Израиль: январь 2018 г. (дайджест)

В январе 2018 года главным событием во внешней политике Государства Израиль стал визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву и встреча его с российским президентом Владимиром Путиным. В ходе встречи лидеры двух государств обсудили актуальные вопросы двустороннего сотрудничества, а также ситуацию в Сирии и будущее палестино-израильского конфликта, обострившегося в декабре минувшего года после заявления президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и о переносе туда американского посольства из Тель-Авива.

Во внутренней политике правящая партия «Ликуд» продолжает свой курс, направленный на закрепление уже достигнутых экономических успехов. В конце месяца рейтинговое агентство Standard & Poor’s подтвердило кредитный рейтинг Государства на третьем по величине инвестиционном уровне.

Визит Биньямина Нетаньяху в Москву

Целями встречи израильского премьера и российского президента были обсуждение двусторонних отношений, которые Нетаньяху в декабре минувшего года охарактеризовал как «отличные», и обмен мнениями по актуальным вопросам международной обстановки. Кроме того, лидеры двух государств посетили выставку, посвященную концлагерю Собибор, открывшуюся в стенах Еврейского музея и центра толерантности и приуроченную ко дню памяти жертв Холокоста.

Главной темой встречи стало обсуждение планов Ирана относительно Сирии. До визита в Москву израильский премьер заявил об отсутствии конфликта между Москвой и Тель-Авивом и об уважении интересов друг друга в САР. Тем не менее, Тель-Авив обеспокоен победой официального Дамаска в гражданской войне при поддержке российской и иранской сторон и, как следствие, концентрацией проиранских сил на северных рубежах Израиля.

При невозможности смещения президента Асада основная задача Израиля сегодня — оказать давление на вопрос взаимодействия России и Сирии с Ираном. Кроме того, для израильской стороны является важной попытка убедить Москву если не денонсировать Совместный всеобъемлющий план действий 2015 года (соглашение между Ираном и группой государств в составе США, России, КНР, Великобритании, Франции и Германии относительно иранской ядерной программы), то по крайней мере отказаться от любого сотрудничества с Ираном в ядерной сфере. Ранее президент США Дональд Трамп заявил о возможном выходе США из ядерной сделки, если ее европейские участники не примут условия американской стороны. Отказ от изменений условий соглашения Трамп расценивает как поддержку ядерных амбиций иранского режима. Слова президента подтвердил в конце месяца в своем выступлении перед израильским парламентом Кнессетом вице-президент США Майк Пенс.

Большую роль в формировании израильского внутри- и внешнеполитического курсов сыграло решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и принятие вслед за этим Кнессетом поправки к одному из Основных законов Государства — закону об Иерусалиме 1980 года — согласно которой передача части города Палестине требует одобрения 80 депутатов Кнессета из 120. В начале января представитель лидера Палестины Махмуда Аббаса заявил о том, что решение американского лидера равнозначно объявлению войны палестинскому народу.

В ответ на заявление Рамаллы Дональд Трамп выступил с предложением о прекращении оказания финансовой помощи Палестине, размер которой составляет триста миллионов долларов в год, пока Рамалла не пойдет на уступки и не сядет за стол переговоров. Пресс-секретарь палестинского лидера Набиль Абу Рудейн назвал заявление Трампа «шантажом» и выступил с ответным заявлением, в котором определил Иерусалим как вечную столицу государства Палестина, а также заявил об отказе Палестины от услуг США в качестве посредника в переговорах с Израилем.

До встречи с Владимиром Путиным Нетаньяху обсудил статус Иерусалима с канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Франции Эммануэлем Макроном и самим Дональдом Трампом. В ходе встречи на международном экономическом форуме в Давосе Трамп подчеркнул, что вопрос Иерусалима закрыт и снят с повестки дня, поэтому он больше не будет обсуждаться на переговорах с Палестиной. В конце месяца вице-президент США Майк Пенс в ходе своего визита в Израиль заявил о переносе американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим до конца 2019 года.

На фоне участившихся после заявления Трампа обстрелов израильских территорий, позиция Израиля по отношению к движению ХАМАС становится более жесткой. Министр обороны Авигдор Либерман заявил о прекращении Израилем «игры в пинг-понг», имея в виду ракетные обстрелы ХАМАСом израильских городов и ответные удары со стороны Государства.

Израиль — Иран

В начале месяца внимание израильские средств массовой информации было также приковано к другим аспектам израильско-иранских отношений. По сообщениям газеты «ха-Арэц», израильская служба безопасности ШАБАК нейтрализовала сеть иранской разведки на Западном берегу реки Иордан.

Вместе с тем, Израиль продолжает хранить молчание о нефтепроводе Эйлат-Ашкелон. В январе Комитет парламента по внешней политике и обороне продлил еще на пять лет запрет на разглашение информации о предприятии, которое было создано с целью транспортировки нефти в Израиль из Ирана. Данный засекреченный проект стал результатом соглашения, которое было подписано между Израилем и Ираном в 1968 году. Его целью являлась передача иранской нефти в Средиземное море через Израиль. После разрушения связей между государствами вследствие революции 1979 года, Израиль национализировал трубопровод, но в 2015 году швейцарский суд обязал израильскую сторону выплатить Ирану компенсацию. Израиль отказывается соблюсти финансовые обязательства и поставил информацию о проекте, источниках его финансирования, а также поставщиках и покупателях под контроль военной цензуры.

Израиль — Иордания

Дипломатическая миссия Израиля в столице Иордании Аммане возобновила свою работу после инцидента с убийством двух подданных Иордании охранником-израильтянином в июле 2017 года. В заявлении о возобновлении работы посольства премьер-министр Биньямин Нетаньяху отметил значимость для Государства Израиль стратегического партнерства с Иорданией, соглашение с которой действует с 1994 года, и намерение Государства развивать дальнейшее двустороннее сотрудничество.

Израиль — Украина

В конце месяца президент Украины Пётр Порошенко обсудил ситуацию на востоке страны с израильским премьером в ходе рабочего визита в Швейцарию. Стороны говорили о необходимости развёртывания миротворческой миссии ООН на территории Донбасса, а также о возможности создания зоны свободной торговли между Украиной и Израилем.

Внутриполитическая обстановка

Вектор внутренней политики Государства Израиль, как и прежде, во многом формируют отношения с соседями. В частности, Нетаньяху поддержал законопроект о смертной казни для террористов, который был одобрен израильским Кнессетом в предварительном чтении.

В начале января правящая партия «Ликуд» оказалась в центре скандала. Государственный контролер Израиля Йосеф Шапира обязал партию выплатить штраф в размере 350 тысяч шекелей за финансовые нарушения при проведении партийного мероприятия в городе Эйлат.

Претензии связаны с тем, что «Ликуд» использовал партийную символику на непартийном мероприятии, которое было проведено при поддержке частных инвесторов. Де-факто фестиваль носил ярко выраженный политический аспект и был проведен с целью укрепления рейтинга отдельных членов партии «Ликуд», однако руководство правящей партии не задокументировало «Ликудиаду» в разделе партийных расходов. Привлечение частных инвесторов для партийных целей, как указано в отчете госконтролера, является нарушением закона.

Несмотря на это, во внутренней политике Государства Израиль наблюдается укрепление правого лагеря. На предстоящих выборах в 2019 году находящаяся у власти правая партия «Ликуд» может вновь одержать победу. Согласно опросу, проведенному в конце января агентством ПОРИ (Public Opinion Research Institute), если бы выборы проводились в момент исследования, то правящая партия сохранила бы за собой нынешние 30 мандатов в Кнессете. Центристская партия Яира Лапида «Еш Атид» получила бы 24 мандата, правая партия Нафтали Беннета «Еврейский дом» — 12 мандатов, единый список ультра-ортодоксальных партий «Яадут ха-Тора» — 7 мандатов, правая партия Авигдора Либермана «Наш дом Израиль» — 8 мандатов, центристская партия Моше Кахлона «Кулану» — 7 мандатов, «Объединенный арабский список» — 7 мандатов. Шокирующими результаты исследования оказались для левого оппозиционного «Сионисткого лагеря» — ему прочат всего 13 мандатов вместо нынешних 24-х. Таким образом, на грядущих выборах, вероятнее всего, правый лагерь получит в совокупности более половины мест в парламенте.

***

Ключевым событием января для Государства Израиль стал визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву и его переговоры с президентом Владимиром Путиным. Главными темами переговоров стали ситуация в Сирии и будущее палестино-израильского конфликта, обострившегося после заявления Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля.

Несмотря на имеющиеся разногласия, отношения России и Израиля в течение последних 30 лет можно охарактеризовать как «стабильно хорошие» во многом благодаря и усилиям многочисленной русскоязычной общины Государства Израиль, сформировавшийся после периода «большой волны репатриации 1990-х гг.». Представляется, что в обозримой перспективе стороны найдут новые точки соприкосновения по вопросам безопасности, а также научно-технического сотрудничества.

При таком раскладе представляется вероятным также, что именно Москва станет новым посредником в переговорах между Палестиной и Израилем. После заявления Трампа о прекращении финансовой поддержки Рамалле палестинская сторона заявила, что таким образом США исключили себя из переговорного процесса. Вероятность более активного участия России в будущем урегулировании конфликта подтверждает и тот факт, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров встретился в Москве с главами дипломатических миссий арабских стран и заявил о необходимости окончательного решения иерусалимского вопроса, а также статуса палестинских территорий путем проведения прямых переговоров израильской и палестинской сторон. Лавров подчеркнул также, что российская сторона готова оказать содействие Тель-Авиву и Рамалле.

Внутри страны сохраняется относительная стабильность. Несмотря на финансовый скандал с участием правящей партии, «Ликуд» на сегодняшний день не имеет конкурентов в израильском политическом поле, что позволяет сделать прогноз об уверенной победе партии на грядущих выборах в Кнессет 21-го созыва в 2019 году.

 

Т. Мошкова

 

О происхождении протестов в Иране

Антиправительственные протесты в Иране начались 28 декабря и спустя около 10 дней Корпус стражей исламской революции (КСИР) объявил об их окончании. Начавшись в г. Мешхед провинции Хорасан со слоганов, направленных против президента Хасана Рухани и высоких цен на базовые продукты питания, протесты постепенно переросли в более массовые выступления с различными требованиями в более чем 50 городах страны. Только по официальным данным в ходе протестов погибло 22 человека и сотни задержаны. 5 января по инициативе США была созвана специальная сессия Совета Безопасности ООН (СБ ООН) для обсуждения возможности применения мер воздействия на официальный Тегеран.

 

Причин для протестов у иранцев, в самом деле, накопилось достаточно, а роль спускового крючка сыграли сразу несколько обстоятельств и происшествий последних месяцев. Несмотря на попытку проправительственных сил и политической элиты ответить на информационную волну зарубежных медиа о скорой революции заявлениями о провокации выступлений внешними силами, реальные причины для выступлений все же назрели.

 

Коррупция, безработица (по официальным данным — 12,5%, по факту — не менее 30%), инфляция (официально — 9,6%) и ряд региональных проблем (недостаток воды в провинции Исфахан, последствия землетрясения в Керманшахе) послужили общим фоном для назревавшего недовольства. Ситуация осложнилась также несбывшимися ожиданиями экономических улучшений после согласования Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) в 2015 году между Ираном и группой «5+1».

 

Сами по себе протесты по разным мотивам начались не в конце декабря, а как минимум в марте прошлого года. Тогда обманутые вкладчики финансовой организации «Каспиан» провели демонстрации возле ее центрального офиса в Тегеране, а также возле зданий Центрального банка и парламента. Несмотря на то, что суд обязал собственников выплатить деньги вкладчикам после распродажи активов, история еще не закончена и не все получили свои средства. Вкладчики других финансовых организаций, обеспокоенные возможностью последующих невыплат, также затребовали возврат средств, но из-за наплыва таких заявок эти институты не смогли быстро вернуть деньги всем. Ситуация с финансовыми организациями, прежде всего, «Каспиан», до конца не разрешена и по сей день. Она отягощается представлениями о том, что за основателями институтов, выстраивающих финансовые пирамиды, стоят люди, близкие к власти, которые в конечном итоге смогут избежать наказания.

 

Другим фактором раздражения стали события, связанные с землетрясением 12 ноября 2017 г. в провинции Керманшах, в ходе которого погибли более 600 человек. Однако правительство не оказало эффективной поддержки пострадавшим, в результате чего граждане страны мобилизовали собственные ресурсы – брали отпуска, покупали тенты, продукты, медикаменты и самостоятельно везли помощь в Керманшах. При этом через несколько дней после землетрясения по центральному телевидению показали сюжет о доставке иранской помощи в освобожденный Абу Камаль – последний оплот Исламского государства (ИГ) (запрещено в России) в Сирии. Слоганы «Ни Газа, ни Ливан – отдам свою жизнь за Иран», прозвучавшие и в ходе последних протестов — не новы, и столь близкие по времени события, как землетрясение и помощь другим государствам, вновь привлекают внимание людей к тому, что государство отдает приоритет своим зарубежным кампаниям, нежели национальному благосостоянию.

 

Еще одним ключевым ударом по чаше терпения стала публикация проекта бюджета на новый иранский 1397 год (начнется в марте), предполагающего значительное увеличение военных расходов, повышение заработных плат членов парламента, налога на выезд из страны. Также стала доступна информация о бюджетах исламских и культурных фондов, деятельность которых не является прозрачной. Есть предположение, что в этом году президент Рухани намеренно раскрыл больше информации с целью продемонстрировать населению, куда распределяются бюджетные средства и почему у правительства имеются очень ограниченные возможности по решению наболевших проблем – снижению инфляции и уровня безработицы. Именно поэтому изначальный протест в Мешхеде был организован как реакция консервативной части политической элиты против президента. Очевидно, зачинщики недооценили шансы перерастания точечных демонстраций в протесты по всей стране.

 

Власти сообщили о понижении цен на яйца и увеличили присутствие сил безопасности на улицах, в результате чего ситуация, на первый взгляд, стабилизировалась. Однако для снижения социально-экономического напряжения требуются меры по разрешению существующих проблем. Иначе очередной всплеск недовольства против дороговизны, неэффективного управления и правосудия, и в конечном итоге – против исламской республики в целом, является всего лишь вопросом времени.

Юлия Свешникова

Арабские страны: декабрь 2017 г. (дайджест)

Декабрь для арабских стран Ближнего Востока был в первую очередь связан с сразу с несколькими резонансными заявлениями на высшем уровне, которые касались разгрома ИГ (террористической группировки запрещенной в РФ) в Сирии и Ираке, требований объединенной оппозиции на переговорах в Женеве и, конечно, статуса Иерусалима. Также в центре повестки оказалась ситуация в Йемене с убийством экс-президента А.А. Салеха, значимой фигуры национального масштаба, гуманитарным кризисом беспрецедентных масштабов  и очередной ракетной атакой хуситов на Саудовскую Аравию. Иракский Курдистан также заставил снова заговорить о себе масштабными акциями протеста сразу в нескольких крупных городах региона. Ситуация с террористической угрозой в Египте продолжает оставаться напряженной.

 

СИРИЯ

 

Одним из наиболее знаковых событий декабря для САР стало объявление о выводе российской группировки войск в пункты их постоянной дислокации, которое сделал Президент России Владимир Путин 11 декабря во время своего визита на авиабазу «Хмеймим». Причиной подобного решения выступил разгром наиболее боеспособной группировки международных террористов в Сирии.

В данном контексте необходимо выделить, как минимум, два важных акцента – объявленная победа над террористической организацией ИГ не означает конец войны в Сирии (к концу месяца под контролем боевиков остаются еще значительные территории в провинциях Идлиб и Хама, анклавы между провинциями Дейр эз-Зор и Хомс и т.д.), и прекращение военного участия России в данном кризисе (вывод ВКС будет осуществляться постепенно, кроме того свой контингент сохранят базы «Хмеймим» и «Тартус»).

Таким образом, группировка проправительственных сил Сирии не лишится поддержки с воздуха в грядущих операциях по зачистке территории от террористического элемента. Данный прогноз подтвердился на уровне заявлений российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и начальника Генштаба ВС России Валерия Герасимова, которые определили главной антитеррористической задачей в Сирии на 2018 год уничтожение террористической организации «Джебхат Фатх аш-Шам» (террористической группировки запрещенной в РФ).

 

На дипломатическом треке одной из центральных интриг декабря стало обсуждение и принятие 19 декабря новой резолюции Совета Безопасности ООН, регламентировавшей возобновление межграничных гуманитарных и восстановительных операций ООН. По факту, резолюция вновь открыла двери для оказания прямой гуманитарной помощи по каналам ООН жителям Сирии в приграничных районах с Турцией и Иорданией напрямую из этих стран, без запроса разрешения у официального Дамаска. Суть в том, что большая часть этих приграничных районов (помимо курдских территорий) контролируется противниками официального Дамаска, представляющими конгломерат различных радикальных организаций. Россия не стала блокировать эту резолюцию, однако при голосовании воздержалась, предупредив агентства ООН о необходимости «оповещения» официального Дамаска о планируемых гуманитарных конвоях через турецкую или иорданскую границу.

При этом Дамаск продемонстрировал, что не собирается молчаливо сносить наиболее грубые нарушения своего суверенитета. Так, требование о немедленном выводе войск США и Турции 22 декабря озвучил постоянный представитель Сирии при ООН, присутствие которых рассматривается в стране как агрессия и нарушение Устава ООН.

Тем временем закончившийся 15 декабря 8 раунд женевских переговоров оказался безрезультатным. Объединенная под влиянием Саудовской Аравии делегация сирийской оппозиции выступила с позицией, которую трудно было охарактеризовать как переговорную, поскольку в ее основе лежало требование о немедленной отставке президента Б. Асада. Постпреды САР и РФ при ООН Башар Джаафари и Алексей Бородавкин осудили подобное предусловие, поскольку оно делает принципиально невозможным участие в переговорах одной из сторон конфликта.

На 8 раунде переговоров в Женеве предполагалось обсудить с делегациями правительства Сирии и оппозиции 12 принципов будущего устройства страны, конституционный процесс и выборы, затронув темы управления и борьбы с терроризмом. Спецпосланник ООН по Сирии Стефан де Мистура итоги раунда охарактеризовал как «упущенную возможность».

22 декабря в Астане завершился восьмой раунд переговоров по Сирии. Главными темами встречи стали согласование сроков и участников Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, а также принятие положения об обмене задержанными лицами и телами погибших между сторонами сирийского конфликта. Кроме того, в повестку дня были включены ситуация в зонах деэскалации, особенно в районе Идлиба, и утверждение заявления о гуманитарном разминировании. Представитель правительственной делегации САР пообещал, что Дамаск сделает всё возможное для успеха Конгресса сирийского национального диалога, который ориентировочно пройдёт 29−30 января в Сочи.

 

ИРАК

 

Между тем намерение о присоединении к Астанинскому процессу высказал Багдад. В лице посла Ирака в Москве Хайдара Мансура Хади. «Мы считаем, что наш опыт и наша помощь понадобятся в политическом процессе урегулирования сирийского кризиса», — заявил посол на встрече с главой комитета по международным делам Совета Федерации Константином Косачевым.

Об окончательной победе над террористической группировкой ИГ также объявили и в Ираке. По словам иракского премьера, правительственные войска взяли под полный контроль границу с Сирией, что знаменует собой завершение боевых операций против ИГ на территории Ирака. Такое заявление поспешил поддержать американский лидер Дональд Трамп, во время церемонии подписания военного бюджета отметив, что в борьбе с ИГ США за восемь последних месяцев добились больших успехов, чем предыдущая администрация президента Барака Обамы за весь свой срок управления страной.
ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

 

Финансовое положение курдской автономии после возврата Киркука и других спорных районов под контроль Багдада стало весьма плачевным. Имеющихся денег не хватает и на покрытие месячного жалования работникам бюджетной сферы. В конце месяца в иракском Курдистане произошли массовые акции протеста. Основной причиной бунта стала именно невыплата в течение двух месяцев зарплат бюджетникам. Правительство региона является работодателем для полутора миллионов курдов. Такая ситуация возникла благодаря решению государственного аппарата наделить работой всех желающих и тем самым обеспечить социальную стабильность в регионе. Массовые выступления продолжались в течение нескольких дней. Протестующие использовали железные прутья и бутылки с зажигательной смесью, совершили поджоги офисов Демократической партии Курдистана и Патриотического союза Курдистана в Сулеймании. На подавление беспорядков были брошены силы полиции, пешмерга и местной спецслужбы «Асаиш». По предварительным данным, погибли 6 протестующих и были ранены около сотни. Среди протестующих большую часть составили работники госсектора, врачи, учителя.

 

В Организации Объединённых Наций призвали власти курдского автономного региона на севере Ирака воздержаться от силовых действий в отношении участников акций протеста. При этом центральное правительство Ирака заявило о планах в скором времени приступить к выплатам зарплат служащим курдских военизированных формирований «пешмерга» и другим работникам бюджетной сферы Иракского Курдистана еще в конце октября.
На этом фоне активно распространялись слухи о том, что курдская сторона, якобы согласилась передать федеральным силам пограничные пункты и также всю систему нефтяных поставок в обмен на то, что доля финансирования Эрбиля из центрального бюджета сохранится без изменений и в 2018 году (17% от общего бюджета).

Косвенно данную информацию подтверждает объявленное 17 декабря решение иранской стороны о возобновлении работы пограничных переходов Хаджи Омран и Парвиз-хана. Однако у подобного шага руководства Исламской Республики могли быть и другие причины. Закрытие пограничных переходов между Ираном и Иракским Курдистаном привело к буму в торговых отношениях между автономией и Турцией, а турецкие производители, воспользовавшись этой возможностью, не оставили места для иранских товаров на курдском рынке.

 

ЕГИПЕТ

 

11 декабря Египет с визитом посетил российский президент. В центре повестки дня находились вопросы борьбы с терроризмом, кризисы в Сирии и Ливии, а также вопросы сугубо двусторонних отношений, в частности проблема возобновления авиасообщения. аэропорт столицы Египта после череды проверок российскими специалистами был признан полностью соответствующим всем требованиям авиационной безопасности, и первый самолет по маршруту Москва-Каир, после прерванного в 2015 году авиасообщения между Россией и Египтом, совершит рейс 1 февраля 2018 года.

 

При этом проблема обеспечения безопасности за пределами авиагаваней в АРЕ стоит весьма остро. Так, несмотря на повышенные меры безопасности перед рождественскими праздниками в стране, в рамках которых защиту церквей, молебных домов и мест скопления христиан осуществляли 230 тысяч сотрудников сил внутренней безопасности, 29 декабря было осуществлено нападение на христианский храм в Каире. Жертвами теракта стали 10 человек, включая троих полицейских.

Также в декабре противостояние силовых структур и террористических группировок ознаменовалось двумя успешными операциями по ликвидации джихадистов в провинции Шаркия и одной – в пригороде Каира.

 

ЙЕМЕН

 

Для Йемена декабрь был во многом связан с ликвидацией одной из независимых переменных в кризисе, который переживает страна с 2015 года. 4 декабря экс-президент Йемена Али Абдалла Салех был убит в результате нападения повстанцев-хуситов. Напомним, что ранее в конце ноябре А. Салех объявил о прекращении союзнических отношений с хуситами. Бои между сторонниками экс-президента и боевыми подразделениями группировки «Ансар Алла» за столицу Йемена Сану продолжались с 29 ноября.  В таких начинаниях экс-главу республики поддержала Аравийская коалиция, заявив о «солидарности с йеменским народом, восставшим против гнета проиранских милиций».

Уход фигуры такого политического масштаба и влияния как А. Салех означает не только его физическую ликвидацию, но и практически полное нивелирование влияние его клана и партии Всеобщий народный конгресс на развитие ситуации в Йемене. Все лояльные ему подразделения Республиканской гвардии теперь исчезнут из военного расклада сил в качестве самостоятельного игрока. В итоге к концу месяца только позиция хоуситов определяла ситуацию на севере страны. В тоже время Южный Йемен находится под фактическим протекторатом ОАЭ, которые свое внимание сосредоточили на взятии под контроль основных портов на побережье Красного моря и Индийского океана. При этом если рассуждать исключительно логически, с одной стороны, прекращение существования одного из центров силы будет способствовать упрощению общей картины, что на полшага приближает конфликт к урегулированию. С другой стороны, монополизация власти в руках проиранских хуситов не оставляет Эр-Рияду никакой иной альтернативы, кроме как продолжения силового воздействия на ситуацию, что совсем не будет способствовать скорейшему разрешению этого тяжелейшего конфликта.

 

Общая картина в Йемене продолжает оставаться весьма удручающей. 28 декабря, в ознаменование 1000 дней продолжающегося конфликта в беднейшей арабской стране гуманитарный координатор ООН в Йемене Джейми МакГолдрик выразил «глубокую обеспокоенность» в связи с неприемлемым числом жертв среди мирных жителей этой страны. Только 26 декабря под ударами коалиции погибли 68 гражданских.

В ответ на обвинение в «абсурдности» всей операции, приведшей лишь к полной деградации гуманитарной обстановки в стране и разрушению политико-социальных основ государства, коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, охарактеризовала заявления ООН как «тенденциозные» и «подрывающие авторитет всемирной организации».

 

В 2017 году в военном измерении йеменского кризиса поучаствовал и Вашингтон. За год ВВС США нанесли более 120 ударов по террористическим целям в Йемене, а именно по террористической группировке «Аль-Каида на Аравийском полуострове», и филиалу ИГ, который, по данным Пентагона, за последний год «удвоился в размерах». Отмечается, что военная кампания США в Йемене активизировалась с приходом в Белый дом президента Д. Трампа.

 

КСА

 

19 декабря с территории Йемена в направлении королевского дворца в Эр-Рияде была запущена  баллистическая ракета, перехваченная системой эшелонированной системой саудовских ПРО. Это событие настолько обеспокоило саудовцев, что 21 декабря король Саудовской Аравии Сальман Бин Абдель Азиз Аль Сауд совершил телефонный звонок президенту России для обсуждения развития ситуации в Йемене. Можно предположить, что саудовский монарх надеялся в лице российского президента обрести рычаг воздействия на Иран, который по заявлениям руководства КСА осуществляет многоуровневую поддержку хуситов в рамках ведения гибридной войны против Эр-Рияда.

 

Накал во внутриполитических баталиях в декабре продемонстрировал тенденцию к снижению. 26 декабря в Саудовской Аравии на свободу была отпущена часть фигурантов антикоррупционных расследований в стране, которые начались в ноябре этого года. С 23-х освобождённых из-под ареста лиц сняты обвинения после того, как они согласились на так называемое «досудебное урегулирование». Ожидается, что подобным образом будет сняты претензии ещё к группе подозреваемых, которые согласились на сотрудничество со следствием. Здесь можно предположить, что передел власти на внутриполитической арене в королевстве на этом не закончится. Однако проявление в публичном пространстве возможного сопротивления со стороны всех тех, кого не устраивает курс Мухаммеда бин Сальмана, представляется вероятным только при успешном накоплении критической массы недовольства и консолидации усилий сразу нескольких групп интересов. В противном случае такой бунт будет заранее обречен на провал и даже если впоследствии будет освящен СМИ, то только под нужным текущей группировки власти углом с соответствующими акцентами.

 

«ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОПРОС»

 

6 декабря президент Дональд Трамп заявил, что США признают Иерусалим израильской столицей и начинают процесс переноса американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Это вызвало волну протестов среди жителей арабских стран. Так, в пятницу, 8 декабря, на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа прошли столкновения между палестинцами и израильскими военными. В них пострадали, в том числе получили отравления газом, не менее 770 арабов, из которых около 180 человек — в секторе Газа.

 

Даже учитывая первые яростные акции протеста и многочисленные публичные заявления лидеров арабских стран, отрицающие право Вашингтона на подобные односторонние решения по принципиальным вопросам, реакция оказалась весьма сдержанной. На высшем уровне об отсутствии арабской/мусульманской солидарности погоревали, каждый в своей манере, лидеры Турции, ОАЭ и Алжира. Масштабы и степень эскалации «третьей интифады», которую объявило движение ХАМАС 13 декабря с целью надавить на США, также уступали двум предыдущим и так называемой «интифаде ножей».

Протокольная сторона вопроса при этом была соблюдена со всей строгостью. Помимо вышеупомянутых заявлений на уровне отдельных государств Совет Лиги арабских государств по итогам прошедшего в Каире заседания на уровне глав МИД призвал к международному признанию палестинского государства в границах 4 июня 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме и возвращению к выстраиванию мирного процесса на основе решения по созданию двух государств.

 

Однако по итогам месяца наиболее болезненный для США эффект, с точки зрения репутационных издержек, произвели связанные с проблематикой бюрократические процедуры в ООН. Сначала США были вынуждены заблокировать в Совете Безопасности ООН проект резолюции по статусу Иерусалима, в которой выражалось «глубокое сожаление в отношении недавних решений, касающихся статуса Иерусалима», выступив единственной страной Совбеза, проголосовавшей против. Затем Штаты обнаружили себя в компании Гватемалы, Гондураса, Маршалловых островов, Микронезии, Науру, Палау и Того, когда несмотря на все угрозы по перекрытию финансовых потоков 128 стран проголосовали за резолюцию с призывом к Соединённым Штатам отозвать своё признание Иерусалима столицей Израиля на Генассамблее ООН. Представители 35 стран воздержались.

Такие итоги голосования предсказуемо позволили руководству ПНА заявить, что решение Трампа недействительно и международное сообщество стоит на стороне законных прав палестинского народа.  Также предсказуемо власти Израиля заявили, что не принимают решение ГА, но поблагодарили президента США  и представителей других государств, которые голосовали против резолюции, «за однозначную позицию».

***

Несмотря на то, что декабрь для арабских стран Ближнего Востока оказался богат на громкие события и резонансные заявления, процессы в регионе сохраняли динамику, сформированную уже к первому кварталу 2017 года (сирийский, иракский и саудовский кейсы) либо еще раньше (египетский и йеменский кризисы). За внесение хаотичного малопрогнозируемого в своих последствиях начала отвечали внерегиональные игроки.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Турция: ноябрь 2017 г. (дайджест)

В Турции сохраняется довольно противоречивая тенденция в вопросе распределения политической власти. С одной стороны, продолжается сосредоточение ресурсов государственного управления в руках правящей Партии справедливости и развития, с другой – постепенно усиливаются оппозиционные настроения в среде политической элиты страны, так, например, новообразованная «Хорошая партия» уже сумела занять пять мест в турецком парламенте за счёт независимых депутатов.

Внешнеполитический вектор сохраняет приобретённые ранее очертания. Турция продолжает налаживать отношения с Россией, расширяя не только двусторонние, но и контакты по вопросу сирийского урегулирования. При этом в отношениях с Западом всё более нагнетается напряжённость. В конце ноября в этой связи особое значение отводилось делу ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба.

В преддверии зимы в риторике турецких властей особое значение начинают приобретать вопросы энергетического обеспечения страны.

Отношения с Россией

13 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган осуществил рабочий визит в Сочи, где встретился с президентом России Владимиром Путиным. В ходе переговоров лидеры обсудили нынешнее состояние двусторонних отношений. Так, российский президент отметил, что «отношения можно считать восстановленными практически в полном объёме». В ходе переговоров были затронуты вопросы торгового и энергетического сотрудничества. Отмечалось, что за прошедший год объём взаимной торговли увеличился на 36%. Кроме того, в ходе встречи Эрдоган пригласил своего коллегу на церемонию закладки первого камня АЭС «Аккую», первый реактор которой, по словам Путина, будет запущен уже в 2023 году.

Что касается продовольственных санкций, с 1 ноября Россельхознадзор снял ограничения на поставки тремя турецкими предприятиями томатов, которые являются одним из ключевых наименований турецкого сельскохозяйственного экспорта. Путин также коснулся и «Турецкого потока»: в начале ноября «Газпром» объявил о завершении строительства российской части первой нитки газопровода, которая вошла в исключительную экономическую зону Турции.

Сирийский вопрос

Наряду с прочими темами, в ходе переговоров 13 ноября стороны обсудили и сирийский кризис. Ранее ряд экспертов отмечал, что цель визита турецкого лидера в Сочи заключалась в попытке надавить на Москву по вопросу участия сирийских курдов, в лице партии «Демократический союз» (PYD), в Конгрессе сирийского национального диалога.

Уже 22 ноября в Сочи в рамках подготовки вышеупомянутого Конгресса встретились лидеры России, Турции и Ирана. В ходе совместной пресс-конференции по итогам встречи политики договорились продолжить сотрудничество для окончательного уничтожения «Исламского государства» (запрещённая в России террористическая организация). Основной темой переговоров стало послевоенное устройство арабской республики. Стороны выразили приверженность суверенитету и территориальной целостности страны, а также приветствовали предстоящую встречу в составе всех заинтересованных сторон сирийского конфликта.

Уже 30 ноября в турецкой прессе появились сведения о том, что «Демократический союз», а также «Рабочая партия Курдистана», которую турецкий истеблишмент рассматривает в качестве аффилированной с PYD террористической организации, не будут принимать участие в общесирийской встрече в Сочи. Комментируя эту информацию, представители министерства иностранных дел Турции отметили, что выступают лишь против участия террористов в Конгрессе, но не курдов, как таковых; они также подчеркнули, что не должно остаться и следа режима Асада в новом сирийском руководстве.

Отношения с Западом

По-прежнему сохраняется напряженность в отношениях Турции с её западными партнёрами. На этом фоне имели место целых два дипломатических скандала между Турцией и НАТО. В ходе учений Североатлантического альянса в Норвегии, которые проходили с 1 по 18 ноября, военными были подготовлены мишени с изображениями потенциальных врагов Блока. Среди таких мишеней оказался и действующий президент Турции Эрдоган, а также основатель Республики Мустафа Кемаль Ататюрк. Альянс тут же стал объектом резкой критики со стороны турецких властей, которые отозвали с учений 40 своих военнослужащих. Реджеп Эрдоган в этой связи усомнился в уважении ко второй по величине армии НАТО (то есть, Турции). Представители НАТО, а также оборонного ведомства Норвегии поспешили принести извинения за инцидент, однако ситуацию усугубил следующий схожий случай. 18 ноября начальник генерального штаба Турции Хулуси Акар выступил на девятом Международном форуме по вопросам безопасности в Галифаксе (Канада). За некоторое время до этого на официальном твиттер-аккаунте Форума был опубликован анонс выступления, с приложенной к нему фотографией, которая была сделана после попытки государственного переворота в Турции в 2016 году. На ней был изображен Акар со следами ремней на шее, полученные им, будучи в плену.

Из позитивных моментов необходимо отметить тот факт, что обе стороны в ограниченном формате возобновили выдачу неиммиграционных виз для граждан обоих государств. Ранее, в октябре 2017 года, данная процедура была заморожена дипломатическими и консульскими представительствами двух стран.

Внутриполитическая обстановка

На отношениях с США также негативно сказывается дело Резы Зарраба, ирано-турецкого бизнесмена, который подозревается властями США в деятельности, позволявшей Ирану действовать в обход американских санкций. В 2013 году он также был фигурантом коррупционного скандала в Турции, к которому были причастны высшие должностные лица Республики, в том числе и сам Эрдоган (на тот момент премьер-министр страны). Изначально действия турецких властей ограничивались упрёками и критикой в адрес Соединённых Штатов, а также требованием выдать упомянутого бизнесмена. Имел место и дипломатический скандал, связанный с взаимной приостановкой выдачи неиммиграционных виз для граждан двух государств. Несмотря на многочисленные требования Анкары экстрадировать Зарраба, американские власти не закрыли дело. Таким образом, по итогам слушаний, предприниматель рассказал о коррупционной схеме, использовавшейся в 2013 году, а также открыл схему торговли с Ираном в обход санкций США. На момент конца ноября 2017 года по данному делу всё ещё проходят слушания.

На фоне централизации власти в Турции оппозиционные партии страны всеми силами стремятся укрепить остатки своего влияния. Так, в середине ноября лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели в эфире канала «TRT» предложил снизить 10%-ый электоральный барьер. Примечательно, что две из трёх оппозиционных партий, прошедших в Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) в 2015 году, а именно Партия националистического движения и курдская Демократическая партия народов (ДПН), едва преодолели этот барьер, набрав 11,9% и 10,7% голосов, соответственно. Представители правящей Партии справедливости и развития (ПСР) резко раскритиковали предложение, отметив, что увеличение числа парламентских партий может привести к трудностям в принятии государственных решений.

Помимо прочего в турецком парламенте произошло пополнение: в его состав вошла новообразованная (октябрь 2017 года) «Хорошая партия» (İyi Parti). По данным официального сайта ВНСТ, опубликованным 20 ноября, партия Мераль Акшенер получила 5 мест. Известно, что представительством в законодательном органе она обязана вступившим в неё независимым депутатам.

Экономическая ситуация

27 ноября (2017 года), выступая на церемонии вручения премии торговой палаты города Анкары, президент Эрдоган напомнил о проекте канала «Стамбул», о котором он впервые заговорил в 2001 году. В своей речи он подчеркнул, что завершился этап розыгрыша тендера на реализацию проекта. Строительство канала вызывает среди экспертов множество экономических, экологических и других споров. Тем не менее, одним из ключевых вопросов для стран региона является правовой режим будущего канала. Как известно, на сегодняшний день стратегически важные черноморские проливы, расположенные на территории Турции, регулируются конвенцией Монтрё от 1936 года. Статус «Стамбула», протяжённость которого по оценкам составит 43 километра, пока остаётся открытым. Строительство канала, которой должен будет снизить нагрузку на Босфор и Дарданеллы, планируется завершить к 2023 году, столетию основания Республики.

Согласно данным, опубликованным Управления по контролю и регулированию энергетического рынка Турции (EPDK) в конце ноября, объём производимой в стране энергии вырос в сентябре на 19,13% по сравнению с тем же периодом 2016 года и достиг отметки в 23 миллиона 930 тысяч мегаватт-час. При этом потребление электричества составило 19 миллионов 510 тысяч мегаватт-час, продемонстрировав рост в 15,88%. Ситуация с природным газом, однако, менее оптимистична. Несмотря на уверения представителей Министерства энергетики и природных ресурсов Турции, в последние годы страна испытывала проблемы с предложением на рынке газа. Тем не менее, турецкое руководство возлагает надежды на объявленную в 2016 году программу «Национальной энергетической и горной политики». Она включается в себя ряд мер по укреплению энергетической безопасности страны в период с 2016 по 2020 год, в том числе инвестиции в инфраструктуру в размере 18 миллиардов лир. Заместитель министра энергетики и природных ресурсов отметил, что, по сравнению с концом 2016 года, объём предложения первичной энергии эквивалентен 135 миллионам тонн нефти. При этом, в рамках упомянутой программы, которая подразумевает в том числе и разведку месторождений углеводородов в акватории Чёрного моря, Турция уже способна обеспечить 24% необходимой ей энергии из собственных ресурсов.

***

Массовые увольнения госслужащих, а также мероприятия по централизации власти в руках ПСР, имевшие место после попытки государственного переворота в 2016 году, создали впечатление слабости турецкой оппозиции. Тем не менее, последние события демонстрируют, что в Турции по-прежнему готовы бороться за политическое разнообразие в стране. Созданная ещё только в октябре 2017 года «Хорошая партия» уже сумела привлечь на свою сторону независимых депутатов ВНСТ, обеспечив себе, таким образом, место в парламенте.

Однако, всё более очевидной становится политическая недееспособность Партии националистического движения. Её руководство всеми силами стремится сохранить влияние на внутригосударственные процессы. Падающие рейтинги, заставляют её идти на сотрудничество с ПСР, что только усугубляет ситуацию. Озвученное лидером партии Девлетом Бахчели предложение по снижению 10% барьера, вписывается в этот вектор, учитывая то, что на последних всеобщих выборах 2015 года, националистам удалось заполучить лишь 11,9% голосов.

Если такая тенденция будет сохраняться, то, вполне вероятно, что «Хорошая партия» может в конечном итоге прийти на смену ПНД.

Весьма интересно складывается ситуация по линии отношений с Соединёнными Штатами. В этой связи необходимо отметить два момента. Во-первых, США отказываются выдавать исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который обвиняется турецкими властями в организации попытки госпереворота в 2016 году. Во-вторых, Штаты также не пошли на закрытие судебного процесса в отношении Резы Зарраба и экстрадировать его в Турцию. Оба упомянутых гражданина Турции способны оказать крайне негативное влияние на авторитет и власть Эрдогана и его окружения: первый – посредством своего влияния, второй – через дачу показаний, порочащих ряд высокопоставленных турецких чиновников, а также действующего президента страны.

Ситуация далека от тех, что имели место в государствах Востока в преддверии там революционных событий. Однако, действия американского руководства дают повод рассматривать возможность реализации в неповинующейся Турции одного из сценариев «арабской весны».

Что касается российско-турецких отношений, то едва ли можно ожидать их перманентного потепления. На развитие торгово-экономического сотрудничества, выгодное обеим сторонам, накладывается тот факт, что Турция с трудом готова идти на какие бы то ни было компромиссы в вопросе сирийского урегулирования. Это продемонстрировало известие о том, что представители Партии демократический союз не примут участие в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи. Решение не приглашать на Конгресс курдов, очевидно, было принято под нажимом турецкого истеблишмента (к слову, именно это было одной из основных задач Эрдогана в ходе визита в Сочи 13 ноября).

Кроме того, вызывает опасения сближение Анкары и Тегерана на фоне Астанинского процесса. Сотрудничеством с Ираном Турция намерена не только диверсифицировать импорт энергетических ресурсов, но и уменьшить зависимость от Москвы, что в будущем может стать поводом для новой напряжённость в двусторонних отношениях.

В.Аватков, А.Финохин

 

Арабские страны: ноябрь 2017 г. (дайджест)

Ноябрь для арабских стран Ближнего Востока был в первую очередь связан с внутриполитической борьбой в Саудовской Аравии и ее производными – масштабной антикоррупционной кампанией внутри саудовских элит, политическим кризисом в Ливане, активизацией усилий по пресечению «иранского влияния» в регионе. Сирийское направление характеризуется несколькими громкими событиями в разрезе политического урегулирования (центрами притяжения стали Сочи и Эр-Рияд) фиксируется ликвидация последних крупных очагов террористической группировки «Исламское государство» (запрещенной в Российской Федерации) на сирийской и иракской территории. История войны с терроризмом в Египте получает новую кровавую дату. Катарский кризис отходит на второй план. Ситуация в Йемене стагнирует.

 

РОССИЯ

В ноябре Россия выступила координационным центром в контексте совместной работы ближневосточных государств по урегулированию сирийского кризиса. Целая череда звонков и личных визитов лидеров стран региона была посвящена одной цели – «сверке часов». Во время визита президента Сирии Б. Асада в Сочи (20 ноября), телефонных разговоров с эмиром Катара Тамимом Бен Хамадом (20 ноября), президентом Египта А.Ф. Ас-Сиси, премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, королем Саудовской Аравии Салманом бен Абдул-Азизом, президентом США Дональдом Трампом (21 ноября), трехсторонней встрече президентов Ирана, России и Турции (22 ноября) обсуждалась российская инициатива созыва Конгресса национального диалога, на который соберутся представители широких слоев населения Сирии; рассматривались политико-дипломатические и гуманитарные усилия по реализации договоренностей, достигнутых в рамках астанинского формата; формировались договоренности об объединении усилий на контртеррористическом направлении. Переговоры начальников Генштабов ВС России, Турции и Ирана охватили практическую сторону соглашений о функционировании зон деэскалации в САР. Роль России после так называемого «возвращения» в регион Ближнего Востока становится многомерной, функционал «тафгая» был дополнен общепризнанным правом на организацию политико-дипломатического процесса.

Однако работу не всех площадок по сирийской проблематике Россия может записать себе в актив в нынешнем месяце. По мнению постоянного представителя РФ при ООН Василия Небензи, Совместный механизм ООН и Организации по запрещению химического оружия по расследованию химатак в Сирии «покрыл себя позором», безосновательно обвинив Дамаск. Москва согласится на его продление только после исправления «фундаментальных недостатков» в работе комиссии, все предыдущие проекты резолюций по данной проблематике соответственно блокировались США или Россией.

 

КСА

Два больших нарратива владели саудовским королевством в этом месяце. Первым была борьба за власть внутриполитического характера. 4 ноября в Саудовской Аравии Высший комитет по борьбе с коррупцией, созданный перед этим королем Сальманом и возглавленный кронпринцем Мухаммедом бен Сальманом, начал массовую чистку высших чиновников, олигархов и силовиков. По сообщениям, под арестом оказалась значительная часть представителей королевской семьи, среди которых выделяются такие фигуры, как командующий Национальной гвардией, бывший губернатор Эр-Рияда, бывший заместитель министра обороны, бывший глава протокола Королевской канцелярии, миллиардер и медиамагнат (45-я позиция в глобальном списке Forbes), бывший командующий ВМС, бывший глава Агентства национальной безопасности, бывший министр экономики и планирования и т.д. Здесь необходимым представляется акцентировать внимание не только на высокой статусности задержанных лиц, но на самом факте судебного преследования представителей прямых ветвей королевской семьи (потомков основателя династии) нанесет серьезный репутационный ущерб институту королевской власти в принципе.

Зачистка политического пространства от всех потенциальных конкурентов проводится под лозунгом борьбы с коррупцией, поэтому имеет приятный побочный эффект в виде передачи части активов задержанных в государственную казну. Как заявил в интервью газете «Нью-Йорк таймс» кронпринц Мухаммед бен Сальман Аль Сауд, 95% из более 200 обвиняемых согласились на подобную сделку, а значит их пребывание в отеле Ritz-Carlton в скорости должно подойти к концу. Можем предположить, что основным пунктом в условном «договоре» между властью и коррупционерами все же является личная присяга молодому наследнику престола.

При этом антикоррупционная кампания в Саудовской Аравии отозвалась серьёзным снижением индексов на фондовых площадках Ближнего Востока. В первые три дня, прошедших с объявления о начале борьбы с коррупцией в Королевстве, капитализация фондовых рынков региона уменьшилась на почти $ 7 млрд. Одной из причин является то, что некоторые саудовские миллиардеры и миллионеры стремятся вывести активы из Королевства и в целом региона арабских государств Персидского залива.

Второй нарратив, являясь частью целого с первым, направлен вовне и концентрируется на борьбе за региональное доминирование. Повестка в ноябре заключалась в пресечении «иранского влияния» на различных фронтах.

4 ноября в сторону Саудовской Аравии с территории Йемена военизированной группировкой повстанцев-хуситов из шиитского движения «Ансар Алла» была выпущена баллистическая ракета. Ракета была нейтрализована системами ПВО в небе над аэропортом Эр-Рияда. Ответственность взяли на себя йеменские повстанцы-хоуситы. Как известно, Саудовская Аравия в ответ закрыла границу с Йеменом, а руководство королевства возложило всю вину за инцидент на Иран, интерпретировав его как прямую военную агрессию. 23 ноября тотальная блокада Йемена была снята, открыты порты Ходейда и Ас-Салифа, использовавшиеся для доставки в страну гуманитарной помощи. Одной из наиболее вероятных причин является крайне негативная реакция ООН и западных лидеров на столь жестокое, учитывая гуманитарную ситуацию в Йемене, решение саудовцев.

На состоявшемся 19 ноября экстренном заседании глав внешнеполитических ведомств стран Лиги арабских государств, созванном по инициативе Эр-Рияда, представители Саудовской Аравии и Бахрейна призвали арабский мир к единству перед лицом «иранской угрозы»- ракетной программой, поддержкой Тегераном экстремистских группировок и вмешательством во внутренние дела арабских стран. Итогом конференции явилось выражение полной поддержки странами-членами ЛАГ позиции Саудовской Аравии в конфронтации с Ираном. В общем заявлении говорится о формировании объединенного фронта противостоянию иранскому вмешательству и необходимости созыва специального заседания Совета Безопасности ООН для обсуждения иранской угрозы в регионе Ближнего Востока.

На фоне нового витка противостояния с Тегераном все большую публичность приобретает давно формирующаяся связка «Израиль-Саудовская Аравия». Так, саудовское издание взяло интервью у начальника Генштаба ВС Израиля генерал-лейтенанта Гази Айзенкота, который, в свою очередь, отметил готовность Тель-Авива обмениваться с Эр-Риядом разведданными для нейтрализации угроз со стороны Тегерана.

Упрочение позиций конкурирующих сторон на сирийском треке также не осталось без ответного хода саудовцев. Так, 24 ноября по итогам встречи лидеров сирийской оппозиции в Эр-Рияде было принято коммюнике, в котором выражается поддержка процессу урегулирования в Сирии под эгидой ООН, направленному на запуск «радикального политического перехода» в арабской республике от «авторитарной системы» к демократии на принципах проведения свободных выборов. Главным вопросом данной встречи была возможность выступления сирийской оппозиции (представителей «эр-риядской», «каирской» и «московской» групп) на раунде «Женева-8» единой делегацией. Это была уже вторая попытка сформировать подобную коалицию (предыдущая состоялась в Эр-Рияде в августе этого года), и в этот раз она увенчалась успехом. Эффективность подобного альянса будет еще не раз подвергнута проверке в самое ближайшее время.

ЛИВАН

Весьма необычную форму борьба саудовцев с персидским влиянием приобрела в ливанском кейсе. 4 ноября из саудовской столицы премьер-министр Ливана Саад Харири выступил с получившим широкий резонанс в арабском мире заявлением о своей отставке, мотивируя это решение опасениями за свою жизнь. На этом фоне министр иностранных дел Саудовской Аравии заявил о невозможности достичь мира в Ливане пока местное шиитское движение «Хизбалла» не разоружится. Беспрецедентная, с точки зрения права и традиций на Востоке, ситуация продлилась до 22 ноября, когда в День независимости Ливана, С. Харири вернулся в Бейрут, до этого с короткими визитами посетив Францию и Египет. При этом 23 ноября С. Харири объявил о том, что по итогам разговора с президентом М. Ауном он решил отложить свою отставку во благо политической стабильности Ливана.

Неприкрытое вмешательство Эр-Рияда в дела суверенного арабского государства вызвало раздражение у многих. Например, сам лидер движения «Хизбалла» Хасан Насралла обвинил саудовское руководство в том, что оно пытается навязать ливанцам нового премьер-министра против их воли и спровоцировать раскол и нестабильность в ливанском обществе, подчеркнув, что такое политическое поведение является вызовом и оскорблением не только для С. Харири, но и для всего ливанского народа.

 

СИРИЯ

По сообщениям Минобороны РФ после освобождения последнего крупного населенного пункта Абу-Кемаля из под контроля ИГ 19-20 ноября, западный берег Евфрата будет полностью освобожден войсками Сирии, что позволит завершить операцию по уничтожению террористической группировки «Исламское государство» на востоке страны. Отряды сирийской армии под командованием генерала Хасана Сухела при поддержке ВКС России осуществляют преследование и уничтожение групп террористов в районе долины Евфрата и развивают наступление вдоль западного берега. К концу месяца сторонники ИГ держат под своим контролем течение Евфрата по обоим берегам фактически от Бу-Кемаля до Маядина. Полоса контроля боевиков напротив Бу-Кемаля тянется восточнее Евфрата по границе с Ираком на несколько сотен километров.

Таким образом, фактическое присутствие ИГ в Сирии на этом не закончилось, просто из состояния централизованной структурированности группировка перешла в состояние полураспада. То есть потеряла физический контроль над крупными городами, значительной частью нефтяных полей, ирригационных сооружений, речной и сухопутной логистики, и переместилась в сельские районы. Решить подобную проблему исключительно военным путем невозможно. Целью военной операции было только создать благоприятную базу для проведения переговоров о компромиссе, и она была выполнена.

Завершение фазы «прямого столкновения» провоцирует игроков на резервацию себе выходных позиций в финале, чтобы с них уже влиять на процесс политического урегулирования в Сирии. Например, американцы озвучили свое намерение сохранить военное влияние на северных территориях. «Это весомое подтверждение перехода партии в эндшпиль», – отреагировал глава международного комитета Совета Федерации Константин Косачев

В курдской партии «Демократический союз», которая считается одной из влиятельных сил на севере Сирии, полагают, что многое в послевоенном устройстве будет зависеть от Конгресса национального диалога, который в ближайшее время должен пройти в Сочи. «Если курды станут частью решения сирийской проблемы, то необходимости в американском присутствии на севере Сирии не будет, – заявил эмиссар «Демократического союза» в Москве Абд Салам Али.

28 ноября стартовала «Женева-8». Ранее сообщалось, что из-за требований оппозиции об отставке президента Сирии Б. Асада в начале переходного периода делегация официального Дамаска отложила свой приезд на переговоры. Спецпосланник генсекретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура подтвердил информацию, что представители сирийского правительства прибудут в Женеву на день позже. Решение о присутствии на переговорном формате было поддержано в Москве.

 

ЕГИПЕТ

24 ноября Египет пережил самый масштабный террористический акт по количеству жертв на египетской территории за всю свою историю. Выбранная боевиками в качестве цели суфийская мечеть эр-Равда считается одной из наиболее значимых на севере Синая: она стоит рядом с междугородной автотрассой, связывающей Эль-Ариш с остальным полуостровом и славится самым высоким минаретом. Боевики сначала устроили взрыв внутри мечети, а затем открыли беспорядочную стрельбу по людям, пытавшимся покинуть её. К концу месяца исло погибших достигло 310 человек.

Спустя несколько дней после беспрецедентного теракта президент и главнокомандующий вооружёнными силами АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси отдал приказ силовым ведомствам страны в течение трёх месяцев обеспечить безопасность и установить стабильность на Синайском полуострове. Подобный сценарий представляется маловероятным, поскольку проблема безопасности на Севере Синая имеет комплексный характер, только горячая фаза противостояния продолжается с 2011 года, а особый пропускной режим на эти территории из-за проблем с безопасностью сохраняется в течение десятилетий.

Россия полностью поддерживает усилия своего стратегического союзника в Северной Африке и на Ближнем Востоке в противодействии терроризму. Министр обороны РФ С Шойгу, выступая на IV заседании совместной российско-египетской комиссии по военно-техническому сотрудничеству, которое состоялось 29 ноября в Каире, заявил, что Москва будет активно развивать российско-египетское военное и военно-техническое сотрудничество с целью укрепления потенциала вооружённых сил и правоохранительных органов Египта, несущих на себе основное бремя борьбы с террористами.

 

КАТАР

Ситуация с кризисом в отношениях внутри ССАГПЗ все больше отходит на второй план по приоритетности в текущей повестке дня осевых участников. Министр иностранных дел Саудовской Аравии  назвал его «очень маленьким» по своей значимости. Тем временем, министр экономики и торговли Катара  26 ноября посетил с визитом Тегеран, где прошли переговоры с коллегами из Ирана и Турции, по итогам которых главы экономических ведомств подписали соглашение об укреплении торговых связей между тремя странами. В этих условиях наиболее серьезной проблемой представляется неопределенный статус грядущего саммита стран ССАГПЗ. Резкие высказывания и необдуманные шаги сторон по этому поводу могут поставить под вопрос состоятельность всей организации.
***

В среднесрочной перспективе маловероятным представляется возвращение к ситуации, когда будущее Сирии снова будут определять громкие военные баталии. Операции на земле и война за освобождение территории продолжатся, однако политическая архитектура страны будет формироваться в Женеве, Астане, Сочи, Вашингтоне и Эр-Рияде. На данном этапе все будет зависеть от прочности выстроенных коалиций и умения находить точки соприкосновения в дихотомии интересов. Пертурбации, происходящие в Саудовской Аравии, продолжат эхом расходиться по всему региону. Так, одним из испытаний политической воли и дипломатических способностей молодого руководства королевства будет ситуация вокруг предстоящего саммита ССАГПЗ.

 

В.Аватков, Д.Тарасенко

 

Иран: октябрь 2017 (дайджест)

Октябрь для Ирана сжался преимущественно в болезненный узел обсуждения «новой стратегии» администрации президента Трампа, о котором было объявлено 13 октября 2017 г. На третий раз президент США отказался подтвердить исполнение Ираном своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) и передал вопрос для поисков решения в Конгрессе. В течение 60 дней Конгресс будет решать, останется ли Вашингтон приверженцем соглашения или предложит меры по его пересмотру. Частично осуществление иранской политики на курдском направлении связано с демонстрацией Вашингтону своих возможностей в регионе как ответ на возрастающее давление.

 

Внутренняя политика

В октябре произошло задержание по обвинению в коррупции Махди Джахангири, брата первого вице-президента Эсхага Джахангири. Окружение вице-президента изо всех сил постаралось дистанцировать его от образа брата, обвиняемого в коррупции, хотя некоторые считают, инцидент может повлиять на возможность выдвижения нынешней правой руки президента Рухани в качестве кандидата от реформистов на выборах 2021 г., невзирая на его успешное участие в предвыборных дебатах 2017 г.

Несмотря на то, что президент Рафсанджани ушел из жизни в начале этого года, очевидно, негласный запрет на упоминание его фигуры в медиа сохраняется. СМИ подробно освещали мероприятия, связанные с его уходом из жизни и похоронами, однако в «неделю священной обороны» телевизионные каналы воздержались от освещения роли Рафсанджани в ирано-иракской войне – период, когда он занимал президентский пост. Также ограничения на появление в СМИ продолжают действовать для другого бывшего президента-реформиста – здравствующего Мохаммада Хатами.

 

Региональная политика

 Иран продолжил обозначать свое внимание к курдскому вопросу и безопасности на своих границах. 2 октября начался третий этап учений сухопутных сил армии совместно с частями иракской армии «Хейдар Каррар» на западной границе. Учения проводились с целью оценки мобильности вооруженных сил в приграничных районах и прошли на участке общей границы от Каср Ширин до Маривана и на участке Тамарчин в районе Пираншахра.

В октябре глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф провел ближневосточное турне и встретился с главой МИД Омана Юсефом бен Алави в Маскате. Также Зариф посетил Доху для обсуждения расширения двусторонних отношений и кризиса вокруг Катара, продолжающегося с июня текущего года.

 

Глава Объединенного штаба турецкой армии генерал Хулуси Акар 2 октября провел переговоры с начальником генерального штаба Вооруженных сил ИРИ Мохаммадом Багери. Во время своего пребывания в Тегеране Акар также провел встречу с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани. Стороны обсудили вопросы региональной безопасности, включая ситуацию вокруг иракского Курдистана. Визит стал ответным на посещение Анкары военной делегацией из Ирана в августе 2017 г. во главе с генералом Багери и предтечей визита турецкого лидера в Тегеран. На встрече с Акаром Шамхани отметил, что координация между Ираном, Турцией и Ираком необходима для противодействия сепаратистским проектам в регионе.

Стороны неспроста обсуждают расширение взаимоотношений, несмотря на давние противоречия. За последнее время увеличился экспорт нефти из Ирана в Турцию. За 2017 г. Иран поставил Турции более половины от общего импорта нефти, что составило 7,3 млн. тонн и является значительным ростом (с 3,6 млн. тонн) по сравнению с предыдущим годом. Иран и Турция в лице глав Центральных банков двух стран подписали окончательное соглашение о переводе двусторонней торговли на национальные валюты – риал и лиру. Вице-президенты двух стран заявили о намерении довести объем взаимной торговли до 30 млрд. долларов в год.

Уже 4 октября президент Рухани принял в резиденции Саадабад президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Помимо региональной и международной проблематики, а также расширения экономических отношений стороны уделили значительное внимание курдскому вопросу. Оба президента отметили, что считают незаконным референдум по поводу независимости иракского Курдистана.

16 октября Иран в лице подразделения «Кодс» и региональных союзников принял участие в возвращении Киркука под контроль иракского правительства. Иран поддерживает давние связи с Силами народной мобилизации (Хашд аш-шааби), которые приняли участие в захвате города. Перед непосредственной операцией координатор взаимоотношений с курдскими силами иранский генерал Экбалпур провел встречу с влиятельными командующими силами пешмерга Абу Махди аль-Мухандисом и Хади аль-Амери, предупредив о необходимости мирной передачи контроля над городом.

 

Иран и Россия

3 октября в Москву для участия в Форуме стран-экспортеров газа прибыл министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане, который успел обсудить сотрудничество в подконтрольной ему сфере с главой компании «Лукойл» Вагитом Алекперовым и министром энергетики Александром Новаком. Стороны продолжили обсуждение сделки по продаже иранской нефти России в обмен на евро и поставки товаров и оборудования.

Иран и Россия в лице министра дорог и градостроительства Аббаса Ахунди и министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаила Меня подписали Программу двустороннего сотрудничества в сфере строительства, предполагающую взаимодействие по поводу разработки норм и требований в области строительства, проектирования и эксплуатации, обмену опытом по техническому регулированию в сфере строительства.

31 октября официально были запущены работы по строительству второго энергоблока Бушерской АЭС при участии директора Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) и главы корпорации «Росатом» Алексея Лихачева. Подготовительные строительные работы начались уже в сентябре 2016 г. Каждый из новых энергоблоков (второй и третий) рассчитаны на производство 1057 МВт энергии.

Россия рассматривает возможность замены комплектующих американского производства в самолетах Сухой СуперДжет-100 для поставки их в Иран без согласования с США. Иран является желанным клиентом для «Рособоронэкспорта», однако в свете ограничений, предусмотренных СВПД, поставка тяжелых вооружений (например, танков Т-90 и самолетов СУ-30) пока является невозможной.

Иран выразил беспокойство возможными договоренностями между Москвой и Эр-Риядом, достигнутыми в ходе визита саудовского короля Салмана бен Абдель Азиза в Москву, который многие назвали «знаковым». В частности, по поводу готовности Москвы поступиться Ираном для укрепления связей с КСА, продажи ЗРК С-400 «Триумф» (в то время, как Ирану после периода напряженности были поставлены только С-300).

 

Ядерная программа Ирана

13 октября Администрация США опубликовала текст «новой стратегии» в отношении Ирана. В стратегию входит «усиление контроля над ядерным соглашением, инспекция военных объектов и увеличение давления на КСИР». «Новая стратегия» также сообщает, что Иран действует не в соответствии с «духом СВПД». Президент Трамп уже обещал пересмотреть политику США в отношении Ирана, направление которой было задано «неудачным» соглашением, доставшимся в наследство от администрации Обамы. Попытка сформулировать новую стратегию является результатом восьмимесячных исследований, но по-прежнему не представляет собой хорошо продуманного плана.

По словам американского президента, Иран подавляет собственный народ уже почти 40 лет с момента революции, не раз проявлял агрессию в отношении американских военных и гражданских лиц, а также является лидирующим спонсором терроризма, финансируя «Талибан», ХАМАС и «Хезболлу». «Также многие считают, что Иран взаимодействует с Северной Кореей», — заявил Д. Трамп, и это риторически позволяет вернуться американской администрации к терминологии «оси зла».

Еще накануне подписания в августе 2017 г. Д. Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» (H.R.3364) главнокомандующий КСИР генерал Мохаммад-Али Джаафари предупредил, что в случае включения всего КСИР в список террористических организаций (на данный момент таковым признано только подразделение «Кодс», ведущее операции за рубежом), США придется обезопасить свои военные базы на расстоянии 2000 км от Ирана. Генерал также отметил, что если КСИР будет признан террористической организацией, Иран сделает аналогичный шаг в отношении армии США. В итоге КСИР был включен в менее конфликтный список организаций-спонсоров терроризма (а не акторов как таковых), в том числе на основании финансирования собственного подразделения «Кодс», уже признанного террористическим.

Трамп в своей речи упомянул «Арабский залив» вместо исторического названия «Персидский залив», что вызвало протест не только иранских властей, но и граждан. Кстати, в тексте «новой стратегии» значится «Персидский», а не «Арабский залив», как президент США озвучил в своей речи. Предшественники Трампа в своих заявлениях всегда использовали название «Персидский залив». После выступления Д. Трампа иранцы провели акцию «Послание для Д. Трампа», выступив с плакатами, на которых географическое название «Персидский залив» было написано на 85 языках мира. В соцсетях появились слоганы и хэштеги «#man_ham_sepahiam», «#ma_hame sepahi_hastim» – «я страж исламской революции», «мы все стражи исламской революции».

Морально выигравшим на данном этапе можно считать Иран – сторону, добросовестно исполняющую соглашение, что уже восемь раз подтверждалось докладами МАГАТЭ, и, более того, постоянно заявляющую о своей приверженности международным обязательствам. Впрочем, накануне предполагаемого отказа американского президента подтвердить выполнение Тегераном условий соглашения скептики призвали подождать реакции «евротройки» и других потенциальных инвесторов в иранскую экономику. В итоге «евротройка» выступила с заявлением в поддержку соглашения, а также призвала президента США пересмотреть свою позицию, как и глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано, в конце октября посетивший Иран с визитом, МИД России и другие. В целом, 28 министров иностранных дел ЕС заявили о своей поддержке СВПД, назвав его одной из ключевых опор глобальной архитектуры нераспространения.

Политические разногласия между США и остальными заинтересованными в сохранении СВПД сторонами, несомненно, выступают в пользу Ирана. Однако у данного вопроса есть и экономическая сторона. Если США решатся на возврат или принятие новых санкций, то экономические ограничения коснутся сторон, желающих вернуться на иранский рынок, например, недавно подписавших контракты с иранцами «Тоталь» и «Пежо».

Иран, меж тем, пытается установить контакты с европейскими банками после отмены санкций в результате принятия СВПД, в число которых вошли австрийские Oberbank и датский Danske Bank (финансирующие свои национальные компании, осуществляющие экспорт товаров в Иран). В Национальном банке Ирана сообщили, что парижский филиал банка подключился к единой европейской банковской системе оплат «таргет», действующей в зоне евро и состоящей из Европейского центробанка и центробанков стран-участниц ЕС. Французская «Тоталь» заявила, что продолжит сотрудничество с Ираном по нефтегазовым проектам, даже если будут введены новые санкции США. Учитывая сложности с финансированием больших проектов соответствующего уровня финансовыми институтами, «Тоталь» пошла на беспрецедентный ход – финансирование проекта с Ираном из собственных резервов.

В связи с «новой стратегией» США, скорее всего, потенциальные инвесторы вновь замрут в ожидании дальнейшего развития событий вокруг Ирана.

 

***

Политическая повестка в Иране остается сконцентрированной на последствиях «новой стратегии» Трампа, обсуждении сценариев развития событий и демонстрации своих военно-технических возможностей и политического влияния в регионе. При этом внутри страны больших изменений в связи с этим не происходит, за исключением очередного скачка курса доллара по отношению к риалу, в том числе не стоит и преувеличивать значение консолидации народ вокруг КСИР, который был включен США в список спонсоров терроризма. Население преимущественно занято внутренними проблемами, имеющими отношение к действующей власти, а не международным событиям вокруг так называемой ядерной сделки.

На этом фоне происходит рост интереса к более интенсивным усилиям по укреплению двустороннего сотрудничества между Тегераном и Москвой, которые провели огромное количество встреч на различных уровнях за последние месяцы.

 

Ю.Свешникова

Турция: октябрь 2017 г. (дайджест)

Всё большее место в повестке турецкой политики занимают вопросы внутриполитической борьбы. Появляются новые оппозиционные силы в виде новообразованной «Хорошей партии» (İyi Parti). А внутри правящих кругов происходит частичная смена лиц на руководствующих постах.

На внешнеполитическом треке внимания заслуживают такие вопросы как: дипломатический кризис между Турцией и США, соглашение по закупке ЗРК С-400, а также сближение Турции и Ирана.

Внутриполитическая обстановка

16 октября в ходе заседание Совета министров турецкое правительство приняло решение продлить режим чрезвычайного положения ещё на 3 месяца. Таким образом, режим ЧП будет продлён уже в пятый раз.

Кроме того, руководство Турции, по всей видимости, начинает постепенную подготовку к президентским выборам 2019 года (тогда же произойдёт окончательный переход к президентской форме правления). В этой связи в высших эшелонах власти происходят некоторые перестановки. 19 октября Шабан Дишли, главный советник председателя правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которым сейчас является Эрдоган, подал в отставку. Своё решение он объяснил желание уберечь президента от критики, которая может возникнуть по причине того, что брат Дишли был арестован в 2016 году по обвинению в причастности к попытке госпереворота. Позже по требованию Эрдогана в отставку ушёл теперь уже бывший мэр Анкары Мелих Гёкчек. В связи с этим, главный редактор турецкого издания «Hürriyet Daily News» выразил сомнение в том, сможет ли ПСР победить в Анкаре на следующих выборах. Он также отметил, что правящая партия сегодня теряет свои позиции в таких городах, как Стамбул и Бурса, которые традиционно голосуют за неё. Ранее, в сентябре (2017 г.), свой пост покинул и мэр Стамбула Кадир Топбаш. Сообщалось, что в июне его зять был задержан по подозрению в связях с Гюленом.

25 октября бывший депутат от Партии националистического движения Мераль Акшенер объявила о создании «Хорошей партии» (İyi Parti). Политик передал в Министерство внутренних дел Турции документы необходимые для регистрации партии, после чего провела первую встречу членов партии, где единогласно была избрана её председателем. В 2016 году Акшенер была исключена из ПНД за критику лидера партии Девлета Бахчели. По её мнению, при нём националисты стали самой слабой оппозиционной силой в стране. Комментируя цели «Хорошей партии» политик заявила: «Мы выступаем за предоставление нашему молодому поколению работы, нашим женщинам – права на жизнь и равенство, нашим старикам – спокойствия, надёжности и ухода, нашим детям – радости, счастья и здоровья, нашей нации – единства и сплочённости». Партия заявлена как правоцентристская, тем не менее, в ней преобладает сильное националистическое ядро, что делает её серьёзным конкурентом ПНД. Некоторые бывшие члены Партии националистического движения уже заявили о своём вступлении в партию Акшенер: среди них бывший генеральный секретарь ПНД Джихан Пачаджи, бывший заместитель председателя ПНД Умит Оздаг и другие.

Экономическая ситуация

В конце октября были опубликованы данные об объёмах экспорта и импорта Турции за сентябрь 2017 года. Так, экспорт Турции составил 11 миллиардов 848 миллионов долларов, увеличившись на 8,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года (сентябрь 2016 г.), тогда как объём импорта – 19 миллиардов 982 миллиона долларов, при росте в 30,6%. Таким образом, дефицит торгового баланса составил 8 миллиардов 135 миллионов, повысившись на 85%.

Серьёзно возрос импорт энергетических ресурсов: он увеличился на 51,3% по сравнению с данными сентября прошлого года и составил 3 миллиарда 202 миллиона долларов.

Помимо прочего, стали известны данные по уровню безработицы в стране. Нужно отметить, что ситуация на рынке труда остаётся довольно стабильной, учитывая массовые увольнения госслужащих в связи с попыткой государственного переворота в июле 2016 года. Объём безработицы остался на прежнем уровне – 10,7%, число же граждан, занятых в трудовой деятельности, выросло с 52,7% до 53,7%.

Министр финансов Турции Наджи Агбал, комментируя проект турецкого бюджета на 2018 год, заявил, что в наступающем году доходы Турции достигнут отметки в 698,8 миллиарда лир, из которых 599 миллиардов лир будут обеспечены налоговыми поступлениями. При этом потратить планируется 762 миллиарда лир. Предусмотренный дефицит бюджета на предстоящий год – 65,9 миллиардов лир. Кроме того, он коснулся вопроса увеличения ряда налогов в рамках «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)», анонсированной в сентябре 2017 года. По его словам, в 2018 году система налогообложения на транспорт претерпит изменения. Сегодня в Турции она привязана к объёму цилиндров двигателя – после проведения реформы будет взиматься дополнительная плата за покупку автомобиля в размере до 20% от его стоимости. Сам налог также вырастет до 40%. Агбал отметил: «Основываясь на принципе платёжеспособности, а также справедливого налогообложения, если вы покупаете Феррари более чем за 2 миллиона лир, вы должны будете заплатить 6000 лир дополнительного налога. Такая система предельно справедлива».

Наиболее важным для экономики Турции событием, очевидно, стало открытие 30 октября железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. В турецкой прессе отмечалось, что она позволит сократить расстояние между Англией и Китаем на 7000 километров, таким образом, намекая на Транссибирскую магистраль, что, тем не менее, является немалым преувеличением. Протяженность железной дороги, большая часть которой проходит по территории Азербайджана, – 829 километров. Изначально пропускная способность линии составит 1 миллион пассажиров и 6,5 миллионов тонн грузов, к 2023 году планируется, что эти показатели достигнут 3 миллионов пассажиров и 17 миллионов тонн грузов. Дорога задумана как альтернатива российской магистрали с целью сократить расстояние от Европы до Азии. Таким образом, время в пути станет около 12-15 дней, а не 45-62 дня, как раньше. Представители Армении отмечают, что наличие транспортного коридора без участия их страны создаёт предпосылки для развития напряжённости в регионе.

Отношения с США

Несмотря на положительную взаимную риторику Турции и США в сентябре (2017 г.), отношения между двумя странами продолжают сохранять коллапсирующий характер, чему свидетельствует разразившийся в начале месяца дипломатический кризис. 5 октября по обвинению в связях с Гюленом, шпионаже и подрыву конституционного строя турецкие власти арестовали гражданина Турции, сотрудника генконсульства США, Метина Топуза. Интересно, что он также подозревается в связях с бывшим прокурором Турции и офицерами полиции, которые в 2013 году расследовали коррупционный скандал, к которому, в свою очередь, был причастен Эрдоган. После этого страны на взаимной основе приостановили выдачу неиммиграционных виз: США – для граждан Турции, и Турция – для граждан США.

Параллельно этому в Штатах продолжается судебное разбирательство в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба и генерального директора одного из крупнейших турецких банков «Halkbank» Мехмета Хакана Атиллы. Они обвиняются во вступлении в сговор с целью осуществления финансовых операций, которые позволяли Ирану действовать в обход американских санкций. Первый был одним из ключевых фигурантов коррупционного скандала в 2013 году. В этой связи многие эксперты полагают, что Эрдоган опасается вскрытия подробностей коррупционной деятельности его окружения. Таким образом, Анкара, раздувая скандал, пытается надавить на Вашингтон с тем, чтобы тот закрыл дело.

Отношения с Россией

Как в случае с США, отношения Турции и России складываются весьма сложно. Одним из ключевых вопросов сотрудничества двух стран на данный момент является вопрос закупки зенитно-ракетных комплексов С-400. Ещё в сентябре (2017 г.) Турция сделала первый взнос в рамках соглашения. Тем не менее, вскоре из уст турецкого руководства стали звучать предупреждения о том, что Турция откажется от сделки в случае, если сделка будет осуществлена без передачи технологии. На вопрос журналистов о готовности России к передаче технологии производства ЗРК, пресс-секретарь президента России ответил, что между двумя странами продолжаются переговоры на экспертном уровне по этому аспекту соглашения. Позже подобные заявления турецкого руководства исчезли из внешнеполитического дискурса и ситуация нормализовалась.

Ещё одним негативным моментом взаимоотношений стал крымский вопрос. 9 октября Эрдоган посетил Украину, где встретился с её лидером Петром Порошенко. В ходе совместной пресс-конференции президент Турции подчеркнул, что его страна поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины и не признаёт присоединение Крыма к России. Многие посчитали этот шаг вынужденным: например, власти Крыма заявили, что Эрдоган, якобы, «подыграл» Порошенко. Однако, спустя несколько дней Министерство транспорта, судоходства и коммуникаций Турции запретило турецким портам принимать любые суда, идущие из Крыма. Подобная ситуация уже случалась в марте этого года (2017 г.).

Ближний Восток

8 октября Турция начала деятельность по разведке местности в сирийском Идлиби с целью кстановления наблюдательных постов. Уже 9 октября Генштаб Турции объявил о начале операции по контролю за перемирием в рамках договорённости о зонах деэскалации, которая была достигнута в ходе 6 встречи по Сирии в Астане 15 сентября (2017 г.). Несмотря на координацию турецких и российских властей, сирийское руководство раскритиковало действия Анкара, охарактеризовав их как нарушение международного права, и потребовало вывода войск из провинции.

Всё более явным становится сближение Турции и Ирана. 4 октября Эрдоган посетил Иран. Позже, 19 октября, с визитом в Турцию прибыл вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, где встретился с турецким премьер-министром Бинали Йылдырымом. Оба политика крайне позитивно охарактеризовали нынешнее состояние двусторонних отношений. На данном этапе два государства сближает не только энергетическое и военно-политическое сотрудничество в Сирии, но и общность взглядов по вопросу референдума в Иракском Курдистане. Турция, Иран и Ирак договорились выступать совместным фронтом по этому вопросу. Кроме того, Анкара, заручившись поддержкой Ирана, надеется на более эффективную борьбу против Рабочей партии Курдистана, борющейся за создание курдской автономии в составе Турции.

***

Во внутренней политике Турции постепенно утрачивает позиции антитеррористический дискурс. Всё большее внимание СМИ уделяется переменам во власти, возникновению новых политических сил, а также экономическим преобразованиям в стране. Турецкое руководство постепенно начинает подготовку к президентским выборам 2019 года, когда государство закончит переход к президентской форме правления. Параллельно ведутся экономические преобразования, вызванные трудностями в ряде секторов экономики. В связи с этим происходит и ужесточение налоговой политики.

Курс на независимую внешнюю политику приводит к своего рода однобокому подходу турецкого истеблишмента, который периодически игнорирует интересы своих партнёров, требуя при этом уступок по отношению к себе. Подобную ситуацию можно было наблюдать и в дипломатическом конфликте США и Турции, а также в противоречиях и разногласиях возникающих в вопросе поставок С-400. Тем не менее, вместе с тем как растёт влияние Ирана в регионе, крепчают и узы сотрудничества между Исламской Республикой и Турцией.

Как уже отмечалось в предыдущем дайджесте (за сентябрь 2017 г.), в среднесрочной перспективе руководство Турции, по всей видимости, сконцентрируется на двух наиболее важных для него на сегодняшний день моментах: укреплении собственных позиций у власти за счёт борьбы с оппозиционными элементами, а также решении курдского вопроса, который в связи с референдумом в Иракском Курдистане создаёт новые предпосылки для нестабильности в регионе.

В.Аватков, А.Финохин

 

Иран: сентябрь 2017 (дайджест)

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) и Иран после отмены санкций

 

Восьмой доклад МАГАТЭ, опубликованный 31 августа, подтвердил соблюдение Ираном договоренностей согласно СВПД. Гендиректор МАГАТЭ Юкиа Амано, открывая заседание совета управляющих 11 сентября, вновь подтвердил соблюдение СВПД Ираном. И тем не менее, сентябрь стал месяцем активного обсуждения возможности выхода США из соглашения. Следующая дата утверждения президентом США соблюдения Ираном своих обязательств – 15 октября, и Дональд Трамп полунамеками предупредил, что собирается в этот раз пойти против сложившейся практики и сделать шаг в направлении выхода из СВПД. Иран в лице главы Организации по атомной энергии Али-Акбара Салехи заявил, что подобные действия навсегда подорвут доверие Тегерана к западным странам. Глава парламентской комиссии Ирана по вопросам национальной безопасности и внешней политики Алаэддин Боруджерди предупредил, что в результате выхода США из СВПД Иран вернется к обогащению урана.

Заявления о необходимости «предпринимать меры» против Ирана, помимо президента Трампа, делали госсекретарь США Рекс Тиллерсон и члены американского Конгресса. В своей речи с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН Трамп назвал СВПД наихудшим соглашением в истории США.

Иран, в свою очередь, придерживается позиции не нарушения СВПД, пока другие стороны соглашения ему привержены, и продолжает выполнение взятых на себя обязательств. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан на полях 72-й сессии ГА ООН заявил, что Франция придерживается соглашения и постарается убедить президента Трампа не выступать его нарушителем. Австрийский президент Александр фон дер Беллен назвал Иран «надежным партнером по ядерной сделке» после выпадов Трампа в адрес Ирана на ГА ООН. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль заявил, что «выход США из СВПД может стать началом новой ядерной гонки». Поддержку СВПД выразила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Однако ключевым вопросом в ситуации с выходом США из СВПД останется фактическая реакция западных сторон соглашения, которые столкнутся с очень сложной дилеммой – подпасть под восстановленные санкции США или же бросить дипломатические силы для оказания давления на американского президента, приостановив при этом начавшие было устанавливаться связи с Ираном.

Так, австрийский Oberbank стал одним из первых европейских банков, который начал взаимодействовать с Ираном после снятия санкций. Соглашение между Oberbank и Центральным банком Ирана покрывает проекты австрийских компаний в Иране продолжительностью более двух лет в сферах, ранее затронутых санкциями. На данный момент Oberbank уже финансирует экспорт австрийских продуктов в Иран.

По результатам консультаций с представителями китайской банковской сферы глава ЦБ Ирана Валиулла Сейф заявил, что Китай предоставит Ирану 35 млрд. долларов в виде кредитов и инвестиций в проекты. Сейф сделал заявление после подписания меморандума о понимании между ЦБ Ирана и Банком развития Китая и открытии кредитной линии Ирану на 15 млрд. долларов. Между иранским Банком промышленности и добычи и китайским Банком развития уже существует соглашение о предоставлении кредита в размере 1,5 млрд. долларов, которые предполагается вложить в электрификацию железнодорожных путей Тегеран-Мешхед (продолжительностью 926 км). За счет этих инвестиций китайская сторона покрывает 88% стоимости проекта.

В Иран продолжают поступать столь необходимые обновления для самолетного парка, заказы на которые были сделаны после снятия санкций. Так, в сентябре были поставлены два самолета ATR72-600, приобретенные у Франции иранской компанией «Хома». После согласования СВПД Иран заключил контракты на поставку 100 самолетов Airbus, 80 – Boeing и 20 – ATR. На данный момент в Иран было поставлено 3 самолета Airbus и 4 ATR72.

Тем временем, в сентябре в санкционный список США (согласно акту HR3364 от 2 августа 2017 г.) были добавлены в общей сложности 11 новых физических и юридических лиц – компаний и граждан Ирана.

 

 

Иран и Россия

 

В сентябре Иран и Россия продолжили плотные консультации по сирийскому вопросу, а также по ситуации в регионе в связи с референдумом о независимости иракского Курдистана как в двустороннем порядке, так и вместе с турецкими коллегами. Новые санкции США, наложенные в августе, побудили стороны обратить более пристальное внимание на другие возможности для сотрудничества.

Представители «Роснефти» проявили интерес к разработке иранских месторождений «Азадеган», «Яран», «Купал» и «Марун на встрече с заместителем министра нефти Ирана Амир-Хосейном Заманиния. Стороны обсудили сделки по обмену сырьем (нефтяные свопы). Так что вновь появилась информация о возможно скором начале экспорта иранской нефти в Россию в обмен на товары. Ранее уже были достигнуты договоренности по вопросу о поставках 100 барр. нефти в день, но сделка так и не претворилась в жизнь.

В сентябре Иран с визитом посетили делегации из России, которые провели совещания по сотрудничеству с представителями различных провинций Ирана – Центральной, Керманом, Мазандараном.

В сентябре министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф встретился в Москве с президентом Владимиром Путиным и своим коллегой Сергеем Лавровым. Стороны обсудили переговорный процесс по сирийскому вопросу, а также заявили о своей приверженности СВПД. Спецпредставитель президента России по сирийскому вопросу Александр Лаврентьев посетил Иран 5 сентября для встречи с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани.

 

Иран на международной арене

 

Иран продолжил занимать активную позицию на международной арене – как в региональном, так и в глобальном масштабе. По инициативе иранского правительства, выступившего с резкой критикой ситуации с мусульманами-рохинджа в Мьянме, в Бангладеш, где на данный момент наблюдается особо интенсивный приток беженцев, были отправлены две партии гуманитарных грузов.

Иран продолжил участие в Астанинском процессе: 14-15 сентября в Астане прошел шестой раунд переговоров по сирийскому кризису. Ключевым вопросом стало создание четвертой зоны безопасности в провинции Идлиб.

Иран также направил гуманитарную помощь в сирийский Дейр эз-Зор после снятия блокады. Один из караванов с гуманитарной помощью был атакован боевиками Исламского государства (ИГ).

 

В сентябре высказывался ряд домыслов о возможном потеплении отношений между Тегераном и Эр-Риядом на фоне восстановления потока паломников из Ирана к мусульманским святыням, расположенным в Саудовской Аравии. В прошлом году Иран объявил бойкот отправке своих граждан в хадж в связи с массовой давкой и гибелью сотен иранцев во время хаджа 2015 г. Стороны также переживают очередной период разрыва дипломатических отношений в связи с нападением иранцев на дипломатические представительства Саудовской Аравии после известий о казни властями королевства шиитского проповедника в январе 2016 г. В этом же году более 86 000 иранцев совершили хадж на территории Саудовской Аравии. При этом министр иностранных дел КСА Адель аль-Джубейр опроверг предположения о потеплении отношений между двумя странами. Министр иностранных дел Джавад Зариф также осторожно отметил, что надо еще рассмотреть перспективу улучшения отношений. Поддержка Ираном совместно с Турцией Катара в ситуации блокады также только способствует укреплению оси противостояния Тегеран-Эр-Рияд. В свою очередь, та же ситуация способствует сглаживанию противоречий между Ираном, Катаром и Турцией по сирийскому вопросу.

Неприятие Анкарой и Тегераном референдума по вопросу независимости иракского Курдистана способствовало дальнейшему сближению правительств Рухани и Эрдогана после продолжительного периода напряженности. Президент Рухани встретился с Эрдоганом на полях саммита Организации исламского сотрудничества (ОИС) по науке и технологиям, который прошел в Астане 10-11 сентября. 25 сентября Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в Ираке и Сирии, в частности вопрос целостности Ирака в связи с референдумом о независимости Курдистана. Таким образом, Иран, Турция и Ирак провели ряд координированных действий по нежелательному для всех сторон нарушению целостности Ирака, параллельно проводя консультации по данному вопросу и с Россией.

Иран в ответ на референдум о независимости закрыл воздушные границы с иракским Курдистаном, а также провел военные учения армии и КСИР на западе и северо-западе страны в провинциях Курдистан и Западный Азербайджан, утверждая, однако, что совпадение по времени с референдумом и близость к иракскому Курдистану случайны. В учениях приняли участие бронетанковые, десантные, артиллерийские войска и авиация.

 

 

Внутренняя политика

 

В конце сентября в Иране отметили неделю священной обороны по случаю годовщины окончания войны с Ираком и день поминовения трагической кончины имама Хусейна, известный как Ашура.

В самом начале траурных церемоний, после пятничной молитвы 22 сентября, в Тегеране прошли антиамериканские протесты с традиционными лозунгами «смерть Америке!», «смерть Израилю!», «смерть Англии!», «смерть дому Сауда!».

В связи со знаковостью гибели одного из защитников гробницы Саиды Зейнаб в Сирии Мохсена Ходжаджи, его похоронная церемония также была назначена на конец сентября. Обезглавленного ИГ Ходжаджи сравнивали с имамом Хусейном, в социальных сетях появилось большое количество коллажей и иллюстраций на эту тему. Очевидно, власти поощряли эту волну, направленную на формирование романтического образа иранских бойцов в Сирии. Ходжаджи был похоронен как раз накануне Ашуры (27 сентября), хотя убийство произошло 9 августа, а тело было получено Хезболлой уже 31 августа.

В ходе обмена резкими заявлениями между Ираном и США, Тегеран продолжил демонстрировать имеющиеся военные достижения. Так, была представлена ракета средней дальности «Хоррамшахр», способная поражать цели на дистанции 2000 км. В начале сентября Иран протестировал ракетную систему собственного производства Bavar-373, которая должна будет дополнить российские С-300. Систему дальнего радиуса действия предполагается запустить в работу в марте 2018. На авиабазе Хатам оль-Анбия на западе страны также были размещены новые ракетные комплексы.

Иран возбудил уголовное дело против разработчика Telegram Павла Дурова «в связи с популярностью мессенджера среди террористов и торговцев наркотиками», отметив, что приложение также используется при организации других преступлений, включая торговлю людьми. Дуров заявил о готовности приостановить работу приложения в Иране. В совокупности с удалением иранских приложений из Apple Store и Google Play Market, удар по одному из самых популярных мессенджеров производит на пользователей смартфонов депрессивное впечатление.

 

***

За исключением некоторых внутриполитических дрязг, сентябрь для Ирана прошел под эгидой обмена резкими высказываниями с США по поводу СВПД, переговоров со странами региона и Россией по вопросу курдского референдума о независимости и продолжения попыток урегулировать сирийский кризис.

 

Ю. Свешникова

 

Арабские страны: сентябрь 2017 г. (дайджест)

Сентябрь для арабских стран был в первую очередь связан с проведением референдума о независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. На сирийском направлении фиксируется ликвидация последних очагов террористической группировки «Исламское государство» (запрещенной в Российской Федерации). Дипломатический трек ознаменовался чередой визитов высших должных лиц из государств арабского мира для переговоров в Россию. «Йеменский» и «Катарский» кризисы развиваются в соответствии с инерцией, набранной в предыдущие месяцы.

 

КАТАР

14 сентября конфликт между арабскими странами Персидского залива преодолел 100-дневный рубеж. На протяжении сентября по различным каналам Катар транслировал готовность перейти к диалогу ради урегулирования кризиса в отношениях с «арабским квартетом». 8 сентября именно с такого ракурса был освещен телефонный разговор между Тамимом бин Хамадом аль-Тани и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, состоявшийся по инициативе эмира Катара. Также готовность своей страны сесть за стол переговоров с четырьмя арабскими государствами катарский монарх еще раз подтвердил в ходе совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель. Однако инициатива катарской стороны не получила развития.

На этом фоне Доха продолжает демонстративно сближаться с Ираном в публичном пространстве. В конце августа посол Катара в Иране вернулся к исполнению своих обязанностей в Тегеране после 21-месячного отсутствия в иранской столице.

Обмен нелицеприятными заявлениями между Катаром и блоком арабских стран во главе Саудовской Аравии попал в прямой эфир телевидения.

Вместе с тем в своей вступительной речи на министерском заседании Лиги арабских государств (ЛАГ) представитель Катара, государственный министр Султан бин Саад аль-Мурайкхи назвал Иран «уважаемым государством» и указал на потепление отношений Дохи с Тегераном после установления рядом арабских стран блокады против Катара. Что закономерно спровоцировало резкую реакцию со стороны оппонентов катарских властей в межарабском кризисе.

 

СИРИЯ

 

5 сентября сирийские правительственные войска прорвали блокаду города Дейр эз-Зор, продолжавшуюся в течение трех лет. С лета 2014 года город с населением 100 тысяч человек был окружен вооруженными формированиями террористической организации «Исламское государство». В течение этого периода продовольствие, медикаменты и другие предметы жизненной необходимости  в Дейр эз-Зор доставлялись только по воздуху, а атаки боевиков отбивал гарнизон из примерно 5 тысяч военнослужащих. Успех военной операции был гарантирован ударом элитных подразделений правительственных войск (4-я моторизованная дивизия и отряды «Тигров» под командованием бригадного генерала Хасана Сухейля) одновременно с двух направлений.

В итоге, помимо организации «дороги жизни» для населения города, впервые за несколько лет была открыта для сообщения трасса Дамаск – Дейр эз-Зор. К  концу месяца правительственные войска держат под контролем 85% городских территорий. Столь стремительному продвижению сирийской армии способствовала активная помощь Минобороны РФ. Путь для наступления армейцев со стороны Пальмиры и Ракки был расчищен российскими ВКС, а на этапе штурма прилегающей к Дейр-эз-Зору авиабазы и окрестностей этого крупного населенного пункта подключились Силы специальных операций России. Российские военные дважды обеспечили союзникам форсирование Евфрата — на понтонных средствах и через малый автодорожный мост. Случаи массовых переходов боевиков под знамена правительственной армии подтверждают тезис о том, что в этот раз не стоит ожидать длительного противоборства в городской черте.

Сирийские войска успешно отражают попытки боевиков контратаковать – совместное наступление террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и «Исламское государство» на западе и востоке Сирии (в провинциях Идлиб и Дейр-эз-Зор), попытка захватить участок трассы Дейр-эз-Зор – Пальмира, завершились провалом.

В это время к концу месяца поддерживаемые Соединёнными Штатами формирования арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» выходят на этап завершения операции по освобождению города Ракка в одноимённой провинции от террористического элемента. Штурм города ведется с июня 2017 г.

Этот месяц принес еще одну значимую для региона юбилейную дату – 30 сентября исполняется два года с начала боевой миссии российских ВКС в Сирии. Благодаря уничтожению обширной инфраструктуры террористов и поддержке с воздуха, сирийская армия смогла освободить 90% своей территории.

Ранее на шестом раунде переговоров в Астане в совместном коммюнике Россия, Турция и Иран как гаранты перемирия в Сирии объявили о создании четырех зон деэскалации и ирано-российско-турецкого координационного центра для согласования действий в данных районах. В дайджестах арабских стран за предыдущие месяцы уже были рассмотрены отдельные аспекты решения о создании зон деэскалации. Здесь же необходимым представляться добавить, что силы спонсоров в данном случае играют роль миротворцев. Основной упор делается при этом именно на каналы народной дипломатии, которые позволят обществу самому восстанавливать горизонтальные торговые и социальные связи. Отсюда важность создания местных комитетов по национальному примирению, которые собственно и являются официально признанным механизмом такой дипломатии.

 

РОССИЯ

Роль России на Ближнем Востоке за последние несколько лет существенно усилилась и особенно после военного вмешательства России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года. Российское военное и политическое присутствие в регионе стало реальным фактором. Особенно актуально это для Ливана, стабильность и безопасность которого напрямую зависит от обстановки в Сирии. В этом контексте 13-15 сентября состоялся официальный визит премьер-министра Ливана Саада Харири в Российскую Федерацию. В состав делегации вошли вице-премьер, министр информации, министр финансов, министр внутренних дел, министр общественных работ и транспорта, министр экономики и торговли и министр культуры. В ходе визита ливанский премьер провел встречи с председателем правительства Российской Федерации, министром иностранных дел, а также переговоры с президентом РФ В.В. Путиным.

Закрепление признания статуса влиятельного внерегионального актора на Ближнем Востоке происходит на фоне упрочения формирующегося миротворческого статуса Москвы в ливийском кризисе. Сначала Грозный, а затем Москву с визитом посетил вице-премьер Ливии Ахмед Майтиг. Представитель правящего в Ливии правительства национального согласия обсуждал исключительно невоенную сторону урегулирования конфликта – отдельные аспекты инклюзивного политического процесса, предметные особенности возвращения производственных мощностей в страну, прагматичное использование безопасного Севера Ливии (коридора с запада на восток протяженностью 2 тыс. км вдоль средиземного моря) и т.д. Одновременно в Москву прибыл официальный представитель Ливийской национальной армии, бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари. Он провел встречи с представителями российского МИДа и Минобороны, а также с российскими экспертами и экспертными кругами. Эти переговоры носисли принципиально иной характер. «Мы представляем вооруженные силы и далеки от политических вопросов», — дал комментарий о цели своего визита Аль-Мисмари на пресс-конференции в Москве.

Российская дипломатия работала с представителями региональных сил не только на своей территории – 12 сентября Министр обороны РФ С. Шойгу побывал с официальным визитом в Сирии, а Министр иностранных дел С. Лавров с рабочими визитами посетил Джидду (9-10 сентября) и Амман (11 сентября).

 

ЙЕМЕН 

В Йемене продолжает сохраняться поляризация по линии противостояния саудовских и эмиратских интересов. В начале месяца ОАЭ запретили президенту Йемена А.М. Хади, позиционируемому как креатура Эр-Рияда, въезд в Аден. Таким образом, Абу-Даби развивают свою стратегию об исключительном контроле над южными провинциями и ключевыми портами Йемена.

 

ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

25 сентября состоялся референдум о независимости автономного региона Иракского Курдистана от Ирака. По данным Высшей независимой избирательной комиссии Курдистана, явка на плебисците составила 72,61%. Из этого числа избирателей автономии 92,73% проголосовали за независимость.

Здесь необходимо отметить, что Москва заняла нейтральную позицию по данному вопросу, выступая за сохранение диалога между Багдадом и Эрбилем, в рамках которого стороны должны решить все внутренние противоречия. В то время как сам факт проведения референдума был отрицательно воспринят международным сообществом и практически всеми странами региона.

В связи с этим под сомнение ставится принципиальная возможность фиксация в реальности результатов волеизъявления. Напоминаем читателям, что прецедент референдума уже случался в 2005 году, однако в практической плоскости результаты оформлены не были.

Реакцию Багдада на курдское волеизъявление на конец сентября можно оценивать как достаточно сдержанную. Помимо логичной в данных условиях тональности риторики единственным практическим шагом по выражению своего недовольства оказался запрет на  прямое воздушное сообщение с Иракским Курдистаном. Несмотря на то, что решение было благосклонно воспринято странами-соседями по региону (Ливией, Катаром, Египтом, Турцией и Ираном), премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади отказался связывать его напрямую с проведением плебисцита. Официальной причиной послужил отказ Эрбиля передать под контроль федерального правительства все контрольно-пропускные пункты автономии на границе с Ираном, Турцией и Сирией.

 

***

Зачистка последних анклавов ИГ на территории Сирии и Ирака ожидается в самой краткосрочной перспективе. Все больше ответственности за будущий формат и устойчивость государственных институтов ложится на дипломатов, местные и центральные органы власти. Динамика йеменского и ливийского кризиса также демонстрирует тенденцию к отходу от преимущественного прямого (вооруженного, экономического) способов воздействия на оппонента. Роль военных с падением интенсивности боевых действий перестает быть ключевой, а значит, баталии переместятся за столы переговоров. По официальным и неофициальным каналам со стороны основных игроков стоит ожидать сигналы, контурирующие переговорные позиции сторон, их требования, пространство для торга/маневра.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин