Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

Иран: июль-август 2017 (дайджест)

 

Основной настрой иранской внутренней политики второго периода президентства Хасана Рухани, скорее всего, заключался в попытке провести его без лишних претензий к действующему правительству, чтобы сохранить главное достижение своих восьми лет – принятие Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), согласованного со странами «шестерки» переговорщиков в июле 2015 г. Тем временем, в связи с крайне незаметными, помимо репутационных, последствиями СВПД и стремлением иранских консерваторов взять реванш, борьба за власть обещает быть более обостренной, нежели в предыдущие четыре года президентства «умеренного» политика. Последние два месяца были настолько плотно наполнены различными связанными с Ираном событиями, что, казалось бы, борьба за власть остается в тени. Однако по-прежнему многие поводы используются разными лагерями в политической жизни Ирана для того, чтобы ослабить противника, так что иногда вместо здоровой рефлексии о реальной проблеме наблюдается болезненный обмен критикой.

 

Напряжение после выборов

Шествие Хасана Рухани ко второму президентскому сроку не оказалось столь победоносным, как это осветили в СМИ. Кандидат от консерваторов глава фонда Астан-е Кодс-е Разави Эбрахим Раиси набрал 15,8 миллиона (38,5%) голосов – немалое количество, заявляющей о существенной оппозиции Рухани, независимо от причин, по которым эта группа электората поддержала Раиси.

По мнению иранских принципалистов, команда Рухани-Джахангири (*Эсхаг Джахангири – вице-президент, кандидат в президенты в минувшей гонке за президентское кресло) нарушила неписанное правило не затрагивать ряд острых углов – Джахангири открыто напомнил мэру Тегерана Мохаммад-Багеру Галибафу о деле распродажи городской собственности по заниженным ценам в пользу своих приближенных без каких-либо юридических последствий. По-видимому, после такой публичной огласки Фронт исламских революционных сил (известный в Иране под аббревиатурой jamna) решил, что Галибаф должен покинуть гонку, чтобы увеличить шансы коллеги по партии – уже упомянутого Эбрахима Раиси. Галибаф, меж тем, лишился и поста мэра города Тегеран, поскольку избранный 19 мая муниципальный совет по составу оказался прореформистским и предпочел сменить консерватора в кресле городского главы. Скорее всего, это станет закатом карьеры политика.

Ответ на выпады и победу команды умеренных не заставил себя долго ждать. В июле по обвинению в финансовых махинациях был арестован брат Хасана Рухани – Хусейн Ферейдун. Среди основных обвинений – назначение на должность банка Рефах человека с сомнительной репутацией и получение безвозмездных кредитов. В СМИ подробно освещали ту роль, которую Ферейдун стал играть с приходом к власти Рухани в 2013 г. Он не занял официальной должности вице-президента, а вместо этого был назван «специальным помощником президента», лично представлял Рухани на переговорах по ядерному вопросу и стал основным проводником, через которого можно было добиться внимания президента к тому или иному вопросу. Вопрос, правда, не в том, знал ли Рухани о действиях своего брата или даже являлся соучастником по каким-либо эпизодам. Важнее оказывается понять, почему решение об аресте было принято именно в июле, ведь дело было подготовлено уже давно, но не получало хода. Возможно, именно уверенные выпады Рухани и Джахангири в сторону консерваторов во время предвыборной кампании спровоцировали последних оказать давление на судебную власть с целью дать отпор.

Одновременно в прессе снова вышли на поверхность догадки о мистической смерти сына Рухани в 1992 г. По официальной версии, сын тогдашнего секретаря Высшего совета национальной безопасности совершил самоубийство, но по некоторой информации, смерть наступила в результате выстрела из оружия, принадлежавшего самому Хасану Рухани, что оставляет пространство для догадок. Это превратилось в своеобразное поле битвы, где реформисты парировали, намекая на возможное исполнение убийства силами безопасности из-за конфликта с Рухани или намерением его сына предать огласке конфиденциальную информацию.

Градус напряженности повысился в преддверии инаугурационной церемонии, назначенной на 5 августа. Тем временем, президент проводил консультации с духовным лидером по поводу состава нового кабинета. Согласно конституции, президент не обязан советоваться с рахбаром по поводу даже ключевых портфелей – обороны, разведки, внутренних дел, иностранных дел, культуры и исламского руководства – но политической практикой была закреплена необходимость таких консультаций. Тем более, на фоне давления на Рухани, оказываемого лагерем консерваторов, снискать поддержку Али Хаменеи оказалось для президента крайне важным.

Не всегда можно четко определить, с кем именно конфликтует Рухани, с администрацией духовного лидера или Корпусом стражей исламской революции (КСИР), учитывая взаимозависимость этих институтов власти. В некоторых случаях высказывания Хаменеи интерпретировались его сторонниками как призыв к атаке на администрацию президента. Например, призыв Хаменеи после двойной террористической атаки 7 июня «стрелять по необходимости» был истолкован консервативными группами по-разному, вплоть до начала серьезных атак на правительственные силы. Некоторые представители истеблишмента призвали рассматривать слова Хаменеи как призыв к «джихаду» в более конструктивном смысле. Только спустя некоторое время духовный лидер уточнил, что он имел ввиду, а именно спонтанную и умеренную культурную работу, и ни в коем случае не беззаконие или бранную речь в сторону президента.

КСИР ощутил необходимость провести мероприятия по поддержке собственного имиджа после двойного теракта. 4 июля командующий КСИР Мохаммад-Али Джафари назначил командующим тегеранским подразделением «Мохаммад Расульуллах» бригадного генерала Мохаммадрезу Язди, заменив на этом посту Мохсена Каземини. Некоторыми это рассматривается в ключе проведения перемен в КСИР в связи с атаками 7 июня.

 

Начало второго президентского срока Хасана Рухани

3 августа прошла церемония утверждения президента духовным лидером, а 5 августа – официальная инаугурация, сопровождаемая обращением президента в присутствии официальных лиц иностранных государств. С одной стороны, посещение церемонии таким количеством различных официальных лиц из-за рубежа, казалось бы, означает изменения в международном положении Ирана в первый срок президентства Рухани, а присутствие главы европейской дипломатии Федерики Могерини – потепление отношений с ЕС. С другой стороны, реальные изменения не так заметны. А эпизод с тем, как иранские официальные лица наперебой снимали с Могерини селфи, вышел на первые полосы даже зарубежных газет и стал поводом для обширного троллинга в социальных сетях. Иранские консерваторы даже предприняли попытку использовать это против своих оппонентов, неожиданно объявив о том, что это реформисты портят имидж Ирана такими спонтанно необдуманными действиями. Конечно, это были не только реформисты, желающие сделать фото с «матерью антииранских санкций ЕС».

Центр статистической информации Ирана заявил о том, что безработица находится на уровне 12,6%. Правительство предложило план по созданию одного миллиона рабочих мест до конца текущего иранского года (до марта 2018). План вызывает сомнения, поскольку неизвестно, сколько в действительности правительство сможет проинвестировать средств в создание этих новых мест и объявить решительную борьбу тяжелой бюрократической машине, создающей препятствия для стартапов, которые и должны участвовать в создании рабочих мест.

 

Санкции США против Ирана

После подписания президентом Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» HR 3364 2 августа в Иране еще более серьезно заговорили о принятии ответных мер. Иранцы рассматривают этот акт, как и претензии к своей ракетной программе как попытку в конечном итоге свести на нет СВПД. По представлениям иранских экспертов и представителей власти, включая министра иностранных дел Джавада Зарифа или его заместителя Аббаса Арагчи, новый американский акт прямо противоречит статьям 26, 28 и 29 СВПД.

В ответ на американские санкции в парламент Ирана был представлен закон, предполагающий увеличение оборонного бюджета на 540 миллионов долларов. Средства предполагается направить на нужды КСИР в целом, развитие ракетной программы и операции подразделения Кодс, действующего за рубежом. Это притом, что общий оборонный бюджет страны составляет 14 миллиардов долларов, половина из которых направляется в КСИР.

Другие статьи законопроекта относятся к созданию специальной отрасли судебной власти, которая будет заниматься делами, связанными с терроризмом, и обязывают президента представить обновленный лист террористических организаций, а также направлены на поощрение взаимодействия между различными институтами власти по вопросу борьбы с терроризмом. Содержит проект и символические действия в отношении США, например, администрация президента обязывается предпринять меры по поводу нарушения прав человека в США.

Командующий КСИР Мохаммад-Али Джаффари незадолго до подписания закона предложил США сначала убрать все свои военные базы в радиусе 1000 км вокруг Ирана в целях безопасности.

Новый закон также заставил Иран более пристально взглянуть в сторону России. Во-первых, это очередной повод для консерваторов обвинить президента в большем стремлении сближения с Западом, нежели с Россией, с которой Иран оказался в одном и том же законе как объект наложения санкций. Во-вторых, даже пятничные имамы высказались по вопросу: например, имам города Кум Мохаммад Саиди предложил Ирану объединиться с Москвой и Пхеньяном для противодействия санкциям. В-третьих, аналитики естественным образом задумались, как еще можно укрепить отношения с Россией, сформировав таким образом новую «ось сопротивления» высокомерной политике США. Однако трезвые оценки не заявляют о каких-либо переменах в российско-иранских отношениях. Период наибольшего сближения Москвы с Тегераном за чуть менее четырех десятков лет с исламской революции наблюдается именно сейчас и именно в сирийском кризисе. Но даже в этом в этом вопросе стороны преследуют различные цели и имеют различное видение. Рассчитывать на формирование полноценного стратегического партнерства не приходится. Путин и Рухани в телефонном разговоре 14 августа протокольно отметили необходимое развитие двусторонних отношений. Посол России в Иране Левон Джагарян во время визита российской бизнес-делегации в Керман в августе напомнил иранской стороне о готовности Москвы отменить визовый режим в ожидании ответных действий от Тегерана. Посол также сделал эмоциональное замечание по поводу того, что в Сирии проливается кровь сражающихся бок иранцев и россиян.

 

Региональная обстановка

В августе иранский начальник штаба посетил с рабочим визитом Турцию, встретившись с рядом высокопоставленных лиц, включая Реджепа Тайипа Эрдогана. Визит военного лица, а не политика в данном случае подчеркнул технический характер переговоров и заставил экспертов говорить о новой эре в иранско-турецких отношениях, спустя шесть лет поддержки различных сторон конфликта в Сирии. Сближающим фактором также стало общее беспокойство по поводу приближающегося в сентябре референдума о независимости иракского Курдистана. Успехи курдских группировок, действующих под знаменем Сирийских демократических сил и при поддержке США продвигающихся по направлению к Ракке, также вызывают беспокойство в Анкаре и Тегеране. Конструктивные договоренности, достигнутые во время визита, могут стать предпосылкой для выхода из тупика по поводу зоны де-эскалации в районе сирийского Идлиба на следующих переговорах в рамках Астанинского процесса. Во время визита стороны договорились о наращивании взаимодействия в оборонной сфере.

Спустя два года бойкота хаджа Тегераном, с момента, когда в 2015 г. массовая давка унесла жизни 465 иранцев, Иран в августе отправил 86000 паломников (на 40% больше, чем в 2015 г.) в Саудовскую Аравию. Министры иностранных дел Ирана и КСА удивили наблюдателей рукопожатием на встрече Организации исламского сотрудничества, проводившейся в Стамбуле 1 августа. 13 августа министр иностранных дел Ирака Касим аль-Араджи сообщил о предложении Саудовской Аравии к премьер-министру Хайдеру аль-Абади выступить в качестве посредника для сглаживания противоречий между Ираном и Саудовской Аравией.

Ю.Свешникова

 

Турция: июль-август 2017 г. (дайджест)

Период с июля по август 2017 года охарактеризовался неспокойной внутриполитической обстановкой в Турции. Уже в начале июля прошли масштабные акции представителей двух политических лагерей, а именно: сторонников президента Эрдогана и представителей оппозиции. Продолжились мероприятия по консолидации власти в руках действующей элиты.

На внешнеполитических рубежах Турция продолжает доказывать свою состоятельность в качестве региональной и мировой державы, что находит отражение в закупках российских ЗРК С-400, сотрудничестве с изолированным Катаром и взаимных выпадах в отношениях с Евросоюзом.

Внутриполитическая обстановка

15 июля состоялась годовщина попытки военного переворота в Турции. В этой связи имел место ряд событий и мероприятий, носящих прежде всего пропагандистский характер. Так, 15 июля Турция праздновала учреждённый в октябре 2016 года президентом Эрдоганом День демократии и национального единства, приуроченный к попытке военного переворота в июле 2016 года. По всей стране прошли массовые шествия, участие в которых приняли сотни тысяч турецких граждан и десятки городов.

Кроме того, турецкие пользователи мобильных операторов «Turkcell» и «Vodafone» вместо привычных гудков могли услышать поздравление президента Эрдогана с праздником: «Как президент я приношу поздравленья с праздником 15 июля, Днём демократии и национального единства, желаю мученикам прощения, а героям – здоровья и благополучия». Также 16 июля перед резиденцией президента в Анкаре был открыт мемориал, посвящённый жертвам переворота, который представляет из себя людей, несущих полумесяц и звезду, являющиеся символом ислама и изображенные на государственном флаге Турции.

Тем не менее, едва ли можно говорить о том, что размах мероприятий соответствует самому событию. Помпезность, с которой отмечался праздник сопоставим с мероприятиями, приуроченными ко дню победы над нацистской Германией, однако масштаб двух трагедий абсолютно несоразмерен.

Несмотря на все попытки действующего руководства консолидировать вокруг себя турецкий народ, общество Турции по-прежнему остаётся разрозненным. Это продемонстрировал так называемый «Марш справедливости», организованный лидером Народно-республиканской партии (НРП) Кемалем Кылычдароглу. Поводом к его началу стал приговор в отношении депутата от НРП, журналисту Энису Бербероглу о тюремном заключении  на 25 лет по обвинению в передаче главному редактору газеты Cumhuriyet видеозаписей, на которых были запечатлены грузовики с оружием, направляющиеся к турецко-сирийской границе. За 25 дней (с 15 июня по 9 июля) участники Марша, число которых в последние дни достигало практически двух миллионов человек, преодолели расстояние от Анкары до Стамбула (около 450 километров), где завершили его многотысячным «Митингом справедливости». Организованная главной оппозиционной партией политическая акция даёт понять, что Эрдоган и его приближённые всё еще не могут единолично контролировать политическую жизнь государства и вынуждены считаться с оппозицией, поддержка которой весьма высока.

17 июля Великое национальное собрание Турции (турецкий парламент) в четвёртый раз продлило действие режима ЧП на территории страны на 3 месяца. Таким образом, наряду с расширенными полномочиями, турецкое руководство продолжает сохранять значительный контроль над политической и общественной жизнью в стране, что вызывает немало критики со стороны правозащитников.

19 июля в турецком правительстве произошёл ряд перестановок. Так, вице-премьер Нуреттин Джаникли занял пост министра обороны, а министр обороны Фикри Ышик и министр юстиции Бекир Боздаг назначены вице-премьерами. Однако, ключевые посты министра экономики и министра иностранных дел – с точки зрения российской внешней политики – остались за Нихатом Зейбекчи и Мевлютом Чавушоглу, соответственно.

Проводимая Анкарой политика закручивания гаек во внутриполитической сфере дала о себе знать и 2 августа (2017 года), когда состоялась встреча военного и политического руководств страны. По итогам заседания, которое прошло под руководством премьер-министра Бинали Йылдырыма, Верховный военный совет Турции постановил заменить командующих армией, военно-воздушными силами и флотом страны, кандидатуры которых позже были одобрены президентом страны. Таким образом, действующая власть берёт под всё более плотный контроль турецкую армию, которая с момента создания Турецкой Республики являлась гарантом светскости в стране и была в значительной степени автономна от представителей политического руководства.

Поставки С-400

Наиболее значимым событием российско-турецких отношений в июле 2017 года стало заключение соглашения по закупке Турцией российских ЗРК С-400 «Триумф». Об этом 25 июля заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Согласно договорённостям, Турция заплатит 2,5 миллиарда долларов за поставку в 2018 году двух дивизионов системы противоракетной обороны и производство ещё двух на территории самой Турецкой Республики. Вопрос передачи технологий остаётся ключевым для турецкого истеблишмента; этот и другие технические нюансы будут обсуждаться в ходе дальнейших встреч. Сделка вызвала немало критики со стороны партнёров Турции по НАТО, которые обращали внимание на несовместимость С-400 с системами Североатлантического альянса. Тем не менее, в Пентагоне отметили, что соглашение является суверенным решением Турецкой Республики. Со стороны Турции такой шаг объясняется, очевидно, её стремлением навязать западным коллегам свои правила игры, а также желанием закрепиться на мировой арене в качестве одного из её ключевых игроков.

Помимо прочего, в середине июля Турция подписала соглашение с европейским концерном «Eurosam», согласно которому Турция совместно с Францией и Италией будет разрабатывать собственную систему ПРО. Отмечалось, что соглашение не повлияет на закупки российских систем С-400.

Отношения с Западом

Взаимные претензии и упрёки между Турцией и европейскими государствами по поводу членства первой в ЕС по-прежнему имеют место быть. 6 июля Европейский парламент принял резолюцию, которая призывает Европейскую комиссию и страны-члены ЕС прекратить переговоры о присоединении Турции, в случае если та откажется внести соответствующие изменения в свою конституцию.

В Турции резолюцию раскритиковали, заявив о своём отказе её рассматривать. Эрдоган, в свою очередь, подчеркнул, что ЕС «тратит время» Турции. Тем не менее, стоит отметить, что турецкий лидер уже не первый раз грозит Евросоюзу выходом из переговоров: ещё в марте 2017 года он выразил предположение, что после апрельского конституционного референдума Турция может провести ещё один плебисцит посвященный вопросу членства в ЕС. Спустя практически полгода турецкое руководство не предприняло никаких конкретных шагов в этом направлении, ограничиваясь лишь критикой в адрес западных коллег. Такое поведение лишь подтверждает тот факт, что турецкий истеблишмент не намерен отказываться от членства в Европейском союзе, рассматривая его, по всей видимости, как один из инструментов расширения своего влияния в мире, в целом, и на Западе, в частности.

Весьма напряжёнными остаются отношения Турции с Германией. Новый виток взаимных разногласий возник после задержания турецкими властями немецкого правозащитника Петера Штойдтнера. После этого Берлин ужесточил рекомендации для туристов, направляющихся в Турцию, на что Анкара отреагировала, обвинив Германию в «большой политической безответственности» из-за разжигания конфликта между двумя странами. Противоречия носят, прежде всего, политический характер, однако министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль заявил, что Германия намерена пересмотреть свою экономическую политику в отношении Турции.

В середине августа на фоне усложнившихся двусторонних отношений Эрдоган высказал предположение, согласно которому причиной негативной риторики в отношении Турции является попытка обеспечить поддержку немецкого электората перед парламентскими выборами в сентябре 2017 года. При этом интересен тот фак, что 18 августа Эрдоган призвал немецких граждан не голосовать на предстоящих выборах за Ангелу Меркель (лидер ХДС и ХСС) и Мартина Шульца (лидер Социал-демократической партии). За это он подвергся критике министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, который обвинил Турцию во вмешательстве в избирательный процесс в Германии.

Сотрудничество с Катаром

В полном соответствии со своими многочисленными внешнеполитическими доктринами, Турция продолжает осуществлять шаги по расширению влияния на Ближнем Востоке. Одним из таких шагов является налаживание военно-политического сотрудничества с Катаром, который, как известно, в июне 2017 года подвергся блокаде ряда арабских государств. 20 июля Турция завершила переброску своих военных в Катар, которая началась 12 июля.

Уже 6 августа Анкара и Доха провели совместные военно-морские учения «Железный щит». Сообщалась, что учения охватывали мероприятия по воспрепятствованию проникновению и нарушению границ, восстановлению контроля над жизненно важными объектами, координации действий, планированию и оценке обстановки.

Кроме того, 16 августа из турецкого порта Алиага вышло судно c гуманитарной помощью для Катара.

Сотрудничество с изолированным и в то же время одним из богатейших государств мира, по всей видимости, рассматривается Анкарой как возможность в сотрудничестве с Дохой создать альтернативный центр силы в регионе, чтобы противостоять его традиционным лидерам и распространять своё влияние.

Турция и Россия

Помимо положительных моментов в двусторонних отношениях, которые выразились во встрече Путина и Эрдогана в рамках саммита G20 в Гамбурге 8 июля, а также встрече министров иностранных дел двух государств на полях регионального форума АСЕАН в Маниле 8 августа, в ходе которых представители России и Турции обсудили сотрудничество по Сирии, а также ряд вопросов экономического характера, среди которых АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток», в отношениях двух стран по-прежнему имеют место некоторые противоречия. Одним из таких противоречий является вопрос импорта в Россию турецких томатов. Власти Турции отмечают, что запрет крайне негативно сказывается на турецкой экономике. Анкара пригрозила России ответными мерами. Тем не менее, обе стороны надеются достигнуть компромисса посредством переговоров, которые, по сообщениям турецких изданий, должны проходить в рамках Измирской международной ярмарки с 18 по 22 августа.

В то же время, 11 августа МИД Турции выступил с заявлением, осуждающим санкции в отношении России. Ранее, 2 августа, президент США Дональд Трамп подписал пакет антироссийских санкций. В интервью агентству IHA глава турецкого внешнеполитического ведомства отметил, что Турция не поддерживает санкции против России, так как они наносят ущерб и турецкой экономике.

***

Политика нынешней правящей элиты Турции, направленная на сосредоточение власти в руках узкой группы людей и начавшая отчетливо вырисовываться после парламентских выборов 2015 года, очевидно, окончательно сформировалась и укрепилась после апрельского референдума 2017 года. Действующий президент и его сторонники продолжают предпринимать шаги по отстранению от рычагов власти иных политических групп, в том числе и военных.

Обстановка внутри страны демонстрирует, что раскол турецкого общества всё ещё силён. Многомиллионные шествия оппозиции заставляют руководство Турции беспокоиться и искать новые способы устранения элементов, потенциально способных составить ему конкуренцию. Тем не менее, тот факт, что «Марш справедливости» прошёл с позволения властей, говорит о том, что турецкий истеблишмент видит опасность сложившейся ситуации и ищет способы умиротворить турецкий народ.

По всей видимости, теперь Турция рассматривает Запад не столько как партнёра, сколько как средство реализации своих внешнеполитических амбиций (о чём говорит «заигрывание» с ЕС). Происходит своеобразная диверсификация внешнеполитических связей, что за рассматриваемый период выразилось в поэтапном укреплении отношений с Россией, а также развитии военно-политического сотрудничества с изолированным Катаром.

Очевидно, что как внешняя, так и внутренняя политика Турецкой Республики в среднесрочной перспективе не претерпит каких бы то ни было значительных изменений. Смене вектора турецкой политики могут поспособствовать социальные и политические потрясения внутри страны, потенциал возникновения которых при нынешнем состоянии турецкого общества весьма высок, хоть он и сдерживается взвешенными действиями правящих кругов.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: июнь 2017 г. (дайджест)

 

Июнь 2017 года можно охарактеризовать замедлением как внутри-, так и внешнеполитических процессов в Турции. На внешнеполитическом фронте самой обсуждаемой и значимой стала ситуация вокруг Катара. В свою очередь во внутренней политике можно отметить задержание ряда высокопоставленных чиновников по подозрению в связях с Гюленом, а также лишение гражданства 130 человек по той же причине.

Турция и Россия

2 июня правительство Российской Федерации издало постановление, отменяющее ряд санкций в отношении Турции, наложенных после инцидента с российским Су-24 в ноябре 2015 года. Среди утративших силу ограничительных мер числится запрет на деятельность турецких фирм в сфере строительства зданий, инженерных сооружений, туристических услуг, обработку древесины и так далее. Кроме того, был снят запрет на импорт некоторых наименований турецкой сельхозпродукции, это: груши, яблоки, виноград, клубника, замороженное мясо кур и другие. Томаты, являющиеся ключевой позицией турецкого сельскохозяйственного экспорта, по-прежнему находятся под запретом.

По сообщениям СМИ, в начале июня делегация «Рособоронэкспорта» посещала Турцию. В ходе поездки были обсуждены технические детали, касающиеся поставок российских ЗРК С-400 «Триумф» в Турцию. Подписание контракта пока ожидается. Интересно, что многие выражали скепсис по поводу такого рода сотрудничества между двумя странами. Впервые вопрос закупок обсуждался на встрече Путина и Эрдогана в Москве 10 марта 2017 года. Тем не менее, высказывались предположения о том, что инициатива турецкой стороны связана, прежде всего, с желанием продемонстрировать Вашингтону независимость, а также о том, что Турция не сможет без каких-либо последствий закупать российские системы ПВО, будучи страной-членом НАТО. Сейчас можно видеть, что турецкое руководство, по всей видимости, настроено серьёзно.

Внутриполитическая обстановка

В Турции всё ещё сохраняется режим чрезвычайного положения (он был введён ещё летом 2016 года после попытки государственного переворота). На этом фоне турецкое руководство продолжает укреплять свою власть, что выражается в увольнениях и других мерах в отношении служащих, имеющих связь с проповедником Фетхуллахом Гюленом, который, по заявлениям официальной Анкары, является организатором июльского переворота.

Так, 17 июня по подозрению в причастности к перевороту был задержан главный советник премьер-министра страны Йылдырыма. Ранее по той же причине был задержан глава местного представительства международной правозащитной организации Amnesty International.

Кроме того, в МВД Турции сообщили, что руководство страны запустило процесс лишения гражданства 130 человек, среди которых исламский проповедник Фетхуллах Гюлен. Большинство из них подозреваются в причастности к попытке июльского переворота, однако гражданства также будут лишены некоторые депутаты прокурдской Демократической партии народов.

Интересно, что в отличие от, например, России, где конституция не предусматривает лишения гражданства ни при каких обстоятельствах, в статье 66 Конституции Турции говорится о возможности лишения человека гражданства в случае, если он совершает действия, несовместимые с верностью Родине. Таким образом, действующей власти удаётся максимально ослабить какую бы то ни было оппозицию в стране.

Помимо всего прочего, в Турции, непосредственно соседствующей с погрязшей в конфликте Сирией, продолжается борьба с терроризмом. Так, по заявлению премьер-министра страны, за последние девять месяцев турецким спецслужбам удалось предотвратить 360 терактов и задержать 1068 террористов.

Ситуация вокруг Катара

5 июня противоречия по поводу влияния на Ближнем Востоке вылились в разрыв дипломатических отношений с Катаром ряда арабских государств, среди которых: Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия (к ним также присоединились Мальдивы). Позже Катару были направлены требования, выполнение которых необходимо для снятие блокады. Среди них числится требование закрыть Турецкую военную базу на территории страны.

Изначально Турция заняла примирительную позицию: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя блокаду, отметил, что турецкое руководство огорчено ситуацией, а также призвал при любых обстоятельствах сохранять диалог между государствами. Однако позже президент Турции раскритиковал изоляцию Катара, назвав такие действия «бесчеловечными и противоречащими исламским ценностям».

Анкара продолжила осуществлять и даже укреплять военное сотрудничество с Дохой: 9 июня Эрдоган одобрил закон об отправке военных в Катар. Между двумя странами было также заключено соглашение о сотрудничестве в обучении военных, Турция, в свою очередь, обязалась обеспечить поставки продовольствия и воды в регион. Уже 19 июня начались совместные военные учения двух стран.

Очевидно, что деятельность Анкары может негативно сказаться на ситуации. Тем не менее, действия турецкой стороны демонстрируют, что она пытается сформировать свой собственный круг союзников, и подтверждают её имперские амбиции. Сотрудничество с Катаром позволит ей не только укрепить собственное влияние за счёт могущественного партнёра, но и создать новый центр силы в регионе.

Отношения с Западом

Отношения с западными государствами по-прежнему сохраняют довольно холодный характер.

16 июня стало известно, что полиция США выдала ордер на арест охранников Эрдогана после их участия в массовой драке с курдскими демонстрантами в ходе визита турецкого президента в Вашингтон. Руководство Турции негативно охарактеризовало решение, отметив, что будет бороться с ним «политическими и правовыми методами».

Германия в этой связи запретила охранникам Эрдогана посещать саммит G-20 в Гамбурге, который пройдёт с 7 по 8 июля 2017 года. Кроме того, немецкие власти также запретили президенту Турции провести встречу со своими сторонниками в ходе визита в ФРГ по случаю участия в саммите, обосновывая это невозможностью обеспечить безопасность политика. Негативные тенденции в двусторонних отношениях также можно было наблюдать и в вопросе военной базы Инджирлик. В конце июня депутаты немецкого бундестага проголосовали за решение о передислокации немецких военных с турецкой базы Инджирлик в Иорданию. Ранее, между Берлин и Анкарой возник конфликт по поводу отказа немецким парламентариям в посещении контингента военнослужащих Германии, находящихся на службе в Турции.

28 июня в Швейцарии стартовал новый раунд переговоров по кипрскому урегулированию, в которых принимает участие Турция. Министр иностранных дел Турции, оценивая ход переговоров, заявил, что они являются последними, объясняя это тем, что, если не будет достигнуто никакого соглашения, то смысла в дальнейшем разрешении вопроса нет. Тем не менее, в СМИ появилась информация о том, что ООН намерена вывести свой миротворческий контингент с острова, который находится там с 1963 года, что даёт надежды на положительный исход встречи.

***

Характер политики действующего турецкого руководства продолжает сохранять характер, направленный на укрепление как внутреннего, так и внешнего лидерства. Увольнения и задержания постепенно становятся нормой политической жизни страны. Турецкое руководство постепенно избавляются от всех, кто представляет хоть малейшую угрозу его власти.

Провозглашенный когда-то прежним премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу курс на поворот в сторону Востока проявляет себя во всей красе: Анкара постепенно налаживает и расширяет сотрудничество с Москвой, укрепляет партнёрство с Катаром, формируя новый центр силы в регионе, и в то же время сохраняет довольно напряжённые отношения с Западом, при этом не отказываясь от него.

Что касается кипрского урегулирования, то его положительный исход – в случае его достижения – благоприятно скажется не только на международном имидже Турции, но и избавит её от одного из камней преткновения в отношениях с Евросоюзом.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: март 2017 (дайджест)

Турция: март 2017 (дайджест)

Во внешней политике Турции среди всего ряда событий можно выделить, прежде всего: визит президента Эрдогана в Москву, конфликт между Турцией и ЕС, а также визит госсекретаря США Тиллерсона в Турцию.

Во внутренней политике турецкое руководство продолжило ряд мер по укреплению государственной безопасности, в связи с чем был проведен ряд операций по задержанию, прежде всего, лиц имеющих отношение к Исламскому государству (ИГ; запрещённая в России террористическая организация). Кроме того, было начато строительство автомобильного моста через пролив Дарданеллы, значительно сокращающего путь от Турции до Греции и Болгарии.

Россия и Турция

10 марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган для участия в заедании Совета сотрудничества высшего уровня прибыл с визитом в Москву, где он провел с российскими коллегами переговоры, как в узком, так и в расширенном составе. Обсуждались, главным образом, вопросы урегулирования в Сирии и снятия продовольственных санкций. Своё выступление в ходе совместной пресс-конференции двух лидеров Эрдоган начал с вопроса борьбы с курдскими террористическими – по мнению Турецкого руководства – группировками, что уже было расценено некоторыми экспертами как негативный посыл.

И, действительно, сначала (в начале марта) турецкие морские порты отказались принимать паромы и корабли, идущие из Крыма, объясняя это отсутствием у экипажей необходимых таможенных документов. В российском экспертном сообществе подобные действия объяснили тем, что Турция всё ещё не признает Крым российским. А 15 марта Турция остановила беспошлинный ввоз российского зерна, установив на него пошлину в размере 130%, что на деле означает приостановку таких поставок. В России же нашли возможный выход из ситуации. 28 марта с визитом в Москве побывал лидер Ирана Хасан Рухани; по его завершению среди прочих заявлений звучало предположение о том, что рынок Ирана может заменить турецкий, при условии, что иранское руководство отменит запрет на импорт российских злаковых.

23 марта турецкий МИД вызвал временного поверенного в делах России в Анкаре Сергея Панова. Причиной стала смерть турецкого военнослужащего на территории в Сирии, где за контроль и соблюдение режима прекращения огня ответственна российская сторона. Так как территории, на которых действовал турецкий солдат, контролируются курдской партией «Демократический союз» (в Турции считается террористической организацией), турецкое руководство едва ли не в ультимативной форме потребовало от России закрыть расположенный в Москве офис партии. Инцидент стал ещё одной «монетой» в копилке взаимных противоречий.

Несмотря на ряд негативных моментов, в ходе переговоров 10 марта Россия и Турция достигли и значительных положительных подвижек:

  • стороны договорились о том, что туристы обоих государств смогут использовать национальную валюту при денежных расчетах;
  • на базе коммерческого банка «Denizbank» Россия намерена начать эмиссию пластиковых карт «Мир» на всей территории Турции;
  • на вопрос отмены запрета на наём в России турецких строителей, президент Путин ответил, что он носит «чисто технических характер»;
  • стороны также договорились создать совместный инвестиционный фонд с капиталом до 1 миллиарда долларов, в создание которого вложат свои средства Российский фонд прямых инвестиций и суверенный фонд Турции;
  • были сняты ограничения на некоторые наименования турецкой сельхозпродукции (для Турции вопрос всё еще остаётся чувствительным, главным образом, из-за продолжающегося запрета на ввоз, главным образом, турецких помидоров, которые являются основой экспорта сельскохозяйственных продуктов страны, и других продуктов);
  • представители государств обсудили и двусторонние энергетические проекты, такие как: АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток».

Турция и США

Со Штатами же Турция, похоже, намерена двигаться в направлении преодоления существующих разногласий.

30 марта госсекретарь США Рекс Тиллерсон осуществил визит в Турцию. В ходе него он встретился со всеми наиболее значимыми лицами государства, среди которых: президент Турции Эрдоган, премьер-министр Йылдырым и министр иностранных дел Чавушоглу. Помимо довольно обыденных тем, таких как: двустороннее сотрудничество, глобальные и региональные проблемы – стороны затронули вопрос поддержки со стороны США Отрядов народной самообороны (YPG), бойцов которых в Турции причисляют к террористам, а также экстрадиции исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Тиллерсон постарался как можно более обтекаемо коснуться этих вопросов, его турецкий коллега, в свою очередь, подчеркнул, что у Турции и США все ещё есть разногласия по поводу того, как странам двигаться дальше.

Тем не менее, о положительных сдвигах в отношениях свидетельствует, как минимум тот факт, что уже спустя такой малый срок с 3 по 4 апреля Турцию намерен посетить советник госсекретаря США Томас Шеннон. Более того, новая американская администрация, очевидно, сейчас вновь пытается включиться в процесс сирийского урегулирования, из которого, фактически, выпала в период перехода власти.

Напомним, что в отношениях между США и Турцией имеют место довольно продолжительные разногласия по поводу сотрудничества первых с сирийскими курдами, которое началось еще в 2014 году. Сейчас на повестку дня встал вопрос освобождения сирийского города Ракки от Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация); в ходе операции Штаты намерены прибегать к поддержке сил YPG, что вызывает серьёзную критику со стороны турецкого истеблишмента. Что же касается Гюлена, который на данный момент проживает в штате Пенсильвания, то турецкое руководство добивается от США его экстрадиции, так как именно он, согласно расследованию турецких сил правопорядка, является организатором попытки государственного переворота в Турции в ночь с 15 на 16 июля 2016 года.

Отношения с ЕС

16 апреля 2017 года в Турции пройдёт конституционный референдум, посвященный переходу государства к президентской форме правления. На нём решится, как дальнейшая судьба всей Турции, так и вопрос претворения амбиций Эрдогана в жизнь. Тем не менее, опросы общественного мнения демонстрируют раскол общества: согласно им турецкая власть всё еще не имеет достаточной поддержки для осуществления перехода. В связи с этим руководство страны начало широкую кампанию, нацеленную на получение необходимых голосов.

В начале марта турецкие министры предприняли ряд поездок по странам ЕС. Прежде всего, они были намерены встретиться с представителями турецких диаспор, проживающих на территории Европы, с целью добиться их поддержки в ходе апрельского референдума.

После того, как в начале марта власти немецкого города Гаггенау отменили выступление министра юстиции Турции Бекира Боздага перед представителями турецкой диаспоры. Вскоре после этого между Германией и Турцией разразился конфликт, причиной которого стало сделанное Эрдоганом сравнение политики немецких властей с нацизмом.

Похожий инцидент случился и в отношениях с Нидерландами. Голландские власти не пустили в страну для проведения подобных же мероприятий министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, а также объявили министра по делам семьи Турции Фатму Бетюль Сайян Кайю «нежелательным иностранцем», депортировав её в Германию, откуда она прибыла на территорию Нидерландов. Как и в случае с Германией Турция отреагировала, назвав действия голландского руководства «остатками нацизма и фашизма».

Кризис сопровождался взаимными обвинениями и претензиями. Стремясь продемонстрировать европейским государствам высокую ценность своей страны, а также пытаясь вынудить их идти на поводу Турции, Эрдоган выступил с предложением провести референдум по вопросу членства Турции в Европейском союзе, а министр Турции по делам ЕС отметил, что у Турции нет оснований соблюдать свои обязательства по соглашению о беженцах, отметив, что в отличие от Турции Союз не выполнил ни одного условия.

Внутренняя политика

За последнее время в Турции сложилась довольно нестабильная внутриполитическая ситуация, что связано не только с близостью страны к очагам локальных военных конфликтов на Ближнем Востоке, но и противоречивой политикой самого турецкого руководства: так, например, предстоящий в апреле конституционный референдум расколол турецкое общество на два лагеря.

Очевидно, действия турецких властей внутри государства основывались на понимании необходимости укрепления безопасности страны и её граждан. На момент второго марта, по заявлению премьер-министра Бинали Йылдырыма, турецким силовым структурам удалось задержать и обезвредить более 3500 боевиков ИГ (запрещённая в России террористическая организация). Были арестованы двое мужчин, планировавшие нападения на различные объекты в Стамбуле. Отмечалось, что они входили в ту же ячейку ИГ (запрещённая в России террористическая организация), что и нападавший на стамбульский ночной клуб «Reina» в январе 2017 года.

10 марта в Стамбуле потерпел крушение вертолёт. В результате трагического инцидента погибли 5 человек, среди которых 4 россиян, 2 получили ранения.

18 марта в турецкой провинции Чанаккале состоялась церемония закладки первого камня в рамках начала строительства подвесного автомобильного моста через пролив Дарданеллы. Мост значительно сократит путь от границы Греции и Болгарии до Турции. Завершить строительство планируется в 2023 году, к столетию Турецкой Республики.

Сирия

14-16 марта в Астане прошел 3-ий раунд переговоров по Сирии между Россией, Турцией и Ираном. Обстановка встречи была достаточно сложной, так как изначально на неё не явились представители сирийской вооруженной оппозиции, гарантом выполнения обязательств которой является Турция. Экспертами отмечалось, что формат постепенно исчерпывает себя, так результаты уже не имели столь прорывного значения как по итогам более ранних этапов, а оппозиция, по всей видимости, утратила к нему интерес.

Кроме того, 29 марта премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил о завершении операции «Щит Евфрата», продолжавшейся в Сирии с 24 августа 2016 года и осуществлявшейся совместно со Свободной армией Сирии, ведущей борьбу против правительства Башара Асада. Он также не исключил возможность осуществления другой операции против ИГ (запрещённая в России террористическая организация).

Военное сотрудничество

Среди прочего Россия и Турция обсудили возможность поставок в Анкару российских зенитных  ракетных комплексов С-400, что, с одной стороны, демонстрирует волю Турецкой Республики вести независимую от западных коллег политику, а, с другой, вызывает весьма неоднозначную оценку её партнёров по Североатлантическому Альянсу.

Также в начале марта главы генштабов вооруженных сил России, Турции и США (Валерий Герасимов, Хулуси Акар и Джозеф Данфорд, соответственно) провели в турецкой Анталье трёхстороннюю встречу, в ходе которой обсудили вопросы региональной безопасности, а также ситуацию в Сирии и Ираке. Целью мероприятия была, прежде всего, попытка согласовать позиции стран по сирийскому урегулированию.

***

Период марта 2017 года оказался довольно сложным для турецкой внешней политики. Выразилось это, прежде всего, в конфликте между Евросоюзом и Турцией. Как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе, едва ли можно ожидать его разрешения. Во-первых, Эрдоган, опираясь на дихотомию герой-злодей (где он – герой), рассматривает его как возможность повысить за счет него собственный имидж и поддержку населения перед апрельским референдумом. Во-вторых, негативные тенденции в отношениях Турции и ЕС прослеживаются уже давно: при решении вопросов обе стороны стремятся извлечь для себя наибольшую выгоду, не учитывая интересы партнёра, что демонстрирует и вопрос членства Турции в Европейском союзе, и соглашение по беженцам. Поэтому в ближайшее время нельзя ожидать восстановления дружеских отношений.

Отношения с Россией подтвердили свой цикличный характер. Очевидно, сейчас они находятся в стадии рецессии. Тем не менее, можно предположить, что возникшие противоречия не значительно повлияют на двусторонние отношения и в скором времени будут преодолены.

В свою очередь, с США, несмотря на существующие противоречия, Турция, по всей видимости, будет выстраивать близкие партнерские отношения. Нельзя говорить о кардинальной смене политики Штатов после прихода новой администрации, однако у турецкого истеблишмента, вероятно, есть надежда на возможность начать отношения с чистого листа. Во всяком случае, в ближайшее время, пожалуй, можно будет наблюдать положительные сдвиги в турецко-американских отношениях.

Что до внутреннего положения в Турции, то нестабильная ситуация в области безопасности побудила турецкие власти к более активной деятельности по предупреждению и предотвращению терроризма. Такая тенденция, очевидно, сохранится и далее.

Кроме того, нужно отметить, что внешнеполитические акции руководства страны были неразрывно связаны с внутренней политикой государства, так как имели целью получение поддержки турецких граждан, проживающих за рубежом. Референдум, который определит, в первую очередь, судьбу Турции и её граждан, стал, таким образом, причиной споров и за пределами страны. Разногласия по этому вопросу на всех уровнях и во всех областях политики, думается, породят извне – более того, уже породили – попытки помешать референдуму завершиться в соответствии с ожиданиями турецких властей.

В итоге турецкое руководство продолжает придерживаться довольно агрессивной политической линии. Политическая элита Турции с трудом идет на компромиссы. В своём стремлении оказывать влияние на глобальные политические и экономические процессы Турция пытается проводить независимую ни от кого политику. Такой внешнеполитический курс неразрывно связан с внутриполитическим стремлением сконцентрировать всю государственную власть в руках ограниченного круга лиц. Буквально все действия нынешнего турецкого руководства демонстрируют его «имперский» аппетит. Подобная тенденция, без сомнений, сохранится на самую долгосрочную перспективу, а, как минимум, на период пребывания у власти в Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и Партии справедливости и развития.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: май 2016 г. (дайджест)

Основным внутриполитическим событием в Турции в мае 2016 года стала смена политического руководства в правящей Партии справедливости и развития. На смену одному из самых влиятельных политиков в современной Турции, бывшему министру иностранных дел и архитектору современной внешней политики Турции Ахмету Давутоглу пришел ранее мало кому известный Бинали Йылдырым.

5 мая стало известно, что Ахмет Давутоглу принял решение покинуть пост председателя Партии справедливости и развития и, соответственно, пост премьер-министра Турции. Выборы нового председателя были назначены на 22 мая. Победителям на них стал Бинали Йылдырым, который с 2002 года в правительствах Эрдогана и Давутоглу занимал пост министра транспорта, мореходства и связи Турции. Считается, что Бинали будет занимать менее самостоятельную политическую позицию, чем его предшественник, что позволит действующему президенту страны Реджепу Тайипу Эрдогану успешно реализовать запланированные реформы внутри страны.

24 мая новый премьер объявил состав нового правительства, в которое из новых лиц вошли только лояльные Эрдогану люди. Единственное, что можно назвать неожиданным, это то, что в правительстве остались некоторые политики, которые должны были потерять свои министерские портфели.

К ним относится, например, вице-премьер Лютфи Эвлян, который считался сторонником Ахмета Давутоглу. Хотя он и лишился кресла вице-премьера, взамен он получил портфель министра по развитию. Также Нуман Куртулмуш и Сулейман Сойлу, которые покинули исполнительный комитет Партии справедливости и развития по результатам съезда 22 мая, продолжили работу в правительстве страны.

Также необходимо отметить двух политиков, которые прекратили работу в правительстве Турции: вице-премьер Ялчин Акдоган и министр по делам ЕС Волкан Бозкыр.

Что касается Бозкыра, то его уход, связан с тем, что он происходит из крайне светской части внешнеполитического истеблишмента Турции. Несмотря на его активную работу в двух правительствах Давутоглу, он не смог заслужить доверия исламистских элит. Теперь его место занял Омер Челик, бывший министр культуры и туризма, который вращался в кругах близких к Эрдогану еще с середины 1990-х годов.

Интересная роль отведена Мехмету Шимшеку, который сохранил позицию вице-премьера. Ранее Шимшек работал в крупном американском инвестиционном банке «Мерилл Линч» и в новом исламистском правительстве он должен стать гарантом стабильности для крупных международных банков и организаций, которые крайне обеспокоены тем, что в Турции политики, в первую очередь, президент Турции вмешиваются в работу структур, занимающихся экономическими вопросами, даже если это выходит за рамки их компетенции.

Первое заседание нового правительства состоялось 25 мая в резиденции президента под председательством Реджепа Тайипа Эрдогана.

В конце мая Бинали Йылдырым уже успел совершить свою первую зарубежную поездку. Местом назначения стала Турецкая Республика Северного Кипра, что отличает нового премьер-министра от его коллег Ахмета Давутоглу и Реджепа Эрдогана, которые, в первую очередь, посещали Азербайджан.

Другим важным трендом внутриполитической жизни Турции остается борьба Партии справедливости и развития за право лишать отдельных депутатов неприкосновенности. Этот процесс начался еще в феврале 2016 года, но окончательное решение было принято турецким парламентом только 20 мая: Великое Национальное Собрание Турции приняло законопроект, предусматривающий возможность снятия иммунитета с отдельных депутатов. Теперь законопроект должен подписать президент, и нет никаких сомнений, что Эрдоган его подпишет, поскольку он является одним из его инициаторов. Напомним, что на данный момент в парламенте Турции находятся представления от прокуратуры о лишении неприкосновенности 138 депутатов. Большая часть из них является членами двух главных оппозиционных партий: Народно-республиканской партии и Демократической партии народов.

Если такое большое количество депутатов будет лишено своей неприкосновенности, то это позволит правящей Партии справедливости и развития дискредитировать оппозицию и провести новые досрочные выборы, на которых она сможет получить необходимые ей 367 мандатов, которые позволят ПСР менять конституцию без всенародного референдума.

Параллельно с борьбой внутри парламента в Турции продолжает сохраняться крайне напряженная ситуация, связанная с противостоянием армии Турции и Рабочей партией Курдистана, а также регулярными терактами. 1 мая, в день всенародного праздника, в Газиантепе произошел теракт, в результате которого погиб один полицейский, еще 13 человек получили ранение. Ответственность на себя взяла запрещенная в России организация «Исламское государство».

Мощный взрыв прогремел 12 мая в городе Хани в юго-восточной турецкой провинции Диярбакыр, населенной преимущественно курдами. В результате взрыва четыре человека были убиты и 15 получили ранения. Также 12 мая в Стамбуле была подорвана начиненная взрывчаткой машина. Пострадали 9 военнослужащих. Ответственность за теракт на этот раз взяла на себя Курдская группировка «Силы народной самообороны», связанная с Рабочей партией Курдистана.

 

Экономическая ситуация в стране

Из-за неопределенности на политической арене в мае турецкая экономика находилась в подвешенном состоянии. По утверждению турецких экономических изданий, информация об уходе Давутоглу с поста премьер-министра вызвало волнение на финансовых рынках. Количество сделок резко уменьшилось в ожидании изменений, и, как предсказывают некоторые аналитики, участники рынка на протяжении всего лета будут настороженно следить за внутриполитической ситуацией в стране.

В то же время сообщается, что в мае экспорт Турции сократился на на 2,8% до 11,4 млрд долларов, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По данным TİM (Ассамблеи турецких экспортеров), за первые четыре месяца текущего года экспорт страны по сравнению с 2015 годом сократился на 8,4%, составив  46,2 млрд долларов.

Убытки также несет также крупнейший турецкий авиаперевозчик – Турецкие авиалинии. Компания подвела неутешительные итоги 1 квартала 2016 г. По результатам января — марта чистый убыток авиакомпании составил 422 млн долларов. Как сообщает Bloomberg, данные цифры — худшие для «Турецких Авиалиний» с 1999 г. Акции перевозчика с начала текущего года упали на 9,1%.

Эксперты объясняют негативные показатели авиакомпании обострением курдского конфликта, войной в Сирии и Ираке, а также кризисом турецкой туротрасли, вызванным регулярными терактами в крупных турецких городах и российскими санкциями. По итогам 1 квартала Турция не досчиталась 10% туристов и 17% доходов от туризма.

 

Внешняя политика

В мае 2016 года Турция проводила типичную для себя многостороннюю внешнюю политику, которая основывается на максимальной диверсификации своих внешнеполитических связей с целью установления для себя выгодного баланса сил в разных регионах мира. Однако нынешняя наступательная внешняя политика Турции порой не только не способствует укреплению баланса сил, но, наоборот, создает для страны новые преграды.

Анализ турецкого внешнеполитического курса традиционно будет идти по четырем основным направлениям:

  • Западное, включающее отношения с США и ЕС
  • Российское
  • Ближневосточное
  • Международное, включающее отношение с отдельными странами из разных частей света (в основном, станами Африки и Латинской Америки)

Наиболее горячие точки во внешней политике Турции на данный момент находятся на традиционно стабильном для нее западном направлении.

Май начался с беспрецедентного для отношений между ЕС и Турцией достижения: 4 мая Еврокомиссия рекомендовала Брюсселю ввести безвизовый режим с Турцией, как только последняя выполнит все условия, поставленные Европейским Союзом.

Тем не менее, в скором времени стало известно, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган наотрез отказался выполнять одно из главных условий, а именно реформировать турецкое антитеррористическое законодательство.  Это решение фактически остановило процесс создания безвизовой зоны между ЕС и Турцией и поставило под угрозу реализацию соглашения по сирийским беженцам.

Негативное отношение к Турции продемонстрировал один из самых влиятельных игроков на европейском континенте – Великобритания. Премьер-министр Великобритании Джеймс Кэмерон сделал прогноз, что Турция при ее нынешних темпах развития не сможет стать членом Европейского союза в ближайшую тысячу лет. Анкара критически отнеслась к позиции Кэмерона: вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш назвал такое высказывание «позором».

Ещё сильнее отношения между Турцией и ЕС накалились после того, как стало известно, что 2 июня нижняя палата немецкого парламента приняла резолюцию, обвиняющую Османскую империю в геноциде армян в годы Первой мировой войны.

Проект резолюции был принят еще весной 2015 года, но его принятие было отложено, чтобы не ухудшать немецко-турецкие отношения в условиях начала миграционного кризиса. Теперь же, по всей видимости, немецкие парламентарии решили таким образом показать лидеру Турции Эрдогану, что Германия не будет поддаваться на шантаж турецкой стороны.

Основной точкой разлома в отношениях с США остается вопрос сирийских курдов. Напомним, что Турция считает сирийскую курдскую партию «Демократический союз» одной из ветвей Рабочей партии Курдистана и террористической организацией, в то время как США поддерживают курдов и считают их своей опорой в борьбе с Исламским государством (террористическая организация, запрещена в Российской Федерации).

В мае недовольство Анкары вызвал тот факт, что бойцы спецназа США, оказывающие поддержку «Демократическому союзу», прикрепили к рукавам нашивки с символикой сирийских курдов. Турецкие власти назвали это недопустимым и потребовали от Пентагона воздействовать на своих военнослужащих в Сирии. По данному вопросу военное ведомство США пошло на уступки и запретило членам спецназа прикреплять на рукава курдские шевроны.

Тем не менее, Соединенные Штаты не привыкли получать указания от своих младших партнеров по НАТО. Данный инцидент свидетельствует, что, хотя в этот раз руководство США прислушалось к мнению своих турецких партнеров, отношения между двумя странами остаются натянутыми и перспектив решения проблем между ними пока не предвидится.

Если с крупнейшими державами Турция предпочитает демонстрировать свою силу, то это никак не мешает ей выстраивать дружественные отношения с менее влиятельными игроками на международной арене.

В частности, в мае на новый уровень были выведены отношения Турции с Украиной: по результатам прошедшего 13 мая десятого заседания межправительственной украино-турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству обе стороны приняли решения развивать сотрудничество в авиакосмической отрасли. Киев и АнкараЛавров договорились о совместном производстве самолетов на базе украинского концерна «Антонов».

На ближневосточном направлении Турция в мае продолжила вести активную политику, используя свою военную мощь. 24 мая поступила информацию, что Турция ввела свой воинский контингент на территорию Сирии.  Продолжает поступать информация о регулярных артиллерийских обстрелах сирийской территории. Официальными целями турецкие власти называют позиции Исламского государства, однако есть все основания полагать, что целями турецких военных также являются силы сирийских курдов.

Также Турция готова поучаствовать и в полномасштабной официальной военной операции. 30 мая она предложила США провести совместную операцию при условии, что в нее не будут вовлечены сирийские курды, но не получила поддержи.

Схожая ситуация сохраняется в Ираке. Как заявил министр иностранных дел Сергей Лавров, Россия осуждает решение Турции разместить свой воинский контингент на территории Ирака. Сами турецкие власти объясняют сохранение своих военных в Ираке необходимостью обеспечить целостность и суверенитет своего южного соседа.

Одновременно Турция пытается контролировать ситуацию в государствах, которые уже прошли через период «Арабской весны». В частности, с этой целью в мае министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу посетил Ливию. Целями визита стали демонстрация поддержки процессу политического урегулирования в Ливии и возможное возобновление работы в Ливии турецкого посольства.

Что касается  России, МИД Турции предложил 30 мая России создать совместную рабочую группу с участием дипломатов и чиновников для улучшения отношений. Новый прмьер-министр Бинали Йылдырым назвал одной из приортетных целей работы его правительства – улучшение отношений с Россией. Даже сам президент Эрдоган лично выразил желание возобновить сотрудничество с Россией, заявив, что весь инцидент вызван лишь “ошибкой пилота”.

Однако Россия отвергла предложение турецкой стороны и продолжила настаивать на ранее заявленных условиях: извинения, наказание виновных, компенсация. Только выполнение этих трех критериев может стать основой для перезагрузки двусторонних отношений.

Также параллельно с попытками начать сближение, Турция продолжает разрывать связи: в мае Турция стало известно, что с 1 июня будет установлен визовый режим для российских дальнобойщиков.

Приоритетным для Турции остается африканское направление: в условиях спада темпов экономического развития для Турции как экспортоориентированной экономики является жизненно важным поиск новых рынков сбыта. С этой целью с 31 мая по 3 июня президент Турции Эрдоган посетит такие страны восточной Африки, как Уганда и Кения. До своего президента 31 мая министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу посетил Руанду. Все это доказывает, какую важную роль во внешней политике Турции играет африканский континент.

***

Внутриполитические события в мае 2016 года окажут серьезное влияние на будущее развитие страны. Смена руководства ПСР и формирование нового правительства Турции с высокой долей вероятностью позволит правящим элитам ускорить процесс реформирования страны. Новый премьер-министр Турции и весь состав правительства не будут мешать Эрдогану реализовывать свои планы.

Тем не менее, неразумно считать, что внутренний кризис в ПСР завершен. Ахмет Давутоглу ушел с политической сцены, но несомненно, что он по-прежнему планирует играть роль архитектора внешней политики Турции. Об этом говорит издание в начале июня его новой книги под названием «Города и цивилизации».

Однако пока ожидать сильного реформирования внешней политики Турции не стоит. Она будет развиваться по выше описанным четырем направлениям, стремиться способствовать реализации двух целей: расширению политического влияния в соседних регионах и укреплению экономики через диверсификацию партнерских связей. Крупные изменения во внешней политике произойдут только в случае серьезных изменений внутри самой Турции.

 

В.Аватков, М.Кочкин