Арабские страны: июль-август 2017 г. (дайджест)

 

Период с июля по август 2017 года для арабских стран характеризовался обострением палестино-израильского противостояния; успехами антитеррористических коалиций на фронтах Сирии и Ирака; прямым включением в войну против террористов «Исламского государства» (ИГ) и Джабхат Фатх аш-Шам (запрещенных в Российской Федерации); плодотворным взаимодействием между Россией, США и Египтом по организации зон деэскалации в Сирии; обострением внутриполитического кризиса в Марокко; работой российских дипломатов по укреплению связей с партнерами в Персидском Заливе.

 

ИРАК

 

9 июля премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил о завершении операции по освобождению Мосула от террористов ИГ. Данный эпизод войны против терроризма на иракском театре военных действий имел стратегическую значимость как с точки зрения территориального контроля и расположения фронтов, так и исходя из идеологического посыла. При этом за Мосул пришлось дорого заплатить — по различным данным, потери иракских силовых структур составили порядка 30 тысяч человек, среди гражданских жертвами действий террористов и бомбардировок коалиции стали около 7 тысяч его жителей. Восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, а также жилья в Мосуле, по предварительным оценкам, потребует около миллиарда долларов. Всего на восстановление экономики северного Ирака потребуется порядка 70 миллиардов долларов. В этих условиях иракцы начинают диверсифицировать свои внешнеполитические контакты, поскольку фигура спонсора в их положении приобретает сакральное значение.

В июле Иракский министр внутренних дел посетил Саудовскую Аравию, где договорился о создании объединённого штаба по вопросам обмена развединформацией. С подобным визитом посетил Иран иракский министр обороны, в августе получивший приглашение из Эр-Рияда и частично взявший на себе посреднические функции по нормализации диалога между этими странами по достаточно актуальному вопросу посещения иранскими паломниками святых мест на территории Саудовской Аравии. Здесь также необходимо отметить, что МВД и Федеральная полиция, возглавляемые К. аль-Аараджи, имеют не только высокую боевую репутацию, но и не уступают по численности и технической оснащенности частям Министерства обороны, соответственно влиятельность министра напрямую сказывается на его высокий уровень его полномочий в переговорной позиции. В тоже время спикер иракского парламента принял с визитом коллегу из Турции, по итогу которого объявил, что Ирак приветствует Турции в освобождённых от ИГ регионах для их восстановления и строительства. В Москве с визитом оказалась другая влиятельная фигура с иракского политического небосклона — бывший премьер Нури аль-Малики. По части контактов Российской Федерации и Ирака также поступила информация о серьезном контракте на приобретение Багдадом большой партии российских танков Т-90. Является ли данный эпизод частью традиционной для Ближнего Востока «военно-технической дипломатии» или данью качественной технике, хорошо зарекомендовавшей себя в боевых действиях в данной климатической зоне? Скорее всего и то и другое.

Однако наиболее примечательным в череде дипломатических контактов иракцев с ключевыми игроками в регионе представляется визит шиитского политика-богослова Ирака Муктады ас-Садра в Саудовскую Аравию в конце июля. О содержании и результатах переговоров ас-Садра в Джидде крайне ограниченная информация. В официальной сводке саудовских СМИ отмечался лишь взаимный настрой сторон видеть Ирак территориально целостным, единым и сильным в борьбе с терроризмом. Влиятельность богослова в Ираке имеет многоуровневый характер. Так, блок Ахрар, возглавляемый ас-Садром, имеет 32 места в парламенте Ирака. Именно ас-Садр, как никакой другой иракский лидер, может вывести на улицы сотни тысяч людей, его сподвижники  являются de facto основной частью достаточно боеспособного подразделения иракских сил народного ополчения аль-Хашд аш-Шаабий. Данная ситуация является свидетельством не только запущенного процесса переформатирования союзных связок в регионе на межгосударственном уровне, но и динамического оформления борьбы за власть уже в самом Ираке в свете приближающихся выборов.

 

КАТАР

 

На протяжении июля-августа 2017 г. «соседский кризис» вокруг Катара продолжает демонстрировать живучесть при одновременном падении в интенсивности и накале. Подобная динамика конфликта объясняется, в первую очередь, исчерпанием прямых рычагов воздействия друг на друга у сторон конфликта из легального и наиболее доступного арсенала. Предсказуемо получив отрицательный ответ на ультиматум, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Мавритания Бахрейн и ОАЭ ограничились откровенно пустой угрозой о бойкоте Чемпионата мира по футболу от 2022 года, который должен пройти в Катаре, апеллируя к кодексу Международной федерации футбола. Там указывается, что организация должна перенести чемпионат мира в другую страну в случае наступления чрезвычайных ситуаций, роль которых в данном случае выполняет «поддержка терроризма» Дохой. Опять-таки предсказуемо данный запрос не оказал никакого видимого эффекта ни на одну из сторон. Отдельно отметим, что сами принципиальные борцы с терроризмом – ОАЭ и Египет, не гнушаются катарским газом. ОАЭ как ни в чем не бывало продолжает получать природный газ по трубопроводу  Dolphin, а Египет принимает поставки СПГ.

В пользу данного тезиса также свидетельствует череда откровенно пропагандистского фальсификата в СМИиК Залива. Так, в июле изданием WatanaNews был обнародован «секретный документ», свидетельствующий о том, что Катар пригрозил Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива выходом из этой организации, если по истечении  трех дней с Дохи не будут сняты все санкции. Перед этим телеканал ОАЭ Dubai TV распространил репортаж о проведении в столице Катара антиправительственной демонстрации, к разгону которой были привлечены «турецкие солдаты». Переход к подобной быстро опровергаемой дезинформации говорит скорее об инерции, чем о реальном противостоянии на данном этапе.

Второй значимой причиной именно такого развития событий стало отсутствие поддержки саудовско-египетско-эмиратской позиции со стороны сразу нескольких ключевых акторов в регионе. Так, во время июльского визита госсекретаря США в Доху был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма, что очевидно вступает в противоречие с обвинениями, выдвигаемыми против Катара. Характеристика Р. Тиллерсоном позиции катарской стороны в конфликте как «искренней и очень разумной» ставит крест на всех спекуляциях вокруг мнения Вашингтона по этой проблеме. Одновременно в первую неделю августа на территории Катара с вполне понятным подтекстом прошли совместные турецко-катарские военные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронированной техники.

В то время как продуктовая изоляция не состоялась, в том числе, благодаря воздушному мосту и грузовым судоперевозкам из Ирана. В эмират поставляются питьевая вода, мясо птицы, томатная паста, рис, консервированные фрукты и овощи, молочная продукция, средства бытовой химии и товары для ухода за домом, средства личной гигиены.

Таким образом, на фоне противостояния «изолированный» Катар упрощает визовый режим для граждан 80 стран. В итоге Доха оказывается более «открытым и демократичным государством» по сравнению со своими соседями по ССАГПЗ, строго соблюдающими условия достаточно жесткого визового барьера. И в итоге в качестве первого зримого шага к нормализации отношений возникает решение Саудовской Аравии открыть границу между двумя странами для совершения хаджа катарскими гражданами к главным исламским святыням в Мекке и Медине, в рамках которого саудовский монарх распорядился отправить в Доху несколько частных лайнеров, чтобы «доставить катарских паломников за счёт его личных средств».

 

СИРИЯ

 

В Сирии террористические группировки терпят поражения практически на всех имеющихся фронтах и направлениях. С начала июля свыше 40 стационарных нефтяных насосных станций снова оказались под контролем правительства Сирии. Террористы вытеснены из ключевых нефтедобывающих районов Ракки. Так, под контроль государства возвратились нефтяные районы Дабсан, Дайлаа, Рамилан, Тбисан, Саура, Вахаб, близ Эс-Сухне. Хотя в функциональное состояние месторождения вернутся не скоро, поскольку отступающие боевики уничтожают все объекты инфраструктуры.

Также 21 августа поступили сообщения о полном освобождении от террористического элемента провинции Алеппо. Правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли существенное поражение крупной группировке ИГ в центральной части Сирии – всего от боевиков освобождено 50 населенных пунктов и более 2,7 тысячи квадратных километров сирийской территории. Даже несмотря на тот факт, что «котлы» в пустыне считаются понятием достаточно относительным, в конце августа в провинции Хама в районе селений Хамди аль-Омар, Суха, Наамия, Акербат были окружены крупные группировки боевиков ИГ. Такой же «котел» формируется в соседней провинции Хомс, где была возвращена под контроль важная стратегическая точка бывший крупнейший опорным пунктом ИГ в провинции – город Эс-Сухне. Протяженность фронта, на котором ведется наступление, увеличилась 27 августа, когда подразделения сирийской армии совместно с союзными шиитскими отрядами, при воздушной поддержке российских ВКС полностью разгромили ИГ в долине реки Евфрат в районе города Ганем-Али.

Следующей целью правительственных войск должен выступить Дейр-эз-Зор, куда бегут террористы со всей площади освобождаемой территории. При это ВКС России работают на перспективу круглосуточно выявляя и уничтожая бронетехнику, пикапы с тяжелым вооружением и автомобили боевиков до того, как они попадают в плотную городскую застройку, тем самым облегчая бойцам грядущий штурм и косвенно минимизируя неизбежные потери среди гражданского населения, которые возникают при освобождении городских кварталов.

Параллельно с боевыми действиями против террористов протекает политический процесс, воплотившийся в реализации нескольких зон деэскалации. 7 июля было подписано совместное российско-американское соглашение при участии Иордании о создании зоны деэскалации конфликта на юго-западе Сирии, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра. 24 июля аналогичное соглашение было подписано относительно создания мирной зоны в пригородном районе Дамаска Восточная Гута, население которого составляет не менее 1,2 миллиона человек. Отмечается, что соглашения были подписаны по результатам проведённых в Каире переговоров представителей Минобороны России и умеренной сирийской оппозиции при посредничестве египетской стороны. Согласно данному договору, боевики из группировки «Джейш аль-Ислам», с представителями которой было подписано соглашение, сохраняют за собой легкое стрелковое оружие, сдают все тяжелое вооружение, разминируют минные поля и демонтируют КПП. В Восточную Гуту получает доступ сирийская правительственная администрация, но не Сирийская Арабская Армия. М.Аллюш, лидер «Джейш аль-Ислам», изъявил желание, чтобы в Восточную Гуту были введены отряды египетских миротворцев по образцу 600 российских военных полицейских на севере Сирии и отряда в 400 военных полицейских в Дераа. Документами также определены границы зоны деэскалации, места развёртывания и полномочия сил контроля деэскалации, а также маршруты доставки населению гуманитарной помощи и свободного прохода жителей

Вместе с тем в провинции Идлиб, которая стала приютом для всего спектра сирийского антигосударственного элемента, повсеместно на протяжении всей второй половины июля продолжались ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и формированиями группировки «Ахрар аш-Шам». Последняя представляет собой повстанческую группировку исламистского толка, которая пользуется поддержкой Турции и Саудовской Аравии. Только с 19 по 21 июля в боях погибли свыше 90 человек, в том числе 15 гражданских лиц. В этом контексте считается, что эвакуация боевиков полностью устраивает власти в Дамаске, которые таким образом решают множество задач военно-политического свойства при минимальных издержках. Взамен на оставление своих позиций в повстанческих городах и районах – либо с лёгким стрелковым оружием на руках они отправляются именно в Идлиб, либо отказываются вести подрывную работу против режима и подвергаются амнистии (последних, к слову, оказывается на порядок меньше).

Выбор Идлиба боевиками в качестве своего эвакуационного аэродрома объясняется тем, что прочие зоны деэскалации в провинциях Алеппо, Латакия, Хама, Хомс, Дераа, Кунейтра и Дамаск, как можно понять, будут иметь ограниченный во времени характер. У вооружённой оппозиции ничтожно мало шансов удержать свои анклавы вне Идлиба, тем более, когда им приходиться делить там территорию с наиболее радикальными группировками, на которых режим прекращения боевых действий не распространяется.
Несмотря на тактические успехи и благоприятный стратегический прогноз некоторые эксперты опасаются того, что создание многочисленных зон деэскалации может привести к потере страной суверенитета, поскольку сами зоны снижения напряженности имеют шанс превратиться в зоны влияния различных иностранных государств.

С ноября 2016 года подразделения арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» при поддержке США окружали столицу «халифата», а в начале июня приступили к её непосредственному штурму. К началу августа под контролем ИГ оставалось порядка 10% всей территории провинции Ракка, которая вместе с её одноимённым административным центром до 2016 года находилась под полной властью террористов. Арабо-курдская коалиция отбила у «халифата» более двух третей всей территории провинции Ракка. Ещё около 22% районов этой сирийской области перешло под контроль правительственных войск Дамаска.

Тем временем авиация США стирает город с лица земли, открывая огонь по каждому зданию, где штурмующим оказывается сопротивление. По сообщениям гуманитарных НКО, только в период с 14 по 21 августа жертвами авиаударов в Ракке стали 167 мирных жителей. Стремясь минимизировать потери своих союзников, охваченные духом «гонки за столицы», желанием продемонстрировать ощутимый успех новой администрации в Вашингтоне перестали включать параметр недопустимости жертв среди гражданского населения в перечень требований при разработке операций.  Данная практика распространяется и прочие объекты, представляющие тактическое либо стратегическое значение для коалции. Так, 30 июля воздушные силы международной коалиции во главе с США отбомбились по поселению Абукемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где бомбардировке подверглась больница и спортивный клуб в результате чего шесть человек погибли и 10 получили ранения. Только за июль было совершено четыре подобных налета. А в конце июня самолеты коалиции нанесли три последовательных авиаудара по городу Аль-Маядин и деревне Ат-Деблян, в результате чего погибли 90 мирных граждан, включая женщин и детей.

Несмотря на подобный бескомпромиссный подход в августе продвижение бойцов СДС не окончилось конкретным результатом, который можно было бы предъявить в качестве демонстрации необоримой мощи коалиции. Периодические контратаки террористов отбрасывают как проправительственные силы, так и арабо-курдскую коалицию, что вынуждает штурмовать одни и те же кварталы по нескольку раз.

 

ЖЕНЕВА

 

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с отдельными значимыми результатами. В частности, возникла вероятность формирования единой делегации от трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» «московской» и «каирской». Подобные пертурбации стали возможны в силу корректировки позиции Высшего комитета по переговорам по отношению к президенту САР Б. Асаду – в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. Одной из причин понижения градуса риторики могло послужить изменение на сирийских фронтах, где позиции проправительственных сил заметно укрепились.

 

ЛИВАН

 

19 августа Ливанская армия объявила о начале наступления на позиции боевиков ИГ. Ливанские военные развернули операцию по ликвидации боевиков в районе населённых пунктов Рас-Баальбек и Эль-Каа, населенных христианами. Вооруженные силы страны используют против боевиков ракеты, артиллерийские орудия и вертолеты. Операцию поддержали сирийские власти – участок фронта в районе западных склонов гор Каламун взяли на себя подразделения сирийской армии и ливанского движения «Хизбалла». Уже через три дня ливанская армия взяла под контроль 80% территории на границе с Сирией, которая ранее была захвачена боевиками террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и ИГ. Однако 27 августа Армия Ливана объявила о прекращении боевых действий, причиной чего стало намерение Бейрута провести с боевиками ИГ переговоры об освобождении девяти военнослужащих, которые были захвачены в плен террористами в приграничном городе Арсаль в 2014 году. Данная операция происходит в соответствии с общесирийской динамикой по масштабному наступлению на позиции боевиков.

 

ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Палестино-израильский конфликт в июле вернулся в фокус международного сообщества. Причиной этому послужила установка израильтянами металлоискателей на Храмовой горе в Иерусалиме после убийства поблизости двух бойцов пограничной стражи (МАГАВ) 14 июля. Данная акция израильских властей спровоцировала вспышку недовольства у палестинской стороны сразу на нескольких уровнях. Так, Махмуд Аббас заявил о приостановке контактов с израильской стороной «на всех уровнях» до тех пор, пока «израильское правительство не отменит принятых им мер против мечети Аль-Акса и палестинского народа в целом». Затем на Храмовой горе произошли массовые столкновения между израильской полицией и мусульманами с применением камней с одной стороны и слезоточивого газа и резиновых пуль – с другой, что привело к человеческим жертвам.

Мусульмане собрались на Храмовой горе после того, как лидеры общины объявили о возобновлении молитв на этом месте. Это произошло после того, как израильские власти согласились убрать металлодетекторы и заграждения, установленные после убийства у комплекса двоих полицейских.

14 июля трое израильских арабов около Храмовой горы открыли стрельбу по полицейским, убив двоих человек. Нападавшие были убиты. Мечеть на Храмовой горе была временно закрыта, а израильские власти установили на комплексе металлодетекторы, камеры видеонаблюдения и заграждения. С осени 2015 года после очередного конфликта вокруг Храмовой горы в Израиле резко выросло количество уличных нападений радикально настроенных арабов на евреев, вследствие которых погибли более 270 палестинцев и более 40 израильтян.

Даже после демонтажа металлоискателей со всех входов на Храмовую гору в конце июля ситуация продолжала накаляться – тысячи израильских арабов-мусульман участвовали в городе Ум эль-Фахм в похоронах трех ликвидированных на Храмовой горе террористов, убивших двух бойцов МАГАВа. Похороны превратились в массовую антиизраильскую акцию. Участники похорон выражали свою радость по поводу совершенного террористического акта стрельбой в воздух из огнестрельного оружия и салютом. В условиях ползучей радикализации населения неудивительным представляется решение Европейского суда юстиции о сохранении за основными эмиссарами данного процесса, палестинским движением ХАМАС, статуса террористической организации.

На этом фоне израильские власти продолжили политику дальнейшей секьюритизации собственных территорий – 2 августа 2017 г. было объявлено о завершении работ по возведению 42-километрового участка стены безопасности в районе Хевронского нагорья. Решение о возведении данного участка разделительного барьера было принято правительством в марте 2016 г. в ответ на серию террористических атак, совершенных в Иерусалиме, Яффо и Петах-Тикве.

 

ЕГИПЕТ

 

Активное взаимодействие по целой группе проблемных вопросов между Каиром и Москвой в июле-августе закрепилось в сверке часов между министрами иностранных дел. Комплементарные позиции сторон  в отношении стабилизации региона Ближнего Востока и Северной Африки, прекращения его использования «террористами, наркодельцами и прочими представителями организованной преступности», требуют продолжения российско-египетского сотрудничества в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке и в более широком контексте повышения эффективности институтов ООН, а также всевозможных глобальных форумов. Данный тезис зафиксировали С.В. Лавров и С. Шукри на двусторонних переговорах в Москве 21 августа.

Безусловно, одним из наиболее волнующих для египтян вопросов остается проблема возобновления регулярного авиасообщения с Россией. Несмотря на то, что по заявлениям министра гражданской авиации Египта, на модернизацию систем безопасности и аэронавигации аэропортов страны будет выделено $ 360 млн, из которых $ 60 млн уже потрачено на развитие систем безопасности аэропортов, а еще $ 300 млн пойдет на модернизацию аэронавигационных систем, перспектива отмены запрета отодвинулась на 2018 г. Спекулировать жизнями своих граждан даже при наличии политической целесообразности Москва оказалась не готова.

Между тем место стратегического партнера крупнейшей арабской страны и традиционного центра силы в регионе является привлекательным сразу для нескольких внерегиональных игроков. США в этом году впервые за последние восемь лет проведут совместные с Египтом военные учения «Bright Star». Даже учитывая сравнительно небольшую численность американского контингента (около 200 человек), данное событие является достаточно прозрачным сигналом, подтверждающим проводимую кабинетом Д. Трампа реанимацию американо-египетских отношений.

Подобный месседж отправляет своему ценному торговому партнеру Париж – в июле в акватории Средиземного моря, прилегающей к Египту, а также в Красном море прошли франко-египетские учения ВМС «Клеопатра-2017». Ранее Египет осуществил беспрецедентные закупки вооружений во Франции, приобретя 24 истребителя «Рафаль», ракетный фрегат типа FREMM и ракетное вооружение на сумму 5,2 млрд евро, а также два пресловутых десантных вертолетоносных корабля типа «Мистраль», которые в свое время были построены для ВМФ России, но не проданы ей.

 

МАРОККО

 

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и далее по стандартному списку. Центром протестной активности стала историческая местность Риф на севере королевства, где диалог по линии власть-общество деградировал до состояния открытого противостояния. Митинг от 21 июля закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Ситуацию осложняет то, что местные жители считают себя весьма автономной общностью, «рифанцами», на чем спекулируют власти, инкриминируя протестующим сепаратизм. Несмотря на острый характер борьбы организации Hirak («Движение»), объединившей в своих рядах разрозненные группы оппозиции, риторика, приветствующая свержение верховной власти продолжает быть крайне непопулярной среди протестующих. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. При этом продолжающий оставаться над схваткой король Марокко Мухаммед VI действует в духе «отца народов». Так, 20 августа он принял сенсационное решение помиловать более 400 человек, осужденных за терроризм. Это решение вызвало большой общественный резонанс, так как было принято на фоне серии кровавых атак в каталонском Камбрильсе и Барселоне и финском Турку, вину за которые возлагают на граждан Марокканского Королевства.

 

Российская дипломатия в Персидском Заливе

 

Тем временем Россия на Ближнем Востоке продолжает действовать, исходя из долгосрочных государственных интересов, укрепляя связи с осевыми партнерами в ключевых точках региона. Так, министр иностранных дел С.В. в рамках своей поездки по странам Персидского залива в августе уже посетил Кувейт и ОАЭ. Ожидается, что основными темами переговоров в столицах аравийских государств станут кризисы в Сирии и ситуация вокруг Катара, а также развитие всего спектра двусторонних отношений со странами региона от торговых контактов до взаимодействия по формированию субрегиональной системы безопасности.

 

***

Летний сезон закончился без тектонических потрясений для арабских государств, фиксируемые в предыдущие месяцы тенденции получили прогнозируемое в соответствующих выпусках дайджестов развитие. Что касается Сирии и Ирака, где мы могли наблюдать прогрессирующий разгром террористических группировок на всей протяженности фронтов, то здесь и далее основной фокус будет смещаться в область политико-дипломатического процесса. Такие вопросы, как транзит власти, формирование новых партнерств, экономическое вспомоществование будут вытеснять новости с фронтов, если не в количественном, то в качественном отношении.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: июнь 2017 г. (дайджест)

Июнь для арабских стран на Ближнем Востоке прошел под знаменем сразу нескольких ключевых (по масштабу, резонансу и глубине последствий) событий, среди которых – развернувшийся кризис вокруг Катара с прямым или косвенным участием всех осевых игроков в регионе; передача Египтом островов Тиран и Санафир под юрисдикцию Саудовской Аравии; назначение Мухаммеда бин Сальмана наследником престола в КСА; агрессия США против сирийского бомбардировщика на территории САР. Более активное вмешательство институтов ООН в Йеменский конфликт и принятие новой конституции Ливана на этом фоне оказались менее заметны, но значение этих кейсов для регионального политического процесса не стоит приуменьшать.

 

Катарский кризис

 

В начале месяца (5 и 6 июня) Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Египет, Йемен, Ливия, Мальдивы, Маврикий, Мавритания и Коморские Острова разорвали дипломатические отношения с Катаром, сопроводив это решение фактической сухопутной, авиа- и морской блокадой со своей стороны. Государства обвинили Катар в дестабилизации региона, утверждая, что страна медийно и финансово поддерживает сразу несколько террористических формирований. После чего Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет предпринимали дополнительные индивидуальные меры воздействия на катарское руководство.

Банки ОАЭ прекратили свое участие в торгах в Катаре, что резко замедлило оборот финансовой системы эмирата. Власти Объединённых Арабских Эмиратов запретили своим гражданам выражать поддержку или симпатии Катару. Публичное выражение сочувствия и симпатий Катару в соцсетях приравнивается к «киберпреступлению» и покушению на «национальное единство и стабильность» и грозит нарушителям тюремным сроком от 3 до 15 лет, штрафом в размере 500 тыс. эмиратских динаров ($ 136 тыс.).

Власти Египта обратились с требованием к «Интерполу» обеспечить экстрадицию из других стран около 400 «террористов», включая 26 человек, которые находятся на территории Катара. Поскольку данные лица причастны к террористическим актам и их финансированию, и заочно приговорены египетским судом к различным срокам тюремного заключения.

В Саудовской Аравии был издан приказ о полном удалении из учебных программ и библиотек школ, колледжей и вузов книг президента Всемирного союза мусульманских ученых, шейха Юсуфа Кардави, проживающего на данный момент в Катаре, выступающего на данный момент в роли главного идеолога движения «Братья-мусульмане» (запрещенного в Российской Федерации).

Далее 8 июня данные арабские страны распространили список, где в качестве «террористических» указываются 59 частных лиц и 12 организаций, находящихся в Катаре или спонсируемых этой страной. Список включает 18 физических лиц, граждан Катара: бизнесменов, политиков и даже членов правящей в эмирате семьи аль-Тани.
Следующий этап эскалации произошел 22 июня, когда КСА, ОАЭ, Египет и Бахрейн предъявили Катару список претензий из 13 требований, выполнение которых в десятидневный срок позволило бы Дохе нормализовать отношения с указанными странами. В данном списке указывается предоставление информации о способах поддержки террористических группировок; выдача лиц, получивших катарское подданство, из ранее опубликованного списка «террористического списка» в страны происхождения;  закрытие телеканала Al Jazeera и ассоциированных с ним медиа-структур; снижение уровня дипотношений с Ираном; полный разрыв связей с исламистской организацией «Братья-мусульмане» и ее многочисленными ответвлениями в регионе; необходимость прекращения военного присутствия Турции на катарской территории.

На данном временном отрезке тактика «нажима» оказалась не в состоянии продемонстрировать свою эффективность. Проблема продовольственного и товарного обеспечения была решена за счет Турции и Ирана. Пустые полки и очереди в супермаркетах были краткосрочным следствием общественной паники. Обращение эмира к населению оказало благотворное воздействие на целевую аудиторию, сплотив общество вокруг своего лидера.

Продемонстрировав готовность к сотрудничеству и совместному разрешению кризису катарские власти не стали предпринимать симметричные меры по высылке иностранных граждан со своей территории и приняли у себя делегацию из Кувейта, который взял на себя роль миротворца.

Однако затем Катар также успешно показал, что не собирается примерять на себя роль жертвы, обвинив власти Объединённых Арабских Эмиратов в поддержке организаторов терактов 11 сентября 2001 года в США, отметив участие подданных ОАЭ среди угонщиков самолетов, и упоминание Абу-Даби в специальном докладе Конгресса США по терактам 9/11, где говорилось об участии представителей правящей в Эмиратах семьи в «отмывании денег» для террористов.
Охарактеризовав требования, предъявленные для восстановления дипломатических отношений, как нереалистичные и направленные на нарушение суверенитета страны, катарцы также умело использовали «анкарский актив» для упрочения своей позиции в данном диспуте.  Анкара очень четко дала понять, что не собирается отказываться от своего намерения разместить 5000 турецких военнослужащих на базе в Катаре. Так, президент Турции Р.Т. Эрдоган назвал изоляцию Катара «бесчеловечной и противоречащей исламским ценностям». В то время, как телефонный разговор с президентом Ирана Х. Роухани в день окончания священного месяца Рамадан и встреча лиц из руководства страны с шейхом Ю. Кардави выступают в качестве наглядного ответа на ультиматум «антикатарского блока».

Одновременно катарским руководством проводится политика по недопущению ассоциирования Вашингтона лишь с одной из сторон конфликта. Так, министр обороны США Дж. Мэттис и глава МИД Катара Х. аль-Атыйя подписали письмо о продаже Катару 36 истребителей F-15QA на сумму около 12 млрд долларов. Кроме того, было объявлено, что Катар и США намерены провести совместные учения ВМС двух государств.

В этой ситуации министр иностранных дел Саудовской Аравии А. аль-Джубейр, находясь в Вашингтоне, 13 июня был вынужден выступить с менее радикальных позиций, заявив о готовности королевства направить продовольственную и медицинскую помощь Катару, если это необходимо, назвав введенные против эмирата меры бойкотом, а не блокадой.

Несмотря на подчеркнуто нейтральную позицию Москвы в конфликте, американскими СМИ была сделана попытка представить ее в качестве действующего участника. Телеканал CNN со ссылкой на источники в разведке США выступил с утверждением, что именно российские хакеры получили доступ к системам государственного информационного агентства Катара и разместили там сфабрикованную новость, что частично спровоцировало скандал и последовавший разрыв дипломатических отношений между этой страной и рядом других арабских государств. На это сообщение отреагировал министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, назвав CNN средством массовой дезинформации, которое подрывает собственную репутацию.
Тем не менее, работа по прояснению позиций сторон ведется, и 16 июня специальный представитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел М.Ю. Богданов принял аккредитованных в Москве послов Объединенных Арабских Эмиратов, Арабской Республики Египет, Королевства Бахрейн и временного поверенного в делах Королевства Саудовская Аравия по их просьбе.

 

Саудовская Аравия

 

21 июня произошло довольно важное событие, способное оказать значительное влияние на ситуацию не только в крупнейшем нефтедобывающем государстве мира – Саудовской Аравии, но и на всем Ближнем Востоке. Принц Мухаммед бен Сальман был официально объявлен наследником саудовского престола и назначен первым вице-премьером, сохранив при этом за собой пост министра обороны и статус реформатора экономической модели королевства. Приход к власти молодого наследника встречен позитивно не только на уровне молодых принцев-внуков основателя государства, но и большинством населения КСА, которое составляет молодежь в возрасте до 25 лет.

Принца принято характеризовать, как неолиберала в экономической и социальной жизни страны (уже сейчас в КСА ограничиваются полномочия религиозной полиции, расширяется культурное поле подданных королевства – проводятся фестивали и концерты) и авантюриста в вопросах внешней политики (Йеменская кампания, эскалация напряженности в отношениях с Катаром, Сирией, Египтом и Ливаном считаются итогами именно его политического курса).

Следующий шаг в иерархии власти, а именно вступление на престол, может произойти в относительно скором времени, по причине слабого здоровья нынешнего короля, которое ведет к неспособности исполнять свои обязанности.

 

Йемен

 

В конце месяца ООН распространила коммюнике, в котором выражается озабоченность планами коалиции под руководством Саудовской Аравии распространить боевые действия на территории, прилегающие к красноморскому порту Ходейда, поскольку подобные акции могут увеличить потери среди гражданского населения, провоцируя новый виток гуманитраной катастрофы в стране.

Через порт Ходейда осуществляются поставки до 80% всех грузов, прибывающих из-за рубежа, прежде всего, продовольственных, в блокируемый силами аравийской коалиции, Северный Йемен. Ранее ВМС КСА перенаправляли суда, идущие в Йемен с продуктами питания и товарами первой необходимости, в саудовский порт Джидду.

Ключевое геостратегическое положение порта (единственный транспортный путь, связывающий Северный Йемен с остальным миром; контроль проливной зоны Баб эль-Мандеба) объясняет почему каждая из сторон конфликта стремиться закрепиться в этой точке. Саудовцам контроль над портовой зоной также должен облегчить задачу по охране танкерных судов, идущих через пролив и подвергающихся атакам повстанцев-хоуситов. Например, в начале июня обстрелу подверглось судно, следовавшее в районе острова Перим, который с 2015 года контролируют войска саудовской коалиции.

Тем временем, в стране продолжает деградировать гуманитарная обстановка. По сообщениям ЮНИСЕФ и ВОЗ, общее количество жителей Йемена с подозрением на холеру превысило 200 тысяч. От холеры за два месяца – столько времени понадобилось болезни, чтобы распространиться во всех регионах страны – в охваченной гражданской войной стране скончались 1300 человек, четверть от этого числа составляют дети.

 

Воздушное пространство

 

18 июня американский самолет сбил сирийский бомбардировщик Су-22, который, по заверениям американской стороны, наносил удары по позициям СДС («Сирийские демократические силы»), но не террористов. После данного инцидента Москва заявила о прекращении использования системы связи с Вашингтоном по предотвращению столкновений в воздушном пространстве Сирии. Однако позже полковник ВС США Райан Диллон, представитель коалиции, сообщил, что данная система коммуникации с Россией «открыта и действует». Это свидетельствует о прагматичной позиции Москвы и возможных негласных установках на воздержание от эскалации напряженности в двусторонних отношениях до встречи президентов на саммите G20 в Гамбурге.

Также после атаки американцев на сирийский бомбардировщик представитель Министерства обороны РФ выступил с заявлением, согласно которому в районах выполнения боевых задач российской авиацией в небе Сирии любые воздушные объекты, включая самолеты и БПЛА международной коалиции, обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными и воздушными средствами противовоздушной обороны в качестве воздушных целей.

Между тем в Ираке и Сирии наблюдатели продолжают фиксировать многочисленные нарушений норм гуманитарного права со стороны авиации возглавляемой США коалиции. Так, на юго-востоке сирийской провинции Эль-Хасака, где в рамках борьбы с ИГ самолеты коалиции нанесли авиаудары, погибли 12 мирных жителей. Международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала США отказаться от использования в ходе боевых действий фосфорных боеприпасов из-за повышенной опасности, которую влечет их применение, для жизни и здоровья гражданского населения.

По данным ООН, которые, по оценкам наблюдателей из других организаций, являются заниженными, с начала захвата боевиками ИГ Ракки в 2014 году жертвами воздушных рейдов на город, включая авиацию американской коалиции, стали более 300 мирных жителей; также 160 тысяч мирных жителей Ракки и расположенных рядом населенных пунктов (например, Айн-Исса) были вынуждены покинуть свои дома.

Напряжение сохраняется также на отдельных участках сирийско-израильской границы. Преднамеренные провокации боевиков, а также ошибки сирийских наводчиков, в ходе которых артиллерийские снаряды разрываются на территории Израиля, заканчиваются ударами израильских ВВС по местам, откуда велся обстрел. Так, в результате воздушного удара от 24 июня, когда были уничтожены два танка и крупнокалиберный пулемет террористов.

Ирак

 

19 июня иракский премьер-министр Х. аль-Абади посетил Саудовскую Аравию, где был принят в Мекке наследным принцем и министром обороны королевства Мухаммедом бен Сальманом. Вопросы развития двустороннего экономического сотрудничества и борьбы с терроризмом стали повесткой дня. По итогам визита было выпущено комплексное коммюнике, подчеркивающее совпадении взглядов сторон по многим вопросам, и общность вызовов и угроз для двух стран.

Уже на следующий день Х. аль-Абади в Тегеране обсудил с высшим иранским руководством проект строительства нового газопровода между двумя странами и планы по преодолению последствий «навязанной войны» 1980-1988 гг.

Подобное распределение визитов подтверждает тезис о том, что растущая зависимость Багдада от влияния Тегерана провоцирует иракское руководство на диверсификацию связей в другом политическом лагере.
Операция по освобождению Старого Мосула выходит на заключительный отрезок финишной прямой. Последний оплот боевиков ИГ в этом городе сократился до 1% исторической части Мосула. Приурочить завершение операции к окончанию священного месяца Рамадан не получилось так же, как срывались все предыдущие «дедлайны». Бои за город оказались тяжелым испытанием для иракских ВС даже при активной поддержке со стороны авиации США, в том числе на территории старого города. Символичным событием стало уничтожение мечети

«Ан-Нури» с её «падающим» минаретом, которая выступала эмблемой могущества ИГ, где в июле 2014 года было провозглашено создание «халифата». Информагентства обеих сторон перекладывают ответственность за разрушение комплекса друг на друга.

Сирия

 

С неизбежными, но ограниченными по масштабу и продолжительности, нарушениями продолжает функционировать режим прекращения огня в четырех зонах деэскалации, чье формирование и выполнение «спонсировали» Россия, Турция и Иран. По словам Министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова, одной из принципиальных задач реализации инициативы о создании зон деэскалации выступает полное прекращение боевых действий между правительством Сирии и вооруженной оппозицией, поскольку данный проект напрямую способствует размежеванию оппозиции и террористических группировок.

Среди рисков данного соглашения, которые упоминались в дайджесте за май 2017 г., в долгосрочной перспективе отдельное беспокойство вызывает де-факто узаконивание территорий в САР, которые согласно соглашению освобождаются от любого административного контроля и управления со стороны Дамаска. Исламистская идеология и силы вооруженных группировок  с равной степенью вероятности могут оказаться дестабилизационным и объединяющим фактором для подобных анклавов. Во втором случае целостность страны снова ставится под вопрос.

На фоне практической эскалации напряженности в отношении Сирии западные страны ограниченно снижает риторическую. Посол США в России Дж. Теффт выступил с заявлением, в котором признал, что немедленный ухода из власти президента Сирии Б. Асада не является самоцелью, и что на период политического транзита он сможет находиться во главе страны. Еще дальше в своих формулировках позволил себе зайти президент Франции Э. Макрон, который 21 июня заявил, что он больше не делает «смещение Асада предварительным условием для всего», поскольку не видит «никого в качестве его легитимного преемника».

Правительственные войска и отряды ополченцев в июне продолжают закреплять и развивать успех на фронтах: были отбиты попытки террористов ИГ вернуть под свой контроль нефтяные и газовые колодцы в 40 км к северу от Пальмиры, освобожден населенный пункт Аль-Будах в провинции Хомс, группировка правительственных сил была увеличена на южном участке сирийско-иракской границы.
Параллельно с военными успеха продолжает развиваться дипломатическая составляющая процесса нормализации. Так, 21 июня в течение суток подписано 100 соглашений о присоединении к режиму прекращения боевых действий населённых пунктов в провинции Алеппо. Данная цифра рекордом процесса примирения в САР. Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения по всей стране, к концу месяца увеличилось до 1864.

 

Египет

 

Солидарность с решением Верховного командования ВС САР о прекращении боевых действий в городе Дараа на 48 часов в поддержку национального примирения выразили несколько арабских стран, в том числе и МИД Египта.

Непротиворечивая позиция руководства АРЕ по вопросам борьбы с терроризмом стимулирует Москву к укреплению союзнических отношений с Каиром. В июне практическая сторона российско-египетского партнерства нашла свое выражение в поставках первой партии из совокупного заказа на три полка ЗРС «Антей-2500».

Однако главным событием этого месяца для Египта стала ратификация Президентом А. Ф. ас-Сиси соглашения о демаркации морской границы с Саудовской Аравией, что означает вступление в силу договора, в рамках которого Саудовской Аравии отходят острова Тиран и Санафир в Красном море. После ратификации соглашения египетским парламентом, Высший конституционный суд Египта приостановил исполнение всех вынесенных ранее судебных решений по этому вопросу, поскольку в начале года Верховный суд Египта, вердикт которого не подлежит обжалованию, признал передачу островов недействительной.

Передачу «красных островов» Каир классифицирует как возвращение территорий под изначальную юрисдикцию, поскольку острова принадлежат королевству, а под защитой Египта они находились по просьбе саудовцев с 1950 года. В таком контексте соглашение формально не противоречит конституции страны. Тем не менее, данная проблематика дополнительно поляризует египетское общество, так как «улица» трактует соглашение как обмен национальных территорий на финансовую помощь. Этот шаг точно не добавил популярности нынешней администрации, которую обвиняют ужесточении методов контроля над населением и неспособности справится с социально-экономическим кризисом, раздирающим государство.

 

Ливан

 

16 июня депутаты парламента Ливана приняли новый избирательный закон, на основе которого будут проведены всеобщие выборы в мае 2018 г. Голосование состоится на основе пропорциональной избирательной системы по 15 округам. Достигнутый компромисс между мусульманскими и христианскими политиками стал еще одним шагом на пути укрепления внутренней стабильности в Ливане и может послужить примером юстиционного и политического консенсуса для сирийского народа, которому вскоре предстоит сделать аналогичный выбор по реформе национального Основного закона.

 

***

Переход кризиса вокруг Катара в затяжную фазу означает устойчивую позицию руководства полуостровного эмирата, что свидетельствует в пользу теории о скором наступлении этапа «торга» в противовес этапу «кавалерийской атаки». Маловероятной представляется ситуация с выполнением требований и уже 2 июля по крайней мере одна из сторон будет вынуждена пересматривать правила игры. В июле также стоит ожидать завершение освобождения Мосула, и дальнейшего продвижения сирийских проправительственных сил и коалиции СДС в своей борьбе против террористических группировок. Также в ближайшем будущем будет продолжаться ограниченное потепление в египетско-саудовских отношениях, запущенное новой американской администрацией. Однако системным и долгосрочным этот процесс назвать нельзя, поскольку базовые противоречия в двусторонней повестке решены не были, а лишь временно отодвинуты на второй план.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Конференция и семинары в рамках конкурса им. Е.М. Примакова

14-15 апреля 2017 г. прошел комплекс мероприятий в рамках конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова. Они были организованы Центром востоковедных исследований и Центром внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова при поддержке Фонда публичной дипломатии имени А.М. Горчакова и Дипломатической Академии МИД России.

В конкурсе приняли участие 138 человек из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Италии, Казахстана, Кыргызстана, Сирии, Таджикистана, Турции, Узбекистана, Украины/ДНР, Эстонии, а также из 27 городов России, таких как Москва, Казань, Санкт-Петербург, Кемерово, Владимир, Пермь, Симферополь и др.

Комиссией было отобрано 20 финалистов. Ниже приведены победители конкурса по местам:

1. Рыженков Андрей Сергеевич (Турция, Бурса, Uludağ Üniversitesi),«Сирийские мигранты в современной Турции: особенности сообщества и его социокультурной адаптации»

2. Лабуткин Никита Сергеевич (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), Ирано-саудовские отношения на современном этапе как фактор складывания многосторонней системы региональной безопасности на Ближнем Востоке

3. Надтока Руслан Вугарович (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), «Роль частных военных компаний в контексте конфликтов на Ближнем Востоке: опыт Ирака и Афганистана»

4-5. Финохин Александр Сергеевич (Россия, Москва, ДА МИД РФ), «Образ Р.Т. Эрдогана как политического лидера в контексте взаимодействия с турецким электоратом»

4-5. Оганесян Тарон Грайрович (Армения, Ереван, Армянский государственный университет), «Изменения в Конституции Турции в контексте ограничения роли армии в политических процессах (2010-2016 гг.)»

14 апреля финалисты конкурса встретились на семинарах с экспертами-востоковедами:

  • д.и.н., проф. кафедры востоковедения МГИМО МИД России Л.М. Ефимовой,
  • д.и.н., проф., главным научным сотрудником ИВ РАН И.Д. Звягельской,
  • к.э.н., зав.сектором Ирана ИВ РАН Н.М. Мамедовой,
  • к.полит.н., доцентом кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директором Центра востоковедных исследований В.А. Аватковым.

15 апреля была организована большая конференция студентов-ближневосточников, в которой приняло участие более 100 человек. С приветственным словом к ним обратились в том числе Р.Н. Гришенин, заместитель исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова, директор Центра внешнеполитического сотрудничества им. Е.М. Примакова, а также В.А. Аватков, доцент кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии.

В адрес участников конференции поступили приветствия от Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, от Совета Федерации в лице сенатора И.Н. Морозова, а также от директора Департамента информации и печати МИД РФ М.В. Захаровой.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 IMG_0203 IMG_0229 IMG_0240 IMG_0267 IMG_0271 IMG_0273 IMG_0280 IMG_0284 IMG_0286 IMG_0294 IMG_0302

Арабские страны: март 2017 г. (дайджест)

События марта 2017 г. в Сирии и Ираке следуют алгоритмам, формировавшимся на протяжении всего конфликта. Обстановка на сирийском театре военных действий представляет собой шаткий конструкт из множества участников с пересекающимися интересами,  базовые структурные элементы операции в Мосуле отзеркаливают освобождение Алеппо. Бегство боевиков так называемого ИГ (запрещена в России) напрямую свидетельствует о прохождении переломного момента в кампании и смене баланса сил на фронтах. На этом фоне ближневосточная повестка расширяется в области экономики (см. российско-египетские отношения, саудовская подготовка к «экономической перестройке») и урегулирования прочих конфликтов (см. йеменский кризис, роль Трампа в арабо-израильском противостоянии).

Сирийские фронты

Штурм Ракки еще не перешел в непосредственную фазу зачистки города, однако угрозу со стороны коалиции «Сирийских демократических сил», поддерживаемой США, террористы восприняли всерьез. Только за 28 марта около 80 полевых командиров и иностранных боевиков с семьями покинули столицу «халифата», направившись на лодках вниз по течению Евфрата. Как сообщает Al Arabiya, ранее в течение двух недель в направлении Аль-Маядин (находится под контролем ИГ) ретировались из города около 300 семей боевиков ИГ и других жителей Ракки.

В соседней с Раккой провинцией Халеб наблюдаются подобные процессы – сирийский спецназ совместно с силами специальных операций ВС РФ и группами разминирования взяли под контроль город Дейр-Хафир, избежав сценария «аллепо-мосульского» типа, когда за каждый дом и квартал велись ожесточенные бои. В этот раз боевики ушли из города еще до его окружения.

Правительственные войска постепенно занимают оставляемые курдским ополчением районы к западу от города Манбидж на северо-востоке сирийской провинции Алеппо. Это происходит согласно ранее достигнутой договорённости между прокурдским «Военным советом Манбиджа» и правительственными силами при посредничестве российской стороны. Решение о передаче под контроль сирийской армии прилегающие с запада к Манбиджу районы было принято с целью «пресечь экспансию Турции и оккупацию ею сирийской территории». Мудрость «про врага моего врага» на сирийских театрах военных действиях работает безотказно, хоть зачастую и меняет полярность из-за постоянной текучки тех или иных сил между категориями «союзник»-«противник».

Подразделения сирийской армии освободили от боевиков террористической группировки ИГ три десятка населенных пунктов селений к северо-востоку от города Алеппо. Сирийская правительственная армия постепенно продвигается на юго-восток вдоль трассы N-4 Алеппо – Абу Камаль (на границе с Ираком) и приближается к стратегически важной авиабазе «Джира».
Периодически напоминает о себе сирийско-израильский фронт, где 17 марта произошло столкновение с невыясненным пока результатом. Командование сирийских ВС заявляет, что при помощи системы ПРО С-200 был сбит один из четырех самолетов ВВС Израиля, нарушивших воздушное пространство страны вблизи города Пальмира. Между тем, израильская сторона не подтверждает информацию о сбитом самолете, утверждая, что выпущенная сирийской армией ракета в свою очередь была перехвачена системой ПРО дальнего действия «Хец-3»( Arrow-3), и самолеты не пострадали. Подобная эскалация не осталась незамеченной в МИД РФ, где  для дачи разъяснений был вызван посол Израиля в Москве Гарри Корена. Несмотря на то, что эпизод остался непрокомментированным израильским посольством, жест можно считать достаточно прозрачным: «Россия не будет сидеть, сложа руки, при несанкционированной агрессии против своего союзника».

Весьма угрожающей, с точки зрения возможных последствий, является ситуация с дамбой Фурат вблизи Табки, где в результате боев с применением тяжелого вооружения между отрядами вооружённой коалиции «Демократические силы Сирии» и боевиками группировки ИГ, произошло частичное обрушение крупнейшей в стране плотины на реке Евфрат. ИГ, к концу месяца продолжающее удерживать дамбу, с понятным намеком заявляет, что плотина обесточена и держится на честном слове.

Слова и дела

Как заведено, бои в воздухе и на земле сопровождаются с столкновениями в конференц-залах и переговорных. На открывшемся накануне пятом раунде межсирийских переговоров в Женеве правительственная делегация выдвигает на передний край актуальную в данный момент проблематику необходимости борьбы с террористами в пригородах Дамаска (Джобар и Кабун) и провинции Хама, в то время как оппозиция предпочитает обсуждать такие вопросы вечного, с точки зрения конфликта, порядка, как транзит власти. «Все террористические атаки имеют только одну цель — подрыв переговоров в Астане и в Женеве. Позиция правительства Сирии была всегда конструктивной. Мы никогда не угрожали покинуть переговоры, как во время астанинского процесса, так и в Женеве», — заявил постпред САР при ООН Башар Джаафари.

Данный комментарий представляется особенно актуальным в свете отказа вооруженной сирийской оппозиции от участия в третьем раунде переговоров в Астане. Российская сторона, в лице главы МИД РФ Сергея Лаврова, посчитала причины «окончательного решения» представителей вооруженных группировок в Сирии неубедительными. «Они ссылаются на нарушение режима прекращения огня, эти нарушения никогда не сводились к нулю, как и в любой подобной ситуации, это абсолютно естественный процесс. Главное то, что этих нарушений стало многократно меньше, чем до подписания соответствующих соглашений в конце декабря», — отметил глава внешнеполитического ведомства.

При этом политика выстраивания конструктивного диалога в Сирии начинает приносить реальные плоды. Ярким примером тому служат события в провинциях Идлиб и Дамаск, где, соответственно, сирийские повстанцы согласились предоставить жителям двух крупных поселков Фоа и Кефрая возможность покинуть свои дома в обмен на такое же решение властей САР в отношении боевиков и их семей в городах Мадая и Забадани. В прошлом месяце ООН назвала ситуацию в вышеперечисленных поселках «катастрофической» около 64 тыс. человек были вынуждены бороться за жизнь в условиях постоянных обстрелов, нехватки продуктов и товаров первой необходимости.

Процесс примирения также был продолжен в провинции Дамаск, где начался третий этап по возвращению жителей посёлка Ад-Диябия в свои дома. Процесс проходит согласно плану, составленному министерством по вопросам национального примирения, на первом и втором этапе под родной кров вернулись 2890 семей, это около 15 000 жителей Ад-Диябия. Восстановлены 80% электросетей, медицинский пункт, 4 школы и 9 колодцев питьевой воды. К реализации третьего этапа было решено приступить после возникновения уверенности в вопросе обеспечения безопасности жителям посёлка. В министерстве прорабатывается аналогичный план возвращения людей в еще несколько селений на юге провинции Дамаск.

Штурм Мосула

В уже знакомой по Алеппо динамике развивается кампания по освобождению от террористов Мосула. Непосредственно штурм городского массива – по данным иракского командования, вместе с продвижением штурмовых групп в западной части Мосула, к югу от мегаполиса продолжается зачистка населенных пунктов от расставленных боевиками мин и самодельных взрывных устройств. Замыкание кольца вокруг города – подразделения Контртеррористических сил ВС Ирака взяли под контроль два южных пригорода Мосула – Наблус и Ярмук. Паузы в ведении боевых действий – многочисленные жертвы среди мирного населения вынудили иракских военных приостановить наступательную операцию в западном Мосуле.

По сообщениям СМИ стало известно, что в результате авиаударов 17 марта в районе Джадида в Мосуле погибли более 200 человек. Российская сторона запросила специальный брифинг в Совете Безопасности ООН для обсуждения данной проблематики. После этого со стороны официальных представителей как армии, так и ополчения было заявлено и о пересмотре планов по зачистке в целом, и даже о смене контингента на местах: «в будущем подобные операции будут осуществлять войска, обученные для городского боя».

«И все бегут, бегут, бегут, бегут…»

В иракских СМИ утверждается, что Аль-Багдади распорядился распространить «прощальное напутствие» среди «клириков и военных лидеров ИГ» закрыть «штабы ИГ, командующие воинами Аллаха». Также сообщается, что вслед за обращением Аль-Багдади резко возрос поток бегущих из Ирака в Сирию боевиков и полевых командиров группировки. И поскольку подтверждения распространённой иракским телеканалом Al Sumaria информации не поступало, скорее всего, сведения являются примером ведения психологической войны и направлены на дезориентацию противника, который продолжает ожесточенное сопротивление в западном Мосуле. При этом практически бесспорной признается информация о том, что сам главарь ИГ покинул западный Мосул перед тем, как войска отсекли боевиков в этой части иракского мегаполиса от баз террористов в городе Тель-Афар. В этом отношении отношении весьма символичным является взятие 29 марта мечети «Ан-Нури», где в июле 2014 года Аль-Багдади объявил о создании террористической группировки ИГ.

Российско-египетское сотрудничество

С 3 по 5 марта в Каир с официальным визитом присутствовала парламентская делегация во главе с председателем Совета Федерации РФ Валентиной Матвиенко. В центре обсуждений на встречах с президентом Египта, премьер-министром и председателем Палаты депутатов парламента АРЕ находились вопросы развития межпарламентского сотрудничества, совместной борьбы с терроризмом и восстановления авиаперелётов. С последним пунктом египетские власти связывали большие надежды, последние полтора года усиливая меры безопасности в аэропортах в соответствии с требованиями российской стороны.

Несмотря на явное стремление египетских коллег форсировать принятие положительного решения по этому вопросу Москва не торопиться возобновлять авиасообщение, поскольку в Египте продолжает идти война. Так, 23 марта в ходе операции египетской армии и сил внутренней безопасности против группировки «Велайят Синай» обе стороны понесли серьёзные потери в живой силе. На уничтожение 15 боевиков силами антитеррора фидаины ответили подрывом бронемашины египетских ВС, где погибли 10 военнослужащих. Переход к партизанским методам ведения войны, опробованным «Талибаном» на афганских просторах, многократно усложняет задачу по искоренению радикального элемента на территории страны.

Подпольная позиционная война предполагает атаки на места отправления культа, образовательные учреждения и различные богословские организации. Места, где общественность получает прививку против одного из самых главных инструментов в арсенале террористов – идеологии. Неудивительным в данном контексте представляется подрыв здания исламского института в административном центре египетской провинции Северный Синай городе Эль-Ариш. Исламский институт в Эль-Арише является отделением всемирно известного мусульманского университета Аль-Азхар Необходимо подчеркнуть, что присутствие строгого географического критерия в названии египетской ячейки ИГ отнюдь не гарантирует спокойствие во всей остальной части страны, это доказывают прошлогодние теракты в Каире.

Как известно, война в XXI веке – дело техники. В данном контексте знаменательными представляются скорые (вторая половина 2017 г.) поставки по контракту в Египет 46 российских многоцелевых боевых вертолетов Ка-52 «Аллигатор».

На двусторонней российско-египетской экономической повестке также находится  модернизация крупных объектов, построенных специалистами СССР, включая Асуанскую ГЭС, создание особой промышленной зоны для производства на территории Египта продукции российского машиностроения для стран Ближнего Востока и Северной Африки в районе Суэцкого канала и т. д. Стратегическим, с точки зрения вопросов региональной безопасности, является соглашение о строительстве первой в Египте атомной электростанции с участием российской госкорпорации «Росатом», а именно вопрос взаимодействия с отработанным топливом (строительство резервуаров, процесс утилизации и т.д.).

Страховка по-саудовски

Монархии Персидского Залива также проявляют интерес закупке продукции российского ВПК. Согласно комментариям гендиректора госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова по итогам прошедшей в Абу-Даби оружейной выставки IDEX-2017 Кувейт и Саудовская Аравия намерены приобрести российские танки стрелковое оружие, артиллерийские, ракетные системы, и вертолеты.

При этом в самом королевстве перед проведением IPO крупнейшего в мире энергетического холдинга Saudi Aramco было принято решение о снижении налогов для компаний соответствующего сектора с 85% до 50%. Данное решение свидетельствует о чрезвычайной важности для Королевства грядущего размещения акций, поскольку высвободившиеся после снижения налога средства должны максимизировать рыночную стоимость холдинга. Это, несмотря на тот факт, что по нынешним оценкам совокупная стоимость таких крупнейших мировых компаний, как Apple, Google, Walmart, City Band, Exxon Mobil не составляет даже половины потенциальной стоимости Saudi Aramco.

Необходимость проведения экономической реструктуризации, на которую будут направленны вырученные на IPO средства, и жесточайший бюджетный кризис вынуждают саудовцев искать дополнительные источники финансовых поступлений и диверсификацию рынков сбыта. Именно с этими целями король Салман Абдул-Азиз ас-Сауд в марте отправился в месячное турне по странам Азии. Наиболее знаменательной в цепочке посещений стал визит в КНР, где были подписаны двусторонние меморандумы и договоры, охватывающие все сферы «от энергетики до космоса», общей стоимостью в  65 млрд. долл.

Йеменский кризис

Подобная перестраховка саудовцев может объясняться неудачами, которые преследуют руководителей королевства сразу на нескольких направлениях. Так, например,  сторона, поддерживаемая саудовцами в йеменском конфликте, пережила не лучший для себя месяц. Более двадцати человек погибли в результате ракетной атаки на мечеть, расположенную на территории военной базы «Кофаль» в йеменской провинции Мариб, где дислоцированы верные йеменскому президенту Мансуру Хади войска.

Следующий шаг хуситов в противостоянии был сделан на информационном фронте противостояния. Суд в столице Йемена Сане, контролируемой боевиками шиитского движения «Ансар Алла», «за подстрекательство и помощь агрессору, Саудовской Аравии, и её союзникам» приговорил к смертной казни президента страны Хади и нескольких высокопоставленных чиновников, включая посла Йемена в США Ахмеда Авад Бин Мубарка и бывшего министра иностранных дел Рияда Ясина. Таким образом, повстанцы придали дополнительное правовое обеспечение своей борьбе против режима, и начали формировать параллельные институты государственности, основывая свою деятельность на их решениях.

«Трамповщина»

В свете популяризации российского оружия на нетрадиционных для Москвы рынках, администрация Дональда Трампа  намерена закрепить свое присутствие в качестве поставщиков продукции ВПК в монархии Залива. С такого ракурса логичной выглядит «разморозка» крупной оружейной сделки с Бахрейном стоимостью почти $ 5 млрд на поставку 19 многоцелевых истребителей F-16, комплектующих и сопутствующего оборудования, вроде радарных систем обнаружения.

Оценка влияния фигуры президента Трампа на новую реальность в ближневосточной повестке будет одной из главных тем для обсуждений на открывшемся 29 марта в Иордании 28-м саммите Лиги арабских государств. По сообщениям, в центре дискуссий между королями Саудовской Аравии, Иордании, главами Египта и Палестины, генсеком ООН в данном блоке будет отношение команды Д. Трампа к палестино-израильскому урегулированию, прежде всего, приверженность Вашингтона принципу «двух государств для двух народов». В данном контексте итог проведенных телефонных переговоры между Д. Трампом и М. Аббасом представляются обнадеживающими для «арабской улицы». Белый Дом заявил о «принципиальной возможности мира между палестинцами и израильтянами» и намерении Вашингтона поспособствовать его скорейшему заключению. Важно отметить то, что на встрече с Б. Нетаньяху в феврале Трамп подтвердил свое желание перенести посольство США в Иерусалим, отказался от жесткой критики строительства поселений, которую практиковал его предшественник, а также заявил, что  ему не важно сколько государств будет в итоге на спорных территориях: «Я рассматриваю два государства и одно государство, и мне нравится то, что нравится обеим сторонам».

***

Несмотря на успехи сил, противостоящих террору, потерю ИГ территорий и живой силы, интенсивность боевых действий не снижается, меняется лишь вектор движения наступательных кампаний, поэтому число беженцев из Сирии в соседние страны (Турцию, Ливан, Иорданию, Ирак и Египет) продолжает расти – к концу марта 2017 г., по сообщениям UNHCR, оно превысило 5 млн человек. На протяжении 2016 года число беженцев из Сирии в этих странах держалось на уровне 4,8 млн человек. Однако, согласно новым данным наблюдателей гуманитарных миссий и властей Турции, с начала 2017 года фиксируется стабильный рост количества лиц, бегущих от ужасов современной войны.

 

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: декабрь 2016 г. (дайджест)

Арабские станы: декабрь 2016 г. (дайджест)

Самым значительным событием в декабре 2016 года стало освобождение от террористов сирийского города Алеппо. Возвращение под контроль второго по величине города в стране является крупнейшей победой правительственных сил за весь шестилетний период гражданской войны в Сирии. С 2012 года именно Алеппо был разделен на две части: между правительственными войсками, контролировавшими запад, и повстанцами, которые контролировали восточные районы.

 

Армия Асада объявила о возвращении Алеппо

22 декабря 2016 года сирийская армия объявила о возвращении тотального контроля над важным индустриальным центром Сирии – городом Алеппо. Правительственные войска официально сообщили об этом после завершения эвакуации последней группы гражданских лиц и повстанцев за пределы города. При этом новость об освобождении Алеппо не вызвала широкого международного одобрения.

Президент Сирии Башар аль-Асад заявил, что «речь идет как о победе его страны, так и о победе России и Ирана над терроризмом на территории Сирии». Москва и Тегеран являются ключевыми союзниками Башара аль-Асада и сходятся во мнение относительно невозможности четкого разделения террористических групп (например, Джабхат Фатх аш-Шам (бывш. Джабхат ан-Нусра, запрещена в РФ) на умеренную оппозицию и террористов. Президент России Владимир Путин считает, что «результатом этого сотрудничества стала важная победа в деле борьбы с международным терроризмом».

Однако арабские СМИ неоднозначно охарактеризовали действия Ирана и России в Алеппо. Так, арабское новостное агентство «Аль-Арабия» считает, что «разрушительные» действия сирийской армии и ее союзников в Алеппо привели к небывалому увеличению потока беженцев из Сирии, которые «вынуждены спасаться от воздушных ударов». В данном сообщении речь явно идет о российской военной поддержке армии Сирии с воздуха. Интересно, что в качестве основной причины, по которой сирийцы покидают свои дома «Аль-Арабия» называет воздушные удары, а не преступления террористов в оккупированных ими районах, и даже не сам факт существования гражданской войны в стране. Вместе с тем «Аль-Арабия» считает, что именно вступление России в военный конфликт в Сирии переломило ход событий в пользу Башара аль-Асада, явно подчеркивая якобы не столь значительную роль Ирана в конфликте.

Со своей стороны главнокомандующий Стражей исламской революции генерал-майор Мохаммад Али Джаафари назвал Алеппо «линией фронта исламской революции». Это означает, что в настоящее Тегеран рассматривает свое участие в сирийском конфликте в том числе с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны. Более того, Иран рассматривает Сирию как одну из площадок для укрепления собственного влияния в регионе. Только два данных факта не дают оснований полагать, что роль Ирана в сирийском кризисе «незначительная».

 

Россия, Иран и Турция готовы помочь достичь мирного соглашения в Сирии

В то же время 20 декабря 2016 года в Москве прошла встреча между высокопоставленными представителями Ираном, Турции и России с целью обсудить пути урегулирования в Сирии. На совместной пресс-конференции глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что сотрудничество в подобном трехстороннем формате поможет достичь мирного соглашения между президентом Башаром аль-Асадом и оппозицией. По мнению Сергея Лаврова, в Сирии необходимо бороться с терроризмом, а не за смену легитимного режима.

Интересно, что, по сообщению арабского телеканала «Аль-Джазира», именно по просьбе Ирана из повестки дня были исключены другие международные вопросы. Это также свидетельствует о намерении Ирана направить сирийский конфликт находится в сфере геополитических, стратегических и региональных интересов Тегерана.

 

Башар аль-Асад: Дональд Трамп может быть союзником

Несомненно, освобождение Алеппо от террористов является переломным моментом в сирийском конфликте. Однако избрание нового президента в США и приход новой администрации также может существенным образом повлиять на развитие событий. После избрания Дональда Трампа новым главой Белого дома сирийский президент выразил надежду на будущее сотрудничество с США в борьбе с терроризмом. Аль-Асад считает, что  Дональд Трамп может стать естественным союзником Дамаска, так как последний демонстрирует «готовность бороться с экстремистами».

Действительно, в ходе предвыборной кампании Дональд Трамп четко высказывался за необходимость искоренения террористической группировки ИГ (запрещена в РФ), и в частности в Сирии, где сейчас ИГ представляет наибольшую угрозу. Более того, республиканский кандидат выразил мнение, что свержение Башара аль-Асада не сможет изменить ситуацию в лучшую сторону, ведь «оппозиция может оказаться еще хуже». Трамп не высказался прямо за поддержку действующего правительства в Сирии, но вместе с тем. говоря об оппозиции, заявил, что США «не знают тех, кого поддерживают».

Если после вступления в должность новый президент действительно сосредоточится на борьбе с террористической угрозой в Сирии и не будет следовать политике нынешней администрации Барака Обамы, заключающейся в оказании поддержки так называемой умеренной оппозиции, то победа над ИГ в Сирии может завершится куда быстрее. Вместе с тем, по мнению Трампа, если Штаты атакуют войска Башара аль-Асада, то окажется, что США одновременно сражается с Россией и Ираном, так как это основные союзники Дамаска. Важно также, что, несмотря на существующее похолодание в отношениях между Москвой и Вашингтоном, Россия воспринимает Дональда Трампа как куда более приемлемого партнера в работе на сирийском направлении, чем нынешняя администрация. И данная позиция связана именно с тем, что Трамп не приравнивал уход Башара аль-Асада с прекращением кровопролития в стране.

Тем не менее на данный момент невозможно однозначно утверждать, в направлении будут развиваться события в ближайшее время, но нет никаких сомнений в том, что на данный момент, ни Россия, ни Вашингтон, ни Иран не будут склоняться к необходимости усиливать боевые действия. Стороны явно нацелены на организацию переговоров и политического диалога между противоборствующими сторонами.

 

Взрыв коптской церкви в Египте

11 декабря 2016 года в коптском соборном комплексе в Аббасии в Каире произошел теракт, в результате которого погибли 26 человек, более 50 получили ранения. Этот теракт стал наиболее крупным нападением на коптскую церковь в Египте с 2011 года. Все церкви Египта взяты под усиленную охрану. Взрыв произошел в день национального праздника в Египте Мавлид ан-Наби – Рождение пророка Мухаммеда. Ответственность за взрыв взяла на себя группировка ИГ. В видеообращении, опубликованном в Интернете, террористы заявили, что будут продолжать атаки против «каждого кафира (с ар. неверного, представителя другой веры) в Египте и во всем мире».

Некоторые египетские эксперты полагают, что данный теракт является прямой попыткой подорвать экономику Египта, которая сегодня особенно остро нуждается в иностранных инвестициях, а также удержать туристов от посещения египетских курортов.

Однако все же преобладает мнение, что целью смертника были именно христиане-копты. По имеющимся данным, христиане составляют порядка 10% от 92-миллионного населения Египта. Во время нахождения у власти в Египте лидера «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси атаки на христиан особенно участились. В 2013 году возле собора Св. Марка в Каире произошли столкновения между группой коптов, участвующих в отпевании погибших в ходе религиозного насилия, и местными жителями. В феврале этого года суд Египта приговорил троих христианских подростков к пяти годам заключения за оскорбление ислама. Обвинением было предоставлено видео, на котором молодые люди якобы передразнивали молившихся мусульман. Сами осужденные утверждали, что они издевались таким образом над боевиками Исламского государства. После «арабской весны» 2011 года в Египте проходило много процессов по делу о богохульстве, и в качестве обвиняемых также часто выступали копты.

После свержения Мохаммеда Мурси в июле 2013 года к власти в Египте пришло правительство президента Абдель Фаттаха ас-Сисси, который объявил движение «Братьем-мусульман» вне закона и ведет борьбу с исламистами. Однако теперь нападения на коптские церкви совершают радикальные боевики в провинции Синай, где активно действуют джихадисты, связанные с ИГ. Напомним, что основная цель ИГ – создание единого исламского халифата и борьба против неверных (джихад).

 

Резолюция Совбеза ООН против израильских поселений

23 декабря 2016 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию №2334, осуждающую строительство израильских поселений на палестинских территориях. 14 из 15 членов Совбеза объявили ведение и расширение поселенческой деятельности нарушением международного права. В то же время союзник Иерусалима – США, которые традиционно блокируют подобные резолюции в отношении Израиля, воздержались. Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху назвал резолюцию позором и пригрозил принять дипломатические меры против стран, допустивших ее принятие и «институтов ООН, враждебно настроенных по отношению к еврейскому государству».

Тот факт, что во время голосования Соединенные Штаты воздержались, позволило Совету Безопасности принять первую с 1979 года резолюцию, осуждающую Израиль за его политику в отношении арабских территорий. Новый документ требует, чтобы «Израиль немедленно прекратил всю деятельность по строительству поселений на оккупированной палестинской территории, включая восточный Иерусалим». Согласно тексту резолюции, населенные пункты не имеют «никакой юридической силы» и представляют «опасность для существования плана урегулирования по принципу существования в двух государств».

С момента образования государства Израиль в 1948 году США считают его своим ключевым союзником в ближневосточном регионе. При том, что большинство членов ООН осуждают израильскую политику по отношению к Палестине, американское право вето играло ключевую роль для преодоления дипломатической изоляции Израиля. На протяжении более 30 лет США около сорока раз блокировали резолюции Совбеза, осуждающие Израиль. Так же было и в 2011 г., когда на голосование была вынесена аналогичная резолюция, осуждающая поселенческую активность.

Тем не менее спустя 5 лет Вашингтон фактически позволил Совету безопасности принять резолюцию №2334. В Вашингтоне это решение объяснили тем, что поселенческая политика премьер-министра Биньямина Нетанияху не привела ни к какому прогрессу в переговорном процессе. Резолюция, по словам официального представителя Белого Дома, «отражает принятые в мировом сообществе взгляды на израильские поселения». По словам госсекретаря США Джона Керри, Вашингтон «не мог препятствовать принятию резолюции, которая призывает обе стороны работать во имя достижения мира». Многие эксперты отмечают, что новая резолюция не предполагает никаких конкретных мер давления на Израиль, в том числе санкций, в связи с чем характеризуют ее как очередное ни к чему не ведущее решение. Более того, израильский премьер уже объявил, что не намерен подчиняться требованиям резолюции. Однако представляется, что новый документ все же имеет ряд практических последствий. Например, принятие резолюции №2334 может отразиться на судьбе  жалобы в отношении Израиля, которую администрация Палестины передала в Международный уголовный суд (МУС). В ней Израиль обвиняется в совершении военных преступлений в ходе операции в Секторе Газа в 2014 году, а также в процессе строительства поселений в 2015. До сих пор дело находилось на стадии предварительного рассмотрения, однако не исключено, что теперь МУС переквалифицирует его в уголовное разбирательство.

 

Таким образом, несмотря на то, что военно-политическая ситуация в регионе Ближнего Востока остается крайне напряженной, события завершающегося месяца в уходящем 2016 году дают основания предполагать наличие позитивных сдвигов в ближайшем будущем. Так, возвращение контроля над мегаполисом Алеппо в Сирии – явное позитивное изменение в балансе сил на сирийском фронте в пользу Башара аль-Асада. Более того, нельзя исключать возможность установления более тесного и предметного сотрудничества между Москвой и США по борьбе с ИГ в Сирии. Важно, что к сотрудничеству с Россией подключилась Анкара, которая высказывается за пресечение финансирования сирийских боевиков из-за границы. Весомую роль в сирийском конфликте продолжает играть Иран, который воспринимает Сирию как стратегически важное пространство, а власть алавитов в Дамаске – сильным союзником в борьбе за региональное влияние.

Что касается палестино-израильского урегулирования, в начале этого месяца был совершен исторический шаг на пути признания противоправной деятельности Израиля на оккупированной территории – первая с 1979 года резолюция, осуждающая поселенческую деятельность, не вотированная США. Таким образом, перспектива созыва широкой международной конференции с участием Израиля и Палестины не исключается, в том числе усилия Москвы по организации такой конференции приобретают особое значение.

 В.Аватков, Е.Кислова

 

Арабские страны: ноябрь 2016 (дайджест)

Арабские страны: ноябрь 2016 г. (дайджест)

8 ноября 2016 года Дональд Трамп был избран новым президентом США. Это событие, несомненно, стало поворотным и для арабского мира, ведь Вашингтон является одним из крупнейших акторов в регионе. Интересно, что позиции ближневосточных государств относительно будущих возможностей сотрудничества с новым американским президентом оказались непохожими друг на друга. Также ноябрь ознаменовался первым крупным успехами сирийской армии по освобождению города Алеппо с 2012 года. При поддержке российской авиации правительственным войскам удалось взять под контроль восточный район города. По оценкам экспертов, на данный момент очевидно, что террористы будут полностью вытеснены из Алеппо, однако специалисты расходятся во мнении относительно сроков окончания операции по освобождению города.

 

Кем станет Дональд Трамп для Ближнего Востока?

8 ноября 2016 года неожиданно для многих экспертов и обывателей новым главой Белого дома был избран миллиардер Дональд Трамп, известный своими резкими заявлениями в том числе в адрес арабов и мусульман, что не могло не привлечь внимание со стороны как политического истеблишмента, так и широких масс в ближневосточных государствах. Интересно, по данным опроса общественного мнения, проведенного Арабским центром политических исследований (базируется в Вашингтоне) в девяти странах Ближнего Востока (Алжир, Египет, Ирак, Кувейт, Марокко, Иордания, Палестина (Западный берег реки Иордан и сектор Газа), Саудовская Аравия и Тунис)), 65 процентов жителей Саудовской Аравии заявили, победа Хиллари Клинтон положительно скажется на арабскиом регионе.

Победа Дональда Трампа стала большим шоком для лидеров политического ислама как суннитских в лице “Братьев мусульман”, так и шиитских, представленных правящим режимом в Иране. За последние восемь лет страны-представители обоих направлений ислама приложили немало усилий к тому, чтобы научится работать с демократами и выстроили определенные отношения с Вашинтоном. Арабские политики продолжили бы развивать отношения с Хиллари Клинтон, не нуждаясь в политическом повороте на 180 градусов Однако этого не произошло. Дональд Трамп, известный своей враждебностью и недоверием к исламским политическим элитам, имеет четкую антииранской позицию, явно отказываясь от любых позитивных отношений с Исламской Республикой, ведь как он считает Иран главным спонсором терроризма в регионе.

Несмотря на то, что позиция нового президента США по Ирану будет более ясной после того, как он официально вступит в должность, можно с уверенностью констатировать, что в отношении Ближнего Востока Трамп намерен начать жесткую военную политику против всех экстремистских группировок, которые провозглашают религиозные фундаменталистские лозунги, чтобы немедленно устранить их.

Если Иран явно не будет другом или союзником американчев в эпоху ДональдаТрампа, то в отношении сирийского кризиса его позиция более противоречивая. В частности это касается готовности сотрудничать с Россией по сирийскому уригулированию. Трамп считает, что его приоритетом является устранение ИГ (запрещена в РФ) и зачистка территории Сирии от боевиков. Тогда возникает вопрос, как он собирается одновременно работать по Сирии вместе с Москвой, отстранившись от Ирана, и выступать за отказ признавать Башара аль-Асада законным президентом.

При этом Трамп ясно дал понять, что он выступает за прочные отношения с уже привычными нам союзниками Америки на Ближнем Востоке, в том числе с Египтом, Иорданией, ОАЭ, Катаром и Саудовской Аравией. Эти суннитские государства, как представляется, довольны уходом администрации Обамы. Ведь они – особенно саудовцы – воспринимают подписание ядерного соглашения с Ираном как предательство со стороны Вашингтона. Теперь же, антииранская риторика Дональда Трампа дает странам Залива надежду на “восстановление справедливости”.

Избранный президент провел мощную избирательную кампанию, используя противоречивую, но популярную риторику, к примеру, о запрете на въезд в США для мусульман и депортации всех нелегальных иммигрантов. Однако позже он изменил некоторые из своих замечаний, которые были расценены как оскорбительные для мусульман. Но несмотря на это, исламский мир наодится в ожидании новой эры американско-арабских отношений.Те, кто был недоволен политикой Барака Обамы приветствует новую республиканскую администрацию, в то время как те, кто выиграл от его политики будут очень разочарованы, так как политика нового американского президента явно придаст новый импульс активности США в регионе.

 

Сирийская армия заняла ключевые районы Алеппо

  28 ноября 2016 года сирийские правительственные войска и их союзники при поддержки российской авиации захватили контроль над ключевыми районами воточной части города Алеппо. Этот город имеет ключевое стратегиеское значение, так как явлется Сирия крупнейшим экономическим центром Сирии.

С 2012 года Алеппо находится под контролем боевиков ИГ и других террористических групп, и сегоднящние купные успехи сирийской армии по освобождению города ознаменовали поворотный моментом в пятилетнем конфликте. Ведь, если правительственным войскам удасться захватить все восточные районы Алеппо, то правительство президента Башара аль-Асада будет находиться у власти в четырех крупнейших городах страны, а также в прибрежной области. Таким образом, справедливо полагать, что у ИГ и радикальной оппозиции нет шансов удержать ключевые центры страны.

Но несмотря на то, что на сегодняший день стало понятно, что Алеппо находится явно не под контролем демократических сил, порющихся против тирана-Асада, некоторые западные аналитики продолжают критиковать военную операцию сирийской армии в Алеппо.

Так, например, Чарльз Листер, старший научный сотрудник Вашингтонского Института Ближнего Востока, считает, что сам город Алеппо являлся базой умеренной оппозиционной деятельности, поэтому, если он будет захвачен провительственными силами, “это станет непереносимым ударом для умеренной оппозиции”, с которой и борется Башар аль-Асад. С тех пор, как Алеппо присоединился к восстанию четыре года назад во время Арабской весны, в восточной части города была сделана попытка установить “модель управления без Асада”. Были избраны местные лидеры, создана собственная систем образования и выстроены торговые отношения с повстанцами из приграничных деревни и с соседней Турцией. В результате американский исследователь делает вывод, что восточные районы, занятые исключительно умеренной оппозицией, подверглись жестокому наступлению со стороны правительственной армии и российским авиаударам.

Подобная оценка происходящего сегодня в Алеппо далеко не редкость. Несмотря на то, что даже новоизбранный президент США признал, что  основная проблема Сирии – террористы и даже заявил о готовности сотрудничать с Россией, чтобы решить эту проблему, большинство стран Запада продолжают поддерживать оппозицию и обвинять Башара аль-Асада в массовых убийствах мирных жителей.

Однако сложившиеся на сегодняший момент реалии могут дать аль-Асаду реальный шанс изменить ситуацию в стране и остановить гражданскую войну. В этом мысле в его пользу играет смена администрации в США, крупнейший прогресс на поле боя за последние пять лет, нормализация отношенияй между Москвой и Анкарой, а также явное моральное и материальное ослабление ИГ в силу начала военной операции по освобождению иракского Мосула и сирийской Ракки – провозглашенных центров исламского халифата. Таким образом, справедливо предположить, что, если Дамаску удастся удержать достигнутый успех, в ближайшее время контроль над значительной частью территории страны перейдет к правительственным силам.

 

Ирак ожидает поддержки от Трампа в борьбе против ИГ

  21 ноября 2016 года министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джафари заявил, что в ходе военной операции по освобождению Мосула от боевиков ИГ уже около одной трети города взято под контроль иракской армии и собзников. Причиной знаительных успехов операции, по мнению аль-Джафари, является “высокая степень скоординированнности и сплоченности между ее участникми”: иракскими силами безопасности и международной коалицией против ИГ под руководством США.

Действительно, с начала широкомасштабного наступления иракских военных и курдских ополценчев под Мосулом достигнут ощутимый прогресс:  убито около тысячи боевиков, взяты в плен около 600 (цит. по “Al-Arabiya” – прим. автора). Очевидно, что на успех операции серьезно влияет степень поддержки иракских сил с воздуха со стороны междунаролной коалиции. В этом смысле крайне важно, какую позицию в ближайшее время займет  новоизбранный президент США Дональд Трамп, так как Вашингтон является лидером коалиции. Для Багдада важно, чтобы США продолжили оказывать многоуровневую поддержку Ираку как в его борьбе против ИГ, но и в восстановлении инфраструктуры Мосула после освобождения. В этой связи американскую финансовую поддержду Ираку в больбе простив ИГ можно сравнить с программой  плана Маршалла, согласно которому Соединенные Штаты помогли западным государствам восстановить свою инфраструктуру и экономику после Второй мировой войны. План Маршалла также был тесно связан с “доктриной Трумэна”, направленной на противодействие ширению зоны влияния СССР в мире. Представляется, что Багдад с удовольствием примет необходимую помощь от Вашингтона, который в свою очередь будет заинтересован в крепком закреплении собственных интересов в Ираке после освобождения второго по величине города в стране. Особенно после того, как позиции России в Сирии имеют явные и непоколебимые преимущества.

Ибрагим Аль-Джафари также заявил, что Ирак не допустит какой-либо активности со стороны Турции в районе общей границы, в том числе военного вмешательства в операцию. Опасения Багада очевидны: Турция опасается, что шиитские ополчения, которые поддерживают иракскую армию могут начать борьбу против суннитских туркменов в городе Таль-Афар (северо-запад Ирака), который находится на главной дороге, связывающей между Мосул и территорию Сирии. Этот город также был центром иракских повстанцев во время войны Ираке в 2003 году. В этой связи представляется, что в случае возникновения ирако-турецкой напряженности в районе границы власти Ирака обратятся к Евросоюзу как к посреднику в урегулировании с Турцией, предполагая, что ЕС имеет определенное вляние и рычаги давления на турецкое руководство, при этом так же отвергает вмешательство Анкары в Ирак.

 

Очевидно, что ноябрь во многом стал поворотным месяцем для Ближнего Востока. Приход новой, республиканской администрации открывает для стран региона новые возможности для сотрудничества, а арабские лидеры в большинстве своем, хоть и осторожно, но позитивно оценивают перспективы работы с Дональдом Трампом, несмотря на жесткую риторику последнего в адрес мусульман в ходе предвыборной кампании. На сирийском и иракском направлении в деле борьбе против ИГ за прошедший месяц продемонстрирован значительный прогресс. Если легитимным правительственным силам удасться удержать достигнуй успех, то большинство территории обеих стран все-таки будет зачищена от боевиков. Основной проблемой наступающих сейчас является то, что террористы использут мирное население в качестве живого щита, а покидать город запрещено под страхом смерной казни.

 

В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: сентябрь 2016 года (дайджест)

Арабские страны: сентябрь 2016 года (дайджест)

 

Несомненно, главным событием прошедшего месяца стало достижение соглашения между Россией и США как сопредседателей Международной группы поддержки Сирии о режиме прекращения огня в Сирии. Договор вступил в силу, однако уже в первые несколько часов последовали сообщения о его нарушении, а террористы «Фатх аш-Шам» вовсе отвергли перемирие. Несмотря на то, что ведущие мировые державы отвергают любое разрешение конфликта в Сирии, альтернативное политическому, вопрос о начале межсирийских переговоров остается открытым.

В очередной раз ежегодное священное для мусульман паломничество в Мекку – хажд – обернулось скандалом между Саудовской Аравией и Ираном, все более превращаясь из религиозного события в политическое. Таким образом, конфликт между двумя крупнейшими региональными державами прибрел очередной пункт противоречий.

 

Россия и США представили соглашение о перемирии в Сирии

         9 сентября 2016 года после многочасовых переговоров в Женеве между министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и Госсекретарем США Джоном Керри был согласован новый договор о режиме прекращения огня в Сирии. По окончании переговоров Джон Керри выразил надежду на то, что достигнутое соглашение «приведет к прекращению насилия и возобновит мирные переговоры по политическому процессу в Сирии». Однако официальный текст и детали соглашения не были обнародованы. Согласно официальным источникам, основная идея соглашения состоит в том, чтобы и США, и Россия оказали давление на своих союзников («умеренную оппозицию» и правительство Башара аль-Асада соответственно), чтобы они прекратили боевые действия против друг друга. Предполагается, что в таких условиях Россия и США смогут начать совместные эффективные атаки по позициям ИГИЛ и других джихадистских группировок, связанных с Аль-Каидой. Другой ключевой частью договоренности является незамедлительное и беспрепятственное предоставление гуманитарной помощи в осажденные районы по всей стране, обращая особое внимание на город Алеппо, который сегодня является наиболее горячей точкой конфликта, и его окраины.

Слабым местом соглашения стал вопрос о разделении «умеренной оппозиции» и террористов. На практике это означает, что Ахрар аш-Шам, Джейш аль-Ислам и другие группировки должны отделиться от террористов Джабхат Фатх аш-Шам (ранее Джабхат ан-Нусра). Первая проблема состоит в том, что военные штабы и местные командиры Ахрар аш-Шам и Джейш аль-Ислам глубоко интегрированы в военную структуру Фатх аш-Шам. Именно поэтому предлагаемые США и Россией условия соглашения о прекращении огня будут отвергнуты более чем двадцатью группировками. По сообщению телеканала «Аль-Арабия», сирийские эксперты считают, что любые соглашения между Россией и США не приведут к четкому разделению на умеренную оппозицию и террористов, так как у них нет никаких мирных способов заставить те или иные оппозиционные группы отказаться от связей с террористами.

Вторая проблема – финансирование терроризма. Вероятно, главный спонсор Фатх аль-Шам, Саудовская Аравия, будет продолжать поддерживать эту террористическую группировку. В настоящий момент Фатх аль-Шам и ее союзники формировали опору внешней политики Саудовского королевства в Сирии. Если уничтожить их, все усилия Эр-Рияда по поддержанию баланса сил с Ираном будут потрачены впустую, и иранская позиция в регионе усилится. Многие представители саудовских элит и лобби примут подобный сценарий за провал в сирийской политике руководства, что совершенно невыгодно Эр-Рияду.

Нельзя забывать и об интересах Турции, которая начала полномасштабную военную операцию в Сирии в августе текущего года. Турция также остается одним из основных центров материально-технического снабжения террористов, что подтверждается тесными контактами с Саудовской Аравией и их всесторонней взаимной поддержкой. Основная цель Анкары – полностью зачистить пограничную линию с Сирией от боевиков ИГ, а также не допустить создания буферного автономного курдского анклава между Турцией и Сирией. Следовательно, некоторые эксперты считают, что единственным решением проблемы разделения участников сирийского конфликта на «умеренную оппозицию» и террористов является постоянное военное давление на террористов и их союзников, а также массированное дипломатическое давление на Анкару.

Таким образом представляется, что соблюдение режима прекращения боевых действий и успешное выполнение российско-американского соглашения может быть возможным лишь при всестороннем сотрудничестве ведущих мировых держав, а также при использовании Россией дипломатических и военных успехов в Сирии для активизации совместной российско-американской работы по достижению договоренностей между воющими сторонами.

 

Хадж – предмет спора между Ираном и Саудовской Аравией

6 сентября наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Наиф ответил на критику со стороны верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи по поводу права Королевства выстраивать политику относительно хаджа. Напомним, что в этом году Тегеран запретил иранским паломникам совершать священный для всех мусульман обряд хаджа к святыням в Мекке.

По словам бен Наифа, на самом деле иранские власти не были заинтересованы в том, присутствовали ли их паломники на хадже, или нет. Он обвинил Иран в попытке политизировать священный обряд.

Почти каждый сезон хаджа знаменуется словесной войной между Ираном с Саудовской Аравией. 2016 год не стал исключением. Недавние заявления, однако, оказались худшими за последние 30 лет, и они откровенно демонстрируют ситуацию в отношениях между Эр-Риядом и Тегераном. Как ни странно, возможно, самое лучшее решение, которое могло принять иранское правительство, оказалось запретить своим гражданам выполнить в этом году паломничество в Мекку. Это устранило вероятность столкновений, которые в последние годы приводили к гибели сотни людей.

Пожалуй, самый вопиющий случай подобного столкновение – не без политического контекста – произошел в середине 80-х годов, когда иранские военнослужащие убили безоружного саудовскую охранника перед тысячами паломников, а затем участвовали в кровавых стычках, в которых около 400 паломников и сотрудников безопасности были убиты.

Конечно, правительства других мусульманских стран также имели серьезные разногласия с Эр-Риядом, в том числе правительство Башара аль-Асада в Сирии, бывшее иракское правительство Нури аль-Малики и, до этого, правительство Саддама Хусейна, и бывшее йеменское правительство Али Абдаллы Салеха. Однако ни один подобный спор не превращался в открытый конфликт вокруг хаджа.

Несомненно, нельзя исключать вероятность того, что решение иранского правительства запретить своим гражданам совершать паломничество в этом году может быть связано с желанием избежать нового и опасного противостояния. Между тем, Саудовская Аравия ответила на официальный бойкот Ирана. Королевство согласилось разрешить иранским паломникам из других стран совершить священный обряд без необходимости одобрения от своего правительства. Более 250 иранцев прибыли в Мекку из США в дополнение к сотням других, прибывших из Европы и Ближнего Востока.

 

Франция проведет международную конференцию по арабо-израильскому вопросу

19 сентября французские власти сообщили, что Париж хочет организовать международную конференцию до конца 2016 года, где представит израильтянам и палестинцам «ряд средств поощрения», если они достигнут мирного соглашения.

Министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эро заявил на брифинге в кулуарах ежегодной министерской встрече Генеральной Ассамблеи ООН, что «на этой неделе должен наступить момент для политической мобилизации, чтобы достичь всеобщей цели (достижение арабо-израильского мирного соглашения – прим. автора).»

За призывом Эро к проведению международной конференции во Франции последовало заявление МИД России о том, что 8 сентября израильские и палестинские лидеры «в принципе» договорились о встрече в Москве для проведения переговоров. Но глубокие разногласия между премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и палестинским лидером Махмудом Аббасом вызывают сомнения по поводу перспектив любой встречи и, как следствие, какого-либо прогресса.

В качестве предварительных условий к любой встрече Аббас требует, чтобы Израиль прекратил строительство всех поселений в Восточном Иерусалиме и на Западном берегу реки Иордан, а также освободил около двух десятков палестинских заключенных. В свою очередь, премьер-министр Израиля отвергает любые предварительные условия.

Справедливо отметим, что призыв Эро не взят из воздуха. Несколько стран, в том числе Египет, Россия и США, пытаются возобновить переговоры между Израилем и палестинцами, а также готовы организовать подобную встречу. Все эти усилия, включая французскую инициативу, дополняют друг друга. В июне этого года в Париже прошла международная встреча, в которой приняли участие более двух десятков западных и арабских стран, где стороны попытались выработать новую стратегию для достижения мира на Ближнем Востоке и возродить израильско-палестинские переговоры. Однако в ближайшее время, несмотря на усилия Франции, надеется на встречу между Аббасом и Нетаньяху, похоже, не приходится даже при посредничестве двух десятков европейских и ближневосточных стран.

 

***

В очередной раз в регионе Ближнего Востока складывается сложная ситуация, в которой тяжело преодолеть существующие вызовы и угрозы. Несмотря на активные усилия России и США, между которыми все еще остаются глубокие разногласия, непосредственные участники конфликта (правительственные силы, оппозиция, террористические группы) не смогли поддерживать режим прекращения боевых действий и объявили об его окончании, возобновив взаимные обстрелы. Следовательно, вопрос об организации переговоров между политическими силами в Сирии и начале мирного процесса в этой стране остается открытым. Учитывая такие факторы, как российско-американские противоречия, смена администрации Белого дома, неизменная позиция террористов «Фатх аш-Шам» о верности «Аль-Каиде», игнорирование резолюции Совета Безопасности ООН №2254, складывается представление, что с военный конфликт в Сирии далек от окончательного решения в ближайшее время. Тем более что существует немало желающих саботировать уже согласованные подходы к сирийскому урегулированию.

Сложный клубок арабо-израильских или иранско-саудовских противоречий, который включает в себя политические, этнические и религиозные споры, также остается острой проблемой региона. Несмотря на то, что в настоящий момент существующие конфликты не переросли в открытые столкновения, высокая степень конфликтогенности региона требует их скорого разрешения, чтобы не допустить возникновения очередного вооруженного конфликта.

В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: июль-август 2016 г. (дайджест)

Арабские страны: июль-август 2016 г. (дайджест) 

Разгар прошедшего лета (июль-август 2016 года) в регионе Ближнего Востока ознаменовался существенной эскалацией напряжённости сразу на нескольких направлениях. Изменения, произошедшие в данный период, оказались настолько значительными, что можно с уверенностью констатировать их непосредственное влияние на динамику текущих конфликтов, а также на будущее геополитическое устройство и распределение сил в регионе.  

Столкновения в Алеппо и турецкое вторжение в Сирию

Несомненно, наиболее напряжённым и опасным районом Сирии, где уже более пяти лет не прекращается гражданская война, остается центральная провинция Алеппо и её одноименный центр. Несмотря на ощутимые успехи, правительственные войска все еще не смогли вытеснить боевиков из города, на улица продолжаются перестрелки. 8 августа сирийским войскам удалось отбить атаки коалицию боевых оппозиционных группировок, т.н. «Джейш аль-Фатх» в южных и юго-западных окраинах Алеппо, сообщает арабский новостной канал «аль-Арабия». В свою очередь 18 августа группировка «Джейш аль-Фатх» объявила о «начале подготовки к битве за освобождение всего Алеппо». С этой целью к южным районам города перебрасываются резервы из соседних провинций Хама и Идлиб.

На фоне непрекращающихся столкновений и продолжающихся жертв среди мирного населения в Алеппо 24 августа турецкие войска в сопровождении танков и отрядов спецназа пересекли границу с Сирией. Этот шаг означает, что Турция впервые непосредственно вступила в сирийский военный конфликт. Согласно официальному заявлению, Анкара начала широкомасштабную военную кампанию против «курдских террористов», и основная цель данной операции – вытеснить курдских ополченцев и боевиков ИГИЛ (организация запрещена в РФ) из районов сирийско-турецкой границы. В тот же день, 24 августа, турецкая армия и союзные им группировки Свободной сирийской армии (ССА) заявили о полном освобождении приграничного города Джераблус от боевиков ИГ.

29 августа Вашингтон подверг действия Турции в северной Сирии жесткой критике, назвав столкновения между турецкими военными и их союзниками с курдами «неприемлемыми».

 

У США появился новый союзник?

Кажется, что освобождение города Джераблус – последнего города на сирийско-турецкой границе, удерживаемого боевиками ИГИЛ – должно было обрадовать и руководство США, и Турцию, и все группировки борющиеся с джихадистами в северной Сирии. Однако вместо этого турецкое вторжение на сирийскую территорию (очевидно идущее вразрез с нормами международного права), якобы направленное против курдов открыло целую цепочку новых потенциальных конфликтов между Турцией и курдскими повстанцами. А США, воспринимающие курдов как основную боеспособную силу в борьбе с террористами в Сирии, оказались в неудобном положении: посредине, между курдами и своим союзником по НАТО. Мотивы Анкары к началу военной операции, очевидно, противоположны курсу Вашингтона в Сирии и находятся в прямом противоречии с целями курдской партии «Демократического союза» (PYG), которая является союзником США.

Тем не менее, начало подобной военной компании, несомненно, может положить начало новой эпохе взаимодействия Турции и США на сирийском направлении. Конечно, Турция нуждается в безопасности своей территории, а значит заинтересована в зачистке северных районов Сирии от боевиков «Исламского государства», и данная военная операция стала самым решительным и, что важно, показательным шагом Анкары в «борьбе» с боевиками. Именно это и сможет в дальнейшем стать отправной точкой в турецко-американском сотрудничестве в Сирии, особенно если существует общий враг и виновник кровопролития – Башар аль-Асад.

«Переговорный марафон» США и России по проблеме борьбы с ИГ

26 августа, в Женеве Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров провели 12-часовые переговоры по ситуации в Сирии. На встрече поднимался вопросы о поставках гуманитарной помощи в Сирию, антитеррористическое сотрудничество России и США, а также способы взаимодействия двух стран на сирийском треке. До этого, 15 июля, Керри уже проводил многочасовые переговоры по ситуации в Сирии с российским министром в Москве, однако данный раунд в Женеве оказался совсем иным. В августе обострилась ситуация в районе Алеппо, и западные страны прямо обратились к России с просьбой использовать свое влияние на Дамаск, чтобы остановить бомбардировки гражданских лиц и так называемых умеренных повстанцев, которые находятся под защитой Вашингтона. Россия была призвана оказать давление на сирийские власти, чтобы «положить конец кровавой бойне и вернуться за стол переговоров.» Россия пообещала работать с правительством и оппозицией, которая находится в контактах с Москвой, в то время как США обещали взаимодействовать с частью оппозиции, которую поддерживает Запад. На этом, собственно, переговоры закончились: ни конкретного плана действий, ни установленных сроков.

В преддверии женевского раунда переговоров экспертов и наблюдателей не покидало чувство дежавю. Россия имеет четкое понимание того, что США преследует достижения какого-либо стабильного и надежного соглашения, так как нынешняя администрация рассчитывает только на время, оставшееся до конца срока. Обама не будет принимать каких-либо существенных шагов в Сирии: у него нет на это времени.

Однако переговоры в Женеве оказались более продуктивными, чем июльский раунд. Главы внешнеполитических ведомств договорились о пересмотре и обновлении соглашения о режиме прекращения огня (нарушение которого стало повседневной нормой) и возобновить переговорный процесс по урегулированию в Сирии.

Говорили о «Джабхат ан-Нусре» и возможности разделять сирийскую оппозицию и террористов. Джон Керри заявил, что вопрос о классификации группировки «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в РФ, теперь называется «Джабхат Фаттах ша-Шам») вызывает сложность, так как оппозиция и данная группировка почти всегда занимают одни и те же территории. Тем не менее, по словам Госсекретаря, «Джабхат ан-Нусра» — террористическая организация, часть «Аль-Каиды», и «никакое новое название не спрячет того, что она делает».

Августовский раунд переговоров в Женеве действительно можно назвать прорывом еще и потому, что Вашингтон предоставил российской стороне список повстанческих организаций, которые присоединились к соглашению о прекращении военных действий при посредничестве США. Важно помнить, что для российской стороны разделение умеренных сил и экстремистских группировок является одним из ключевых направлений по прекращению насилия в Сирии.

 

Палестина готова к возобновлению переговоров и Израилем

29 августа лидер Палестинской автономии Махмуд Аббас заявил, что палестинцы готовы принять участие в любой мирной инициативе, направленной на «всеобъемлющее и справедливое решение», отвечая на предложение России организовать палестино-израильскую встречу в Москве.

Разговоры о возможной встрече между Мехумадом Аббасом и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, которая будет организована президентом России Владимиром Путиным, ведутся с последних чисел августа. В интервью, опубликованном за неделю до заявления Аббаса, президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси заявил, что Владимир Путин хочет провести у себя израильско-палестинский саммит с целью возобновить мирные переговоры. Однако представитель Кремля заявил, что пока никакой конкретной информации по данному вопросу нет.

Стоит отметить, что это уже вторая попытка усадить палестинцев и израильтян на стол переговоров за полгода. Франция также работает по своей собственной мирной инициативе и надеется созвать международную конференцию до конца 2016 года. Палестинцы решительно поддерживают инициативу Франции, но Израиль отверг французский план, призывая вместо этого провести прямые переговоры.

Палестинские лидеры говорят, что годы переговоров с Израилем не прекратили оккупацию Западного берега реки Иордан, и они начали вести собственную международную стратегию. По мнению арабских экспертов, совещание «Аббас-Нетаньяху» без предварительных условий никуда не приведет. В свою очередь такими условиями будут: замораживание строительства израильских поселений, освобождение палестинских заключенных и крайний срок для прекращения оккупации арабских территорий.

Мирные усилия международного сообщества зашли в тупик еще два года тому назад, когда инициатива под руководством США рухнула в апреле 2014 года. Последнее значительная встреча между Аббасом и Нетаньяху, как полагают, была проведена в 2010 году. Хотя с тех пор встречаются неподтвержденные сообщения о тайных встречах двух лидеров.

Возможный конфликт между Ливаном и Израилем

Как оказалось палестино-израильские отношения не единственный источник напряженности на арабо-израильском треке, вновь давший о себе знать. 31 августа Совет Безопасности ООН предупредил, что нарушения соглашения о прекращении военных действий между Ливаном и Израилем 2006 года может привести к новому конфликту, «что ни одна из сторон и регион в целом не может себе позволить.»

Предупреждение о возможной опасности последовало после обнародования резолюции СБ ООН, принятой единогласно, о продлении мандата миротворческих сил ООН на юге Ливана, который следит за соблюдением режима прекращения огня, до 31 августа 2017 г. Миссия сохранила потолок численности военнослужащих в 15000 человек, при поддержке международных и местных гражданских сотрудников.

Совет Безопасности выразил обеспокоенность «в связи с ограниченным прогрессом, достигнутым в направлении создания постоянного режима прекращения огня.» Он призвал воздерживаться от любых действий или риторики, которые могли бы поставить под угрозу режим прекращение военных действий или дестабилизировать обстановку в регионе.

Резолюция Совета Безопасности №1701 от 11 августа 2006 года о прекращении боевых действий завершила 34-дневную войну между Израилем и ливанскими боевиками «Хезболлы» на юге Ливана летом 2006 года. Боевые действия унесли жизни около 1200 ливанцев и 160 израильтян, а война закончилась ничем.

В резолюции, принятой 31 августа 2016 года международное сообщество осудило «самым решительным образом» все попытки поставить под угрозу безопасность и стабильность Ливана. Справедливо подчеркивается, что риск нарушения соглашения о прекращении военных действий может привести к новому конфликту, что ни одна из сторон и уж тем более регион не могут себе позволить. Но при этом Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, положительно оценивая усилия Ливана и Израиля, подчеркнул, «что спокойствие не должно быть ошибочно принято за прогресс» по реализации резолюции 2006 года и других.

Резолюция №1701, помимо всего прочего, является призывом ко всем ополченцам, в том числе боевикам «Хезболлы», сдать оружие — требование, которое оказалось проигнорированным в течение 10 лет.

Несомненно, конфликтогенность региона, насильственная и нестабильная региональная ситуация подчеркивает важность ощутимого прогресса, которого добились стороны, направлении достижения постоянного прекращения огня, как это предусмотрено в резолюции.

 

***

С приходом каждого нового месяца уровень напряженности в регионе Ближнего Востока не спадает. При этом нельзя сказать, что имеет место полное отсутствие прогресса на пути мирного урегулирования конфликтов. Ситуация становится сложнее, в конфликты становятся вовлечены новые акторы. Обратимся, например, к сирийскому кризису. Кажется, что только усилия мирового сообщества по прекращению войны в Сирии (в частности переговоры между Россией и США) вышли на новый уровень и приносят положительные результаты, как в войну открыто вступает еще один ключевой региональный игрок – Турция. И он так же, как и уже известные акторы, преследует собственные интересы, возможно, идущие в разрез с целями остальных участников конфликта, что вовсе может привести к изменению геополитической ситуации. Следовательно, кризис только усугубляется.

То же относится к арабо-израильскому треку. Если ливано-израильские противоречия явно стоят на пути (хоть и очень долгом) урегулирования при наличии контингента ООН на ливанской территории, то палестино-израильские противоречия даже при посредничестве России и Франции, кажется, еще далеки от разрешения. А на время завершения лета 2016 года – даже переговоры по организации встречи двух лидеров далеки от прогресса.

В.Аватков, Е.Кислова

Турция: лето 2016 г. (дайджест)

Турция: лето 2016 г. (дайджест) 

Лето 2016 года стало для Турции переломным этапом: и во внутренней, и во внешней политике страна сумела решить те проблемы, которые на протяжении долгого времени тормозили ее развитие и расширение ее влияния. Во внутренней политике таким событием стала попытка военного переворота, которая не только не пошатнула действующую власть, но и сумела мобилизовать вокруг президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана и нового премьер-министра Бинали Йылдырыма турецкий народ. Во внешней политике были совершены два прорыва – на российском и израильском направлениях, которые крайне важны для Турции с точки зрения влияния в регионе. Более того, в конце августа Турция начала свою сухопутную военную операцию на территории Сирии – «Щит Евфрата». В таких новых условиях Турция снова может выйти на путь развития как внутри страны, так и за ее пределами.

 

Внутриполитическая ситуация

Во внутриполитической жизни Турции на протяжении лета 2016 года основными вопросами оставались вопросы безопасности. Первым ярким подтверждением этого стал теракт 28 июня в крупнейшем в Стамбуле аэропорту имени Ататюрка. Террористы-смертники привели в действие 3 взрывных устройства. Ответственность за теракт взяла запрещенная в России организация «Исламское государство».

Теракт не только подтвердил, что в Турции по-прежнему сохраняется ситуация многосторонней террористической угрозы (и со стороны Исламского государства, и со стороны Рабочей Партии Курдистана), но и еще раз показал, что турецкие правоохранительные органы и спецслужбы не могут полностью обеспечить безопасность внутри страны.

Нельзя не отметить предполагаемое гражданство ответственных за теракт в аэропорту. Все они были гражданами стран СНГ: Узбекистана, Киргизии и России.

Вторым ударом по внутриполитической стабильности стала попытка военного переворота 15 июня, закончившаяся поражением восставших и сохранением действующей власти. Однако вину за переворот президент Турции Эрдоган возложил не сколько на военных, сколько на руководителя организации «Хизмет» Фетхуллаха Гюлена.

Можно выделить следующие причины неудачи переворота в Турции: 1) малочисленность тех, кто его планировал и пытался его осуществить, 2) осуществить этот военный переворот пыталось явно среднее, а не высшее офицерское звено, 3) слабое  планирование: не было арестовано руководство страны, как это делалось на протяжении истории всех переворотов в Турции.

Ответом правящей партии на переворот стало введение военного положения сроком на 3 месяца, в рамках которого начался процесс общенациональной борьбы с врагами ПСР, а именно членами организации FETÖ – «террористической организации Фетхуллаха Гюлена».

Первым признаком чисток во всех областях общественной жизни стали масштабные увольнения по всей стране. Минобразования Турции отозвало лицензии у 21 тысячи частных преподавателей, уволило 15 тысяч сотрудников государственных образовательных учреждений и потребовало отставки 1500 университетских деканов. Кроме того, задержаны или уволены 9000 полицейских, 3000 судей и 6000 военных. Все они подозреваются в сотрудничестве с запрещенной в  Турции организацией Фетхуллаха Гюлена и участии в попытке осуществления государственного переворота.

Позже стало известно, что Совет по высшему образованию Турции запретил выезд за границу всем преподавателям и профессорскому составу вузов. Также турецкий премьер Бинали Йылдырым своим указом отменил заграничные отпуска у трех миллионов чиновников. Тем госслужащим, которые уже выехали из страны, предписано как можно быстрее вернуться.

Президент Турции неоднократно во время своих выступлений обещал своим гражданам подписать закон о введении в стране смертной казни в случае, если данный законопроект получит одобрение в парламенте страны (однако очевидно, что такие заявления были рассчитаны, скорее, на мобилизацию электората, чем на реальное изменение законодательства. Уголовный кодекс Турции обратной силы не имеет, поэтому под действие поправок к нему все равно бы не попали участники переворота. Если же они были бы казнены в обход действующего законодательства, это бы крайне негативно сказалось на и так непростых отношениях между Турцией  с одной стороны и США с ЕС с другой).

Параллельно началась активная пропаганда в средствах массовой информации и медиа пространстве. Начало каждого информационного выпуска в июле и августе сопровождалось документальной хроникой переворота (кадрами расстрела демонстрантов, атаки вертолетов на парламент страны) и слоганами о том, что в Турции победила демократия и что народ сумел сохранить свою страну.

В условиях такой сильной информационной подготовки населения и улучшения отношений с Россией правительство пошло на более смелые шаги в области обеспечения внутренней безопасности: в конце августа Турция начала наземную военную операцию на территории Сирии. Официальная цель операции – борьба с запрещенной на территории России организацией «Исламское государство». Однако параллельно Турция осуществляет и цели, которые напрямую связаны с ее внутренней безопасностью. Например, Турция стремится предотвратить усиление отдельных группировок на севере Сирии. Внешнеполитической стороной операцией является желание Турции показать свою значимость в общемировом процессе борьбы с терроризмом и в региональных событиях, доказать, что Турция способна оказывать влияние на страны, которые находятся в одном с ней регионе.

 

Правовая система Турции

В условиях политического кризиса, который продолжается в Турции и который только усилился после попытки переворота 15 июля 2016 года, законотворческая деятельность в стране отошла на второй план. Этим объясняется довольно скудное количество новых законодательных актов, которые регулируют жизнь внутри государства.

Тем не менее, среди них есть те, которые заслуживают особого внимания и которые являются ярким отражение той политики, которую проводит действующая власть.

К таким законам необходимо отнести вступившую в силу 8 июня 2016 года поправку в конституцию, которая ввела в основной закон страны переходную статью номер 20, в соответствии с которой было признано недействительным 1 предложение второго параграфа статьи 83 Конституции Турции, которое запрещало какое бы то ни было преследование депутатов Великого Национального Собрания Турции до или после выборов без соответствующей санкции со стороны самого парламента. В соответствии с новыми положениями конституции страны правом задерживать, допрашивать и привлекать к ответственности депутатов наделены министерство юстиции, аппарат премьер-министра, аппарат Великого Национального Собрания Турции и смешанные комиссии, состоящие из членов конституционной комиссии и комиссии справедливости парламента.

Таким образом, в стране завершилась, длившаяся больше полугода борьба внутри парламента о внесении поправок в конституцию, регламентирующих процесс лишения иммунитета и привлечения к судебной ответственности части депутатов, открыто выступавших против государственной политики. Напомним, что своеобразным катализатором этого процесса стал депутат от Народно-республиканской партии Эрен Эрдем, который в декабре 2015 года выступил на российском телеканале Russia Today и заявил, что Исламское Государство (запрещенная в России террористическая организация) получает отравляющий газ зарин из Турции с одобрения действующей власти.

13 августа вступил в силу еще один закон, требующий пристального внимания, а именно Закон «Об международной рабочей силе» (Uluslararası işgücü Kanunu).

Статья 1 закона гласит, что его основной целью является определение и реализация государственной политики в отношении иностранной рабочей силы, а также контроль за ее реализацией. Данный закон также определяет процедуру получения разрешения на работу для иностранцев, те виды работ, для которых не требуется получения разрешения на работу, а также права и обязанности, работающих на территории Турции иностранцев.

Статья 16 определяет, что под действие закона не попадают такие группы граждан, как:

  1. Те, кто могут внести вклад в развитие образования, науки и технологий в стране
  2. Те, кто готов инвестировать в турецкую экономику
  3. Те, кто имеют в соответствии с определением министерства внутренних дел и министерства иностранных дел «тюркское происхождение»
  4. Те, кто являются гражданами Турецкой Республики Северного Кипра
  5. Те, кто являются гражданами страны-члена Европейского Союза
  6. Те, кто являются работниками иностранных дипломатических представительств
  7. Те, кто замужем за гражданином Турции / женаты на гражданке Турции
  8. Лица, которым официально предоставлен статус беженца

Данный закон стал первым законодательным актом, создавшим правовую базу для оформления трудовой деятельности нелегальных беженцев на территории Турции. Этим шагом правительство Турции начинает постепенную интеграцию беженцев в турецкое общество, отказываясь от идеи возвращения их на родину. Такое решение будет иметь далеко идущие политические, экономические и социальные последствия для Турции.

Продолжается активная интеграция Турции в мировую экономическую систему и систему безопасности. Прямым показателем этого является ряд двусторонних и международных международных договоров, соглашений и меморандумов, которые Турция подписала или ратифицировала летом 2016 года.

Если говорить об экономических и социальных вопросах, то Турция продолжает выстраивать правовую основу сотрудничества как со своими традиционными партнерами, так и с новыми государствами. Приведем краткий список подписанных соглашений:

  • 10 августа было ратифицировано соглашение о сотрудничестве в энергетической области с Грузией
  • 25 августа вступило в силу соглашение между Китаем и Турцией о сотрудничестве в области использования ядерной энергии в мирных целях, подписанное 9 апреля 2012 года (что стало результатом меморандума о сотрудничестве в этой области, который был подписан сторонами еще в июне 2016 года)
  • 7 августа вступило в силу соглашение с Бангладеш о сотрудничестве и взаимопомощи по вопросам таможни
  • 6 августа было ратифицировано соглашение с Гвинеей о сотрудничестве в области здравоохранения
  • 28 июня вступило в силу соглашение о создании зоны свободной торговли с Молдавией

Что касается вопросов безопасности, то они были реализованы в целом ряде соглашений между Турцией и Черногорией. Стимулом к правовому обеспечению отношений между государствами стало вступление последней в НАТО в мае 2016 года. Между двумя странами были подписаны рамочные соглашения в области образования, поощрения инвестиций, безопасности, сотрудничества в военной, научной и технологической сфере, а также договор о реадмиссии.

 

Внешняя политика

Летом 2016 года внутриполитические события оказали большое влияние на внешнеполитический курс Турции. В результате турецкое руководство при разработке своего внешнеполитического курса частично отошло от своей традиционной схемы и применило новые подходы, которые открыли для нее те направления политики, которые, казалось бы, уже были потеряны. Тем не менее, анализ турецкой внешней политики по-прежнему будет вестись по стандартной системе, включающей 4 базовых вектора: западный, ближневосточный, российский и дальнезарубежный.

Прорывы в июне состоялись на двух из этих направлений: ближневосточном и российском и заключаются они в начале процесса нормализации отношений с двумя важными региональными партнерами Турции – Россией и Израилем.

Напомним, что напряженность в отношениях Турции с Израилем сохранялась с 2010 года, когда у берегов Израиля произошло столкновение между силами израильских ВМС и членов экипажа корабля «Мави Мармара», который состоял из граждан Турции. Поводом для столкновения послужила попытка турецкого судна проникнуть на заблокированную Израилем морскую территорию вблизи сектора Газы, чтобы доставить палестинцам гуманитарную помощь. В результате были убиты 9 пассажиров Мави Мармара.

Турецкая сторона после данного инцидента приняла решение заморозить отношение с Израилем и выдвинула три условия для нормализации отношений:

  • принести извинения за свои действия
  • выплатить компенсацию семьям погибшим
  • снять блокаду сектора Газы

На протяжении 6 лет данные требования не давали отношениям двух стран существенно развиваться, но 27 июня между двумя странами было подписано соглашение. С турецкой стороны свою подпись поставил заместитель министра иностранных дел Феридун Синирлиоглу, с израильской – директор МИД Дори Голд.

В соответствии с договоренностями, Израиль согласился частично выполнить условия Турции: в частности, семьям погибших будут выплачены 20 млн долларов компенсации. Также будет смягчен режим блокады Газы, что позволит Турции уже в ближайшее время отправить новые судна с гуманитарным грузом.

Также 27 июня состоялся прорыв на российском фронте. В письме, текст которого не был полностью обнародован и был направлен турецким президентом Владимиру Путину, Реджеп Тайип Эрдоган принес извинения за смерть российского пилота Олега Пешкова (но не за сбитый самолет, поскольку турецкая сторона продолжает настаивать на том, что не знала, что самолет является российским и что она просто предприняла меры по защите своей территории). Для Москвы было принципиально важно получить извинения в любой форме.

Данное письмо запустило процесс восстановления российско-турецких отношений. Первым шагом на этом пути стало снятие 30 июня запрета на чартерные рейсы в Турцию. Тем не менее, данный процесс отметился определенными курьезами. Во-первых, снят запрет был всего через 3 дня после страшного теракта в аэропорту Стамбула. Во-вторых, уже 16 июля российский президент распорядился начать эвакуацию россиян из Турции в связи с попыткой государственного переворота. В результате окончательно запрет был снят только 29 августа, а первые чартеры вылетели в Турцию только 2 сентября.

Процесс восстановления отношений продолжился 9 августа, когда в Санкт-Петербург в сопровождении многих министров прибыл президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Целью переговоров стало восстановление дружественных и доверительных отношений между двумя странами.

Официальные итоги встречи общественности представлены  не были. Более того, не были подписаны никакие документы, не было сделано совместных заявлений. Единственное, что стороны подтвердили, – это  малореалистичная цель достичь товарооборота в 100 миллиардов долларов в ближайшем будущем.

Однако нельзя отрицать, что данная встреча сыграла важную роль для Турции. В условиях абсолютной нестабильности внутри страны и непредсказуемой и мало результативной политики за ее пределами Эрдогану требовалось найти точку опоры для своих дальнейших действий. И он снова нашел ее в России.

 

Турция и США

Попытка государственного переворота оказала негативный эффект на турецко-американские отношения. Основная причина этого заключается в том, что основным организатором переворота, по мнению турецких властей, является турецкий проповедник и создатель международной организации «Хизмет» Фетхуллах Гюлен, уже 17 лет проживающий на территории США.

Турецкие власти уже давно требуют экстрадировать Гюлена обратно в Турцию. В частности, в декабре 2015 трое граждан Турции подали совместный иск против Гюлена в суд штата Пенсильвания. Основанием для иска стал ущерб, который они понесли от деятельности организации «Хизмет».

Тем не менее, американские власти отказываются идти на встречу турецкому руководству по вопросу экстрадиции и требуют сначала предоставить реальные доказательства участия Гюлена в перевороте, что вызывает негодование турецкой стороны.

После же того, как стало известно, что подготовка переворота происходила на натовской базе Инджирлик, находящейся на территории Турции, 31 июля турецкие военные блокировали базу, тем самым показав свое недоверие США.

Для оздоровления американо-турецких отношений с визитом в Турцию 24 августа прибыл вице-президент США Джо Байден. На совместной с президентом Турции пресс-конференции Байден, в первую очередь, отметил, что США осуждают произошедшую попытку переворота и по-прежнему остаются главным союзником Турции. Тем не менее, он признал, что вопрос экстрадиции в США не может быть решен президентом как представителем исполнительной власти, а только федеральным судом, а это требует много времени. Он также напомнил, что первоначально президент Буш отказал Гюлену в предоставлении политического убежища. Однако потом суд США отменил это решение. При этом, как сообщают СМИ, целью переговоров Байдена и Эрдогана уже за закрытыми дверями стал конфликт в Сирии, а не неудавшийся переворот.

Таким образом, США продолжают вести двойную игру на турецком правлении, путем сдержек и противовесов пытаясь достичь наиболее выгодных для себя результатов. В Турции же как в политическом истеблишменте, так и в обществе по крайней мере в ближайшее время сохранится недоверие к своим коллегам по НАТО из-за океана.

 

Направления дальнего зарубежья

Летом 2016 года Турция продолжила расширение горизонтов своей внешней политики через налаживание контактов и поддержание отношений с нетрадиционными для нее партнерами из разных частей мира.

С 31 мая по 3 июня Чавушоглу вместе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом совершили турне по странам Восточной Африки – Кении, Уганде и Сомали. Визиты лидеров турецкого политического эстеблишмента в Африку стали довольно регулярными: в частности, в начале марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган совершил визиты в Гвинею, Нигерию и Гану. До этого в феврале он побывал в Кот-д’Ивуаре. Президента сопровождали высокопоставленные лица из числа министров и делегация крупных бизнесменов. В результате переговоров между странами были учреждены экономические советы. Турция связывает с африканским континентом большие надежды, в первую очередь, в области экономики. Экспорториентированной экономике Турции требуются новые рынки сбыта продукции, если она хочет поддерживать высокие темпы экономического роста, и страны Африки должны сыграть эту роль в представлении лидеров Турции.

С 12 по 14 июня Чавушоглу был в Мьянме, где помимо переговоров с лидерами государства провел встречу с представителями местных мусульманских общин. Это подтверждает еще одну интересную деталь турецкой дипломатии: желание опереться на мусульманские общины в странах, где мусульмане являются конфессиональным меньшинством. В частности, в Мьянме религиозным большинством являются буддисты (88%), мусульман – всего 4%. Тем не менее, это не мешает Турции позиционировать их как инструмент своего влияния в Мьянме.

По результатам визита Чавушоглу на Шри-Ланку (14-15 июня) между двумя странами был подписан меморандум о сотрудничестве, который, в частности, включает в себя сотрудничество в области подготовки дипломатических кадров и обмена знаниями. Обучение будущих дипломатов из другой страны – внешнеполитическая стратегия, требующая редких и сложных внешнеполитических ресурсов: высокого регионального и международного авторитета, собственной дипломатической школы. До недавнего времени такую политику могли себе позволить только крупнейшие мировые державы США, Россия (СССР), Англия, Франция, Китай. Теперь Турция пытается следовать такому же курсу.

Внуриполитические события в Турции, произошедшие 15 июля 2016 года, не могли не оказать влияние на внешнеполитическую активность государства. Турция продолжила вести традиционную многостороннюю и многоуровневую внешнюю политику, однако любой контакт на международной арене турецких лидеров со своими зарубежными коллегами стал тем или иным способом связан с попыткой переворота.

Не мог переворот не оказать влияние хотя бы по той причине, что сразу после событий 15 июля, как сообщает сайт министерства иностранных дел Турции, Мевлют Чавушоглу провел более 60 телефонных переговоров со своими коллегами со всего мира. Стало понятно, что попытка переворота станет не только неотъемлемой частью внутриполитического, но и внешнеполитического курса.

С 1-го по 2-е августа состоялся рабочий визит министра иностранных дел Турции Малюта Чавушоглу в Пакистан. В рамках визита он был принят президентом и премьер-министром Пакистана, а также провел переговоры с советником премьер-министра Пакистана по вопросам национальной безопасности и внешней политики Сартаджем Азизом. Неудивительно, что основными темами переговоров стали попытка переворота в Турции и борьба с влиянием Гюлена на территории Пакистана.

С 11-го по 12-е августа в Турции с визитом находился министр иностранных дел Палестины Рияд Мальки. Стороны обсудили как вопросы помощи Палестине, так и последствия попытка переворота в Турции.

12 августа в Турцию прибыл министр иностранных дел Ирана Джеват Зариф. Темой переборов стали проблемы двустороннего сотрудничества, а также вопросы региональной и международной повестки дня.

С 18-го по 20-е августа министр иностранных дел Чавушоглу находился с визитом в Индии. Круг обсуждаемых вопросов прежний: двусторонне сотрудничество и попытка переворота. Помимо этого, Чавушоглу встретился с представителями неправительственных организаций и бизнесменами.

Хотя контакты  турецкого руководства с высокопоставленными лицами из стран Азии и Африки часто остаются за пределами сообщений СМИ, они являются важной частью выстраивания многосторонней и многоуровневой внешней политики Турции в современном мире. Пытаясь найти точки воздействия на каждую из стран, Турция использует весь свой внешнеполитической арсенал: от экономического сотрудничества до участия в программах образовательного обмена и помощи религиозным меньшинствам.

 

Европейское направление

Продолжается развитие интересного тройственного внешнеполитического альянса в лице Турции, Польши и Румынии. 25 августа в Анкаре состоялись очередные консультации на уровне министров иностранных дел, в рамках которых были подняты такие вопросы, как попытка переворота 15 июля 2016 года, угрозы, исходящие от организации Фетхуллаха Гюлена, региональные события, итоги саммита НАТО в Варшаве, отношения между Турцией и ЕС.

Необходимо отметить, что это не первая встреча в таком формате. Стороны уже проводили трехсторонние консультации в Варшаве 9 июня в преддверии саммита НАТО. Последние события, однако, показывают, что они готовы продолжать свое взаимодействие и дальше.

 

Итоги  

Летом 2016 года произошел ряд событий, которые будут оказывать особое значение на развитие турецкой внутренней и внешней политики, по крайней мере, до конца года. Из этих событий можно выделить два основных: попытка военного переворота 15 июля и восстановление позитивных отношений с Россией.

Переворот сумел сплотить турецкое общество, которое пребывало на протяжении последних нескольких лет в расколотом состоянии. Однако вопросом остается, насколько долго эта сплоченность сможет продержаться, так как проблемы последние два годы раздирающие страну, по-прежнему остаются нерешенными.

В российско-турецких отношениях сохраняется схожая неопределенность. Стороны зависимы экономически, но развитие двустороннего взаимодействия будет зависеть от того, смогут ли они договориться по вопросам безопасности и геополитики, в первую очередь – по Сирии.

Отличительной чертой турецкой внешней политики остается ее умение одновременно действовать на большом количестве направлений. В то время как внимание общественности заострено на традиционных вопросах – Сирии и России, Турция выстраивает отношения со странами Африки, Азии и Латинской Америки, таким образом увеличивая свое влияние и улучшая свою репутацию по всему миру.

 В.Аватков, М.Кочкин