети держали в руках миниатюрные флаги Турции. Очевидно, сюжет был подан не только с целью демонстрации позитивного взаимодействия властей с представителями младших поколений, но и поднятия патриотического духа населения страны.

Не обошлось и без темы безопасности. В начале месяца между Министерством внутренних дел и Министерством национального образования Турции был подписан протокол о сотрудничестве, касающийся усиления во втором учебном полугодии наблюдения за школами по всей стране в целях защиты детей и молодёжи. Для этого будет задействовано 6 тысяч специальных отрядов и более 16 тысяч служащих.

13 февраля в городе Батман (административный центр ила Батман) Министерством внутренних дел и Обществом белого полумесяца (занимается в Турции вопросами поддержки людей с ограниченными возможностями) был открыт специально оборудованный учебный класс для детей, страдающих аутизмом. Примечательно, что сам город расположен в районе, преимущественно населённом курдами.

Кульминацией вышеупомянутых инициатив стало объявление 2018 года «Годом борьбы с эксплуатацией детского труда». В ходе церемонии, организованной в сотрудничестве с Международной организацией труда (МОТ), министр труда и социального обеспечения Турции Юлидэ Сарыэроглу заявила, что программы, запланированные в рамках этого Года, охватывают не только Турцию, но и другие страны, где актуален вопрос детского труда. Она также подчеркнула, что Турция входит в шестерку стран, первыми подписавших Международную программу по искоренению детского труда, предложенную МОТ.

На фоне постепенно возобновляемого сближения с Евросоюзом в Турции набирает обороты тенденция к информатизации общественной жизни. Ранее, в январе 2018 года, в стране начался массовый переход на новые идентификационные карты, которые заменят собой целый ряд документов, в том числе: паспорт и водительские права – а впоследствии и другие. В начале же февраля Главное управление по вопросам населения и гражданства Министерства внутренних дел Турции объявило о расширении функций введенного в эксплуатацию в 2017 году портала «e-Devlet». Прежде веб-сайтом предоставлялись документы, касающиеся прописки и места проживания обратившегося с запросом гражданина и его несовершеннолетних детей. Теперь турецкие граждане посредством портала могут получить отчёт об их родословной. По сообщениям властей, в первую неделю за предоставлением генеалогического отчёта обратились более 14,5 миллионов человек, что составляет 1/5 от общего населения страны. Система «e-Devlet» была разработана в целях упрощения бюрократических процедур, а также разгрузки центров по работе с населением. Документы, предоставленные сайтом, имеют ту же юридическую силу, что и выданные специализированными учреждениями.

Помимо прочего, в рамках расширения возможностей для получения гражданами муниципальных и государственных услуг в тестовом порядке в городе Тунджели было открыто бюро в рамках проекта «Открытые двери – двери нации». В январе (2018 г.) подобный центр предоставления услуг появился в Эрзинджане. Сообщалось, что действующие в рамках проекта центры будут выполнять роль своего рода посредников между гражданами страны и государственными учреждениями, занимаясь сбором жалоб, предложений и вопросов первых и решая их со вторыми. Воспользоваться услугами центра можно будет также с помощью интернет-портала, а информацию о решении той или иной проблемы получить посредством СМС-сообщения.

Внешняя политика

На внутриполитическом треке превалировали, главным образом, две темы, а именно: проводимая Турцией операция «Оливковая ветвь» и сотрудничество с Евросоюзом.

К середине февраля турецким военным удалось достигнуть некоторых успехов в районах Сирии, контролируемых курдами. Во-первых, как сообщали в Генштабе ВС Турции, в ходе военной операции турецкими солдатами были ликвидированы 1595 члена партии «Демократический союз» (PYD), Отрядов народной самообороны (YPG) и ИГ (запрещённая в России террористическая организация). Во-вторых, под турецкий контроль перешли пять сёл, расположенных в пригороде Африна, а именно Дураклы, Карри, Верхний Диван, Шарбанлы и Шедья.

При этом, вплоть до 15 февраля, с повестки американо-турецких отношений не уходил курдский вопрос. Анкара неоднократно высказывалась по вопросу присутствия американских военных в Сирии, расценивая это как угрозу для неё самой, а также для России и Ирана. Кроме того, турецкий истеблишмент, критикуя политику Вашингтона, продолжал настаивать на прекращении поддержки сирийских курдов со стороны Соединённых Штатов. Тем не менее, к середине месяца по итогам встречи Мевлюта Чавушоглу и Рекса Тиллерсона странам удалось достичь договорённостей по созданию механизма для нормализации двусторонних отношений.

На фоне неоднозначных оценок турецких действий в Сирии, министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу выступил с заявлением, в котором отметил следующее: «Мы не ответственны только за 780 тысяч квадратных километров земли, но в то же время мы все вместе ответственны за поддержание мира и братства на наших территориях. Их мы и пытаемся установить в Африне». Сойлу также подчеркнул, что, «несмотря на операцию «Оливковая ветвь», экспорт и экономика Турции, а также количество бронирований со стороны туристов растёт». По его мнению, «если бы Турция была слабой страной – все бы пытались повлиять на неё правовыми методами».

Что касается европейского направления, то здесь необходимо отметить участившиеся попытки Турции сблизиться с Европейским союзом, вплоть до возобновления переговоров о членстве. Например, в первых числах месяца Турция направила соответствующим структурам ЕС рабочий план по выполнению 72 условий, необходимых для введения безвизового режима. При этом, по мнению представителей в нём не хватает ещё 7 условий, выполнение которых Турция, однако, видит затруднительным. Так, например, Анкара опасается, что одно из требований, подразумевающее внесение изменений в антитеррористическое законодательство, может затруднить борьбу с PYD, YPG и ИГ (запрещённая в России террористическая организация). Тем не менее, в турецком руководстве заявили, что готовы работать по всем возникающим вопросам для достижения безвизового режима.

В феврале состоялись переговоры между премьер-министром Турции Бинали Йылдырымом и канцлером Германии Ангелой Меркель. Важно заметить, что по итогам встречи турецкий политик подчеркнул, что проблемы в отношениях двух стран в целом урегулированы. Он заявил, что страны буду принимать дальнейшие шаги по разрешению возникающих проблем и укреплению двусторонних отношений. Йылдырым также выразил надежду на то, что Берлин откажется от практики вмешательства во внутренние дела Турции и, имея в виду FETÖ (террористическая организация Фетхуллаха Гюлена), не будет поддерживать террористические структуры.

Некоторое потепление в отношениях с европейскими государствами всё же было омрачено небольшим инцидентом. Нидерланды официально отозвали из Анкары своего посла, въезд которого турецкие власти не допускали с весны 2017 года. Решение продемонстрировало, что на данном этапе стороны пока не способны найти конструктивное решение кризису, возникшему после того, как в марте 2017 года Нидерланды запретили выступления турецких политиков в преддверии конституционного референдума в Турции.

Экономическая ситуация

В энергетической повестке набирает актуальность вопрос использования альтернативных источников энергии. 6 февраля турецкий холдинг SANKO объявил о строительстве тепловой энергетической установки при цементном заводе в Бартыне, который перешёл во владение компании в 2005 году. Согласно проекту, установка будет использовать энергию тепла, полученную от переработки отходов производства, и позволит заводу самостоятельно обеспечивать около 25% потребляемого им за год электричества. На данный момент предприятие потребляет 110 млн. кВт⋅ч электроэнергии в год. Произведённая же самостоятельно энергия, как планируется, будет равняться энергии, потребляемой 20 тысячами жилых домов в год. Представители компании подчеркивали, что инициатива положительно скажется также и на экологической обстановке в регионе.

15 февраля на ГЭС на дамбе Ылысу была установлена 5-ая гидротурбина из 6-ти предусмотренных, что ознаменовало постепенное завершение строительства проекта. Плотина Ылысу, расположенная на границе провинций Ширнак и Мардин, является крупнейшей на реке Тигр. По уверению главы регионального отделения Управления водными ресурсами Турции Али Наджи Кёсалы шестая – и последняя – турбина данной ГЭС будет монтирована в течение ближайших двух месяцев. Дамба и ГЭС Ылысу, которые являются частью более масштабного так называемого Юго-Восточного Анатолийского проекта, станут основным элементом долгосрочных планов регионального развития. Юго-Восточный Анатолийский проект разрабатывается с середины 1950-х годов и включает в себя 22 дамбы и 19 ГЭС на реках Тигр и Евфрат и их притоках.

Ещё один энергетический проект, который, ко всему прочему, охватывает инициативы по созданию рабочих мест для осуждённых и переводу тюрем на самостоятельное обеспечение электричеством, реализуется в Измире. При тюрьме Фоча, расположенной в провинции Измир, началось строительство биогазовой электростанции, которая будет работать на отходах животноводческого комплекса. Заключенным будет предоставлена возможность получить специальное образование по более чем 180 направлениям, необходимым для функционирования электростанции, после чего они смогут устроиться на работу на данном предприятии. Таким образом предполагается частично решить проблему безработицы среди граждан с судимостью и покрыть 60% потребляемой тюрьмой энергии её же средствами.

Как видно, в Турции всё более обращают внимание на альтернативы традиционным источникам энергии. Связано это не только со стремлением диверсифицировать направления импорта энергоресурсов, но и обезопасить экономику страны от влияния внешнеэкономической конъюнктуры.

Так, по данным Института статистики Турции, стоимость импортируемого Турцией энергетического сырья выросла на 37%. Сообщалось, что, по состоянию на конец 2017 года, общая стоимость всех импортированных в Турцию товаров увеличилась на 17,7%, составив 233,79 миллиарда долларов. Тогда как стоимость импортируемых энергоресурсов, по сравнению с 2016 годом, возросла с 27,16 до 37,19 миллиардов долларов. Директор Института энергетических рынков и политики Турции (EPPEN) Волкан Оздемир подчеркнул, что подорожание связано не с увеличением объёма поставок, а с ростом цен на нефть, стоимость которой на протяжении 2017 года колебалась на отметках 55-60 долларов за баррель, а в последнем квартале года приблизилась к 70 долларам.

Не менее важное место в экономическом дискурсе заняла электронная торговля. По заявлению председателя совета директоров Ассоциации операторов электронной торговли Турции Эмре Экмекчи, за 2017 год рынок интернет торговли в стране вырос на 35% и стремительно продолжает увеличиваться. При этом он отметил, что доля розничной интернет торговли в экономике Турции составляет около 3,5%, тогда как средний уровень по миру равняется 10-12%. На данный момент в рамках Программы-2023 перед Турцией стоит цель достигнуть объёма электронной торговли в размере 350 миллиардов лир. По мнению Экмекчи, ключевым элементом для развития данного сектора экономики является инвестирование в инфраструктурные проекты. Важно заметить, что в феврале Министерство таможни и торговли, Министерство экономики и Ассамблея экспортёров Турции начали разработку «системы знаков доверия». Посредством неё потребитель сможет понять в каких интернет-магазинах безопасно совершать покупки, а в каких – нет, кроме того он также получит информацию о качестве обслуживания той или иной торговой площадки.

***

С начала 2018 года руководство Турции проводит некоторые корректировки как во внутре-, так и во внешнеполитическом курсе страны. Тенденция продолжила набирать обороты и в феврале. Можно наблюдать сближение между Турецкой Республикой и Европейским союзом, которое даёт повод ожидать возобновления переговоров по членству. Тем не менее, принимая во внимание известную непоследовательность Анкары, потепление двусторонних отношений едва ли сохранится в долгосрочном порядке.

На уровне внутренней политики всё чаще можно наблюдать примеры взаимодействия властей с младшими поколениями. Турецкое руководство также предпринимает меры по упрощению доступа к государственным услугам для простых граждан, а также по расширению самого спектра этих услуг. Это можно объяснить желанием правящих кругов поднять свои рейтинги, которые явно пошатнулись в результате массовых чисток и других репрессивных мер, имевших место после попытки государственного переворота в июле 2016 года.

Важным является и факт стремления Турции к усилению энергетической безопасности. Анкара всё чаще отказывается от традиционных источников энергии в пользу возобновляемых, что вызвано не только колебаниями цен на нефть, но и желанием не зависеть от импорта энергоносителей. В стране разрабатывается целый ряд проектов альтернативной энергии, которые впоследствии должны уменьшить зависимость Турции от её богатых сырьём соседей.

Турция: январь 2018 г. (дайджест)

Ключевыми событиями первого месяца 2018 года, безусловно, стали инициированная Турцией военная операция «Оливковая ветвь», а также сочинский Конгресс сирийского национального диалога.

Во внутриполитическом же дискурсе по-прежнему преобладают вопросы экономического характера. Прежде всего, стоит также упомянуть завершение прокладки 760 из 937 километров газопровода «Турецкий поток». Помимо прочего, в Турции начался массовый переход на новый стандарт идентификационных карт, которые избавят граждан от необходимости иметь при себе целый ряд документов, в том числе паспорт и водительское удостоверение.

Видение внешней политики на 2018 год

3 января министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу провёл встречу с представителями СМИ, где поделился своим видением внешней политики Турции на 2018 год. В ходе выступления он коснулся ситуации в Сирии, курдского вопроса, отношений с Россией и США, событий в Иране и многих других проблем.

Глава турецкого внешнеполитического ведомства отдельное внимание уделил вопросу ближневосточного урегулирования в контексте растущей роли Турции в разрешении международных проблем. Он отметил, что решение американской администрации о признании Иерусалима столицей Израиля шокировало мировое сообщество. «Мир, так сказать, объединился против такого шага. А Турция возглавила несогласных. Самым решительным противником этого решения стала именно Турция», – заявил Чавушоглу.

Министр иностранных дел также прокомментировал референдум в Иракском Курдистане. Он раскритиковал действия курдских властей, заявив, что «без Турции не может быть такого понятия как Региональное правительство Курдистана». «Всё связано с нами. Турция является дверью региона в мир. Без нашего разрешения они не могут выйти за пределы региона. Они хотят улучшить, развить отношения с нами», – сказал он.

По поводу контактов с Россией Чавушоглу заявил, что отношения между двумя странами полностью восстановлены, однако в сфере торговли и визового режима по-прежнему необходимо предпринять ряд шагов. Он также затронул вопрос поставок зенитных ракетных комплексов С-400. «Некоторые страны возмутились. Мы хотели купить такие оборонительные системы и у союзников, однако на проведённых нами переговорах выяснилось, что мы не можем купить эти оборонительные систему у стран, которые воспрепятствовали продаже Турции даже обычных вооружений. Вы и Турции поддержку не окажете и будете возмущаться, когда она купит у других», – подчеркнул Чавушоглу.

Что касается Соединённых Штатов, то камнем преткновения для налаживания отношений с данной страной, по мнению политика, остаётся вопрос депортации исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Он отметил, что Турция предоставила все необходимые доказательства для начала расследования в отношении лидера FETÖ: «Должно быть, США, также как и мы, знают, что люди, принимавшие участие в попытке переворота, прибыли в США и получали указания от FETÖ». Он также остановился на теме курдов, заявив, что поставки Соединёнными Штатами вооружений Отрядам народной самообороны (YPG) и партии «Демократический союз» (PYD) приводят к снижению уровня доверия между двумя странами. Чавушоглу отметил, что как Россия, так и США, пытаются использовать сирийских курдов в своих целях, однако позиция первой Турции ближе, так как российская сторона в отличие от Запада понимает обеспокоенность Анкары.

Внешняя политика

Безусловно, центральным событием месяца стала инициированная Турцией операция «Оливковая ветвь». Ещё 13 января Эрдоган выступил с заявлением, в котором вновь осудил поддержку сирийских курдов со стороны США и подчеркнул, что в противном случае Турция будет вынуждена начать военную операцию в регионах Сирии, подконтрольных YPG и PYD. Тогда же стало известно, что Турция перебросила к границе с Сирией военную технику, а чуть позже подразделения спецназа.

С момента заявления вплоть до начала операции в центре антикурдской риторики Анкары находился вопрос создания Соединёнными Штатами так называемых «сил безопасности». В Пентагоне заявили, что поставки оружия курдским отрядам, а также тренировки местных бойцов направлены на обеспечение безопасности для беженцев, возвращающихся домой, а также предотвращения повторного возникновения Исламского государства (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) на освобождённых территориях. В руководстве Турции же действия США сравнили с созданием «террористической армии».

Уже 20 января турецкое руководство объявило о начале в Сирии военной операции «Оливковая ветвь», направленной против курдской партии «Демократический союз» и её боевого крыла Отрядов народной самообороны. Тогда же ВВС Турции начали наносить авиаудары по позициям курдов на северо-западе Сирии. Вице-премьер Турецкой Республики Хакан Чавушоглу заявил, что целью «Оливковой ветви» является предотвращение создания террористического коридора на границе с Турцией, а также защита южных границ НАТО. Уже в первый день операции турецкие вооруженные силы поразили 108 намеченных целей. Экспертами отмечалось, что в случае взятия Африна Турция сможет создать довольно обширную зону безопасности вдоль своих границ, включающую Идлиб и территории, на которых когда-то проводилась операция «Щит Евфрата».

Вторым не менее важным событием стало проведение в Сочи 30 мая однодневного Конгресса сирийского национального диалога. Главным итогом переговоров стало принятие соглашения о создании состоящей из более чем 50 представителей сирийского правительства и оппозиции Конституционной комиссии, которая будет заседать в Женеве. Она будет заниматься разработкой и внесением поправок в действующую конституцию Сирии. При этом временных ограничений на создание комиссии и реформу конституции установлено не было.

В преддверии конгресса споры сторон вызвал вопрос участия представителей от курдов. 22 января в МИД России заявили о том, что сирийские курды включены в список приглашённых на Конгресс. Говоря об их роли, Лавров отметил: «Но она должна быть обеспечена на общей платформе, на которой все сирийские этнические, конфессиональные, политические силы призываются уважать суверенитет и территориальную целостность Сирии». Чуть позже стало известно, что турецкая сторона заблокировала участие PYD и YPG.

В Анкаре весьма положительно охарактеризовали итоги встречи. Министр иностранных дел Турции подчеркнул, что, несмотря на ряд проблем, связанных с отказом части оппозиции участвовать в переговорах, результаты Конгресса очень успешны и отражёны в итоговом документе. Кроме того, была также выражена приверженность урегулированию в Сирии на основе резолюции 2254 СБ ООН.

Внутриполитическая обстановка

В Турции начался массовый переход на новый формат идентификационных карт со встроенной микросхемой. В соответствии с законом, принятым Великим национальным собранием Турции в 2016 году, был запущен процесс создания общенациональной базы биометрических данных. Новые карты объединят в себе целый ряд документов, а именно: паспорт, водительские права, сами идентификационные карты, а впоследствии и свидетельство о рождении. До 2 января 2017 года новые карты выдавались в тестовом порядке исключительно в иле (провинции) Кырыккале. На данный момент переход на новые идентификационные карты осуществили более 15 миллионов граждан Турции. Нужно также отметить, что с точки зрения внешней политики, данный переход означает приближение турецких стандартов к стандартам Европейского союза.

В начале месяца были опубликованы данные о приросте населения страны. Так, согласно данным главного управления по вопросам населения и гражданства МВД Турции, в 2015 году численность турецкого населения составила 78 миллионов 741 тысячу 53 человека. В 2016 году этот показатель достиг 79 миллионов 814 тысяч 871 человек, а в 2017 – 82 миллиона 835 тысяч 90 человек. Таким образом, с 2016 по 2017 год количество граждан страны выросло более чем на 3 миллиона.

19 января 2018 года режим чрезвычайного положения в Турции был продлён на 3 месяца уже в шестой раз. Министр юстиции Турции Бекир Боздаг отметил, что с учётом тех опасностей и угроз, с которыми сталкивается страна сегодня, данное решение вполне оправдано.

9 января министр внутренних дел Сулейман Сойлу выступил на заседании Совещания по всеобщей безопасности и борьбе с наркотиками. В своей речи основное внимание он уделил вопросам борьбы с терроризмом, в том числе противодействию деятельности так называемой Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Так, им отмечалось, что в течение 2017 года по подозрению в связях с исламским проповедником были арестованы 48 тысяч 305 человек, число задержанных же в три раза больше. Кроме того, Сойлу подчеркнул, что в результате проведённых за год антитеррористических операций удалось предотвратить 697 актов терроризма, а также нейтрализовать 113 террористов, не успевших атаковать намеченную цель. Он отметил, что удалось также добиться сокращения членства в Рабочей партии Курдистана (PKK) на 80%.

Экономическая ситуация

17 января пресс-служба South Stream Transport, которая является дочерней компанией «Газпрома», сообщила о том, что в Турции, в районе города Кайыкёй, началось строительство приёмного терминала газопровода «Турецкий поток». Позже стало известно, что российская энергетическая компания «Газпром» получила разрешение на строительство второй нитки «Турецкого потока» в исключительной экономической зоне Турции. Отмечается, что на сегодняшний день проложено 760 из 937 километров морской части газовой магистрали. Как заявили представители компании, обе нитки газопровода будут запущены в эксплуатацию до конца 2019 года.

В начале января были опубликованы данные по экспорту Турции. Так, экспорт турецких товаров в 2017 году увеличился на 9%, а его удельная стоимость на 1,5%. Начиная с 2013 года турецкий экспорт впервые продемонстрировал рост, приблизившись к рекорду 2014 года, когда он достиг 157,6 миллиардов долларов (на данный момент этот показатель составляет 157,1 миллиарда долларов). По этому поводу министр экономики страны отметил: «Мы быстро движемся к нашей цели в размере 170 миллиардов долларов». Он также добавил, что по данному показателю в 2017 году Турция заняла первое место среди лидирующих экономик мира (например, экспорт США вырос на 6,2%, ЕС – на 7,4%, а Китая – на 7,5%).

Министр экономики Турции также затронул вопрос влияния на экономику политических факторов. Он подчеркнул, что разногласия политического характера и дипломатические кризисы в отношениях с Западом существенно не повлияли на экспорт страны. Так, экспорт Турции в Германию в 2017 году, по сравнению с показателями предыдущего года, вырос на 7,8%, достигнув 14,9 миллиардов долларов. Доля Германии в общем объёме турецкого экспорта, таким образом, составила 9,5%.

Помимо всего прочего, в январе в связи с ростом показателей инфляции зарплаты госслужащих были увеличены на 5,69%. Минимальный оклад государственного служащего составил 2893 лир (ранее он составлял 2721 лиру), в свою очередь, минимальная пенсия для чиновников – 1978 лир (ранее – 1871 лира).

***

Военная операция «Оливковая ветвь», а также проведение Конгресса сирийского национального диалога, стали ключевыми событиями не только внешней политики Турции, но и политики всего региона. С их помощью Турция вновь успешно продемонстрировала свою растущую роль, а также независимость в международных делах. Операция «Оливковая ветвь» лишь подтвердила тот факт, что Анкара предпримет любые меры с целью противодействия тем действиям, что негативно сказываются на реализации её интересов. Подобную ситуацию можно было наблюдать в 2015 году, когда турецким руководством был отдан приказ сбить российский истребитель Су-24.

Турецкий истеблишмент не отказывается от агрессивной внешней политики, несмотря на тот факт, что она рождает целый ряд проблем во взаимоотношениях с её традиционными партнёрами. Так, руководствуясь исключительно собственными интересами, Анкара заблокировала участие курдов в Конгрессе сирийского национального диалога, который, по задумке российской стороны, должен был включать все политические, этнические и религиозные группы, представленные в Сирии.

Как уже неоднократно отмечалось в прошлых дайджестах во внутриполитическом дискурсе турецких СМИ растёт доля новостей, посвящённых экономическим успехам страны. Турецкое руководство постоянно обращает внимание на тот факт, что по основным экономическим показателям Турция уже догнала – а по некоторым и перегнала – крупнейшие экономики мира. Такая ситуация может объясняться стремлением нынешних властей заручиться поддержкой большего числа граждан.

Внутри самой Турции, наряду с централизацией власти и сохранением режима ЧП, происходит модернизация отдельных областей общественной жизни турецких граждан. Так, например, введение идентификационных карт нового формата не только упрощает жизнь внутри страны, но и приближает Турцию к ЕС. Второй из перечисленных факторов приобретает особое значение в контексте произошедших в конце 2017 года изменений, которые заключались в смягчении риторики по линии Евросоюза и возникновении предпосылок к возвращению к переговорам о членстве Турции в ЕС.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: декабрь 2017 г. (дайджест)

В декабре 2017 года наиболее выдающимся во внешнеполитических сношениях Турции событием стал первый за 65 лет визит турецкого лидера в Грецию. Помимо прочего, в течение месяца вектор внешней политики страны определяли, прежде всего, следующие два события: решение Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля, а также судебный процесс в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба.

В рамках внутриполитической риторики в декабре акцент делался на уже достигнутых экономических успехах действующего руководства, а также дальнейших проектах и постановлениях, направленных на улучшение благосостояния турецких граждан.

Параллельно происходили довольно противоречивые преобразования, связанные с общественной жизнью страны: с одной стороны, это тенденции к исламизации, с другой – попытки привести различные нормы и стандарты в соответствие с европейскими.

Дело Резы Зарраба

В начале месяца внимание турецких СМИ было приковано к инициированному США судебному процессу в отношении Резы Зарраба, ирано-турецкого бизнесмена, обвиняющегося в действиях, которые позволяли Ирану обходить американские санкции. В ходе одного из декабрьских слушаний он заявил, что действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган также причастен к организации схемы, вышеупомянутой деятельности. В качестве доказательства были приняты записи телефонных разговоров Зарраба с другими участниками схемы, которые велись ФБР с момента коррупционного скандала в Турции в 2013 году. В качестве реакции на дискредитирующее турецкое руководство дело Эрдоган заявил, что американские санкции – односторонние, и что Турция не брала перед США никаких обязательств по их соблюдению.

Внешняя политика

Тем не менее, дипломатический кризис в отношениях между Вашингтоном и Анкарой, глубинной причиной которого многие эксперты посчитали именно следствие в отношении Зарраба, сторонам удалось преодолеть. Стороны на взаимной основе возобновили выдачу неиммиграционных виз для граждан обоих государств.

Поистине самым значимым событием минувшего месяца стало принятое президентом США Дональдом Трампом решение о признании Иерусалима столицей Израиля, а также переносе американского посольства из Тель-Авива. Предпринятый американским руководством шаг стал не только поводом для критики и споров, но и удачной возможностью для Турции примерить на себя роль объединяющей весь исламский мир державы. По инициативе Турецкой Республики в Стамбуле был созван внеочередной саммит Организации исламского сотрудничества, на котором её участники осудили решение Вашингтона. Члены ОИС признали Восточный Иерусалим «оккупированной столицей» Палестины, а также подтвердили приверженность принципу двух государств. Кроме того, в Анкаре заявили о намерении в качестве ответного шага открыть посольство Турции в Восточном Иерусалиме: на данный момент Турция представлена в Палестине на уровне генерального консульства.

Вторым не менее важным событием стало ближневосточное турне президента России, в ходе которого он за день (11 декабря 2017 года) посетил 3 страны: Сирию, Египет и Турцию. В Сирии, на авиабазе Хмеймим, Путин заявил, что российские военные выполнили свою задачу по борьбе с «наиболее боеспособной группировкой международных террористов», и отдал приказ о выводе российских солдат (ограниченный контингент военных, тем не менее, останется). В Турции же в ходе двусторонних переговоров стороны обсудили дальнейшее урегулирование в Сирии, а также вопрос поставок российских ЗРК С-400 «Триумф».

Весьма интересно развиваются отношения с Европой. На фоне конфликтов и очевидной напряженности прошлых месяцев и даже лет, обе стороны стремятся выправить ситуацию. Довольно показателен пример с ФРГ, где в начале декабря Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев отказало в предоставлении убежища 367 из 768 последователей Фетхуллаха Гюлена (членов так называемой FETÖ, которая в Турции считается террористической организацией). В своих заявлениях они указывали на то, что в Турции против них «применялись пытки», однако в ведомстве эти утверждения назвали «безосновательными и неубедительными». Но данный факт турецкая пресса обращала особое внимание читателей, отмечая, что действия Германии позволят смягчить напряженность между двумя странами.

В ЕС, однако, позиция в отношении Турции достаточно неоднородна. Так, новоизбранный канцлер Австрии Себастьян Курц в конце декабря заявил, что Турции не место в Евросоюзе. Он отметил, что проводимый действующим турецким руководством политический курс приводит к тому, что страна сталкивается с «нарушением прав человека, основных прав и свобод». В Анкаре речь австрийского лидера вызвала серьёзное возмущение. Представители МИД Турции подчеркнули, что такой политический курс основан на «дискриминации».

Отношения с Грецией

Положительные изменения наметились в отношениях между Турцией и Грецией. 7 декабря Эрдоган прибыл в Афины с официальным двухдневным визитом. Это был первый визит главы турецкого государства в Грецию за последние 65 лет. В ходе совместной пресс-конференции глава греческого правительства Алексис Ципрас призвал страны «открыть новую страницу» в двусторонних отношениях, которая была бы основана на дружбе, а не взаимных провокациях. Во время встречи со своим коллегой, президентом Прокописом Павлопулосом, Эрдоган затронул тему Лозаннского мирного договора 1923 года, который, по его мнению, создаёт ряд трудностей для двух государств. Одной из таких трудностей является вопрос положения мусульманского меньшинства в Греции, которое управляется назначаемым государством муфтием. Касаясь дальнейшей судьбы турецко-греческих отношений, Эрдоган отметил: «Я верю, что, смотря в будущее, важно прежде извлечь урок из прошлого. <…> Ведь сегодня посредством сотрудничества как греческих, так и наших инвесторов, посредством предпринимаемых ими на взаимной основе шагов или даже средств, которые они могут инвестировать в третьи страны, мы построим совсем иное будущее, основанное на выгоде для обоих государств».

Внутриполитическая обстановка

Во внутренней политике наблюдались противоречивые тенденции, которые, тем не менее, весьма показательны с точки зрения проводимой Партией справедливости и развития политики в целом. С одной стороны, предпринимаются попытки действующего руководства исламизировать страну. С другой стороны, различные нормы и стандарты, применяемые в Турции, приводятся в соответствие с европейскими.

Так, согласно изменениям, внесённым министерством внутренних дел Турции в правила процедуры бракосочетания, регистрация браков более не является исключительной прерогативой мэров или назначаемых ими уполномоченных лиц. Теперь каждая пара, желающая заключить брак, имеет право обратиться к муфтию или иному представителю того или иного муфтията, например имаму. Согласно официальному заявлению властей, такой шаг позволит проживающим, например, в деревнях гражданам избежать обращения в муниципалитет.

С другой стороны, с 1 декабря 2017 года в Турции вступило в силу распоряжение министерства внутренних дел, обязывающее водителей в период с 1 декабря по 1 апреля использовать на своих автомобилях зимние шины, чтобы уменьшить количество ДТП в это время года. Первое время штраф за нарушение предписания составит немалые 625 турецких лир (около 9300 рублей). Второе нововведение коснулось тонировочных плёнок для автомобильных стёкол. Согласно проекту министерства науки, промышленности и технологий Турции, а также министерства внутренних дел Турции, светопропускающая способность стёкол автомобиля должна быть не менее 70%.

Таким образом, складывается весьма интересная ситуация: в течение года высшие представители руководства страны неоднократно заявляли о незаинтересованности Турции во вступлении в Европейский союз, однако в то же время происходит обновление ряда стандартов и норм, которые в конечном итоге вполне соответствуют таковым в государствах ЕС. При этом, тогда как в сфере законодательства предпринимаются попытки его сближения с европейским, в сфере общественной жизни происходит постепенная, но очевидная исламизация страны.

Экономическая ситуация

На фоне обострившейся конкуренции, связанной с появлением Хорошей партии, и участившихся споров с представителями оппозиции, прежде всего, Народно-республиканской партии, а также, очевидно, принимая во внимание предстоящие в 2019 году выборы, правящая Партия справедливости и развития во внутренней политике особый упор делает на экономическую составляющую.

В сентябре 2017 года была представлена «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди прочего она предусматривала 2% рост инфляции в период с октября по декабрь 2017 года, в связи с чем делалось предположение о том, что в 2018 году индекс потребительских цен увеличится на 3,6%. В декабре ведомства, ответственные за экономическую ситуацию в стране, провели соответствующие корректировки. Таким образом, было установлено, что с января 2018 года размер пенсионных выплат для граждан Турции увеличится на 4,97%, что соответствует уровню инфляции в период с июля по ноябрь 2017 года. Согласно прогнозу, к концу 2018 года средний размер надбавки к пенсии может достигнуть 144 турецких лир.

Власти страны ожидают также положительных сдвигов в вопросе занятости населения. В начале месяца сообщалось, что министерству экономики Турции посредством мер стимулирования привлечения инвестиций и поддержки экспортёров удалось привлечь более 100 турецких инвестиционных компаний к вложению 168 миллионов 921 тысячи лир в экономику страны. По мнению министерства в 2018 году это позволит создать в Турции более 200 тысяч рабочих мест.

Помимо всего прочего, в начале декабря Институт статистики Турции опубликовал данные об экономических показателях страны в третьем квартале 2017 года. Так, рост турецкой экономики составил 11,1% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Номинальный ВВП вырос на 24,2%. Комментируя экономическую ситуацию в стране, министр труда и социального обеспечения Турции Юлидэ Сарыэроглу подчеркнула, что в 2017 году Турецкая Республика обогнала по темпам роста Китай и Индию.

***

Декабрь 2017 года стал для внешней политики Турции месяцем постепенных перемен. Затяжные политические и дипломатические конфликты, которые не единожды чинили препятствия для плодотворного и конструктивного сотрудничества между Турцией и странами Запада, утрачивают энергию. Наблюдается достижение турецкой и немецкой стороной взаимопонимания по ряду вопросов. При этом вряд ли можно ожидать восстановления прежнего уровня доверия с Евросоюзом, в котором взгляды по вопросу отношений с Турцией и её членства в объединении весьма поляризованы.

Турецкий истеблишмент по-прежнему пытается доказать состоятельность взятой Турцией на себя роли региональной и едва ли не глобальной державы. Страной предпринимаются попытки возглавить процесс ближневосточного урегулирования, который вновь встал на повестку дня в связи с решением Вашингтона. Кроме того, расширяются контакты с соседними государствами, например, Грецией, которая раньше расценивалась в качестве практически врага.

Внутри страны смягчается ситуация возникшая после попытки государственного переворота в 2016 году. В погоне за поддержкой народа власти больше не опираются на борьбу с врагами государства в лице гюленистов: внимание потенциального электората обращают на успехи в области экономики, достигнутые при правлении Партии справедливости и развития, а также реформы, направленные на укрепление социального и финансового благополучия граждан страны.

Тенденции, наметившиеся в декабре 2017 года, вероятно, сохранятся и в первые месяцы 2018 года. Однако, учитывая предыдущие периоды, а также некоторую непоследовательность турецкой политики, говорить о долгосрочности этих тенденций нельзя. В отношениях с Западом вполне можно ожидать возникновения новых конфликтов в ближайшей перспективе. При этом вектор внутренней политики сохранит уже обозначенный выше вид.

В.Аватков, А.Финохин

 

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

Иран: июль-август 2017 (дайджест)

 

Основной настрой иранской внутренней политики второго периода президентства Хасана Рухани, скорее всего, заключался в попытке провести его без лишних претензий к действующему правительству, чтобы сохранить главное достижение своих восьми лет – принятие Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), согласованного со странами «шестерки» переговорщиков в июле 2015 г. Тем временем, в связи с крайне незаметными, помимо репутационных, последствиями СВПД и стремлением иранских консерваторов взять реванш, борьба за власть обещает быть более обостренной, нежели в предыдущие четыре года президентства «умеренного» политика. Последние два месяца были настолько плотно наполнены различными связанными с Ираном событиями, что, казалось бы, борьба за власть остается в тени. Однако по-прежнему многие поводы используются разными лагерями в политической жизни Ирана для того, чтобы ослабить противника, так что иногда вместо здоровой рефлексии о реальной проблеме наблюдается болезненный обмен критикой.

 

Напряжение после выборов

Шествие Хасана Рухани ко второму президентскому сроку не оказалось столь победоносным, как это осветили в СМИ. Кандидат от консерваторов глава фонда Астан-е Кодс-е Разави Эбрахим Раиси набрал 15,8 миллиона (38,5%) голосов – немалое количество, заявляющей о существенной оппозиции Рухани, независимо от причин, по которым эта группа электората поддержала Раиси.

По мнению иранских принципалистов, команда Рухани-Джахангири (*Эсхаг Джахангири – вице-президент, кандидат в президенты в минувшей гонке за президентское кресло) нарушила неписанное правило не затрагивать ряд острых углов – Джахангири открыто напомнил мэру Тегерана Мохаммад-Багеру Галибафу о деле распродажи городской собственности по заниженным ценам в пользу своих приближенных без каких-либо юридических последствий. По-видимому, после такой публичной огласки Фронт исламских революционных сил (известный в Иране под аббревиатурой jamna) решил, что Галибаф должен покинуть гонку, чтобы увеличить шансы коллеги по партии – уже упомянутого Эбрахима Раиси. Галибаф, меж тем, лишился и поста мэра города Тегеран, поскольку избранный 19 мая муниципальный совет по составу оказался прореформистским и предпочел сменить консерватора в кресле городского главы. Скорее всего, это станет закатом карьеры политика.

Ответ на выпады и победу команды умеренных не заставил себя долго ждать. В июле по обвинению в финансовых махинациях был арестован брат Хасана Рухани – Хусейн Ферейдун. Среди основных обвинений – назначение на должность банка Рефах человека с сомнительной репутацией и получение безвозмездных кредитов. В СМИ подробно освещали ту роль, которую Ферейдун стал играть с приходом к власти Рухани в 2013 г. Он не занял официальной должности вице-президента, а вместо этого был назван «специальным помощником президента», лично представлял Рухани на переговорах по ядерному вопросу и стал основным проводником, через которого можно было добиться внимания президента к тому или иному вопросу. Вопрос, правда, не в том, знал ли Рухани о действиях своего брата или даже являлся соучастником по каким-либо эпизодам. Важнее оказывается понять, почему решение об аресте было принято именно в июле, ведь дело было подготовлено уже давно, но не получало хода. Возможно, именно уверенные выпады Рухани и Джахангири в сторону консерваторов во время предвыборной кампании спровоцировали последних оказать давление на судебную власть с целью дать отпор.

Одновременно в прессе снова вышли на поверхность догадки о мистической смерти сына Рухани в 1992 г. По официальной версии, сын тогдашнего секретаря Высшего совета национальной безопасности совершил самоубийство, но по некоторой информации, смерть наступила в результате выстрела из оружия, принадлежавшего самому Хасану Рухани, что оставляет пространство для догадок. Это превратилось в своеобразное поле битвы, где реформисты парировали, намекая на возможное исполнение убийства силами безопасности из-за конфликта с Рухани или намерением его сына предать огласке конфиденциальную информацию.

Градус напряженности повысился в преддверии инаугурационной церемонии, назначенной на 5 августа. Тем временем, президент проводил консультации с духовным лидером по поводу состава нового кабинета. Согласно конституции, президент не обязан советоваться с рахбаром по поводу даже ключевых портфелей – обороны, разведки, внутренних дел, иностранных дел, культуры и исламского руководства – но политической практикой была закреплена необходимость таких консультаций. Тем более, на фоне давления на Рухани, оказываемого лагерем консерваторов, снискать поддержку Али Хаменеи оказалось для президента крайне важным.

Не всегда можно четко определить, с кем именно конфликтует Рухани, с администрацией духовного лидера или Корпусом стражей исламской революции (КСИР), учитывая взаимозависимость этих институтов власти. В некоторых случаях высказывания Хаменеи интерпретировались его сторонниками как призыв к атаке на администрацию президента. Например, призыв Хаменеи после двойной террористической атаки 7 июня «стрелять по необходимости» был истолкован консервативными группами по-разному, вплоть до начала серьезных атак на правительственные силы. Некоторые представители истеблишмента призвали рассматривать слова Хаменеи как призыв к «джихаду» в более конструктивном смысле. Только спустя некоторое время духовный лидер уточнил, что он имел ввиду, а именно спонтанную и умеренную культурную работу, и ни в коем случае не беззаконие или бранную речь в сторону президента.

КСИР ощутил необходимость провести мероприятия по поддержке собственного имиджа после двойного теракта. 4 июля командующий КСИР Мохаммад-Али Джафари назначил командующим тегеранским подразделением «Мохаммад Расульуллах» бригадного генерала Мохаммадрезу Язди, заменив на этом посту Мохсена Каземини. Некоторыми это рассматривается в ключе проведения перемен в КСИР в связи с атаками 7 июня.

 

Начало второго президентского срока Хасана Рухани

3 августа прошла церемония утверждения президента духовным лидером, а 5 августа – официальная инаугурация, сопровождаемая обращением президента в присутствии официальных лиц иностранных государств. С одной стороны, посещение церемонии таким количеством различных официальных лиц из-за рубежа, казалось бы, означает изменения в международном положении Ирана в первый срок президентства Рухани, а присутствие главы европейской дипломатии Федерики Могерини – потепление отношений с ЕС. С другой стороны, реальные изменения не так заметны. А эпизод с тем, как иранские официальные лица наперебой снимали с Могерини селфи, вышел на первые полосы даже зарубежных газет и стал поводом для обширного троллинга в социальных сетях. Иранские консерваторы даже предприняли попытку использовать это против своих оппонентов, неожиданно объявив о том, что это реформисты портят имидж Ирана такими спонтанно необдуманными действиями. Конечно, это были не только реформисты, желающие сделать фото с «матерью антииранских санкций ЕС».

Центр статистической информации Ирана заявил о том, что безработица находится на уровне 12,6%. Правительство предложило план по созданию одного миллиона рабочих мест до конца текущего иранского года (до марта 2018). План вызывает сомнения, поскольку неизвестно, сколько в действительности правительство сможет проинвестировать средств в создание этих новых мест и объявить решительную борьбу тяжелой бюрократической машине, создающей препятствия для стартапов, которые и должны участвовать в создании рабочих мест.

 

Санкции США против Ирана

После подписания президентом Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» HR 3364 2 августа в Иране еще более серьезно заговорили о принятии ответных мер. Иранцы рассматривают этот акт, как и претензии к своей ракетной программе как попытку в конечном итоге свести на нет СВПД. По представлениям иранских экспертов и представителей власти, включая министра иностранных дел Джавада Зарифа или его заместителя Аббаса Арагчи, новый американский акт прямо противоречит статьям 26, 28 и 29 СВПД.

В ответ на американские санкции в парламент Ирана был представлен закон, предполагающий увеличение оборонного бюджета на 540 миллионов долларов. Средства предполагается направить на нужды КСИР в целом, развитие ракетной программы и операции подразделения Кодс, действующего за рубежом. Это притом, что общий оборонный бюджет страны составляет 14 миллиардов долларов, половина из которых направляется в КСИР.

Другие статьи законопроекта относятся к созданию специальной отрасли судебной власти, которая будет заниматься делами, связанными с терроризмом, и обязывают президента представить обновленный лист террористических организаций, а также направлены на поощрение взаимодействия между различными институтами власти по вопросу борьбы с терроризмом. Содержит проект и символические действия в отношении США, например, администрация президента обязывается предпринять меры по поводу нарушения прав человека в США.

Командующий КСИР Мохаммад-Али Джаффари незадолго до подписания закона предложил США сначала убрать все свои военные базы в радиусе 1000 км вокруг Ирана в целях безопасности.

Новый закон также заставил Иран более пристально взглянуть в сторону России. Во-первых, это очередной повод для консерваторов обвинить президента в большем стремлении сближения с Западом, нежели с Россией, с которой Иран оказался в одном и том же законе как объект наложения санкций. Во-вторых, даже пятничные имамы высказались по вопросу: например, имам города Кум Мохаммад Саиди предложил Ирану объединиться с Москвой и Пхеньяном для противодействия санкциям. В-третьих, аналитики естественным образом задумались, как еще можно укрепить отношения с Россией, сформировав таким образом новую «ось сопротивления» высокомерной политике США. Однако трезвые оценки не заявляют о каких-либо переменах в российско-иранских отношениях. Период наибольшего сближения Москвы с Тегераном за чуть менее четырех десятков лет с исламской революции наблюдается именно сейчас и именно в сирийском кризисе. Но даже в этом в этом вопросе стороны преследуют различные цели и имеют различное видение. Рассчитывать на формирование полноценного стратегического партнерства не приходится. Путин и Рухани в телефонном разговоре 14 августа протокольно отметили необходимое развитие двусторонних отношений. Посол России в Иране Левон Джагарян во время визита российской бизнес-делегации в Керман в августе напомнил иранской стороне о готовности Москвы отменить визовый режим в ожидании ответных действий от Тегерана. Посол также сделал эмоциональное замечание по поводу того, что в Сирии проливается кровь сражающихся бок иранцев и россиян.

 

Региональная обстановка

В августе иранский начальник штаба посетил с рабочим визитом Турцию, встретившись с рядом высокопоставленных лиц, включая Реджепа Тайипа Эрдогана. Визит военного лица, а не политика в данном случае подчеркнул технический характер переговоров и заставил экспертов говорить о новой эре в иранско-турецких отношениях, спустя шесть лет поддержки различных сторон конфликта в Сирии. Сближающим фактором также стало общее беспокойство по поводу приближающегося в сентябре референдума о независимости иракского Курдистана. Успехи курдских группировок, действующих под знаменем Сирийских демократических сил и при поддержке США продвигающихся по направлению к Ракке, также вызывают беспокойство в Анкаре и Тегеране. Конструктивные договоренности, достигнутые во время визита, могут стать предпосылкой для выхода из тупика по поводу зоны де-эскалации в районе сирийского Идлиба на следующих переговорах в рамках Астанинского процесса. Во время визита стороны договорились о наращивании взаимодействия в оборонной сфере.

Спустя два года бойкота хаджа Тегераном, с момента, когда в 2015 г. массовая давка унесла жизни 465 иранцев, Иран в августе отправил 86000 паломников (на 40% больше, чем в 2015 г.) в Саудовскую Аравию. Министры иностранных дел Ирана и КСА удивили наблюдателей рукопожатием на встрече Организации исламского сотрудничества, проводившейся в Стамбуле 1 августа. 13 августа министр иностранных дел Ирака Касим аль-Араджи сообщил о предложении Саудовской Аравии к премьер-министру Хайдеру аль-Абади выступить в качестве посредника для сглаживания противоречий между Ираном и Саудовской Аравией.

Ю.Свешникова

 

Турция: июль-август 2017 г. (дайджест)

Период с июля по август 2017 года охарактеризовался неспокойной внутриполитической обстановкой в Турции. Уже в начале июля прошли масштабные акции представителей двух политических лагерей, а именно: сторонников президента Эрдогана и представителей оппозиции. Продолжились мероприятия по консолидации власти в руках действующей элиты.

На внешнеполитических рубежах Турция продолжает доказывать свою состоятельность в качестве региональной и мировой державы, что находит отражение в закупках российских ЗРК С-400, сотрудничестве с изолированным Катаром и взаимных выпадах в отношениях с Евросоюзом.

Внутриполитическая обстановка

15 июля состоялась годовщина попытки военного переворота в Турции. В этой связи имел место ряд событий и мероприятий, носящих прежде всего пропагандистский характер. Так, 15 июля Турция праздновала учреждённый в октябре 2016 года президентом Эрдоганом День демократии и национального единства, приуроченный к попытке военного переворота в июле 2016 года. По всей стране прошли массовые шествия, участие в которых приняли сотни тысяч турецких граждан и десятки городов.

Кроме того, турецкие пользователи мобильных операторов «Turkcell» и «Vodafone» вместо привычных гудков могли услышать поздравление президента Эрдогана с праздником: «Как президент я приношу поздравленья с праздником 15 июля, Днём демократии и национального единства, желаю мученикам прощения, а героям – здоровья и благополучия». Также 16 июля перед резиденцией президента в Анкаре был открыт мемориал, посвящённый жертвам переворота, который представляет из себя людей, несущих полумесяц и звезду, являющиеся символом ислама и изображенные на государственном флаге Турции.

Тем не менее, едва ли можно говорить о том, что размах мероприятий соответствует самому событию. Помпезность, с которой отмечался праздник сопоставим с мероприятиями, приуроченными ко дню победы над нацистской Германией, однако масштаб двух трагедий абсолютно несоразмерен.

Несмотря на все попытки действующего руководства консолидировать вокруг себя турецкий народ, общество Турции по-прежнему остаётся разрозненным. Это продемонстрировал так называемый «Марш справедливости», организованный лидером Народно-республиканской партии (НРП) Кемалем Кылычдароглу. Поводом к его началу стал приговор в отношении депутата от НРП, журналисту Энису Бербероглу о тюремном заключении  на 25 лет по обвинению в передаче главному редактору газеты Cumhuriyet видеозаписей, на которых были запечатлены грузовики с оружием, направляющиеся к турецко-сирийской границе. За 25 дней (с 15 июня по 9 июля) участники Марша, число которых в последние дни достигало практически двух миллионов человек, преодолели расстояние от Анкары до Стамбула (около 450 километров), где завершили его многотысячным «Митингом справедливости». Организованная главной оппозиционной партией политическая акция даёт понять, что Эрдоган и его приближённые всё еще не могут единолично контролировать политическую жизнь государства и вынуждены считаться с оппозицией, поддержка которой весьма высока.

17 июля Великое национальное собрание Турции (турецкий парламент) в четвёртый раз продлило действие режима ЧП на территории страны на 3 месяца. Таким образом, наряду с расширенными полномочиями, турецкое руководство продолжает сохранять значительный контроль над политической и общественной жизнью в стране, что вызывает немало критики со стороны правозащитников.

19 июля в турецком правительстве произошёл ряд перестановок. Так, вице-премьер Нуреттин Джаникли занял пост министра обороны, а министр обороны Фикри Ышик и министр юстиции Бекир Боздаг назначены вице-премьерами. Однако, ключевые посты министра экономики и министра иностранных дел – с точки зрения российской внешней политики – остались за Нихатом Зейбекчи и Мевлютом Чавушоглу, соответственно.

Проводимая Анкарой политика закручивания гаек во внутриполитической сфере дала о себе знать и 2 августа (2017 года), когда состоялась встреча военного и политического руководств страны. По итогам заседания, которое прошло под руководством премьер-министра Бинали Йылдырыма, Верховный военный совет Турции постановил заменить командующих армией, военно-воздушными силами и флотом страны, кандидатуры которых позже были одобрены президентом страны. Таким образом, действующая власть берёт под всё более плотный контроль турецкую армию, которая с момента создания Турецкой Республики являлась гарантом светскости в стране и была в значительной степени автономна от представителей политического руководства.

Поставки С-400

Наиболее значимым событием российско-турецких отношений в июле 2017 года стало заключение соглашения по закупке Турцией российских ЗРК С-400 «Триумф». Об этом 25 июля заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Согласно договорённостям, Турция заплатит 2,5 миллиарда долларов за поставку в 2018 году двух дивизионов системы противоракетной обороны и производство ещё двух на территории самой Турецкой Республики. Вопрос передачи технологий остаётся ключевым для турецкого истеблишмента; этот и другие технические нюансы будут обсуждаться в ходе дальнейших встреч. Сделка вызвала немало критики со стороны партнёров Турции по НАТО, которые обращали внимание на несовместимость С-400 с системами Североатлантического альянса. Тем не менее, в Пентагоне отметили, что соглашение является суверенным решением Турецкой Республики. Со стороны Турции такой шаг объясняется, очевидно, её стремлением навязать западным коллегам свои правила игры, а также желанием закрепиться на мировой арене в качестве одного из её ключевых игроков.

Помимо прочего, в середине июля Турция подписала соглашение с европейским концерном «Eurosam», согласно которому Турция совместно с Францией и Италией будет разрабатывать собственную систему ПРО. Отмечалось, что соглашение не повлияет на закупки российских систем С-400.

Отношения с Западом

Взаимные претензии и упрёки между Турцией и европейскими государствами по поводу членства первой в ЕС по-прежнему имеют место быть. 6 июля Европейский парламент принял резолюцию, которая призывает Европейскую комиссию и страны-члены ЕС прекратить переговоры о присоединении Турции, в случае если та откажется внести соответствующие изменения в свою конституцию.

В Турции резолюцию раскритиковали, заявив о своём отказе её рассматривать. Эрдоган, в свою очередь, подчеркнул, что ЕС «тратит время» Турции. Тем не менее, стоит отметить, что турецкий лидер уже не первый раз грозит Евросоюзу выходом из переговоров: ещё в марте 2017 года он выразил предположение, что после апрельского конституционного референдума Турция может провести ещё один плебисцит посвященный вопросу членства в ЕС. Спустя практически полгода турецкое руководство не предприняло никаких конкретных шагов в этом направлении, ограничиваясь лишь критикой в адрес западных коллег. Такое поведение лишь подтверждает тот факт, что турецкий истеблишмент не намерен отказываться от членства в Европейском союзе, рассматривая его, по всей видимости, как один из инструментов расширения своего влияния в мире, в целом, и на Западе, в частности.

Весьма напряжёнными остаются отношения Турции с Германией. Новый виток взаимных разногласий возник после задержания турецкими властями немецкого правозащитника Петера Штойдтнера. После этого Берлин ужесточил рекомендации для туристов, направляющихся в Турцию, на что Анкара отреагировала, обвинив Германию в «большой политической безответственности» из-за разжигания конфликта между двумя странами. Противоречия носят, прежде всего, политический характер, однако министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль заявил, что Германия намерена пересмотреть свою экономическую политику в отношении Турции.

В середине августа на фоне усложнившихся двусторонних отношений Эрдоган высказал предположение, согласно которому причиной негативной риторики в отношении Турции является попытка обеспечить поддержку немецкого электората перед парламентскими выборами в сентябре 2017 года. При этом интересен тот фак, что 18 августа Эрдоган призвал немецких граждан не голосовать на предстоящих выборах за Ангелу Меркель (лидер ХДС и ХСС) и Мартина Шульца (лидер Социал-демократической партии). За это он подвергся критике министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, который обвинил Турцию во вмешательстве в избирательный процесс в Германии.

Сотрудничество с Катаром

В полном соответствии со своими многочисленными внешнеполитическими доктринами, Турция продолжает осуществлять шаги по расширению влияния на Ближнем Востоке. Одним из таких шагов является налаживание военно-политического сотрудничества с Катаром, который, как известно, в июне 2017 года подвергся блокаде ряда арабских государств. 20 июля Турция завершила переброску своих военных в Катар, которая началась 12 июля.

Уже 6 августа Анкара и Доха провели совместные военно-морские учения «Железный щит». Сообщалась, что учения охватывали мероприятия по воспрепятствованию проникновению и нарушению границ, восстановлению контроля над жизненно важными объектами, координации действий, планированию и оценке обстановки.

Кроме того, 16 августа из турецкого порта Алиага вышло судно c гуманитарной помощью для Катара.

Сотрудничество с изолированным и в то же время одним из богатейших государств мира, по всей видимости, рассматривается Анкарой как возможность в сотрудничестве с Дохой создать альтернативный центр силы в регионе, чтобы противостоять его традиционным лидерам и распространять своё влияние.

Турция и Россия

Помимо положительных моментов в двусторонних отношениях, которые выразились во встрече Путина и Эрдогана в рамках саммита G20 в Гамбурге 8 июля, а также встрече министров иностранных дел двух государств на полях регионального форума АСЕАН в Маниле 8 августа, в ходе которых представители России и Турции обсудили сотрудничество по Сирии, а также ряд вопросов экономического характера, среди которых АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток», в отношениях двух стран по-прежнему имеют место некоторые противоречия. Одним из таких противоречий является вопрос импорта в Россию турецких томатов. Власти Турции отмечают, что запрет крайне негативно сказывается на турецкой экономике. Анкара пригрозила России ответными мерами. Тем не менее, обе стороны надеются достигнуть компромисса посредством переговоров, которые, по сообщениям турецких изданий, должны проходить в рамках Измирской международной ярмарки с 18 по 22 августа.

В то же время, 11 августа МИД Турции выступил с заявлением, осуждающим санкции в отношении России. Ранее, 2 августа, президент США Дональд Трамп подписал пакет антироссийских санкций. В интервью агентству IHA глава турецкого внешнеполитического ведомства отметил, что Турция не поддерживает санкции против России, так как они наносят ущерб и турецкой экономике.

***

Политика нынешней правящей элиты Турции, направленная на сосредоточение власти в руках узкой группы людей и начавшая отчетливо вырисовываться после парламентских выборов 2015 года, очевидно, окончательно сформировалась и укрепилась после апрельского референдума 2017 года. Действующий президент и его сторонники продолжают предпринимать шаги по отстранению от рычагов власти иных политических групп, в том числе и военных.

Обстановка внутри страны демонстрирует, что раскол турецкого общества всё ещё силён. Многомиллионные шествия оппозиции заставляют руководство Турции беспокоиться и искать новые способы устранения элементов, потенциально способных составить ему конкуренцию. Тем не менее, тот факт, что «Марш справедливости» прошёл с позволения властей, говорит о том, что турецкий истеблишмент видит опасность сложившейся ситуации и ищет способы умиротворить турецкий народ.

По всей видимости, теперь Турция рассматривает Запад не столько как партнёра, сколько как средство реализации своих внешнеполитических амбиций (о чём говорит «заигрывание» с ЕС). Происходит своеобразная диверсификация внешнеполитических связей, что за рассматриваемый период выразилось в поэтапном укреплении отношений с Россией, а также развитии военно-политического сотрудничества с изолированным Катаром.

Очевидно, что как внешняя, так и внутренняя политика Турецкой Республики в среднесрочной перспективе не претерпит каких бы то ни было значительных изменений. Смене вектора турецкой политики могут поспособствовать социальные и политические потрясения внутри страны, потенциал возникновения которых при нынешнем состоянии турецкого общества весьма высок, хоть он и сдерживается взвешенными действиями правящих кругов.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: июнь 2017 г. (дайджест)

 

Июнь 2017 года можно охарактеризовать замедлением как внутри-, так и внешнеполитических процессов в Турции. На внешнеполитическом фронте самой обсуждаемой и значимой стала ситуация вокруг Катара. В свою очередь во внутренней политике можно отметить задержание ряда высокопоставленных чиновников по подозрению в связях с Гюленом, а также лишение гражданства 130 человек по той же причине.

Турция и Россия

2 июня правительство Российской Федерации издало постановление, отменяющее ряд санкций в отношении Турции, наложенных после инцидента с российским Су-24 в ноябре 2015 года. Среди утративших силу ограничительных мер числится запрет на деятельность турецких фирм в сфере строительства зданий, инженерных сооружений, туристических услуг, обработку древесины и так далее. Кроме того, был снят запрет на импорт некоторых наименований турецкой сельхозпродукции, это: груши, яблоки, виноград, клубника, замороженное мясо кур и другие. Томаты, являющиеся ключевой позицией турецкого сельскохозяйственного экспорта, по-прежнему находятся под запретом.

По сообщениям СМИ, в начале июня делегация «Рособоронэкспорта» посещала Турцию. В ходе поездки были обсуждены технические детали, касающиеся поставок российских ЗРК С-400 «Триумф» в Турцию. Подписание контракта пока ожидается. Интересно, что многие выражали скепсис по поводу такого рода сотрудничества между двумя странами. Впервые вопрос закупок обсуждался на встрече Путина и Эрдогана в Москве 10 марта 2017 года. Тем не менее, высказывались предположения о том, что инициатива турецкой стороны связана, прежде всего, с желанием продемонстрировать Вашингтону независимость, а также о том, что Турция не сможет без каких-либо последствий закупать российские системы ПВО, будучи страной-членом НАТО. Сейчас можно видеть, что турецкое руководство, по всей видимости, настроено серьёзно.

Внутриполитическая обстановка

В Турции всё ещё сохраняется режим чрезвычайного положения (он был введён ещё летом 2016 года после попытки государственного переворота). На этом фоне турецкое руководство продолжает укреплять свою власть, что выражается в увольнениях и других мерах в отношении служащих, имеющих связь с проповедником Фетхуллахом Гюленом, который, по заявлениям официальной Анкары, является организатором июльского переворота.

Так, 17 июня по подозрению в причастности к перевороту был задержан главный советник премьер-министра страны Йылдырыма. Ранее по той же причине был задержан глава местного представительства международной правозащитной организации Amnesty International.

Кроме того, в МВД Турции сообщили, что руководство страны запустило процесс лишения гражданства 130 человек, среди которых исламский проповедник Фетхуллах Гюлен. Большинство из них подозреваются в причастности к попытке июльского переворота, однако гражданства также будут лишены некоторые депутаты прокурдской Демократической партии народов.

Интересно, что в отличие от, например, России, где конституция не предусматривает лишения гражданства ни при каких обстоятельствах, в статье 66 Конституции Турции говорится о возможности лишения человека гражданства в случае, если он совершает действия, несовместимые с верностью Родине. Таким образом, действующей власти удаётся максимально ослабить какую бы то ни было оппозицию в стране.

Помимо всего прочего, в Турции, непосредственно соседствующей с погрязшей в конфликте Сирией, продолжается борьба с терроризмом. Так, по заявлению премьер-министра страны, за последние девять месяцев турецким спецслужбам удалось предотвратить 360 терактов и задержать 1068 террористов.

Ситуация вокруг Катара

5 июня противоречия по поводу влияния на Ближнем Востоке вылились в разрыв дипломатических отношений с Катаром ряда арабских государств, среди которых: Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия (к ним также присоединились Мальдивы). Позже Катару были направлены требования, выполнение которых необходимо для снятие блокады. Среди них числится требование закрыть Турецкую военную базу на территории страны.

Изначально Турция заняла примирительную позицию: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя блокаду, отметил, что турецкое руководство огорчено ситуацией, а также призвал при любых обстоятельствах сохранять диалог между государствами. Однако позже президент Турции раскритиковал изоляцию Катара, назвав такие действия «бесчеловечными и противоречащими исламским ценностям».

Анкара продолжила осуществлять и даже укреплять военное сотрудничество с Дохой: 9 июня Эрдоган одобрил закон об отправке военных в Катар. Между двумя странами было также заключено соглашение о сотрудничестве в обучении военных, Турция, в свою очередь, обязалась обеспечить поставки продовольствия и воды в регион. Уже 19 июня начались совместные военные учения двух стран.

Очевидно, что деятельность Анкары может негативно сказаться на ситуации. Тем не менее, действия турецкой стороны демонстрируют, что она пытается сформировать свой собственный круг союзников, и подтверждают её имперские амбиции. Сотрудничество с Катаром позволит ей не только укрепить собственное влияние за счёт могущественного партнёра, но и создать новый центр силы в регионе.

Отношения с Западом

Отношения с западными государствами по-прежнему сохраняют довольно холодный характер.

16 июня стало известно, что полиция США выдала ордер на арест охранников Эрдогана после их участия в массовой драке с курдскими демонстрантами в ходе визита турецкого президента в Вашингтон. Руководство Турции негативно охарактеризовало решение, отметив, что будет бороться с ним «политическими и правовыми методами».

Германия в этой связи запретила охранникам Эрдогана посещать саммит G-20 в Гамбурге, который пройдёт с 7 по 8 июля 2017 года. Кроме того, немецкие власти также запретили президенту Турции провести встречу со своими сторонниками в ходе визита в ФРГ по случаю участия в саммите, обосновывая это невозможностью обеспечить безопасность политика. Негативные тенденции в двусторонних отношениях также можно было наблюдать и в вопросе военной базы Инджирлик. В конце июня депутаты немецкого бундестага проголосовали за решение о передислокации немецких военных с турецкой базы Инджирлик в Иорданию. Ранее, между Берлин и Анкарой возник конфликт по поводу отказа немецким парламентариям в посещении контингента военнослужащих Германии, находящихся на службе в Турции.

28 июня в Швейцарии стартовал новый раунд переговоров по кипрскому урегулированию, в которых принимает участие Турция. Министр иностранных дел Турции, оценивая ход переговоров, заявил, что они являются последними, объясняя это тем, что, если не будет достигнуто никакого соглашения, то смысла в дальнейшем разрешении вопроса нет. Тем не менее, в СМИ появилась информация о том, что ООН намерена вывести свой миротворческий контингент с острова, который находится там с 1963 года, что даёт надежды на положительный исход встречи.

***

Характер политики действующего турецкого руководства продолжает сохранять характер, направленный на укрепление как внутреннего, так и внешнего лидерства. Увольнения и задержания постепенно становятся нормой политической жизни страны. Турецкое руководство постепенно избавляются от всех, кто представляет хоть малейшую угрозу его власти.

Провозглашенный когда-то прежним премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу курс на поворот в сторону Востока проявляет себя во всей красе: Анкара постепенно налаживает и расширяет сотрудничество с Москвой, укрепляет партнёрство с Катаром, формируя новый центр силы в регионе, и в то же время сохраняет довольно напряжённые отношения с Западом, при этом не отказываясь от него.

Что касается кипрского урегулирования, то его положительный исход – в случае его достижения – благоприятно скажется не только на международном имидже Турции, но и избавит её от одного из камней преткновения в отношениях с Евросоюзом.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: март 2017 (дайджест)

Турция: март 2017 (дайджест)

Во внешней политике Турции среди всего ряда событий можно выделить, прежде всего: визит президента Эрдогана в Москву, конфликт между Турцией и ЕС, а также визит госсекретаря США Тиллерсона в Турцию.

Во внутренней политике турецкое руководство продолжило ряд мер по укреплению государственной безопасности, в связи с чем был проведен ряд операций по задержанию, прежде всего, лиц имеющих отношение к Исламскому государству (ИГ; запрещённая в России террористическая организация). Кроме того, было начато строительство автомобильного моста через пролив Дарданеллы, значительно сокращающего путь от Турции до Греции и Болгарии.

Россия и Турция

10 марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган для участия в заедании Совета сотрудничества высшего уровня прибыл с визитом в Москву, где он провел с российскими коллегами переговоры, как в узком, так и в расширенном составе. Обсуждались, главным образом, вопросы урегулирования в Сирии и снятия продовольственных санкций. Своё выступление в ходе совместной пресс-конференции двух лидеров Эрдоган начал с вопроса борьбы с курдскими террористическими – по мнению Турецкого руководства – группировками, что уже было расценено некоторыми экспертами как негативный посыл.

И, действительно, сначала (в начале марта) турецкие морские порты отказались принимать паромы и корабли, идущие из Крыма, объясняя это отсутствием у экипажей необходимых таможенных документов. В российском экспертном сообществе подобные действия объяснили тем, что Турция всё ещё не признает Крым российским. А 15 марта Турция остановила беспошлинный ввоз российского зерна, установив на него пошлину в размере 130%, что на деле означает приостановку таких поставок. В России же нашли возможный выход из ситуации. 28 марта с визитом в Москве побывал лидер Ирана Хасан Рухани; по его завершению среди прочих заявлений звучало предположение о том, что рынок Ирана может заменить турецкий, при условии, что иранское руководство отменит запрет на импорт российских злаковых.

23 марта турецкий МИД вызвал временного поверенного в делах России в Анкаре Сергея Панова. Причиной стала смерть турецкого военнослужащего на территории в Сирии, где за контроль и соблюдение режима прекращения огня ответственна российская сторона. Так как территории, на которых действовал турецкий солдат, контролируются курдской партией «Демократический союз» (в Турции считается террористической организацией), турецкое руководство едва ли не в ультимативной форме потребовало от России закрыть расположенный в Москве офис партии. Инцидент стал ещё одной «монетой» в копилке взаимных противоречий.

Несмотря на ряд негативных моментов, в ходе переговоров 10 марта Россия и Турция достигли и значительных положительных подвижек:

  • стороны договорились о том, что туристы обоих государств смогут использовать национальную валюту при денежных расчетах;
  • на базе коммерческого банка «Denizbank» Россия намерена начать эмиссию пластиковых карт «Мир» на всей территории Турции;
  • на вопрос отмены запрета на наём в России турецких строителей, президент Путин ответил, что он носит «чисто технических характер»;
  • стороны также договорились создать совместный инвестиционный фонд с капиталом до 1 миллиарда долларов, в создание которого вложат свои средства Российский фонд прямых инвестиций и суверенный фонд Турции;
  • были сняты ограничения на некоторые наименования турецкой сельхозпродукции (для Турции вопрос всё еще остаётся чувствительным, главным образом, из-за продолжающегося запрета на ввоз, главным образом, турецких помидоров, которые являются основой экспорта сельскохозяйственных продуктов страны, и других продуктов);
  • представители государств обсудили и двусторонние энергетические проекты, такие как: АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток».

Турция и США

Со Штатами же Турция, похоже, намерена двигаться в направлении преодоления существующих разногласий.

30 марта госсекретарь США Рекс Тиллерсон осуществил визит в Турцию. В ходе него он встретился со всеми наиболее значимыми лицами государства, среди которых: президент Турции Эрдоган, премьер-министр Йылдырым и министр иностранных дел Чавушоглу. Помимо довольно обыденных тем, таких как: двустороннее сотрудничество, глобальные и региональные проблемы – стороны затронули вопрос поддержки со стороны США Отрядов народной самообороны (YPG), бойцов которых в Турции причисляют к террористам, а также экстрадиции исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Тиллерсон постарался как можно более обтекаемо коснуться этих вопросов, его турецкий коллега, в свою очередь, подчеркнул, что у Турции и США все ещё есть разногласия по поводу того, как странам двигаться дальше.

Тем не менее, о положительных сдвигах в отношениях свидетельствует, как минимум тот факт, что уже спустя такой малый срок с 3 по 4 апреля Турцию намерен посетить советник госсекретаря США Томас Шеннон. Более того, новая американская администрация, очевидно, сейчас вновь пытается включиться в процесс сирийского урегулирования, из которого, фактически, выпала в период перехода власти.

Напомним, что в отношениях между США и Турцией имеют место довольно продолжительные разногласия по поводу сотрудничества первых с сирийскими курдами, которое началось еще в 2014 году. Сейчас на повестку дня встал вопрос освобождения сирийского города Ракки от Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация); в ходе операции Штаты намерены прибегать к поддержке сил YPG, что вызывает серьёзную критику со стороны турецкого истеблишмента. Что же касается Гюлена, который на данный момент проживает в штате Пенсильвания, то турецкое руководство добивается от США его экстрадиции, так как именно он, согласно расследованию турецких сил правопорядка, является организатором попытки государственного переворота в Турции в ночь с 15 на 16 июля 2016 года.

Отношения с ЕС

16 апреля 2017 года в Турции пройдёт конституционный референдум, посвященный переходу государства к президентской форме правления. На нём решится, как дальнейшая судьба всей Турции, так и вопрос претворения амбиций Эрдогана в жизнь. Тем не менее, опросы общественного мнения демонстрируют раскол общества: согласно им турецкая власть всё еще не имеет достаточной поддержки для осуществления перехода. В связи с этим руководство страны начало широкую кампанию, нацеленную на получение необходимых голосов.

В начале марта турецкие министры предприняли ряд поездок по странам ЕС. Прежде всего, они были намерены встретиться с представителями турецких диаспор, проживающих на территории Европы, с целью добиться их поддержки в ходе апрельского референдума.

После того, как в начале марта власти немецкого города Гаггенау отменили выступление министра юстиции Турции Бекира Боздага перед представителями турецкой диаспоры. Вскоре после этого между Германией и Турцией разразился конфликт, причиной которого стало сделанное Эрдоганом сравнение политики немецких властей с нацизмом.

Похожий инцидент случился и в отношениях с Нидерландами. Голландские власти не пустили в страну для проведения подобных же мероприятий министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, а также объявили министра по делам семьи Турции Фатму Бетюль Сайян Кайю «нежелательным иностранцем», депортировав её в Германию, откуда она прибыла на территорию Нидерландов. Как и в случае с Германией Турция отреагировала, назвав действия голландского руководства «остатками нацизма и фашизма».

Кризис сопровождался взаимными обвинениями и претензиями. Стремясь продемонстрировать европейским государствам высокую ценность своей страны, а также пытаясь вынудить их идти на поводу Турции, Эрдоган выступил с предложением провести референдум по вопросу членства Турции в Европейском союзе, а министр Турции по делам ЕС отметил, что у Турции нет оснований соблюдать свои обязательства по соглашению о беженцах, отметив, что в отличие от Турции Союз не выполнил ни одного условия.

Внутренняя политика

За последнее время в Турции сложилась довольно нестабильная внутриполитическая ситуация, что связано не только с близостью страны к очагам локальных военных конфликтов на Ближнем Востоке, но и противоречивой политикой самого турецкого руководства: так, например, предстоящий в апреле конституционный референдум расколол турецкое общество на два лагеря.

Очевидно, действия турецких властей внутри государства основывались на понимании необходимости укрепления безопасности страны и её граждан. На момент второго марта, по заявлению премьер-министра Бинали Йылдырыма, турецким силовым структурам удалось задержать и обезвредить более 3500 боевиков ИГ (запрещённая в России террористическая организация). Были арестованы двое мужчин, планировавшие нападения на различные объекты в Стамбуле. Отмечалось, что они входили в ту же ячейку ИГ (запрещённая в России террористическая организация), что и нападавший на стамбульский ночной клуб «Reina» в январе 2017 года.

10 марта в Стамбуле потерпел крушение вертолёт. В результате трагического инцидента погибли 5 человек, среди которых 4 россиян, 2 получили ранения.

18 марта в турецкой провинции Чанаккале состоялась церемония закладки первого камня в рамках начала строительства подвесного автомобильного моста через пролив Дарданеллы. Мост значительно сократит путь от границы Греции и Болгарии до Турции. Завершить строительство планируется в 2023 году, к столетию Турецкой Республики.

Сирия

14-16 марта в Астане прошел 3-ий раунд переговоров по Сирии между Россией, Турцией и Ираном. Обстановка встречи была достаточно сложной, так как изначально на неё не явились представители сирийской вооруженной оппозиции, гарантом выполнения обязательств которой является Турция. Экспертами отмечалось, что формат постепенно исчерпывает себя, так результаты уже не имели столь прорывного значения как по итогам более ранних этапов, а оппозиция, по всей видимости, утратила к нему интерес.

Кроме того, 29 марта премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил о завершении операции «Щит Евфрата», продолжавшейся в Сирии с 24 августа 2016 года и осуществлявшейся совместно со Свободной армией Сирии, ведущей борьбу против правительства Башара Асада. Он также не исключил возможность осуществления другой операции против ИГ (запрещённая в России террористическая организация).

Военное сотрудничество

Среди прочего Россия и Турция обсудили возможность поставок в Анкару российских зенитных  ракетных комплексов С-400, что, с одной стороны, демонстрирует волю Турецкой Республики вести независимую от западных коллег политику, а, с другой, вызывает весьма неоднозначную оценку её партнёров по Североатлантическому Альянсу.

Также в начале марта главы генштабов вооруженных сил России, Турции и США (Валерий Герасимов, Хулуси Акар и Джозеф Данфорд, соответственно) провели в турецкой Анталье трёхстороннюю встречу, в ходе которой обсудили вопросы региональной безопасности, а также ситуацию в Сирии и Ираке. Целью мероприятия была, прежде всего, попытка согласовать позиции стран по сирийскому урегулированию.

***

Период марта 2017 года оказался довольно сложным для турецкой внешней политики. Выразилось это, прежде всего, в конфликте между Евросоюзом и Турцией. Как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе, едва ли можно ожидать его разрешения. Во-первых, Эрдоган, опираясь на дихотомию герой-злодей (где он – герой), рассматривает его как возможность повысить за счет него собственный имидж и поддержку населения перед апрельским референдумом. Во-вторых, негативные тенденции в отношениях Турции и ЕС прослеживаются уже давно: при решении вопросов обе стороны стремятся извлечь для себя наибольшую выгоду, не учитывая интересы партнёра, что демонстрирует и вопрос членства Турции в Европейском союзе, и соглашение по беженцам. Поэтому в ближайшее время нельзя ожидать восстановления дружеских отношений.

Отношения с Россией подтвердили свой цикличный характер. Очевидно, сейчас они находятся в стадии рецессии. Тем не менее, можно предположить, что возникшие противоречия не значительно повлияют на двусторонние отношения и в скором времени будут преодолены.

В свою очередь, с США, несмотря на существующие противоречия, Турция, по всей видимости, будет выстраивать близкие партнерские отношения. Нельзя говорить о кардинальной смене политики Штатов после прихода новой администрации, однако у турецкого истеблишмента, вероятно, есть надежда на возможность начать отношения с чистого листа. Во всяком случае, в ближайшее время, пожалуй, можно будет наблюдать положительные сдвиги в турецко-американских отношениях.

Что до внутреннего положения в Турции, то нестабильная ситуация в области безопасности побудила турецкие власти к более активной деятельности по предупреждению и предотвращению терроризма. Такая тенденция, очевидно, сохранится и далее.

Кроме того, нужно отметить, что внешнеполитические акции руководства страны были неразрывно связаны с внутренней политикой государства, так как имели целью получение поддержки турецких граждан, проживающих за рубежом. Референдум, который определит, в первую очередь, судьбу Турции и её граждан, стал, таким образом, причиной споров и за пределами страны. Разногласия по этому вопросу на всех уровнях и во всех областях политики, думается, породят извне – более того, уже породили – попытки помешать референдуму завершиться в соответствии с ожиданиями турецких властей.

В итоге турецкое руководство продолжает придерживаться довольно агрессивной политической линии. Политическая элита Турции с трудом идет на компромиссы. В своём стремлении оказывать влияние на глобальные политические и экономические процессы Турция пытается проводить независимую ни от кого политику. Такой внешнеполитический курс неразрывно связан с внутриполитическим стремлением сконцентрировать всю государственную власть в руках ограниченного круга лиц. Буквально все действия нынешнего турецкого руководства демонстрируют его «имперский» аппетит. Подобная тенденция, без сомнений, сохранится на самую долгосрочную перспективу, а, как минимум, на период пребывания у власти в Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и Партии справедливости и развития.

В.Аватков, А.Финохин