Арабские страны: май 2018 г. (дайджест)

Май для арабских стран Ближнего Востока был во многом связан с реакцией на различные вызовы неарабских стран региона – Ирана и Израиля. Данной логике во многом были подчинены события в Сирии и Палестине. Неудивительным образом политическая повестка стран арабского востока оказалась подвержена влиянию сюжета народного волеизъявления: центральным событием для Ирака оказался последовавший за парламентскими выборами процесс перераспределение сил, в Ливии также фиксируется влияние грядущих всеобщих выборов на политическую реальность.

 

ИРАК

Одним из главных событий месяца стали парламентские выборы в Ираке, некогда осевом государстве регионе, состоявшиеся 12 мая. Важность данного события объясняется несколькими факторами: выборы определили расклад сил в чрезвычайно нестабильном, однако значимом для региона государстве на ближайшие четыре года; данное голосование выступает несущим элементом будущей системы (пост-)кризисного урегулирования в стране, где ранее неверная конфигурация подобной системы привела к экспансии на огромные территории террористической организации «Исламское государство»; выборы прошли в атмосфере разочарования иракцев статусными религиозными партиями, показавшими свою неспособность решать сложные проблемы современного Ирака; иракские курды, бывшие со времен американской оккупации «привилегированным меньшинством», имевшим весомый голос в иракской политике, после октябрьских событий 2017 года оказались в статусе париев.
В условиях невысокой явки (44,52 %), которую объяснили повышенными мерами безопасности, и многочисленными случаями сбоев при голосовании с помощью электронной системы, за депутатские мандаты поборолись 6990 кандидатов из 87 партий и блоков. В новом составе 329-местного парламента наибольшее количество кресел набрал предвыборный блок «ас-Саирун» (54 мандата), состоящий из сторонников движения «Ахрар» Муктады ас-Садра и Иракской Коммунистической партии. На втором месте с 47 мандатами оказалось движение «аль-Фатх», состоящее из полевых командиров вооруженного шиитского ополчения «аль-Хашд аш-Шааби». Третье место и 42 мандата занял альянс «Наср аль-Ирак» нынешнего премьер-министра Хайдера аль-Абади. На четвертом месте – коалиция «Правовое государство» экс-премьера Нури аль-Малики, которой досталось 25 депутатских мест.

Относительным успехом М. ас-Садра могут быть довольны в Эр-Рияде, финансово и политически поддержавшим его движение. Именно блок «ас-Саирун» шел на выборы под лозунгом «невмешательства иностранных держав» во внутриполитические дела Ирака с акцентом на вящее и многоуровневое присутствие Ирана. Однако результаты выборов не позволяют какой-либо одной политической силе самостоятельно сформировать кабинет министров, поэтому на повестку дня встаёт вопрос создания иракского «правительства национального единства». Конституция арабской республики отводит 90 дней на данный процесс, начиная с момента официального оглашения итогов выборов, что произошло 19 мая. На данный момент странам, заинтересованным в выстраивании отношений с Республикой Ирак, эксперты рекомендуют взять паузу и дождаться итогов внутриполитической реструктуризации, что позволит избежать появления «пустых» договоренностей с необлеченными соответствующими полномочиями людьми.

 

СИРИЯ

Май для Сирии во многом был связан с активной фазой ирано-израильского военного противостояния. 10 мая Израиль зафиксировал пуски около 20 ракет по передовым позициям на Голанских высотах со стороны иранских сил «аль-Кудс», на что он ответил массированным авиаударом по объектам правительственных войск Сирии в районе Хан-Арнаба. Опасаясь перерастания подобного «обмена ударами» в полномасштабную войну между Ираном и Израилем, международное сообщество призвало к немедленной деэскалации.

Принимая во внимание контекст (обе страны находятся в состоянии ажитации в связи с давлением по поводу девальвации СВПД и обострением палестино-израильского конфликта) подобное развитие событий сохраняло вероятность вплоть до конца месяца, когда представители обоих государств встретились в Иордании, где обсудили «правила игры» на юго-западе Сирии (провинции Дераа, Кунейтра и Сувейда).

Развитие ситуации в так называемой «южной» зоне деэскалации также послужило одной из центральных тем для дискуссий прошедшего месяца.

Данная тематика фигурировала в заявлениях министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и на переговорах глав военных ведомств России и Израиля от 31 мая.
Актуализация проблема произошла в связи с завершением примирения в Восточной Гуте, Хомсе, а также освобождения от террористической группировки ИГ Ярмука – южного пригорода Дамаска. После того как все пригороды Дамаска оказались под полным контролем правительственных сил и было возобновлено движение по дороге, соединяющей города Хама и Алеппо, разворот военной кампании на это направление представляется весьма вероятным. Такое развитие событий провоцирует вопрос о характере грядущего взаимодействия между проамериканской арабо-курдской коалицией СДС и сирийскими правительственными войсками.

Военная составляющая борьбы с террористическим элементом на территории Сирии также не потеряла своей актуальности в мае 2018 года. Один из эпизодов этой кампании привел к гибели четырех российских военнослужащих после атаки боевиков на артиллерийскую батарею в сирийской провинции Дейр-эз-Зор от 27 мая. По заявлениям представителей Министерства обороны РФ, акция была стремительной и тщательно спланированной, поэтому сирийской правительственной армии и российским военнослужащим не удалось избежать потерь. Боевики передвигались на быстроходных автомобилях Toyota с крупнокалиберными пулеметами. В ходе завязавшегося боя большинство террористов (43 боевика) было перебито огнем из стрелкового и коллективного оружия.

 

ПАЛЕСТИНА

Май характеризовался масштабной эскалацией напряженности на палестино-израильском треке. На границе сектора Газа и Израиля палестинцы с 30 марта проводили акцию протеста «Великий день возвращения», которая продлилась до 15 мая. Для палестинцев 15 мая – день «Накба» («День катастрофы»), когда 70 лет назад, после образования в 1948 году Государства Израиль, начался исход палестинцев со своих исторических земель. Также 14 мая в Иерусалиме прошла церемония открытия посольства США в Израиле, что придало протесту в Газе и на других палестинских территориях ещё более масштабный характер.

Армия обороны Израиля объявила прилегающую к Газе территорию на границе с еврейским государством «закрытой военной зоной». Приближение участников акций протеста к этой зоне пресекалось огнём с израильской стороны. За прошедшие восемь недель палестинского протеста погибло свыше 115 жителей Газы, большей частью от снайперского огня с израильской стороны. По версии официального Тель-Авива, большинство погибших в результате огня с территории Израиля – боевики террористических движений «Исламский джихад» и ХАМАС, которые считаются организаторами массового протеста.
29 мая вспышка конфликтогенности приобрела новое измерение – была совершена беспрецедентная для периода с 2014 года (операции «Нерушимая скала») ракетная атака из сектора Газа по территории государства Израиль. В ответ на огневой вал из 25 ракет, частично перехваченный системой противоракетной обороны Израиля «Железный купол», ВВС Израиля атаковали более 50 объектов военизированных группировок сектора Газа, включая штабы, склады оружия, тренировочные лагеря боевиков, а также туннель, который вел из сектора Газа в Израиль транзитом через территорию Египта.

К утру 31 мая удалось установить перемирие. Есть основания предположить, что за всем этим стоят усилия Египта. Каир зачастую выступает переговорщиком с миротворческими функциями как в палестино-израильском противостоянии, так и в разрезе внутрипалестинского кризиса. Ранее по ходу «майского обострения» Президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси обращался к властям Израиля и Палестины с призывом воздержаться от дальнейшей эскалации вокруг сектора Газа. Обладая рядом проектов кооперации с обеими сторонами конфликта, Каир употребляет имеющийся ресурс влияния для перевода конфликта в область традиционного кризисного менеджмента с акцентом дипломатические средства урегулирования.

 

ЕГИПЕТ

Прошедший месяц оказался достаточно плодотворным с точки зрения российско-египетского сотрудничества. 14 мая в Москве состоялся очередной раунд переговоров глав внешнеполитических и оборонных ведомств России и Египта. В рамках раздельных профильных встреч и в формате «два плюс два» был проведен обстоятельный обмен мнениями с акцентом на вопросы урегулирования региональных кризисов и скоординированные шаги по противодействию глобальным угрозам терроризма и экстремизма. Последняя тематика представляется особенно актуальной в свете согласования деталей предстоящего совместного российско-египетского военно-тактического учения «Защитники дружбы-2018».

Кроме того, 23 мая, в рамках работы двусторонней межправительственной комиссии Каир и Москва подписали соглашение о создании и обеспечении условий деятельности российской промышленной зоны в арабской республике, принципиальная договоренность о создании которой была достигнута еще в 2014 году. Согласованный проект предусматривает образование особой зоны с облегченным налоговым режимом для российских предприятий-резидентов. По прогнозам Минпромторга РФ, реализация проекта займет около 13 лет, но уже к 2026 году компании-резиденты смогут производить продукцию на $ 3,6 млрд ежегодно. Российские компании получат арендные каникулы, льготные тарифы на энергетические ресурсы, особый преференциальный налоговый режим, а также заранее подготовленную площадку для производства и коммерции.

Экспоненциально растущий уровень кооперации между Россией и Египтом, который можно отследить в дайджестах по арабским странам за предыдущие месяцы, свидетельствует о текущей комплементарности политических курсов двух стран, удачно дополненной «химией» на высшем уровне и обоюдным стремлением к диверсификации традиционной «партнерской корзины» в регионе.

 

ЛИВИЯ

В Ливии планы проведения всеобщих выборов в 2018 году, которые поддерживаются специальным посланником ООН в Ливии Гасаном Саламе и ключевыми внешними игроками на этом пространстве, по мнению ряда экспертов, вскоре неминуемо столкнутся с противодействием со стороны местных вооруженных милиций. В этой ситуации генеральной репетицией всеобщих выборов будут выборы мэра Триполи в июле 2018 года, в гонку за мэрское кресло вступили многие лидеры и полевые командиры основных вооруженных милиций города. Проблема взаимодействия с отдельными фракциями ливийской политического ландшафта также поднималась на трехсторонней встрече глав МИД Египта, Алжира и Туниса от 21 мая. Министры сделали особый акцент на недопустимость иностранного вмешательства во внутриливийские дела, призвав все стороны политического кризиса «к компромиссу ради достижения национального согласия и завершения переходного периода».

Основные национальные центры силы в Триполи и Тобруке также разворачивают собственную «предвыборную программу», пытаясь аккумулировать под своим контролем максимум  территорий и союзников. Так, в рамках удержания местных ополченцев в зоне своего влияния премьер-министр Фаиз Сарадж 7 мая издал указ о превращении милиции под командованием еще одного влиятельного полевого командира Абдеррауфа Кары в «подразделение по борьбе с организованной преступностью и терроризмом» с широкими полномочиями, стремясь заручится поддержкой этих сил.

Что касается фельдмаршала  Халифы Хафтара, который недавно вновь участвовал в переговорах с Сараджем по организации выборов, то он по-прежнему официально выступает за их проведение до конца текущего года. Однако при этом глава Ливийской национальной армии сконцентрировал все усилия на ликвидации исламистского оплота в городе Дерна в своем тылу. О начале нового этапа операции против экстремистов в Дерне, которая идет с апреля 2018 года, Хафтар объявил 7 мая. К концу месяца прогресс сил Ливийской национальной армии и египетских ВВС ограничивается взятием окраин города. Наиболее тяжелые бои в городской застройке, по результатам которых Хафтар планирует укрепить свой контроль над восточной частью страны, откладываются на следующий месяц.

 

ЙЕМЕНСКИЙ КРИЗИС

25 мая «ракетные силы» йеменского повстанческого движения «Ансар Алла» (хоуситы) нанесли удар баллистической ракетой по цели в районе города Наджран на юге Саудовской Аравии. Представители ВС Саудовской Аравии заявили об успешном перехвате носителя силами ПВО Королевства. По официальным данным КСА, с 2014 года движение «Ансар Алла» осуществило более 100 ракетных атак по саудовской территории. При этом за весь данный период первой и единственной жертвой ракетной атаки с йеменской территории стал египтянин, убитый осколком от перехваченной ракеты около Эр-Рияда. Диверсионные атаки хоуситов не ограничиваются прямыми ударами по саудовской территории, но также включают в себя «морскую» компоненту. Хоуситы несколько раз производили атаки ракетами «земля-поверхность» по морским целям, часть из которых оказались успешными — в 2017 году из строя были выведены саудовский корвет и эмиратский сухогруз. Также 14 мая выпущенная хоуситами ракета попала в судно, перевозившее груз пшеницы из России в Йемен, никто не пострадал, однако кораблю потребовался ремонт.

В этих условиях 24 мая телеканал «аль-Маядин» распространил заявление одного из руководителей движения «Ансар Алла», в котором он предложил Саудовской Аравии остановить бомбардировки Йеменской Республики в обмен на прекращение ракетных обстрелов хоуситов по территории королевства. С учетом широкой антивоенной кампании в США и  ЕС по усугубления жесточайшего гуманитарного кризиса в Йемене и соответствующего давления правозащитных организаций на власти Великобритании и США с требованием прекратить поставки КСА авиабомб и ракетного вооружения для авиации. Тем не менее, деэскалация напряженности на данном направлении представляется маловероятной по целому ряду факторов. Косвенным доказательством данного тезиса, является победная риторика со стороны арабской коалиции. Так,  21 мая, представитель коалиционных сил, полковник ВС Саудовской Аравии Турки аль-Малки, заявил, что от боевиков движения «Ансар Алла» и других «террористических элементов» «освобождено» более 85% территории Йемена.

 

***

Развитие ситуации в Сирии по линии: правительственные ВС – коалиция СДС будет являться объектом пристального внимания основных игроков на данном пространстве.  Президент Асад заявил, что сирийская армия готова к переговорам с СДС, но в случае провала диалога освобождение страны продолжится силой, имея в виду преимущественно тему вытеснения СДС из районов восточнее Евфрата, где расположены основные нефтяные месторождения. В то время как ряд представителей вашингтонской администрации высокого ранга опасаются, что военная база США в районе Эт-Танф на юге Сирии может быть захвачена иранскими или поддерживающими Тегеран силами.

При этом внимание к невоенной компоненте кризиса будет лишь расти в объеме. Так, на встрече Владимира Путина с Башаром Асадом в Сочи 17 мая красной нитью были пропущены проблемы экономического восстановления САР и гуманитарной помощи пострадавшим от войны.

Эхо решения Президента Д. Трампа по выходу из СВПД будет на протяжении всей обозримой перспективы влиять в частном и глобальном порядке на процессы в арабских странах. Например, 25 мая стало известно, что наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман распорядился не допускать немецкие компании (Siemens, Bayer, Daimler и Boehringer Ingelheim) к государственным тендерам в королевстве из-за поддержки Германией ядерного соглашения с Ираном. В более широком контексте развитие ситуации вокруг ядерного соглашения будет иметь эффект на поддержку Ираном связанных группировок и подразделений в Сирии, Йемене, Палестине, ракетные программы стран региона, цены на нефть и т.д.

Д.Тарасенко

Арабские страны: апрель 2018 Г. (дайджест)

Апрель для арабских стран Ближнего Востока характеризовался: масштабной и комплексной (военной и дипломатической) эскалацией на сирийском треке, закреплением российско-египетского партнерства, новым этапом «антикоррупционной кампании» в Саудовской Аравии, и продолжающейся деградации йеменского кризиса.

 

СИРИЯ

7 апреля западные СМИ, а также организация «Белые каски заявили о применении химического оружия правительственными войсками в городе Дума. Согласно данным российских военных экспертов, побывавших на месте «мнимого инцидента», как его назвал Владимир Путин, следов применения хлора и других отравляющих веществ не найдено. Российский лидер сравнил «думский инцидент» с инсценировкой отравления гражданского населения годом ранее, повлекшей за собой атаку США сирийской авиабазы «Шайрат».

Так или иначе, в ответ на предполагаемое применение химического оружия в Думе коалиция США, Франции и Великобритании нанесла ракетные удары по Сирии, одной из пораженных целей стал научный центр Джамрая в Дамаске. Также США нанесли удары по командному пункту на западе Хомса. Британские ВВС нанесли удары крылатыми ракетами Storm Shadow по бывшей ракетной базе также западнее провинции. Стороны коалиции, включая Францию, признали акцию успешной.

Однако подводная лодка Astute вооруженных сил Великобритании не смогла принять участие в атаке в силу противодействия российских «черных дыр»: 877 «Палтус» и 636 «Варшавянка». Сирийские ПВО (С-125, С-200, «Бук», «Квадрат» и «Оса») сбили 71 из 103. Эксперты Генштаба ВС России фиксируют не более 22 попаданий ракет коалиции. Намеренное занижение эффективности ПВО западными коллегами связано с намерением помешать Турции закупить российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Россия также, вероятно, вернется к обсуждению поставок ЗРК С-300 в Сирию, обеспокоенность о чем выразил министр обороны Израиля Авигдор Либерман.

Германия признала атаку нарушением международного права в силу отсутствия санкций Совета Безопасности ООН. Российская сторона признала акцию агрессией против суверенного государства. Несмотря на то, что президент Пятой республики рассказал на телевидении об имеющихся доказательствах химической атаки, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил о «массе доказательств» инсценировки химической атаки, ставшей причиной нанесения ракетных ударов. «Это видео, с которого всё началось и которое стало, наверное, главным поводом, главным предлогом для той лихорадочной атаки, которую соорудили американцы, англичане и французы, нанеся бомбовые удары по объектам производства и складирования химического оружия, как они сказали. Наверное, даже обывателю понятно, что если ты знаешь, где находится склад химического оружия, то бомбить по этому складу означает только одно – создать гуманитарную катастрофу для тех, кто живёт в округе». Проект российской резолюции о новом механизме по расследованию химических атак в Сирии не принят Советом Безопасности после исхода голосования: шесть «за» — семь «против».

Параллельно с этим, сирийское командование продолжает операцию против боевиков «ИГ», используя авиацию, артиллерию и танки. Так, издание «Амак» сообщает о 100 ударах по районам Кадам, Тадамун, Эль-Хаджар-эль-Асваду и лагерю Ярмук, силы национальной самообороны предпринимают попытки штурма джихадистских укреплений. В ответ боевики используют минометы, от чего в апреле погибло несколько жителей Дамаска из числа гражданского населения.

После взятия сирийской армией под контроль района Восточной Гуты, пригорода Дамаска, правительственные войска развернули операцию в провинции Хомс. Северная часть Хомса имеет для Дамаска стратегическое значение, если войска Башара Асада намерены обезопасить транспортные коммуникации между прилегающими к столице районами и территориями на западе арабской республики. Сирийское командование рапортует о нескольких уничтоженных главарях ИГ и разбомбленных штабах джихадистов, где погибли десятки боевиков. При этом боевики «Сирийской свободной армии» (ССА), находящиеся на юге Дамаска, ведут переговоры с подразделениями правительственной армии, что в практическом ключе приводит к договоренностям о пропуске сирийских подразделений через контролируемую ССА территорию для штурма позиций Исламского государства.

Дипломатическое измерение сирийского конфликтного узла в апреле отметилось:

— саммитом Россия — Турция — Иран, завершившимся 4 апреля в Анкаре, где стороны согласились с принципиальным тезисом о том, что сирийский конфликт не имеет военного решения;

— встречей министров иностранных дел России, Турции и Ирана от 28 апреля, по итогом которой министры потребовали от Организации по запрещению химического оружия  проводить своевременные и профессиональные расследования в полном соответствии с Конвенцией о запрещении химоружия;

— второй донорской конференцией по Сирии от 25 апреля, результаты которой продемонстрировали заметное снижение донорского сообщества в вопросе обеспечения устойчивого финансирования гуманитарных усилий ООН в Сирии с мобилизацией 4.4 млрд долларов США на проекты гуманитарной помощи и развития САР на 2018 год.

Проблема восстановления сирийского государства не оправдывает ожидания политиков и экспертов на широкое вовлечение богатых стран Персидского залива в процесс. Эр-Рияд больше озабочен работой над потенциальным размещением собственных вооруженных подразделений на территории САР, чем решением самых насущных вопросов гуманитарного характера, включая продовольственную и медицинскую помощь, доступ к питьевой воде и т.д. Большая часть взносов была выделена Германией, Еврокомиссией и Великобританией. Однако позиционирование данных акторов в качестве будущих архитекторов послевоенной Сирии представляется маловероятным на фоне их категорического отказа принимать на себя обязательства по реконструкции без привязки к требоемому варианту развития политического процесса в стране.

 

ЕГИПЕТ

С начала операции «Синай-2018» было задержано 170 человек, подозреваемых в связях с террористическими и экстремистскими группами, уничтожено около 200 боевиков и, по крайней мере, 33 сотрудников сил безопасности погибло на территории Египта. Власти республики заявили также о ликвидации Насера Абу Закуля, одного из ключевых командующих группировки.

Также 2 апреля состоялся телефонный разговор Абдель Фаттаха аль-Сиси и Владимира Путина по инициативе последнего. По сообщению пресс-службы Кремля, российский президент поздравил коллегу с «убедительной победой» на прошедших выборах (97% голосов). Владимир Путин подтвердил намерения развивать взаимовыгодное сотрудничество в сфере энергетики, транспорта и промышленности. Параллельно Россия возобновила прямое авиасообщение с  Египтом, более того, 12 апреля свой первый рейс из Каира в Москву совершила авиакомпания EgyptAir.

 

КСА

Начало апреля ознаменовалось для Саудовской Аравии приведением вооруженных сил в полную боевую готовность в связи с нанесенным иранской стороной «оскорблением». Иранская сторона отметила, что саудовский наследный принц, который указал на возможность войны через 10 – 15 лет, «играет с огнем» и вступает на дорогу Саддама Хусейна, также пытавшегося решить «иранский вопрос». Представитель иранского МИД также привел строки из персидской средневековой поэмы: «Схваткой с орлом муравей ищет быстрой гибели».

Также, по сообщению Сауда аль-Хамада, генпрокурора КСА, в начале апреля в Саудовской Аравии начато расследование коррупционных дел, в рамках которых обвинения выдвинуты в отношении представителей королевской семьи и ряда высокопоставленных чиновников, хотя большая часть из 63 арестованных была освобождена по «досудебному урегулированию». Суммарно прокуратура изъяла у обвиняемых 106 млрд. долларов. Обвинения затрагивают как «финансирование терроризма», так и «отмывание денег».

ЙЕМЕН

В результате авиаудара коалиции КСА по северу Йемена пострадало, по крайней мере, 20 человек, десятки получили ранения в ходе свадебной церемонии в Бани Кайисе. 3 апреля же боевики “Ансар Алла” (хоуситы) атаковали саудовский нефтяной танкер в водах Красного моря, 11 апреля – выпустили около пяти баллистических ракет и два беспилотника. По версии боевиков, ракеты, выпущенные в начале апреля, поразили свои цели в Эр-Рияде (например, объекты нефтяной компании «Сауди Арамко», комплекс Министерства обороны), по сообщениям командований аравийской коалиции атака была пресечена. Интенсивность обстрелов боевиков возросла в контексте подготовки к проведению Дахраном саммита ЛАГ.

Разногласия Эр-Рияда и хоуситов, видящих себя наследниками последнего йеменского имама, затрагивают всю политическую архитектуру государства: от территориально-административного устройства (независимость юга, федерализация) до формата диалога с местными племенами Хашед, с которыми, по мнению саудовской стороны, невозможен компромисс при «реанимации» партии «Ислах». Это, в свою очередь, противоречит позиции США и ОАЭ относительно разрешения йеменского конфликта, видящих опасность в продвижении «Братьев мусульман».

Несмотря на продолжение саудовского агрессивного участия в конфликте в Йемене, Пятая республика не намерена прекращать поставки вооружения, о чем заявил французский лидер по итогам встречи с наследным принцем Мухаммедом бин Салманом. Эммануэль Макрон обозначил «тщательность анализа» каждого подобного контракта и указал, что во внимание принимаются, в частности, вопросы гуманитарного права, вероятно, в ответ на критику такого сотрудничества со стороны правозащитных организаций.

 

***

Если события в других странах не выбиваются за рамки ранее сформированных прогнозов развития, то в Сирии как на лакмусовой бумаге проявляется весь масштаб и спектр деградации отношении между Россией и государствами Запада. Так, ранее в апреле Россия заблокировала в СБ ООН проект резолюции США об учреждении нового механизма расследования химических атак в Сирии, поскольку тот, по словам постпреда РФ при ООН Василия Небензя,  «содержал лазейки, позволяющие манипулировать следствием». Тем не менее результаты голосования – за документ проголосовали 12 страны, против – Россия (постоянный член Совбеза ООН) и Боливия, Китай воздержался – спровоцировало реанимацию дискурса по теме преодоления права вето постоянных стран-членов СБ при определенных условиях.

Кроме того на сирийском треке отчетливо фиксируется стремление к манипуляции «заголовками». Последние, не будучи уточненными, формируют у аудитории искаженное восприятие действительности. Так, после событий в сирийской Думе на сайте Всемирной организации здравоохранения появился пресс-релиз, в котором говорится о 500 от химического воздействия. Однако после внешнего запроса официальному представителю организации пришлось добавить, что у ВОЗ «нет своих представителей в Сирии» и все имеющиеся на данный момент сведения были получены от «партнеров в сфере здравоохранения».

Д.Тарасенко

Арабские страны: март 2018 г. (дайджест)

Март для арабских стран Ближнего Востока закрепил тенденции начала года: временная консолидация связки Турция-Иран-Россия на сирийском треке, длящаяся и усугубляющаяся раздробленность сирийской оппозиции, закрепление за Россией статуса центра силы в регионе, активно борющийся с террористической угрозой Египет и новый виток противостояния Катара и «арабского квартета».

 

СИРИЯ

На министерской встрече Ирана, Турции и России от 16 марта сторонами были зафиксированы три основных положения коллективного видения развития ситуации на сирийском направлении: отказ от силового воздействия на Дамаск; сохранение и развитие астанинского формата переговоров; гибкая позиция по вопросу силового воздействия на группировки в зонах деэскалации с отказом от роста их числа.

Последнее из положений приобретает особую актуальность в условиях фрагментации сирийской оппозиции на территории зон деэскалации, что способствовало установлению над этими зонами фактически внешнего протектората. Так, большинство оппозиционных фракций Большого Идлиба теперь действует исключительно в интересах Турции, а Амманское соглашение между Иорданией, Россией и США по юго-западной зоне вывело из игры Южный фронт Сирийской свободной армии.

Также часть о «гибкой позиции» по зонам деэскалации несет особую смысловую нагрузку для Дамаска, который сегодня систематически подвергается обвинениям со стороны Запада в том, что манипулируя достигнутыми соглашениями о прекращении огня, он использует ситуацию для проведения «веерных» операций, используя затишья на одних участках фронта, перебрасывает военные подразделения на другие. Сначала – на Восток Сирии для разблокирования города Дейр эз-Зор и взятия под контроль прилегающих к нему областей, что, безусловно, ускорило конец «халифата». Затем – в регион Идлиба. После, пользуясь выполнением российско-турецких договоренностей о разделе сфер влияния в этой «зоне деэскалации», – в район Восточной Гуты.

Несмотря на однозначно негативную оценку западными политиками и СМИ роли Москвы на сирийском пространстве, ООН признает лидерство Москвы в решении гуманитарных проблем в Сирии.

16 марта в Женеве, в ходе совещания целевой группы по оказанию гуманитарного содействия Сирийской Арабской Республике, координатор ООН в Сирии Али Аз-Затари подчеркнул, что российский Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС) играет ведущую роль в проведении гуманитарной операции по эвакуации мирного населения из Восточной Гуты. Подобный взгляд на проблему сирийского урегулирования нашел свое отражение в ходе обмена мнениями между министром иностранных дел Российской Федерации Сергеем Лавровым и со спецпосланником генсека ООН по Сирии Стеффаном де Мистурой от 29 марта в Москве. Во время переговоров стороны согласились, что главный акцент должен быть сделан на дальнейшую интенсификацию усилий по реализации итогов Конгресса сирийского национального диалога в Сочи.

 – Восточная Гута

2 марта идея России организовать гуманитарный коридор для эвакуации жителей из осажденной Восточной Гуты была названа «смехотворной» официальным представителем Госдепартамента США Хайзер Нойерт. 21 марта в Восточной Гуте, пригороде Дамаска, начал действовать третий гуманитарный коридор. Более тридцати тысяч людей покинули осажденный район подобным путем. Это вынуждает боевиков идти на переговоры.

Так, 16 марта боевики группировок «Джейш аль-Ислам», «Файлак ар-Рахман» и «Ахрар аш-Шам» опубликовали совместное заявление. Они присоединяются к заявлению де Мистуры, сделанному ранее и подтверждают свою приверженность к выполнению резолюций ООН и своему участию в политических процессах, основанных на этих резолюциях.  Группировки готовы начать прямые переговоры с Россией в Женеве под эгидой ООН для обсуждения механизмов и процедур необходимых для осуществления Резолюции Совета Безопасности ООН №2401, которая предполагает прекращение огня.

Также при содействии Международного Красного Полумесяца и российской Военной полиции с переменным успехом проводятся операции по трансферу боевиков и членов их семей из осажденных районов в провинцию Идлиб. Камнем преткновения выступает вопрос вывоза оружия. Открытым остаётся вопрос с эвакуацией боевиков группировки «Джейш аль-Ислам» из наиболее крупного населённого пункта в восточном пригороде Дамаска – города Дума. Ранее командование «Джейш аль-Ислам» отклонило условия эвакуации и замирения, заявив, что продолжит борьбу с «войсками режима».

К концу месяца под контроль правительственных войск перешло более 90% административных пределов Восточной Гуты. Это стоило САА более 500 жизней солдат и офицеров, убитых во время наступления.

– Идлиб

Между тем 14 марта идлибские вооруженные формирования организовали наступление на правительственные силы на северо-западе провинции Хама. Целью операции, что получила название «Гнев Гуты», было оттянуть на себя части асадовских войск и таким образом помочь заблокированным в Восточной Гуте боевикам. По заявлению оперативного штаба в операции приняли участие такие группировки как: «Джейш Изза», «Джейш Нухба», «Джейш Ахрар», «Сарайя Бухари», «Джейш Шааб», отряды входящие «Джабхат Тахрир Сурия» и другие. При этом уже 15 марта ,несмотря на успешное наступление коалиции различных банд, части САА смогли вернуть себе большую часть позиций. Наземные части правительственных войск при поддержке авиации контратаковали и заставили джихадистов отступить,  потеряв технику и часть личного состава.

Провальное контрнаступление развернулось на фоне непрекращающихся столкновений в Идлибе между бандами «Хайат Тахрир аш-Шам» и «Джабхат Тахрир Сурия». Помимо прямых боестолкновений и пропагандистских интернет-баталий за умы сторонников, группировки прибегают к откровенной лжи. Руководство обеих группировок направляет джихадистов в Идлиб под предлогом борьбы с Исламским государством, которого там нет и в помине.

 

ИРАК

Процесс урегулирования между Багдадом и Эрбилем в этом месяце получил новую веху. 13 марта власти Ирака прекратили действие запрета на международное сообщение аэропортов Курдистанского автономного региона на севере страны, введённое в связи с прошедшим там в сентябре прошлого года референдумом о независимости. На данный момент стороны договорились о разрешении споров между правительством Ирака и властями автономии на основе конституции Ирака, что в практическом измерении подразумевает единство и суверенитет Ирака, передачу под контроль центральных властей пограничных переходов и аэропортов, сохранение прежних границ автономии, передачу добываемой в регионе нефти федеральному правительству и т.д.

 

ЕГИПЕТ

Самым значимым внешнеполитическим событием марта для крупнейшей арабской республики стал официальный визит Мухаммеда бен Сальмана в Египет. 4 марта Президент АРЕ Абдель Фаттах Ас-Сиси оказал гостю достойный прием – от личной встречи наследника престола в Каирском аэропорту и до вовремя подоспевшего решения по спорным островам в Красном море.

Египетский президент хорошо понимает, что Мухаммед бен Сальман станет следующим королем Саудовской Аравии и, по всей видимости, будет еще долго занимать престол. Исходя из этого, с ним необходимо поддерживать доверительные отношения для того, чтобы в будущем иметь доступ к кредитами и инвестициями саудовского королевства. Подписан ряд межправительственных договоров, включая соглашение о начале работы совместного Саудовско-Египетского фонда инвестиций. Принц Мухаммед и президент ас-Сиси достигли договорённости об усилении экономических связей и запуске совместных проектов, в частности, в туристическом секторе на побережье Красного моря. Особые надежды правительство АРЕ возлагает на планы именно на последний пункт – строительство города Неом стоимостью 500 млрд долларов в северной части КСА вблизи границ с Египтом и Иорданией. Руководство Египта надеется на то, что этот проект обеспечит работой десятки тысяч египтян.

Стороны отметили необходимость повышения уровня координации в борьбе с терроризмом и другими угрозами в ближневосточном регионе. Так, панарабская газета Asharq Al-Awsat приводит слова президента Ас-Сиси о том, что «безопасность арабских стран (Персидского) залива является неотъемлемой частью безопасности Египта».
На внутриполитической арене в о главе повестки оказались президентские выборы, которые состоялись 26−28 марта. Результаты предсказуемо оказались в пользу действующего главы государства. За президента Сиси проголосовали больше 90% от принявших участие в выборах граждан. Его единственный конкурент Муса Мустафа Муса набрал около 3%.

Одним из центральным пунктов программы Абдель Фаттаха Ас-Сиси был и остается вопрос обеспечения безопасности. Последние недели «предвыборной гонки» разворачивались в контексте масштабной антитеррористической операции, развернувшейся на Синайском полуострове. Армия Египта ведет боевые действия против ИГ, задействуя максимум доступного им военного компонента  — пехоту, танки, артиллерию и авиацию. Успех операции весьма относителен, поскольку боевики филиала ИГ успели закрепиться на севере полуострова, создав множество хорошо оборудованных и скрытых позиций, которые позволяют переждать очередной авианалет.

При этом для данной операции стянуто максимум сил и средств, и практически вся авиация. В этой связи египтяне на уровне президента даже отказали своим ливийским союзникам  в лице командующего силами Палаты представителей в Тобруке Халифы Хафтара в воздушной поддержке запланированного ранее наступления на один из важнейших оплотов ливийских джихадистов Дерну.

 

РОССИЯ

Начало месяца для России было омрачено трагическим событиями на аэродроме Хмеймим. 6 марта, в Сирии потерпел крушение российский транспортный самолет Ан-26. На борту находилось 26 пассажиров и шесть членов экипажа, все они погибли. Причиной катастрофы стала техническая неисправность.

 

В марте Россия продолжила оставаться центром «паломничества» для всех заинтересованных в стабилизации ситуации в регионе. Сегодня, 5 марта, в Москве состоялась встреча заместителя министра иностранных дел России Олега Сыромолотова с заместителем председателя Консультативного совета Саудовской Аравии Яхьей Ас-Самааном, сообщили в МИД страны. В ходе беседы были обсуждены некоторые актуальные вопросы дальнейшего развития многоплановых российско-саудовских отношений с акцентом на пути активизации двустороннего взаимодействия в сфере борьбы с международным терроризмом, другими глобальными вызовами и угрозами.

26 марта в Кремле прошли переговоры Владимира Путина с эмиром Катара Тамимом бин Хамадом аль-Тани. В ходе российско-катарских переговоров были обсуждены перспективы наращивания двустороннего взаимодействия в различных областях и актуальные темы международной повестки дня. Главы государств отметили тенденцию к развитию отношений между странами и росту взаимного доверия.

 

КАТАР

22 марта власти Катара опубликовали список физических лиц и организаций, причастных к террористической деятельности и связанных с правительствами так называемого «арабского квартета» (Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и Объединённые Арабские Эмираты). В черный список, созданный Дохой, вошли 19 экстремистов и 8 структур, в частности йеменская ассоциация «Аль-Ихсан», действующая в крупнейшей провинции Йемена Хадрамаут, и ячейка террористической группировки «Исламское государство» на Синайском полуострове — «Вилайет Синай», а также 6 катарских экстремистских групп. В него также включены 11 катарцев, по 2 подданных Саудовской Аравии и Иордании и четверо египтян.

Эксперты считают, что подобный шаг полуостровного эмирата является упреждающим ударом в рамках стремления «арабского квартета» опубликовать так называемую «Черную книгу», которая должна быть наполнена фактами поддержки катарцами международных террористических и радикальных организаций.

 

***

После завершения операции в Восточной Гуте САА продолжит операции по возвращению контроля за территориями. Дипломатический процесс будет строиться вокруг Астанинского процесса и договоренностей в Сочи, а также на дефрагментации оппозиционного «фронта», что потенциально позволит по одному вовлечь наиболее договороспособные силы в диалог. Прочие конфликты и кризисы в текущем месяце не получили качественно нового развития, соответственно, прогноз по ситуации будет оставаться прежним.

 

Д.Тарасенко

Арабские страны: февраль 2018 г. (Дайджест)

Февраль для арабских стран Ближнего Востока характеризовался повсеместной актуализацией угрозы вооруженных столкновений с группами боевиков и мерами властей по ее обузданию. В этом месяце именно внутригосударственная национальная повестка задавала тон политическому процессу в Египте, Ираке, Саудовской Аравии.  Сирийские пертурбации вылились в очередной эпизод «войны всех против всех».

 

СИРИЯ

Февраль 2018 года для Сирийской Арабской Республики совсем не вписался в концепцию «торжества политического процесса». На протяжении месяца внимание ЛПР и экспертов было сосредоточено на сводках с мест боевых действий. При этом в масштабах одной страны можно было пронаблюдать, как в вооруженном формате выглядит режим «все против всех».

Сирийская арабская армия развила комплексное наступление сразу по нескольким фронтам. Так, к 10 февраля командование сирийской армии заявило о том, что военнослужащие правительственных войск полностью зачистили провинции Алеппо и Хама от террористов ИГ (запрещена в РФ), ликвидировав анклав террористической организации на стыке этих территорий с провинцией Идлиб. Также к экватору месяца на юге провинции Алеппо сирийские военные ликвидировали большинство боевиков «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ).

На этом фоне на территории последнего оплота джихадистов в провинции Идлиб в острую фазу перешел конфликт между «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ) и «Джабхат Тахрир Сурия» (союз группировок «Ахрар аш-Шам», «Нуриддин аз-Зинки» и нескольких мелких групп покинувших ХТШ) (запрещены в РФ). Боевые действия, во время которых из рук в руки переходят узловые точки контроля, базы, населенные пункты, сопровождаются борьбой в СМИиК.

Стороны распространяют информацию о том, что в стане противника царят упаднические настроения, а командиры коррумпированы и морально разложены, призывают противников сложить оружие, хвалятся высокими выплатами в своих подразделениях. Для «Хайат Тахрир аш-Шам» помимо ставшего типичным обвинения в сотрудничестве с сирийскими войсками, вторым пропагандистским ходом стало сравнение «Джабхат Тахрир Сурия» с Исламским государством.

При этом главным фактором, который сможет гарантированно дать преимущество одной из группировок, выступает Турция. Боевики это понимают и стараются наладить отношения – группировка «Нуриддин аз-Зинки» учувствовала в операции «Щит Евфрата», а сейчас задействована в «Оливковой ветви». Боевики ХТШ, в свою очередь, не препятствовали развертыванию частей ВС Турции в провинции Идлиб.

Эти пертурбации происходят в условиях принятого Совбезом ООН решения об установлении на всей территории Сирии 30-дневного перемирия, начиная с 24 февраля. Резолюция 2401 Совбеза ООН требует, чтобы все стороны «без промедления прекратили столкновения» и были привержены обеспечению длительной гуманитарной паузы по меньшей мере на 30 дней на всей территории Сирии, чтобы позволить безопасную и беспрепятственную доставку гуманитарной помощи и проведение медицинской эвакуации тяжелобольных и раненых.

Ранее генсек ООН Антонио Гутерриш выступил с заявлением, что те события, которые сейчас происходят на территории САР, являются наиболее ужасными за весь период военного конфликта. По сообщениям только за первую неделю февраля в арабской республике погибли 277 человек, более 800 граждан получили ранения.

Перемирие официально не распространяется на террористические организации ИГ и «Джебхат ан-Нусра» (во всех своих реинкарнациях). Именно по этой причине прочие группировки, находящиеся в Восточной Гуте, где Сирийская арабская армия проводит масштабную операцию по освобождению территорий, ополчились на ХТШ. Они требуют каким-то образом покинуть Гуту, иначе бомбардировки со стороны правительственных сил не прекратятся.

Как уже вскользь упоминалось выше, 25 февраля сирийские правительственные войска начали наземную операцию по ликвидации боевиков-исламистов в районе Восточная Гута под Дамаском. В первый день были полностью освобождены следующие населенные пункты: Нашабия, Хазрама, Хош Зарикия и Хош Сальхия. Значительно тяжелее идёт наступление на окраинах и в пригородах Дамаска в условиях городской застройки, где боевики создали целый каскад оборонительных сооружений. В районе Джобар сирийским военным удалось отбить несколько зданий, но потери понесённые при этом оказались достаточно велики. Попытки продвинуться вперёд в Замалке и Айн-Терма ни к чему не привели.

Ситуация в Восточной Гуте становится принципиальной для всего хода сирийской кампании на среднесрочную перспективу. Если падет этот «бастион» в силу комбинированного метода воздействия на ситуацию (военным давлением и принудительной гуманитарной эвакуацией), то судьба оплотов сопротивления на юге Сирии будет в принципе предрешена, и там более активно начнется процесс мирного примирения с Дамаском.

Благо исламисты исправно снабжают правительственную армию легитимностью на продолжение кампании. Так, 27 февраля бандформирования нарушили режим прекращения огня и выпустили минометные снаряды по району Зувейлаа в старинной части Дамаска. В результате чего погиб один сириец и еще пять получили ранения.

На этом фоне США, в лице пресс-секретаря Белого дома, призывают именно Дамаск к немедленному прекращению наступательных операций в Сирии, «а властям страны следует серьезно воспринимать сигналы из Вашингтона». Свою порцию критики из «града на холме» получает и Москва.

Между тем именно Президент РФ призвал к установлению ежедневных пятичасовых гуманитарных пауз в Восточной Гуте, начиная с 27 февраля, в дополнение к резолюции СБ ООН. Однако если прямые действия российских властей не вписываются в формируемый образ «Мордора» западные коллеги обращаются к методу интерпретации косвенных признаков. Такие события, как испытания на «сирийских полигонах» новейших образцов российской военной техники (Су-57, А-50У), недавнее назначения генерала Сухейля аль-Хасана командующим наступающими сирийским силами в Восточной Гуте, в пресс-службе Госдепа получают однозначную трактовку – «Москва пренебрегает условиями перемирия».

При этом эпизод с уничтожением бойцов правительственной армии и российских наемников в результате отражения атаки на штаб арабо-курдского альянса «Сирийские демократические силы» в провинции Дейр-эз-Зор от 8 февраля можно воспринимать как ситуацию с практически бесконечным кризисным потенциалом. Такой эффект не был реализован лишь благодаря подчеркнуто корректной и прагматичной реакции обеих сторон, как в дискурсивной плоскости, так и на уровне действий «в полях», последовавших за инцидентом.

Для России, как и для многих игроков на сирийской площадке, февраль был связан с большим напряжением сил. Начавшийся с трагических событий (3 февраля в бою с террористами в САР погиб заместитель командира эскадрильи штурмового авиаполка Восточного военного округа майор Роман Филипов, его Су-25 был сбит террористами из ПЗРК) этот короткий месяц  будет иметь долгоиграющие последствия на такие проблемы, как: формат российского присутствия в САР,  взаимоотношения с партнерами и т.д.

 

ЕГИПЕТ

Центральным событием месяца для крупнейшей арабской республики стала крупнейшая антитеррористическая операция под кодовым названием «Синай-2018», которая, в отличие от всех предыдущих, проводится как на севере и в центре полуострова, так и в Дельте Нила и пустыне на западе страны. В ней задействованы армейские подразделения, сотрудники МВД, пограничники, ВВС и ВМС. Предполагается, что следствием зачистки местного бандподполья станет укрепление доверия к действующему президенту, которого меньше чем через месяц ожидают перевыборы.

Согласно докладу официального представителя ВС АРЕ, за две недели операции, начавшейся 9 февраля, ВВС уничтожили 158 целей, артиллерия нанесла удары по 413 объектам, ликвидирован 71 боевик, пятеро взяты в плен. Всего арестованы 1852 человека, подозреваемых в связях с криминалом и экстремистами, но «значительная часть задержанных отпущена на свободу после того, как их причастность к терроризму не была установлена». В общей сложности обнаружено почти 1,3 тыс. схронов, складов и опорных пунктов террористов. Уничтожено два информационных центра и два узла связи боевиков, свыше 390 самодельных бомб, 112 транспортных средств радикалов, в том числе 14 внедорожников на границе с Ливией с предназначавшимися для боевиков оружием и боеприпасами. В ходе рейдов против террористического подполья погибли семь военнослужащих, шестеро получили ранения. Местные террористические организации, конечно, называют приведенные цифры заниженными. Так, по своим каналам ИГ распространяла информацию о том, что лишь в результате одной только атаки боевиками штаба 101-го батальона ВС Египта на севере синайского полуострова в районе г. Ариш от 22 февраля, ими было убито несколько десятков военнослужащих.

Традиционно для Египта частью масштабной операции становятся весьма неоднозначные в стратегическом плане решения. Например, египетская армия сносит дома и оливковые рощи в районе аэропорта Эль-Ариш в провинции Северный Синай для создания вокруг региональной воздушной гавани буферной зоны, которая защитит её от атак боевиков-исламистов. По данным местных источников, сносу подлежат около десяти поселений, прилегающих к аэропорту, где проживает несколько тысяч человек. Несмотря на то, что пострадавшим от «реновации» обещано переселение в ближайшие города и денежная компенсация, для местных жителей – это очередное свидетельство бесконечной пропасти между ними и центральной властью. В результате место десятков ликвидированных и сотен арестованных боевиков потенциально могут занять тысячи лишенных крова людей и им сочувствующих.

Такие шаги особенно в условиях некачественно реализованной помощи вынужденным переселенцам (одним из наиболее показательных прецедентов в этом отношении выступила зачистка границы с Сектором Газа в 2014 г.) как нельзя лучше ложатся на агитацию, в очередной раз ушедших в подполье, «Братьев-мусульман». В предвыборный период такой дискурс может оказаться наиболее разрушительным в своих последствиях. Дополнительную динамику центробежным силам придают новости из разряда «полиция Египта арестовала одного из лидеров местной оппозиции, бывшего члена «БМ» и кандидата в президенты страны Абделя Монейма Абуль Фотуха».

В очередной раз было отложено восстановление авиасообщения между Россией и Каиром. К концу месяца, по сообщениям из Министерства транспорта РФ, «все политические решения приняты, технические вопросы улажены», однако свое веское слово сказала рентабельность. Сроки перенесли на апрель из-за небольшого числа проданных билетов. Вопросы обеспечения безопасности также не ушли из двусторонней российско-египетской повестки, косвенным свидетельством чему выступил официальный визит главы  Службы внешней разведки (СВР) России Сергея Нарышкина в Каир от 13 февраля.

При этом роль России в поддержании стабильности египетского государства не ограничивается сферой ВТС и контактов на уровне национальных разведок. В 2017 году Египет достиг даже чисто психологически важного статуса крупнейшего импортера российских продуктов. Эксперты прогнозируют дальнейший рост спроса на российское зерно. Дело в том, что потребления хлеба в Египте – одно из самых высоких в мире, но стране не хватает плодородных почв для удовлетворения растущих потребностей населения.

 

КАТАР

Отдельным игрокам, тем не менее, удается отрываться от сугубо внутригосударственной повестки и подниматься на наднациональный уровень. 16 февраля на Мюнхенской конференции Доха, в лице эмира Катара Тамима бин Хамад аль-Тани, призвала страны Ближнего Востока разработать комплексное соглашение по обеспечению безопасности в регионе.

Монарх предложил всем странам региона «забыть о прошлом и договориться о базовых вопросах и принципах безопасности». Подобный тезис емко и достаточно объемно выражает текущий внешнеполитический курс маленького эмирата, который

несмотря на препятствия, включая полную воздушную, морскую и наземную блокаду (со стороны соседних арабских стран), смог ускорить экономический рост, сплотить свое население и диверсифицировать внешнеполитические связи в пользу неарабских государств региона.

Кризис в Персидском заливе стал одной из тем разговора лидеров России и Саудовской Аравии от 14 февраля. Российская сторона традиционно выступила за диалоговое решение разногласий, поскольку создавшаяся кризисная ситуация не способствует консолидации совместных усилий в борьбе с террористической угрозой и стабилизации на Ближнем Востоке в целом.

 

ИРАК

В Ираке американцы ярко демонстрируют стремление сохранить за собой статус осевого внерегионального партнера этой арабской страны. Так, было принято решение направить шесть американских экспертов для участия в работе Высшей выборной комиссии Ирака. Кроме того, Пентагон изучает возможность направления в Багдад дополнительных воинских частей для обеспечения безопасности грядущих парламентских выборов. На этом фоне органичным выглядит заявление генсекретаря НАТО, Йенса Столтенберга о том, что альянс готов откликнуться на призыв, если таковой последует от США, по расширению усилий по подготовке иракских кадров безопасности.

Данные меры представляются весьма вероятными к реализации, поскольку ситуация в сфере безопасности в стране является критической. Помимо непременной террористической угрозы, снова накаляется ситуация на фронтах. Так, джихадисты Исламского государства на протяжении месяца активно атаковали объекты иракских силовиков в провинции Киркук. После нескольких нападений, которые стоили силовикам десятки убитых солдат, был введен режим повышенной опасности.

 

ЙЕМЕН

В Йемене также актуализировалась повестка сопротивления прямым атакам боевиков на военные объекты. Так, 24 февраля террористы из ИГ совершили нападение на базу антитеррористических сил в районе Голдмор южнее города Аден. В результате боевики были ликвидированы, однако личный состав объекта также понес потери.

Как водится, параллельно вооруженным штурмам и перестрелкам баталии проходили в кабинетах и залах заседаний. Так, 26 февраля Россия заблокировала проект резолюции Совета Безопасности ООН, который осуждал Иран за нарушение запрета о поставках оружия йеменским повстанцам-хоуситам. В то же время Совбез ООН единогласно принял российский проект резолюции, который продлевает текущие международные санкции против Йемена на год и возобновляет работу экспертной группы, наблюдающей за соблюдением оружейного эмбарго в стране.

 

КСА

В Саудовской Аравии в феврале продолжалась череда многоплановых преобразований. В числе прочего было анонсировано скорое предоставление права саудовским женщинам поступать на воинскую службу без разрешения от опекуна или отца, а также права на самостоятельное ведение бизнеса. На кадровом уровне подобная тенденция воплотилась в  получении женщиной должности замминистра труда и социального развития.

Королевский декрет о новых назначениях от 26 февраля коснулся целого ряда постов в правительстве, корпусе губернаторов и высшем командном составе вооружённых сил Королевства. Представляется целесообразным акцентировать внимание на последнем из упомянутых кластеров, поскольку перестановки в армейских кругах помимо очевидного эффекта перераспределения сфер влияния между кланами потенциально могут оказать качественное воздействие на йеменскую кампанию. Так, декретом монарха с постов смещены и отправлены на пенсию начальник Генштаба ВС, командующий силами ПВО королевства, командующие сухопутными войсками, совместной группировкой войск и ракетными войсками стратегического назначения.

 

***

Вместе со стремительным возращением в сирийские практики военного компонента увеличиваются риски опосредованного столкновения крупных игроков на этом пространстве. Нервозность от осознания этого факта, подкрепленная неприятными эмоциями тех, кто теряет позиции в этом финальном «переделе земель», транслируется по всем возможным каналам, что отнюдь не способствует достижению даже имеющегося краткого списка общих целей (например, ликвидации согласованного набора террористических групп).

В Египте и Ираке тактическую составляющую процесса принятия политических решений помимо вопросов в сфере безопасности будут формировать грядущие выборы. И если в Египте конечный результат не является секретом, наблюдателей будут интересовать цифры (явка, уровень доверия среди различных групп населения и т.д.), то в Ираке интрига сохраняется также по поводу «главного приза».

Маловероятным представляется резкий переход йеменского и катарского кризисов на качественно иной уровень в любую сторону (будь то ухудшение или улучшение) в ближайшее время. По крайней мере, предпосылки для подобных процессов не нашли свое отображение в событиях февраля 2018 года.

Д.Тарасенко

Арабские страны: январь 2018 г. (дайджест)

Максимально насыщенным на громкие события и процессы для арабских стран Ближнего Востока стал первый месяц 2018 года. В Сирии эксперты могли наблюдать серьезные пертурбации как на военном, так и на дипломатическом треках. Катарский и йеменский кризисы также продемонстрировали новогоднее оживление. В Египте накаляется ситуация вокруг грядущих президентских выборов. По целому комплексу проблем в регионе обострились отношения между Москвой и Вашингтоном. Лидер Палестинской национальной администрации выступил с очередным планом в разрезе палестино-израильского противостояния.

 

СИРИЯ: ВОЕННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

 

Январь 2018 года снова вернул в медийную плоскость тему масштабных вооруженных столкновений в Сирии. Одним из заглавных событий выступила операция по освобождению сирийскими войсками и отрядами народного ополчения при поддержке ВКС РФ авиабазы Абу-Духур, которая в течение трех лет служила последним плацдармом сирийской армии в этом регионе. В районе двадцатых чисел текущего месяца ВС САР окончательно закрепили за собой статус единоличного хозяина базы, что подтвердилось многочисленными репортажами и фотоматериалами сирийских корреспондентов с места недавних боестолкновений и последующим заявлением группировки «Хайат Тахрир аш-Шам», в котором боевики признают потерю стратегически важной точки.

Взятие Абу-Духура стало еще одной победой сирийских военных в череде успехов на фронтах в провинциях Алеппо, Хама и Идлиб. Следующей большой операцией на этом направлении будет ликвидация группировки террористической организации «Джабхат ан-Нусра», численностью более 1500 боевиков в восточной части провинции Идлиб. Однако зачистка подконтрольных боевикам территорий на северо-западе Сирии не представляется наблюдателям «решенным вопросом».

Чем меньше территорий, ресурсной базы оказывается под контролем боевиков, тем яростнее и ожесточеннее оказывается их сопротивление, и тем активней их спонсоры начинают вмешиваться в процесс. Так, в течение всей второй половины месяца боевики ИГ организовывали крупные нападения по обе стороны берега реки Евфрат. В том числе ими были атакованы позиции сирийской армии на западе и северо западе от города Абу Камаль.

Вторым центральным событием для САР в этом месяце стала военная операция Турции «Оливковая ветвь», которую Анкара начала 20 января против курдских Сил народной самооброны на территории сирийского кантона Африн после масштабной медийной и артиллерийской подготовки. Кампания проводится при поддержке боевиков так называемой «Свободной сирийской Армии». К концу месяца операция все еще находится в активной фазе, что означает несколько сотен погибших (включая гражданское население) и весьма ограниченное продвижение протурецких сил вглубь кантона.

Турецкие действия на севере Сирии меняют не только региональную карту влияния, но и военно-политические альянсы, долгое время формировавшиеся в регионе. Так, Россия заняла нейтральную позицию по отношению к турецкой операции. За день до начала операции Россия вывела из района Африн собственное подразделение военной полиции, что курды расценили как предательство и отказались от участия в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи. При этом члены курдских вооруженных Отрядов народной самообороны призвали правительство Б. Асада выполнить свой долг по защите суверенных границ Сирии и запросили помощь со стороны армии Сирии. Здесь необходимо отметить, что отношение курдских властей к вопросу вертикали власти в стране и своей подотчетности федеральному центру уже достаточно давно является весьма прохладным.

 

СИРИЯ: ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

 

25-26 января прошел Девятый раунд межсирийских переговоров под эгидой ООН в Вене. Фактически в основу повестки венских переговоров легло обсуждение Конгресса сирийского национального диалога, который прошел 29-30 января Конгресс в Сочи.

Главным практическим результатом переговоров более 1500 делегатов в Сочи принято считать решение о создании Конституционной комиссии. Присутствовавшие на Конгрессе сирийцы отобрали 150 человек для участия в работе этой комиссии. Между тем спецпосланник по Сирии от ООН С. де Мистура, придавший своим присутствием легитимности всему мероприятию, заявил, что состав придется сократить до 50 человек. С одной стороны, такой шаг представляется логичным, поскольку  в тесных коллективах проще прийти к общему решению. С другой стороны, сразу под вопросом оказывается репрезентативность и, соответственно, легитимность решений подобного формата. То есть оценить главное решение всего Конгресса нам еще только предстоит.

Для России принципиальное значение будут иметь вопрос регулярности сочинского формата и проблема отбора участников для работы Конституционной комиссии, то есть кому в итоге будут переданы эти функции и за кем будет последнее слово. Характер январских комментариев российской стороны говорит о том, что весь проект будет передан под эгиду женевского процесса, как и задумывалось изначально. Однако здесь сохраняются варианты того, как поведут себя Москва, Тегеран и Анкара при очередном торможении ооновского формата.

Возвращаясь к вопросу реализации согласованных деклараций, необходимо отметить, что самая многочисленная фракция сирийских оппозиционеров, «Высший комитет по переговорам» уже отвергла решение Конгресса нацдиалога относительно конституционной комиссии. Вместо прозвучавших из Сочи призывов к разработке новой сирийской конституции главная оппозиционная фракция настаивает на первоочерёдности решения вопроса с запуском работы «переходного правительственного органа» в арабской республике, таким образом снова наводя фокус на проблему смены текущего режима.

В этих условиях Вашингтон, особенно переживавший, если судить по риторике на высоком уровне, по поводу запуска сочинского переговорного формата, начал игру в условное «состязание площадок». Так, 12 января США, Великобритания, Франция, Иордания, Саудовская Аравия на встрече в Вашингтоне согласовали собственные принципы будущего госустройства Сирии. Согласно неофициальным каналам, этот документ предполагает превращение Сирии в парламентско-президентскую республику, децентрализацию страны и проведение процессов реформирования и послевоенного переустройства под внешним контролем.

 

РОССИЯ И США

 

В канун Нового года российская авиабаза в Хмеймиме в Сирии подверглась серии ракетных и минометных атак, одна из которых все-таки достигла цели. По некоторым данным были фактически уничтожены 7 боевых самолетов и взорван склад боеприпасов, были жертвы среди персонала. Ни одна из террористических группировок не взяла ответственность на себя за совершенную атаку. Исполнители по разным версиям (где учтены навыки, техника и мотивация) варьируются от спецназа группировки «Ахрар аль-Шам» до объединений формата «Легион Шам», в которую входят 8 формирований боевиков. Неофициальная версия Минобороны РФ возлагает отвественность за данный инцидент на боевиков запрещенной в России организации «Джебхат ан-Нусра», которые контролируют районы, откуда осуществлялись атаки на российскую авиабазу. Причина в начале продвижения сирийской армии при поддержке российских ВКС с северо-востока провинции Хама в направлении провинции Идлиб. Только за первую неделю января  террористы потеряли контроль над более чем 90 населенными пунктами.

По поводу случившегося высказались представители нескольких государств. В частности в Минобороны России прокомментировали заявление представителя Пентагона о том, что использованные в ходе атаки террористов 6 января на российские военные объекты в Сирии БПЛА «легко доступны на открытом рынке»

«В заявлении Минобороны России о передаче террористам технологий для совершения атаки 6 января ударными БПЛА на российские военные объекты в Сирии намеренно ничего не говорилось ни о причастности к этому конкретной страны, ни о самих технологиях.  Хотя только для того чтобы запрограммировать контроллеры управления БПЛА самолетного типа и сброса боеприпасов в системе GPS необходимо иметь приличную инженерную школу одной из развитых стран. Да и получить точные координаты на основе данных космической разведки далеко не каждому под силу.

Еще раз хотим подчеркнуть, что всего этого у террористов до недавнего времени не было. Поэтому инициативное заявление представителя Пентагона, что все эти технологии «легко доступны на открытом рынке» вызывают не только нашу озабоченность, но и законный интерес: о каких технологиях идет речь, где находится данный «рынок» и какая спецслужба там торгует данными космической разведки». Также было отмечено разведывательного самолета ВМС Соединенных Штатов Poseidon «между Тартусом и Хмеймимом» в период атаки на российские объекты.
Госдеп США также внес свою лепту в дискурс вокруг присутствия России в Сирии, вернув в публичное поле проблему использования химического оружия на сирийской территории. В конечном итоге Россия несет ответственность за гибель людей в Восточной Гуте и множестве других мест в Сирии, ставших жертвами химического оружия, так как Россия вмешалась в сирийский конфликт», — заявил госсекретарь Рекс Тиллерсон. В российском дипломатическом ведомстве данные сентенции рассмотрели в качестве провокации, направленной на дискредитацию сирийского нацдиалога в Сочи.

 

ПАЛЕСТИНА

 

14 января в Рамалле на заседании Центрального совета Организации освобождения Палестины с очередной антиизраильской и антиамериканской речью выступил председатель Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуд Аббас. Краеугольным тезисом всей речи можно считать фразу: «сделка века – это пощечина века». В практической плоскости данная риторика может найти свое воплощение в  переформатировании характера посредничества. Поскольку ПНА теперь не признает США посредником, возобновление переговоров возможно только при условии перехода посреднических полномочий специальной международной комиссии, созданной по итогам соответствующей международной конференции. Круг стран, которые он хотел бы видеть в её составе, М.Аббас не очертил, сделав акцент лишь на обязательном отсутствии США. Здесь необходимым представляется сделать акцент на том, что подобная риторика и нежелание вступать в диалог с американскими представителями могут стоить ПНА той финансовой помощи, которую Рамалла получает через различные международные организации, где Вашингтон выступает основным пайщиком. В условиях глубокого кризиса палестинского единства такой удар по ресурсной базе может стоить М. Аббасу его кресла лидера и запустить переформатирование всей структуры власти в ПНА и взаимодействия между ФАТХ и ХАМАС.

 

ЕГИПЕТ

 

В Египте главной темой внутриполитической повестки становятся президентские выборы. Одной из причин выступило завершение 29 января периода регистрации кандидатов на высший государственный пост страны. О своих планах побороться за переизбрание успел объявить действующий президент Абдель Фаттах ас-Сиси. Однако ситуация с соперниками на этом поле у ас-Сиси не заладилась.

Так, 23 января в Египте арестован бывший начальник Генштаба страны генерал Сами Аннан, который намеревался выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах. Египетскому военачальнику предъявлены обвинения в нарушении законодательства арабской республики и представлении подложных документов для участия в выборах. На следующий день свою кандидатуру добровольно снял египетский юрист-правозащитник Халед Али, объявив, что нынешние условия в Египте, созданные местными властями, не позволяют вести честную борьбу на выборах. Таким образом у действующего президента Египта остался только один конкурент – депутат египетского парламента Мортада Мансур, одним из своих предвыборных обещаний сделавший запрет на пользование жителями страны соцсетью Facebook.

После этого пять представителей внутриполитической оппозиции Египта 28 января выступили с совместным заявлением, которым призвали своих сторонников к бойкоту предстоящих президентских выборов. На что удостоились достаточно резкой реакции со стороны ас-Сиси, выступившего 31 января с заявлением о том, что он не допустит повторения волнений, какие испытала крупнейшая арабская республика в 2011-м и последующих годах.

Несмотря на практически предрешённые результаты выборов необходимо отметить, что внутренняя популярность действующего президента сегодня находится не на самом высоком уровне. Проблемы в области социально-экономического развития и в сфере безопасности стоят во главе условного «корпуса обвинений» текущей власти.

Сами выборы должны состояться 26−28 марта. Избирательная кампания официально стартует 24 февраля и продлится до 23 марта.

При этом в области экономики в арабской республике по итогам 2017 года наметился рост. Такую ситуацию породил синергетический эффект от предоставленного МВФ финансового транша, открытия крупнейшего в Средиземном море газового месторождения и роста числа иностранных туристов. Последний фактор получил свое развитие в начале этого года. Так, президент России Владимир Путин подписал 4 января указ о возобновлении регулярного авиационного сообщения с Египтом. Указ исключает столицу Египта Каир из числа городов, с которыми закрыто воздушное транспортное сообщение. В скором времени ожидается восстановление чартерных рейсов в курортные зоны на побережье Красного моря.

 

ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ

 

6 января в Эр-Рияде была арестована группа 11 принцев после устроенной ими акции протеста против режима жесткой экономии, который предусматривался новым королевским указом по сокращению привилегий членам королевской семьи в области коммунальных услуг. Группе собравшихся принцев было объявлено, что их требование незаконно и предложено разойтись, но те решительно отказались и даже оказали физическое сопротивление представителям спецслужб. В итоге король Сальман приказал силам безопасности вмешаться в ситуацию, и все они были арестованы и отправлены в тюрьму «Аль-Хаир» около Эр-Рияда. В рамках этого же декрета король распорядился ежемесячно выплачивать государственным служащим и военным компенсацию за повышение цен на газ и бензин в стране, а также введённый ранее налог на добавленную стоимость. Эти категории населения должны выступить опорой в достаточно противоречивой политике так называемых «новых реформаторов» во главе с Мухаммедом бин Сальманом.

На катарском направлении ситуация продолжает оставаться в стадии вялотекущего противостояния, в рамках которого Катар диверсифицируют свои внешнеполитические связи в регионе в пользу Турции и Ирана. Последним уколом властям Саудовской Аравии с этого направления оказалось обвинение в проведении дискриминационной политики в отношении паломников, которые посещают исламские святыни в Мекке и Медине. Так, в январе из аэропорта Джидды были депортированы 20 подданных Катара, которые до этого двое суток допрашивались на предмет выяснения «истинных целей» их прибытия в Саудовскую Аравию. Упреки в политизации хаджа и создания препятствий для паломничества мусульманам из неугодных стран вкупе с обвинениями по «уничтожению традиционного характера» Каабы и Запретной Мечети работами по расширению и модернизации Мекканского комплекса легли в основу созданного в начале января комитета Al Haramain Watch. Деятельность комитета направлена на контроль за деятельностью КСА по управлению двумя святынями. У истоков создания комитета, учрежденного в Малайзии, стоят Катар, Турция и Иран. Посягательство на титул «хранителя двух святынь» является прямой атакой на статус Саудовской Аравии в панарабских и панисламских нарративах.

Параллельно Катар укрепляет свои отношения с «Градом на холме». Так, находясь с визитом в Вашингтоне, министр обороны Катара Халед бин Мухаммед аль-Атыйя в понедельник, 29 января, заявил о намерении правительства его страны расширить и без того крупнейший военно-воздушный объект США в ближневосточном регионе (около 80% всех заправок топливом боевой и другой авиации США на Ближнем Востоке осуществляется на этой базе). Планируемое расширение, по словам катарского министра, будет «семейно-ориентированным» и позволит построить на территории авиабазы «Эль-Удейд» рядом с Дохой 200 новых домов, где разместятся американские военнослужащие со своими семьями.

 

ЙЕМЕН

 

Попытки изменить сложившуюся расстановку сил в контексте ее территориальной и ресурсной привязки привело к эскалации напряженности между ОАЭ и Саудовской Аравией в формате прокси-конфликта в йеменском городе Аден, который выполняет функции столицы для сил сторонников президента Абд Раббо Мансура Хади.

В мае 2017 года при поддержке Абу-Даби йеменские сепаратисты, главным требованием которых выступает создание отдельного государства со столицей в Адене, сформировали собственный «Переходный совет Южного Йемена». Массовые акции протеста в Адене, организованные «Переходным советом» 28 января, переросли в воружённый конфликт с правительственными войсками, поддерживаемые КСА. Отрядам южных сепаратистов удалось взять под контроль ряд административных зданий, а бойцы так называемого формирования «Пояс безопасности» взяли штурмом две военные базы под Аденом. Данные события были охарактеризованы президентом Йемена Хади как государственный переворот и 30 января  перед лицом угрозы оказаться в плену Ахмед бин Дагер глава международно признанного правительства Йемена был готов покинуть свой штаб в Адене.

Однако сторонам удалось прийти к некоему соглашению, поскольку на третьи сутки ожесточённых боестолкновений лидер южных сепаратистов Йемена заявил, что он признаёт легитимность президента Хади и готов к сотрудничеству с ним для борьбы с общим врагом – шиитским движением «Ансар Алла» (хоуситы), которое нанесло ракетный удар  по военному параду в провинции Таиз на юго-западе Йемена 22 января. Численность жертв разнится от 7 до 40 погибших и десятков раненных. На параде присутствовали бойцы  салафитских групп лояльных именно эмиратовским кураторам.  Основным итогом столкновений стало демонстрация Абу-Даби своим соперникам, что альтернативы эмиратовскому плану политического обустройства Йемена не существует. В рамках этого плана предполагается безусловно превратить Йемен в конфедерацию с практически государственным обособлением юга страны.

Тем временем в Йемене продолжает разворачиваться беспрецедентная гуманитарная катастрофа современности. К началу 2018 года количество жителей беднейшей арабской страны, где четвёртый год идёт гражданская война, находящихся на грани голода, выросло до 8,4 млн человек. 22,2 млн йеменцев, или 76% от всего населения страны (29 млн человек), ощущает острую нехватку продуктов первой необходимости, питьевой воды, лишена доступа к медицинской помощи. В этих условиях Король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз аль-Сауд  17 января распорядился разместить депозит в $ 2 млрд на счету международно признанного правительства Йемена.

 

***

 

Такие резонансные события как операция Турции «Оливковая ветвь» на территории Сирии, Конгресс национального диалога народов Сирии в Сочи, столкновения различных фракций в йеменском Адене продолжат оказывать свое влияние на политический процесс в ключевых странах и после завершения непосредственных инцидентов. Их эффект в полной мере нам только предстоит оценить. Расстановка сил на внутриполитической арене в Египте к моменту завершения формального этапа регистрации кандидатов на предстоящие президентские выборы лишила наблюдателей последних крох интриги относительно их результатов. Россия и США в самом ближайшем будущем продолжат столкновения по поводу продвижения проектов собственного видения будущего государственного устройства Сирийской Арабской Республики.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: сентябрь 2017 г. (дайджест)

Сентябрь для арабских стран был в первую очередь связан с проведением референдума о независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. На сирийском направлении фиксируется ликвидация последних очагов террористической группировки «Исламское государство» (запрещенной в Российской Федерации). Дипломатический трек ознаменовался чередой визитов высших должных лиц из государств арабского мира для переговоров в Россию. «Йеменский» и «Катарский» кризисы развиваются в соответствии с инерцией, набранной в предыдущие месяцы.

 

КАТАР

14 сентября конфликт между арабскими странами Персидского залива преодолел 100-дневный рубеж. На протяжении сентября по различным каналам Катар транслировал готовность перейти к диалогу ради урегулирования кризиса в отношениях с «арабским квартетом». 8 сентября именно с такого ракурса был освещен телефонный разговор между Тамимом бин Хамадом аль-Тани и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, состоявшийся по инициативе эмира Катара. Также готовность своей страны сесть за стол переговоров с четырьмя арабскими государствами катарский монарх еще раз подтвердил в ходе совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель. Однако инициатива катарской стороны не получила развития.

На этом фоне Доха продолжает демонстративно сближаться с Ираном в публичном пространстве. В конце августа посол Катара в Иране вернулся к исполнению своих обязанностей в Тегеране после 21-месячного отсутствия в иранской столице.

Обмен нелицеприятными заявлениями между Катаром и блоком арабских стран во главе Саудовской Аравии попал в прямой эфир телевидения.

Вместе с тем в своей вступительной речи на министерском заседании Лиги арабских государств (ЛАГ) представитель Катара, государственный министр Султан бин Саад аль-Мурайкхи назвал Иран «уважаемым государством» и указал на потепление отношений Дохи с Тегераном после установления рядом арабских стран блокады против Катара. Что закономерно спровоцировало резкую реакцию со стороны оппонентов катарских властей в межарабском кризисе.

 

СИРИЯ

 

5 сентября сирийские правительственные войска прорвали блокаду города Дейр эз-Зор, продолжавшуюся в течение трех лет. С лета 2014 года город с населением 100 тысяч человек был окружен вооруженными формированиями террористической организации «Исламское государство». В течение этого периода продовольствие, медикаменты и другие предметы жизненной необходимости  в Дейр эз-Зор доставлялись только по воздуху, а атаки боевиков отбивал гарнизон из примерно 5 тысяч военнослужащих. Успех военной операции был гарантирован ударом элитных подразделений правительственных войск (4-я моторизованная дивизия и отряды «Тигров» под командованием бригадного генерала Хасана Сухейля) одновременно с двух направлений.

В итоге, помимо организации «дороги жизни» для населения города, впервые за несколько лет была открыта для сообщения трасса Дамаск – Дейр эз-Зор. К  концу месяца правительственные войска держат под контролем 85% городских территорий. Столь стремительному продвижению сирийской армии способствовала активная помощь Минобороны РФ. Путь для наступления армейцев со стороны Пальмиры и Ракки был расчищен российскими ВКС, а на этапе штурма прилегающей к Дейр-эз-Зору авиабазы и окрестностей этого крупного населенного пункта подключились Силы специальных операций России. Российские военные дважды обеспечили союзникам форсирование Евфрата — на понтонных средствах и через малый автодорожный мост. Случаи массовых переходов боевиков под знамена правительственной армии подтверждают тезис о том, что в этот раз не стоит ожидать длительного противоборства в городской черте.

Сирийские войска успешно отражают попытки боевиков контратаковать – совместное наступление террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и «Исламское государство» на западе и востоке Сирии (в провинциях Идлиб и Дейр-эз-Зор), попытка захватить участок трассы Дейр-эз-Зор – Пальмира, завершились провалом.

В это время к концу месяца поддерживаемые Соединёнными Штатами формирования арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» выходят на этап завершения операции по освобождению города Ракка в одноимённой провинции от террористического элемента. Штурм города ведется с июня 2017 г.

Этот месяц принес еще одну значимую для региона юбилейную дату – 30 сентября исполняется два года с начала боевой миссии российских ВКС в Сирии. Благодаря уничтожению обширной инфраструктуры террористов и поддержке с воздуха, сирийская армия смогла освободить 90% своей территории.

Ранее на шестом раунде переговоров в Астане в совместном коммюнике Россия, Турция и Иран как гаранты перемирия в Сирии объявили о создании четырех зон деэскалации и ирано-российско-турецкого координационного центра для согласования действий в данных районах. В дайджестах арабских стран за предыдущие месяцы уже были рассмотрены отдельные аспекты решения о создании зон деэскалации. Здесь же необходимым представляться добавить, что силы спонсоров в данном случае играют роль миротворцев. Основной упор делается при этом именно на каналы народной дипломатии, которые позволят обществу самому восстанавливать горизонтальные торговые и социальные связи. Отсюда важность создания местных комитетов по национальному примирению, которые собственно и являются официально признанным механизмом такой дипломатии.

 

РОССИЯ

Роль России на Ближнем Востоке за последние несколько лет существенно усилилась и особенно после военного вмешательства России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года. Российское военное и политическое присутствие в регионе стало реальным фактором. Особенно актуально это для Ливана, стабильность и безопасность которого напрямую зависит от обстановки в Сирии. В этом контексте 13-15 сентября состоялся официальный визит премьер-министра Ливана Саада Харири в Российскую Федерацию. В состав делегации вошли вице-премьер, министр информации, министр финансов, министр внутренних дел, министр общественных работ и транспорта, министр экономики и торговли и министр культуры. В ходе визита ливанский премьер провел встречи с председателем правительства Российской Федерации, министром иностранных дел, а также переговоры с президентом РФ В.В. Путиным.

Закрепление признания статуса влиятельного внерегионального актора на Ближнем Востоке происходит на фоне упрочения формирующегося миротворческого статуса Москвы в ливийском кризисе. Сначала Грозный, а затем Москву с визитом посетил вице-премьер Ливии Ахмед Майтиг. Представитель правящего в Ливии правительства национального согласия обсуждал исключительно невоенную сторону урегулирования конфликта – отдельные аспекты инклюзивного политического процесса, предметные особенности возвращения производственных мощностей в страну, прагматичное использование безопасного Севера Ливии (коридора с запада на восток протяженностью 2 тыс. км вдоль средиземного моря) и т.д. Одновременно в Москву прибыл официальный представитель Ливийской национальной армии, бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари. Он провел встречи с представителями российского МИДа и Минобороны, а также с российскими экспертами и экспертными кругами. Эти переговоры носисли принципиально иной характер. «Мы представляем вооруженные силы и далеки от политических вопросов», — дал комментарий о цели своего визита Аль-Мисмари на пресс-конференции в Москве.

Российская дипломатия работала с представителями региональных сил не только на своей территории – 12 сентября Министр обороны РФ С. Шойгу побывал с официальным визитом в Сирии, а Министр иностранных дел С. Лавров с рабочими визитами посетил Джидду (9-10 сентября) и Амман (11 сентября).

 

ЙЕМЕН 

В Йемене продолжает сохраняться поляризация по линии противостояния саудовских и эмиратских интересов. В начале месяца ОАЭ запретили президенту Йемена А.М. Хади, позиционируемому как креатура Эр-Рияда, въезд в Аден. Таким образом, Абу-Даби развивают свою стратегию об исключительном контроле над южными провинциями и ключевыми портами Йемена.

 

ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

25 сентября состоялся референдум о независимости автономного региона Иракского Курдистана от Ирака. По данным Высшей независимой избирательной комиссии Курдистана, явка на плебисците составила 72,61%. Из этого числа избирателей автономии 92,73% проголосовали за независимость.

Здесь необходимо отметить, что Москва заняла нейтральную позицию по данному вопросу, выступая за сохранение диалога между Багдадом и Эрбилем, в рамках которого стороны должны решить все внутренние противоречия. В то время как сам факт проведения референдума был отрицательно воспринят международным сообществом и практически всеми странами региона.

В связи с этим под сомнение ставится принципиальная возможность фиксация в реальности результатов волеизъявления. Напоминаем читателям, что прецедент референдума уже случался в 2005 году, однако в практической плоскости результаты оформлены не были.

Реакцию Багдада на курдское волеизъявление на конец сентября можно оценивать как достаточно сдержанную. Помимо логичной в данных условиях тональности риторики единственным практическим шагом по выражению своего недовольства оказался запрет на  прямое воздушное сообщение с Иракским Курдистаном. Несмотря на то, что решение было благосклонно воспринято странами-соседями по региону (Ливией, Катаром, Египтом, Турцией и Ираном), премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади отказался связывать его напрямую с проведением плебисцита. Официальной причиной послужил отказ Эрбиля передать под контроль федерального правительства все контрольно-пропускные пункты автономии на границе с Ираном, Турцией и Сирией.

 

***

Зачистка последних анклавов ИГ на территории Сирии и Ирака ожидается в самой краткосрочной перспективе. Все больше ответственности за будущий формат и устойчивость государственных институтов ложится на дипломатов, местные и центральные органы власти. Динамика йеменского и ливийского кризиса также демонстрирует тенденцию к отходу от преимущественного прямого (вооруженного, экономического) способов воздействия на оппонента. Роль военных с падением интенсивности боевых действий перестает быть ключевой, а значит, баталии переместятся за столы переговоров. По официальным и неофициальным каналам со стороны основных игроков стоит ожидать сигналы, контурирующие переговорные позиции сторон, их требования, пространство для торга/маневра.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: июль-август 2017 г. (дайджест)

 

Период с июля по август 2017 года для арабских стран характеризовался обострением палестино-израильского противостояния; успехами антитеррористических коалиций на фронтах Сирии и Ирака; прямым включением в войну против террористов «Исламского государства» (ИГ) и Джабхат Фатх аш-Шам (запрещенных в Российской Федерации); плодотворным взаимодействием между Россией, США и Египтом по организации зон деэскалации в Сирии; обострением внутриполитического кризиса в Марокко; работой российских дипломатов по укреплению связей с партнерами в Персидском Заливе.

 

ИРАК

 

9 июля премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил о завершении операции по освобождению Мосула от террористов ИГ. Данный эпизод войны против терроризма на иракском театре военных действий имел стратегическую значимость как с точки зрения территориального контроля и расположения фронтов, так и исходя из идеологического посыла. При этом за Мосул пришлось дорого заплатить — по различным данным, потери иракских силовых структур составили порядка 30 тысяч человек, среди гражданских жертвами действий террористов и бомбардировок коалиции стали около 7 тысяч его жителей. Восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, а также жилья в Мосуле, по предварительным оценкам, потребует около миллиарда долларов. Всего на восстановление экономики северного Ирака потребуется порядка 70 миллиардов долларов. В этих условиях иракцы начинают диверсифицировать свои внешнеполитические контакты, поскольку фигура спонсора в их положении приобретает сакральное значение.

В июле Иракский министр внутренних дел посетил Саудовскую Аравию, где договорился о создании объединённого штаба по вопросам обмена развединформацией. С подобным визитом посетил Иран иракский министр обороны, в августе получивший приглашение из Эр-Рияда и частично взявший на себе посреднические функции по нормализации диалога между этими странами по достаточно актуальному вопросу посещения иранскими паломниками святых мест на территории Саудовской Аравии. Здесь также необходимо отметить, что МВД и Федеральная полиция, возглавляемые К. аль-Аараджи, имеют не только высокую боевую репутацию, но и не уступают по численности и технической оснащенности частям Министерства обороны, соответственно влиятельность министра напрямую сказывается на его высокий уровень его полномочий в переговорной позиции. В тоже время спикер иракского парламента принял с визитом коллегу из Турции, по итогу которого объявил, что Ирак приветствует Турции в освобождённых от ИГ регионах для их восстановления и строительства. В Москве с визитом оказалась другая влиятельная фигура с иракского политического небосклона — бывший премьер Нури аль-Малики. По части контактов Российской Федерации и Ирака также поступила информация о серьезном контракте на приобретение Багдадом большой партии российских танков Т-90. Является ли данный эпизод частью традиционной для Ближнего Востока «военно-технической дипломатии» или данью качественной технике, хорошо зарекомендовавшей себя в боевых действиях в данной климатической зоне? Скорее всего и то и другое.

Однако наиболее примечательным в череде дипломатических контактов иракцев с ключевыми игроками в регионе представляется визит шиитского политика-богослова Ирака Муктады ас-Садра в Саудовскую Аравию в конце июля. О содержании и результатах переговоров ас-Садра в Джидде крайне ограниченная информация. В официальной сводке саудовских СМИ отмечался лишь взаимный настрой сторон видеть Ирак территориально целостным, единым и сильным в борьбе с терроризмом. Влиятельность богослова в Ираке имеет многоуровневый характер. Так, блок Ахрар, возглавляемый ас-Садром, имеет 32 места в парламенте Ирака. Именно ас-Садр, как никакой другой иракский лидер, может вывести на улицы сотни тысяч людей, его сподвижники  являются de facto основной частью достаточно боеспособного подразделения иракских сил народного ополчения аль-Хашд аш-Шаабий. Данная ситуация является свидетельством не только запущенного процесса переформатирования союзных связок в регионе на межгосударственном уровне, но и динамического оформления борьбы за власть уже в самом Ираке в свете приближающихся выборов.

 

КАТАР

 

На протяжении июля-августа 2017 г. «соседский кризис» вокруг Катара продолжает демонстрировать живучесть при одновременном падении в интенсивности и накале. Подобная динамика конфликта объясняется, в первую очередь, исчерпанием прямых рычагов воздействия друг на друга у сторон конфликта из легального и наиболее доступного арсенала. Предсказуемо получив отрицательный ответ на ультиматум, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Мавритания Бахрейн и ОАЭ ограничились откровенно пустой угрозой о бойкоте Чемпионата мира по футболу от 2022 года, который должен пройти в Катаре, апеллируя к кодексу Международной федерации футбола. Там указывается, что организация должна перенести чемпионат мира в другую страну в случае наступления чрезвычайных ситуаций, роль которых в данном случае выполняет «поддержка терроризма» Дохой. Опять-таки предсказуемо данный запрос не оказал никакого видимого эффекта ни на одну из сторон. Отдельно отметим, что сами принципиальные борцы с терроризмом – ОАЭ и Египет, не гнушаются катарским газом. ОАЭ как ни в чем не бывало продолжает получать природный газ по трубопроводу  Dolphin, а Египет принимает поставки СПГ.

В пользу данного тезиса также свидетельствует череда откровенно пропагандистского фальсификата в СМИиК Залива. Так, в июле изданием WatanaNews был обнародован «секретный документ», свидетельствующий о том, что Катар пригрозил Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива выходом из этой организации, если по истечении  трех дней с Дохи не будут сняты все санкции. Перед этим телеканал ОАЭ Dubai TV распространил репортаж о проведении в столице Катара антиправительственной демонстрации, к разгону которой были привлечены «турецкие солдаты». Переход к подобной быстро опровергаемой дезинформации говорит скорее об инерции, чем о реальном противостоянии на данном этапе.

Второй значимой причиной именно такого развития событий стало отсутствие поддержки саудовско-египетско-эмиратской позиции со стороны сразу нескольких ключевых акторов в регионе. Так, во время июльского визита госсекретаря США в Доху был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма, что очевидно вступает в противоречие с обвинениями, выдвигаемыми против Катара. Характеристика Р. Тиллерсоном позиции катарской стороны в конфликте как «искренней и очень разумной» ставит крест на всех спекуляциях вокруг мнения Вашингтона по этой проблеме. Одновременно в первую неделю августа на территории Катара с вполне понятным подтекстом прошли совместные турецко-катарские военные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронированной техники.

В то время как продуктовая изоляция не состоялась, в том числе, благодаря воздушному мосту и грузовым судоперевозкам из Ирана. В эмират поставляются питьевая вода, мясо птицы, томатная паста, рис, консервированные фрукты и овощи, молочная продукция, средства бытовой химии и товары для ухода за домом, средства личной гигиены.

Таким образом, на фоне противостояния «изолированный» Катар упрощает визовый режим для граждан 80 стран. В итоге Доха оказывается более «открытым и демократичным государством» по сравнению со своими соседями по ССАГПЗ, строго соблюдающими условия достаточно жесткого визового барьера. И в итоге в качестве первого зримого шага к нормализации отношений возникает решение Саудовской Аравии открыть границу между двумя странами для совершения хаджа катарскими гражданами к главным исламским святыням в Мекке и Медине, в рамках которого саудовский монарх распорядился отправить в Доху несколько частных лайнеров, чтобы «доставить катарских паломников за счёт его личных средств».

 

СИРИЯ

 

В Сирии террористические группировки терпят поражения практически на всех имеющихся фронтах и направлениях. С начала июля свыше 40 стационарных нефтяных насосных станций снова оказались под контролем правительства Сирии. Террористы вытеснены из ключевых нефтедобывающих районов Ракки. Так, под контроль государства возвратились нефтяные районы Дабсан, Дайлаа, Рамилан, Тбисан, Саура, Вахаб, близ Эс-Сухне. Хотя в функциональное состояние месторождения вернутся не скоро, поскольку отступающие боевики уничтожают все объекты инфраструктуры.

Также 21 августа поступили сообщения о полном освобождении от террористического элемента провинции Алеппо. Правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли существенное поражение крупной группировке ИГ в центральной части Сирии – всего от боевиков освобождено 50 населенных пунктов и более 2,7 тысячи квадратных километров сирийской территории. Даже несмотря на тот факт, что «котлы» в пустыне считаются понятием достаточно относительным, в конце августа в провинции Хама в районе селений Хамди аль-Омар, Суха, Наамия, Акербат были окружены крупные группировки боевиков ИГ. Такой же «котел» формируется в соседней провинции Хомс, где была возвращена под контроль важная стратегическая точка бывший крупнейший опорным пунктом ИГ в провинции – город Эс-Сухне. Протяженность фронта, на котором ведется наступление, увеличилась 27 августа, когда подразделения сирийской армии совместно с союзными шиитскими отрядами, при воздушной поддержке российских ВКС полностью разгромили ИГ в долине реки Евфрат в районе города Ганем-Али.

Следующей целью правительственных войск должен выступить Дейр-эз-Зор, куда бегут террористы со всей площади освобождаемой территории. При это ВКС России работают на перспективу круглосуточно выявляя и уничтожая бронетехнику, пикапы с тяжелым вооружением и автомобили боевиков до того, как они попадают в плотную городскую застройку, тем самым облегчая бойцам грядущий штурм и косвенно минимизируя неизбежные потери среди гражданского населения, которые возникают при освобождении городских кварталов.

Параллельно с боевыми действиями против террористов протекает политический процесс, воплотившийся в реализации нескольких зон деэскалации. 7 июля было подписано совместное российско-американское соглашение при участии Иордании о создании зоны деэскалации конфликта на юго-западе Сирии, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра. 24 июля аналогичное соглашение было подписано относительно создания мирной зоны в пригородном районе Дамаска Восточная Гута, население которого составляет не менее 1,2 миллиона человек. Отмечается, что соглашения были подписаны по результатам проведённых в Каире переговоров представителей Минобороны России и умеренной сирийской оппозиции при посредничестве египетской стороны. Согласно данному договору, боевики из группировки «Джейш аль-Ислам», с представителями которой было подписано соглашение, сохраняют за собой легкое стрелковое оружие, сдают все тяжелое вооружение, разминируют минные поля и демонтируют КПП. В Восточную Гуту получает доступ сирийская правительственная администрация, но не Сирийская Арабская Армия. М.Аллюш, лидер «Джейш аль-Ислам», изъявил желание, чтобы в Восточную Гуту были введены отряды египетских миротворцев по образцу 600 российских военных полицейских на севере Сирии и отряда в 400 военных полицейских в Дераа. Документами также определены границы зоны деэскалации, места развёртывания и полномочия сил контроля деэскалации, а также маршруты доставки населению гуманитарной помощи и свободного прохода жителей

Вместе с тем в провинции Идлиб, которая стала приютом для всего спектра сирийского антигосударственного элемента, повсеместно на протяжении всей второй половины июля продолжались ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и формированиями группировки «Ахрар аш-Шам». Последняя представляет собой повстанческую группировку исламистского толка, которая пользуется поддержкой Турции и Саудовской Аравии. Только с 19 по 21 июля в боях погибли свыше 90 человек, в том числе 15 гражданских лиц. В этом контексте считается, что эвакуация боевиков полностью устраивает власти в Дамаске, которые таким образом решают множество задач военно-политического свойства при минимальных издержках. Взамен на оставление своих позиций в повстанческих городах и районах – либо с лёгким стрелковым оружием на руках они отправляются именно в Идлиб, либо отказываются вести подрывную работу против режима и подвергаются амнистии (последних, к слову, оказывается на порядок меньше).

Выбор Идлиба боевиками в качестве своего эвакуационного аэродрома объясняется тем, что прочие зоны деэскалации в провинциях Алеппо, Латакия, Хама, Хомс, Дераа, Кунейтра и Дамаск, как можно понять, будут иметь ограниченный во времени характер. У вооружённой оппозиции ничтожно мало шансов удержать свои анклавы вне Идлиба, тем более, когда им приходиться делить там территорию с наиболее радикальными группировками, на которых режим прекращения боевых действий не распространяется.
Несмотря на тактические успехи и благоприятный стратегический прогноз некоторые эксперты опасаются того, что создание многочисленных зон деэскалации может привести к потере страной суверенитета, поскольку сами зоны снижения напряженности имеют шанс превратиться в зоны влияния различных иностранных государств.

С ноября 2016 года подразделения арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» при поддержке США окружали столицу «халифата», а в начале июня приступили к её непосредственному штурму. К началу августа под контролем ИГ оставалось порядка 10% всей территории провинции Ракка, которая вместе с её одноимённым административным центром до 2016 года находилась под полной властью террористов. Арабо-курдская коалиция отбила у «халифата» более двух третей всей территории провинции Ракка. Ещё около 22% районов этой сирийской области перешло под контроль правительственных войск Дамаска.

Тем временем авиация США стирает город с лица земли, открывая огонь по каждому зданию, где штурмующим оказывается сопротивление. По сообщениям гуманитарных НКО, только в период с 14 по 21 августа жертвами авиаударов в Ракке стали 167 мирных жителей. Стремясь минимизировать потери своих союзников, охваченные духом «гонки за столицы», желанием продемонстрировать ощутимый успех новой администрации в Вашингтоне перестали включать параметр недопустимости жертв среди гражданского населения в перечень требований при разработке операций.  Данная практика распространяется и прочие объекты, представляющие тактическое либо стратегическое значение для коалции. Так, 30 июля воздушные силы международной коалиции во главе с США отбомбились по поселению Абукемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где бомбардировке подверглась больница и спортивный клуб в результате чего шесть человек погибли и 10 получили ранения. Только за июль было совершено четыре подобных налета. А в конце июня самолеты коалиции нанесли три последовательных авиаудара по городу Аль-Маядин и деревне Ат-Деблян, в результате чего погибли 90 мирных граждан, включая женщин и детей.

Несмотря на подобный бескомпромиссный подход в августе продвижение бойцов СДС не окончилось конкретным результатом, который можно было бы предъявить в качестве демонстрации необоримой мощи коалиции. Периодические контратаки террористов отбрасывают как проправительственные силы, так и арабо-курдскую коалицию, что вынуждает штурмовать одни и те же кварталы по нескольку раз.

 

ЖЕНЕВА

 

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с отдельными значимыми результатами. В частности, возникла вероятность формирования единой делегации от трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» «московской» и «каирской». Подобные пертурбации стали возможны в силу корректировки позиции Высшего комитета по переговорам по отношению к президенту САР Б. Асаду – в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. Одной из причин понижения градуса риторики могло послужить изменение на сирийских фронтах, где позиции проправительственных сил заметно укрепились.

 

ЛИВАН

 

19 августа Ливанская армия объявила о начале наступления на позиции боевиков ИГ. Ливанские военные развернули операцию по ликвидации боевиков в районе населённых пунктов Рас-Баальбек и Эль-Каа, населенных христианами. Вооруженные силы страны используют против боевиков ракеты, артиллерийские орудия и вертолеты. Операцию поддержали сирийские власти – участок фронта в районе западных склонов гор Каламун взяли на себя подразделения сирийской армии и ливанского движения «Хизбалла». Уже через три дня ливанская армия взяла под контроль 80% территории на границе с Сирией, которая ранее была захвачена боевиками террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и ИГ. Однако 27 августа Армия Ливана объявила о прекращении боевых действий, причиной чего стало намерение Бейрута провести с боевиками ИГ переговоры об освобождении девяти военнослужащих, которые были захвачены в плен террористами в приграничном городе Арсаль в 2014 году. Данная операция происходит в соответствии с общесирийской динамикой по масштабному наступлению на позиции боевиков.

 

ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Палестино-израильский конфликт в июле вернулся в фокус международного сообщества. Причиной этому послужила установка израильтянами металлоискателей на Храмовой горе в Иерусалиме после убийства поблизости двух бойцов пограничной стражи (МАГАВ) 14 июля. Данная акция израильских властей спровоцировала вспышку недовольства у палестинской стороны сразу на нескольких уровнях. Так, Махмуд Аббас заявил о приостановке контактов с израильской стороной «на всех уровнях» до тех пор, пока «израильское правительство не отменит принятых им мер против мечети Аль-Акса и палестинского народа в целом». Затем на Храмовой горе произошли массовые столкновения между израильской полицией и мусульманами с применением камней с одной стороны и слезоточивого газа и резиновых пуль – с другой, что привело к человеческим жертвам.

Мусульмане собрались на Храмовой горе после того, как лидеры общины объявили о возобновлении молитв на этом месте. Это произошло после того, как израильские власти согласились убрать металлодетекторы и заграждения, установленные после убийства у комплекса двоих полицейских.

14 июля трое израильских арабов около Храмовой горы открыли стрельбу по полицейским, убив двоих человек. Нападавшие были убиты. Мечеть на Храмовой горе была временно закрыта, а израильские власти установили на комплексе металлодетекторы, камеры видеонаблюдения и заграждения. С осени 2015 года после очередного конфликта вокруг Храмовой горы в Израиле резко выросло количество уличных нападений радикально настроенных арабов на евреев, вследствие которых погибли более 270 палестинцев и более 40 израильтян.

Даже после демонтажа металлоискателей со всех входов на Храмовую гору в конце июля ситуация продолжала накаляться – тысячи израильских арабов-мусульман участвовали в городе Ум эль-Фахм в похоронах трех ликвидированных на Храмовой горе террористов, убивших двух бойцов МАГАВа. Похороны превратились в массовую антиизраильскую акцию. Участники похорон выражали свою радость по поводу совершенного террористического акта стрельбой в воздух из огнестрельного оружия и салютом. В условиях ползучей радикализации населения неудивительным представляется решение Европейского суда юстиции о сохранении за основными эмиссарами данного процесса, палестинским движением ХАМАС, статуса террористической организации.

На этом фоне израильские власти продолжили политику дальнейшей секьюритизации собственных территорий – 2 августа 2017 г. было объявлено о завершении работ по возведению 42-километрового участка стены безопасности в районе Хевронского нагорья. Решение о возведении данного участка разделительного барьера было принято правительством в марте 2016 г. в ответ на серию террористических атак, совершенных в Иерусалиме, Яффо и Петах-Тикве.

 

ЕГИПЕТ

 

Активное взаимодействие по целой группе проблемных вопросов между Каиром и Москвой в июле-августе закрепилось в сверке часов между министрами иностранных дел. Комплементарные позиции сторон  в отношении стабилизации региона Ближнего Востока и Северной Африки, прекращения его использования «террористами, наркодельцами и прочими представителями организованной преступности», требуют продолжения российско-египетского сотрудничества в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке и в более широком контексте повышения эффективности институтов ООН, а также всевозможных глобальных форумов. Данный тезис зафиксировали С.В. Лавров и С. Шукри на двусторонних переговорах в Москве 21 августа.

Безусловно, одним из наиболее волнующих для египтян вопросов остается проблема возобновления регулярного авиасообщения с Россией. Несмотря на то, что по заявлениям министра гражданской авиации Египта, на модернизацию систем безопасности и аэронавигации аэропортов страны будет выделено $ 360 млн, из которых $ 60 млн уже потрачено на развитие систем безопасности аэропортов, а еще $ 300 млн пойдет на модернизацию аэронавигационных систем, перспектива отмены запрета отодвинулась на 2018 г. Спекулировать жизнями своих граждан даже при наличии политической целесообразности Москва оказалась не готова.

Между тем место стратегического партнера крупнейшей арабской страны и традиционного центра силы в регионе является привлекательным сразу для нескольких внерегиональных игроков. США в этом году впервые за последние восемь лет проведут совместные с Египтом военные учения «Bright Star». Даже учитывая сравнительно небольшую численность американского контингента (около 200 человек), данное событие является достаточно прозрачным сигналом, подтверждающим проводимую кабинетом Д. Трампа реанимацию американо-египетских отношений.

Подобный месседж отправляет своему ценному торговому партнеру Париж – в июле в акватории Средиземного моря, прилегающей к Египту, а также в Красном море прошли франко-египетские учения ВМС «Клеопатра-2017». Ранее Египет осуществил беспрецедентные закупки вооружений во Франции, приобретя 24 истребителя «Рафаль», ракетный фрегат типа FREMM и ракетное вооружение на сумму 5,2 млрд евро, а также два пресловутых десантных вертолетоносных корабля типа «Мистраль», которые в свое время были построены для ВМФ России, но не проданы ей.

 

МАРОККО

 

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и далее по стандартному списку. Центром протестной активности стала историческая местность Риф на севере королевства, где диалог по линии власть-общество деградировал до состояния открытого противостояния. Митинг от 21 июля закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Ситуацию осложняет то, что местные жители считают себя весьма автономной общностью, «рифанцами», на чем спекулируют власти, инкриминируя протестующим сепаратизм. Несмотря на острый характер борьбы организации Hirak («Движение»), объединившей в своих рядах разрозненные группы оппозиции, риторика, приветствующая свержение верховной власти продолжает быть крайне непопулярной среди протестующих. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. При этом продолжающий оставаться над схваткой король Марокко Мухаммед VI действует в духе «отца народов». Так, 20 августа он принял сенсационное решение помиловать более 400 человек, осужденных за терроризм. Это решение вызвало большой общественный резонанс, так как было принято на фоне серии кровавых атак в каталонском Камбрильсе и Барселоне и финском Турку, вину за которые возлагают на граждан Марокканского Королевства.

 

Российская дипломатия в Персидском Заливе

 

Тем временем Россия на Ближнем Востоке продолжает действовать, исходя из долгосрочных государственных интересов, укрепляя связи с осевыми партнерами в ключевых точках региона. Так, министр иностранных дел С.В. в рамках своей поездки по странам Персидского залива в августе уже посетил Кувейт и ОАЭ. Ожидается, что основными темами переговоров в столицах аравийских государств станут кризисы в Сирии и ситуация вокруг Катара, а также развитие всего спектра двусторонних отношений со странами региона от торговых контактов до взаимодействия по формированию субрегиональной системы безопасности.

 

***

Летний сезон закончился без тектонических потрясений для арабских государств, фиксируемые в предыдущие месяцы тенденции получили прогнозируемое в соответствующих выпусках дайджестов развитие. Что касается Сирии и Ирака, где мы могли наблюдать прогрессирующий разгром террористических группировок на всей протяженности фронтов, то здесь и далее основной фокус будет смещаться в область политико-дипломатического процесса. Такие вопросы, как транзит власти, формирование новых партнерств, экономическое вспомоществование будут вытеснять новости с фронтов, если не в количественном, то в качественном отношении.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: июнь 2017 г. (дайджест)

Июнь для арабских стран на Ближнем Востоке прошел под знаменем сразу нескольких ключевых (по масштабу, резонансу и глубине последствий) событий, среди которых – развернувшийся кризис вокруг Катара с прямым или косвенным участием всех осевых игроков в регионе; передача Египтом островов Тиран и Санафир под юрисдикцию Саудовской Аравии; назначение Мухаммеда бин Сальмана наследником престола в КСА; агрессия США против сирийского бомбардировщика на территории САР. Более активное вмешательство институтов ООН в Йеменский конфликт и принятие новой конституции Ливана на этом фоне оказались менее заметны, но значение этих кейсов для регионального политического процесса не стоит приуменьшать.

 

Катарский кризис

 

В начале месяца (5 и 6 июня) Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Египет, Йемен, Ливия, Мальдивы, Маврикий, Мавритания и Коморские Острова разорвали дипломатические отношения с Катаром, сопроводив это решение фактической сухопутной, авиа- и морской блокадой со своей стороны. Государства обвинили Катар в дестабилизации региона, утверждая, что страна медийно и финансово поддерживает сразу несколько террористических формирований. После чего Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет предпринимали дополнительные индивидуальные меры воздействия на катарское руководство.

Банки ОАЭ прекратили свое участие в торгах в Катаре, что резко замедлило оборот финансовой системы эмирата. Власти Объединённых Арабских Эмиратов запретили своим гражданам выражать поддержку или симпатии Катару. Публичное выражение сочувствия и симпатий Катару в соцсетях приравнивается к «киберпреступлению» и покушению на «национальное единство и стабильность» и грозит нарушителям тюремным сроком от 3 до 15 лет, штрафом в размере 500 тыс. эмиратских динаров ($ 136 тыс.).

Власти Египта обратились с требованием к «Интерполу» обеспечить экстрадицию из других стран около 400 «террористов», включая 26 человек, которые находятся на территории Катара. Поскольку данные лица причастны к террористическим актам и их финансированию, и заочно приговорены египетским судом к различным срокам тюремного заключения.

В Саудовской Аравии был издан приказ о полном удалении из учебных программ и библиотек школ, колледжей и вузов книг президента Всемирного союза мусульманских ученых, шейха Юсуфа Кардави, проживающего на данный момент в Катаре, выступающего на данный момент в роли главного идеолога движения «Братья-мусульмане» (запрещенного в Российской Федерации).

Далее 8 июня данные арабские страны распространили список, где в качестве «террористических» указываются 59 частных лиц и 12 организаций, находящихся в Катаре или спонсируемых этой страной. Список включает 18 физических лиц, граждан Катара: бизнесменов, политиков и даже членов правящей в эмирате семьи аль-Тани.
Следующий этап эскалации произошел 22 июня, когда КСА, ОАЭ, Египет и Бахрейн предъявили Катару список претензий из 13 требований, выполнение которых в десятидневный срок позволило бы Дохе нормализовать отношения с указанными странами. В данном списке указывается предоставление информации о способах поддержки террористических группировок; выдача лиц, получивших катарское подданство, из ранее опубликованного списка «террористического списка» в страны происхождения;  закрытие телеканала Al Jazeera и ассоциированных с ним медиа-структур; снижение уровня дипотношений с Ираном; полный разрыв связей с исламистской организацией «Братья-мусульмане» и ее многочисленными ответвлениями в регионе; необходимость прекращения военного присутствия Турции на катарской территории.

На данном временном отрезке тактика «нажима» оказалась не в состоянии продемонстрировать свою эффективность. Проблема продовольственного и товарного обеспечения была решена за счет Турции и Ирана. Пустые полки и очереди в супермаркетах были краткосрочным следствием общественной паники. Обращение эмира к населению оказало благотворное воздействие на целевую аудиторию, сплотив общество вокруг своего лидера.

Продемонстрировав готовность к сотрудничеству и совместному разрешению кризису катарские власти не стали предпринимать симметричные меры по высылке иностранных граждан со своей территории и приняли у себя делегацию из Кувейта, который взял на себя роль миротворца.

Однако затем Катар также успешно показал, что не собирается примерять на себя роль жертвы, обвинив власти Объединённых Арабских Эмиратов в поддержке организаторов терактов 11 сентября 2001 года в США, отметив участие подданных ОАЭ среди угонщиков самолетов, и упоминание Абу-Даби в специальном докладе Конгресса США по терактам 9/11, где говорилось об участии представителей правящей в Эмиратах семьи в «отмывании денег» для террористов.
Охарактеризовав требования, предъявленные для восстановления дипломатических отношений, как нереалистичные и направленные на нарушение суверенитета страны, катарцы также умело использовали «анкарский актив» для упрочения своей позиции в данном диспуте.  Анкара очень четко дала понять, что не собирается отказываться от своего намерения разместить 5000 турецких военнослужащих на базе в Катаре. Так, президент Турции Р.Т. Эрдоган назвал изоляцию Катара «бесчеловечной и противоречащей исламским ценностям». В то время, как телефонный разговор с президентом Ирана Х. Роухани в день окончания священного месяца Рамадан и встреча лиц из руководства страны с шейхом Ю. Кардави выступают в качестве наглядного ответа на ультиматум «антикатарского блока».

Одновременно катарским руководством проводится политика по недопущению ассоциирования Вашингтона лишь с одной из сторон конфликта. Так, министр обороны США Дж. Мэттис и глава МИД Катара Х. аль-Атыйя подписали письмо о продаже Катару 36 истребителей F-15QA на сумму около 12 млрд долларов. Кроме того, было объявлено, что Катар и США намерены провести совместные учения ВМС двух государств.

В этой ситуации министр иностранных дел Саудовской Аравии А. аль-Джубейр, находясь в Вашингтоне, 13 июня был вынужден выступить с менее радикальных позиций, заявив о готовности королевства направить продовольственную и медицинскую помощь Катару, если это необходимо, назвав введенные против эмирата меры бойкотом, а не блокадой.

Несмотря на подчеркнуто нейтральную позицию Москвы в конфликте, американскими СМИ была сделана попытка представить ее в качестве действующего участника. Телеканал CNN со ссылкой на источники в разведке США выступил с утверждением, что именно российские хакеры получили доступ к системам государственного информационного агентства Катара и разместили там сфабрикованную новость, что частично спровоцировало скандал и последовавший разрыв дипломатических отношений между этой страной и рядом других арабских государств. На это сообщение отреагировал министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, назвав CNN средством массовой дезинформации, которое подрывает собственную репутацию.
Тем не менее, работа по прояснению позиций сторон ведется, и 16 июня специальный представитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел М.Ю. Богданов принял аккредитованных в Москве послов Объединенных Арабских Эмиратов, Арабской Республики Египет, Королевства Бахрейн и временного поверенного в делах Королевства Саудовская Аравия по их просьбе.

 

Саудовская Аравия

 

21 июня произошло довольно важное событие, способное оказать значительное влияние на ситуацию не только в крупнейшем нефтедобывающем государстве мира – Саудовской Аравии, но и на всем Ближнем Востоке. Принц Мухаммед бен Сальман был официально объявлен наследником саудовского престола и назначен первым вице-премьером, сохранив при этом за собой пост министра обороны и статус реформатора экономической модели королевства. Приход к власти молодого наследника встречен позитивно не только на уровне молодых принцев-внуков основателя государства, но и большинством населения КСА, которое составляет молодежь в возрасте до 25 лет.

Принца принято характеризовать, как неолиберала в экономической и социальной жизни страны (уже сейчас в КСА ограничиваются полномочия религиозной полиции, расширяется культурное поле подданных королевства – проводятся фестивали и концерты) и авантюриста в вопросах внешней политики (Йеменская кампания, эскалация напряженности в отношениях с Катаром, Сирией, Египтом и Ливаном считаются итогами именно его политического курса).

Следующий шаг в иерархии власти, а именно вступление на престол, может произойти в относительно скором времени, по причине слабого здоровья нынешнего короля, которое ведет к неспособности исполнять свои обязанности.

 

Йемен

 

В конце месяца ООН распространила коммюнике, в котором выражается озабоченность планами коалиции под руководством Саудовской Аравии распространить боевые действия на территории, прилегающие к красноморскому порту Ходейда, поскольку подобные акции могут увеличить потери среди гражданского населения, провоцируя новый виток гуманитраной катастрофы в стране.

Через порт Ходейда осуществляются поставки до 80% всех грузов, прибывающих из-за рубежа, прежде всего, продовольственных, в блокируемый силами аравийской коалиции, Северный Йемен. Ранее ВМС КСА перенаправляли суда, идущие в Йемен с продуктами питания и товарами первой необходимости, в саудовский порт Джидду.

Ключевое геостратегическое положение порта (единственный транспортный путь, связывающий Северный Йемен с остальным миром; контроль проливной зоны Баб эль-Мандеба) объясняет почему каждая из сторон конфликта стремиться закрепиться в этой точке. Саудовцам контроль над портовой зоной также должен облегчить задачу по охране танкерных судов, идущих через пролив и подвергающихся атакам повстанцев-хоуситов. Например, в начале июня обстрелу подверглось судно, следовавшее в районе острова Перим, который с 2015 года контролируют войска саудовской коалиции.

Тем временем, в стране продолжает деградировать гуманитарная обстановка. По сообщениям ЮНИСЕФ и ВОЗ, общее количество жителей Йемена с подозрением на холеру превысило 200 тысяч. От холеры за два месяца – столько времени понадобилось болезни, чтобы распространиться во всех регионах страны – в охваченной гражданской войной стране скончались 1300 человек, четверть от этого числа составляют дети.

 

Воздушное пространство

 

18 июня американский самолет сбил сирийский бомбардировщик Су-22, который, по заверениям американской стороны, наносил удары по позициям СДС («Сирийские демократические силы»), но не террористов. После данного инцидента Москва заявила о прекращении использования системы связи с Вашингтоном по предотвращению столкновений в воздушном пространстве Сирии. Однако позже полковник ВС США Райан Диллон, представитель коалиции, сообщил, что данная система коммуникации с Россией «открыта и действует». Это свидетельствует о прагматичной позиции Москвы и возможных негласных установках на воздержание от эскалации напряженности в двусторонних отношениях до встречи президентов на саммите G20 в Гамбурге.

Также после атаки американцев на сирийский бомбардировщик представитель Министерства обороны РФ выступил с заявлением, согласно которому в районах выполнения боевых задач российской авиацией в небе Сирии любые воздушные объекты, включая самолеты и БПЛА международной коалиции, обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными и воздушными средствами противовоздушной обороны в качестве воздушных целей.

Между тем в Ираке и Сирии наблюдатели продолжают фиксировать многочисленные нарушений норм гуманитарного права со стороны авиации возглавляемой США коалиции. Так, на юго-востоке сирийской провинции Эль-Хасака, где в рамках борьбы с ИГ самолеты коалиции нанесли авиаудары, погибли 12 мирных жителей. Международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала США отказаться от использования в ходе боевых действий фосфорных боеприпасов из-за повышенной опасности, которую влечет их применение, для жизни и здоровья гражданского населения.

По данным ООН, которые, по оценкам наблюдателей из других организаций, являются заниженными, с начала захвата боевиками ИГ Ракки в 2014 году жертвами воздушных рейдов на город, включая авиацию американской коалиции, стали более 300 мирных жителей; также 160 тысяч мирных жителей Ракки и расположенных рядом населенных пунктов (например, Айн-Исса) были вынуждены покинуть свои дома.

Напряжение сохраняется также на отдельных участках сирийско-израильской границы. Преднамеренные провокации боевиков, а также ошибки сирийских наводчиков, в ходе которых артиллерийские снаряды разрываются на территории Израиля, заканчиваются ударами израильских ВВС по местам, откуда велся обстрел. Так, в результате воздушного удара от 24 июня, когда были уничтожены два танка и крупнокалиберный пулемет террористов.

Ирак

 

19 июня иракский премьер-министр Х. аль-Абади посетил Саудовскую Аравию, где был принят в Мекке наследным принцем и министром обороны королевства Мухаммедом бен Сальманом. Вопросы развития двустороннего экономического сотрудничества и борьбы с терроризмом стали повесткой дня. По итогам визита было выпущено комплексное коммюнике, подчеркивающее совпадении взглядов сторон по многим вопросам, и общность вызовов и угроз для двух стран.

Уже на следующий день Х. аль-Абади в Тегеране обсудил с высшим иранским руководством проект строительства нового газопровода между двумя странами и планы по преодолению последствий «навязанной войны» 1980-1988 гг.

Подобное распределение визитов подтверждает тезис о том, что растущая зависимость Багдада от влияния Тегерана провоцирует иракское руководство на диверсификацию связей в другом политическом лагере.
Операция по освобождению Старого Мосула выходит на заключительный отрезок финишной прямой. Последний оплот боевиков ИГ в этом городе сократился до 1% исторической части Мосула. Приурочить завершение операции к окончанию священного месяца Рамадан не получилось так же, как срывались все предыдущие «дедлайны». Бои за город оказались тяжелым испытанием для иракских ВС даже при активной поддержке со стороны авиации США, в том числе на территории старого города. Символичным событием стало уничтожение мечети

«Ан-Нури» с её «падающим» минаретом, которая выступала эмблемой могущества ИГ, где в июле 2014 года было провозглашено создание «халифата». Информагентства обеих сторон перекладывают ответственность за разрушение комплекса друг на друга.

Сирия

 

С неизбежными, но ограниченными по масштабу и продолжительности, нарушениями продолжает функционировать режим прекращения огня в четырех зонах деэскалации, чье формирование и выполнение «спонсировали» Россия, Турция и Иран. По словам Министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова, одной из принципиальных задач реализации инициативы о создании зон деэскалации выступает полное прекращение боевых действий между правительством Сирии и вооруженной оппозицией, поскольку данный проект напрямую способствует размежеванию оппозиции и террористических группировок.

Среди рисков данного соглашения, которые упоминались в дайджесте за май 2017 г., в долгосрочной перспективе отдельное беспокойство вызывает де-факто узаконивание территорий в САР, которые согласно соглашению освобождаются от любого административного контроля и управления со стороны Дамаска. Исламистская идеология и силы вооруженных группировок  с равной степенью вероятности могут оказаться дестабилизационным и объединяющим фактором для подобных анклавов. Во втором случае целостность страны снова ставится под вопрос.

На фоне практической эскалации напряженности в отношении Сирии западные страны ограниченно снижает риторическую. Посол США в России Дж. Теффт выступил с заявлением, в котором признал, что немедленный ухода из власти президента Сирии Б. Асада не является самоцелью, и что на период политического транзита он сможет находиться во главе страны. Еще дальше в своих формулировках позволил себе зайти президент Франции Э. Макрон, который 21 июня заявил, что он больше не делает «смещение Асада предварительным условием для всего», поскольку не видит «никого в качестве его легитимного преемника».

Правительственные войска и отряды ополченцев в июне продолжают закреплять и развивать успех на фронтах: были отбиты попытки террористов ИГ вернуть под свой контроль нефтяные и газовые колодцы в 40 км к северу от Пальмиры, освобожден населенный пункт Аль-Будах в провинции Хомс, группировка правительственных сил была увеличена на южном участке сирийско-иракской границы.
Параллельно с военными успеха продолжает развиваться дипломатическая составляющая процесса нормализации. Так, 21 июня в течение суток подписано 100 соглашений о присоединении к режиму прекращения боевых действий населённых пунктов в провинции Алеппо. Данная цифра рекордом процесса примирения в САР. Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения по всей стране, к концу месяца увеличилось до 1864.

 

Египет

 

Солидарность с решением Верховного командования ВС САР о прекращении боевых действий в городе Дараа на 48 часов в поддержку национального примирения выразили несколько арабских стран, в том числе и МИД Египта.

Непротиворечивая позиция руководства АРЕ по вопросам борьбы с терроризмом стимулирует Москву к укреплению союзнических отношений с Каиром. В июне практическая сторона российско-египетского партнерства нашла свое выражение в поставках первой партии из совокупного заказа на три полка ЗРС «Антей-2500».

Однако главным событием этого месяца для Египта стала ратификация Президентом А. Ф. ас-Сиси соглашения о демаркации морской границы с Саудовской Аравией, что означает вступление в силу договора, в рамках которого Саудовской Аравии отходят острова Тиран и Санафир в Красном море. После ратификации соглашения египетским парламентом, Высший конституционный суд Египта приостановил исполнение всех вынесенных ранее судебных решений по этому вопросу, поскольку в начале года Верховный суд Египта, вердикт которого не подлежит обжалованию, признал передачу островов недействительной.

Передачу «красных островов» Каир классифицирует как возвращение территорий под изначальную юрисдикцию, поскольку острова принадлежат королевству, а под защитой Египта они находились по просьбе саудовцев с 1950 года. В таком контексте соглашение формально не противоречит конституции страны. Тем не менее, данная проблематика дополнительно поляризует египетское общество, так как «улица» трактует соглашение как обмен национальных территорий на финансовую помощь. Этот шаг точно не добавил популярности нынешней администрации, которую обвиняют ужесточении методов контроля над населением и неспособности справится с социально-экономическим кризисом, раздирающим государство.

 

Ливан

 

16 июня депутаты парламента Ливана приняли новый избирательный закон, на основе которого будут проведены всеобщие выборы в мае 2018 г. Голосование состоится на основе пропорциональной избирательной системы по 15 округам. Достигнутый компромисс между мусульманскими и христианскими политиками стал еще одним шагом на пути укрепления внутренней стабильности в Ливане и может послужить примером юстиционного и политического консенсуса для сирийского народа, которому вскоре предстоит сделать аналогичный выбор по реформе национального Основного закона.

 

***

Переход кризиса вокруг Катара в затяжную фазу означает устойчивую позицию руководства полуостровного эмирата, что свидетельствует в пользу теории о скором наступлении этапа «торга» в противовес этапу «кавалерийской атаки». Маловероятной представляется ситуация с выполнением требований и уже 2 июля по крайней мере одна из сторон будет вынуждена пересматривать правила игры. В июле также стоит ожидать завершение освобождения Мосула, и дальнейшего продвижения сирийских проправительственных сил и коалиции СДС в своей борьбе против террористических группировок. Также в ближайшем будущем будет продолжаться ограниченное потепление в египетско-саудовских отношениях, запущенное новой американской администрацией. Однако системным и долгосрочным этот процесс назвать нельзя, поскольку базовые противоречия в двусторонней повестке решены не были, а лишь временно отодвинуты на второй план.

В.Аватков, Д.Тарасенко

«Доха против всех»

5 июня 2017 г. Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия разорвали дипломатические отношения с Катаром. Крупнейшие арабские авиакомпании Emirates и Etihad Airways (ОАЭ), Saudia (КСА), Gulf Air (Бахрейн) и Egypt Air (Египет) прекратили воздушное сообщение с Дохой.

 

Противостояние за роль руководящего центра наиболее влиятельных фондов и организаций, действующих в интересах заказчика с разной степенью легальности, между Эр-Риядом и Дохой долгое время находилось в стадии пассивного негативизма. Влияние основного реципиента спонсорской поддержки Катара и одновременно его главного международного проекта, а именно организации «Братья-мусульмане», на политический процесс на Ближнем Востоке мешает устремлениям сразу нескольких ключевых игроков в арабском мире, как традиционных, представленных Египтом и Ливией, так и нарождающихся в лице Саудовской Аравии и ОАЭ.

При этом ранее хорошим тоном для данного противостояния считалось проведение политики «не выносить сор из избы», в чем были заинтересованы обе стороны холодного конфликта. В случае неприятия действий одной из сторон, другая стремилась передать надлежащий сигнал по непубличным каналам, демонстрируя миру единство арабских монархий в рамках формата ССАГПЗ. Таким образом, степень напряженности в отношениях вычислялась лишь по косвенным признакам – например, столкновениям соответствующих «proxy-» группировок на сирийско-иракском, ливийском и египетском театрах боевых действий.

Однако во второй половине мая 2017 г. сторона, которую в этом противостоянии условно можно характеризовать как «просаудовский блок», пошла на прямую эскалацию отношений. Известные медиа-холдинги  «Аль-Арабия» и «Скай ньюз Арабия», принадлежащие королевской семье, развернули информационную кампанию против Дохи, в ходе которой бывшего эмира Хамада бен Халифу обвиняли в сговоре с бывшим лидером ливийской Джамахирии М. Каддафи и экс-президентом Йемена А. Салехом против саудовской монархии. Принимая во внимание дискуссионный характер подлинности материалов, важно отметить, что масштаб и публичность подобных сигналов свидетельствует о серьезности намерений Эр-Рияда.

Нынешняя эскалация в отношениях имеет явно выраженную периодизацию. Так, в качестве следующего этапа можно рассматривать запрет властей ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (были заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.) с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации».

Подобная постепенность действий, с четко выраженной градацией (каждый следующий шаг оказывался обстоятельней предыдущего) подразумевает наличие определенных требований к катарскому руководству, невыполнение которых провоцирует более серьезный нажим.

Приоритетными требованиями Египта и Ливии является прекращение поддержки ассоциируемых с Дохой вооруженных формирований на Синае и северо-востоке Ливии.  В то время как для Саудовской Аравии главным лотом, безусловно, выступает снижение уровня партнерских отношений с Ираном. Об этом достаточно прямолинейно намекают материалы саудовских СМИиК, где ранее публиковалась неподтвержденная впоследствии никем информация о переговорах на территории Ирака между министром иностранных дел Катара М. бен Абдель Рахманом и командующим специальным подразделением корпуса стражей исламской революции «Кодс» генералом Касемом Сулеймани.

Одним из решающих факторов, катализировавшем нынешнее противостояние, оказалась публично бескомпромиссная позиция новой вашингтонской администрации по ряду принципиальных в данном контексте вопросов. Стремление кабинета Д. Трампа укрепить свое положение на Ближнем Востоке за счет внесения позитивных изменений в палестинско-израильское противостояние идет вразрез с ранее деструктивной позицией ХАМАС по этой проблематике. Известная, из-за публичной артикуляции, модальность американского президента к организации «Братья-мусульмане», которая заключалась в позиционировании последней в качестве террористической группировки, послужила сигналом к действию для Каира  Эр-Рияда и Абу-Даби. Подобная невольная, но активная степень вовлеченности США в прежде локальное противостояние выступила для Дохи в качестве «черного лебедя». Смягчение позиции групп влияния по ключевым для Вашингтона вопросам начало происходить еще до саммита в Эр-Рияде (см. «дайджест арабских стран: май 2017»). Стремление к дальнейшему снижению напряженности подтверждалось сообщениями о том, что руководство эмирата выражало готовность депортировать ограниченный круг должностных лиц группировки ХАМАС с территории эмирата с формулировкой «по причине внешнего давления на государство»

В 2014 г. мировая общественность уже становилась свидетелем подобного эпизода с отзывом послов КСА, ОАЭ, Бахрейна из Катара. Урегулирование конфликта заняло около 9 месяцев, статус отношений удалось сохранить на высоком уровне. На сей раз расстановка сил и совокупный баланс факторов отличаются от тех, что наличествовали два года назад. Например, исчезла острая необходимость продемонстрировать единение арабских государств под правильными знаменами по поводу конфликта в Йемене. Воздушная и морская транспортные «блокады» будут способствовать большей сговорчивости беспокойного эмирата.

***

Говорить о намеренном вмешательстве внерегиональных акторов в этот конкретный эпизод противостояния не представляется возможным, поскольку дальнейшая поляризация арабского мира не выгодна ни Москве, ни Вашингтону. США теряют последние надежды на реализацию проекта METO (Middle Eastern Treaty Organization – прообраз НАТО на БВ). России, выступающей с позиций «экспортера безопасности», также не выгодно возникновение дополнительных точек напряженности с высоким конфликтогенным потенциалом. Несмотря на то, что потенциально и та и другая сторона могут быть задействованы в качестве посредников в процессе восстановления, ключи от еще одного ближневосточного кризиса стоит искать как раз на Ближнем Востоке, а именно в Эр-Рияде, Каире, Абу-Даби и Дохе.

Д. Тарасенко

Арабские страны: май 2017 г. (дайджест)

Май для арабских стран Ближнего Востока – это активизация процессов в рамках арабо-израильского кейса, первый заграничный визит Д. Трампа, проект режима прекращения огня в четырех зонах в САР, треугольник Москва-Каир-Вашингтон, сигналы о переформатировании партнерств в регионе Персидского Залива.

«Реанимация ближневосточного мирного процесса»

3 мая 2017 в Вашингтоне состоялась встреча президента США Д. Трампа и главы Палестинской национальной администрации) М. Аббаса. Анализируя данные совместной пресс-конференции двух лидеров, становится очевидным, что основной темой стал мирный процесс, успех в котором Д. Трамп явно хотел бы записать на свой политический счет подобно тому, как его предшественник принял участие в дипломатическом прорыве на иранском направлении и подписании беспрецедентного соглашения по американской военной помощи Израилю. Акцент, сделанный Д. Трампом, на личности М. Аббаса позволяет сделать вывод о том, что его фигура воспринимается в качестве наиболее удобного переговорщика, обладающего хотя бы тенью влияния как на большую часть спектра палестинского общества. При этом уклончивость формулировок американского президента, в которых доминировали вопросы обеспечения безопасности и борьбы с терроризмом, в отношении американского видения итогов урегулирования свидетельствует о том, что предыдущая радикальная позиция, предполагающая слом формулы «двух государств для двух народов», не нашла поддержки у целевой аудитории.

Необходимо отметить, что переговоры предваряло сообщение от 1 мая, в котором палестинское движение ХАМАС обнародовало новую доктрину движения, где оно отказалось от планов по уничтожению Израиля. При этом в документе ХАМАС по-прежнему отказывает Израилю в праве на существование, но не призывает к вооруженной борьбе против еврейского государства. Также в доктрине говорится о согласии на создание единого палестинского государства в границах 1967 года, то есть с территориями сектора Газа, Западного берега и Восточного Иерусалима, проводится разграничение между евреями и «сионистами». Памятуя влияние на палестинские реалии таких игроков, как Каир и Вашингтон, ХАМАС официально отказался считать себя дочерней организацией «Братьев-мусульман». Фактически это ни сколько не повлияет на сам факт очевидных связей, как и на поддержку со стороны Дохи (где была представлена доктрина), но позволит Египту и США иметь большее пространство для проведения умеренного курса по отношению к руководству движения.

Несмотря на явное стремление заручиться поддержкой или, по крайней мере, гарантировать не полное содействие нынешнего руководства «града на холме» исключительно израильскому варианту разрешения проблемы, палестинский лидер поспешил нанести визит в Сочи, где заверил В. Путина в том, что урегулирование палестинской проблемы без реального участия России невозможно.

В мае «акцентуацию» глобальных и локальных игроков на израильско-палестинской проблематике завершили переговоры короля Абдаллы II и президента А. Ас-Сиси, пожелавших таким образом подчеркнуть заинтересованность в процессах вокруг арабо-израильского конфликта.

Паломничество в Саудию

Одним из центральных событий месяца стал первый заграничный визит Д. Трампа на посту президента США, поскольку символичность произошедшего высока даже по меркам государств Востока, где наиболее важный месседж предпочитают отправлять не напрямую. Доминировали две темы, которые условно можно обозначить, как «партнерство века» и «вызов Ирану». К первой категории можно отнести то, что Д. Трампа в аэропорту встречал лично король Салман, также перед началом переговоров монарх наградил американского лидера орденом имени основателя правящей династии короля Абдель Азиза (высшая награда, предусмотренная для главы иностранного государства за выдающийся вклад в укрепление сотрудничества между странами).

Подписанный пакет соглашений, предусматривающий закупку военного оборудования и предоставление услуг в общей сложности на $ 350 млрд в течение десяти лет, при немедленном вступлении в силу контрактов на $ 110 млрд, напрямую сопровождался утверждением о том, что «этот пакет оборонного оборудования и услуг поможет Саудовской Аравии в поддержании своей безопасности и безопасности всего Персидского залива перед лицом иранской угрозы…». Конечно, сам факт того, что первый наиболее знаковый по всем параметрам визит был нанесен в момент иранских президентских выборов именно в Саудовскую Аравию, которая является основным геополитическим и идеологическим соперником Тегерана в регионе, говорит о том, что на следующие 4 года США четко определились со своей позицией в данном противостоянии. Устойчивая циркуляция в экспертно-аналитической среде сообщений о проекте создания прообраза НАТО на Ближнем Востоке, чьими главными целями должны были бы стать борьба против ИГ и сдерживание Ирана, также являются демонстрацией соответствующих настроений в кабинете Д. Трампа. Арабо-исламский форум при участии США, состоявшийся в Эр-Рияде без делегации от Ирана, в таком контексте задумывался как событие, в котором контекст был более заметным, чем, собственно, текст. Еще одним подтверждением того, что подобный нарратив не только присутствует, но и активно поддерживается в Вашингтоне, служит заявление министра обороны США Джеймса Мэттиса в эфире американской телекомпании CBS, в котором тот обвинил Иран в попытке убийства саудовского посла в Вашингтоне в октябре 2011 года.

Влияние Эр-Рияда признают и другие внерегиональные игроки, формируя собственные каналы связи – 30 апреля канцлер ФРГ А. Меркель заявила, что Германия посодействует борьбе Саудовской Аравии против исламского терроризма обучением военнослужащих королевства на своей территории; 30 мая Президент РФ В. Путин поприветствовал наследного принца и министра обороны Мухаммеда  бин Сальмана в Москве.

Йеменский фронт

В мае один из крупнейших проектов министра обороны КСА Мухаммеда бин Сальмана – йеменская кампания – снова продемонстрировал шаткость политических альянсов на Ближнем Востоке, однако на сей раз уже по другую сторону баррикад. Бывший президент Йемена Али Абдалла Салех призвал Саудовскую Аравию к прямому диалогу, исключив при этом какое-либо участие в потенциальных переговорах спецпосланника генерального секретаря ООН по Йемену Исмаила ульд Шейх Ахмеда. Такое заявление сопровождалось одновременной заморозкой передачи ракетных боеприпасов хоуситам с подконтрольных подразделениям А. Салеха арсеналов, под предлогом того, что именно хоуситы являются первыми и целевыми получателями иранской материально-технической помощи. В ответ отряды хоуситов провели рейды с изъятием по указанным арсеналам, а также выразили свое неудовольствие самим фактом, намечающихся сепаратных переговоров с Эр-Риядом. Ранее привилегия организации коммуникаций с КСА и ОАЭ принадлежала главе Высшего политического совета хоуситов Салеху аль-Самаду, который был уполномочен вести любые переговоры как с А. Хади, так и с членами аравийской коалиции. Однако фиксировать крушение альянса между А. Салехом и хоуситами как свершившийся факт – преждевременно. Пока в Йемене действует аравийская коалиция, этот альянс будет существовать перед лицом основной угрозы.

При этом сам Эр-Рияд не собирается договариваться с хоуситами в силу их проиранского настроя, менять кандидатуру А. Хади, пусть не однозначно, но на данный момент наиболее легитимную, на А. Салеха представляется маловероятным и ошибочным сразу на нескольких уровнях – от репутационного до прагматического. Поэтому на призывы А. Салеха принц Сальман ответил продолжением бомбардировок, жертвами которых становятся гражданские лица. Так, например, 17 мая по меньшей мере 23 мирных жителя были убиты в результате бомбардировки ВВС коалиции во главе с Саудовской Аравией в йеменской провинции Таиз в районе Мавза.

Зоны деэскалации

3 и 4 мая в Астане состоялись переговоры по сирийскому урегулированию, по итогам которых страны-гаранты действующего с 30 декабря 2016 года режима прекращения боевых действий в САР – Россия, Турция и Иран – подписали меморандум о создании четырех зон деэскалации в Сирии: север Сирии (провинция Идлиб, северо-восточные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама), север провинции Хомс, восточная Гута и юг Сирии (приграничные с Иорданией районы провинций Дейра и Кунейтра). Несмотря на внушительный комплекс проблем, связанных с успешной реализацией данного меморандума (среди которых стоить выделить – неприятие данного проекта со стороны количественно значимой и качественно боеспособной части вооружённой оппозиции, недовольство региональными игроками легитимацией военного присутствия Ирана в Сирии, риск нарушения соглашения о прекращении огня протурецкими группировками в долине Африн), подобные проекты позволяют хотя бы номинально зафиксировать статус-кво по линии противостояния Дамаск-оппозиция, снизить накал военных столкновений для гражданского населения, сконцентрироваться на борьбе с общим врагом в лице боевиков ИГ и «Аль-Каиды».

Стабильности соглашениям не добавляет показательно скептический настрой США по отношению к перспективам соблюдения режима прекращения огня, который они озвучили через помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока Стюарта Джонса. Такое отношение может быть интерпретировано «умеренной оппозицией», как «добро» на нарушение оговоренных принципов со стороны заокеанского партнера. Израильские власти также уведомили Москву, что российская инициатива о создании зон деэскалации в Сирии, над которыми будут запрещены полеты боевой авиации, ни к чему не обязывает Израиль. При этом израильтяне приветствуют создание такой зоны в южной части САР, прилегающей к границам Израиля и Иордании.

Бомбежка Сирии

Стремление новой американской администрации продемонстрировать миру очевидный успех на фронтах борьбы с террористическими организации на Ближнем Востоке провоцирует интенсификацию авиаподдержки наземных действий «Сирийских демократических сил» (SDF), состоящих из курдских и арабских отрядов, что выражается в реализации методов, неприятно напоминающих тактику «выжженной земли» времен войны во Вьетнаме. Так, 30 апреля Al Mayadeen сообщил о гибели 14 мирных жителей в результате авиаударов международной коалиции в провинции Ракка на севере Сирии. 27 мая SANA транслировала новость о гибели двадцати мирных жителей в районе города Ракка в результате налета авиакрыла коалиции. Кроме того, после нескольких недель категорических опровержений Пентагон признал, что в результате удара от 16 марта погибло, по меньшей мере, 38 гражданских, из-за бомбового удара по комплексу мечети, где должна была начаться молитва. Согласно нормам международного гуманитарного права любая религиозная структура должна быть в так называемом списке запретных для бомбежек объектов, наряду с больницами и школами. При этом существуют специальные процедуры для удаления структур из списка, если стало ясно, что они потеряли свой защищенный статус в силу того, что террористы используют их в своих целях, и на объекте отсутствуют гражданские лица. Согласно информации от правозащитников США не задействовали этих механизмов, ограничившись комментарием о том, что была получена информация о нахождении боевиков «Аль-Каиды» в здании мечети (впоследствии независимые источники не смогли подтвердить эту информацию). При этом необходимо отметить, что зона контроля сил SDF вокруг Ракки стремительно расширяется, на конец месяца составляя более 200 квадратных км.

Вашингтон и Москва и Ближний Восток

Традиционные заявления о том, что напряженные отношения между Россией и США неприемлемы особенно в контексте потенциальной совместной работы по сирийскому кейсу, были озвучены американским президентом и госсекретарем на различных площадках – на встрече с министром иностранных дел России С. Лавровым, выступлении Р. Тиллерсона в Госдепе. Отсутствие реального измерения подобной риторики можно трактовать комплексом факторов, среди которых выделяются крайняя непопулярность подобных шагов среди американского истеблишмента и, согласно опросам, достаточно низкая поддержка Д. Трампа даже среди своего электорального сегмента.    

Отбрасывая риторику, мы имеем 18 мая удар по правительственным силам в Сирии со стороны ВВС коалиции во главе с США, которые действовали в пределах установленной зоны деэскалации к северо-западу от города Ат-Танф. Последовавшая за этим закономерно негативная реакция с сирийской и российской сторон и не раздувались в публичном пространстве (как собственно и сам авиаудар). Также обеими сторонами был сделан шаг навстречу друг другу – был открыт дополнительный военный канал связи, теперь на уровне генералов, с целью предотвращения инцидентов в Сирии. Это косвенно свидетельствует о том, что стороны все же рассчитывают на улучшение в будущем двусторонних отношений, пытаясь сегодня не придавать огласке неминуемые на нынешнем уровне взаимодействия конфликтные эпизоды.

Борьба за Египет

США стремительно возвращают позиции стратегического партнера крупнейшей арабской республики. Президент Трамп стремится восстановить нарушенные своим предшественником связи с Каиром. Такие намерения находят положительный отклик в стране, переживающей тяжелейший социально-экономический кризис. Последним жестом, символизирующим готовность к кооперации, с египетской стороны было решение освободить из заключения гражданку США египетского происхождения Айю Хиджази после проведённых ею трёх лет в тюрьме. Так, еще не успев ещё завершить свой первый зарубежный визит в Саудовскую Аравию Д. Трамп принял приглашение египетского лидера А. Ф. ас-Сиси посетить АРЕ.

Укреплением отношений с египетскими коллегами озабочены и в Москве. Визит в формате «два плюс два» российских министров иностранных дел и обороны от 29 мая в Каир свидетельствует о стратегической важности диалога и преемственности сотрудничества (это уже третья с 2013 г. подобная встреча). Двусторонняя египетско-российская повестка прирастает проектами и проблематикой. Умение согласовывать комплексные вопросы было продемонстрировано завершением переговоров по проекту сооружения атомной станции «Эль-Дабаа», также была подготовлена первая партия из 46 ударных вертолетов Ка-52 для египетского заказчика. Диалог  в области антитеррора может обрести реальное измерение в совместных учениях, программах по подготовке специалистов, поставках специализированного оборудования, что особенно актуально в рамках работы египетской стороны над усилением безопасности в аэропортах. Кроме того, общность взглядов на проблему решения конфликтов в Сирии, Ливии и Ираке, позволяет предположить, что обсуждение методов и путей их урегулирования во время визита выйдет за рамки формальной декларации намерений.

Необходимым представляется напомнить, что Египет с 2013 г. непрерывно ведет войну против террористических организаций на собственной территории и в ближнем зарубежье, что, как и на любой другой войне сопровождается потерями и трагедиями для мирного населения. Так, 26 мая в египетской провинции Эль-Минья исламисты атаковали в Египте два автобуса с паломниками-коптами, в результате были убиты не менее 26 человек. После чего египетские ВВС нанесли авиаудары по местам дислокации террористов в районе города Дерна на северо-востоке Ливии. Этот шаг был положительно отмечен генеральным секретарь Лиги арабских государств Ахмедом Абуль Гейтом, призвавшим к поддержке египтян в борьбе против терророра.

Иракский фронт

Уже в конце апреля иракский генералитет выразил уверенность, что операцию по освобождению западной части Мосула будет завершена до наступления священного для мусульман месяца Рамадан 26 мая. К 17 мая  командование ВС Ирака заявляет об установлении контроля над 90% территории западных районов Мосула и скором разгроме остающейся в городе «горстки» террористов, однако 31 мая в городе еще продолжались активные боевые действия.

Как уже отмечалось в материалах за предыдущие месяцы, взятие Мосула не означает автоматический разгром террористических группировок на территории Ирака. Следующей главной задачей правительства после возвращения под контроль захваченных территорий выступает гарантия безопасности гражданского населения в освобожденных населенных пунктах. Эта задача представляется на несколько порядков сложнее, если даже в столице Ирака за 24 часа могут быть проведены два теракта с массовыми жертвами (15 и 7 человек погибших).

 Сирийский фронт

В Сирии ИГ также наглядно демонстрирует направление, по которому будет развиваться военная кампания после ликвидации основных центров скопления боевиков. Так, 2 мая более 30 человек, включая курдских ополченцев, погибли в результате атаки ИГ на лагерь беженцев «Раджм аль-Салиби» в сирийской провинции эль-Хасаке.

При этом частота эпизодов прямого боевого столкновения на фронтах также остается высокой. После атак боевиков ИГ на позиции правительственных войск в центральной части Сирии, в районе прохождения стратегически важной автодороги Дамаск – Алеппо, 22−23 мая была организована масштабная операция контрнаступления, в ходе которой сирийские правительственные войска при поддержке авиации смогли освободить большую территорию к юго-востоку от города Кариатен в провинции Хомс. Были освобождены несколько ключевых высот и селений по фронту протяженностью более 100 километров.

Политический процесс за пределами Астаны в мае не может похвастаться сравнимыми по масштабу успехами. Наиболее примечательным событием очередного раунда межсирийских переговоров в Женеве стало предложение спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры о переходе к работе над новой сирийской конституцией, чтобы избежать «правового вакуума» в момент переходного периода.

Одновременно в дискуссии о большем вовлечении НАТО в сирийско-иракскую кампанию на данном временном отрезке была поставлена точка. Генеральный секретарь Альянса отметил, что вовлечение НАТО в конфликт за рамками текущей поддержки коалиции самолетами дальнего радиолокационного обнаружения и обучения не предполагается. Рассматривая позиции отдельных членов североатлантического альянса по этом у вопросу, можно прийти к в выводу, что они больше верят в делегирование подобных обязанностей изначально мертворожденному проекту МЕТО (Middle East Treaty Organization, аналог NATO), чем в собственное вовлечение в боевые действия.

Объединение хотя бы отдаленно, предполагающее подобные функции в рамках организации «Щит полуострова», по умолчанию обладавшее меньшим набором противоречий, сегодня начинает все чаще демонстрировать свою дисфункциональность. Одним из наиболее заметных проявлений раскола внутри ССАГПЗ является запрет властями ОАЭ и Саудовской Аравии на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.), впоследствии поддержанный Египтом, с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации»..

***

На Ближнем Востоке продолжается борьба за сферы влияния на всех доступных осевым акторам уровнях. Тактики, опробованные и потрясшие экспертное сообщество в предыдущих месяцах, становятся частью обыденности в последующих. Попытки выстроить политический процесс в основных конфликтных узлах региона имеют шаткую основу по причине объективного исключения или сознательного отмежевания одного из ключевых игроков из таких процессов. В последующих месяцах ожидается завершение сразу нескольких «громких» военных акций, среди которых «штурм столиц» — Мосула и Ракки.

В.Аватков, Д. Тарасенко