Турция: апрель 2019 г. (дайджест)

На внешнеполитическом направлении в апреле состоялся ряд важных контактов, в числе которых встреча лидеров России и Турции в Москве, очередной раунд переговоров в астанинском формате по Сирии, а также переговоры госсекретаря США и главы МИД Турецкой Республики в Вашингтоне. Вместе с тем стало известно о планах Турции начать очередную военную операцию на территории Сирии.

Внутриполитическая обстановка характеризуется продолжением разбирательств относительно результатов муниципальных выборов, по итогам которых мэром Стамбула стал кандидат от оппозиции, а также продолжением экономического кризиса, сопровождающимся падением лиры.

Отношения с Россией

Главным событием месяца в российско-турецких отношениях стали переговоры лидеров двух стран, которые состоялись 8 апреля. В тот же день в Большом театре состоялась торжественная церемония, приуроченная к «старту» перекрестного Года культуры и туризма России и Турции.

Переговоры президента России В.В. Путина и главы Турецкой Республики Р.Т. Эрдогана в этот раз были сконцентрированы, прежде всего, на экономике. Вопросы, посвященные этой тематике, активно обсуждались в том числе и в ходе заседания российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня, где главы государств приняли участие. При этом политические вопросы также находились на повестке дня. В частности, лидеры обсуждали военно-техническое сотрудничество двух стран и покупку Турцией российских комплексов С-400. Президент России заявил, что выполнение контракта по С-400 является приоритетом для обеих сторон, а также предположил, что в будущем Россия и Турция смогут совместно производить военную технику. Р.Т. Эрдоган, в свою очередь, в очередной раз заверил, что приобретение ЗРК у России – суверенное право Турции, и ни одна из третьих стран на данное решение повлиять не может.

Кроме того, лидеры уделили внимание процессу урегулирования сирийского кризиса. Стороны подтвердили свою решимость в необходимости дальнейшей совместной борьбы с терроризмом, особенно в Идлибе. При этом В.В. Путин подчеркнул, что данный регион является достаточно проблемным, поскольку России и Турции по-прежнему не удается реализовать оговоренные ранее договоренности. Президент Турции, говоря о контртеррористических мерах, не упустил возможности не подчеркнуть тот факт, что Турецкая Республика причисляет к террористам курдские формирования PYD/YPG, против которых, по мнению Р.Т. Эрдогана, также необходимо вести борьбу. Вместе с тем стороны договорились координировать свои действия с правительством Сирии, ООН и оппозицией для скорейшего запуска работы Конституционного комитета. Не менее важной темой для обсуждения стал вопрос отмены визового режима. Президент России отметил, что работа по этому направлению активно ведется.

Российско-турецкие контакты продолжились 7 апреля. В этот день в Дохе в рамках 140-й Ассамблеи Межпарламентского союза председатель Государственной Думы В. Володин встретился с председателем ВНСТ М. Шентопом. В ходе встречи стороны обсудили ряд вопросов, а также подтвердили, что Россия и Турция наладили тесные контакты на высоком политическом уровне. Кроме того, 18 апреля состоялись телефонные переговоры министров иностранных дел двух стран – С.В. Лаврова и М. Чавушоглу, в ходе которых министры выразили обеспокоенность ситуацией в Ливии, а также обсудили подготовку к очередному раунду переговоров по Сирии в астанинском формате.

19 апреля в Стамбуле прошли консультации заместителей министров иностранных дел двух стран, в ходе которых стороны договорились о координации действий в Закавказье и Центральной Азии в целях укрепления мира и стабильности. 30 апреля главы России и Турции провели телефонные переговоры с целью обсуждения вопросов, касающихся Сирии и Ливии.

Отношения с Западом

Месяц для Турции начался с того, что 1 апреля США приостановили поставки Турции материалов для F-35. Причина все та же – Соединенные Штаты настаивают на отказе Турции от С-400, о чем в течение месяца не раз говорили высокопоставленные лица государства. Так, например, нелицеприятными репликами обменялись в Twitter вице-президент США М. Пенс, заявивший, что Турция должна сделать выбор в пользу сохранения союзнических отношений с США, и вице-президент Турции Ф. Октай, ответивший, что Турецкая Республика призывает США к аналогичным действиям, поскольку, «объединяя войска с террористами», Соединенные Штаты подрывают безопасность их союзника по НАТО. 4 апреля генеральный секретарь НАТО Й. Столтенберг выразил надежду на то, что США и Турция найдут компромисс по вопросу приобретения вооружений.

4 апреля прошли переговоры М. Помпео с главой МИД Турции М. Чавушоглу, который прибыл в Вашингтон для участия в совещании глав внешнеполитических ведомств стран-участниц НАТО, однако и в этот раз не обошлось без колкостей в адрес Турции. Госсекретарь США заявил, что односторонние действия Анкары в Сирии являются разрушительными и могут повлечь за собой негативные последствия. При этом спустя несколько дней МИД Турции выпустил официальное заявление, приуроченное к 70-летию основания Североатлантического альянса, в котором выражалась надежда на то, что союзники смогут вместе противостоять общим вызовам и угрозам.

24 апреля Турция официально отвергла заявление Д. Трампа, сделанное по случаю Дня памяти жертв геноцида армян – в МИД Турецкой Республики подчеркнули, что оно не имеет никакого значения. Впрочем, в тот день критика коснулась не только лидера США. Аналогичное резкое заявление было сделано в адрес властей Франции, выступающих за признание факта геноцида. Р.Т. Эрдоган припомнил Франции геноцид племени тутси в Руанде в 1994 году, в ходе которого Франция поддерживала его организаторов, заявив, что большинство стран, которые красноречиво защищают права человека, сами имеют кровавую историю. До этого, 20 апреля, пресс-секретарь МИД Турции также раскритиковал президента Франции Э. Макрона за встречу с делегацией Сирийских демократических сил, которых Турция причисляет к террористам. Помимо этого, критике был подвержен и Евросоюз. 30 апреля президент Турции заявил, что пришло время, когда Европейский Союз должен решить, стоит ли продолжать процесс вступления туда Турции или его необходимо прекратить, поскольку, по его словам, в ЕС всячески пытаются помешать стать Турции членом Союза.

Ближний и Средний Восток

25-26 апреля в столице Казахстана состоялся очередной двенадцатый по счету раунд переговорного процесса по Сирии. Страны-гаранты – Россия, Турция и Иран – обсудили ряд вопросов, в том числе и ситуацию в сирийском Идлибе.

По итогам переговоров стороны подтвердили намерение продолжать взаимодействие в Идлибе для ликвидации в регионе террористических групп, а также основываться на принципах, изложенных в Уставе ООН, при реализации своих действий. При этом стоит отметить, что в ходе переговоров постоянный представитель Сирии при ООН Б. Джаафари заявил о том, что Турция не нацелена на ликвидацию террористической угрозы на севере Идлиба, фактически обвинив государство в поддержке террористов. Кроме того, стороны подчеркнули необходимость оказания гуманитарной помощи сирийцам. Одним из самых интересных моментов переговоров стало обсуждение вопроса расширения астанинского формата, который уже затрагивался на проведенных ранее встречах – страны-гаранты приняли решение пригласить присоединиться к переговорам Ирак и Ливан. Вместе с тем по итогам встречи стало известно, что стороны решили провести консультации с ООН по вопросу ускорения формирования Конституционного комитета. Как отмечается в итоговом заявлении, консультации пройдут в Женеве.

8 апреля, перед вылетом президента Турции в Москву, стало известно, что Турецкая Республика находится в полной боеготовности к новой военной операции в Сирии. Об этом сообщил сам Р.Т. Эрдоган, добавив, что военная кампания может начаться внезапно, и войска государства придут туда, куда будет нужно. Напомним, что данная операция может стать уже третьей по счету – ранее Турция уже проводила военные кампании под названием «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь».

11 апреля власти Египта, Чада, а также Турции сделали заявление по поводу событий, происходящих в Судане. Р.Т. Эрдоган призвал население страны избежать кровопролития, а также отметил, что после отстранения от власти О. Аль-Башира Судан может встать на путь демократии.

В апреле также обострились отношения Турции с некоторыми странами Ближнего Востока. Так, например, глава МИД Турции и пресс-секретарь президента раскритиковали заявление премьер-министра Израиля о том, что суверенитет Израиля распространяется на еврейские поселения на Западном берегу реки Иордан. М. Чавушоглу назвал такого рода заявление «безответственным», а И. Калын предположил, что Б. Нетаньяху просто пытается «оправдать оккупацию».

Внутриполитическая обстановка

В апреле стали известны окончательные результаты муниципальных выборов в Турции. Еще перед тем, как результаты голосования были обнародованы, 3 апреля глава департамента по коммуникациям администрации президента Ф. Алтун призвал иностранные государства не вмешиваться во внутренние дела Турецкой Республики, в частности, в выборы. Такое заявление было сделано на фоне того, что накануне официальный представитель госдепартамента США призвал власти Турции признать законные результаты выборов.

16 апреля замглавы Партии справедливости и развития заявил, что представители партии подали в ЦИК апелляцию для аннулирования результатов выборов и повторного проведения голосования. Кроме того, стало известно, что ПСР передала в ЦИК три чемодана, содержащих доказательства многочисленных нарушений в ходе проведения выборов в Стамбуле.

Тем не менее, несмотря даже на такие усилия ПСР, 17 апреля Высший избирательный совет обнародовал данные о том, что кандидат от оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Э. Имамоглу, набравший на 14 тысяч голосов больше, чем Б. Йылдырым, официально стал мэром Стамбула. Стоит отметить, что ранее данный регион всегда находился под управлением сторонников действующего президента с 1994 года.

И хотя Р.Т. Эрдоган задолго до этого события говорил о том, что ПСР все равно победила и признает любые итоги выборов, не все из однопартийцев и бывших сторонников президента разделяют данную точку зрения. Некоторые из них подвергли политику действующего президента критике. 22 апреля бывшей премьер-министр государства А. Давутоглу в одном из публичных выступлений заявил, что Партия справедливости и развития переживает серьезный кризис, а также негативно высказался о союзе Партии справедливости и развития с Партией националистического движения и об экономической политике правящей партии, припомнив ее руководству, что именно преодоление экономического кризиса в начале 2000-х годов, когда партия пришла к власти, принесло ПСР успех.

22 апреля лидер НРП подвергся нападению в районе Чубук (пригород Анкары). Президент Турции Р.Т. Эрдоган прокомментировал нападение, заявив, что протесты против лидера оппозиционной партии переросли в насилие. Немного позже глава МВД Турции С. Сойлу заявил, что в ходе расследования данного инцидента были задержаны 9 человек.

Вместе с тем в апреле Турция продолжила развивать военную технику. Так, в конце апреля Турецкая Республика начала испытательные полеты ударно-разведывательного дрона, разработанного турецкой компанией. Известно, что беспилотник YFYK может осуществлять полеты на высоте более 7 тысяч метров на протяжении суток, а также при необходимости наносить удары. Кроме того, Турция представила легкую бронированную машину Akrep II производства компании Otokar Otomotiv ve Savunma Sanayi. Несмотря на то, что подробные характеристики аппарата пока не были обнародованы, известно, что Akrep II оснащен противоминной защитой, а также способен нести различное вооружение. Ожидается, что очередное изобретение турецких производителей будет представлено на Международной выставке оборонной промышленности IDEF-2019 в Стамбуле, которая продлится до 3 мая.

Экономическая ситуация

Как уже отмечалось, экономические вопросы активно обсуждались лидерами России и Турции в ходе визита Р.Т. Эрдогана в Москву. На пресс-конференции по итогам встречи лидер России заявил, что Турция остается ключевым партнером, а также отметил высокие темпы роста взаимной торговли, которые составили 25 млрд. долл. и достигли 15%. Тем не менее, в ходе обсуждения проектов «Аккую» и «Турецкий поток» возник вопрос о ценах на газ. По словам В.В. Путина, Турция требует цену, отличающуюся от стоимости, предлагаемой «Газпромом», которая, в свою очередь, формируется по рыночным ценам. При этом президент выразил уверенность в том, что стороны в любом случае достигнут взаимопонимания по этому вопросу. По завершении визита было подписано несколько документов – Меморандум о взаимопонимании по программе ускоренного патентного делопроизводства и План по реализации Меморандума о взаимопонимании по сотрудничеству в области стандартизации и оценки соответствия.

18 апреля глава Национальной системы платежных карт В. Комлев заявил, что турецкий банк Is Bank начал принимать карту «Мир». По словам В. Комлева, проект интеграции также планируется завершить с еще одним из крупнейших в Турции банков – Ziraat Bankası. 21 апреля также стало известно, что Центральный банк Турции завершил вывоз золотого запаса из Соединенных Штатов, который составил приблизительно 5% запаса страны.

Кроме того, Турция продолжает развивать энергетическое сотрудничество – 23 апреля в Анкаре состоялась встреча министров энергетики Турции, Азербайджана и Туркменистана, в ходе которой стороны обсудили аспекты сотрудничества и подписали совместную декларацию. В ходе встречи представитель Азербайджана подчеркнул, что с Турцией государство реализует ряд стратегических проектов.

Внутриэкономическая ситуация в Турции по-прежнему остается достаточно напряженной. В начале апреля курс лиры понизился более чем на 1% по отношению к доллару на фоне заявлений американских партнеров Турции о приостановке поставок F-35, а также в результате проведенных муниципальных выборов. При этом к концу месяца, 24 апреля, лира упала до шестимесячного минимума, составив 5,89 за доллар. 25 апреля состоялось заседание ЦБ Турции, которые в значительной степени удивил экономических экспертов, а также инвесторов, сохранив базовую ставку на уровне 24%, что, однако, не способствовало росту национальной валюты.

***

За прошедший месяц состоялся ряд важных с точки зрения развития российско-турецких отношений контактов. Россия и Турция продолжают сотрудничество по ключевым политическим и военно-техническим вопросам, а также реализуют совместные экономические проекты. Тем не менее, несмотря на интенсивность и эффективность двустороннего взаимодействия, в апреле стали очевидны некоторые противоречия между сторонами. Главной проблемой на политическом направлении остается вопрос реализации соглашения по Идлибу. Кроме того, в результате проведенных между президентами двух стран переговоров стороны так и не смогли договориться о ценах на газ в рамках проекта «Турецкий поток», и, вероятно, данный вопрос еще не раз станет главным на повестке дня двух стран. Учитывая трудное внутриэкономическое положение Турции, государство, скорее всего, будет настаивать на своей цене ввиду необходимости получения преференций от внешнеэкономических проектов.

Отношения Турции с Западом медленно заходят в тупик. Единичные контакты представителей США и Турецкой Республики (не говоря уже об отсутствии значимых контактов с представителями европейских государств) сводятся к вопросу о приобретении С-400 и озвучиванию взаимных обвинений. За прошедший месяц так и не состоялась встреча Д. Трампа и Р.Т. Эрдогана, который ранее заявлял, что намерен провести переговоры с лидером Соединенных Штатов после проведения местных выборов. Более того, вплоть до настоящего времени не анонсирована даже предположительная дата их проведения. Возможно, проблема заключается не только в приобретении Турцией российских вооружений, но также и в политике Анкары в Сирии. Тесные контакты с Россией и Ираном по данной проблематике, а также заявления о возможном проведении новых военных операций заставляют Вашингтон периодически напоминать Турции, что она все еще является членом Североатлантического альянса, однако официальных властей Турецкой Республики данный факт, похоже, не смущает.

На внутриполитическом направлении Партии справедливости и развития все-таки пришлось признать поражение своего кандидата на пост мэра Стамбула, что в какой-то степени еще больше подорвало авторитет ее лидера Р.Т. Эрдогана, являющегося одним из инициаторов пересчета голосов для того, чтобы доказать наличие нарушений в ходе голосования, которые в итоге обнаружены не были. Особенно интересной представляется реакция на эту ситуацию А. Давутоглу. Даже несмотря на тот факт, что, по сообщениям СМИ, между действующим президентом и бывшим премьер-министром произошла ссора, и критика Давутоглу может показаться предвзятой, политик достаточно справедливо указал на «пробелы» в политике, осуществляемой президентом, призвав руководство перестать делать вид, что оно не замечает существующих в стране проблем, в частности, в области экономики, которая по-прежнему не демонстрирует высоких показателей.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: март 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика Турция в марте не претерпела значимых изменений. Россия и Турция активно взаимодействуют в Сирии и осуществляют подготовку к апрельской встрече; Турецкая Республика и США продолжают обмениваться негативными высказываниями в адрес друг друга. Предметом особого беспокойства Вашингтона является вопрос ЗРК С-400; на турецко-европейском направлении существенного прогресса также не наблюдается – в середине марта состоялась очередная встреча представителей сторон по вопросу дальнейшей интеграции Турции в ЕС, однако ее результаты положительными назвать нельзя.

Во внутренней политике внимание общественности на протяжении всего месяца было приковано к муниципальным выборам, состоявшимся в конце марта, а также к их весьма неожиданным результатам, где ПСР одержала победу, однако достаточно неуверенную. Экономика Турции переживает не самые лучшие времена – Турция борется с рекордной безработицей, кроме того, впервые за много лет Турецкая Республика вошла в рецессию.

Внешняя политика

На внешнеполитическом треке по-прежнему не утихают дискуссии по поводу закупок Турцией российских ЗРК С-400. Особенно отчетливо противоречия по этому поводу прослеживаются по линии Вашингтон – Анкара. В США продолжают считать, что приобретение Турцией такого рода комплексов скажется на безопасности Североатлантического альянса, однако власти Турецкой Республики данную точку зрения не разделяют.

1 марта пресс-секретарь Пентагона Ч. Саммерс, заявил, что получение Турцией С-400 приведет к серьезным последствиям в американо-турецких военных отношениях, на что лидер государства Р.Т. Эрдоган почти сразу же среагировал, днем позже заявив, что с безопасностью НАТО покупка ЗРК никак не связана, и решение относительно С-400 – окончательное. К слову, эту же информацию подтвердили и главы МИД России и Турции по завершении переговоров, состоявшихся 29 марта в Анталье. При этом      М. Чавушоглу подчеркнул, что перепродавать российские комплексы Турция не собирается и закупает их для себя. Однако основания для опасений у США действительно есть – Россия и Турция активно развивают двусторонние связи, в том числе и в военной сфере. Так, например, 8 марта в Черном море прошли совместные российско-турецкие учения Черноморского флота и ВМС Турции. При этом 7 марта появилась информация о том, что Турция рассматривает возможность приобретения у России ЗРК нового поколения С-500 «Прометей», однако пока о каких-либо конкретных договоренностях с российской стороной по этому вопросу ничего не известно. Вместе с тем президент Турции сделал неожиданное заявление, сообщив о желании Анкары приобрести вооружение, которое войска США оставили курдам в Сирии, мотивировав это тем, что считает процесс передачи оружия в распоряжение курдских формирований непозволительным. Кроме того, Р.Т. Эрдоган поспешил отметить, что практически никаких конкретных шагов по выводу сил США из региона Турция не наблюдает. И хотя стороны поддерживают двусторонние контакты в виде, например, прошедших 1 марта переговоров министра национальной обороны Турции с исполняющим обязанности министра обороны США, ряд противоречий все еще не позволяет вывести отношения двух стран на «докризисный» уровень. Кроме того, к уже привычным пунктам разногласий в последний месяц добавилась еще и поддержка Турцией правительства Венесуэлы, что не осталось незамеченным со стороны Вашингтона. В конце месяца спецпредставитель США по Венесуэле заявил, что Соединенные Штаты не видят «желаемого взаимодействия» с Турцией по проблеме Венесуэлы и рассматривают возможность введения санкций, в ответ на что пресс-секретарю МИД Турции пришлось лишь выразить свои сожаления.

Отдельного внимания заслуживают отношения Турции с Европейским Союзом. 15 марта в столице Бельгии прошло заседание Совета ассоциации ЕС-Турция, и если проанализировать предшествующие ему события, то его итоги видятся вполне предсказуемыми. В середине месяца более половины депутатов Европарламента проголосовали за приостановку переговоров о членстве Турции. 13 марта МИД Турции выпустил официальное заявление, где сообщалось о том, что Турецкая Республика не придает никакой значимости ранее опубликованной рекомендации Европарламента о необходимости приостановки процесса интеграции Турции в ЕС, а спустя всего два дня, на заседании Совета, Турции были озвучены уже привычные обвинения в нарушениях фундаментальных прав человека, несоответствии судебной системе Турции европейским стандартам и другие. «Масла в огонь», вероятно, подлил и опубликованный накануне, 13 марта, доклад Госдепартамента США по правам человека за 2018 год, где Турция была обвинена в гибели гражданского населения в ходе военных операций и преследованиях по политическим мотивам. Вместе с тем 14 марта на конференции по Сирии глава дипломатии ЕС Ф. Морегини заявила о том, что Евросоюз выделит Турции 1,5 млрд. евро на содержание сирийских беженцев в рамках соглашения по урегулированию миграционного кризиса, однако на фоне общей неприязни Турции такие действия больше походят на «утешительный приз» перед неутешительными результатами заседания европейско-турецкого Совета. И несмотря на то, что министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу на конференции по итогам собрания в очередной раз повторил о намерении государства продолжить свой «путь» к Евросоюзу и выполнить оставшиеся 6 условий для этого, президент государства Р.Т. Эрдоган оказался менее терпелив, и на митинге в Измире 17 марта сделал идущее вразрез с позицией МИД Турции заявление, сообщив, что Турция к прекращению переговоров о вступлении готова, но при этом выразив сомнения относительно решимости Европы по этому вопросу.

Весьма негативно в последний месяц складываются отношения Турции с ее ближневосточными «соседями», в частности, с Израилем. На фоне того, что израильские военные закрыли вход в мечеть аль-Акса в Иерусалиме, арестовав при этом пятерых палестинцев, 13 марта Р.Т. Эрдоган обвинил Б. Нетаьяху в убийствах и назвал его деспотом. Реакция Нетаньяху не заставила себя долго ждать – лидер Израиля в ответ посоветовал Эрдогану учиться защите прав человека у еврейского государства. Отдельным поводом для недовольства Турции послужило заявление президента США Д. Трампа о признании суверенитета Израиля над Голанскими высотами. Как президент Эрдоган, так и МИД Турции, предупредили о возможных последствиях таких действий для стабильности всего Ближнего Востока.

Что касается политики Турецкой Республики в Сирии, то наблюдается активное российско-турецкое взаимодействие. 8 марта стороны начали совместное патрулирование Идлиба. Министр обороны Турции Х. Акар сообщил, что в компетенции Турецкой Республики находится патрулирование демилитаризованной зоны, а России – внешней периметр зоны деэскалации. Он также добавил, что Россия и Турция работают над созданием центра по координации действий в данном регионе. 26 марта стороны также провели первое патрулирование в Телль-Рифате. Вероятно, дальнейшие действия в Сирии, как и вопросы развития двусторонних отношений, будут обсуждаться в ходе грядущего визита членов правительства Турции, возглавляемого Р.Т. Эрдоганом, в Москву, который состоится 8 апреля. Вместе с тем 18 марта министр внутренних дел Турции С. Сойлу заявил, что Турецкая Республика и Иран начали совместную операцию против РПК вдоль своих границ, однако спустя несколько дней официальные представители Ирана данную информацию опровергли. В конце месяца Р.Т. Эрдоган в ходе выступления в Стамбуле заявил о том, что Турция намерена решить сирийский вопрос «на поле», явно намекая на скорое проведение очередной военной операции. 30 марта данные о начале ВВС Турции операции под названием «Лапа» (Pençe) действительно появились в мировых СМИ, однако проводилась военная кампания не на территории Сирии, как изначально предполагалось, а на севере Ирака. По сообщению министерства национальной безопасности Турции, ВВС государства нанесли удары по террористическим группировкам, готовившим атаки в северной части Ирака, а также по позициям РПК.

Внутриполитическая обстановка

Главным событием марта на внутриполитическом направлении, безусловно, стали муниципальные выборы, которые состоялись в конце месяца – 31 марта. Накануне выборов по стране прокатилась волна агитационных митингов, один из крупнейших – в поддержку Партии справедливости и развития – прошел в Стамбуле, собрав 1,6 млн. человек, однако, по всей видимости, даже он не вселил в избирателей веру в правящую партию.

Стоит отметить, что по состоянию на конец марта и даже начало апреля точные результаты выборов остаются неизвестными по причине неполадок сайта ЦИК, однако понятно одно – ожидания правящей ПСР, как и ее лидера Р.Т. Эрдогана, они явно не оправдывают. И хотя президент страны уже поспешил самоуверенно заявить о том, что данные выборы – это урок демократии для всего мира, а также о том, что Пария справедливости и развития победила, можно смело констатировать тот факт, что господин Эрдоган себе льстит, ведь если с первым его утверждением по большому счету можно согласиться, то со вторым – лишь с оговорками. При достаточно высокой явке – приблизительно 83% – по предварительным данным Центризбиркома Турецкой Республики, кандидаты от ПСР победили в 39 провинциях, а именно: в Бурсе, Газиантепе, Трабзоне, Самсуне и Кайсери. Оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП), в свою очередь, лидирует в 21 провинции, включая Измир, Мерсин, Анталью, Адану, и, что самое интересное, Стамбул и Анкару – регионы, где избиратели традиционно и неизменно отдают свои голоса за правящую ПСР. При этом, по словам самого Р.Т. Эрдогана, «Народный альянс» получил где-то 53,3% голосов, что, несомненно, больше половины, и теоретически дает ему право заявить о победе, однако такого рода результат все же нельзя назвать впечатляющим. Не стоит забывать о том, что 53% голосов ПСР удалось набрать вместе с Партией национального движения (ПНД), но что могло бы быть, если бы партии участвовали порознь – вопрос достаточно философский.

При этом абсолютно неожиданной стала победа оппозиции в крупнейших регионах страны. Вероятно, Стамбул, и тем более Анкара, рассматривались ПСР в качестве «запасного варианта» на случай, если ситуация в других регионах окажется неудовлетворительной, о чем свидетельствовали предварительные опросы населения, однако выяснилось, что избиратели крупнейших городов также отвернулись от правящей партии. Особенно ПСР задела ситуация с кандидатом на крайне важный в турецкой политике пост мэра Стамбула, где победу пророчили бывшему премьер-министру государства Б. Йылдырыму, который, к слову, покинул свой пост ради участия в выборной гонке.  В реальности ситуация сложилась несколько иным образом – победа досталась кандидату от оппозиционной НРП Э. Имамоглу, который обошел предполагаемого победителя на доли процентов голосов, и если до этого момента в ПСР могли сдерживать свое негодование по поводу результатов выборов, успокаивая себя мыслями о победе в большей части других регионов, то на этот раз эмоции сдержать не удалось – Партия справедливости и развития подала апелляцию на предварительные итоги выборов мэра в Стамбуле. Как итог – пересчет голосов продолжается, а условный победитель Э. Имамоглу, наряду с пока еще несостоявшимся мэром Б. Йылдырымом, повсеместно заявляют о своей победе.

При этом стоит отметить, что, с одной стороны, не удалось особых успехов на местных выборах продемонстрировать кандидатам от «Хорошей партии», получившим незначительное количество голосов. С другой – само участие в данных выборах, которые для этой партии стали первыми муниципальными, уже можно считать определенным достижением.

По итогам выборов президент страны Р.Т. Эрдоган, заявил, что следующие муниципальные выборы пройдут теперь только через 4 с половиной года, совершенно справедливо отметив, что ПСР в это время будет работать над улучшением жизни граждан Турции.

Экономическая ситуация

Месяц начался не слишком успешно для Турции с точки зрения внешнеэкономических связей с Соединенными Штатами. 5 марта Д. Трамп, ссылаясь на то, что Турция достигла достаточного уровня экономического развития (хотя экономические показатели государства говорят о другом), заявил, что США планируют лишить Турцию льгот, предусмотренных в рамках Генеральной системы преференций. Министр торговли государства Р. Пекджан тогда заявила, что такое решение противоречит общей цели сторон повысить уровень товарооборота до 57 млрд. долларов. При этом стоит отметить, что в конце месяца президент страны Р.Т. Эрдоган прямо обвинил Соединенные Штаты в провоцировании экономического кризиса в Турции.

4 марта появилась информация о том, что в феврале экспорт Турции вырос на 3,7 процента, составив 14,31 млрд. долларов, однако импорт сократился на 18,7 процента до 16,16 млрд. долларов. В конце месяца также стало известно, что Минсельхоз планирует втрое увеличить объем поставок турецких томатов в Россию – до 150 тыс. тон в год. Также стоит отметить, что в Ассоциации туроператоров России (АТОР) заявили, что турецкие бизнесмены очень надеются на увеличение турпотока из России в связи с заявлением МИД Турции, сделанном в конце месяца, о намерении разрешить въезд туристам из Российской Федерации по внутренним паспортам.

Неутешительные данные в марте опубликовал Институт статистики Турции относительно внутриэкономической ситуации – турецкая экономика вошла в зону рецессии, что происходит с Турцией впервые за последние 10 лет. Сокращение экономики и обвал национальной валюты преследовали государство на протяжении двух кварталов подряд, после чего и наступил период рецессии. Ситуацию также усугубил уровень безработицы в стране. В опубликованном 11 марта (незадолго до выборов) официальном статистическом отчете говорится, что за весь прошлый год рост экономики составил лишь 2,6%, что в результате привело к росту безработицы, достигшей в декабре 13,5%. 22 марта, на фоне критики Эрдоганом решения Д. Трампа признать суверенитет Израиля над Голанами, сократился и курс лиры. Национальная валюта снизилась на 1,53% до 5,5485 к доллару. При этом днем ранее пресс-секретарь МВФ Д. Райс заявил, что правительству Турции необходимо реагировать на замедление экономического роста.

Среди других событий мира экономики достаточно интересной стала информация о том, что 25 марта Турция начала расследование против финансового холдинга JP Morgan Chase, который обвиняется властями в крупном падении лиры после того, как несколько аналитиков данной организации посоветовали инвесторам вкладываться в доллары США, а не в турецкую лиру, что, к слову, вполне объяснимо.

***

Март в очередной раз доказал, что на внешнеполитическом направлении Турция продолжает активно выстраивать двусторонние контакты с Россией, в том числе по Сирии, уже не рассчитывая на поддержку США, с которыми количество пунктов разногласий по ряду вопросов увеличивается с каждым днем.

Заседание Совета ассоциации ЕС-Турция в очередной раз продемонстрировало, что, как бы ни старалась Турция угодить европейским политикам, соответствовать необходимым критериям у нее все равно никак не получается, во всяком случае, такого мнения придерживаются официальные представители Евросоюза, явно давая понять, что в ЕС эту страну давно не ждут. Турция нужна Европе для сдерживания потока сирийских беженцев, не больше. До тех пор, пока данная проблема актуальна, у ЕС есть хотя бы какой-то стимул проводить подобные заседания – именно поэтому президент Эрдоган сомневается, что Евросоюз готов приостановить процесс интеграции сейчас, однако данный вопрос, скорее всего, – дело времени. И если президент государства уже осознал эту закономерность, то глава МИД Турецкой Республики, будто бы пытаясь «сгладить» ощутимую напряженность в турецко-европейских отношениях, по какой-то причине все еще пытается доказать Европе, что Турция от своей цели отступать не намерена, и зачем-то в лице Турции обещает выполнить 6 незавершенных пунктов Копенгагенских критериев, хотя, судя по всему, в реальности их никто выполнять уже не собирается.

Из главного события месяца на внутриполитической арене – муниципальных выборов – можно сделать один единственный вывод: победа, которой сдержанно радуется президент Р.Т. Эрдоган, достаточно неуверенная – для правящей партии ситуация могла бы сложиться гораздо лучше, однако после фиаско в Стамбуле и Анкаре надежд на успех не осталось. Результаты выборов четко продемонстрировали потребность населения Турции в более грамотной политике властей. ПСР уже давно потеряла доверие избирателей, и произошло это именно в тот момент, когда внешняя политика для руководства стала важнее внутренней. С этой токи зрения лидер Партии справедливости и развития Р.Т. Эрдоган сделал абсолютно правильный для себя вывод, заявив, что партия будет работать над улучшением жизненного уровня, однако вопрос о том, что мешало ПСР подумать об этом раньше, остается открытым. На то, чтобы вернуть своих избирателей, хотя бы в крупнейших провинциях страны, равно как и на то, чтобы пересмотреть и изменить свою политику, у правящей партии есть как минимум 4 года. В стране продолжается и набирает обороты экономический кризис, и именно его разрешение должно сейчас стать первостепенной задачей для ПСР, однако пока что президент государства и по совместительству лидер правящей партии Р.Т. Эрдоган продолжает обвинять в экономических неудачах своей страны исключительно США, не предпринимая конкретных попыток по ее урегулированию.

В. Аватков, А. Сбитнева

Конкурс им. Е.М. Примакова: день первый

29 марта в Москве в Дипломатической академии МИД РФ состоялось торжественное открытие международной конференции в рамках III конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова.

На пленарном заседании к участникам с приветствием обратились:

  1. Аватков Владимир Алексеевич – к.полит.н., с.н.с. ИМЭМО РАН, доцент кафедры международных отношений Дипломатической Академии МИД России, директор Центра востоковедных исследований, МО и ПД;
  2. Иванов Олег Петрович – д.полит.н., проректор по научной работе Дипломатической Академии МИД России;
  3. Гришенин Роман Николаевич – директор Центра внешнеполитического сотрудничества им. Е.М. Примакова, зам. исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова;
  4. Каширина Татьяна Владиславовна – д.и.н., зав.каф. международных отношений Дипломатической Академии МИД России;
  5. Мозлоев Асламбек Тотырбекович – к.и.н., зав.каф. восточных языков Дипломатической Академии МИД России;
  6. Кашина Анна Анатольевна – к.полит.н, ст. преп. кафедры восточных языков Дипломатической Академии МИД России.

Приветственные письма участникам направили:

  1. Мария Владимировна Захарова – Директор Департамента информации и печати МИД России;
  2. Элеонора Валентиновна Митрофанова – Руководитель Федерального агентства «Россотрудничество»;
  3. Константин Иосифович Косачев – Председатель Комитета Совета Федерации ФС РФ по международным делам;
  4. Игорь Николаевич Морозов – Заместитель Председателя Комитета Совета Федерации ФС РФ по науке, образованию и культуре.

В рамках пленарного заседания были оглашены победители конкурса:

1-е место – Герман Мария Алексеевна;

2-е место – Останин-Головня Василий Дмитриевич;

3-е место – Цуканов Леонид Вячеславович;

4-е место – Соколов Валентин Михайлович;

5-е место – Матюшкина Мария Владимировна и Крылов Данила Сергеевич.

После пленарного заседания началась секционная работа. Участники и финалисты представили результаты своих исследований на круглых столах, посвященных проблематике ближневосточного региона, возможности урегулирования конфликтов, взаимоотношениям России с государствами региона.

Конкурс студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова проводят Центр востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии и Центр внешнеполитического сотрудничества имени Е. М. Примакова при содействии Фонда поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова, Института Востоковедения РАН и Дипломатической академии МИД РФ. Он направлен на укрепление востоковедных традиций, главной его целью является выявление наиболее талантливых студентов-ближневосточников со всего мира.

В рамках мероприятия были отобраны работы из 8 стран мира и 17 городов России. Общее количество заявок составляло 112, из которых были определен 21 победитель.

С каждым годом происходит расширение круга участников, углубление тематики исследований. Проведение конкурса способствует вовлечению молодых востоковедов в научную деятельность, позволяет им раскрыть свой потенциал и приобрести навыки написания научно-аналитических работ.

Турция: февраль 2019 г. (дайджест)

В феврале Турция была особенно активна на внешнеполитическом направлении – состоялся ряд важных встреч по ключевым вопросам с российской стороной, а также трехсторонний саммит в Сочи по сирийскому урегулированию. Отношения с США и странами Европы в целом остаются на том же уровне, однако с Вашингтоном Турция по-прежнему пытается выстроить линии взаимодействия по Сирии.

Внутриполитическое направление характеризуется активной подготовкой к предстоящим выборам. В феврале стало известно имя нового премьер-министра Великого национального собрания Турции, а также появилась информация о проведении государством крупных военно-морских учений и разработке новой военной техники. Экономическая ситуация, в свою очередь, стабильностью по-прежнему не отличается.

Отношения с Россией

Российско-турецкие отношения по-прежнему характеризуются интенсивностью контактов. 11 февраля в Анкаре состоялись переговоры министра обороны России с министром национальной обороны Турции, в большей степени посвященные обсуждению ситуации в Идлибе и Манбидже, однако главным событием месяца на российско-турецком направлении стало проведение очередного раунда трехсторонних переговоров по Сирии. 14 февраля президенты России, Турции и Ирана встретились в Сочи для обсуждения перспектив урегулирования сирийского конфликта. Стоит отметить, что встреча в подобном формате стала уже четвертой.

По итогам переговоров лидеры трех государств провели совместную пресс-конференцию, где дали оценку результатам проведенной встрече. Судя по заявлениям, сделанным главами России, Турции и Ирана, стороны остались довольны работой саммита. Так, В.В. Путин отметил, что саммит прошел в конструктивном ключе и позволил сторонам определить «ключевые направления дальнейшего взаимодействия». Особое внимание в ходе переговоров, как пояснил президент России, было уделено гуманитарным вопросам. В частности, обсуждались вопросы возвращения беженцев, а также дальнейшие меры по оказанию помощи сирийскому населению. По завершении переговоров стало известно, что стороны условились продолжать реализацию договоренностей, предусмотренных заключенным ранее меморандумом о стабилизации обстановки в зоне деэскалации в Идлибе. Также стороны сошлись во мнении, что вывод войск США из Сирии однозначно является позитивным шагом, а президент Турции, в свою очередь, заявил о том, насколько важно не допустить образования «вакуума власти» на территориях, которые вскоре покинет американский военный контингент. Весьма неожиданным стало предложение лидера Турции о включении в астанинский процесс для повышения его эффективности Ирака и Ливана, которое, однако, не было встречено другими странами-гарантами с энтузиазмом. По итогам встречи также стало известно, что в следующий раз лидеры трех стран соберутся в Турции, а встреча в астанинском формате, где особое внимание планируется уделить процессу запуска Конституционного комитета, будет проведена в апреле. Следует отметить, что в начале месяца вопрос создания комитета уже обсуждался представителями России и Турции в Анкаре. В состав российской межведомственной делегации вошли спецпредставитель президента по сирийскому урегулированию А. Лаврентьев и замминистра иностранных дел С. Вершинин. Сторону Турции, в свою очередь, представлял замглавы МИД С. Онал.

Кроме того, на полях саммита состоялась повторная встреча министра обороны России С. Шойгу с его коллегой Х. Акаром. Главное темой переговоров стало обсуждение последних событий в Сирии. Судя по всему, России и Турции действительно есть что обсуждать – согласно заявлению главы МИД России С.В. Лаврова, сделанному 24 февраля, у России и Турции «нет единого понимания того, кого среди курдов считать террористами». При этом немного позже его слова были опровергнуты Р.Т. Эрдоганом, который, в свою очередь, назвал их ошибочными. 28 февраля С.В. Лавров обсудил сирийскую проблематику со своим коллегой М. Чавушоглу в ходе телефонных переговоров.

Среди других контактов можно отметить состоявшиеся 26 февраля телефонные переговоры президента Турции с главой России, в ходе которых В.В. Путин поздравил президента Турецкой Республики с 65-летием, а также обсудил подготовку предстоящих в апреле встреч. Ранее помощник президента России Ю. Ушаков сообщил о том, что на первую половину апреля запланирован очередной визит президента Турции в Москву. 27 февраля Р.Т. Эрдоган также провел телефонные переговоры с премьер-министром России Д. Медведевым, обсудив аспекты торгово-экономического сотрудничества двух стран.

Отношения с Западом

Отношения Турции с Соединенными Штатами практически на протяжении всего месяца были определены взаимными обвинениями и дебатами вокруг желания турецкой стороны закупить у России системы С-400. В начале месяца агентство по сотрудничеству в сфере обороны и безопасности Пентагона сообщило о том, что госдепартамент США одобрил сделку с Турцией по продаже систем противоракетной обороны Patriot на сумму 3,5 миллиарда долларов. Однако позже из Вашингтона начали поступать заявления, в которых выражалось требование отказаться от С-400; в противном случае под угрозой могли оказаться поставки систем Patriot, а также истребителей Lockheed Martin F-35. Немного позже Р.Т. Эрдоган заявил, что Турция никогда не откажется от контракта с Россией, и что о сделке на таких условиях не может быть и речи. При этом Турция периодически продолжает напоминать США о своих претензиях по вопросу выдачи Ф. Гюлена. Так, 15 февраля президент Эрдоган заявил, что в этом вопросе Соединенные Штаты ведут себя «неискренне». Кроме того, 15 февраля лидер Турции призвал США взять ответственность за убийство саудовского журналиста Д. Хашогги, пригрозив передать всю информацию по делу в международный суд. При этом с американской стороны ответа на подобные заявления так и не последовало. Еще одним недружественным жестом со стороны Анкары по отношению к Вашингтону стал отказ от участия в инициированной США и прошедшей 13-14 февраля Варшавской конференции по Ближнему Востоку, которую в некоторых СМИ уже окрестили «антииранской».

Несмотря на ряд разногласий, Турция стремится выступить в качестве посредника между США и Россией по вопросу ДРСМД, призывая стороны продолжить диалог относительно сохранения договора, а американо-турецкие контакты на разных уровнях при этом продолжаются. 5 февраля в Вашингтоне состоялось заседание турецко-американской рабочей группы, в котором приняли участие заместитель МИД Турции С. Онал и Заместитель госсекретаря США по политическим делам Д. Хейл. В ходе встречи обсуждался ряд вопросов – начиная от ситуации в Сирии и борьбы с терроризмом до двусторонних судебных и консульских проблем и вопросов обороны. По завершении переговоров был озвучен их главный итог – понимая стратегическое значение двусторонних отношений, США и Турция договорились сотрудничать «как союзники». 21 февраля для обсуждения сирийской проблематики и региональных вопросов Соединенные Штаты посетила турецкая делегация, включающая в себя министра национальной обороны Х. Акара, а также начальника Генштаба Я. Гюлера. 22 февраля на фоне информации о планах Турции и США создать буферную зону на северо-востоке Сирии главы двух государств провели телефонные переговоры, после которых глава Турции выразил желание встретиться с Д. Трампом в период после 31 марта, а спустя несколько дней, 28 февраля, Р.Т. Эрдоган принял в Анкаре старшего советника президента США Д. Кушнера.  Также 26 февраля стало известно, что глава США выдвинул дипломата М. Саттерфилда на пост посла в Турции, однако данная кандидатура еще не была одобрена Сенатом.

На турецко-европейском направлении понимания между сторонами по-прежнему нет. Турция стремится выстраивать отношения с отдельными государствами Евросоюза, как, например, с Грецией, с премьер-министром которой глава Турции даже провел 5 февраля переговоры и договорился сотрудничать в целях снижения напряженности в регионе Эгейского моря. В остальном Эрдоган, оскорбленный нежеланием ЕС принимать в свои ряды Турцию, обвиняет ЕС в невыполнении обязательств по визовой либерализации и продолжает искать причины такого поведения в исламофобии европейских государств, а они, в свою очередь, уже не отвечают на провокационные высказывания лидера Турции. В особенности Турцию «задела» озвученная комитетом по международным делам Европарламента рекомендация о необходимости приостановления переговоров с Турцией о ее вступлении в Евросоюз. 21 февраля представитель МИД Турции Х. Аксой заявил, что Турецкая Республика считает такие предложения «неприемлемыми». На этом критика Европейского Союза не закончилась – 26 февраля Р.Т. Эрдоган достаточно жестко высказался об участии стран-членов Европейского союза в организованном днями ранее в Египте саммите Лиги арабских государств (ЛАГ), заявив, что пока страны ЕС принимают приглашения от государства, где продолжаются казни людей, ни о какой демократии в Европе речи идти не может.

Ближний и Средний Восток

На Ближнем Востоке, в частности в Сирии, Турция продолжает вести борьбу с терроризмом. По итогам трехстороннего саммита в Сочи президент Турецкой Республики подчеркнул, что военные России и Турции ведут активную работу по выполнению договоренностей по Идлибу. 7 февраля президент Р.Т. Эрдоган, выступая на американо-турецком совете, заявил о намерении взять на себя ответственность за борьбу с террористическими группировками в районах Сирии, откуда впоследствии будут выведены американские войска. При этом лидер Турции подчеркнул, что в настоящее время самыми спокойными в САР являются те районы, где Турция проводила свои военные операции – «Щит Евфрата» и «Оливковую ветвь». Кроме того, позднее, возвращаясь из Сочи, лидер Турции заявил, что не исключает возможности проведения новых военных кампаний в регионе – на этот раз в Идлибе и совместно с Россией, однако позже глава МИД России С.В. Лавров заявил, что подобных операций не планируется. При этом осталось неизменным требование Турции вывести курдские формирования с северо-востока Сирии, о чем 17 февраля заявил министр национальной обороны Турции Х. Акар во время Мюнхенской конференции по безопасности. В то же время очередной проблемой для Турции остается вопрос беженцев – 19 февраля на одном из митингов в Стамбуле Эрдоган заявил о том, что государство больше не в состоянии принимать беженцев и предложил создать в Сирии специальные города с помещениями контейнерного типа. Кроме того, президент Турецкой Республики продолжает призывать к созданию дополнительных зон деэскалации в целях стабилизации обстановки в регионе.

Отдельным поводом для беспокойства Турции стало обострение индо-пакистанских отношений. Так, в своем заявлении от 27 февраля министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу выразил беспокойство в связи с ситуацией в Кашмире и призвал стороны конфликта к сдержанности, при этом отметив, что в случае необходимости Анкара готова внести свой вклад в урегулирование данной проблемы.

Внутриполитическая обстановка

До запланированных на 31 марта муниципальных выборов остается меньше месяца, в связи с чем в Турции продолжается активная подготовка к столь важному дню. Активно принимаются меры по поддержанию безопасности: только в первой половине февраля прокуратура Турции выдала ордер на задержание 57 лиц, подозреваемых в связях с FETO. Что касается самих выборов, то феврале стало известно, что представитель правящей ПСР О. Челик заявил о возможном расширении «Народного альянса» с Партией националистического движения (ПНД) еще на 20 провинций. При этом, как подчеркнул О. Челик, стороны также намереваются провести митинги в Анкаре и Стамбуле.

18 февраля премьер-министр ВНСТ Турции Б. Йылдырым официально объявил о том, что уходит в отставку. Напомним, что данное решение связано с его намерением баллотироваться на пост мэра Стамбула. Спустя почти неделю, 24 февраля, состоялись выборы на пост нового премьер-министра. Известно, что после проведения выборов в работе ВНСТ будет сделан перерыв. Так, Парламент Турции не будет собираться 26-28 февраля, а также 5-7 марта. Кандидатом от Партии справедливости и развития (ПСР) на этот пост стал депутат от Текирдага М. Шентоп, от Народно-республиканской партии (НРП) – депутат от Стамбула Э. Алтай, Хорошая партия, в свою очередь, выдвинула депутата от Газиантепа И.Х. Фелиза, а Демократическая партия народов (ДПН) – С. Кемальбай, которая является депутатом ДПН от Измира. Выборы проходили в три тура: в первом ни один из кандидатов не смог набрать необходимых 400 голосов – при условии, что 6 парламентариев воздержались, М. Шентоп получил 322 голоса, Э. Алтай – 120 голосов, С. Кемальбай – 45 голосов и И.Х. Фелиз – 35 голосов, в связи с чем было принято решение о проведении второго тура, в результате которого ситуация, однако, в значительной степени не изменилась. В третьем туре, где кандидатам было необходимо набрать хотя бы 301 голос, победу одержал получивший 336 голосов (из 542 возможных) кандидат от ПСР М. Шентоп, который был поддержан большинством.

Говоря о биографии новоиспеченного премьер-министра, можно отметить, что М. Шентоп – курд по происхождению – родился в деревне Арыджа (Кэфрэ), провинции Батман, где впоследствии окончил среднюю школу. Высшее образование он сперва получил в стенах Анкарского университета, окончив факультет политических наук, а затем отправился в Университет Эксетера в Англии, получив в 1993 году степень магистра по направлению «финансы и экономика». По возвращении в Турцию М. Шентоп на протяжении трех месяцев работал в «Etibank», однако в середине 2000-х гг. перешел в «Merrill Lynch», где даже добился определенных успехов. В 2007 году он оставил данную работу в связи с избранием на пост депутата ПСР от Газиантепа, а также стал правительственным министром, ответственным за казначейство (в 2009 году, в связи с некоторыми изменениями, начал работу в Министерстве финансов). При этом в разные периоды Шентоп, который, к слову, является членом Совета по национальной безопасности, в разные годы занимал должность руководителя Координационного совета по экономике и кредитам, а также трудился во многих других государственных учреждениях. С 2015 года, после всеобщих выборов, он приступил к должности вице-премьера Турецкой Республики.

27 февраля в СМИ появилась новость о том, что для повышения уровня подготовки Турция начала масштабные учения военно-морских сил под названием Mavi Vatan 2019, которые будут проводиться вплоть до 8 марта. Отличительной особенностью этих учений стало то, что они впервые проводятся в акваториях сразу трех морей – Черного, Средиземного и Эгейского. Известно, что в них принимают участие 103 корабля ВМС Турции, а также боевые вертолеты, самолеты военно-воздушных сил и беспилотные летательные аппараты. Вместе с тем Турция активно развивает военную технику – в феврале вице-президент государства Ф. Октай сообщил, что к 2023 году Турция намерена завершить разработку своего нового истребителя 5-го поколения, а к 2026 – провести первый испытательный полет. Предполагается, что речь идет о проекте истребителя TF-X, разрабатываемого компанией Turkish Aerospace Industries (TAI) и призванного снизить зависимость Турецкой Республики от Соединенных Штатов, поскольку в будущем проектируемые истребители вполне могут стать заменой американским F-16.

Экономическая ситуация

В феврале со стороны правящих кругов Турецкой Республики прозвучал ряд заявлений касательно внешнеэкономической деятельности государства.

Так, например, 5 февраля, выступая в Парламенте, Р.Т. Эрдоган заявил о том, что Турция больше никогда не обратится за помощью к МВФ за кредитом, а неделей ранее министр финансов и казначейства Б. Албайрак сообщил о том, что государство преодолело тяжелый экономический период, связанный с санкционной политикой США. В ходе встречи с президентом Ирана на полях саммита в Сочи лидер Турции заявил, что Турция заинтересована в развитии экономического взаимодействия с этим государством и готова создать двусторонний механизм для расчетов с Ираном – аналогичный европейской системе SPV. Кроме того, в феврале стали известны некоторые подробности продажи «Сбербанком» турецкого «Denizbank». Согласно годовому отчету по международным стандартам финансовой отчетности, продажа дочерней компании немного откладывается и ожидается в первом полугодии 2019 года.

На внутриэкономическом направлении месяц начался для Турции с не очень приятных новостей. 4 февраля статистический институт TurkStat опубликовал данные о повышении годовой инфляции, которая составила 20,35%, что было вызвано ростом потребительских цен в январе. Еще одной проблемой экономики Турции в последнее время является безработица (в ноябре ее уровень достиг 12,3%). 18 февраля данная ситуация заставила Правительство Турции запустить кампанию по росту занятости, основанную на поддержке бизнеса, о чем заявила министр семьи, труда и социальных услуг З.З. Сельчук. В тот же день Центральный банк Турции принял решение снизить нормы обязательных резервов в целях обеспечения большей ликвидности на рынках страны. Тем не менее, в конце месяца TurkStat опубликовал данные о снижении на 72,5% (в годовом исчислении) дефицита внешней торговли, а также индекса потребительского доверия (до исторического минимума), в связи с чем можно предположить, что снижения экономического спада в ближайшее время ожидать не стоит.

***

Внешнюю политику Турции за февраль можно охарактеризовать интенсивностью контактов. Турецкая Республика продолжает развивать сотрудничество с Россией по ряду направлений, а встречи на разных уровнях являются лишь подтверждением того, что позиции двух государств, в том числе по сирийской проблематике, во многом совпадают: оба государства ведут активную работу по обеспечению стабильности в Идлибе, обе стороны нацелены на скорейший запуск Конституционного комитета, а главное – и Россия, и Турция, осознают, что достижение всех этих целей невозможно без конструктивного двустороннего диалога. В этом плане российско-турецкому сотрудничеству в значительной степени уступает турецко-американское, где Вашингтон по-прежнему стремится реализовать лишь свои интересы, не взирая на замечания Турции. Несмотря на ряд встреч, они все еще не приносят своих плодов – остается открытым вопрос по Манбиджу и кооперации в Сирии в принципе, не говоря уже об обширном списке других неразрешенных двусторонних проблем «стратегических союзников». С Европейским Союзом взаимодействие Турции складывается ничуть не лучше – в феврале отношения в формате Турция-ЕС характеризуются лишь взаимными обвинениями и претензиями.

На внутриполитической арене практически завершена подготовка к местным выборам, а все выступления турецких политиков, в частности Р.Т. Эрдогана, на организованных митингах сводятся к громким речам об эффективности проделанной партиями работе и не менее громким обещаниям, нацеленным на увеличение числа избирателей. Вместе с тем стоит отметить, что ни одна из партий, в том числе правящая, пока не предложила варианта выхода из тяжелого экономического положения, усугубление которого в настоящий период времени политические элиты Турции, увлеченные организацией предвыборных кампаний, предпочитают не замечать.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: июнь 2018г. (дайджест)

В июне в Турции прошли внеочередные всеобщие выборы. Победу в президентской гонке одержал действующий президент Р.Т.Эрдоган, в парламентской – союз ПСР и ПНД, в рамках которого правящая Партия справедливости и развития получила наибольший процент голосов избирателей.
Внешняя политика государства характеризуется стабильностью: после выборов напряженность между Турцией и Западом сохраняется, а Турецкая Республика развивает региональные контакты и усиливает свои позиции в ближневосточном регионе, в частности – в Сирии и Ираке.
Внешняя политика
Внешнеполитический курс Анкары за последний месяц не претерпел практически никаких изменений. Отношения с Западом по-прежнему характеризуются сохранением имеющихся противоречий. Соединенные Штаты все еще высказывают свое недовольство по поводу закупок турецкой стороной российских ЗРК, угрожая введением санкций, однако Турцию, похоже, такой вариант развития событий не пугает – Анкара, как и раньше, не намерена отказываться от выгодного контракта с Россией. Некоторые успехи были достигнуты Турцией и США на сирийском направлении. В начале июня министры иностранных дел США и Турции М.Помпео и М.Чавушоглу провели встречу, в ходе которой обсудили ряд вопросов относительно двусторонних турецко-американских отношений, а также ситуации в Сирии. В частности, стороны согласовали дорожную карту по Манбиджу – району на севере Сирии, который является главным противоречием Вашингтона и Анкары. Стороны отметили, что им еще предстоит работа по выводу курдских формирований, и что реализация данной дорожный карты займет приблизительно полгода.
Что касается отношений со странами Европы и Евросоюза в частности, то они осложняются на фоне проводимых в стране выборов. Европа уже не раз заявляла о том, что Турция не соответствует европейским стандартам, а накануне проведения голосования антитурецкая риторика усилилась вдвойне. И хотя существенных нарушений в ходе проведения выборов выявлено не было, наблюдатели ОБСЕ постоянно акцентировали внимание на неравном положении кандидатов, а также на том, что голосование проходило в период действия в стране режима ЧП. Современная Европа желает видеть у власти в Турции более лояльного Западу кандидата и боится последствий вступления в силу изменений Конституции страны, которые призваны укрепить власть президента, а также усилить консерватизм и националистические настроения в турецком обществе. В настоящий момент переговоры Турции о вступлении в ЕС находятся на грани срыва, и эти слова подтверждаются официальными источниками. Так, например, в Совете ЕС заявили о том, что Турецкая Республика с каждым днем все дальше отдаляется от Евросоюза и поспешили напомнить о приостановлении работы по модернизации таможенного союза между сторонами, о невыполнении Турцией необходимых критериев для присоединения к ЕС, а также о недемократическом режиме, господствующем в стране. В то же время разрывать контакты с Турцией навсегда Европа не намерена. Евросоюз заинтересован в Турции с точки зрения сокращения потока мигрантов, поэтому заявил о готовности выделить 3 млрд. евро для борьбы с миграционным кризисом. Турция, в свою очередь, заявила о несправедливом отношении к ней со стороны Европы, а президент страны и вовсе призывал свой народ «преподать урок» Западу на июньских выборах, тем самым только усиливая и без того растущую напряженность в двустороннем взаимодействии.
Также Турция продолжает укреплять позиции на Ближнем Востоке. Объектом воздействия Турецкой Республики, как и всегда, является Сирия. Так, в соответствии с вышеупомянутой дорожной картой, турецкие военные вошли в Манбидж, заняв окраины города. Помимо этого, премьер-министр государства заявил о намерении Турции создать новую зону безопасности, протяженность которой будет проходить от северной части Сирии и Ирака до границ Ирана. Также в июне Р.Т.Эрдоган объявил о начале новой операции в Ираке в горах Кандиль, где сосредоточены курдские формирования, однако, если учитывать тот факт, что курды периодически подвергаются обстрелам Турции на протяжении уже нескольких месяцев, то данная операции была начата уже давно, а сейчас просто приобрела официальный статус. Что касается международного сотрудничества по вопросу сирийского урегулирования, то 18-19 июня в Женеве прошли консультации, нацеленные на создание конституционного комитета, в которых приняли участие страны-гаранты перемирия Россия, Турция, Иран, а также спецпредставитель генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура, однако ввиду противоречий, в том числе по вопросу состава конституционного комитета, каких-либо существенных результатов достичь пока не удалось.
Внутриполитическая обстановка
Центральным событием месяца на внутриполитической арене стали президентские и парламентские выборы, которые состоялись 24 июня. Претенденты на пост главы государства избирались по системе простого большинства (50+1). В случае, если ни один из кандидатов не наберет нужного количества голосов, предусматривался второй тур, где должны были участвовать два кандидата, набравшие самый высокий процент в первом туре. Вопреки всем ожиданиям и предположениям о том, что действующий президент Р.Т.Эрдоган может не победить в первом туре голосования или не победить вообще, лидер государства одержал победу в президентской гонке. Несмотря на многочисленные оппозиционные митинги, прокатившиеся по Турции накануне решающего для страны дня, лидер Турецкой Республики набрал 52,6% голосов избирателей, в то время как его основной конкурент от Республиканской народной партии М.Индже получил 30,6%. Очевидно, что проведение досрочных выборов было нужно действующему руководству во многом для того, чтобы не позволить другим кандидатам и их партиям укрепить свои позиции до 2019 года (когда изначально планировалось проведение выборов), и данный план сработал. Далее по списку расположились С.Демирташ (Демократическая партия народов) – 8,4%, М.Акшенер (Хорошая партия) – 7,3%, Т.Карамоллаоглу (Партия счастья) – 0,9% и кандидат от Партии родины Д.Перинчек, получивший всего 0,2% голосов. М.Индже по завершении выборов заявил, что признает поражение, хотя и считает выборы не совсем честными. С одной стороны, победу Эрдогана действительно нельзя назвать слишком уверенной – он получил чуть больше половины от всех голосов, с другой – ему впервые за долгое время удалось добиться поддержки тех регионов, которые не стремились голосовать за него ранее, например, за Эрдогана свои голоса отдали многие жители Стамбула. При этом интересно, что в выборах, фактически призванных определить будущее Турецкой Республики, участвовало рекордное с 1987 года количество избирателей – 87%. Что касается реакции на результаты, то она была вполне сдержанной, причем как со стороны политиков, так и простых турецких граждан. Пока что в стране не наблюдается масштабных митингов и беспорядков, свойственных для эмоциональных и достаточно политизированных турок, как правило, требующих пересмотра результатов или проведения очередного этапа голосования. Исходя из этого можно заключить одно: турецкий народ выбрал именно Эрдогана. Однако действительно ли население поддерживает проводимый президентом курс или среди кандидатов на столь ответственную должность просто не было более достойных альтернатив – сказать сложно, ведь у действующего президента достаточно как противников, так и сторонников, но 24 июня решающий голос, очевидно, был за последними. Так или иначе, в среднесрочной перспективе Турцию ждут большие перемены, а сам президент теоретически сможет находиться у власти вплоть до 2028 года, продолжая осуществлять начатую им ранее политику по укреплению позиций Турецкой Республики на региональном и международном пространствах и вертикали власти внутри страны.
Что касается парламентских выборов, то победу на них одержал «Народный альянс», состоящий из Партии справедливости и развития и Партии национального движения – совместно они получили 53,7% голосов и 344 места в Меджлисе, что позволяет альянсу сформировать большинство. При этом у самой ПСР, получившей 42,6% голосов, в действительности будет меньше половины мест в парламенте – 295, а значит, что остальные 305 мест из 600 возможных займут союзническая ПНД (11,1% голосов) и оппозиционные фракции, в сумме получившие 45,6% голосов. Для Партии справедливости и развития ситуация в целом могла бы сложиться более успешно, однако учитывая конституционные реформы, предусматривающие переход к президентской республике по итогам выборов, функции парламента в значительной степени станут условными, а полнота власти будет сосредоточена в руках президента Турецкой Республики и по совместительству – председателя ПСР Р.Т.Эрдогана.
Экономическая ситуация
На внешнеэкономическом направлении, как и на внешнеполитическом, Турция стремится продемонстрировать свою независимость и самостоятельность. Так, например, министр экономики Турции объявил о введении против США пошлин на сумму в 300 млн. долл. Таможенные пошлины устанавливаются на 22 категории импортируемых из США товаров, в частности, на алкоголь, автомобили, табак и рис. Кроме этого, Турция заявила о том, что не станет приостанавливать торговое сотрудничество с Ираном из-за решения Соединенных Штатов ввести против государства санкции. Что касается энергетического сектора, то в то время как активно идет строительство «Турецкого потока», Турция запускает альтернативный Трансанатолийский газопровод TANAP, протяженность которого составила 1,85 тыс.км. Предполагается, что первые поставки газа в Европу начнутся в июне 2019 года.
На достаточно непростую внутриэкономическую ситуацию в стране повлиял исход выборов – лира, показатели которой в предвыборные дни были минимальными, возросла на 2% до 4,58 за доллар. Однако гарантий дальнейшего роста национальной валюты по-прежнему нет, а ситуация на рынках также оставляет желать лучшего. Более того, согласно данным турецкого статистического института TurkStat, индекс экономического доверия в Турции сегодня составляет 90,4 пункта, что является рекордно низким показателем за последние полтора года. При этом интересно, что такого рода экономическая нестабильность сопровождалась обещаниями Эрдогана вывести Турцию на новый уровень развития, соответствующий России и США. И хотя подобные заявления Эрдогана звучат слишком смелыми, сегодня правительству Турецкой Республики действительно пора ненадолго отвлечься от политической повестки дня, где уже появилась какая-то определенность, и заняться экономическими вопросами.
***
В июне Турция пережила одно из самых главных событий за последние несколько лет. Турецкая Республика выбрала президента, а также определила, какие партии будут представлены в парламенте. Результаты этих выборов, безусловно, окажут влияние как на внутриполитическую жизнь государства, так и на внешнеполитическую. И если с внутренней политикой все относительно понятно – Р.Т.Эрдоган, в последнее время известный своими националистическими настроениями, с наибольшей степенью вероятности продолжит политику дальнейшей консерватизации турецкого общества, начатую им несколько лет назад, то изменения на внешнеполитической повестке дня станут более значительными. Не стоит и пояснять, что эти изменения, скорее всего, коснутся отношений Турции со странами Запада, которые, очевидно, не слишком рады победе «диктатора» Эрдогана и его партии в президентской и парламентской гонках. Западу нужна демократическая и зависимая от него Турция, однако властные круги, как и большинство граждан Турецкой Республики, похоже, так не считают, и победа кандидата, нацеленного на усиление антизападных настроений – наглядное тому подтверждение.

В.Аватков, А.Сбитнева

Турция: октябрь 2017 г. (дайджест)

Всё большее место в повестке турецкой политики занимают вопросы внутриполитической борьбы. Появляются новые оппозиционные силы в виде новообразованной «Хорошей партии» (İyi Parti). А внутри правящих кругов происходит частичная смена лиц на руководствующих постах.

На внешнеполитическом треке внимания заслуживают такие вопросы как: дипломатический кризис между Турцией и США, соглашение по закупке ЗРК С-400, а также сближение Турции и Ирана.

Внутриполитическая обстановка

16 октября в ходе заседание Совета министров турецкое правительство приняло решение продлить режим чрезвычайного положения ещё на 3 месяца. Таким образом, режим ЧП будет продлён уже в пятый раз.

Кроме того, руководство Турции, по всей видимости, начинает постепенную подготовку к президентским выборам 2019 года (тогда же произойдёт окончательный переход к президентской форме правления). В этой связи в высших эшелонах власти происходят некоторые перестановки. 19 октября Шабан Дишли, главный советник председателя правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которым сейчас является Эрдоган, подал в отставку. Своё решение он объяснил желание уберечь президента от критики, которая может возникнуть по причине того, что брат Дишли был арестован в 2016 году по обвинению в причастности к попытке госпереворота. Позже по требованию Эрдогана в отставку ушёл теперь уже бывший мэр Анкары Мелих Гёкчек. В связи с этим, главный редактор турецкого издания «Hürriyet Daily News» выразил сомнение в том, сможет ли ПСР победить в Анкаре на следующих выборах. Он также отметил, что правящая партия сегодня теряет свои позиции в таких городах, как Стамбул и Бурса, которые традиционно голосуют за неё. Ранее, в сентябре (2017 г.), свой пост покинул и мэр Стамбула Кадир Топбаш. Сообщалось, что в июне его зять был задержан по подозрению в связях с Гюленом.

25 октября бывший депутат от Партии националистического движения Мераль Акшенер объявила о создании «Хорошей партии» (İyi Parti). Политик передал в Министерство внутренних дел Турции документы необходимые для регистрации партии, после чего провела первую встречу членов партии, где единогласно была избрана её председателем. В 2016 году Акшенер была исключена из ПНД за критику лидера партии Девлета Бахчели. По её мнению, при нём националисты стали самой слабой оппозиционной силой в стране. Комментируя цели «Хорошей партии» политик заявила: «Мы выступаем за предоставление нашему молодому поколению работы, нашим женщинам – права на жизнь и равенство, нашим старикам – спокойствия, надёжности и ухода, нашим детям – радости, счастья и здоровья, нашей нации – единства и сплочённости». Партия заявлена как правоцентристская, тем не менее, в ней преобладает сильное националистическое ядро, что делает её серьёзным конкурентом ПНД. Некоторые бывшие члены Партии националистического движения уже заявили о своём вступлении в партию Акшенер: среди них бывший генеральный секретарь ПНД Джихан Пачаджи, бывший заместитель председателя ПНД Умит Оздаг и другие.

Экономическая ситуация

В конце октября были опубликованы данные об объёмах экспорта и импорта Турции за сентябрь 2017 года. Так, экспорт Турции составил 11 миллиардов 848 миллионов долларов, увеличившись на 8,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года (сентябрь 2016 г.), тогда как объём импорта – 19 миллиардов 982 миллиона долларов, при росте в 30,6%. Таким образом, дефицит торгового баланса составил 8 миллиардов 135 миллионов, повысившись на 85%.

Серьёзно возрос импорт энергетических ресурсов: он увеличился на 51,3% по сравнению с данными сентября прошлого года и составил 3 миллиарда 202 миллиона долларов.

Помимо прочего, стали известны данные по уровню безработицы в стране. Нужно отметить, что ситуация на рынке труда остаётся довольно стабильной, учитывая массовые увольнения госслужащих в связи с попыткой государственного переворота в июле 2016 года. Объём безработицы остался на прежнем уровне – 10,7%, число же граждан, занятых в трудовой деятельности, выросло с 52,7% до 53,7%.

Министр финансов Турции Наджи Агбал, комментируя проект турецкого бюджета на 2018 год, заявил, что в наступающем году доходы Турции достигнут отметки в 698,8 миллиарда лир, из которых 599 миллиардов лир будут обеспечены налоговыми поступлениями. При этом потратить планируется 762 миллиарда лир. Предусмотренный дефицит бюджета на предстоящий год – 65,9 миллиардов лир. Кроме того, он коснулся вопроса увеличения ряда налогов в рамках «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)», анонсированной в сентябре 2017 года. По его словам, в 2018 году система налогообложения на транспорт претерпит изменения. Сегодня в Турции она привязана к объёму цилиндров двигателя – после проведения реформы будет взиматься дополнительная плата за покупку автомобиля в размере до 20% от его стоимости. Сам налог также вырастет до 40%. Агбал отметил: «Основываясь на принципе платёжеспособности, а также справедливого налогообложения, если вы покупаете Феррари более чем за 2 миллиона лир, вы должны будете заплатить 6000 лир дополнительного налога. Такая система предельно справедлива».

Наиболее важным для экономики Турции событием, очевидно, стало открытие 30 октября железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. В турецкой прессе отмечалось, что она позволит сократить расстояние между Англией и Китаем на 7000 километров, таким образом, намекая на Транссибирскую магистраль, что, тем не менее, является немалым преувеличением. Протяженность железной дороги, большая часть которой проходит по территории Азербайджана, – 829 километров. Изначально пропускная способность линии составит 1 миллион пассажиров и 6,5 миллионов тонн грузов, к 2023 году планируется, что эти показатели достигнут 3 миллионов пассажиров и 17 миллионов тонн грузов. Дорога задумана как альтернатива российской магистрали с целью сократить расстояние от Европы до Азии. Таким образом, время в пути станет около 12-15 дней, а не 45-62 дня, как раньше. Представители Армении отмечают, что наличие транспортного коридора без участия их страны создаёт предпосылки для развития напряжённости в регионе.

Отношения с США

Несмотря на положительную взаимную риторику Турции и США в сентябре (2017 г.), отношения между двумя странами продолжают сохранять коллапсирующий характер, чему свидетельствует разразившийся в начале месяца дипломатический кризис. 5 октября по обвинению в связях с Гюленом, шпионаже и подрыву конституционного строя турецкие власти арестовали гражданина Турции, сотрудника генконсульства США, Метина Топуза. Интересно, что он также подозревается в связях с бывшим прокурором Турции и офицерами полиции, которые в 2013 году расследовали коррупционный скандал, к которому, в свою очередь, был причастен Эрдоган. После этого страны на взаимной основе приостановили выдачу неиммиграционных виз: США – для граждан Турции, и Турция – для граждан США.

Параллельно этому в Штатах продолжается судебное разбирательство в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба и генерального директора одного из крупнейших турецких банков «Halkbank» Мехмета Хакана Атиллы. Они обвиняются во вступлении в сговор с целью осуществления финансовых операций, которые позволяли Ирану действовать в обход американских санкций. Первый был одним из ключевых фигурантов коррупционного скандала в 2013 году. В этой связи многие эксперты полагают, что Эрдоган опасается вскрытия подробностей коррупционной деятельности его окружения. Таким образом, Анкара, раздувая скандал, пытается надавить на Вашингтон с тем, чтобы тот закрыл дело.

Отношения с Россией

Как в случае с США, отношения Турции и России складываются весьма сложно. Одним из ключевых вопросов сотрудничества двух стран на данный момент является вопрос закупки зенитно-ракетных комплексов С-400. Ещё в сентябре (2017 г.) Турция сделала первый взнос в рамках соглашения. Тем не менее, вскоре из уст турецкого руководства стали звучать предупреждения о том, что Турция откажется от сделки в случае, если сделка будет осуществлена без передачи технологии. На вопрос журналистов о готовности России к передаче технологии производства ЗРК, пресс-секретарь президента России ответил, что между двумя странами продолжаются переговоры на экспертном уровне по этому аспекту соглашения. Позже подобные заявления турецкого руководства исчезли из внешнеполитического дискурса и ситуация нормализовалась.

Ещё одним негативным моментом взаимоотношений стал крымский вопрос. 9 октября Эрдоган посетил Украину, где встретился с её лидером Петром Порошенко. В ходе совместной пресс-конференции президент Турции подчеркнул, что его страна поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины и не признаёт присоединение Крыма к России. Многие посчитали этот шаг вынужденным: например, власти Крыма заявили, что Эрдоган, якобы, «подыграл» Порошенко. Однако, спустя несколько дней Министерство транспорта, судоходства и коммуникаций Турции запретило турецким портам принимать любые суда, идущие из Крыма. Подобная ситуация уже случалась в марте этого года (2017 г.).

Ближний Восток

8 октября Турция начала деятельность по разведке местности в сирийском Идлиби с целью кстановления наблюдательных постов. Уже 9 октября Генштаб Турции объявил о начале операции по контролю за перемирием в рамках договорённости о зонах деэскалации, которая была достигнута в ходе 6 встречи по Сирии в Астане 15 сентября (2017 г.). Несмотря на координацию турецких и российских властей, сирийское руководство раскритиковало действия Анкара, охарактеризовав их как нарушение международного права, и потребовало вывода войск из провинции.

Всё более явным становится сближение Турции и Ирана. 4 октября Эрдоган посетил Иран. Позже, 19 октября, с визитом в Турцию прибыл вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, где встретился с турецким премьер-министром Бинали Йылдырымом. Оба политика крайне позитивно охарактеризовали нынешнее состояние двусторонних отношений. На данном этапе два государства сближает не только энергетическое и военно-политическое сотрудничество в Сирии, но и общность взглядов по вопросу референдума в Иракском Курдистане. Турция, Иран и Ирак договорились выступать совместным фронтом по этому вопросу. Кроме того, Анкара, заручившись поддержкой Ирана, надеется на более эффективную борьбу против Рабочей партии Курдистана, борющейся за создание курдской автономии в составе Турции.

***

Во внутренней политике Турции постепенно утрачивает позиции антитеррористический дискурс. Всё большее внимание СМИ уделяется переменам во власти, возникновению новых политических сил, а также экономическим преобразованиям в стране. Турецкое руководство постепенно начинает подготовку к президентским выборам 2019 года, когда государство закончит переход к президентской форме правления. Параллельно ведутся экономические преобразования, вызванные трудностями в ряде секторов экономики. В связи с этим происходит и ужесточение налоговой политики.

Курс на независимую внешнюю политику приводит к своего рода однобокому подходу турецкого истеблишмента, который периодически игнорирует интересы своих партнёров, требуя при этом уступок по отношению к себе. Подобную ситуацию можно было наблюдать и в дипломатическом конфликте США и Турции, а также в противоречиях и разногласиях возникающих в вопросе поставок С-400. Тем не менее, вместе с тем как растёт влияние Ирана в регионе, крепчают и узы сотрудничества между Исламской Республикой и Турцией.

Как уже отмечалось в предыдущем дайджесте (за сентябрь 2017 г.), в среднесрочной перспективе руководство Турции, по всей видимости, сконцентрируется на двух наиболее важных для него на сегодняшний день моментах: укреплении собственных позиций у власти за счёт борьбы с оппозиционными элементами, а также решении курдского вопроса, который в связи с референдумом в Иракском Курдистане создаёт новые предпосылки для нестабильности в регионе.

В.Аватков, А.Финохин

 

Арабские страны: октябрь 2017 г. (дайджест)

Октябрь для арабских стран был в первую очередь связан с продолжением развития ситуации вокруг объявления независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. В Египте на повестке дня стоит проблематика безопасности и ее отдельные измерения – восстановление авиасообщения с Россией, ликвидация ячеек террористических организаций. События на «сирийском» и «катарском» треках, свидетельствуют о том, что данные кризисы развиваются в соответствии с прогнозами, сформулированными в выпусках дайджестов за предыдущие месяцы. Для Москвы одним из главных событий на ближневосточном направлении выступил визит Короля Саудовской Аравии в Россию.

 

ЕГИПЕТ

В октябре Каир продолжает интересовать проблема возобновления авиасообщения с Россией. Согласно заявлениям министра гражданской авиации АРЕ Ш. Фатхи, возобновление авиасообщения между арабской республикой и Россией зависит от внутренних решений с российской стороны, поскольку Египет выполнил все требования по безопасности аэропортов и авиасообщения, выдвинутые Москвой, потратив на это около  60 млн. долларов. Дополнительным аргументом Каира в пользу ускоренного принятия позитивного решения является ожидаемый наплыв футбольных болельщиков из Египта, желающих посмотреть выступление своей команды на Чемпионате мира по футболу 2018 года. Учитывая тот факт, что в финальной части подобного первенства сборная Египта получила право выступить впервые за 28 лет и, принимая во внимание феноменальную любовь к данному виду спорта в Египте, такое развитие событие действительно представляется возможным.

Конечно, интерес руководства страны лежит в более стратегической плоскости – известия о том, что российский турпоток в Израиль за девять месяцев вырос на 46% к тому же периоду прошлого года, свидетельствуют о том, что в скором времени бороться за отечественного туриста Египту в своем сегменте придется не только с Турцией, но и с Израилем. В то время как страдающая от множества проблем экономика страны не может позволить дальнейшую потерю позиций на своих уже традиционных потребительских рынках.

Если ситуацию с безопасностью в воздушных гаванях только предстоит оценить профильным комиссиям, то уже сейчас можно сказать, что в целом по стране проблема противостояния террористической угрозе продолжает стоять очень остро. По сообщениям из страны, 20 октября в ходе проведения спецоперации по обезвреживанию террористической ячейки, скрывавшейся в пустынном районе Эль-Вахат в 135 километрах от Каира, силы внутренней безопасности АРЕ попали в засаду. Число бойцов египетского спецназа, погибших в результате столкновения, разнится от трех от шести десятков, в зависимости от источника.
Наличие у террористических групп достаточного для организации диверсий числа боевиков и оружия помимо всего прочего обуславливается нестабильной ситуацией в соседних странах – Сирии и Ливии. На ливийском направлении Каир сделал ставку на поддержку фельдмаршала Х. Хафтара и проведение эпизодических силовых операций в пограничной зоне – так, 23 октября  ВВС Египта уничтожили на западной границе 8 машин с оружием, которые пытались проникнуть в страну из Ливии. В случае с Сирией Египет также рассчитывает на политическое урегулирование, оказывая активную поддержку Центру по примирению сторон в зонах деэскалации. В данном контексте логичным представляется заявление о готовности Египта присоединиться к астанинскому процессу в качестве наблюдателя в поисках лучшего разрешения сирийского кризиса.

Сотрудничество с Москвой продолжает формироваться на многоплановой основе – так, 9 октября было официально объявлено  о том, что НК «Роснефть» закрыла сделку по приобретению у итальянской Eni 30% в концессионном соглашении на разработку крупнейшего газового месторождения на глубоководном шельфе Египта в Средиземном море Zohr.

 

БАХРЕЙН

За октябрь на Бахрейне было совершенно два нападения на полицейских, впоследствии классифицированных как теракты. Сначала 2 октября в день шиитского религиозного праздника Ашура пятеро сотрудников полиции получили ранения в результате взрыва в столице Манаме.  Затем 27 октября боевики напали на автобус с полицейскими в окрестностях столицы.

Поскольку проблемы с ситуацией в области безопасности на Бахрейне традиционно связывают с влиянием Ирана и спонсируемыми им группировками, то на этом фоне закономерными представляются очередные эскапады Манамы в сторону Дохи, которая налаживает отношения с персоязычным соседом по региону. Министр иностранных дел королевства заявил, что Бахрейн не примет участие в саммите ССАГПЗ, который должен состояться в декабре в Кувейте, если на нём будет присутствовать Катар. Глава МИД Бахрейна также призвал к «заморозке» членства Катара в ССАГПЗ.

 

КСА

Во время своего ближневосточного турне отсутствие прогресса в урегулировании кризисной ситуации вокруг Катара был вынужден констатировать Госсекретарь США Р. Тиллерсон, заявив о нежелании Саудовской Аравии приступить к прямому диалогу с Катаром для урегулирования межарабского кризиса.

Состоявшийся в начале месяца «исторический» визит короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза аль-Сауда в Москву, согласно риторике первых лиц королевства и дискурсу в официальных СМИиК, открыл новую страницу во взаимоотношениях двух государств. Саудовская Аравия намерена развивать сотрудничество с Россией в сферах экономики, военно-технического сотрудничества, безопасности и культуры, несмотря на разногласия по линии России и Запада.

В экономическом измерении подобная идиллия оформилась в пакет оружейных контрактов на сумму примерно в 3,5 млрд долларов. Что представляется значимым шагом вперед в масштабах двусторонней повестки, но не в разрезе прочих контрактов саудовцев в данной сфере. Символично, что во время визита саудовского короля в Россию американский Госдепартамент одобрил продажу Саудовской Аравии подвижных противоракетных комплексов THAAD примерно на  15 млрд. долларов.

В принципе отношения между США и КСА с приходом администрации Д. Трампа имеют стабильно позитивный окрас. Эр-Рияд полностью поддерживает «твердую стратегию, провозглашенную Трампом в отношении Ирана и его агрессивной деятельности, поддержки терроризма в регионе и во всем мире», в которую органично вписывается очередное решение об ужесточении санкций против ливанской организации «Хизбалла», являющейся проводником интересов Ирана в регионе.

Йеменский конфликт продолжает награждать проблемами Эр-Рияд. Отсутствие военных успехов подтверждаются самонадеянными, но показательными попытками хуситов контратаковать противника на его же территории – 14 октября небольшая вооруженная группа пыталась совершить прорыв на территорию Саудовской Аравии на бронетранспортерах и была уничтожена силами арабской коалиции. На международном уровне методы ведения военной кампании вынудили ООН внести Саудовскую Аравию в «чёрный список» за нанесение неизбирательных ударов по гражданским объектам. Незначительная в единственном качестве, но на общем фоне наглядная демонстрация губительности данного проекта для имиджа Саудовского Королевства.

 

СИРИЯ

Все чаще в информационном поле появляются сигналы о готовности России к постепенному свертыванию военного компонента присутствия в сирийском кризисе. Так, глава комитета Госдумы по обороне В. Шаманов заявил, что российские военные практически выполнили основные задачи операции в Сирии, тезис о том, что операция в Сирии идет к завершению также озвучил министр обороны РФ С. Шойгу на встрече с главой военного ведомства Израиля А. Либерманом 16 октября.

Тем временем боевые действия на направлении от Дейр-эз-Зора до Маядина не прекращаются. Во второй половине октября части сирийской армии продолжают освобождать населенные пункты северо-западнее города Маядин на правом берегу Евфрата.

На дипломатическом направлении баталии развернулись вокруг вопроса причастности правительства
Б. Асада к эпизоду применения химического оружия в  населенном пункте Хан-Шейхун (провинция Идлиб) 4 апреля 2017 года и горчичного газа (иприта) в Умм-Хоше 15−16 сентября 2016 года.

24 октября, Россия заблокировала проект резолюции Совета Безопасности ООН о продлении мандата миссии по расследованию химических атак в Сирии. Данное решение было мотивировано стремлением российской стороны приостановить обсуждение до обнародования доклада Совместный механизм ООН и ОЗХО с результатами расследования вышеозначенных инцидентов. 27 октября официальный представитель МИД Китая Г. Шуан поддержал подобную позицию, заявив, что любые выводы о применении химического оружия в Сирии должны делаться на основе неопровержимых доказательств.

 

ИРАК

В октябре произошел как минимум один серьезный эпизод эскалации в ситуации вокруг автономного региона на севере страны, после проведенного референдума о независимости от 25 сентября. На этот раз решение пересмотреть хрупкий статус-кво было принято в Багдаде. В период с 16 по 20 октября иракские правительственные силы (армия и федеральная полиция при поддержке отрядов шиитского ополчения «Хашд аль-Шааби») вытеснили военизированные формирования «пешмерга» из  провинции Киркук, взяв под контроль находящиеся на её территории нефтяные месторождения с суммарной суточной добычей на уровне около 350 тыс. баррелей. Данный шаг центральных властей Ирака сместил баланс сил в свою и пользу, поскольку удар «по кошельку» Курдистана фактически эквивалентен удару по его претензиям на независимость.

Закономерным в этом контексте представляется призыв премьер-министра Ирака Х. аль-Абади к «полному аннулированию» состоявшегося 25 сентября в Иракском Курдистане референдума о независимости. Тем самым, глава правительства Ирака отверг идею «заморозки» итогов прошедшего плебисцита и установления прямого диалога с Эрбилем, которую 25 октября предложили власти Иракского Курдистана.

Отсутствие внятной реакции со стороны международного сообщества (кроме призывов перейти от эскалации к переговорам) при общей поддержке со стороны Ирана, Турции, арабских государств (в лице генсека ЛАГ), и даже части мусульманской уммы (в лице ученых авторитетного египетского религиозного университета Аль-Азхар) также провоцирует Багдад на попытку разрешить кризис на своих условиях. Дополнительную напряженность для Эрбиля формируют тысячи семей курдов, покинувших провинцию, опасаясь этнических чисток.

 

***

С большой долей вероятности стоит прогнозировать восстановление пассажиропотока между Египтом и Россией в ближайшее время. Также вероятен переход к диалогу по линии Багдад-Эрбиль, в условиях контроля над Киркуком у центрального Ирака появился серьезный рычаг давления, усиливающий его переговорную позицию. В противном случае дальнейшие попытки разрешить ситуацию путем одностороннего проведения локальных военных операций могут привести к резкому росту жертв, а фактор «пролитой крови» может спровоцировать новую динамику абсолютно деструктивного характера, которая отодвинет момент урегулирования конфликта за все возможные горизонты прогнозирования. Визит саудовского короля в Москву подтверждает растущую значимость России в регионе, и даже относительно успешные контракты в оружейной области приобретают совершенно особое значение в контексте заявленного стремления к сближению позиций двух стран в отношении сирийского конфликта.

 

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: сентябрь 2017 г. (дайджест)

Сентябрь для арабских стран был в первую очередь связан с проведением референдума о независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. На сирийском направлении фиксируется ликвидация последних очагов террористической группировки «Исламское государство» (запрещенной в Российской Федерации). Дипломатический трек ознаменовался чередой визитов высших должных лиц из государств арабского мира для переговоров в Россию. «Йеменский» и «Катарский» кризисы развиваются в соответствии с инерцией, набранной в предыдущие месяцы.

 

КАТАР

14 сентября конфликт между арабскими странами Персидского залива преодолел 100-дневный рубеж. На протяжении сентября по различным каналам Катар транслировал готовность перейти к диалогу ради урегулирования кризиса в отношениях с «арабским квартетом». 8 сентября именно с такого ракурса был освещен телефонный разговор между Тамимом бин Хамадом аль-Тани и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, состоявшийся по инициативе эмира Катара. Также готовность своей страны сесть за стол переговоров с четырьмя арабскими государствами катарский монарх еще раз подтвердил в ходе совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель. Однако инициатива катарской стороны не получила развития.

На этом фоне Доха продолжает демонстративно сближаться с Ираном в публичном пространстве. В конце августа посол Катара в Иране вернулся к исполнению своих обязанностей в Тегеране после 21-месячного отсутствия в иранской столице.

Обмен нелицеприятными заявлениями между Катаром и блоком арабских стран во главе Саудовской Аравии попал в прямой эфир телевидения.

Вместе с тем в своей вступительной речи на министерском заседании Лиги арабских государств (ЛАГ) представитель Катара, государственный министр Султан бин Саад аль-Мурайкхи назвал Иран «уважаемым государством» и указал на потепление отношений Дохи с Тегераном после установления рядом арабских стран блокады против Катара. Что закономерно спровоцировало резкую реакцию со стороны оппонентов катарских властей в межарабском кризисе.

 

СИРИЯ

 

5 сентября сирийские правительственные войска прорвали блокаду города Дейр эз-Зор, продолжавшуюся в течение трех лет. С лета 2014 года город с населением 100 тысяч человек был окружен вооруженными формированиями террористической организации «Исламское государство». В течение этого периода продовольствие, медикаменты и другие предметы жизненной необходимости  в Дейр эз-Зор доставлялись только по воздуху, а атаки боевиков отбивал гарнизон из примерно 5 тысяч военнослужащих. Успех военной операции был гарантирован ударом элитных подразделений правительственных войск (4-я моторизованная дивизия и отряды «Тигров» под командованием бригадного генерала Хасана Сухейля) одновременно с двух направлений.

В итоге, помимо организации «дороги жизни» для населения города, впервые за несколько лет была открыта для сообщения трасса Дамаск – Дейр эз-Зор. К  концу месяца правительственные войска держат под контролем 85% городских территорий. Столь стремительному продвижению сирийской армии способствовала активная помощь Минобороны РФ. Путь для наступления армейцев со стороны Пальмиры и Ракки был расчищен российскими ВКС, а на этапе штурма прилегающей к Дейр-эз-Зору авиабазы и окрестностей этого крупного населенного пункта подключились Силы специальных операций России. Российские военные дважды обеспечили союзникам форсирование Евфрата — на понтонных средствах и через малый автодорожный мост. Случаи массовых переходов боевиков под знамена правительственной армии подтверждают тезис о том, что в этот раз не стоит ожидать длительного противоборства в городской черте.

Сирийские войска успешно отражают попытки боевиков контратаковать – совместное наступление террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и «Исламское государство» на западе и востоке Сирии (в провинциях Идлиб и Дейр-эз-Зор), попытка захватить участок трассы Дейр-эз-Зор – Пальмира, завершились провалом.

В это время к концу месяца поддерживаемые Соединёнными Штатами формирования арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» выходят на этап завершения операции по освобождению города Ракка в одноимённой провинции от террористического элемента. Штурм города ведется с июня 2017 г.

Этот месяц принес еще одну значимую для региона юбилейную дату – 30 сентября исполняется два года с начала боевой миссии российских ВКС в Сирии. Благодаря уничтожению обширной инфраструктуры террористов и поддержке с воздуха, сирийская армия смогла освободить 90% своей территории.

Ранее на шестом раунде переговоров в Астане в совместном коммюнике Россия, Турция и Иран как гаранты перемирия в Сирии объявили о создании четырех зон деэскалации и ирано-российско-турецкого координационного центра для согласования действий в данных районах. В дайджестах арабских стран за предыдущие месяцы уже были рассмотрены отдельные аспекты решения о создании зон деэскалации. Здесь же необходимым представляться добавить, что силы спонсоров в данном случае играют роль миротворцев. Основной упор делается при этом именно на каналы народной дипломатии, которые позволят обществу самому восстанавливать горизонтальные торговые и социальные связи. Отсюда важность создания местных комитетов по национальному примирению, которые собственно и являются официально признанным механизмом такой дипломатии.

 

РОССИЯ

Роль России на Ближнем Востоке за последние несколько лет существенно усилилась и особенно после военного вмешательства России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года. Российское военное и политическое присутствие в регионе стало реальным фактором. Особенно актуально это для Ливана, стабильность и безопасность которого напрямую зависит от обстановки в Сирии. В этом контексте 13-15 сентября состоялся официальный визит премьер-министра Ливана Саада Харири в Российскую Федерацию. В состав делегации вошли вице-премьер, министр информации, министр финансов, министр внутренних дел, министр общественных работ и транспорта, министр экономики и торговли и министр культуры. В ходе визита ливанский премьер провел встречи с председателем правительства Российской Федерации, министром иностранных дел, а также переговоры с президентом РФ В.В. Путиным.

Закрепление признания статуса влиятельного внерегионального актора на Ближнем Востоке происходит на фоне упрочения формирующегося миротворческого статуса Москвы в ливийском кризисе. Сначала Грозный, а затем Москву с визитом посетил вице-премьер Ливии Ахмед Майтиг. Представитель правящего в Ливии правительства национального согласия обсуждал исключительно невоенную сторону урегулирования конфликта – отдельные аспекты инклюзивного политического процесса, предметные особенности возвращения производственных мощностей в страну, прагматичное использование безопасного Севера Ливии (коридора с запада на восток протяженностью 2 тыс. км вдоль средиземного моря) и т.д. Одновременно в Москву прибыл официальный представитель Ливийской национальной армии, бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари. Он провел встречи с представителями российского МИДа и Минобороны, а также с российскими экспертами и экспертными кругами. Эти переговоры носисли принципиально иной характер. «Мы представляем вооруженные силы и далеки от политических вопросов», — дал комментарий о цели своего визита Аль-Мисмари на пресс-конференции в Москве.

Российская дипломатия работала с представителями региональных сил не только на своей территории – 12 сентября Министр обороны РФ С. Шойгу побывал с официальным визитом в Сирии, а Министр иностранных дел С. Лавров с рабочими визитами посетил Джидду (9-10 сентября) и Амман (11 сентября).

 

ЙЕМЕН 

В Йемене продолжает сохраняться поляризация по линии противостояния саудовских и эмиратских интересов. В начале месяца ОАЭ запретили президенту Йемена А.М. Хади, позиционируемому как креатура Эр-Рияда, въезд в Аден. Таким образом, Абу-Даби развивают свою стратегию об исключительном контроле над южными провинциями и ключевыми портами Йемена.

 

ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

25 сентября состоялся референдум о независимости автономного региона Иракского Курдистана от Ирака. По данным Высшей независимой избирательной комиссии Курдистана, явка на плебисците составила 72,61%. Из этого числа избирателей автономии 92,73% проголосовали за независимость.

Здесь необходимо отметить, что Москва заняла нейтральную позицию по данному вопросу, выступая за сохранение диалога между Багдадом и Эрбилем, в рамках которого стороны должны решить все внутренние противоречия. В то время как сам факт проведения референдума был отрицательно воспринят международным сообществом и практически всеми странами региона.

В связи с этим под сомнение ставится принципиальная возможность фиксация в реальности результатов волеизъявления. Напоминаем читателям, что прецедент референдума уже случался в 2005 году, однако в практической плоскости результаты оформлены не были.

Реакцию Багдада на курдское волеизъявление на конец сентября можно оценивать как достаточно сдержанную. Помимо логичной в данных условиях тональности риторики единственным практическим шагом по выражению своего недовольства оказался запрет на  прямое воздушное сообщение с Иракским Курдистаном. Несмотря на то, что решение было благосклонно воспринято странами-соседями по региону (Ливией, Катаром, Египтом, Турцией и Ираном), премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади отказался связывать его напрямую с проведением плебисцита. Официальной причиной послужил отказ Эрбиля передать под контроль федерального правительства все контрольно-пропускные пункты автономии на границе с Ираном, Турцией и Сирией.

 

***

Зачистка последних анклавов ИГ на территории Сирии и Ирака ожидается в самой краткосрочной перспективе. Все больше ответственности за будущий формат и устойчивость государственных институтов ложится на дипломатов, местные и центральные органы власти. Динамика йеменского и ливийского кризиса также демонстрирует тенденцию к отходу от преимущественного прямого (вооруженного, экономического) способов воздействия на оппонента. Роль военных с падением интенсивности боевых действий перестает быть ключевой, а значит, баталии переместятся за столы переговоров. По официальным и неофициальным каналам со стороны основных игроков стоит ожидать сигналы, контурирующие переговорные позиции сторон, их требования, пространство для торга/маневра.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

Арабские страны: июль-август 2017 г. (дайджест)

 

Период с июля по август 2017 года для арабских стран характеризовался обострением палестино-израильского противостояния; успехами антитеррористических коалиций на фронтах Сирии и Ирака; прямым включением в войну против террористов «Исламского государства» (ИГ) и Джабхат Фатх аш-Шам (запрещенных в Российской Федерации); плодотворным взаимодействием между Россией, США и Египтом по организации зон деэскалации в Сирии; обострением внутриполитического кризиса в Марокко; работой российских дипломатов по укреплению связей с партнерами в Персидском Заливе.

 

ИРАК

 

9 июля премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил о завершении операции по освобождению Мосула от террористов ИГ. Данный эпизод войны против терроризма на иракском театре военных действий имел стратегическую значимость как с точки зрения территориального контроля и расположения фронтов, так и исходя из идеологического посыла. При этом за Мосул пришлось дорого заплатить — по различным данным, потери иракских силовых структур составили порядка 30 тысяч человек, среди гражданских жертвами действий террористов и бомбардировок коалиции стали около 7 тысяч его жителей. Восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, а также жилья в Мосуле, по предварительным оценкам, потребует около миллиарда долларов. Всего на восстановление экономики северного Ирака потребуется порядка 70 миллиардов долларов. В этих условиях иракцы начинают диверсифицировать свои внешнеполитические контакты, поскольку фигура спонсора в их положении приобретает сакральное значение.

В июле Иракский министр внутренних дел посетил Саудовскую Аравию, где договорился о создании объединённого штаба по вопросам обмена развединформацией. С подобным визитом посетил Иран иракский министр обороны, в августе получивший приглашение из Эр-Рияда и частично взявший на себе посреднические функции по нормализации диалога между этими странами по достаточно актуальному вопросу посещения иранскими паломниками святых мест на территории Саудовской Аравии. Здесь также необходимо отметить, что МВД и Федеральная полиция, возглавляемые К. аль-Аараджи, имеют не только высокую боевую репутацию, но и не уступают по численности и технической оснащенности частям Министерства обороны, соответственно влиятельность министра напрямую сказывается на его высокий уровень его полномочий в переговорной позиции. В тоже время спикер иракского парламента принял с визитом коллегу из Турции, по итогу которого объявил, что Ирак приветствует Турции в освобождённых от ИГ регионах для их восстановления и строительства. В Москве с визитом оказалась другая влиятельная фигура с иракского политического небосклона — бывший премьер Нури аль-Малики. По части контактов Российской Федерации и Ирака также поступила информация о серьезном контракте на приобретение Багдадом большой партии российских танков Т-90. Является ли данный эпизод частью традиционной для Ближнего Востока «военно-технической дипломатии» или данью качественной технике, хорошо зарекомендовавшей себя в боевых действиях в данной климатической зоне? Скорее всего и то и другое.

Однако наиболее примечательным в череде дипломатических контактов иракцев с ключевыми игроками в регионе представляется визит шиитского политика-богослова Ирака Муктады ас-Садра в Саудовскую Аравию в конце июля. О содержании и результатах переговоров ас-Садра в Джидде крайне ограниченная информация. В официальной сводке саудовских СМИ отмечался лишь взаимный настрой сторон видеть Ирак территориально целостным, единым и сильным в борьбе с терроризмом. Влиятельность богослова в Ираке имеет многоуровневый характер. Так, блок Ахрар, возглавляемый ас-Садром, имеет 32 места в парламенте Ирака. Именно ас-Садр, как никакой другой иракский лидер, может вывести на улицы сотни тысяч людей, его сподвижники  являются de facto основной частью достаточно боеспособного подразделения иракских сил народного ополчения аль-Хашд аш-Шаабий. Данная ситуация является свидетельством не только запущенного процесса переформатирования союзных связок в регионе на межгосударственном уровне, но и динамического оформления борьбы за власть уже в самом Ираке в свете приближающихся выборов.

 

КАТАР

 

На протяжении июля-августа 2017 г. «соседский кризис» вокруг Катара продолжает демонстрировать живучесть при одновременном падении в интенсивности и накале. Подобная динамика конфликта объясняется, в первую очередь, исчерпанием прямых рычагов воздействия друг на друга у сторон конфликта из легального и наиболее доступного арсенала. Предсказуемо получив отрицательный ответ на ультиматум, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Мавритания Бахрейн и ОАЭ ограничились откровенно пустой угрозой о бойкоте Чемпионата мира по футболу от 2022 года, который должен пройти в Катаре, апеллируя к кодексу Международной федерации футбола. Там указывается, что организация должна перенести чемпионат мира в другую страну в случае наступления чрезвычайных ситуаций, роль которых в данном случае выполняет «поддержка терроризма» Дохой. Опять-таки предсказуемо данный запрос не оказал никакого видимого эффекта ни на одну из сторон. Отдельно отметим, что сами принципиальные борцы с терроризмом – ОАЭ и Египет, не гнушаются катарским газом. ОАЭ как ни в чем не бывало продолжает получать природный газ по трубопроводу  Dolphin, а Египет принимает поставки СПГ.

В пользу данного тезиса также свидетельствует череда откровенно пропагандистского фальсификата в СМИиК Залива. Так, в июле изданием WatanaNews был обнародован «секретный документ», свидетельствующий о том, что Катар пригрозил Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива выходом из этой организации, если по истечении  трех дней с Дохи не будут сняты все санкции. Перед этим телеканал ОАЭ Dubai TV распространил репортаж о проведении в столице Катара антиправительственной демонстрации, к разгону которой были привлечены «турецкие солдаты». Переход к подобной быстро опровергаемой дезинформации говорит скорее об инерции, чем о реальном противостоянии на данном этапе.

Второй значимой причиной именно такого развития событий стало отсутствие поддержки саудовско-египетско-эмиратской позиции со стороны сразу нескольких ключевых акторов в регионе. Так, во время июльского визита госсекретаря США в Доху был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма, что очевидно вступает в противоречие с обвинениями, выдвигаемыми против Катара. Характеристика Р. Тиллерсоном позиции катарской стороны в конфликте как «искренней и очень разумной» ставит крест на всех спекуляциях вокруг мнения Вашингтона по этой проблеме. Одновременно в первую неделю августа на территории Катара с вполне понятным подтекстом прошли совместные турецко-катарские военные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронированной техники.

В то время как продуктовая изоляция не состоялась, в том числе, благодаря воздушному мосту и грузовым судоперевозкам из Ирана. В эмират поставляются питьевая вода, мясо птицы, томатная паста, рис, консервированные фрукты и овощи, молочная продукция, средства бытовой химии и товары для ухода за домом, средства личной гигиены.

Таким образом, на фоне противостояния «изолированный» Катар упрощает визовый режим для граждан 80 стран. В итоге Доха оказывается более «открытым и демократичным государством» по сравнению со своими соседями по ССАГПЗ, строго соблюдающими условия достаточно жесткого визового барьера. И в итоге в качестве первого зримого шага к нормализации отношений возникает решение Саудовской Аравии открыть границу между двумя странами для совершения хаджа катарскими гражданами к главным исламским святыням в Мекке и Медине, в рамках которого саудовский монарх распорядился отправить в Доху несколько частных лайнеров, чтобы «доставить катарских паломников за счёт его личных средств».

 

СИРИЯ

 

В Сирии террористические группировки терпят поражения практически на всех имеющихся фронтах и направлениях. С начала июля свыше 40 стационарных нефтяных насосных станций снова оказались под контролем правительства Сирии. Террористы вытеснены из ключевых нефтедобывающих районов Ракки. Так, под контроль государства возвратились нефтяные районы Дабсан, Дайлаа, Рамилан, Тбисан, Саура, Вахаб, близ Эс-Сухне. Хотя в функциональное состояние месторождения вернутся не скоро, поскольку отступающие боевики уничтожают все объекты инфраструктуры.

Также 21 августа поступили сообщения о полном освобождении от террористического элемента провинции Алеппо. Правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли существенное поражение крупной группировке ИГ в центральной части Сирии – всего от боевиков освобождено 50 населенных пунктов и более 2,7 тысячи квадратных километров сирийской территории. Даже несмотря на тот факт, что «котлы» в пустыне считаются понятием достаточно относительным, в конце августа в провинции Хама в районе селений Хамди аль-Омар, Суха, Наамия, Акербат были окружены крупные группировки боевиков ИГ. Такой же «котел» формируется в соседней провинции Хомс, где была возвращена под контроль важная стратегическая точка бывший крупнейший опорным пунктом ИГ в провинции – город Эс-Сухне. Протяженность фронта, на котором ведется наступление, увеличилась 27 августа, когда подразделения сирийской армии совместно с союзными шиитскими отрядами, при воздушной поддержке российских ВКС полностью разгромили ИГ в долине реки Евфрат в районе города Ганем-Али.

Следующей целью правительственных войск должен выступить Дейр-эз-Зор, куда бегут террористы со всей площади освобождаемой территории. При это ВКС России работают на перспективу круглосуточно выявляя и уничтожая бронетехнику, пикапы с тяжелым вооружением и автомобили боевиков до того, как они попадают в плотную городскую застройку, тем самым облегчая бойцам грядущий штурм и косвенно минимизируя неизбежные потери среди гражданского населения, которые возникают при освобождении городских кварталов.

Параллельно с боевыми действиями против террористов протекает политический процесс, воплотившийся в реализации нескольких зон деэскалации. 7 июля было подписано совместное российско-американское соглашение при участии Иордании о создании зоны деэскалации конфликта на юго-западе Сирии, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра. 24 июля аналогичное соглашение было подписано относительно создания мирной зоны в пригородном районе Дамаска Восточная Гута, население которого составляет не менее 1,2 миллиона человек. Отмечается, что соглашения были подписаны по результатам проведённых в Каире переговоров представителей Минобороны России и умеренной сирийской оппозиции при посредничестве египетской стороны. Согласно данному договору, боевики из группировки «Джейш аль-Ислам», с представителями которой было подписано соглашение, сохраняют за собой легкое стрелковое оружие, сдают все тяжелое вооружение, разминируют минные поля и демонтируют КПП. В Восточную Гуту получает доступ сирийская правительственная администрация, но не Сирийская Арабская Армия. М.Аллюш, лидер «Джейш аль-Ислам», изъявил желание, чтобы в Восточную Гуту были введены отряды египетских миротворцев по образцу 600 российских военных полицейских на севере Сирии и отряда в 400 военных полицейских в Дераа. Документами также определены границы зоны деэскалации, места развёртывания и полномочия сил контроля деэскалации, а также маршруты доставки населению гуманитарной помощи и свободного прохода жителей

Вместе с тем в провинции Идлиб, которая стала приютом для всего спектра сирийского антигосударственного элемента, повсеместно на протяжении всей второй половины июля продолжались ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и формированиями группировки «Ахрар аш-Шам». Последняя представляет собой повстанческую группировку исламистского толка, которая пользуется поддержкой Турции и Саудовской Аравии. Только с 19 по 21 июля в боях погибли свыше 90 человек, в том числе 15 гражданских лиц. В этом контексте считается, что эвакуация боевиков полностью устраивает власти в Дамаске, которые таким образом решают множество задач военно-политического свойства при минимальных издержках. Взамен на оставление своих позиций в повстанческих городах и районах – либо с лёгким стрелковым оружием на руках они отправляются именно в Идлиб, либо отказываются вести подрывную работу против режима и подвергаются амнистии (последних, к слову, оказывается на порядок меньше).

Выбор Идлиба боевиками в качестве своего эвакуационного аэродрома объясняется тем, что прочие зоны деэскалации в провинциях Алеппо, Латакия, Хама, Хомс, Дераа, Кунейтра и Дамаск, как можно понять, будут иметь ограниченный во времени характер. У вооружённой оппозиции ничтожно мало шансов удержать свои анклавы вне Идлиба, тем более, когда им приходиться делить там территорию с наиболее радикальными группировками, на которых режим прекращения боевых действий не распространяется.
Несмотря на тактические успехи и благоприятный стратегический прогноз некоторые эксперты опасаются того, что создание многочисленных зон деэскалации может привести к потере страной суверенитета, поскольку сами зоны снижения напряженности имеют шанс превратиться в зоны влияния различных иностранных государств.

С ноября 2016 года подразделения арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» при поддержке США окружали столицу «халифата», а в начале июня приступили к её непосредственному штурму. К началу августа под контролем ИГ оставалось порядка 10% всей территории провинции Ракка, которая вместе с её одноимённым административным центром до 2016 года находилась под полной властью террористов. Арабо-курдская коалиция отбила у «халифата» более двух третей всей территории провинции Ракка. Ещё около 22% районов этой сирийской области перешло под контроль правительственных войск Дамаска.

Тем временем авиация США стирает город с лица земли, открывая огонь по каждому зданию, где штурмующим оказывается сопротивление. По сообщениям гуманитарных НКО, только в период с 14 по 21 августа жертвами авиаударов в Ракке стали 167 мирных жителей. Стремясь минимизировать потери своих союзников, охваченные духом «гонки за столицы», желанием продемонстрировать ощутимый успех новой администрации в Вашингтоне перестали включать параметр недопустимости жертв среди гражданского населения в перечень требований при разработке операций.  Данная практика распространяется и прочие объекты, представляющие тактическое либо стратегическое значение для коалции. Так, 30 июля воздушные силы международной коалиции во главе с США отбомбились по поселению Абукемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где бомбардировке подверглась больница и спортивный клуб в результате чего шесть человек погибли и 10 получили ранения. Только за июль было совершено четыре подобных налета. А в конце июня самолеты коалиции нанесли три последовательных авиаудара по городу Аль-Маядин и деревне Ат-Деблян, в результате чего погибли 90 мирных граждан, включая женщин и детей.

Несмотря на подобный бескомпромиссный подход в августе продвижение бойцов СДС не окончилось конкретным результатом, который можно было бы предъявить в качестве демонстрации необоримой мощи коалиции. Периодические контратаки террористов отбрасывают как проправительственные силы, так и арабо-курдскую коалицию, что вынуждает штурмовать одни и те же кварталы по нескольку раз.

 

ЖЕНЕВА

 

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с отдельными значимыми результатами. В частности, возникла вероятность формирования единой делегации от трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» «московской» и «каирской». Подобные пертурбации стали возможны в силу корректировки позиции Высшего комитета по переговорам по отношению к президенту САР Б. Асаду – в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. Одной из причин понижения градуса риторики могло послужить изменение на сирийских фронтах, где позиции проправительственных сил заметно укрепились.

 

ЛИВАН

 

19 августа Ливанская армия объявила о начале наступления на позиции боевиков ИГ. Ливанские военные развернули операцию по ликвидации боевиков в районе населённых пунктов Рас-Баальбек и Эль-Каа, населенных христианами. Вооруженные силы страны используют против боевиков ракеты, артиллерийские орудия и вертолеты. Операцию поддержали сирийские власти – участок фронта в районе западных склонов гор Каламун взяли на себя подразделения сирийской армии и ливанского движения «Хизбалла». Уже через три дня ливанская армия взяла под контроль 80% территории на границе с Сирией, которая ранее была захвачена боевиками террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и ИГ. Однако 27 августа Армия Ливана объявила о прекращении боевых действий, причиной чего стало намерение Бейрута провести с боевиками ИГ переговоры об освобождении девяти военнослужащих, которые были захвачены в плен террористами в приграничном городе Арсаль в 2014 году. Данная операция происходит в соответствии с общесирийской динамикой по масштабному наступлению на позиции боевиков.

 

ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Палестино-израильский конфликт в июле вернулся в фокус международного сообщества. Причиной этому послужила установка израильтянами металлоискателей на Храмовой горе в Иерусалиме после убийства поблизости двух бойцов пограничной стражи (МАГАВ) 14 июля. Данная акция израильских властей спровоцировала вспышку недовольства у палестинской стороны сразу на нескольких уровнях. Так, Махмуд Аббас заявил о приостановке контактов с израильской стороной «на всех уровнях» до тех пор, пока «израильское правительство не отменит принятых им мер против мечети Аль-Акса и палестинского народа в целом». Затем на Храмовой горе произошли массовые столкновения между израильской полицией и мусульманами с применением камней с одной стороны и слезоточивого газа и резиновых пуль – с другой, что привело к человеческим жертвам.

Мусульмане собрались на Храмовой горе после того, как лидеры общины объявили о возобновлении молитв на этом месте. Это произошло после того, как израильские власти согласились убрать металлодетекторы и заграждения, установленные после убийства у комплекса двоих полицейских.

14 июля трое израильских арабов около Храмовой горы открыли стрельбу по полицейским, убив двоих человек. Нападавшие были убиты. Мечеть на Храмовой горе была временно закрыта, а израильские власти установили на комплексе металлодетекторы, камеры видеонаблюдения и заграждения. С осени 2015 года после очередного конфликта вокруг Храмовой горы в Израиле резко выросло количество уличных нападений радикально настроенных арабов на евреев, вследствие которых погибли более 270 палестинцев и более 40 израильтян.

Даже после демонтажа металлоискателей со всех входов на Храмовую гору в конце июля ситуация продолжала накаляться – тысячи израильских арабов-мусульман участвовали в городе Ум эль-Фахм в похоронах трех ликвидированных на Храмовой горе террористов, убивших двух бойцов МАГАВа. Похороны превратились в массовую антиизраильскую акцию. Участники похорон выражали свою радость по поводу совершенного террористического акта стрельбой в воздух из огнестрельного оружия и салютом. В условиях ползучей радикализации населения неудивительным представляется решение Европейского суда юстиции о сохранении за основными эмиссарами данного процесса, палестинским движением ХАМАС, статуса террористической организации.

На этом фоне израильские власти продолжили политику дальнейшей секьюритизации собственных территорий – 2 августа 2017 г. было объявлено о завершении работ по возведению 42-километрового участка стены безопасности в районе Хевронского нагорья. Решение о возведении данного участка разделительного барьера было принято правительством в марте 2016 г. в ответ на серию террористических атак, совершенных в Иерусалиме, Яффо и Петах-Тикве.

 

ЕГИПЕТ

 

Активное взаимодействие по целой группе проблемных вопросов между Каиром и Москвой в июле-августе закрепилось в сверке часов между министрами иностранных дел. Комплементарные позиции сторон  в отношении стабилизации региона Ближнего Востока и Северной Африки, прекращения его использования «террористами, наркодельцами и прочими представителями организованной преступности», требуют продолжения российско-египетского сотрудничества в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке и в более широком контексте повышения эффективности институтов ООН, а также всевозможных глобальных форумов. Данный тезис зафиксировали С.В. Лавров и С. Шукри на двусторонних переговорах в Москве 21 августа.

Безусловно, одним из наиболее волнующих для египтян вопросов остается проблема возобновления регулярного авиасообщения с Россией. Несмотря на то, что по заявлениям министра гражданской авиации Египта, на модернизацию систем безопасности и аэронавигации аэропортов страны будет выделено $ 360 млн, из которых $ 60 млн уже потрачено на развитие систем безопасности аэропортов, а еще $ 300 млн пойдет на модернизацию аэронавигационных систем, перспектива отмены запрета отодвинулась на 2018 г. Спекулировать жизнями своих граждан даже при наличии политической целесообразности Москва оказалась не готова.

Между тем место стратегического партнера крупнейшей арабской страны и традиционного центра силы в регионе является привлекательным сразу для нескольких внерегиональных игроков. США в этом году впервые за последние восемь лет проведут совместные с Египтом военные учения «Bright Star». Даже учитывая сравнительно небольшую численность американского контингента (около 200 человек), данное событие является достаточно прозрачным сигналом, подтверждающим проводимую кабинетом Д. Трампа реанимацию американо-египетских отношений.

Подобный месседж отправляет своему ценному торговому партнеру Париж – в июле в акватории Средиземного моря, прилегающей к Египту, а также в Красном море прошли франко-египетские учения ВМС «Клеопатра-2017». Ранее Египет осуществил беспрецедентные закупки вооружений во Франции, приобретя 24 истребителя «Рафаль», ракетный фрегат типа FREMM и ракетное вооружение на сумму 5,2 млрд евро, а также два пресловутых десантных вертолетоносных корабля типа «Мистраль», которые в свое время были построены для ВМФ России, но не проданы ей.

 

МАРОККО

 

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и далее по стандартному списку. Центром протестной активности стала историческая местность Риф на севере королевства, где диалог по линии власть-общество деградировал до состояния открытого противостояния. Митинг от 21 июля закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Ситуацию осложняет то, что местные жители считают себя весьма автономной общностью, «рифанцами», на чем спекулируют власти, инкриминируя протестующим сепаратизм. Несмотря на острый характер борьбы организации Hirak («Движение»), объединившей в своих рядах разрозненные группы оппозиции, риторика, приветствующая свержение верховной власти продолжает быть крайне непопулярной среди протестующих. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. При этом продолжающий оставаться над схваткой король Марокко Мухаммед VI действует в духе «отца народов». Так, 20 августа он принял сенсационное решение помиловать более 400 человек, осужденных за терроризм. Это решение вызвало большой общественный резонанс, так как было принято на фоне серии кровавых атак в каталонском Камбрильсе и Барселоне и финском Турку, вину за которые возлагают на граждан Марокканского Королевства.

 

Российская дипломатия в Персидском Заливе

 

Тем временем Россия на Ближнем Востоке продолжает действовать, исходя из долгосрочных государственных интересов, укрепляя связи с осевыми партнерами в ключевых точках региона. Так, министр иностранных дел С.В. в рамках своей поездки по странам Персидского залива в августе уже посетил Кувейт и ОАЭ. Ожидается, что основными темами переговоров в столицах аравийских государств станут кризисы в Сирии и ситуация вокруг Катара, а также развитие всего спектра двусторонних отношений со странами региона от торговых контактов до взаимодействия по формированию субрегиональной системы безопасности.

 

***

Летний сезон закончился без тектонических потрясений для арабских государств, фиксируемые в предыдущие месяцы тенденции получили прогнозируемое в соответствующих выпусках дайджестов развитие. Что касается Сирии и Ирака, где мы могли наблюдать прогрессирующий разгром террористических группировок на всей протяженности фронтов, то здесь и далее основной фокус будет смещаться в область политико-дипломатического процесса. Такие вопросы, как транзит власти, формирование новых партнерств, экономическое вспомоществование будут вытеснять новости с фронтов, если не в количественном, то в качественном отношении.

В.Аватков, Д.Тарасенко