Иран: июнь 2017 (дайджест)

 Июнь выдался для Ирана насыщенным различными событиями, отчасти – очень тревожными. Двойной теракт в сердце страны – ее столице Тегеране, ответственность за который взяла на себя ИГИЛ, потряс страну, по праву считающуюся самой безопасной на Ближнем Востоке. Нападение террористов на мавзолей Имама Хомейни и здание иранского парламента пришлось на месяц рамадан, в который террористическая группировка Исламское государство (ИГ) пригрозила усилить свою активность за рубежом.

 

Внешняя политика

Знаковым событием для региона и Ирана в частности стал разрыв отношений арабских государств с Катаром – Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Египет, Йемен, Ливия, а за ними и несколько других стран объявили дипломатическую блокаду Катара 5 июня. Учитывая, что единственную сухопутную границу Катар имеет с Саудовской Аравией, через которую и поступает основная часть импорта, в особенности продуктов питания, жители страны стали моментально скупать продовольствие. Иран использовал эту возможность предложить свои услуги по поставкам и призвать стороны к диалогу, тем самым также преследуя собственный интерес по противодействию антииранской арабо-американской коалиции. Союз Катара с Ираном рискует обострить отношения Дохи с Вашингтоном, где стали слышны голоса о возможности закрытия военной базы аль-Удейд, крупнейшей в Персидском заливе.

Иран помог Катару избежать и другого существенного экономического ущерба в связи с закрытием воздушного пространства стран, предъявивших ультиматум, предоставив собственное. Так, пассажирский трафик в небе Ирана увеличился с 955 до 1100 рейсов в день в связи с переориентацией рейсов авиакомпании Qatar Airways.

На фоне поддержки Катара, а также продолжения астанинских переговоров по сирийскому вопросу, следующий раунд которых прошел 3-4 июля, наблюдается более близкое взаимодействие Ирана и Турции в связи с общностью некоторых интересов. Президент Турции Эрдоган в июне заявил, что Иран является важной страной в регионе, без которой невозможно урегулировать существующие проблемы. Глава МИД России Сергей Лавров также подчеркнул, что у Москвы и Тегерана схожие позиции в отношении Катара и обе стороны убеждены в необходимости диалога, который разрешит дипломатический скандал.

2 июня директор МАГАТЭ Юкиа Амано подтвердил соблюдение Ираном условий СВПД и следование Дополнительному протоколу к ДНЯО по всем пунктам. Тем временем администрация Трампа в связи с не удавшимися пока амбициями пересмотреть Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), продолжает принимать меры против иранской ракетной программы. Сенат США принял законопроект «О противодействии дестабилизирующим действиям Ирана 2017», предусматривающий ужесточение санкций против Ирана. Президент США должен будет вводить санкции против лиц, имеющих отношение к ракетной программе Ирана и разработке оружия массового уничтожения (ОМУ). Основаниями для введения санкций может служить оказание материальной и технической помощи, финансовых и транспортных услуг. Также санкции вводятся против Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и сотрудничающих с ним лиц.

Примечательно, что ужесточение санкций против Ирана было принято Сенатом накануне рассекречивания документов о перевороте 1953 г. Раскрытые документы наглядно подтверждают участие американской стороны в государственном перевороте против премьер-министра Мохаммада Мосаддыка. Так, заметил советник рахбара Али-Акбар Велаяти, американцам следует озаботиться собственными проблемами, вместо того, чтобы совершать действия, противоречащие духу СВПД и влезать во внутреннюю политику Ирана. Представитель Ирана в МАГАТЭ Реза Наджафи в связи с усиливающимся давлением США, на ежеквартальном заседании, продлившемся с 12 по 16 июня, вновь призвал агентство рассмотреть военную ядерную программу Израиля и принять меры. Постпред Ирана при ООН Голамали Хошроу также подал Генеральному секретарю организации письменную жалобу на попытку США вмешиваться во внутренние дела Ирана, ссылаясь на заявления американского госсекретаря по поводу смены режима в Тегеране.

Уже в конце июня в иранском меджлисе был подготовлен законопроект по существенному увеличению финансирования ракетной программы и деятельности КСИР по борьбе с терроризмом в качестве ответной меры на антииранские действия администрации Трампа, о чем заявил глава соответствующей комиссии Алаэддин Боруджерди. Законопроект будет рассмотрен в ближайшее время.

Тем временем, в ЦРУ 6 июня также был создан центр, который будет заниматься сбором и анализом информации исключительно по Ирану, его главой назначен Майкл Д’Андре.

ВМС Ирана и Народно-освободительная армия Китая (НОАК) провели совместные учения в Ормузском проливе до северной части Индийского океана. Совместная повестка военно-морских учений двух стран, помимо заявленного обмена опытом, может нести в себе послание внешнему миру по поводу совместных стратегических интересов в регионе. Новая глава в иранско-китайских отношениях открылась в январе 2016 г. с визитом президента КНР Си Цзиньпина в Иран.

 

Двойной теракт 7 июня

В ходе двойного теракта 7 июня четыре человека напали на парламент Ирана и трое – на мавзолей Имама Хомейни, один из которых взорвал себя. 18 человек погибли, 52 получили ранения. Ответственность на себя взяла ИГ. Саудовская Аравия не выразила соболезнований, а глава МИД Адель аль-Джубейр отказался прокомментировать теракт в Тегеране, хотя и отметил, что «Саудовская Аравия осуждает теракты, где бы они ни происходили». Дональд Трамп же, выразив соболезнования по поводу терактов, заявил, что Иран стал жертвой терроризма, который сам и распространяет в регионе.

Специальный помощник главы иранского парламента по международным делам Хоссейн Амир-Абдоллахиан заявил, что теракт был осуществлен по заказу службы безопасности Саудовской Аравии. Аналитики указывают, что теракт произошел как раз после подтверждения Госдепом военных договоров с Саудовской Аравией и вспоминают заявление арабских официальных лиц перенести войну вовнутрь иранских границ.

На протяжении июня Иран усилил меры безопасности и противодействия распространению терроризма на собственной территории. Министр безопасности Махмуд Алави сообщил, что 14 июня была ликвидирована террористическая банда «Ансар аль-Фуркан» в провинции Курдистан, состоящая из пяти человек, из которых двое были гражданами иностранных государств, отметив роль Саудовской Аравии в финансировании террористов. Другая группа, по сообщениям иранских властей, была задержана 23 июня, в последнюю пятницу рамадана, то есть в день, когда в Иране традиционно отмечается международный День Кодс.

Иран также обещал, что действия террористов не останутся безнаказанными, и в ответ на теракт 18 июня силы специального назначения Кодс нанесли ракетный удар по командному центру и центру подготовки смертников ИГ в сирийском Дейр-аз-Зоре. Ракеты «Шахаб» были запущены из Керманшаха и иранского Курдистана и преодолели дистанцию в 650 км. Это был первый удар, нанесенный Ираном со своей территории по позициям противника за последние 30 лет (после ирано-иракской войны). Спикер КСИР бригадный генерал Рамазан Шариф заявил, что удар с территории преимущественно суннитских провинций является посланием о единстве страны в противостоянии терроризму. Примечательно, что сразу вслед за сообщениями о ракетных ударах некоторые иранские СМИ и пользователи в соцсетях распространили инфографику с оценкой дистанции от иранских военных баз до Тель-Авива (1100 км) и Эр-Рияда (680 км), намекая на военный потенциал Ирана в противостоянии недругам.

По поводу теракта, в самом деле, имеются несколько фактов. Во-первых, подобного масштаба (не по количеству жертв, а по объектам и их расположению) терактов не случалось с 1981 г., когда масштабная атака была произведена Организацией моджахединов иранского народа (ОМИН). Поэтому переживания Ирана в данном случае заключаются не столько в количестве жертв, сколько в статусе произошедшего – нарушен имидж страны как наиболее безопасной в окружении очень нестабильных соседей по региону. Во-вторых, непоколебимая вера в качество работы иранских спецслужб, которым до этого момента, за некоторыми исключениями, эффективно удавалось сохранять безопасность внутри собственных границ, породила множество сомнений и предположений о том, что теракт мог быть организован кем-то из властных кругов с целью сплочения разобщенной нации. Впрочем, эта версия не является превалирующей. В-третьих, сама возможность этих терактов вызвала повышенный интерес к внутрииранским проблемам, которые могли побудить иранских граждан примкнуть к ИГ и осуществить теракт на территории своей страны.

 

Экономика

Межарабский кризис для иранской экономики сыграл положительную роль, так как Иран, быстро отреагировав, стал поставлять в Катар продукты питания. Так, глава ассоциации сельскохозяйственных производителей Реза Нурани заявил о готовности поставлять в Катар продовольствие, которого на данный момент в Доху поставляется по 1100 т в день.

В июне было открыто движение судов между индийским портом Кандла и иранским Чабахар – одним из ключевых узлов международного транспортного коридора «Север-Юг» (из Кандлы отправлен контейнер с рисом).

Иранские авиакомпании продолжили действия по обновлению авиапарка. Так, Aseman Airlines подписала с американской Boeing контракт на поставку 30 самолетов Boeing 737 MAX с последующим рассмотрением возможности покупки еще 30 самолетов. Поставки первых самолетов планируется начать с 2022 г. Иранская Zagros Airline, в свою очередь, подписала с Airbus меморандум о приобретении 28 самолетов этой компании.

На полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) между Россией и Ираном вновь были подписаны соглашения в рамках сделки «нефть в обмен на товары», согласно которой предполагаются поставки Ираном в Россию 100 тыс. барр. нефти в сутки (5 млн т/год), российские трейдеры будут участвовать в сбыте иранской нефти в обмен на поставки российских товаров. Сделка обсуждалась еще в 2014 г., но тогда стороны решили, что необходимость в ней отпала в связи с новостями о снятии санкции с Ирана в 2016 г.

 

Внутренняя политика

Внутренняя политика в июне во многом находилась под влиянием внешних событий. В июне дискуссии по внутриполитической повестке затмил кратковременный шок теракта, сплотивший страну. Даже не согласные с политикой властей проявляют единство в том, что касается угроз безопасности нации в целом, не обвиняя при этом действующее правительство. Сразу после теракта в социальных сетях даже появились сообщения о том, что если противники команды умеренных политиков во главе с Рухани попробуют использовать национальную трагедию для того, чтобы упрочить свои позиции, это будет сродни измене.

При этом накал борьбы между умеренными/реформистами и консерваторами не снижается. В международный День Кодс, когда Рухани шествовал вместе с процессией, группа ультраконсерваторов, подойдя вплотную, атаковала его обидными слоганами, говоря о сходстве с первым президентом Исламской республики Абольхасаном Банисадром, бежавшим из страны. Рухани в период своего президентства призывал к тому, чтобы иранцы перестали использовать «варварские» слоганы «смерть Америке!», «смерть Израилю!», и противники использовали это в своих выкриках 23 июня, называя его «американским шейхом». Впрочем, на пользу ультраконсерваторам это не пошло, и некоторые из них даже поспешили дистанцировать себя от группы скандирующих в тот день людей. Сторонники же Рухани мобилизовались в поддержку президента в социальных сетях.

Дата инаугурации Рухани, одержавшего победу на выборах 19 мая, назначена на 5 августа, и сразу после этого президенту предстоит сформировать кабинет, кандидатуры в который уже активно обсуждаются. Правда, несмотря на обещания существенно омолодить команду, возраст претендентов разительно не отличается от состава действующего кабинета.

 

***

В июне 2017 продолжило нарастать противостояние между Ираном и США. Напряженность в регионе также усилилась после майского арабо-мусульмано-американского саммита и последующего раскола между странами ССАГПЗ, в котором Иран, Турция и косвенно – Россия поддержали Катар. Иран успешно вклинился в создавшийся зазор противоречий между своими арабскими соседями, которые во главе с Саудовской Аравией согласились укрепить арабо-американский антииранский альянс.

Кратковременный шок после теракта быстро рассеялся, заставив Иран обратить более пристальное внимание на внутреннюю безопасность и выведя Тегеран в ранг еще более активных игроков в Сирии за счет нанесения ракетных ударов по позициям ИГ в Сирии.

 

Ю.Свешникова

Турция: июнь 2017 г. (дайджест)

 

Июнь 2017 года можно охарактеризовать замедлением как внутри-, так и внешнеполитических процессов в Турции. На внешнеполитическом фронте самой обсуждаемой и значимой стала ситуация вокруг Катара. В свою очередь во внутренней политике можно отметить задержание ряда высокопоставленных чиновников по подозрению в связях с Гюленом, а также лишение гражданства 130 человек по той же причине.

Турция и Россия

2 июня правительство Российской Федерации издало постановление, отменяющее ряд санкций в отношении Турции, наложенных после инцидента с российским Су-24 в ноябре 2015 года. Среди утративших силу ограничительных мер числится запрет на деятельность турецких фирм в сфере строительства зданий, инженерных сооружений, туристических услуг, обработку древесины и так далее. Кроме того, был снят запрет на импорт некоторых наименований турецкой сельхозпродукции, это: груши, яблоки, виноград, клубника, замороженное мясо кур и другие. Томаты, являющиеся ключевой позицией турецкого сельскохозяйственного экспорта, по-прежнему находятся под запретом.

По сообщениям СМИ, в начале июня делегация «Рособоронэкспорта» посещала Турцию. В ходе поездки были обсуждены технические детали, касающиеся поставок российских ЗРК С-400 «Триумф» в Турцию. Подписание контракта пока ожидается. Интересно, что многие выражали скепсис по поводу такого рода сотрудничества между двумя странами. Впервые вопрос закупок обсуждался на встрече Путина и Эрдогана в Москве 10 марта 2017 года. Тем не менее, высказывались предположения о том, что инициатива турецкой стороны связана, прежде всего, с желанием продемонстрировать Вашингтону независимость, а также о том, что Турция не сможет без каких-либо последствий закупать российские системы ПВО, будучи страной-членом НАТО. Сейчас можно видеть, что турецкое руководство, по всей видимости, настроено серьёзно.

Внутриполитическая обстановка

В Турции всё ещё сохраняется режим чрезвычайного положения (он был введён ещё летом 2016 года после попытки государственного переворота). На этом фоне турецкое руководство продолжает укреплять свою власть, что выражается в увольнениях и других мерах в отношении служащих, имеющих связь с проповедником Фетхуллахом Гюленом, который, по заявлениям официальной Анкары, является организатором июльского переворота.

Так, 17 июня по подозрению в причастности к перевороту был задержан главный советник премьер-министра страны Йылдырыма. Ранее по той же причине был задержан глава местного представительства международной правозащитной организации Amnesty International.

Кроме того, в МВД Турции сообщили, что руководство страны запустило процесс лишения гражданства 130 человек, среди которых исламский проповедник Фетхуллах Гюлен. Большинство из них подозреваются в причастности к попытке июльского переворота, однако гражданства также будут лишены некоторые депутаты прокурдской Демократической партии народов.

Интересно, что в отличие от, например, России, где конституция не предусматривает лишения гражданства ни при каких обстоятельствах, в статье 66 Конституции Турции говорится о возможности лишения человека гражданства в случае, если он совершает действия, несовместимые с верностью Родине. Таким образом, действующей власти удаётся максимально ослабить какую бы то ни было оппозицию в стране.

Помимо всего прочего, в Турции, непосредственно соседствующей с погрязшей в конфликте Сирией, продолжается борьба с терроризмом. Так, по заявлению премьер-министра страны, за последние девять месяцев турецким спецслужбам удалось предотвратить 360 терактов и задержать 1068 террористов.

Ситуация вокруг Катара

5 июня противоречия по поводу влияния на Ближнем Востоке вылились в разрыв дипломатических отношений с Катаром ряда арабских государств, среди которых: Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия (к ним также присоединились Мальдивы). Позже Катару были направлены требования, выполнение которых необходимо для снятие блокады. Среди них числится требование закрыть Турецкую военную базу на территории страны.

Изначально Турция заняла примирительную позицию: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя блокаду, отметил, что турецкое руководство огорчено ситуацией, а также призвал при любых обстоятельствах сохранять диалог между государствами. Однако позже президент Турции раскритиковал изоляцию Катара, назвав такие действия «бесчеловечными и противоречащими исламским ценностям».

Анкара продолжила осуществлять и даже укреплять военное сотрудничество с Дохой: 9 июня Эрдоган одобрил закон об отправке военных в Катар. Между двумя странами было также заключено соглашение о сотрудничестве в обучении военных, Турция, в свою очередь, обязалась обеспечить поставки продовольствия и воды в регион. Уже 19 июня начались совместные военные учения двух стран.

Очевидно, что деятельность Анкары может негативно сказаться на ситуации. Тем не менее, действия турецкой стороны демонстрируют, что она пытается сформировать свой собственный круг союзников, и подтверждают её имперские амбиции. Сотрудничество с Катаром позволит ей не только укрепить собственное влияние за счёт могущественного партнёра, но и создать новый центр силы в регионе.

Отношения с Западом

Отношения с западными государствами по-прежнему сохраняют довольно холодный характер.

16 июня стало известно, что полиция США выдала ордер на арест охранников Эрдогана после их участия в массовой драке с курдскими демонстрантами в ходе визита турецкого президента в Вашингтон. Руководство Турции негативно охарактеризовало решение, отметив, что будет бороться с ним «политическими и правовыми методами».

Германия в этой связи запретила охранникам Эрдогана посещать саммит G-20 в Гамбурге, который пройдёт с 7 по 8 июля 2017 года. Кроме того, немецкие власти также запретили президенту Турции провести встречу со своими сторонниками в ходе визита в ФРГ по случаю участия в саммите, обосновывая это невозможностью обеспечить безопасность политика. Негативные тенденции в двусторонних отношениях также можно было наблюдать и в вопросе военной базы Инджирлик. В конце июня депутаты немецкого бундестага проголосовали за решение о передислокации немецких военных с турецкой базы Инджирлик в Иорданию. Ранее, между Берлин и Анкарой возник конфликт по поводу отказа немецким парламентариям в посещении контингента военнослужащих Германии, находящихся на службе в Турции.

28 июня в Швейцарии стартовал новый раунд переговоров по кипрскому урегулированию, в которых принимает участие Турция. Министр иностранных дел Турции, оценивая ход переговоров, заявил, что они являются последними, объясняя это тем, что, если не будет достигнуто никакого соглашения, то смысла в дальнейшем разрешении вопроса нет. Тем не менее, в СМИ появилась информация о том, что ООН намерена вывести свой миротворческий контингент с острова, который находится там с 1963 года, что даёт надежды на положительный исход встречи.

***

Характер политики действующего турецкого руководства продолжает сохранять характер, направленный на укрепление как внутреннего, так и внешнего лидерства. Увольнения и задержания постепенно становятся нормой политической жизни страны. Турецкое руководство постепенно избавляются от всех, кто представляет хоть малейшую угрозу его власти.

Провозглашенный когда-то прежним премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу курс на поворот в сторону Востока проявляет себя во всей красе: Анкара постепенно налаживает и расширяет сотрудничество с Москвой, укрепляет партнёрство с Катаром, формируя новый центр силы в регионе, и в то же время сохраняет довольно напряжённые отношения с Западом, при этом не отказываясь от него.

Что касается кипрского урегулирования, то его положительный исход – в случае его достижения – благоприятно скажется не только на международном имидже Турции, но и избавит её от одного из камней преткновения в отношениях с Евросоюзом.

В.Аватков, А.Финохин

Арабские страны: июнь 2017 г. (дайджест)

Июнь для арабских стран на Ближнем Востоке прошел под знаменем сразу нескольких ключевых (по масштабу, резонансу и глубине последствий) событий, среди которых – развернувшийся кризис вокруг Катара с прямым или косвенным участием всех осевых игроков в регионе; передача Египтом островов Тиран и Санафир под юрисдикцию Саудовской Аравии; назначение Мухаммеда бин Сальмана наследником престола в КСА; агрессия США против сирийского бомбардировщика на территории САР. Более активное вмешательство институтов ООН в Йеменский конфликт и принятие новой конституции Ливана на этом фоне оказались менее заметны, но значение этих кейсов для регионального политического процесса не стоит приуменьшать.

 

Катарский кризис

 

В начале месяца (5 и 6 июня) Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Египет, Йемен, Ливия, Мальдивы, Маврикий, Мавритания и Коморские Острова разорвали дипломатические отношения с Катаром, сопроводив это решение фактической сухопутной, авиа- и морской блокадой со своей стороны. Государства обвинили Катар в дестабилизации региона, утверждая, что страна медийно и финансово поддерживает сразу несколько террористических формирований. После чего Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет предпринимали дополнительные индивидуальные меры воздействия на катарское руководство.

Банки ОАЭ прекратили свое участие в торгах в Катаре, что резко замедлило оборот финансовой системы эмирата. Власти Объединённых Арабских Эмиратов запретили своим гражданам выражать поддержку или симпатии Катару. Публичное выражение сочувствия и симпатий Катару в соцсетях приравнивается к «киберпреступлению» и покушению на «национальное единство и стабильность» и грозит нарушителям тюремным сроком от 3 до 15 лет, штрафом в размере 500 тыс. эмиратских динаров ($ 136 тыс.).

Власти Египта обратились с требованием к «Интерполу» обеспечить экстрадицию из других стран около 400 «террористов», включая 26 человек, которые находятся на территории Катара. Поскольку данные лица причастны к террористическим актам и их финансированию, и заочно приговорены египетским судом к различным срокам тюремного заключения.

В Саудовской Аравии был издан приказ о полном удалении из учебных программ и библиотек школ, колледжей и вузов книг президента Всемирного союза мусульманских ученых, шейха Юсуфа Кардави, проживающего на данный момент в Катаре, выступающего на данный момент в роли главного идеолога движения «Братья-мусульмане» (запрещенного в Российской Федерации).

Далее 8 июня данные арабские страны распространили список, где в качестве «террористических» указываются 59 частных лиц и 12 организаций, находящихся в Катаре или спонсируемых этой страной. Список включает 18 физических лиц, граждан Катара: бизнесменов, политиков и даже членов правящей в эмирате семьи аль-Тани.
Следующий этап эскалации произошел 22 июня, когда КСА, ОАЭ, Египет и Бахрейн предъявили Катару список претензий из 13 требований, выполнение которых в десятидневный срок позволило бы Дохе нормализовать отношения с указанными странами. В данном списке указывается предоставление информации о способах поддержки террористических группировок; выдача лиц, получивших катарское подданство, из ранее опубликованного списка «террористического списка» в страны происхождения;  закрытие телеканала Al Jazeera и ассоциированных с ним медиа-структур; снижение уровня дипотношений с Ираном; полный разрыв связей с исламистской организацией «Братья-мусульмане» и ее многочисленными ответвлениями в регионе; необходимость прекращения военного присутствия Турции на катарской территории.

На данном временном отрезке тактика «нажима» оказалась не в состоянии продемонстрировать свою эффективность. Проблема продовольственного и товарного обеспечения была решена за счет Турции и Ирана. Пустые полки и очереди в супермаркетах были краткосрочным следствием общественной паники. Обращение эмира к населению оказало благотворное воздействие на целевую аудиторию, сплотив общество вокруг своего лидера.

Продемонстрировав готовность к сотрудничеству и совместному разрешению кризису катарские власти не стали предпринимать симметричные меры по высылке иностранных граждан со своей территории и приняли у себя делегацию из Кувейта, который взял на себя роль миротворца.

Однако затем Катар также успешно показал, что не собирается примерять на себя роль жертвы, обвинив власти Объединённых Арабских Эмиратов в поддержке организаторов терактов 11 сентября 2001 года в США, отметив участие подданных ОАЭ среди угонщиков самолетов, и упоминание Абу-Даби в специальном докладе Конгресса США по терактам 9/11, где говорилось об участии представителей правящей в Эмиратах семьи в «отмывании денег» для террористов.
Охарактеризовав требования, предъявленные для восстановления дипломатических отношений, как нереалистичные и направленные на нарушение суверенитета страны, катарцы также умело использовали «анкарский актив» для упрочения своей позиции в данном диспуте.  Анкара очень четко дала понять, что не собирается отказываться от своего намерения разместить 5000 турецких военнослужащих на базе в Катаре. Так, президент Турции Р.Т. Эрдоган назвал изоляцию Катара «бесчеловечной и противоречащей исламским ценностям». В то время, как телефонный разговор с президентом Ирана Х. Роухани в день окончания священного месяца Рамадан и встреча лиц из руководства страны с шейхом Ю. Кардави выступают в качестве наглядного ответа на ультиматум «антикатарского блока».

Одновременно катарским руководством проводится политика по недопущению ассоциирования Вашингтона лишь с одной из сторон конфликта. Так, министр обороны США Дж. Мэттис и глава МИД Катара Х. аль-Атыйя подписали письмо о продаже Катару 36 истребителей F-15QA на сумму около 12 млрд долларов. Кроме того, было объявлено, что Катар и США намерены провести совместные учения ВМС двух государств.

В этой ситуации министр иностранных дел Саудовской Аравии А. аль-Джубейр, находясь в Вашингтоне, 13 июня был вынужден выступить с менее радикальных позиций, заявив о готовности королевства направить продовольственную и медицинскую помощь Катару, если это необходимо, назвав введенные против эмирата меры бойкотом, а не блокадой.

Несмотря на подчеркнуто нейтральную позицию Москвы в конфликте, американскими СМИ была сделана попытка представить ее в качестве действующего участника. Телеканал CNN со ссылкой на источники в разведке США выступил с утверждением, что именно российские хакеры получили доступ к системам государственного информационного агентства Катара и разместили там сфабрикованную новость, что частично спровоцировало скандал и последовавший разрыв дипломатических отношений между этой страной и рядом других арабских государств. На это сообщение отреагировал министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, назвав CNN средством массовой дезинформации, которое подрывает собственную репутацию.
Тем не менее, работа по прояснению позиций сторон ведется, и 16 июня специальный представитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел М.Ю. Богданов принял аккредитованных в Москве послов Объединенных Арабских Эмиратов, Арабской Республики Египет, Королевства Бахрейн и временного поверенного в делах Королевства Саудовская Аравия по их просьбе.

 

Саудовская Аравия

 

21 июня произошло довольно важное событие, способное оказать значительное влияние на ситуацию не только в крупнейшем нефтедобывающем государстве мира – Саудовской Аравии, но и на всем Ближнем Востоке. Принц Мухаммед бен Сальман был официально объявлен наследником саудовского престола и назначен первым вице-премьером, сохранив при этом за собой пост министра обороны и статус реформатора экономической модели королевства. Приход к власти молодого наследника встречен позитивно не только на уровне молодых принцев-внуков основателя государства, но и большинством населения КСА, которое составляет молодежь в возрасте до 25 лет.

Принца принято характеризовать, как неолиберала в экономической и социальной жизни страны (уже сейчас в КСА ограничиваются полномочия религиозной полиции, расширяется культурное поле подданных королевства – проводятся фестивали и концерты) и авантюриста в вопросах внешней политики (Йеменская кампания, эскалация напряженности в отношениях с Катаром, Сирией, Египтом и Ливаном считаются итогами именно его политического курса).

Следующий шаг в иерархии власти, а именно вступление на престол, может произойти в относительно скором времени, по причине слабого здоровья нынешнего короля, которое ведет к неспособности исполнять свои обязанности.

 

Йемен

 

В конце месяца ООН распространила коммюнике, в котором выражается озабоченность планами коалиции под руководством Саудовской Аравии распространить боевые действия на территории, прилегающие к красноморскому порту Ходейда, поскольку подобные акции могут увеличить потери среди гражданского населения, провоцируя новый виток гуманитраной катастрофы в стране.

Через порт Ходейда осуществляются поставки до 80% всех грузов, прибывающих из-за рубежа, прежде всего, продовольственных, в блокируемый силами аравийской коалиции, Северный Йемен. Ранее ВМС КСА перенаправляли суда, идущие в Йемен с продуктами питания и товарами первой необходимости, в саудовский порт Джидду.

Ключевое геостратегическое положение порта (единственный транспортный путь, связывающий Северный Йемен с остальным миром; контроль проливной зоны Баб эль-Мандеба) объясняет почему каждая из сторон конфликта стремиться закрепиться в этой точке. Саудовцам контроль над портовой зоной также должен облегчить задачу по охране танкерных судов, идущих через пролив и подвергающихся атакам повстанцев-хоуситов. Например, в начале июня обстрелу подверглось судно, следовавшее в районе острова Перим, который с 2015 года контролируют войска саудовской коалиции.

Тем временем, в стране продолжает деградировать гуманитарная обстановка. По сообщениям ЮНИСЕФ и ВОЗ, общее количество жителей Йемена с подозрением на холеру превысило 200 тысяч. От холеры за два месяца – столько времени понадобилось болезни, чтобы распространиться во всех регионах страны – в охваченной гражданской войной стране скончались 1300 человек, четверть от этого числа составляют дети.

 

Воздушное пространство

 

18 июня американский самолет сбил сирийский бомбардировщик Су-22, который, по заверениям американской стороны, наносил удары по позициям СДС («Сирийские демократические силы»), но не террористов. После данного инцидента Москва заявила о прекращении использования системы связи с Вашингтоном по предотвращению столкновений в воздушном пространстве Сирии. Однако позже полковник ВС США Райан Диллон, представитель коалиции, сообщил, что данная система коммуникации с Россией «открыта и действует». Это свидетельствует о прагматичной позиции Москвы и возможных негласных установках на воздержание от эскалации напряженности в двусторонних отношениях до встречи президентов на саммите G20 в Гамбурге.

Также после атаки американцев на сирийский бомбардировщик представитель Министерства обороны РФ выступил с заявлением, согласно которому в районах выполнения боевых задач российской авиацией в небе Сирии любые воздушные объекты, включая самолеты и БПЛА международной коалиции, обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными и воздушными средствами противовоздушной обороны в качестве воздушных целей.

Между тем в Ираке и Сирии наблюдатели продолжают фиксировать многочисленные нарушений норм гуманитарного права со стороны авиации возглавляемой США коалиции. Так, на юго-востоке сирийской провинции Эль-Хасака, где в рамках борьбы с ИГ самолеты коалиции нанесли авиаудары, погибли 12 мирных жителей. Международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала США отказаться от использования в ходе боевых действий фосфорных боеприпасов из-за повышенной опасности, которую влечет их применение, для жизни и здоровья гражданского населения.

По данным ООН, которые, по оценкам наблюдателей из других организаций, являются заниженными, с начала захвата боевиками ИГ Ракки в 2014 году жертвами воздушных рейдов на город, включая авиацию американской коалиции, стали более 300 мирных жителей; также 160 тысяч мирных жителей Ракки и расположенных рядом населенных пунктов (например, Айн-Исса) были вынуждены покинуть свои дома.

Напряжение сохраняется также на отдельных участках сирийско-израильской границы. Преднамеренные провокации боевиков, а также ошибки сирийских наводчиков, в ходе которых артиллерийские снаряды разрываются на территории Израиля, заканчиваются ударами израильских ВВС по местам, откуда велся обстрел. Так, в результате воздушного удара от 24 июня, когда были уничтожены два танка и крупнокалиберный пулемет террористов.

Ирак

 

19 июня иракский премьер-министр Х. аль-Абади посетил Саудовскую Аравию, где был принят в Мекке наследным принцем и министром обороны королевства Мухаммедом бен Сальманом. Вопросы развития двустороннего экономического сотрудничества и борьбы с терроризмом стали повесткой дня. По итогам визита было выпущено комплексное коммюнике, подчеркивающее совпадении взглядов сторон по многим вопросам, и общность вызовов и угроз для двух стран.

Уже на следующий день Х. аль-Абади в Тегеране обсудил с высшим иранским руководством проект строительства нового газопровода между двумя странами и планы по преодолению последствий «навязанной войны» 1980-1988 гг.

Подобное распределение визитов подтверждает тезис о том, что растущая зависимость Багдада от влияния Тегерана провоцирует иракское руководство на диверсификацию связей в другом политическом лагере.
Операция по освобождению Старого Мосула выходит на заключительный отрезок финишной прямой. Последний оплот боевиков ИГ в этом городе сократился до 1% исторической части Мосула. Приурочить завершение операции к окончанию священного месяца Рамадан не получилось так же, как срывались все предыдущие «дедлайны». Бои за город оказались тяжелым испытанием для иракских ВС даже при активной поддержке со стороны авиации США, в том числе на территории старого города. Символичным событием стало уничтожение мечети

«Ан-Нури» с её «падающим» минаретом, которая выступала эмблемой могущества ИГ, где в июле 2014 года было провозглашено создание «халифата». Информагентства обеих сторон перекладывают ответственность за разрушение комплекса друг на друга.

Сирия

 

С неизбежными, но ограниченными по масштабу и продолжительности, нарушениями продолжает функционировать режим прекращения огня в четырех зонах деэскалации, чье формирование и выполнение «спонсировали» Россия, Турция и Иран. По словам Министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова, одной из принципиальных задач реализации инициативы о создании зон деэскалации выступает полное прекращение боевых действий между правительством Сирии и вооруженной оппозицией, поскольку данный проект напрямую способствует размежеванию оппозиции и террористических группировок.

Среди рисков данного соглашения, которые упоминались в дайджесте за май 2017 г., в долгосрочной перспективе отдельное беспокойство вызывает де-факто узаконивание территорий в САР, которые согласно соглашению освобождаются от любого административного контроля и управления со стороны Дамаска. Исламистская идеология и силы вооруженных группировок  с равной степенью вероятности могут оказаться дестабилизационным и объединяющим фактором для подобных анклавов. Во втором случае целостность страны снова ставится под вопрос.

На фоне практической эскалации напряженности в отношении Сирии западные страны ограниченно снижает риторическую. Посол США в России Дж. Теффт выступил с заявлением, в котором признал, что немедленный ухода из власти президента Сирии Б. Асада не является самоцелью, и что на период политического транзита он сможет находиться во главе страны. Еще дальше в своих формулировках позволил себе зайти президент Франции Э. Макрон, который 21 июня заявил, что он больше не делает «смещение Асада предварительным условием для всего», поскольку не видит «никого в качестве его легитимного преемника».

Правительственные войска и отряды ополченцев в июне продолжают закреплять и развивать успех на фронтах: были отбиты попытки террористов ИГ вернуть под свой контроль нефтяные и газовые колодцы в 40 км к северу от Пальмиры, освобожден населенный пункт Аль-Будах в провинции Хомс, группировка правительственных сил была увеличена на южном участке сирийско-иракской границы.
Параллельно с военными успеха продолжает развиваться дипломатическая составляющая процесса нормализации. Так, 21 июня в течение суток подписано 100 соглашений о присоединении к режиму прекращения боевых действий населённых пунктов в провинции Алеппо. Данная цифра рекордом процесса примирения в САР. Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения по всей стране, к концу месяца увеличилось до 1864.

 

Египет

 

Солидарность с решением Верховного командования ВС САР о прекращении боевых действий в городе Дараа на 48 часов в поддержку национального примирения выразили несколько арабских стран, в том числе и МИД Египта.

Непротиворечивая позиция руководства АРЕ по вопросам борьбы с терроризмом стимулирует Москву к укреплению союзнических отношений с Каиром. В июне практическая сторона российско-египетского партнерства нашла свое выражение в поставках первой партии из совокупного заказа на три полка ЗРС «Антей-2500».

Однако главным событием этого месяца для Египта стала ратификация Президентом А. Ф. ас-Сиси соглашения о демаркации морской границы с Саудовской Аравией, что означает вступление в силу договора, в рамках которого Саудовской Аравии отходят острова Тиран и Санафир в Красном море. После ратификации соглашения египетским парламентом, Высший конституционный суд Египта приостановил исполнение всех вынесенных ранее судебных решений по этому вопросу, поскольку в начале года Верховный суд Египта, вердикт которого не подлежит обжалованию, признал передачу островов недействительной.

Передачу «красных островов» Каир классифицирует как возвращение территорий под изначальную юрисдикцию, поскольку острова принадлежат королевству, а под защитой Египта они находились по просьбе саудовцев с 1950 года. В таком контексте соглашение формально не противоречит конституции страны. Тем не менее, данная проблематика дополнительно поляризует египетское общество, так как «улица» трактует соглашение как обмен национальных территорий на финансовую помощь. Этот шаг точно не добавил популярности нынешней администрации, которую обвиняют ужесточении методов контроля над населением и неспособности справится с социально-экономическим кризисом, раздирающим государство.

 

Ливан

 

16 июня депутаты парламента Ливана приняли новый избирательный закон, на основе которого будут проведены всеобщие выборы в мае 2018 г. Голосование состоится на основе пропорциональной избирательной системы по 15 округам. Достигнутый компромисс между мусульманскими и христианскими политиками стал еще одним шагом на пути укрепления внутренней стабильности в Ливане и может послужить примером юстиционного и политического консенсуса для сирийского народа, которому вскоре предстоит сделать аналогичный выбор по реформе национального Основного закона.

 

***

Переход кризиса вокруг Катара в затяжную фазу означает устойчивую позицию руководства полуостровного эмирата, что свидетельствует в пользу теории о скором наступлении этапа «торга» в противовес этапу «кавалерийской атаки». Маловероятной представляется ситуация с выполнением требований и уже 2 июля по крайней мере одна из сторон будет вынуждена пересматривать правила игры. В июле также стоит ожидать завершение освобождения Мосула, и дальнейшего продвижения сирийских проправительственных сил и коалиции СДС в своей борьбе против террористических группировок. Также в ближайшем будущем будет продолжаться ограниченное потепление в египетско-саудовских отношениях, запущенное новой американской администрацией. Однако системным и долгосрочным этот процесс назвать нельзя, поскольку базовые противоречия в двусторонней повестке решены не были, а лишь временно отодвинуты на второй план.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Иран: май 2017 (дайджест)

В мае 2017 г. в Иран сконцентрировался на самом важном событии – президентских выборах, которые состоялись в пятницу, 19 мая. Кроме этого, случилось несколько происшествий природного характера – землетрясений и взрыва на каменноугольной шахте. На международном уровне был подписан меморандум о зонах деэскалации в Сирии, где Иран является одним из гарантов перемирия наряду с Россией и Турцией. Несмотря на активную политику правительства Хасана Рухани, многие процессы были заморожены до обнародования результатов выборов.

 

Президентские выборы

После третьего раунда дебатов свои кандидатуры с участия в гонке сняли мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, отказавшийся в пользу коллеги по партии Ибрахима Раиси, и вице-президент Эсхаг Джахангири – в пользу президента Хасана Рухани. Таким образом, 19 мая избиратели выбирали из четырех кандидатов, основными среди которых остались Рухани и Раиси. Из обладающих активным избирательным правом 56 млн. человек в выборах приняли участие около 40 млн.

Хасан Рухани одержал победу, набрав 57% (23 млн. 549 тыс. 616 голосов). Однако то, что совсем недавно назначенныйна свой пост руководитель Фонда Астан-е Кодс-е Разави Раиси набрал 38,5% (15 млн. 786 тыс. 449 голосов), нельзя оставить незамеченным. Несмотря на то, что духовный лидер воздерживался от выражения предпочтений в пользу кого-либо из консервативных кандидатов, избиратели, в основном относящиеся к наиболее религиозной части населения, решили, что поддержка Раиси совпадает с позицией рахбара. У Раиси не было четкой программы, как и у других, что пришли составить общий фон выборов и выразить поддержку или оппозицию Рухани. Примечательно, что один из самых религиозных городов Ирана – Мешхед, где базируется Астан-е Кодс – не выказал единогласной поддержки Раиси, который совсем недавно придя на пост руководителя, приостановил региональные программы, начатые его более реформистским предшественником. И тем не менее, прошедшие выборы показали, что раскол между реформистами и консерваторами будет только усиливаться, а для критики Рухани использованы все возможные поводы, независимо от причастности администрации к возникновению тех или иных проблем.

В результате этих выборов политическая карьера Галибафа, вероятно, подошла к концу. Разоблачения, на которые во время дебатов обратили внимание Рухани и Джахангири, и побудившие его снять свою кандидатуру, подточили и его репутацию. А городской совет Тегерана, избранный также 19 мая в реформистском составе, вряд ли продлит полномочия консервативного мэра.

В ходе дебатов неоднократно поднимался вопрос занятости населения, и эта проблема по-прежнему стоит перед правительством Рухани, являясь и корнем других социально-экономических проблем.

Несмотря на широкое празднование победы Хасана Рухани на прошедших выборах, он все же преимущественно остается плохим вариантом среди более худших. К тому же среди поддержавших действующего президента немало тех, кто намеренно отдал голос Рухани, чтобы не допустить победы Раиси.

 

Происшествия

3 мая в каменноугольной шахте «Земестан юрт азадшехр» в провинции Голестан в результате взрыва газа погибли 43 шахтера и 70 получили ранения.

В результате землетрясения 11 мая в провинции Ардебиль на северо-западе Ирана были ранены 11 человек.

13 мая в результате землетрясения в провинции Северный Хорасан погибли 2 человека 400 ранены.

 

Международное сотрудничество

Французский Citroen официально вернулся на иранский рынок спустя 39 лет.

На заводе Iran Khodro началось массовое производство автомобилей Dena Plus и Peugeot 2008 совместно с французской компанией Peugeot, 30% этих автомобилей пойдут на экспорт.

6-9 мая в Тегеране прошла Международная выставка нефтегазовой и нефтехимической промышленности. По данным на май 2017 г. Иран добывает 3 млн. 800 тыс. баррелей нефти и 885 млн. кубометров в день и планирует довести эти объемы до 4 млн. 50 тыс. баррелей и 1 млрд. 100 млн. кубометров в день соответственно.

Иранский перевозчик Iran Air получил в распоряжение четыре новых самолета ATR 72-600, произведенные во Франции.

В Бонне был открыт офис по научно-техническому сотрудничеству между Ираном и Европой.

 

Мировая политика

В мае 2017 г. в международном масштабе продолжились дискуссии по поводу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) – в США о необходимости последовательного участия в соглашении и продлении освобождения Ирана от санкций, в Иране – о том, насколько оно отвечает интересам иранцев. По поводу продолжения участия Ирана в СВПД при прочих равных сомневаться не приходится, даже если бы на выборах победил представитель консерваторов Раиси, а обсуждение выгод, которые Ирану приносит соглашение, происходит фактически на уровне риторики, а не формулирования плана действий.

4 мая в Астане представителями России, Турции и Ирана, выступающими гарантами перемирия, был подписан меморандум о четырех зонах деэскалации в Сирии. До конца мая должно было быть произведено разделение картографических контуров этих зон. Согласно меморандуму, предполагается создание безопасных районов вдоль зон деэскалации для предотвращения прямого военного противостояния.

 

***

После опубликования результатов выборов, на которых победил действующий президент, стало понятно, что в той или иной степени в Иране продолжится умеренный курс предыдущей администрации с поправкой на усиленную критику проигравших, но показавших высокие результаты консерваторов. В то же время победа реформистов не означает коренных изменений во внешней политике, особенно при текущем курсе Дональда Трампа. За второй срок Рухани Иран вновь сделает попытку привлечь больше иностранных инвестиций как для развития своей нефтегазовой промышленности, так и для того, чтобы дать толчок экономике в других областях. Благодаря ряду сближающих факторов, также может наблюдаться умеренное укрепление российско-иранских отношений.

Ю.Свешникова

«Доха против всех»

5 июня 2017 г. Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия разорвали дипломатические отношения с Катаром. Крупнейшие арабские авиакомпании Emirates и Etihad Airways (ОАЭ), Saudia (КСА), Gulf Air (Бахрейн) и Egypt Air (Египет) прекратили воздушное сообщение с Дохой.

 

Противостояние за роль руководящего центра наиболее влиятельных фондов и организаций, действующих в интересах заказчика с разной степенью легальности, между Эр-Риядом и Дохой долгое время находилось в стадии пассивного негативизма. Влияние основного реципиента спонсорской поддержки Катара и одновременно его главного международного проекта, а именно организации «Братья-мусульмане», на политический процесс на Ближнем Востоке мешает устремлениям сразу нескольких ключевых игроков в арабском мире, как традиционных, представленных Египтом и Ливией, так и нарождающихся в лице Саудовской Аравии и ОАЭ.

При этом ранее хорошим тоном для данного противостояния считалось проведение политики «не выносить сор из избы», в чем были заинтересованы обе стороны холодного конфликта. В случае неприятия действий одной из сторон, другая стремилась передать надлежащий сигнал по непубличным каналам, демонстрируя миру единство арабских монархий в рамках формата ССАГПЗ. Таким образом, степень напряженности в отношениях вычислялась лишь по косвенным признакам – например, столкновениям соответствующих «proxy-» группировок на сирийско-иракском, ливийском и египетском театрах боевых действий.

Однако во второй половине мая 2017 г. сторона, которую в этом противостоянии условно можно характеризовать как «просаудовский блок», пошла на прямую эскалацию отношений. Известные медиа-холдинги  «Аль-Арабия» и «Скай ньюз Арабия», принадлежащие королевской семье, развернули информационную кампанию против Дохи, в ходе которой бывшего эмира Хамада бен Халифу обвиняли в сговоре с бывшим лидером ливийской Джамахирии М. Каддафи и экс-президентом Йемена А. Салехом против саудовской монархии. Принимая во внимание дискуссионный характер подлинности материалов, важно отметить, что масштаб и публичность подобных сигналов свидетельствует о серьезности намерений Эр-Рияда.

Нынешняя эскалация в отношениях имеет явно выраженную периодизацию. Так, в качестве следующего этапа можно рассматривать запрет властей ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (были заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.) с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации».

Подобная постепенность действий, с четко выраженной градацией (каждый следующий шаг оказывался обстоятельней предыдущего) подразумевает наличие определенных требований к катарскому руководству, невыполнение которых провоцирует более серьезный нажим.

Приоритетными требованиями Египта и Ливии является прекращение поддержки ассоциируемых с Дохой вооруженных формирований на Синае и северо-востоке Ливии.  В то время как для Саудовской Аравии главным лотом, безусловно, выступает снижение уровня партнерских отношений с Ираном. Об этом достаточно прямолинейно намекают материалы саудовских СМИиК, где ранее публиковалась неподтвержденная впоследствии никем информация о переговорах на территории Ирака между министром иностранных дел Катара М. бен Абдель Рахманом и командующим специальным подразделением корпуса стражей исламской революции «Кодс» генералом Касемом Сулеймани.

Одним из решающих факторов, катализировавшем нынешнее противостояние, оказалась публично бескомпромиссная позиция новой вашингтонской администрации по ряду принципиальных в данном контексте вопросов. Стремление кабинета Д. Трампа укрепить свое положение на Ближнем Востоке за счет внесения позитивных изменений в палестинско-израильское противостояние идет вразрез с ранее деструктивной позицией ХАМАС по этой проблематике. Известная, из-за публичной артикуляции, модальность американского президента к организации «Братья-мусульмане», которая заключалась в позиционировании последней в качестве террористической группировки, послужила сигналом к действию для Каира  Эр-Рияда и Абу-Даби. Подобная невольная, но активная степень вовлеченности США в прежде локальное противостояние выступила для Дохи в качестве «черного лебедя». Смягчение позиции групп влияния по ключевым для Вашингтона вопросам начало происходить еще до саммита в Эр-Рияде (см. «дайджест арабских стран: май 2017»). Стремление к дальнейшему снижению напряженности подтверждалось сообщениями о том, что руководство эмирата выражало готовность депортировать ограниченный круг должностных лиц группировки ХАМАС с территории эмирата с формулировкой «по причине внешнего давления на государство»

В 2014 г. мировая общественность уже становилась свидетелем подобного эпизода с отзывом послов КСА, ОАЭ, Бахрейна из Катара. Урегулирование конфликта заняло около 9 месяцев, статус отношений удалось сохранить на высоком уровне. На сей раз расстановка сил и совокупный баланс факторов отличаются от тех, что наличествовали два года назад. Например, исчезла острая необходимость продемонстрировать единение арабских государств под правильными знаменами по поводу конфликта в Йемене. Воздушная и морская транспортные «блокады» будут способствовать большей сговорчивости беспокойного эмирата.

***

Говорить о намеренном вмешательстве внерегиональных акторов в этот конкретный эпизод противостояния не представляется возможным, поскольку дальнейшая поляризация арабского мира не выгодна ни Москве, ни Вашингтону. США теряют последние надежды на реализацию проекта METO (Middle Eastern Treaty Organization – прообраз НАТО на БВ). России, выступающей с позиций «экспортера безопасности», также не выгодно возникновение дополнительных точек напряженности с высоким конфликтогенным потенциалом. Несмотря на то, что потенциально и та и другая сторона могут быть задействованы в качестве посредников в процессе восстановления, ключи от еще одного ближневосточного кризиса стоит искать как раз на Ближнем Востоке, а именно в Эр-Рияде, Каире, Абу-Даби и Дохе.

Д. Тарасенко

Арабские страны: ноябрь 2016 (дайджест)

Арабские страны: ноябрь 2016 г. (дайджест)

8 ноября 2016 года Дональд Трамп был избран новым президентом США. Это событие, несомненно, стало поворотным и для арабского мира, ведь Вашингтон является одним из крупнейших акторов в регионе. Интересно, что позиции ближневосточных государств относительно будущих возможностей сотрудничества с новым американским президентом оказались непохожими друг на друга. Также ноябрь ознаменовался первым крупным успехами сирийской армии по освобождению города Алеппо с 2012 года. При поддержке российской авиации правительственным войскам удалось взять под контроль восточный район города. По оценкам экспертов, на данный момент очевидно, что террористы будут полностью вытеснены из Алеппо, однако специалисты расходятся во мнении относительно сроков окончания операции по освобождению города.

 

Кем станет Дональд Трамп для Ближнего Востока?

8 ноября 2016 года неожиданно для многих экспертов и обывателей новым главой Белого дома был избран миллиардер Дональд Трамп, известный своими резкими заявлениями в том числе в адрес арабов и мусульман, что не могло не привлечь внимание со стороны как политического истеблишмента, так и широких масс в ближневосточных государствах. Интересно, по данным опроса общественного мнения, проведенного Арабским центром политических исследований (базируется в Вашингтоне) в девяти странах Ближнего Востока (Алжир, Египет, Ирак, Кувейт, Марокко, Иордания, Палестина (Западный берег реки Иордан и сектор Газа), Саудовская Аравия и Тунис)), 65 процентов жителей Саудовской Аравии заявили, победа Хиллари Клинтон положительно скажется на арабскиом регионе.

Победа Дональда Трампа стала большим шоком для лидеров политического ислама как суннитских в лице “Братьев мусульман”, так и шиитских, представленных правящим режимом в Иране. За последние восемь лет страны-представители обоих направлений ислама приложили немало усилий к тому, чтобы научится работать с демократами и выстроили определенные отношения с Вашинтоном. Арабские политики продолжили бы развивать отношения с Хиллари Клинтон, не нуждаясь в политическом повороте на 180 градусов Однако этого не произошло. Дональд Трамп, известный своей враждебностью и недоверием к исламским политическим элитам, имеет четкую антииранской позицию, явно отказываясь от любых позитивных отношений с Исламской Республикой, ведь как он считает Иран главным спонсором терроризма в регионе.

Несмотря на то, что позиция нового президента США по Ирану будет более ясной после того, как он официально вступит в должность, можно с уверенностью констатировать, что в отношении Ближнего Востока Трамп намерен начать жесткую военную политику против всех экстремистских группировок, которые провозглашают религиозные фундаменталистские лозунги, чтобы немедленно устранить их.

Если Иран явно не будет другом или союзником американчев в эпоху ДональдаТрампа, то в отношении сирийского кризиса его позиция более противоречивая. В частности это касается готовности сотрудничать с Россией по сирийскому уригулированию. Трамп считает, что его приоритетом является устранение ИГ (запрещена в РФ) и зачистка территории Сирии от боевиков. Тогда возникает вопрос, как он собирается одновременно работать по Сирии вместе с Москвой, отстранившись от Ирана, и выступать за отказ признавать Башара аль-Асада законным президентом.

При этом Трамп ясно дал понять, что он выступает за прочные отношения с уже привычными нам союзниками Америки на Ближнем Востоке, в том числе с Египтом, Иорданией, ОАЭ, Катаром и Саудовской Аравией. Эти суннитские государства, как представляется, довольны уходом администрации Обамы. Ведь они – особенно саудовцы – воспринимают подписание ядерного соглашения с Ираном как предательство со стороны Вашингтона. Теперь же, антииранская риторика Дональда Трампа дает странам Залива надежду на “восстановление справедливости”.

Избранный президент провел мощную избирательную кампанию, используя противоречивую, но популярную риторику, к примеру, о запрете на въезд в США для мусульман и депортации всех нелегальных иммигрантов. Однако позже он изменил некоторые из своих замечаний, которые были расценены как оскорбительные для мусульман. Но несмотря на это, исламский мир наодится в ожидании новой эры американско-арабских отношений.Те, кто был недоволен политикой Барака Обамы приветствует новую республиканскую администрацию, в то время как те, кто выиграл от его политики будут очень разочарованы, так как политика нового американского президента явно придаст новый импульс активности США в регионе.

 

Сирийская армия заняла ключевые районы Алеппо

  28 ноября 2016 года сирийские правительственные войска и их союзники при поддержки российской авиации захватили контроль над ключевыми районами воточной части города Алеппо. Этот город имеет ключевое стратегиеское значение, так как явлется Сирия крупнейшим экономическим центром Сирии.

С 2012 года Алеппо находится под контролем боевиков ИГ и других террористических групп, и сегоднящние купные успехи сирийской армии по освобождению города ознаменовали поворотный моментом в пятилетнем конфликте. Ведь, если правительственным войскам удасться захватить все восточные районы Алеппо, то правительство президента Башара аль-Асада будет находиться у власти в четырех крупнейших городах страны, а также в прибрежной области. Таким образом, справедливо полагать, что у ИГ и радикальной оппозиции нет шансов удержать ключевые центры страны.

Но несмотря на то, что на сегодняший день стало понятно, что Алеппо находится явно не под контролем демократических сил, порющихся против тирана-Асада, некоторые западные аналитики продолжают критиковать военную операцию сирийской армии в Алеппо.

Так, например, Чарльз Листер, старший научный сотрудник Вашингтонского Института Ближнего Востока, считает, что сам город Алеппо являлся базой умеренной оппозиционной деятельности, поэтому, если он будет захвачен провительственными силами, “это станет непереносимым ударом для умеренной оппозиции”, с которой и борется Башар аль-Асад. С тех пор, как Алеппо присоединился к восстанию четыре года назад во время Арабской весны, в восточной части города была сделана попытка установить “модель управления без Асада”. Были избраны местные лидеры, создана собственная систем образования и выстроены торговые отношения с повстанцами из приграничных деревни и с соседней Турцией. В результате американский исследователь делает вывод, что восточные районы, занятые исключительно умеренной оппозицией, подверглись жестокому наступлению со стороны правительственной армии и российским авиаударам.

Подобная оценка происходящего сегодня в Алеппо далеко не редкость. Несмотря на то, что даже новоизбранный президент США признал, что  основная проблема Сирии – террористы и даже заявил о готовности сотрудничать с Россией, чтобы решить эту проблему, большинство стран Запада продолжают поддерживать оппозицию и обвинять Башара аль-Асада в массовых убийствах мирных жителей.

Однако сложившиеся на сегодняший момент реалии могут дать аль-Асаду реальный шанс изменить ситуацию в стране и остановить гражданскую войну. В этом мысле в его пользу играет смена администрации в США, крупнейший прогресс на поле боя за последние пять лет, нормализация отношенияй между Москвой и Анкарой, а также явное моральное и материальное ослабление ИГ в силу начала военной операции по освобождению иракского Мосула и сирийской Ракки – провозглашенных центров исламского халифата. Таким образом, справедливо предположить, что, если Дамаску удастся удержать достигнутый успех, в ближайшее время контроль над значительной частью территории страны перейдет к правительственным силам.

 

Ирак ожидает поддержки от Трампа в борьбе против ИГ

  21 ноября 2016 года министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джафари заявил, что в ходе военной операции по освобождению Мосула от боевиков ИГ уже около одной трети города взято под контроль иракской армии и собзников. Причиной знаительных успехов операции, по мнению аль-Джафари, является “высокая степень скоординированнности и сплоченности между ее участникми”: иракскими силами безопасности и международной коалицией против ИГ под руководством США.

Действительно, с начала широкомасштабного наступления иракских военных и курдских ополценчев под Мосулом достигнут ощутимый прогресс:  убито около тысячи боевиков, взяты в плен около 600 (цит. по “Al-Arabiya” – прим. автора). Очевидно, что на успех операции серьезно влияет степень поддержки иракских сил с воздуха со стороны междунаролной коалиции. В этом смысле крайне важно, какую позицию в ближайшее время займет  новоизбранный президент США Дональд Трамп, так как Вашингтон является лидером коалиции. Для Багдада важно, чтобы США продолжили оказывать многоуровневую поддержку Ираку как в его борьбе против ИГ, но и в восстановлении инфраструктуры Мосула после освобождения. В этой связи американскую финансовую поддержду Ираку в больбе простив ИГ можно сравнить с программой  плана Маршалла, согласно которому Соединенные Штаты помогли западным государствам восстановить свою инфраструктуру и экономику после Второй мировой войны. План Маршалла также был тесно связан с “доктриной Трумэна”, направленной на противодействие ширению зоны влияния СССР в мире. Представляется, что Багдад с удовольствием примет необходимую помощь от Вашингтона, который в свою очередь будет заинтересован в крепком закреплении собственных интересов в Ираке после освобождения второго по величине города в стране. Особенно после того, как позиции России в Сирии имеют явные и непоколебимые преимущества.

Ибрагим Аль-Джафари также заявил, что Ирак не допустит какой-либо активности со стороны Турции в районе общей границы, в том числе военного вмешательства в операцию. Опасения Багада очевидны: Турция опасается, что шиитские ополчения, которые поддерживают иракскую армию могут начать борьбу против суннитских туркменов в городе Таль-Афар (северо-запад Ирака), который находится на главной дороге, связывающей между Мосул и территорию Сирии. Этот город также был центром иракских повстанцев во время войны Ираке в 2003 году. В этой связи представляется, что в случае возникновения ирако-турецкой напряженности в районе границы власти Ирака обратятся к Евросоюзу как к посреднику в урегулировании с Турцией, предполагая, что ЕС имеет определенное вляние и рычаги давления на турецкое руководство, при этом так же отвергает вмешательство Анкары в Ирак.

 

Очевидно, что ноябрь во многом стал поворотным месяцем для Ближнего Востока. Приход новой, республиканской администрации открывает для стран региона новые возможности для сотрудничества, а арабские лидеры в большинстве своем, хоть и осторожно, но позитивно оценивают перспективы работы с Дональдом Трампом, несмотря на жесткую риторику последнего в адрес мусульман в ходе предвыборной кампании. На сирийском и иракском направлении в деле борьбе против ИГ за прошедший месяц продемонстрирован значительный прогресс. Если легитимным правительственным силам удасться удержать достигнуй успех, то большинство территории обеих стран все-таки будет зачищена от боевиков. Основной проблемой наступающих сейчас является то, что террористы использут мирное население в качестве живого щита, а покидать город запрещено под страхом смерной казни.

 

В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: октябрь 2016 (дайджест)

Прошедший месяц ознаменовался важными событиями на иракском направлении: армия Ирака начала военную операцию по освобождению Мосула от боевиков ИГИЛ (запрещена в РФ). Вместе с тем в некоторой степени снизилось внимание международного сообщества к Сирии. Здесь не наблюдается подвижек в достижении компромисса между непрямыми участниками конфликта (Россией и США),  и продолжают приходить сообщения о срыве режима прекращения огня для открытия гуманитарного коридора, предложенного Россией, а также в целом об ухудшении гуманитарной обстановки в стране.

 

Битва за Мосул

17 октября 2016 года иракская армия и отряды курдских боевиков Пешмерга начали операцию по освобождению города Мосула, одного из крупнейших центров Ирака, от боевиков террористической группировки ИГИЛ. Важно отметить, Мосул является последним крупным оплотом ИГ в Ираке. Согласно оценке иракских военных специалисов, битва за Мосул, где по-прежнему проживает около 1,5 миллиона мирных жителей, станет самой тяжелой для Ирака после американского вторжения в 2003 году.

Попадание Мосула под тотальный контроль террористов ИГИЛ два года назад стало шоком для всего мира. Бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики ушел в отставку, несмотря на то, что в международных политических кругах полагали, будто ничто не сможет заставить аль-Малики покинуть свой пост, кроме окончания срока его полномочий. Однако можно справедливо полагать, что падение второго по величине иракского города стало результатом неверной политики Багдада.

Нури аль-Малики пришел к власти в Ираке в 2006 г., после после утверждения новой Конституции Ирака при активном участии США. Будучи представителем шиитской религиозной общины, новый премьер стремился к расширению своих полномочий, часто жертвуя интересами Ирака. Так, например, по мнению аль-Малики, если снизить до минимума полномочия суннитской оппозиции в парламенте, заставить суннитов покинуть правительство и отправить военных для разгона оппозиционных протестов, можно усмерить суннитов и победить терроризм. Также он окружил себя невсегда некомпетентными кадрами, близкими к нему, что привело к широкому распространению коррупции даже в структурах безопасности. Таким образом, Ирак стал уязвимым для ИГ, что подтвердилось взятием под контроль крупного промышленного центра на севере страны.

Более того, В июне 2014 года, когда уже было очевидным, что ИГИЛ скоро появится в Мосуле, Нури аль-Малики категорически отверг предложение курдских формирований Першмерга защитить город от исламистов. Возможно, причина подобного решение аль-Малики имеет исторические корни. Еще при Саддаме Хуссейне произошла так называемая «арабизация» Мосула. Понимая стратегическую важность города, правительство Ирака переселило туда сотни тысяч арабов-суннитов, представителей правящего меньшинства в стране. Арабами записывали и курдов, составлявших тогда большинство населения Мосула. Логика Хусейна вполне понятна, оставлять столь важный стратегический пункт в руках нелояльных к центральной власти курдов было решительно невозможно.

Текущая операция по свобождению Мосула может стать ключевым событием не только в современной истории Ирака, но и в истории религиозного шиитско-суннитского противостояния, ведь в военной операции участвуют представители обоих религиозных направлений ислама, а враг представляет из себя террористическую организацию суннитского толка.

Что касается стратегической значимости города, то с начала XX века развитие Мосула связано с открытием нефтяных месторождений в регионе. С этого момента город превратился в ключевую точку поставок нефтепродуктов в Турцию и Сирию.

Сейчас наступление на Мосул при поддержке авиации международной коалиции против ИГ под руководством США идет с восточного и южного направлений. Несмотря на то, что как иракские, так и американские официальные лица говорят об успехе наступления, очпвидно, что успех весьма относителен. Освобождены лишь несколько небольших населенных пунктов в окрестностях Мосула. Основные трудности начнутся во время боев непосредственно в городских кварталах. ИГИЛ под страхом смертной казни запретило гражданскому населению покидать город, а также используют мирных жителей в качестве живого щита.

Успех наступлению может обеспечить удар по ИГИЛ изнутри. В настоящее время начали поступать сообщения об очередном мятеже в Мосуле, причем в сообщениях говорится, что с боевиками ИГИЛ начали боевые действия боевики Армии Накшбанди, которая составляла костяк исламской полиции Мосула и состоит из бывших баасистов (членов партии Саддама Хусейна). Конечно, возможности полицейских формирований куда ниже, чем у иракской армии, но в условиях наступления на Мосул данный факт может быть весьма значимым во время непосредственных сражений в городе.

В Ливане избран новый президент

31 октября 2016 года парламент Ливана избрал Мишеля Наима Ауна, лидера христианской партии «Свободное патриотическое движение» (СПД), новым президентом страны. Избрание Мишеля Ауна положило конец президентскому вакууму в Ливане, продолжавшемуся более двух лет. После того, как 2014 году пост президента покинул Мишель Сулейман, ливанские парламентарии не могли достичь компромисса в выборе политической фигуры, которая устроила бы и христианские, и мусульманские партии. Голосование в парламенте переносилось 45 раз по причине отсутствия кворума.

Соперником Ауна выступил глава партии «Марада» Сулейман Франжье. Оба политика принадлежат к общине маронитов, составляющих большинство среди ливанских христиан. Из их числа, согласно конфессиональному устройству Ливана, выдвигаются кандидаты в президенты.

Для многих ливанцев избрание Мишеля Ауна связано с надеждами на долгожданные перемены. Новый президент уже неоднократно заявлял, что «намерен вернуть ливанским христианам ту роль, которую им подобает играть в государственных делах».

Ливан является уникальным государством на Ближнем Востоке, где христиане, мусульмане имеют равные права. В этой связи, программа Ауна по достижению «национальной консолидации» позволит обеспечить политическую стабильность в Ливане, а также экономический рост. Также перед новым президентом стоит вопрос о возвращении территорий на юге страны (Шебаа, Кфар-Шуба и Гаджар), оккупированных Израилем. Для достижения желаемой стабильности новым властям необходимо будет дистанцироваться от вооруженных конфликтов, которыми охвачен регион, так как Ливан в силу своих национальных особенностей является крайне конфликтогенным государством.

Также лидер СПД еще в начале 2000-х заключил политический союз с шиитской группировкой «Хизбалла», бойцы которой воюют сейчас на стороне правительственной армии в Сирии. Этот альянс долго препятствовал Мишелю Ауну в борьбе за президентский пост. Против его кандидатуры категорически выступала Саудовская Аравия — главный спонсор сирийской оппозиции, однако на днях в Эр-Рияде заявили, что «готовы принять генерала Ауна в случае его избрания президентом».

В целом ливанский политический истеблишмент положительно оценивает избрание Мишеля Ауна на пост президента. Ливанский эксперт Саркис Наум полагает, что преодоление политического вакуума в Ливане окажет положительное воздействие на межконфессиональную обстановку на

Ближнем Востоке. По его мнению, избрание Ауна повлияет в том числе на сирийское урегулирование. «Через Бейрут может открыться окно диалога между Дамаском и Западом», — считает Наум.

 

Саудовская Аравия предотвратила воздушный удар по Мекке

28 октября 2016 года представители арабской коалиции против повстанцев-хуситов в Йемене заявили, что им удалось перехватить баллистическую ракету, упавшую в 65 км от священного для всех мусульман города Мекки. В Эр-Рияде заявили, что ракета была выпущена шиитскими ополченцами хуситами в Йемене.

Подобное действие вызвало волну осуждений со стороны арабских государств, в том числе Бахрейн и ОАЭ отреагировали заявлениями, открыто осуждающими Иран за запуск ракеты по Мекке. Очевидно, что речь идет о том, что Иран поставляет оружие шиитским мятежникам хуситам, ведущим вооруженную борьбу за власть в Йемене. В данном случае суннитские монархии полагают, что планируемый авиаудар по Мекке был совершен не без участия Ирана.

Более того, египетский военный эксперт Хишам аль-Халаби изучил тип и возможности ракеты, которая была запущена по направлению к Мекке. В заявлении телеканалу «аль-Арабия», эксперт заявил, что это была баллистическая ракета вида поверхность-поверхность. Йеменская армия приобрела этот тип ракет у России, затем они были захвачены сторонниками бывшего президента Йемена Али Абдаллы Салеха. Аль-Халаби подчеркнул, что при работе транспортного средства, который несет ракету и его запуска, требуются высокие технологии и достаточная квалификация военных, следовательно боевики-хуситы не смогли бы совершить столь сложное в техническом плане действие. Таким образом, военный эксперт делает вывод о том, что ракета была запущена со стороны иранских экспертов или военных должностных лиц, выступающих со сторонниками свергнутого президента Салеха.

В результате продолжительной войны в Йемене в данный момент страна переживает крупнейшую гуманитарную катастрофу. Участились случаи смерти от холеры, голода и обезвоживания. А воздушные удары арабской коалиции под руководством Саудовской Аравии все чаще наносятся по гражданским объектам, таким как школы, госпитали, жилые дома и даже больница «Красного креста». Однако данный случай является беспрецедентным примером отсутствия каких-либо правил ведения войны у участников конфликта. Запуск ракеты по священному городу Мекке представляет прямое оскорбление по отношению к мусульманам во всем мире и представляет собой религиозное преступление со стороны лиц, совершивших эту атаку. Очевидно, что данное событие усугубит обстановку на йеменском направлении и будет являться серьезным препятствием на пути к урегулированию.

Ситуация в регионе Ближнего Востока остается напряженной. Ирак стал свидетелем исторической битвы за освобождение Мосула от боевиков ИГ, от результата которой зависит будущее самого Ирака, соседней Сирии и Турции, а значит всего региона.  Несмотря на то, что результаты операции не представляют значительного успеха, сам факт объединения представителей разных этнических групп и направлений ислама, существующих в Ираке,  является знаковым событием в борьбе против исламского терроризма. Также важно отметить, что освобождение Мосула станет ключом к освобождению от ИГ сирийского города Ракка, который террористы считают столицей сирийской части исламского халифата.

Обстановка в Йемене не дает оснований полагать, что в ближайшее время напряженность спадет. Несмотря на активную деятельность ООН и ССГПЗ по йеменскому урегулированию, арабская коалиция продолжает удары по гражданским объектам, Иран не прекращает оказывать военную поддержку хуситам, и сами ополченцы не готовы идти на компромисс.

Таким образом, конфликтогенные государства региона, которые прямо не вовлечены в вооруженные конфликты становятся более уязвимыми и требуют особых усилий со стороны собственных властей по поддержанию стабильности и безопасности.

В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: сентябрь 2016 года (дайджест)

Арабские страны: сентябрь 2016 года (дайджест)

 

Несомненно, главным событием прошедшего месяца стало достижение соглашения между Россией и США как сопредседателей Международной группы поддержки Сирии о режиме прекращения огня в Сирии. Договор вступил в силу, однако уже в первые несколько часов последовали сообщения о его нарушении, а террористы «Фатх аш-Шам» вовсе отвергли перемирие. Несмотря на то, что ведущие мировые державы отвергают любое разрешение конфликта в Сирии, альтернативное политическому, вопрос о начале межсирийских переговоров остается открытым.

В очередной раз ежегодное священное для мусульман паломничество в Мекку – хажд – обернулось скандалом между Саудовской Аравией и Ираном, все более превращаясь из религиозного события в политическое. Таким образом, конфликт между двумя крупнейшими региональными державами прибрел очередной пункт противоречий.

 

Россия и США представили соглашение о перемирии в Сирии

         9 сентября 2016 года после многочасовых переговоров в Женеве между министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и Госсекретарем США Джоном Керри был согласован новый договор о режиме прекращения огня в Сирии. По окончании переговоров Джон Керри выразил надежду на то, что достигнутое соглашение «приведет к прекращению насилия и возобновит мирные переговоры по политическому процессу в Сирии». Однако официальный текст и детали соглашения не были обнародованы. Согласно официальным источникам, основная идея соглашения состоит в том, чтобы и США, и Россия оказали давление на своих союзников («умеренную оппозицию» и правительство Башара аль-Асада соответственно), чтобы они прекратили боевые действия против друг друга. Предполагается, что в таких условиях Россия и США смогут начать совместные эффективные атаки по позициям ИГИЛ и других джихадистских группировок, связанных с Аль-Каидой. Другой ключевой частью договоренности является незамедлительное и беспрепятственное предоставление гуманитарной помощи в осажденные районы по всей стране, обращая особое внимание на город Алеппо, который сегодня является наиболее горячей точкой конфликта, и его окраины.

Слабым местом соглашения стал вопрос о разделении «умеренной оппозиции» и террористов. На практике это означает, что Ахрар аш-Шам, Джейш аль-Ислам и другие группировки должны отделиться от террористов Джабхат Фатх аш-Шам (ранее Джабхат ан-Нусра). Первая проблема состоит в том, что военные штабы и местные командиры Ахрар аш-Шам и Джейш аль-Ислам глубоко интегрированы в военную структуру Фатх аш-Шам. Именно поэтому предлагаемые США и Россией условия соглашения о прекращении огня будут отвергнуты более чем двадцатью группировками. По сообщению телеканала «Аль-Арабия», сирийские эксперты считают, что любые соглашения между Россией и США не приведут к четкому разделению на умеренную оппозицию и террористов, так как у них нет никаких мирных способов заставить те или иные оппозиционные группы отказаться от связей с террористами.

Вторая проблема – финансирование терроризма. Вероятно, главный спонсор Фатх аль-Шам, Саудовская Аравия, будет продолжать поддерживать эту террористическую группировку. В настоящий момент Фатх аль-Шам и ее союзники формировали опору внешней политики Саудовского королевства в Сирии. Если уничтожить их, все усилия Эр-Рияда по поддержанию баланса сил с Ираном будут потрачены впустую, и иранская позиция в регионе усилится. Многие представители саудовских элит и лобби примут подобный сценарий за провал в сирийской политике руководства, что совершенно невыгодно Эр-Рияду.

Нельзя забывать и об интересах Турции, которая начала полномасштабную военную операцию в Сирии в августе текущего года. Турция также остается одним из основных центров материально-технического снабжения террористов, что подтверждается тесными контактами с Саудовской Аравией и их всесторонней взаимной поддержкой. Основная цель Анкары – полностью зачистить пограничную линию с Сирией от боевиков ИГ, а также не допустить создания буферного автономного курдского анклава между Турцией и Сирией. Следовательно, некоторые эксперты считают, что единственным решением проблемы разделения участников сирийского конфликта на «умеренную оппозицию» и террористов является постоянное военное давление на террористов и их союзников, а также массированное дипломатическое давление на Анкару.

Таким образом представляется, что соблюдение режима прекращения боевых действий и успешное выполнение российско-американского соглашения может быть возможным лишь при всестороннем сотрудничестве ведущих мировых держав, а также при использовании Россией дипломатических и военных успехов в Сирии для активизации совместной российско-американской работы по достижению договоренностей между воющими сторонами.

 

Хадж – предмет спора между Ираном и Саудовской Аравией

6 сентября наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Наиф ответил на критику со стороны верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи по поводу права Королевства выстраивать политику относительно хаджа. Напомним, что в этом году Тегеран запретил иранским паломникам совершать священный для всех мусульман обряд хаджа к святыням в Мекке.

По словам бен Наифа, на самом деле иранские власти не были заинтересованы в том, присутствовали ли их паломники на хадже, или нет. Он обвинил Иран в попытке политизировать священный обряд.

Почти каждый сезон хаджа знаменуется словесной войной между Ираном с Саудовской Аравией. 2016 год не стал исключением. Недавние заявления, однако, оказались худшими за последние 30 лет, и они откровенно демонстрируют ситуацию в отношениях между Эр-Риядом и Тегераном. Как ни странно, возможно, самое лучшее решение, которое могло принять иранское правительство, оказалось запретить своим гражданам выполнить в этом году паломничество в Мекку. Это устранило вероятность столкновений, которые в последние годы приводили к гибели сотни людей.

Пожалуй, самый вопиющий случай подобного столкновение – не без политического контекста – произошел в середине 80-х годов, когда иранские военнослужащие убили безоружного саудовскую охранника перед тысячами паломников, а затем участвовали в кровавых стычках, в которых около 400 паломников и сотрудников безопасности были убиты.

Конечно, правительства других мусульманских стран также имели серьезные разногласия с Эр-Риядом, в том числе правительство Башара аль-Асада в Сирии, бывшее иракское правительство Нури аль-Малики и, до этого, правительство Саддама Хусейна, и бывшее йеменское правительство Али Абдаллы Салеха. Однако ни один подобный спор не превращался в открытый конфликт вокруг хаджа.

Несомненно, нельзя исключать вероятность того, что решение иранского правительства запретить своим гражданам совершать паломничество в этом году может быть связано с желанием избежать нового и опасного противостояния. Между тем, Саудовская Аравия ответила на официальный бойкот Ирана. Королевство согласилось разрешить иранским паломникам из других стран совершить священный обряд без необходимости одобрения от своего правительства. Более 250 иранцев прибыли в Мекку из США в дополнение к сотням других, прибывших из Европы и Ближнего Востока.

 

Франция проведет международную конференцию по арабо-израильскому вопросу

19 сентября французские власти сообщили, что Париж хочет организовать международную конференцию до конца 2016 года, где представит израильтянам и палестинцам «ряд средств поощрения», если они достигнут мирного соглашения.

Министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эро заявил на брифинге в кулуарах ежегодной министерской встрече Генеральной Ассамблеи ООН, что «на этой неделе должен наступить момент для политической мобилизации, чтобы достичь всеобщей цели (достижение арабо-израильского мирного соглашения – прим. автора).»

За призывом Эро к проведению международной конференции во Франции последовало заявление МИД России о том, что 8 сентября израильские и палестинские лидеры «в принципе» договорились о встрече в Москве для проведения переговоров. Но глубокие разногласия между премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и палестинским лидером Махмудом Аббасом вызывают сомнения по поводу перспектив любой встречи и, как следствие, какого-либо прогресса.

В качестве предварительных условий к любой встрече Аббас требует, чтобы Израиль прекратил строительство всех поселений в Восточном Иерусалиме и на Западном берегу реки Иордан, а также освободил около двух десятков палестинских заключенных. В свою очередь, премьер-министр Израиля отвергает любые предварительные условия.

Справедливо отметим, что призыв Эро не взят из воздуха. Несколько стран, в том числе Египет, Россия и США, пытаются возобновить переговоры между Израилем и палестинцами, а также готовы организовать подобную встречу. Все эти усилия, включая французскую инициативу, дополняют друг друга. В июне этого года в Париже прошла международная встреча, в которой приняли участие более двух десятков западных и арабских стран, где стороны попытались выработать новую стратегию для достижения мира на Ближнем Востоке и возродить израильско-палестинские переговоры. Однако в ближайшее время, несмотря на усилия Франции, надеется на встречу между Аббасом и Нетаньяху, похоже, не приходится даже при посредничестве двух десятков европейских и ближневосточных стран.

 

***

В очередной раз в регионе Ближнего Востока складывается сложная ситуация, в которой тяжело преодолеть существующие вызовы и угрозы. Несмотря на активные усилия России и США, между которыми все еще остаются глубокие разногласия, непосредственные участники конфликта (правительственные силы, оппозиция, террористические группы) не смогли поддерживать режим прекращения боевых действий и объявили об его окончании, возобновив взаимные обстрелы. Следовательно, вопрос об организации переговоров между политическими силами в Сирии и начале мирного процесса в этой стране остается открытым. Учитывая такие факторы, как российско-американские противоречия, смена администрации Белого дома, неизменная позиция террористов «Фатх аш-Шам» о верности «Аль-Каиде», игнорирование резолюции Совета Безопасности ООН №2254, складывается представление, что с военный конфликт в Сирии далек от окончательного решения в ближайшее время. Тем более что существует немало желающих саботировать уже согласованные подходы к сирийскому урегулированию.

Сложный клубок арабо-израильских или иранско-саудовских противоречий, который включает в себя политические, этнические и религиозные споры, также остается острой проблемой региона. Несмотря на то, что в настоящий момент существующие конфликты не переросли в открытые столкновения, высокая степень конфликтогенности региона требует их скорого разрешения, чтобы не допустить возникновения очередного вооруженного конфликта.

В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: июль-август 2016 г. (дайджест)

Арабские страны: июль-август 2016 г. (дайджест) 

Разгар прошедшего лета (июль-август 2016 года) в регионе Ближнего Востока ознаменовался существенной эскалацией напряжённости сразу на нескольких направлениях. Изменения, произошедшие в данный период, оказались настолько значительными, что можно с уверенностью констатировать их непосредственное влияние на динамику текущих конфликтов, а также на будущее геополитическое устройство и распределение сил в регионе.  

Столкновения в Алеппо и турецкое вторжение в Сирию

Несомненно, наиболее напряжённым и опасным районом Сирии, где уже более пяти лет не прекращается гражданская война, остается центральная провинция Алеппо и её одноименный центр. Несмотря на ощутимые успехи, правительственные войска все еще не смогли вытеснить боевиков из города, на улица продолжаются перестрелки. 8 августа сирийским войскам удалось отбить атаки коалицию боевых оппозиционных группировок, т.н. «Джейш аль-Фатх» в южных и юго-западных окраинах Алеппо, сообщает арабский новостной канал «аль-Арабия». В свою очередь 18 августа группировка «Джейш аль-Фатх» объявила о «начале подготовки к битве за освобождение всего Алеппо». С этой целью к южным районам города перебрасываются резервы из соседних провинций Хама и Идлиб.

На фоне непрекращающихся столкновений и продолжающихся жертв среди мирного населения в Алеппо 24 августа турецкие войска в сопровождении танков и отрядов спецназа пересекли границу с Сирией. Этот шаг означает, что Турция впервые непосредственно вступила в сирийский военный конфликт. Согласно официальному заявлению, Анкара начала широкомасштабную военную кампанию против «курдских террористов», и основная цель данной операции – вытеснить курдских ополченцев и боевиков ИГИЛ (организация запрещена в РФ) из районов сирийско-турецкой границы. В тот же день, 24 августа, турецкая армия и союзные им группировки Свободной сирийской армии (ССА) заявили о полном освобождении приграничного города Джераблус от боевиков ИГ.

29 августа Вашингтон подверг действия Турции в северной Сирии жесткой критике, назвав столкновения между турецкими военными и их союзниками с курдами «неприемлемыми».

 

У США появился новый союзник?

Кажется, что освобождение города Джераблус – последнего города на сирийско-турецкой границе, удерживаемого боевиками ИГИЛ – должно было обрадовать и руководство США, и Турцию, и все группировки борющиеся с джихадистами в северной Сирии. Однако вместо этого турецкое вторжение на сирийскую территорию (очевидно идущее вразрез с нормами международного права), якобы направленное против курдов открыло целую цепочку новых потенциальных конфликтов между Турцией и курдскими повстанцами. А США, воспринимающие курдов как основную боеспособную силу в борьбе с террористами в Сирии, оказались в неудобном положении: посредине, между курдами и своим союзником по НАТО. Мотивы Анкары к началу военной операции, очевидно, противоположны курсу Вашингтона в Сирии и находятся в прямом противоречии с целями курдской партии «Демократического союза» (PYG), которая является союзником США.

Тем не менее, начало подобной военной компании, несомненно, может положить начало новой эпохе взаимодействия Турции и США на сирийском направлении. Конечно, Турция нуждается в безопасности своей территории, а значит заинтересована в зачистке северных районов Сирии от боевиков «Исламского государства», и данная военная операция стала самым решительным и, что важно, показательным шагом Анкары в «борьбе» с боевиками. Именно это и сможет в дальнейшем стать отправной точкой в турецко-американском сотрудничестве в Сирии, особенно если существует общий враг и виновник кровопролития – Башар аль-Асад.

«Переговорный марафон» США и России по проблеме борьбы с ИГ

26 августа, в Женеве Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров провели 12-часовые переговоры по ситуации в Сирии. На встрече поднимался вопросы о поставках гуманитарной помощи в Сирию, антитеррористическое сотрудничество России и США, а также способы взаимодействия двух стран на сирийском треке. До этого, 15 июля, Керри уже проводил многочасовые переговоры по ситуации в Сирии с российским министром в Москве, однако данный раунд в Женеве оказался совсем иным. В августе обострилась ситуация в районе Алеппо, и западные страны прямо обратились к России с просьбой использовать свое влияние на Дамаск, чтобы остановить бомбардировки гражданских лиц и так называемых умеренных повстанцев, которые находятся под защитой Вашингтона. Россия была призвана оказать давление на сирийские власти, чтобы «положить конец кровавой бойне и вернуться за стол переговоров.» Россия пообещала работать с правительством и оппозицией, которая находится в контактах с Москвой, в то время как США обещали взаимодействовать с частью оппозиции, которую поддерживает Запад. На этом, собственно, переговоры закончились: ни конкретного плана действий, ни установленных сроков.

В преддверии женевского раунда переговоров экспертов и наблюдателей не покидало чувство дежавю. Россия имеет четкое понимание того, что США преследует достижения какого-либо стабильного и надежного соглашения, так как нынешняя администрация рассчитывает только на время, оставшееся до конца срока. Обама не будет принимать каких-либо существенных шагов в Сирии: у него нет на это времени.

Однако переговоры в Женеве оказались более продуктивными, чем июльский раунд. Главы внешнеполитических ведомств договорились о пересмотре и обновлении соглашения о режиме прекращения огня (нарушение которого стало повседневной нормой) и возобновить переговорный процесс по урегулированию в Сирии.

Говорили о «Джабхат ан-Нусре» и возможности разделять сирийскую оппозицию и террористов. Джон Керри заявил, что вопрос о классификации группировки «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в РФ, теперь называется «Джабхат Фаттах ша-Шам») вызывает сложность, так как оппозиция и данная группировка почти всегда занимают одни и те же территории. Тем не менее, по словам Госсекретаря, «Джабхат ан-Нусра» — террористическая организация, часть «Аль-Каиды», и «никакое новое название не спрячет того, что она делает».

Августовский раунд переговоров в Женеве действительно можно назвать прорывом еще и потому, что Вашингтон предоставил российской стороне список повстанческих организаций, которые присоединились к соглашению о прекращении военных действий при посредничестве США. Важно помнить, что для российской стороны разделение умеренных сил и экстремистских группировок является одним из ключевых направлений по прекращению насилия в Сирии.

 

Палестина готова к возобновлению переговоров и Израилем

29 августа лидер Палестинской автономии Махмуд Аббас заявил, что палестинцы готовы принять участие в любой мирной инициативе, направленной на «всеобъемлющее и справедливое решение», отвечая на предложение России организовать палестино-израильскую встречу в Москве.

Разговоры о возможной встрече между Мехумадом Аббасом и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, которая будет организована президентом России Владимиром Путиным, ведутся с последних чисел августа. В интервью, опубликованном за неделю до заявления Аббаса, президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси заявил, что Владимир Путин хочет провести у себя израильско-палестинский саммит с целью возобновить мирные переговоры. Однако представитель Кремля заявил, что пока никакой конкретной информации по данному вопросу нет.

Стоит отметить, что это уже вторая попытка усадить палестинцев и израильтян на стол переговоров за полгода. Франция также работает по своей собственной мирной инициативе и надеется созвать международную конференцию до конца 2016 года. Палестинцы решительно поддерживают инициативу Франции, но Израиль отверг французский план, призывая вместо этого провести прямые переговоры.

Палестинские лидеры говорят, что годы переговоров с Израилем не прекратили оккупацию Западного берега реки Иордан, и они начали вести собственную международную стратегию. По мнению арабских экспертов, совещание «Аббас-Нетаньяху» без предварительных условий никуда не приведет. В свою очередь такими условиями будут: замораживание строительства израильских поселений, освобождение палестинских заключенных и крайний срок для прекращения оккупации арабских территорий.

Мирные усилия международного сообщества зашли в тупик еще два года тому назад, когда инициатива под руководством США рухнула в апреле 2014 года. Последнее значительная встреча между Аббасом и Нетаньяху, как полагают, была проведена в 2010 году. Хотя с тех пор встречаются неподтвержденные сообщения о тайных встречах двух лидеров.

Возможный конфликт между Ливаном и Израилем

Как оказалось палестино-израильские отношения не единственный источник напряженности на арабо-израильском треке, вновь давший о себе знать. 31 августа Совет Безопасности ООН предупредил, что нарушения соглашения о прекращении военных действий между Ливаном и Израилем 2006 года может привести к новому конфликту, «что ни одна из сторон и регион в целом не может себе позволить.»

Предупреждение о возможной опасности последовало после обнародования резолюции СБ ООН, принятой единогласно, о продлении мандата миротворческих сил ООН на юге Ливана, который следит за соблюдением режима прекращения огня, до 31 августа 2017 г. Миссия сохранила потолок численности военнослужащих в 15000 человек, при поддержке международных и местных гражданских сотрудников.

Совет Безопасности выразил обеспокоенность «в связи с ограниченным прогрессом, достигнутым в направлении создания постоянного режима прекращения огня.» Он призвал воздерживаться от любых действий или риторики, которые могли бы поставить под угрозу режим прекращение военных действий или дестабилизировать обстановку в регионе.

Резолюция Совета Безопасности №1701 от 11 августа 2006 года о прекращении боевых действий завершила 34-дневную войну между Израилем и ливанскими боевиками «Хезболлы» на юге Ливана летом 2006 года. Боевые действия унесли жизни около 1200 ливанцев и 160 израильтян, а война закончилась ничем.

В резолюции, принятой 31 августа 2016 года международное сообщество осудило «самым решительным образом» все попытки поставить под угрозу безопасность и стабильность Ливана. Справедливо подчеркивается, что риск нарушения соглашения о прекращении военных действий может привести к новому конфликту, что ни одна из сторон и уж тем более регион не могут себе позволить. Но при этом Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, положительно оценивая усилия Ливана и Израиля, подчеркнул, «что спокойствие не должно быть ошибочно принято за прогресс» по реализации резолюции 2006 года и других.

Резолюция №1701, помимо всего прочего, является призывом ко всем ополченцам, в том числе боевикам «Хезболлы», сдать оружие — требование, которое оказалось проигнорированным в течение 10 лет.

Несомненно, конфликтогенность региона, насильственная и нестабильная региональная ситуация подчеркивает важность ощутимого прогресса, которого добились стороны, направлении достижения постоянного прекращения огня, как это предусмотрено в резолюции.

 

***

С приходом каждого нового месяца уровень напряженности в регионе Ближнего Востока не спадает. При этом нельзя сказать, что имеет место полное отсутствие прогресса на пути мирного урегулирования конфликтов. Ситуация становится сложнее, в конфликты становятся вовлечены новые акторы. Обратимся, например, к сирийскому кризису. Кажется, что только усилия мирового сообщества по прекращению войны в Сирии (в частности переговоры между Россией и США) вышли на новый уровень и приносят положительные результаты, как в войну открыто вступает еще один ключевой региональный игрок – Турция. И он так же, как и уже известные акторы, преследует собственные интересы, возможно, идущие в разрез с целями остальных участников конфликта, что вовсе может привести к изменению геополитической ситуации. Следовательно, кризис только усугубляется.

То же относится к арабо-израильскому треку. Если ливано-израильские противоречия явно стоят на пути (хоть и очень долгом) урегулирования при наличии контингента ООН на ливанской территории, то палестино-израильские противоречия даже при посредничестве России и Франции, кажется, еще далеки от разрешения. А на время завершения лета 2016 года – даже переговоры по организации встречи двух лидеров далеки от прогресса.

В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: июнь 2016 г. (дайджест)

С приходом нового месяца напряженность в регионе Ближнего Востока не просто не спадает, а только усиливается: ближневосточное направление остается наиболее конфликтогенным. Основные акторы, играющие ведущую роль в конфликтах и противоречиях (как местные, так и международные), похоже, не стремятся к компромиссу. Неэффективной оказывается также миротворческая и посредническая деятельность международных организаций в лице Организации Объединенных Наций (ООН) и региональных объединений, таких, как Лига арабских государств (ЛАГ). Следовательно, в ближайшее время не приходится ожидать сколько-нибудь прогресса в сторону разрядки растущей напряженности.

 

Сирийский кризис

          Несмотря на вступивший в силу 27 февраля режим прекращения огня в Сирии, противоборствующие стороны не стремятся сесть за стол переговоров, не говоря уже о фактическом прекращении взаимных обстрелов.
Тем временем, ведущие международные игроки продолжают призывать противоборствующие стороны к диалогу. Так, 21 июня 2016 года Независимая комиссия ООН по расследованию военных преступлений в Сирии обратилась к мировым державам, имея в виду США и Россию, с призывом оказать давление на участников сирийского конфликта, чтобы последние вернулись за стол переговоров и «остановили гуманитарную катастрофу в стране». Межсирийские переговоры в Женеве (т.н. Женева-3) были приостановлены 4 февраля после того, как правительственная армия провела успешное наступление под Алеппо.

Пауло Пинейро, председатель Комиссии ООН, заявил, что сирийское правительство проводит ежедневные авиаудары, в то время как группы боевиков, включая запрещенную в России группировку ИГИЛ, также продолжают совершать нападения на мирное население. Пауло Пинейро настаивает на том, что Россия, США и Совет Безопасности ООН должны играть более активную роль по поддержке мирных переговоров и политического процесса.

В свою очередь, 22 июня Госсекретарь США Джон Керри призвал к началу военных ударов США на территории Сирии. На прошлой неделе более 50 представителей Госдепартамента подписали так называемый «канал инакомыслия», тем самым выразив протест политике Белого дома в Сирии и призвав американское правительство к началу военных действий, чтобы «заставить президента Сирии Башара аль-Асада сесть за стол переговоров».

Очевидно, что несмотря на договоренности по Сирии, достигнутые между США и Россией ранее, которые в итоге привели к согласованию режима прекращения огня, позиция американцев — а значит и стран Запада – остается неизменной. Продвижение армии аль-Асада и успешная военно-воздушная кампания России в Сирии заставляют США прибегнуть к излюбленному ими способу разрешения проблем – к собственной армии. По мнению большинства представителей Госдепартамента, единственный способ справиться с угрозой ИГИЛ – сместить законного президента страны, при этом мнение сирийцев, похоже, США и Запад не волнует. «Канал инакомыслия» — это механизм, который был введен в 1960-х годах во время войны во Вьетнаме, гарантирующий высшему руководству США доступ к альтернативным политическим и стратегическим вариантам поведения во время участия в военных конфликтах. История помнит, что война во Вьетнаме стала провалом американской политики, и сегодня Госдепартамент прибегает к «каналу инакомыслия вновь», во время войны в Сирии. Похоже теперь, даже самому руководству США понятно, что ближневосточная политика Белого дома «разбилась» о позиции сирийского режима и Кремля. И в данный момент не Задапад, и даже не США будут влиять на урегулирование сирийского кризиса.

 

Битва за Эль-Фаллуджу

         Военные действия против террористической группировки ИГИЛ продолжает и иракская армия. По заявлению центрального телевидения, 17 июня иракские силы спустя почти четыре недели после начала наступления вновь взяли контроль над зданием местного муниципалитета в городе Эль-Фаллуджа, который находится на западе, в часе езды от Багдада. В заявлении оборонного ведомства Ирака также говорится, что военные подняли иракский флаг над центральным зданием в Эль-Фаллудже и продолжают преследовать боевиков ИГИЛ, которые удерживают другие области иракской территории.

Освобождение крупнейшего города в Ираке тяжело дается правительственным силам. Эль-Фаллуджа был первым иракским городом, над которым боевики ИГИЛ захватили контроль в январе 2014 г. На пике своей мощности террористы контролировал треть территории Ирака, однако сегодня, по словам правительства, ИГИЛ занимает лишь 14 процентов территории страны, включая Мосул, второй по величине город Ирака, который террористы захватили летом 2014 года.

По сообщениям местных СМИ, жители Эль-Фаллуджи оказались в ловушке: Исламское государство, которое управляла городом в течение нескольких месяцев, вовремя столкновений с армией Ирака использует их в качестве живого щита, однако город освобожден не на сто процентов, поэтому покинуть Эль-Фаллуджу удается не всем. Это очередная гуманитарная трагедия для Ирака, после двух вооруженных конфликтов, которые пережили иракцы во время присутствия вооруженных сил США.

Кажется, словно, ни один урок не был усвоен. Десять лет назад были начаты бои по ликвидации Аль-Каиды на территории Ирака, но именно накапливающиеся ошибки (будь то просчеты командования США или шиитского иракского правительства, которое поддерживается со стороны Ирана) привели к появлению ИГИЛ. Сегодня борьба против террористов ведется при совершении подобных ошибок, если не хуже, ведь противоречия между США и Ираном ничуть не проще прошлого конфликта между Белым домом и Саддамом Хусейном.

 

Мухаммед Мурси приговорен к пожизненному заключению

В Арабской Республике Египет (АРЕ) продолжается уголовный процесс над экс-президентом страны Мухаммедом Мурси и его саратниками по исламистскому движению «Братья-мусульмане».

Уголовный суд Каира 18 июня приговорил бывшего президента Египта Мухаммеда Мурси, к пожизненному заключению по обвинению в шпионаже в пользу Катара. Шесть сторонников экс-президента по движению «Братья-мусульмане» были приговорены к смертной казни через повешение. Бывшего главу Египта и его соратников по запрещенному в Египте движению «Братья-мусульмане» обвиняли в том, что они во время нахождения Мурси у власти передавали катарской разведке секретные документы, касающиеся деятельности египетской армии и спецслужб, с целью ослабить египетское государство. Мухаммед Мурси и его соратники неоднократно заявляли о том, что не признают обвинения. Свергнутый президент также был осужден за «кражу сверхсекретных документов, касающихся государственной безопасности» и за это получил еще один тюремный 15-летний срок.

Напомним, что Мурси был отстранен от власти военными в июле 2013 года и уже тогда был приговорен к смертной казни. Однако на этот раз египетский суд подтвердил смертный приговор в отношении шести подсудимых, исключая экс-президента. В том числе троих журналистов, которые якобы помогли передать секретные документы в Катар, судили заочно: двое сотрудников телеканала «Аль-Джазира» Ибрагим Хилял и Аля Сабалян и журналистка Aсма аль-Хатыб информационного ресурса «Rassаd», близкого к «Братьям-мусульманам».

Отметим также, что Египет на протяжении долгого времени обвиняет Катар и телеканал «Аль-Джазира» в «симпатии» к движению «Братьев-мусульман».

На следующий день, 19 июня, Катар опроверг шпионскую связь между собственными властями и Мурси, не признав приговор суда Египта. Директор Министерства информации Катара Ахмед аль-Румаихи назвал приговор в отношении Мурси «необоснованным», а также, по мнению Дохи, заявления со стороны Египта идут вразрез с государственной политикой Катара по отношению к «братским странам, включая Египет».

Вместе с тем примечательно, что, отрицая шпионаж в пользу Катара, официальная Доха не дала совершенно никаких комментариев по факту смертного приговора журналистам катарского новостного телеканала «Аль-Джазира».

 

Спецпосланник ООН представил дорожную карту по Йемену

         Йеменское направление, пожалуй, единственное на Ближнем Востоке, на котором ощущается хоть и совсем небольшой, но первый прогресс.

После двух месяцев продолжающихся переговоров в Кувейте по Йемену 22 июня Специальный посланник ООН по Йемену Исмаил вульд Шейх Ахмад предложил дорожную карту для мирного урегулирования вооруженного конфликта в Йемене, продолжающегося уже 14 месяцев. С начала марта 2015 года война, развязанная поддерживаемыми Ираном шиитскими повстанцами-хуситами против проправительственных войск, которых, в свою очередь, поддержали арабские монархии под руководством Саудовской Аравии унесла более 6400 жизней. Согласно данным ООН, еще 2,8 миллиона человек покинули свои дома и более 80 процентов населения Йемена нуждается в срочной гуманитарной помощи.

Как заявил, вульд Шейх Ахмад, дорожная карта предусматривает осуществление мер безопасности, указанных в резолюции №2216 Совета Безопасности ООН и создание в Йемене правительства национального единства. Меры по обеспечению безопасности, в соответствии с резолюцией №2216, требуют от хуситов и их союзников покинуть занимаемые ими с 2014 года районы, в том числе в столицу Сану, и передать оружие.

Согласно плану Спецпосланника, правительство национального единства Йемена будет обеспечивать предоставление основных услуг населению, восстановление экономики и подготовит основу для диалога, целью которого станет всеобъемлющее урегулирование.

Интересно, что обе делегации положительно отреагировали на предложения Шейха Ахмада, однако пока противоборствующие стороны не достигли договоренности о последовательности этапов, предусмотренных в дорожной карте, в основном, это касается вопроса, когда правительство национального единства Йемена будет сформировано.

Также делегация правительства отвергла предложения относительно создания правительства единства до вывода хуситов с занимаемых ими территорий и передаче оружия.

Тем временем межйеменские переговоры в Кувейте вступили в 60-ый день. Спецпосланник ООН продолжает проводить отдельные встречи как с представителями хуситов, так и с делегацией правительства. Важно, что мало-помалу переговоры приводят к результатам: после двухчасового заседания, в ходе которого делегация повстанцев-хуситов и Исмаил вульд Шейх Ахмад обсуждали возможные дальнейшие шаги в процессе примирения с участием военных и охранных комитетов, в конечном итоге привели к консенсусу относительно вопроса о сдаче оружия.

Более того, на собственном новостном сайте sabanews.net хуситы объявили, что ими быыли отпущены на свободу 200 задержанных в городе Рада центральной провинции Байда, а еще 76 пленных были отпущены в соседней провинции Дхамар.

Тем не менее, говорить о достижении конкретных договоренностей на пути к прекращению вооруженного конфликта в Йемене пока рано.

В.Аватков, Е.Кислова