Арабские страны: январь 2019 г. (дайджест)

Протесты в Судане на протяжении первого месяца нового года не теряли интенсивности. У протестующих наконец-то появились лидеры и внятная программа.

На ливанском направлении произошли значительные изменения. Затяжной политический кризис приблизился к своему завершению благодаря формированию нового правительства. Прошедший 20 января в Бейруте саммит ЛАГ, несмотря на отказ большинства лидеров арабских стран принять в нём участие, чётко продемонстрировал, что в арабском сообществе есть сторонники восстановления Сирии в организации.

На сирийском треке сохранилась негативная тенденция декабря по случаям нарушения режима прекращения огня. Политическое урегулирование столкнулось с проволочками, начало работы конституционного комитета по новым спискам, очевидно, переносится на февраль.

Подобным образом дела обстоят и с межпалестинским диалогом, основным посредником в котором должна выступить Москва. Переговоры с представителями 10 палестинских фракций было решено перенести на 13-14 февраля.

СУДАН

1 января на фоне начавшихся в декабре 2018 г. протестов 22 политические партии Судана подписали совместную петицию на имя президента Омара аль-Башира с требованием ухода в отставку, роспуска парламента и создания переходного правительства.

2 января суданским властям наконец-то удалось заблокировать соцсети «Twitter», «Facebook» и мессенджер «WhatsApp», которые использовались протестующими для координации действий, а также для освещения актов неправомерного применения силы правоохранительными органами, которые замалчивались государственными СМИ.

13 января прокуратура Судана сообщила, что количество погибших среди демонстрантов достигло 24 человек. По неофициальным данным, погибло около 40 человек. Однако, несмотря на такие расхождения в цифрах, 22 января О. аль-Башир выступил с речью, в которой обвинил неких «диверсантов» в гибели протестующих и напомнил о предстоящих президентских выборах в 2020 г. Ранее, 20 января, суданский лидер сообщил о задержании иностранных агентов, якобы получивших инструкции «внедриться в ряды протестующих и убивать их», чтобы повысить градус конфликта и «разрушить страну».

26 января, спустя почти месяц с начала волнений, Садык аль-Махди, свергнутый О. аль-Баширом в 1989 г. и нынче возглавляющий одну из ведущих оппозиционных партий Судана «Аль-Умма», заявил, что целиком и полностью поддерживает демонстрантов, осуждает их убийство и призывает режим уйти. По словам С. аль-Махди, в ближайшее время «Аль-Умма», заручившаяся поддержкой неназванных «политических и гражданских групп», собирается подписать «Декларацию свободы и перемен», которая предусматривает немедленную отставку президента без каких-либо предварительных условий, формирование переходного правительства и т.д. По сути, «Декларация» С. аль-Махди должна стать альтернативой петиции, подписанной 1 января 22 партиями.

27 января О. аль-Башира прибыл с однодневным визитом в Каир, где встретился со своим египетским коллегой Абдель Фаттахом Ас-Сиси. Выступая на пресс-конференции, суданский президент заявил, что события в его стране являются ничем иным, как «попыткой клонировать в Судане, то, что известно как «арабская весна»». Ранее правительство Египта выступило со словами поддержки «стабильности и безопасности» своего южного соседа, что позволяет расценивать вероятность египетского вмешательства в текущую ситуацию в Судане как крайне низкую.

30 января среди протестующих получило широкий резонанс сообщение о задержании дочери С. аль-Махди Мариям, которая является вторым по влиянию лицом после отца в партии «Аль-Умма». Подобные действия суданского режима, тем не менее, оказались не резким шагом, а продуманной акцией, т.к. в тот же день начальник национальной службы разведки и безопасности Салах Чош издал указ об освобождении всех задержанных в ходе протестных демонстраций.

Также 30 января около 300 преподавателей и научных сотрудников Хартумского университета объявили забастовку и опубликовали «Инициативу профессоров университета Хартума», которая вслед за петицией 22 партий и «Декларацией свобод и перемен» С. аль-Махди повторяет основное требование протестующих – создание переходного правительства. Поддержка со стороны интеллектуальной элиты свидетельствует о том, что волнения в Судане кристаллизуются, т.к. стихийность, обеспеченная народными массами «снизу», в январе получила конструктивную составляющую «сверху».

ЛИВАН

4 января в ряде регионов Ливана прошли крупномасштабные демонстрации. Главными требованиями протестующих стали формирование правительства в ближайшее время и проведение экономических реформ, направленных на улучшение условий ведения малого и среднего бизнеса в стране. Представители экономического комитета Ливана, временно заменяющего соответствующее министерство, назвали демонстрации «глупостью», т.к. они проводятся в период праздничных скидок. Однако, несмотря на такую реакцию со стороны властей, в свете готовящегося саммита Лиги арабских государств, многими протесты были восприняты весьма серьёзно.

20 января в Бейруте состоялся саммит экономического и социального развития ЛАГ. Ранее, 18 января, генеральный секретарь Лиги Ахмад Абдуль Гейт заявил, что на повестке встречи будет около 30 согласованных пунктов, важнейшими из которых являются:

  • проблема сирийских беженцев
  • продовольственное обеспечение арабских стран
  • развитие торговли и беспошлинной зоны в арабском регионе
  • развитие частного сектора
  • разработка стратегии в области энергетики
  • проблема утилизации и переработки отходов
  • финансирование развития отдельных стран (в частности, послевоенное восстановление Сирии)

Также одной из ключевых тем саммита стал вопрос о восстановлении членства Сирии в организации. Однако здесь к какому-либо результату сторонам прийти не удалось. По словам А. Абудль Гейта, представителям арабских государств «необходимо достигнуть понимания с Дамаском в ряде вопросов», чего невозможно добиться без «общего арабского согласия». Тем не менее, глава МИД Ливана Джебран Басиль впервые открыто высказался за возвращение САР в Лигу.

Примечателен тот факт, что практически все главы стран-членов ЛАГ, кроме президентов Ирака и Мавритании, воздержались от участия в бейрутском саммите. Некоторые эксперты и аналитики увидели причину такого расклада в длительном отсутствии правительства в Ливане (более 240 дней) и затяжном политическом кризисе. Другие же акцентировали внимание на внешнем факторе, т.к. Ливан традиционно является одной из арен шиито-суннитского противостояния. В частности, данное мнение разделил заместитель спикера ливанского парламента Или аль-Фарзли, заявив, что низкий уровень участия в саммите является частью иностранного давления на страну, и «другого объяснения нет».

Также стоит отметить, что в день проведения саммита ЛАГ в Бейруте состоялась акция протеста, в которой приняло участие около 20 тыс. человек. Организатором неожиданно для многих выступила коммунистическая партия Ливана, которой удалось при помощи социальных лозунгов привлечь многие общественные организации и силы, недовольные экономическим положением страны. При этом член политотдела компартии Омар Диб заявил, что проведение демонстрации в день саммита просто совпадение, т.к. она планировалась до оглашения даты встречи ЛАГ.

31 января ливанский премьер-министр Саад Харири объявил о том, что формирование нового состава кабинета министров завершено. Конечно, говорить о полном завершении затяжного политического кризиса, начавшегося 4 ноября 2017 г. после заявления С. Харири об отставке, пока не приходится. Тем не менее, новый состав руководства страны, отличающийся большей инклюзивностью, внушает определённую надежду на примирение сторон и продвижение национального диалога.

СИРИЯ

7 января, как и было объявлено ранее, норвежский дипломат с богатым опытом Гейр Педерсен приступил к исполнению обязанностей в качестве спецпосланника генсека ООН по Сирии. В день своего вступления в должность Г. Педерсен поблагодарил своего предшественника Стаффана де Мистуру за неустанную работу по сирийскому направлению, а также заявил, что для него будет «большой честью служить сирийскому народу и поддерживать стремление сирийцев к миру».

Первым делом новый спецпосланник посетил Дамаск и Москву, где провёл ряд консультационных встреч. Позже, 23 января, на полях Всемирного экономического форума в Давосе Г. Педерсен заявил о намерении посетить Анкару и Тегеран, т.к. сейчас будущее конституционного комитета САР, по его словам, зависит именно от стран-гарантов Астанинского процесса.

Первое заседание конституционного комитета Сирии по новым спискам, в связи с вступлением Г. Педерсена в должность, было решено перенести на февраль. 28 января глава МИД России Сергей Викторович Лавров сообщил прессе о том, что очередной саммит лидеров России, Турции и Ирана по Сирии планируется провести в Астане в середине февраля. По мнению большинства экспертов, февральская встреча «астанинской тройки» может стать заключительным этапом подготовки работы будущего сирийского комитета.

Позже, 31 января, турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу назвал точную дату встречи лидеров стран-гарантов Астанинского процесса – 14 февраля.

Что касается военной обстановки в Сирии, то январь сохранил негативную динамику декабря прошлого года. Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС) опубликовал следующую статистику зафиксированных случаев нарушения режима прекращения огня:

  • 107 нарушений – 5-12 января
  • 127 нарушений – 12-19 января
  • 212 нарушений – 19-26 января

Подавляющее большинство зафиксированных случаев по-прежнему приходится на Алеппо и провинцию Идлиб, которая является одной из ключевых зон деэскалации. По мнению турецкой стороны, такое положение дел вызвано попытками коалиции под началом США сорвать российско-турецкий «идлибский меморандум», о чём 31 января сообщил М. Чавушоглу.

В ночь на 21 января ВВС Израиля атаковали несколько объектов в пригородах Дамаска. В результате авиаударов, по данным Министерства обороны России, погибло 4 сирийских военнослужащих, 6 получили ранения, также была частично повреждена инфраструктура международного аэропорта в Дамаске. В связи с данным инцидентом Министерство иностранных дел САР направило в ООН официальное обращение, в котором израильская агрессия названа «попыткой продлить кризис и войну с террористами».

30 января руководитель ЦПВС генерал-лейтенант Сергей Соломатин заявил, что курдские ополченцы из состава Сирийских демократических сил (СДС), поддерживаемых американцами, заблокировали направленную российским командованием колонну с гуманитарной помощью, направленную в Хаджин. По словам С. Соломатина, бойцы СДС развернули конвой, «сославшись на категорический запрет со стороны представителей ВС США».

Относительно объявленного в 20-х числах декабря вывода войск США из Сирии в этом месяце возникли определённые разногласия. Фактически вывод войск оказался сокращением американского контингента. 23 января в ходе еженедельного брифинга официальный представитель МИД России Мария Захарова отметила, что конкретных шагов на этом направлении Вашингтоном предпринято не было.

ПАЛЕСТИНА

4 января, согласно заявлению палестинского министерства здравоохранения, в ходе очередной акции «Великого марша возвращения» пострадало 25 палестинцев, 5 из которых являются сотрудниками скорой помощи.

Следующая демонстрация на границе анклава прошла 11 января и собрала несколько тысяч человек. Информации о пострадавших не поступало, однако, по словам очевидцев, этот протест отличился особой ожесточённостью столкновений с израильскими военными. Вполне вероятно, что причиной тому стало решение премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху о приостановке перечисления Газе средств из $15 млн, выделенных Катаром.

18 января во время 43-й пятничной акции в рамках «марша» пострадало 43 палестинца, среди которых были 2 журналиста и 3 медика. Согласно заявлению местного минздрава, помимо резиновых пуль и слезоточивого газа, бойцы ЦАХАЛ применяли и боевые патроны.

29 января правительство Палестины во главе с премьер-министром Рами Хамдаллой ушло в отставку. В своём официальном обращении Р. Хамдалла отметил, что правительство продолжит исполнять свои обязанности до формирования нового кабинета министров, для успеха работы которого необходимо «доверие граждан и искренняя поддержка всех сил, фракций и составляющих палестинского общества». Примечательно, что в этот же день официальный представитель ХАМАС призвал провести в Палестине всеобщие выборы президента, парламента и национального совет.

Что касается палестино-израильского и межпалестинского урегулирования, то запланированный на 15 января визит лидера ХАМАС Исмаила Хании в Москву было решено перенести на неопределённый срок.

Позже, 25 января, посол Палестины в Москве Абдельхафиз Нофаль сообщил прессе, что межпалестинская встреча с участием представителей 10 фракций в Москве пройдёт 13-14 февраля. 29 января данную информацию подтвердили в МИД России.

***

На данный момент суданским властям более-менее удаётся справляться с протестной активностью граждан. Оппозиция наконец-то нашла своего лидера в лице давнего соперника президента О. аль-Башира – Садыка аль-Махди. На данный момент в Судане есть две программы действия – «Декларация» С. аль-Махди и петиция, подписанная представителями 22 политических партий. «Декларация» отличается более радикальным характером требований, в то время как петиция скорее предполагает «внутреннюю перестановку» в правительстве. Вполне вероятно, что, в случае успеха действующего режима, О. аль-Башир покинет пост самостоятельно (как минимум, в силу возраста) в 2020 г., когда планируется проведение очередных президентских выборов.

Формирование правительства в Ливане стало важным шагом на пути к национальному примирению. Новый кабинет министров можно назвать инклюзивным. Министерские портфели поделены между представителями враждующих Коалиций 8 марта и 14 марта с небольшим перевесом в пользу первых. Нестабильная экономическая ситуация в стране, вероятно, заставит давних соперников какое-то время сосредоточиться на текущей повестке, отложив политические разногласия. В любом случае, даже короткая передышка от политических «трясок» пойдёт на благо ливанскому обществу. Сохранение стабильности в Ливане входит в интересы всего региона, т.к. эта небольшая страна уже не первый год является одной из арен ирано-саудовского противостояния, а также играет важную роль в рамках сирийского кризиса.

События января на сирийском треке в очередной раз продемонстрировали, что, несмотря на участившиеся случаи нарушения режима прекращения огня, основные усилия теперь сосредоточены на политическом урегулировании. Дать старт работе конституционного комитета САР в этом месяце не удалось, однако, судя по заявлениям представителей стран-гарантов Астанинского процесса, подготовительные мероприятия завершены, и дело остаётся за малым. Вероятно, что первое заседание комитета будет проведено после встречи лидеров России, Турции и Ирана, намеченной на 14 февраля.

В. Останин-Головня

Турция: декабрь 2018 г. (дайджест)

Внешнеполитическая повестка декабря для Турции была наполнена визитами и различными встречами. В начале месяца президент Эрдоган направился в Буэнос-Айрес для участия в саммите «Большой двадцатки», где провел ряд двусторонних переговоров, в частности, с главами России и США. Кроме того, состоялись переговоры по сирийскому конституционному комитету в Женеве, а в конце месяца делегация Турции посетила Россию. На ближневосточном направлении продолжается борьба за сирийский Манбидж, которую Турция, по всей видимости, уже проиграла, а Р.Т. Эрдоган продолжает анонсировать новые военные кампании к востоку от Евфрата.

Во внутренней политике были обнародованы данные о кандидатах от главной оппозиционной партии Турции, появились сообщения о договоренностях об альянсе НРП и «Хорошей партии», а также информация о последних достижениях Турецкой Республики в области атомных технологий и экономической ситуации.

Отношения с Россией                                                                 

Для президента Турции месяц начался с посещения саммита G20 в Аргентине, где он имел возможность встретиться с лидером России В.В. Путиным. Ввиду внезапно отмененных переговоров В. Путина с президентом США Д. Трампом, главы России и Турции приняли решение провести двусторонние переговоры на полях саммита. И даже несмотря на то, что в последний раз они виделись буквально за неделю до этого события в Турции, лидерам двух стран было что обсудить.

По словам пресс-секретаря Президента России Д. Пескова, переговоры Путина и Эрдогана в рамках G20 могут быть охарактеризованы как «сверка часов» по ключевым вопросам. В центре внимания сторон на этот раз находился сирийский кризис, а если быть точнее – его урегулирование. Так, Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в Идлибе, а также вопрос создания демилитаризованной зоны в этом регионе. В. Путин, в частности, отметил, что проблемы по вопросу освобождения ее от террористов сохраняются, но Турция работает над этим. Таким образом стороны согласовали меры, направленные на реализацию договоренности по Идлибу, а со стороны Р.Т. Эрдогана прозвучал призыв провести специальный саммит, посвященный ситуации в Идлибе.

Своего рода «прорыв» произошел на другом, но также напрямую связанным с сирийской проблематикой направлении. 20 декабря в Женеве прошла очередная встреча министров иностранных дел России, Ирана, Турции и спецпосланника Организации Объединенных Наций по Сирии С. де Мистуры. В тот день указанные выше страны передали ООН согласованный список, включающий в себя 150 участников сирийского конституционного комитета, споры о составе которого велись на протяжении достаточно долгого времени. При этом стороны условились, что первое заседание комитета, призванного рассмотреть поправки в конституцию Сирии, должно состояться уже в январе следующего года. В то же время стоит отметить, что С. де Мистура, который с недавних пор скуп на оптимизм в вопросе оценки усилий трех стран-гарантов перемирия по урегулированию кризиса в Сирии, воспринял новость о готовности списка без особого энтузиазма. Стаффан де Мистура, который, к слову, в скором времени готовится покинуть свой пост, заявил, что предоставленный сторонами список по-прежнему далек от идеального и нуждается в доработке. Тем не менее, несмотря на такого рода негативные оценки, работа комитета должна начаться со дня на день, а контролировать этот процесс со стороны ООН уготовано уже новому спецпосланнику в лице Г. Педерсона.

Что касается других российско-турецких контактов, 29 декабря Москву посетила делегация из Турции. Министры иностранных дел, министры обороны двух стран, а также глава разведки Турецкой Республики, специальный представитель президента Турции и посол государства в России провели детальные переговоры, посвященные ситуации в Сирии, в частности, вопросу Манбиджа, процессу политического разрешения кризиса и решении Д. Трампа вывести войска из Сирии. Эрдоган, в свою очередь, заявил о своем намерении посетить Москву отдельно, однако, как пояснил Д. Песков, такая встреча, вероятно, состоится в первой половине 2019 года. Кроме того, в декабре стало известно, что очередной саммит формата Россия – Турция – Иран по Сирии планируется провести в России приблизительно в первую неделю 2019 года.

Отношения с Западом

Говоря об отношениях Турции с Соединенными Штатами, то, с одной стороны, можно сказать, что стороны обсуждают актуальные вопросы, находящиеся на повестке дня, с другой – что некоторые противоречия все еще сохраняются.

В рамках упомянутого выше саммита G20 президент Эрдоган также встретился с лидером США Д. Трампом, однако проведенные переговоры едва ли можно назвать полноформатными. В ходе непродолжительной встречи в 50 минут стороны успели обсудить ситуацию в Манбидже и Идлибе, вопросы борьбы с терроризмом, а также волнующий Эрдогана вопрос экстрадиции Ф. Гюлена. Кроме того, за последний месяц стороны часто проводили телефонные переговоры на разных уровнях для обсуждения актуальных проблем. В ходе крайней такой беседы, состоявшейся 14 декабря, Эрдоган пригласил Трампа в Турцию в 2019 году, который, по сообщениям СМИ, ответил на предложение удовлетворительно. При этом Трамп станет не единственным официальным лицом США, визит которого ожидается в новом году. Турцию также должен посетить помощник президента США по национальной безопасности Д. Болтон. Переговоры при этом будут сконцентрированы на сирийской проблематике. Стоит отметить, что кризис в Сирии действительно нуждается в обсуждении Турции и США ввиду сохраняющихся разногласий. США, прежде всего, не устраивает самостоятельность Турции, которая выражается в проведении новых военных кампаний против курдов, Турцию, в свою очередь, поддержка курдов Соединенными Штатами. Так, например, официальный представитель министерства обороны США Ш. Робертсон раскритиковал намерение Эрдогана провести очередную операцию в Сирии, заявив, что считает односторонние военные кампании на территории государства неприемлемыми. Эрдоган, однако, вскоре после этого заявил, что Д. Трамп одобрил планы Турции. МИД Турции, в свою очередь, упомянув, что на такой исход повлияла Анкара, достаточно позитивно оценил решение США о выводе своих войск из Сирии, ведь выход США – главных «помощников» курдов – из региона может позволить армии Турции держать приграничные территории, включая курдские анклавы, под своим контролем. Еще одним вопросом двусторонней повестки являются антииранские санкции. В декабре стало известно, что Турция, которой ранее Вашингтон в качестве исключения позволил вести торговлю с Ираном, намерена добиваться продления своего привилегированного положения, ссылаясь на двусторонние торговые соглашения. И хотя ответ от США пока не поступил, можно предположить, что западные партнеры не сильно обрадуются такому желанию Турции. Помимо всего этого, о разных взглядах двух стран на политические вопросы и о смещении курса Турции в сторону России также свидетельствует тот факт, что М. Чавушоглу назвал «неудачными» слова спецпосланника США по Сирии Д. Джеффри о том, что астанинский и сочинский процессы необходимо «свернуть», совершенно справедливо отметив, что благодаря именно этим форматам переговоров в Сирии обеспечивается политический диалог между воюющими сторонами.

Что касается европейского направления турецкой политики, то в отношениях с Европой все достаточно стабильно. МИД Турции периодически делает заявления о том, что Турецкая Республика обладает всеми правами для вступления в ЕС, которые, однако, остаются без ответа европейских партнеров. Последний месяц Турция также находилась под давлением Австрии и ОБСЕ по вопросу ареста австрийского журналиста М. Цирнгаста, которого задержали ранее в сентябре по подозрениям в связях с РПК. После обвинений в несправедливости и нарушении прав человека, прозвучавших от канцлера Австрии С. Курца, Анкара все же приняла решения освободить журналиста под подписку о невыезде. Однако, несмотря на то, что Турция удовлетворила требования Австрии, данный шаг с наименьшей степенью вероятности приблизит государство к ЕС. Кроме этого, страны ЕС не поддержали Турцию в вопросе проведения военной операции в Сирии, фактически процитировав заявления официальных лиц США о неприемлемости таких действий. В этой связи последнее время обсуждается возможность проведения следующего четырехстороннего саммита между Россией, Францией, Германией и Турцией для совместного обсуждения ситуации в Сирии, однако дата и место проведения пока уточняются.

Ближний Восток

На ближневосточной арене Р.Т. Эрдоган, похоже, вновь вспомнил о своих претензиях на лидерство в регионе и готовится продемонстрировать свою военную мощь на приграничных с Сирией территориях.

С начала декабря мировые СМИ не утихают о том, что после заявлений президента, сделанных 12 декабря о планах провести военную операцию, Турецкая Республика начала переброску военной техники на границу с Сирией, которая следовала в приграничный район Хатай. Вероятно, намерение Турции связано с недавней критикой Б. Асада по вопросу нарушения режима перемирия в Идлибе и с продвижением курдский отрядов в приграничных районах. Стоит отметить, что в 2015 году Турция уже проводила операцию против курдов в данном регионе, преследуя цель оттеснить курдские формирования от Евфрата. Эрдоган на протяжении всего декабря повсеместно заявлял о том, что готов начать операцию, которая будет координироваться с Россией, в любой момент и без предупреждения, однако на фоне заявлений США о намерении вывести свои войска из региона, по всей видимости, решил занять выжидательную позицию, немного отложив свои планы. Тем не менее, 25 декабря глава министерства обороны Х. Акар заявил, что подготовка к контртеррористической операции завершена, что может означать начало операции в самое ближайшее время.

В то же время, вместо проведения военной кампании против отрядов «Сил народной самообороны» и «Демократического союза» только на востоке от Евфрата, как изначально планировалось, в Турции ранее заявили о планах войти еще и в сирийских Манбидж в том случае, если курдские формирования не покинут его. Об этом заявил сам президент в ходе своего выступления на конференции высших судебных инстанций стран Организации исламского сотрудничества в Стамбуле 14 декабря.     Тогда же Эрдоган обрушился с критикой на США, заявив, что Соединенные Штаты хотят ослабить решимость Турции в их борьбе с терроризмом путем затягивания реализации дорожной карты по Манбиджу. Тем не менее, планам Р.Т. Эрдогана касательно Манбиджа не суждено было сбыться по другой причине: 28 декабря стало известно, что армия официального правительства Сирии, опередив Турцию, вошла в Манбидж, причем по приглашению курдских отрядов, и установила контроль над территорией. Реакция Эрдогана последовала незамедлительно. Лидер Турции заявил, что не верит заявлениям курдов, которые, как он выразился, не имеют права никого приглашать от своего имени, и Сирии, отметив, что считает их не более, чем «психологическим давлением». Так или иначе, но промедление турецкой армии с началом операции дало курдам и правительственной армии Б. Асада определенный карт-бланш на вышеуказанные действия. Над Манбиджем теперь возвышается сирийский флаг, и учитывая, что 16 декабря М. Чавушоглу впервые за долгое время заявил о готовности Турции сотрудничать с Б. Асадом в будущем в случае его победы на выборах, о том, какие действия теперь предпримет армия Эрдогана на сирийской земле – остается только догадываться.

Внутриполитическая обстановка

В декабре на внутриполитическом направлении Турецкой Республики стали известны некоторые подробности предстоящих муниципальных выборов.

Прежде всего, президент Турции Р.Т. Эрдоган в начале месяца в очередной раз подтвердил, что союз между Партией националистического движения (ПНД) и правящей Партией справедливости и развития (ПСР) состоится. Также стало известно, что незадолго до выборов лидеры ПСР и ПНД – Р.Т. Эрдоган и Д. Бахчели – планируют провести совместные митинги в наиболее крупных городах страны. Вместе с тем оправдались ожидания турецкой общественности относительно выдвижения спикера ВНСТ Б. Йылдырыма, который 21 декабря подал в отставку, на пост мэра Стамбула. Что касается оппозиционно настроенных партий, то в декабре стали известны имена кандидатов на пост мэров в Стамбуле и в Анкаре от Народно-республиканской партии (НРП). Так, согласно обнародованным данным, на пост мэра Стамбула претендует известный лишь в узких кругах политик Э. Имамоглу, а кандидатом на пост мэра Анкары от НРП, в свою очередь, стал М. Яваш, который уже предпринимал попытки баллотироваться на этот пост на выборах 2014 года.

При этом долгое время оставался открытым вопрос о возможном союзе оппозиционных сил на местных выборах Турции ввиду того, что партии не могли договорить об аспектах его создания. После длительных переговоров, а также встреч, решающая из которых состоялась 12 декабря в штаб-квартире НРП, стороны все же пришли к согласию. В ходе переговоров между лидерами двух партий – К. Кылычдароглу и М. Акшенер – стороны, преодолев часть противоречий, договорились о создании союза, а также приняли решение относительно того, кандидаты каких партий будут представлены в различных регионах. В частности, было решено, что в Мерсине каждая партия выдвинет своего кандидата; кандидаты от НРП будут представлены в следующих провинциях: Айдын, Мугла, Текирдаг, Хатай, Измир, Эскишехир, Анкара, Стамбул, Анталья, Бурса и Адана; «Хорошая партия», в свою очередь, выдвинет кандидатов в данных регионах: Балыкэсир, Денизли, Маниса, Коджаэли, Конья, Самсун, Трабзон, Кайсери, Сакарья и Газиантеп. Относительно других регионов переговоры между партиями, вероятно, продолжатся.

Говоря о других событиях, не связанных с выборами, стоит отметить, что в декабре Турция впервые испытала атомную авиабомбу МК-84 собственного производства на специализированной базе HABRAS, причем, по заявлению Министерства промышленности и технологий, которое охарактеризовало событие как «историческое», испытание прошло достаточно успешно.

Экономическая ситуация

На внешнеэкономическом направлении продолжают осуществляться совместные российско-турецкие проекты. Так, например, 13 декабря президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о том, что Турция начала строительство сухопутной части газопровода «Турецкий поток». Вместе с тем, в соответствии с информацией «Росатома», стало известно о выдаче разрешения Турецким агентством по атомной энергии (TAEK) на строительство второго энергоблока АЭС «Аккую». Кроме того, Эрдоган заявил, что Турецкая Республика, а рамках своего «стодневного плана работы» по реализации различных проектов, планирует провести тендер на осуществление проекта судоходного канала «Стамбул». Говоря о торговых отношениях, стоит упомянуть, что 29 декабря Министерство сельского хозяйства России подготовило проект приказа об увеличении объема ввозимых из Турции томатов вдвое – до 100 тыс. тонн в год, что в значительной степени помогло бы повысить долю экспорта Турции. При этом, согласно подсчетам, опубликованным Министерством торговли Турецкой Республики, показатель экспорта государства за прошлый месяц стал самым высоким за последний год и составил 15,5 миллиардов долларов, а ранее Турция приняла решение увеличить пошлины на импорт от 10% до 30% на ряд товаров, в том числе на строительные материалы, бумагу и картон, а также игрушки и телевизоры.

Что касается внутриэкономической ситуации, то в декабре наблюдалась волатильность турецкой лиры – в начале месяца валюта немного ослабла, затем вновь повысилась на 1,16% после заявлений ЦБ Турции о готовности принять меры по стабилизации национальной валюты. Тем не менее, по состоянию на 13 декабря, Центробанк Турции оставил базовую процентную ставку на прежнем уровне – 24%. Также в декабре, с одной стороны, стало известно о замедлении годовой инфляции, уровень которой снизился до 21,6% и о резком росте безработицы среди молодежи – с другой. Кроме того, в конце месяца появилась информация о том, что с 1 января 2019 года Турция вводит так называемый налог «на безопасность» в отношении всех лиц, вылетающих из аэропортов страны. Сумма такого налога составит 1,5 евро.

***

Таким образом в декабре на внешнеполитическом направлении Турецкая Республика в очередной раз продемонстрировала, что смотрит на мировые политические процессы в одном направлении именно с Россией, а не с Западом и с США в частности. Участившиеся контакты с российской стороной, согласование списка конституционного комитета Сирии между странами-гарантами перемирия и координация действий России и Турции в Сирийской Арабской Республике, прежде всего, говорят о том, что отношения Турецкой Республики с Российской Федерацией и с Ираном выходят на принципиально новый уровень. Однако такого нельзя сказать о турецко-американский отношениях, поскольку политика двух стран в основном ограничивается переговорами по Сирии и в последнее время сводится к двум крайностям – либо к достижению двусторонних соглашений и заявлениям о плодотворной совместной контртеррористической работе, либо к взаимным обвинениям по невыполнению достигнутых договоренностей.

Во внутренней политике, как и ожидалось, оппозиционные силы, по примеру правящей партии, объединились в союз и даже смогли согласовать некоторые детали проведения выборов 2019 года. Внутриэкономическую ситуацию Турции по-прежнему нельзя назвать стабильной, хотя следует признать, что в целом ситуация могла бы быть хуже. Внешнеэкономические связи, напротив, позволяют говорить об успехах Турции на этом направлении – реализуются многие российско-турецкие энергетические проекты, которые в ближайшем будущем должны в значительной степени способствовать экономическому росту двух стран.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: октябрь 2018 г. (дайджест)

На внешнеполитическом направлении Турция отметилась осуществлением ряда политических визитов и контактов на разных уровнях. В их числе четырехсторонний саммит в Стамбуле, где приняли участие главы России, Турции, Франции и Германии; Визит Р.Т. Эрдогана в Венгрию, а также переговоры между министрами иностранных дел Турции и Госсектретаря США.
Во внутренней политике произошел так называемый раскол союза ПСР и ПНД, а также прошли празднования по случаю 95-летия со дня основания Турецкой Республики. Кроме того, впервые за несколько месяцев начала налаживаться экономическая ситуация в стране.
Отношения с Россией
В октябре главным событием на российско-турецком направлении стал четырехсторонний саммит лидеров России, Турции, Франции и Германии, который стартовал 27 октября в Стамбуле. Важность проведенной встречи демонстрирует участие в ней не только делегаций, возглавляемых лидерами государств, но и спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры.
Незадолго до начала саммита, который проводился в подобном формате впервые, президент Турции Р.Т. Эрдоган провел ряд двусторонних встреч с канцлером Германии А. Меркель, президентом Франции Э. Макроном, а также с главой России В.В. Путиным, однако переговоры проходили за закрытыми дверями. Кроме того, на полях саммита прошла встреча министров обороны России и Турции, а также министров иностранных дел двух государств, которые обсуждали аспекты урегулирования сирийского кризиса, в том числе вопрос реализации соглашения по Идлибу. В ходе саммита, который был посвящен сирийскому урегулированию и продлился 3 часа, стороны обсудили ряд вопросов, связанных с сирийской проблематикой, а по завершении переговоров приняли итоговое заявление. Незадолго до саммита Россия и Турция также начали обсуждать создание демилитаризованной зоны в Идлибе и даже определили ее границы. 10 октября, Министерство обороны Турецкой Республики сообщило о завершении выводы тяжелой техники из буферной зоны, а неделей позже Россия и Турция проинформировали ООН о том, что срок действия соглашения по Идлибу будет продлен. На стамбульском саммите Президент Турции Эрдоган выразил надежду на то, что все стороны, принявшие участие в саммите, будут вовлечены в процесс мирного разрешения сирийского кризиса. Важным итогом также стало то, что стороны подтвердили важность договоренностей по Идлибу, достигнутых ранее между Турцией и Россией, и условились прикладывать все усилия для того, чтобы перемирие приобрело долгосрочный характер. На пресс-конференции по итогам саммита лидер Турции сообщил, что Турецкая Республика будет контролировать радикальные группировки, а Россия, в свою очередь, будет ответственна за то, чтобы правительственные сирийские войска не осуществляли наступление на территории, упомянутые в достигнутом в Сочи соглашении. Что касается зоны деэскалации в Идлибе, то Путин и Эрдоган подтвердили ее временный характер. Президент России также заявил, что Россия сохраняет за собой право оказывать помощь Сирии в случае продолжения каких-либо провокаций со стороны боевиков. Также стороны затронули вопрос о создании Конституционной комиссии, которая, по их мнению, должна быть сформирована до конца текущего года. Помимо этого, стороны не исключили возможность расширения формата саммита в дальнейшем. В частности, на это обратили внимание президенты России и Турции, а Р.Т. Эрдоган при этом отметил, что данный саммит не подменяет собой встречи астанинского формата.
Помимо саммита в Стамбуле, где российская и турецкая стороны смогли обсудить волнующие их вопросы, в октябре также стали известны некоторые подробности поставок Россией С-400 в Турцию. По словам вице-премьера Ю. Борисова, Турецкая Республика получила право на дополнительные поставки ЗРК С-400 после выполнения их основной части. При этом получить свои первые зенитно-ракетные комплексы Турция должна где-то через год, в октябре 2019-го.
Отношения с Западом
В то время как со странами Евросоюза у Турции постепенно налаживаются отношения, то с когда-то ближайшим союзником США двустороннее взаимодействие все еще остается достаточно напряженным. Улучшение отношений со странами ЕС подтверждается рядом контактов, включая вышеупомянутый саммит, а также визит Эрдогана в Венгрию в начале октября, в ходе которого премьер-министр Венгрии В. Орбан поддержал турецкого президента по вопросу вступления Турции в Евросоюз. С США дела обстоят немного иначе.
В октябре стало известно о том, что суд Турции вынес решение об освобождении американского пастора Э. Брансона из-под домашнего ареста, после чего он отправился домой в США. Учитывая, что несколько месяцев назад именно арест Брансона стал предлогом для стремительного ухудшения турецко-американских отношений, данное решение турецкой стороны должно было стать одним из шагов для потепления на турецко-американском фронте, однако нормализации двусторонних отношений не случилось. Мгновенной отмены санкций не произошло (хотя Турция открыто заявляла, что ожидает этого), однако стороны как минимум начали обсуждать этот вопрос. В частности, санкционная политика двух государств в отношении друг друга стала предметом для обсуждения на переговорах министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу и его коллеги из США М. Помпео в ходе визита последнего в Анкару 17 октября. Тогда стороны сошлись во мнении, что санкции необходимо отменить, поскольку они препятствуют развитию двусторонних отношений, однако ни одна из сторон этого так и не сделала. Причин для такого поведения США может быть несколько: во-первых, США по-прежнему не устраивает политика Турции, которая все больше сближается с Россией, Ираном, некоторыми странами Евросоюза, при этом не считаясь с США по ряду вопросов. Так, например, США могло «оскорбить» проведение четырехстороннего саммита в Стамбуле, куда Соединенные Штаты, которые считают себя одним из главных игроков на Ближнем Востоке и в Сирии, приглашены не были. Турецкая сторона, в свою очередь, разочаровалась в сирийской политике США и видит с Россией, Францией и Германией гораздо больше точек соприкосновения. К примеру, Турция и США по-прежнему только договариваются по вопросу совместного патрулирования Манбиджа, однако существенного прогресса на данном направлении достигнуто так и не было, а Турция уже не раз выражала недовольство американской стороной в вопросе выполнения Америкой ее обязательств. В частности, неудовлетворение реализацией соглашения по Манбиджу выразил Эрдоган Трампу в ходе телефонных переговоров двух президентов, попутно заявив, что США по-прежнему продолжают поддерживать курдов. На этом фоне успешная реализация соглашения по Идлибу России и Турции выглядит более выигрышным и является более полезным на практике, что частично признал даже советник Д. Трампа по национальной безопасности Д. Болтон, подчеркнув важность российско-турецкого соглашения. Помимо этого, на данный момент Турция и США имеют разные взгляды по вопросу убийства саудовского журналиста: в то время как Турция критикует Запад за весьма сдержанную реакцию, США твердит о том, что позиция Анкары по этому вопросу, напротив, слишком жесткая. Кроме того, Турецкой Республике стали очевидны «двойные стандарты» американского руководства – если Турция по любому поводу критикуется США за «антидемократические меры» внутри страны, то убийство журналиста не стало поводом для обвинений Саудовской Аравии в подобном.
Ближний Восток
Что касается ближневосточной политики Турции за последний месяц, то помимо сотрудничества с Россией в Идлибе, Турецкая Республика вновь пытается оказывать сопротивление сирийским курдам.
Так, в конце октября в турецких СМИ появилась информация о том, что армия Турции нанесла удары по курдским формированиям в сирийском районе Зор Магар. Спустя несколько дней президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о начале очередной военной операции, направленной против сирийских курдов. Напомним, что анонсированная турецким лидером военная кампания станет уже третьей по счету на сирийской земле. Так, в 2016 году Турция проводила операцию под названием «Щит Евфрата», в январе 2018 – «Оливковую ветвь» в Африне. На этот раз Турция вновь намерена бороться с курдами на востоке от Евфрата. При этом интересно, что Турция таким образом в очередной раз пытается продемонстрировать свою военную мощь и независимость от Запада, как бы намекая США на то, что с курдами она может разобраться и без помощи Запада. И хотя пока об официальной реакции Вашингтона на новую операцию Турции объявлено не было, предположить, что Соединенные Штаты, как минимум, будут не слишком довольны, можно уже сейчас.
В октябре также немного пошатнулись дружественные турецко-саудовские отношения. Причина тому – убийство саудовского журналиста. 2 октября в Стамбуле в здании консульства Саудовской Аравии при достаточно странных обстоятельствах бесследно исчез оппозиционный журналист Д. Хашогджи родом из Саудовской Аравии. В то время как официальный Эр-Рияд не торопился расследовать дело и утверждал, что система наблюдения консульства ничего не зафиксировала, одной из первых на исчезновение Хашогджи отреагировала Турция, заявив, что обязательно выяснит подробности произошедшего и начнет расследование. Стоит отметить, что совместная команда Турции и Саудовской Аравии провела обыск в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле, после чего Турция стала заявлять о якобы имеющихся доказательствах пыток и последующего убийства журналиста. Как заявляли представители Турции, им удалось получить аудиозапись допроса пропавшего журналиста с его наручных часов, и Турция даже была готова предоставить доказательства, однако этого так и не случилось. Немного позже факт гибели подтвердил и Эр-Рияд, а генпрокуроры двух стран провели несколько встреч с целью обсуждения обстоятельств произошедшего, однако, как впоследствии отмечала турецкая сторона, существенного продвижения в деле Хашогджи данные переговоры не обеспечили. В конце октября генеральная прокуратура Стамбула опубликовала заявление, в котором вновь был отмечен факт убийства, однако по-прежнему не фигурировали какие-либо существенные доказательства. И хотя окончательных итогов расследования мировой общественности, судя по всему, ждать придется еще долго, реакция Турции и ее желание расследовать данное дело вполне объяснимы. Саудовская Аравия является центром исламского мира, а значит автоматически приобретает статус одного из конкурентов Турции, которая в рамках своей неоосманской политики также позиционирует себя одним из лидеров исламского мира на региональной арене. Ситуация с убийством оппозиционного Эр-Рияду журналиста как никогда выгодна Турции: у Турецкой Республики есть шанс настроить часть стран Запада против недемократичного режима наследного принца, и в то же время получить какие-либо выгодные для себя уступки от Эр-Рияда в том случае, если доказательства его причастности действительно имеются. В настоящее время Турция манипулирует относящимися к делу Хашогджи фактами, хотя и достаточно сомнительными, будто бы выжидая каких-то действий или, возможно, компенсаций за молчание от Саудовской Аравии, которая совершенно не заинтересована в обнародовании доказательств о причастности наследного принца к делу убитого журналиста. Как бы ни было на самом деле, тот факт, что официальный Эр-Рияд достаточно скромно отвечает на обвинения Турция, отказывается огласить список лиц и передать подозреваемых по делу Анкаре для суда на территории Турции, вместо этого приглашая турецкую делегацию во главе с генпрокурором И. Фиданом обсудить ситуацию в королевстве, может говорить о многом.
Внутриполитическая обстановка
1 октября президент Турции Р.Т. Эрдоган выступил на открытии сессии парламента. Речь президента в основном была посвящена внешней политике, причем особое внимание он уделили развитию отношений с Россией. Таким образом парламент Турецкой Республики начал работу осенней сессии, а незадолго после этого между его главными партиями, наметился «раскол».
Как известно, правящая ПСР и ПНД шли на июньские выборы в качестве альянса и по результатам выборов смогли сформировать большинство. Однако настоящего «союза» между партиями, судя по всему, не получилось. В октябре между ПСР и ПНД возникли первые разногласия. Так, партии не смогли договориться сразу по двум вопросам – по поводу законопроекта об общей амнистии, который не нашел поддержки среди депутатов ПСР, и введении клятвы, с которой должны начинаться занятия в школах. После этого стало известно о том, что ПСР и оппозиционная ПНД по причине ряда разногласий официально прекращают сотрудничество, что подтвердил в том числе и президент страны Эрдоган, а члены ПНД вдруг резко стали голосовать против инициатив ПСР в парламенте. Когда Высшая избирательная комиссия Турции сообщила, что общенациональные местные выборы в Турции пройдут 31 марта 2019 года, стало известно, что Партия националистического движения и Партия справедливости и развития будут представлены на выборах отдельно. В целом такой исход можно было предположить заранее, поскольку взгляды двух партий на многие вещи действительно не совпадают. При этом союз ПСР и ПНД был нужен в свое время как одной партии, так и другой для прохождения в меджлис на парламентских выборах, однако теперь, когда общие цели достигнуты, каждая из партий стала преследовать свои личные, которые, как выяснилось, не слишком пересекаются друг с другом.
29 октября в Турции также отмечался день 95-летия республики. По всей стране проходили масштабные мероприятия, посвященные празднованию годовщины. В связи с этим событием президент страны Р.Т. Эрдоган лично открыл новый аэропорт под названием «аэропорт Стамбул», который в будущем претендует на звание самого крупного аэропорта в мире. Самолет Эрдогана стал первым судном, осуществившем посадку в новом аэропорту. При этом в ходе своей речи по случаю открытия аэропорта, президент Турции отметил, что аэропорт имени М.К. Ататюрка продолжит функционировать до полного введения в строй аэропорта Стамбула, что планируется осуществить уже к столетию республики, в 2023 году. После этого аэропорт Ататюрка будет закрыт для коммерческих рейсов, а всю нагрузку возьмет на себя новый аэропорт. В настоящее время площадь аэропорта составляет 76,5 миллиона квадратных метров. Первое время большая часть рейсов будет осуществляться по внутренним направлениям – в Анкару, Анталью и Измир. Первые международные рейсы, в свою очередь, должны будут отправиться в Баку и на Северный Кипр.
Экономическая ситуация
После летнего кризиса экономическая ситуация в Турции постепенно начинает налаживаться, хотя говорить о каких-то значимых достижениях в этой области по-прежнему рано.
Прошло больше месяца с того момента, как министр экономики и финансов Турции представил новую экономическую программу. В начале октября Б. Албайрак сообщил о том, что частный сектор Турции согласился снизить цены на товары и услуги на 10% в рамках предлагаемой правительством программы по борьбе с инфляцией, однако тогда курс лиры не только не возрос, но, наоборот, немного ослаб. При этом почти тогда же президент страны, выступая перед активистами ПСР, заявил о том, что Турция больше не будет брать кредиты у МВФ и будет решать экономические вопросы своими силами. Немного позже Турецкая Республика проинформировала ВТО о том, что с 17 октября введет импортные квоты на сталь в целях защиты своих производителей. Тем не менее, внутренние меры не слишком сильно помогли укрепить национальную валюту. Изменения в турецкой экономике, как и предполагалось, произошли после освобождения Турцией Э. Брансона. Так, почти сразу после этого события, с 12 октября лира укрепилась на 7% и, по состоянию на конец октября, ее показатели по отношению к доллару стали самыми высокими за последние несколько месяцев и были равны 5,52. Такое развитие событий заставило министра экономики и финансов Турции Б. Албайрака сделать заявление о том, что турецкая экономика пережила этап нормализации, а также заверить инвесторов в том, что им больше нечего опасаться.
Что касается внешнеэкономического направления, то Турция продолжает развивать энергетическое партнерство, на этот раз с Азербайджаном. Так, например, 19 октября лидеры Турции и Азербайджана открыли проект нефтяной компании Азербайджана – нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) Star в турецком Измире. Предполагается, что завод будет обеспечивать приблизительно 25% потребностей Турции в нефтепродуктах посредством производства дизельного топлива с низким содержанием серы, сжиженного газа и ряда других продуктов. При этом его перерабатывающая мощность будет равна 10 миллионов тонн продукции в год.
Кроме того стали известны некоторые подробности строительства одного из главных российско-турецких проектов – газопровода «Турецкий поток». В своем пресс-релизе «Газпром» сообщил о том, что на конец октября построено уже 95% морской части газопровода, а в общей сумме уложено уже 1775 километров труб.
***
В настоящий период времени внешняя политика Турецкой Республики по-прежнему основана на сотрудничестве с Россией и, как показали результаты четырехстороннего саммита в Стамбуле, с некоторыми странами Евросоюза. Турция действительно старается выработать эффективный механизм работы в Сирии для урегулирования кризиса, но при этом не отказывается от своих неоосманских амбиций, периодически объявляя о подготовке новых военных операций на сирийских территориях в ответ на неудовлетворительную политику Вашингтона.
Расхождение во взглядах между правящей ПСР и ПНД во внутренней политике прослеживалось почти всегда, поэтому решение партий идти на местные выборы по отдельности и отказаться от альянса, скорее, стало следствием разных целей, которые преследуют партии. Что касается начала экономического подъема Турции, то на данный момент Турецкая Республика действительно почти восстановила экономические показатели, которые были до кризиса с США, однако, во-первых, не по всем параметрам (согласно прогнозам, уровень инфляции, как ожидается, еще будет возрастать), во-вторых, это произошло благодаря, прежде всего, политическому маневру, а не внутриэкономическим мерам, которые с момента начала кризиса в августе, к сожалению, были практически неэффективны.
В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: июнь 2018г. (дайджест)

В июне в Турции прошли внеочередные всеобщие выборы. Победу в президентской гонке одержал действующий президент Р.Т.Эрдоган, в парламентской – союз ПСР и ПНД, в рамках которого правящая Партия справедливости и развития получила наибольший процент голосов избирателей.
Внешняя политика государства характеризуется стабильностью: после выборов напряженность между Турцией и Западом сохраняется, а Турецкая Республика развивает региональные контакты и усиливает свои позиции в ближневосточном регионе, в частности – в Сирии и Ираке.
Внешняя политика
Внешнеполитический курс Анкары за последний месяц не претерпел практически никаких изменений. Отношения с Западом по-прежнему характеризуются сохранением имеющихся противоречий. Соединенные Штаты все еще высказывают свое недовольство по поводу закупок турецкой стороной российских ЗРК, угрожая введением санкций, однако Турцию, похоже, такой вариант развития событий не пугает – Анкара, как и раньше, не намерена отказываться от выгодного контракта с Россией. Некоторые успехи были достигнуты Турцией и США на сирийском направлении. В начале июня министры иностранных дел США и Турции М.Помпео и М.Чавушоглу провели встречу, в ходе которой обсудили ряд вопросов относительно двусторонних турецко-американских отношений, а также ситуации в Сирии. В частности, стороны согласовали дорожную карту по Манбиджу – району на севере Сирии, который является главным противоречием Вашингтона и Анкары. Стороны отметили, что им еще предстоит работа по выводу курдских формирований, и что реализация данной дорожный карты займет приблизительно полгода.
Что касается отношений со странами Европы и Евросоюза в частности, то они осложняются на фоне проводимых в стране выборов. Европа уже не раз заявляла о том, что Турция не соответствует европейским стандартам, а накануне проведения голосования антитурецкая риторика усилилась вдвойне. И хотя существенных нарушений в ходе проведения выборов выявлено не было, наблюдатели ОБСЕ постоянно акцентировали внимание на неравном положении кандидатов, а также на том, что голосование проходило в период действия в стране режима ЧП. Современная Европа желает видеть у власти в Турции более лояльного Западу кандидата и боится последствий вступления в силу изменений Конституции страны, которые призваны укрепить власть президента, а также усилить консерватизм и националистические настроения в турецком обществе. В настоящий момент переговоры Турции о вступлении в ЕС находятся на грани срыва, и эти слова подтверждаются официальными источниками. Так, например, в Совете ЕС заявили о том, что Турецкая Республика с каждым днем все дальше отдаляется от Евросоюза и поспешили напомнить о приостановлении работы по модернизации таможенного союза между сторонами, о невыполнении Турцией необходимых критериев для присоединения к ЕС, а также о недемократическом режиме, господствующем в стране. В то же время разрывать контакты с Турцией навсегда Европа не намерена. Евросоюз заинтересован в Турции с точки зрения сокращения потока мигрантов, поэтому заявил о готовности выделить 3 млрд. евро для борьбы с миграционным кризисом. Турция, в свою очередь, заявила о несправедливом отношении к ней со стороны Европы, а президент страны и вовсе призывал свой народ «преподать урок» Западу на июньских выборах, тем самым только усиливая и без того растущую напряженность в двустороннем взаимодействии.
Также Турция продолжает укреплять позиции на Ближнем Востоке. Объектом воздействия Турецкой Республики, как и всегда, является Сирия. Так, в соответствии с вышеупомянутой дорожной картой, турецкие военные вошли в Манбидж, заняв окраины города. Помимо этого, премьер-министр государства заявил о намерении Турции создать новую зону безопасности, протяженность которой будет проходить от северной части Сирии и Ирака до границ Ирана. Также в июне Р.Т.Эрдоган объявил о начале новой операции в Ираке в горах Кандиль, где сосредоточены курдские формирования, однако, если учитывать тот факт, что курды периодически подвергаются обстрелам Турции на протяжении уже нескольких месяцев, то данная операции была начата уже давно, а сейчас просто приобрела официальный статус. Что касается международного сотрудничества по вопросу сирийского урегулирования, то 18-19 июня в Женеве прошли консультации, нацеленные на создание конституционного комитета, в которых приняли участие страны-гаранты перемирия Россия, Турция, Иран, а также спецпредставитель генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура, однако ввиду противоречий, в том числе по вопросу состава конституционного комитета, каких-либо существенных результатов достичь пока не удалось.
Внутриполитическая обстановка
Центральным событием месяца на внутриполитической арене стали президентские и парламентские выборы, которые состоялись 24 июня. Претенденты на пост главы государства избирались по системе простого большинства (50+1). В случае, если ни один из кандидатов не наберет нужного количества голосов, предусматривался второй тур, где должны были участвовать два кандидата, набравшие самый высокий процент в первом туре. Вопреки всем ожиданиям и предположениям о том, что действующий президент Р.Т.Эрдоган может не победить в первом туре голосования или не победить вообще, лидер государства одержал победу в президентской гонке. Несмотря на многочисленные оппозиционные митинги, прокатившиеся по Турции накануне решающего для страны дня, лидер Турецкой Республики набрал 52,6% голосов избирателей, в то время как его основной конкурент от Республиканской народной партии М.Индже получил 30,6%. Очевидно, что проведение досрочных выборов было нужно действующему руководству во многом для того, чтобы не позволить другим кандидатам и их партиям укрепить свои позиции до 2019 года (когда изначально планировалось проведение выборов), и данный план сработал. Далее по списку расположились С.Демирташ (Демократическая партия народов) – 8,4%, М.Акшенер (Хорошая партия) – 7,3%, Т.Карамоллаоглу (Партия счастья) – 0,9% и кандидат от Партии родины Д.Перинчек, получивший всего 0,2% голосов. М.Индже по завершении выборов заявил, что признает поражение, хотя и считает выборы не совсем честными. С одной стороны, победу Эрдогана действительно нельзя назвать слишком уверенной – он получил чуть больше половины от всех голосов, с другой – ему впервые за долгое время удалось добиться поддержки тех регионов, которые не стремились голосовать за него ранее, например, за Эрдогана свои голоса отдали многие жители Стамбула. При этом интересно, что в выборах, фактически призванных определить будущее Турецкой Республики, участвовало рекордное с 1987 года количество избирателей – 87%. Что касается реакции на результаты, то она была вполне сдержанной, причем как со стороны политиков, так и простых турецких граждан. Пока что в стране не наблюдается масштабных митингов и беспорядков, свойственных для эмоциональных и достаточно политизированных турок, как правило, требующих пересмотра результатов или проведения очередного этапа голосования. Исходя из этого можно заключить одно: турецкий народ выбрал именно Эрдогана. Однако действительно ли население поддерживает проводимый президентом курс или среди кандидатов на столь ответственную должность просто не было более достойных альтернатив – сказать сложно, ведь у действующего президента достаточно как противников, так и сторонников, но 24 июня решающий голос, очевидно, был за последними. Так или иначе, в среднесрочной перспективе Турцию ждут большие перемены, а сам президент теоретически сможет находиться у власти вплоть до 2028 года, продолжая осуществлять начатую им ранее политику по укреплению позиций Турецкой Республики на региональном и международном пространствах и вертикали власти внутри страны.
Что касается парламентских выборов, то победу на них одержал «Народный альянс», состоящий из Партии справедливости и развития и Партии национального движения – совместно они получили 53,7% голосов и 344 места в Меджлисе, что позволяет альянсу сформировать большинство. При этом у самой ПСР, получившей 42,6% голосов, в действительности будет меньше половины мест в парламенте – 295, а значит, что остальные 305 мест из 600 возможных займут союзническая ПНД (11,1% голосов) и оппозиционные фракции, в сумме получившие 45,6% голосов. Для Партии справедливости и развития ситуация в целом могла бы сложиться более успешно, однако учитывая конституционные реформы, предусматривающие переход к президентской республике по итогам выборов, функции парламента в значительной степени станут условными, а полнота власти будет сосредоточена в руках президента Турецкой Республики и по совместительству – председателя ПСР Р.Т.Эрдогана.
Экономическая ситуация
На внешнеэкономическом направлении, как и на внешнеполитическом, Турция стремится продемонстрировать свою независимость и самостоятельность. Так, например, министр экономики Турции объявил о введении против США пошлин на сумму в 300 млн. долл. Таможенные пошлины устанавливаются на 22 категории импортируемых из США товаров, в частности, на алкоголь, автомобили, табак и рис. Кроме этого, Турция заявила о том, что не станет приостанавливать торговое сотрудничество с Ираном из-за решения Соединенных Штатов ввести против государства санкции. Что касается энергетического сектора, то в то время как активно идет строительство «Турецкого потока», Турция запускает альтернативный Трансанатолийский газопровод TANAP, протяженность которого составила 1,85 тыс.км. Предполагается, что первые поставки газа в Европу начнутся в июне 2019 года.
На достаточно непростую внутриэкономическую ситуацию в стране повлиял исход выборов – лира, показатели которой в предвыборные дни были минимальными, возросла на 2% до 4,58 за доллар. Однако гарантий дальнейшего роста национальной валюты по-прежнему нет, а ситуация на рынках также оставляет желать лучшего. Более того, согласно данным турецкого статистического института TurkStat, индекс экономического доверия в Турции сегодня составляет 90,4 пункта, что является рекордно низким показателем за последние полтора года. При этом интересно, что такого рода экономическая нестабильность сопровождалась обещаниями Эрдогана вывести Турцию на новый уровень развития, соответствующий России и США. И хотя подобные заявления Эрдогана звучат слишком смелыми, сегодня правительству Турецкой Республики действительно пора ненадолго отвлечься от политической повестки дня, где уже появилась какая-то определенность, и заняться экономическими вопросами.
***
В июне Турция пережила одно из самых главных событий за последние несколько лет. Турецкая Республика выбрала президента, а также определила, какие партии будут представлены в парламенте. Результаты этих выборов, безусловно, окажут влияние как на внутриполитическую жизнь государства, так и на внешнеполитическую. И если с внутренней политикой все относительно понятно – Р.Т.Эрдоган, в последнее время известный своими националистическими настроениями, с наибольшей степенью вероятности продолжит политику дальнейшей консерватизации турецкого общества, начатую им несколько лет назад, то изменения на внешнеполитической повестке дня станут более значительными. Не стоит и пояснять, что эти изменения, скорее всего, коснутся отношений Турции со странами Запада, которые, очевидно, не слишком рады победе «диктатора» Эрдогана и его партии в президентской и парламентской гонках. Западу нужна демократическая и зависимая от него Турция, однако властные круги, как и большинство граждан Турецкой Республики, похоже, так не считают, и победа кандидата, нацеленного на усиление антизападных настроений – наглядное тому подтверждение.

В.Аватков, А.Сбитнева

Восток Турции: субъективные записки сотрудника Центра

Сотрудник «Центра востоковедения» чуть больше недели путешествовал автостопом по маршруту Анкара-Карс-Ыгдыр-Догубеязит-Ван-Эрзурум-Трабзон и собрал в один текст свои мысли о регионе, куда редко заезжают праздные туристы.

Запад всегда немного мифологизирует Восток, смотрит на него как на источник мудрости (скорее в прошлом) или опасности (скорее в настоящем).

«Не смотри там на женщин, за такое могут избить», — предупреждает сосед-турок. /курдянки средних лет закрывали при виде меня нижнюю часть лица платком/.

«И никому не говори, что ты христианин», — предостерегает мой юный турецкий приятель-баптист. /две стандартные темы для разговора — политика и религия — не приобретут никаких новых красок/.

«Андрей, пожалуйста, будьте там аккуратны», — писала в телеграмме петербургская ходжа  /страшно было только один раз, когда на горном серпантине перед Трабзоном, подхвативший меня старик-дальнобойщик начал исходить потоками первосортного турецкого мата в телефонную трубку, рискуя схватить инфаркт и прихватить меня за компанию в свой последний полет под гору/.

Запад Турции сам не вполне представляет, каков её восток и кто его населяет. Существует стереотипная картинка о диких и бедных курдах-сепаратистах, проецируемая по диагонали на всё пространство за косой линией Газиантеп-Карс.

Даже не надо ездить туда самому, чтобы понять, что реальность значительно сложнее.

Но поехать туда просто — каждый день из Анкары в Карс уезжает поезд, который идет ровно сутки, разумней, впрочем, взять самолет — в Турции полно междугородних дешевых рейсов.

Путешествие по железной дороге даст разве что возможность сквозь грязное окно заснять на мобильный телефон достойные интернета пейзажи и увидеть, как резко за Эрзинджаном прекращается разворачивающееся в полную силу западно-турецкое лето, сменяясь робкой бледно-зеленой ранней весной.

Соседями в поезде попадутся два смешных сивасца. Спокойно разговаривающий на турецком русский молодой человек их сначала смутит, но вскоре, осмелев, они уже будут курить в форточку дурной табак и на своем смешном центрально-анатолийском диалекте жаловаться на “torpil”, который может не дать им после училища пойти работать на железную дорогу.

“Torpil” сейчас одно из главных турецких слов. Взяточничество в стране на низовом уровне более или менее побеждено, по крайней мере не достигает тех размеров, какие царствуют на нашем севере, но на место чистых взяток пришел “torpil” — иначе, вероятно, и невозможно в восточной стране, опутанной родственными связями. “Torpil” — это непотизм, повышенная забота о родственниках и друзьях, приключающаяся с человеком чаще всего, когда он занимает видное место на госслужбе. Судя по количеству разговоров о T. в Турции, это чуть ли не главный социальный лифт в стране, регулярно отправляющий выпускников университета за баранку грузовика или прилавок с симитами.

24 часа спустя поезд прибудет в город Карс, ещё хранящий в себе следы русской имперской застройки. Знакомая архитектура окажется обрамлена не менее знакомыми дорогами. Попытавшись занести туда европейскую цивилизацию, мы заразили местное пространство не сифилисом, но ямами и колдобинами, захватившими все области бывшей Западной Армении вплоть до Вана. Местные, чему нам стоит поучиться, реагируют на происходящее стоически, мол, что поделать, слишком холодная зима и слишком жаркое лето делают свое дело.

Память о русских в тех местах не является предметом исторической работы, её причудливо игнорируют, информационные таблички перед старыми домами Карса причисляют их к неведомому «балтийскому» архитектурному стилю, свежеотреставрированный дворец Исхака-паши в Догубеязите никак не связывается с баязетским сидением, в красивых новых стендах информации об этом нет, а русский язык вылезает неожиданно — в Эрзуруме, перед «Тремя гробницами».

Всё русское медленно разрушается и забывается, последние обрывки памяти разлетаются на ветру, изредка попадаясь на глаза и мне. Случайный водитель, что удивительно — турок (кроме него до перегона Эрзурум-Трабзон мне попадаются исключительно курды), по дороге из руин Ани ругается на армян, но почему-то хвалит русских. «Откуда знаете?» — спрашиваю. «Говорил со стариками когда-то здесь, плакали, армяне резали всех, а русские военные деньгу давали, еду у них покупали, одежду».

Часов через пять после этой поездки в глупом и модном кафе внутри старого «балтийского» дома, я встречусь с Польей, дочкой последнего молоканина, оставшегося жить в Карсе. Она с восторгом расскажет о борще и обнаружившихся родственниках на Ставрополье, подарит две толстые иллюстрированные книжки о молоканах одного турецкого профессора. На вопрос, остался ли здесь ещё хоть кто, может быть, по деревням; ответит, что никого не знает, но может свозить на кладбище. Перед выездом из города найду в меню маленького кафе «priyoşki» — на самом деле просто мясо в панировке из булгура.

Грустно, что не заметно никакого знака внимания ни от далекого (1100 км.) анкарского посольства, ни более близкого (420 км.) трабзонского консульства. Только грустно болтается над одним из «бывших» зданий флаг азербайджанского представительства — диаспора азери в городе большая.

Восток Турции считается экономически отсталым регионом: в Карсе поражают древние маршрутные такси и страшная строительная пыль, Догубеязит можно использовать в качестве живой декорации в фильмах о турецких восьмидесятых (кстати, именно там ко мне в первый раз пристали детишки: «Money, please, sir»). После Карса, Ыгдыра и Догубеязита Ван кажется очень живым и современным городом. Впрочем и в Эгейском регионе, на развитом, как считается, западе, на пути к Измиру встречается много пыльных потерянных городков.

По словам местных жителей правительство старается вкладывать в восток, дает деньги, поощряет частное предпринимательство. Но этого недостаточно, и местные мужчины устраиваются на сезонную работу на западе. Сельское хозяйство живо, — вокруг ведь не только горы, от Вана до Эрзерума тянутся долины со смешными ирригационными канальцами. Иногда восток развивают по-начальственному смешно — в каждом мало-мальски крупном городке строится свежий, обшитый дешевым пластиком университетский кампус. «У меня на кухне два посудомойщика с бакалаврскими дипломами», — хвастается один мой попутчик.

Все, кого я стоплю — курды, вписываюсь я тоже только у них, словом, окружен мощным курдским коммьюнити и даже научен говорить «эз башим», надеюсь, что это действительно означает «у меня всё хорошо».

Они забавные, их никак не отличить от турок, пока не сойдутся вместе двое и в бульканье речи не останется понятным только слово «тамам» — кажется, универсальный ближневосточный аналог слова «о’кей».

Недовольство властью увеличивается при движении с севера на юг. Под Карсом и Ыгдыром, два дня подряд, мне попадаются только сторонники Эрдогана, причем не маргиналы. Но, чем дальше я двигаюсь, тем больше попадается то ли молодежи, то ли людей убежденных, сторонников прокурдской Демократической народной партии, её офисы появляются в центрах городов, какие-то уличные таблички и стенды дублируются на курдском, впрочем, мало. Я спрашиваю: «А так вообще можно?». Говорят: «На муниципальных выборах победили курдские кандидаты, всё благодаря им». Спрашиваю: «А что дальше?». Говорят: «Их сняли. За то, что в муниципалитете друг с другом говорили по-курдски». Но основная беда местных — цены на мазут, «беш мильйон… беш мильйон…» — цедят сквозь зубы мои собеседники (в Турции до сих пор люди продолжают считать цены в доденоминационных единицах. Сейчас пять миллионов старых лир равно пяти новым).

С полгода назад власти плотно закрыли границу с Ираном в районе Догубеязита, откуда шел дешевый мазут и сигареты. Никотин удается кое-как разыскать и в местном дешевом тютюне, а вот с топливом сложнее. Примерно тогда же на дорогах стали появляться и заставы: полицейский контроль проверяет права и интересуется содержимым багажника, на отрезке в пути от Вана до Эрзурума это происходит шесть раз. Местные раздражаются и причин участившихся проверок на дорогах не видят, объясняют, что всё это просто попытки давить на курдов.

В долгих, уже несколько доверительных разговорах удается и коснуться темы Рабочей Партии Курдистана — нет, это не наше, да и где тут прятаться среди разлившихся между хребтами долин. «Пойми, — говорит учитель младших классов С., курд, 40 лет, Сарыкамыш, — из 1000 человек, может быть, найдется один идейный, который захочет вступить в РПК. В той же тысяче будут ещё двое, которые как и я будут брюзжать о происходящем, но проголосуют всё равно за Эрдогана, потому что больше не за кого. А что остальные? Им всё равно».

У Н., врача (32 года, курд, учился в Стамбуле, сейчас педиатр в Эрзуруме) под конец совместной дороги в 250 километров спрашиваю, можно ли как-то отличить курда от турка? «Да никак, — отвечает он, — только по языку». «Ну как, — уточняю, — а культурные отличия». «Да нет их, — поправляется, — есть, конечно, но южнее, здесь у нас слишком большое турецкое влияние, а там больше взяли от арабов》.

Восток Турции — странное пространство, которое даже специалистам может показаться гомогенно окрашенным в фиолетовый цвет Демократической партии народов — картинка, памятная с выборов 2015 года. Но это не так, и даже северная его часть, как мне удалось понять, противопоставляет себя южной.

А. Рыженков

Турция: февраль 2018 г. (дайджест)

В феврале во главе внешнеполитической повестки стоял, что ожидаемо, вопрос проводимой Турцией операции «Оливковая ветвь». Кроме того, сохранялась тенденция к сближению с Европейским союзом.

Основу внутриполитического дискурса формировали вопросы защиты детей – так, 2018 год был объявлен «Годом борьбы с эксплуатацией детского труда» –, а также расширения возможностей для получения государственных услуг гражданами страны.

В области экономики власти Турции осуществляют поиск возможностей для использования альтернативных источников энергии. Всё большую актуальность приобретает вопрос энергетической безопасности страны. Растёт роль электронной торговли в структуре экономики Турецкой Республики.

Внутриполитическая обстановка

Особое внимание обращает на себя тот факт, что в феврале 2018 года наблюдалось значительное усиление роли темы детей во внутриполитическом дискурсе турецкого руководства. Прежде всего, необходимо упомянуть встречу министра внутренних дел Турции Сулеймана Сойлу с группой детей, которые, согласно информации СМИ, самостоятельно установили в районе Бейтюшшебап провинции Ширнак флагшток, водрузив на него найденный ими турецкий флаг. В заметках проправительственных изданий подчёркивалось, что в ходе встречи дети держали в руках миниатюрные флаги Турции. Очевидно, сюжет был подан не только с целью демонстрации позитивного взаимодействия властей с представителями младших поколений, но и поднятия патриотического духа населения страны.

Не обошлось и без темы безопасности. В начале месяца между Министерством внутренних дел и Министерством национального образования Турции был подписан протокол о сотрудничестве, касающийся усиления во втором учебном полугодии наблюдения за школами по всей стране в целях защиты детей и молодёжи. Для этого будет задействовано 6 тысяч специальных отрядов и более 16 тысяч служащих.

13 февраля в городе Батман (административный центр ила Батман) Министерством внутренних дел и Обществом белого полумесяца (занимается в Турции вопросами поддержки людей с ограниченными возможностями) был открыт специально оборудованный учебный класс для детей, страдающих аутизмом. Примечательно, что сам город расположен в районе, преимущественно населённом курдами.

Кульминацией вышеупомянутых инициатив стало объявление 2018 года «Годом борьбы с эксплуатацией детского труда». В ходе церемонии, организованной в сотрудничестве с Международной организацией труда (МОТ), министр труда и социального обеспечения Турции Юлидэ Сарыэроглу заявила, что программы, запланированные в рамках этого Года, охватывают не только Турцию, но и другие страны, где актуален вопрос детского труда. Она также подчеркнула, что Турция входит в шестерку стран, первыми подписавших Международную программу по искоренению детского труда, предложенную МОТ.

На фоне постепенно возобновляемого сближения с Евросоюзом в Турции набирает обороты тенденция к информатизации общественной жизни. Ранее, в январе 2018 года, в стране начался массовый переход на новые идентификационные карты, которые заменят собой целый ряд документов, в том числе: паспорт и водительские права – а впоследствии и другие. В начале же февраля Главное управление по вопросам населения и гражданства Министерства внутренних дел Турции объявило о расширении функций введенного в эксплуатацию в 2017 году портала «e-Devlet». Прежде веб-сайтом предоставлялись документы, касающиеся прописки и места проживания обратившегося с запросом гражданина и его несовершеннолетних детей. Теперь турецкие граждане посредством портала могут получить отчёт об их родословной. По сообщениям властей, в первую неделю за предоставлением генеалогического отчёта обратились более 14,5 миллионов человек, что составляет 1/5 от общего населения страны. Система «e-Devlet» была разработана в целях упрощения бюрократических процедур, а также разгрузки центров по работе с населением. Документы, предоставленные сайтом, имеют ту же юридическую силу, что и выданные специализированными учреждениями.

Помимо прочего, в рамках расширения возможностей для получения гражданами муниципальных и государственных услуг в тестовом порядке в городе Тунджели было открыто бюро в рамках проекта «Открытые двери – двери нации». В январе (2018 г.) подобный центр предоставления услуг появился в Эрзинджане. Сообщалось, что действующие в рамках проекта центры будут выполнять роль своего рода посредников между гражданами страны и государственными учреждениями, занимаясь сбором жалоб, предложений и вопросов первых и решая их со вторыми. Воспользоваться услугами центра можно будет также с помощью интернет-портала, а информацию о решении той или иной проблемы получить посредством СМС-сообщения.

Внешняя политика

На внутриполитическом треке превалировали, главным образом, две темы, а именно: проводимая Турцией операция «Оливковая ветвь» и сотрудничество с Евросоюзом.

К середине февраля турецким военным удалось достигнуть некоторых успехов в районах Сирии, контролируемых курдами. Во-первых, как сообщали в Генштабе ВС Турции, в ходе военной операции турецкими солдатами были ликвидированы 1595 члена партии «Демократический союз» (PYD), Отрядов народной самообороны (YPG) и ИГ (запрещённая в России террористическая организация). Во-вторых, под турецкий контроль перешли пять сёл, расположенных в пригороде Африна, а именно Дураклы, Карри, Верхний Диван, Шарбанлы и Шедья.

При этом, вплоть до 15 февраля, с повестки американо-турецких отношений не уходил курдский вопрос. Анкара неоднократно высказывалась по вопросу присутствия американских военных в Сирии, расценивая это как угрозу для неё самой, а также для России и Ирана. Кроме того, турецкий истеблишмент, критикуя политику Вашингтона, продолжал настаивать на прекращении поддержки сирийских курдов со стороны Соединённых Штатов. Тем не менее, к середине месяца по итогам встречи Мевлюта Чавушоглу и Рекса Тиллерсона странам удалось достичь договорённостей по созданию механизма для нормализации двусторонних отношений.

На фоне неоднозначных оценок турецких действий в Сирии, министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу выступил с заявлением, в котором отметил следующее: «Мы не ответственны только за 780 тысяч квадратных километров земли, но в то же время мы все вместе ответственны за поддержание мира и братства на наших территориях. Их мы и пытаемся установить в Африне». Сойлу также подчеркнул, что, «несмотря на операцию «Оливковая ветвь», экспорт и экономика Турции, а также количество бронирований со стороны туристов растёт». По его мнению, «если бы Турция была слабой страной – все бы пытались повлиять на неё правовыми методами».

Что касается европейского направления, то здесь необходимо отметить участившиеся попытки Турции сблизиться с Европейским союзом, вплоть до возобновления переговоров о членстве. Например, в первых числах месяца Турция направила соответствующим структурам ЕС рабочий план по выполнению 72 условий, необходимых для введения безвизового режима. При этом, по мнению представителей в нём не хватает ещё 7 условий, выполнение которых Турция, однако, видит затруднительным. Так, например, Анкара опасается, что одно из требований, подразумевающее внесение изменений в антитеррористическое законодательство, может затруднить борьбу с PYD, YPG и ИГ (запрещённая в России террористическая организация). Тем не менее, в турецком руководстве заявили, что готовы работать по всем возникающим вопросам для достижения безвизового режима.

В феврале состоялись переговоры между премьер-министром Турции Бинали Йылдырымом и канцлером Германии Ангелой Меркель. Важно заметить, что по итогам встречи турецкий политик подчеркнул, что проблемы в отношениях двух стран в целом урегулированы. Он заявил, что страны буду принимать дальнейшие шаги по разрешению возникающих проблем и укреплению двусторонних отношений. Йылдырым также выразил надежду на то, что Берлин откажется от практики вмешательства во внутренние дела Турции и, имея в виду FETÖ (террористическая организация Фетхуллаха Гюлена), не будет поддерживать террористические структуры.

Некоторое потепление в отношениях с европейскими государствами всё же было омрачено небольшим инцидентом. Нидерланды официально отозвали из Анкары своего посла, въезд которого турецкие власти не допускали с весны 2017 года. Решение продемонстрировало, что на данном этапе стороны пока не способны найти конструктивное решение кризису, возникшему после того, как в марте 2017 года Нидерланды запретили выступления турецких политиков в преддверии конституционного референдума в Турции.

Экономическая ситуация

В энергетической повестке набирает актуальность вопрос использования альтернативных источников энергии. 6 февраля турецкий холдинг SANKO объявил о строительстве тепловой энергетической установки при цементном заводе в Бартыне, который перешёл во владение компании в 2005 году. Согласно проекту, установка будет использовать энергию тепла, полученную от переработки отходов производства, и позволит заводу самостоятельно обеспечивать около 25% потребляемого им за год электричества. На данный момент предприятие потребляет 110 млн. кВт⋅ч электроэнергии в год. Произведённая же самостоятельно энергия, как планируется, будет равняться энергии, потребляемой 20 тысячами жилых домов в год. Представители компании подчеркивали, что инициатива положительно скажется также и на экологической обстановке в регионе.

15 февраля на ГЭС на дамбе Ылысу была установлена 5-ая гидротурбина из 6-ти предусмотренных, что ознаменовало постепенное завершение строительства проекта. Плотина Ылысу, расположенная на границе провинций Ширнак и Мардин, является крупнейшей на реке Тигр. По уверению главы регионального отделения Управления водными ресурсами Турции Али Наджи Кёсалы шестая – и последняя – турбина данной ГЭС будет монтирована в течение ближайших двух месяцев. Дамба и ГЭС Ылысу, которые являются частью более масштабного так называемого Юго-Восточного Анатолийского проекта, станут основным элементом долгосрочных планов регионального развития. Юго-Восточный Анатолийский проект разрабатывается с середины 1950-х годов и включает в себя 22 дамбы и 19 ГЭС на реках Тигр и Евфрат и их притоках.

Ещё один энергетический проект, который, ко всему прочему, охватывает инициативы по созданию рабочих мест для осуждённых и переводу тюрем на самостоятельное обеспечение электричеством, реализуется в Измире. При тюрьме Фоча, расположенной в провинции Измир, началось строительство биогазовой электростанции, которая будет работать на отходах животноводческого комплекса. Заключенным будет предоставлена возможность получить специальное образование по более чем 180 направлениям, необходимым для функционирования электростанции, после чего они смогут устроиться на работу на данном предприятии. Таким образом предполагается частично решить проблему безработицы среди граждан с судимостью и покрыть 60% потребляемой тюрьмой энергии её же средствами.

Как видно, в Турции всё более обращают внимание на альтернативы традиционным источникам энергии. Связано это не только со стремлением диверсифицировать направления импорта энергоресурсов, но и обезопасить экономику страны от влияния внешнеэкономической конъюнктуры.

Так, по данным Института статистики Турции, стоимость импортируемого Турцией энергетического сырья выросла на 37%. Сообщалось, что, по состоянию на конец 2017 года, общая стоимость всех импортированных в Турцию товаров увеличилась на 17,7%, составив 233,79 миллиарда долларов. Тогда как стоимость импортируемых энергоресурсов, по сравнению с 2016 годом, возросла с 27,16 до 37,19 миллиардов долларов. Директор Института энергетических рынков и политики Турции (EPPEN) Волкан Оздемир подчеркнул, что подорожание связано не с увеличением объёма поставок, а с ростом цен на нефть, стоимость которой на протяжении 2017 года колебалась на отметках 55-60 долларов за баррель, а в последнем квартале года приблизилась к 70 долларам.

Не менее важное место в экономическом дискурсе заняла электронная торговля. По заявлению председателя совета директоров Ассоциации операторов электронной торговли Турции Эмре Экмекчи, за 2017 год рынок интернет торговли в стране вырос на 35% и стремительно продолжает увеличиваться. При этом он отметил, что доля розничной интернет торговли в экономике Турции составляет около 3,5%, тогда как средний уровень по миру равняется 10-12%. На данный момент в рамках Программы-2023 перед Турцией стоит цель достигнуть объёма электронной торговли в размере 350 миллиардов лир. По мнению Экмекчи, ключевым элементом для развития данного сектора экономики является инвестирование в инфраструктурные проекты. Важно заметить, что в феврале Министерство таможни и торговли, Министерство экономики и Ассамблея экспортёров Турции начали разработку «системы знаков доверия». Посредством неё потребитель сможет понять в каких интернет-магазинах безопасно совершать покупки, а в каких – нет, кроме того он также получит информацию о качестве обслуживания той или иной торговой площадки.

***

С начала 2018 года руководство Турции проводит некоторые корректировки как во внутре-, так и во внешнеполитическом курсе страны. Тенденция продолжила набирать обороты и в феврале. Можно наблюдать сближение между Турецкой Республикой и Европейским союзом, которое даёт повод ожидать возобновления переговоров по членству. Тем не менее, принимая во внимание известную непоследовательность Анкары, потепление двусторонних отношений едва ли сохранится в долгосрочном порядке.

На уровне внутренней политики всё чаще можно наблюдать примеры взаимодействия властей с младшими поколениями. Турецкое руководство также предпринимает меры по упрощению доступа к государственным услугам для простых граждан, а также по расширению самого спектра этих услуг. Это можно объяснить желанием правящих кругов поднять свои рейтинги, которые явно пошатнулись в результате массовых чисток и других репрессивных мер, имевших место после попытки государственного переворота в июле 2016 года.

Важным является и факт стремления Турции к усилению энергетической безопасности. Анкара всё чаще отказывается от традиционных источников энергии в пользу возобновляемых, что вызвано не только колебаниями цен на нефть, но и желанием не зависеть от импорта энергоносителей. В стране разрабатывается целый ряд проектов альтернативной энергии, которые впоследствии должны уменьшить зависимость Турции от её богатых сырьём соседей.

Турция: январь 2018 г. (дайджест)

Ключевыми событиями первого месяца 2018 года, безусловно, стали инициированная Турцией военная операция «Оливковая ветвь», а также сочинский Конгресс сирийского национального диалога.

Во внутриполитическом же дискурсе по-прежнему преобладают вопросы экономического характера. Прежде всего, стоит также упомянуть завершение прокладки 760 из 937 километров газопровода «Турецкий поток». Помимо прочего, в Турции начался массовый переход на новый стандарт идентификационных карт, которые избавят граждан от необходимости иметь при себе целый ряд документов, в том числе паспорт и водительское удостоверение.

Видение внешней политики на 2018 год

3 января министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу провёл встречу с представителями СМИ, где поделился своим видением внешней политики Турции на 2018 год. В ходе выступления он коснулся ситуации в Сирии, курдского вопроса, отношений с Россией и США, событий в Иране и многих других проблем.

Глава турецкого внешнеполитического ведомства отдельное внимание уделил вопросу ближневосточного урегулирования в контексте растущей роли Турции в разрешении международных проблем. Он отметил, что решение американской администрации о признании Иерусалима столицей Израиля шокировало мировое сообщество. «Мир, так сказать, объединился против такого шага. А Турция возглавила несогласных. Самым решительным противником этого решения стала именно Турция», – заявил Чавушоглу.

Министр иностранных дел также прокомментировал референдум в Иракском Курдистане. Он раскритиковал действия курдских властей, заявив, что «без Турции не может быть такого понятия как Региональное правительство Курдистана». «Всё связано с нами. Турция является дверью региона в мир. Без нашего разрешения они не могут выйти за пределы региона. Они хотят улучшить, развить отношения с нами», – сказал он.

По поводу контактов с Россией Чавушоглу заявил, что отношения между двумя странами полностью восстановлены, однако в сфере торговли и визового режима по-прежнему необходимо предпринять ряд шагов. Он также затронул вопрос поставок зенитных ракетных комплексов С-400. «Некоторые страны возмутились. Мы хотели купить такие оборонительные системы и у союзников, однако на проведённых нами переговорах выяснилось, что мы не можем купить эти оборонительные систему у стран, которые воспрепятствовали продаже Турции даже обычных вооружений. Вы и Турции поддержку не окажете и будете возмущаться, когда она купит у других», – подчеркнул Чавушоглу.

Что касается Соединённых Штатов, то камнем преткновения для налаживания отношений с данной страной, по мнению политика, остаётся вопрос депортации исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Он отметил, что Турция предоставила все необходимые доказательства для начала расследования в отношении лидера FETÖ: «Должно быть, США, также как и мы, знают, что люди, принимавшие участие в попытке переворота, прибыли в США и получали указания от FETÖ». Он также остановился на теме курдов, заявив, что поставки Соединёнными Штатами вооружений Отрядам народной самообороны (YPG) и партии «Демократический союз» (PYD) приводят к снижению уровня доверия между двумя странами. Чавушоглу отметил, что как Россия, так и США, пытаются использовать сирийских курдов в своих целях, однако позиция первой Турции ближе, так как российская сторона в отличие от Запада понимает обеспокоенность Анкары.

Внешняя политика

Безусловно, центральным событием месяца стала инициированная Турцией операция «Оливковая ветвь». Ещё 13 января Эрдоган выступил с заявлением, в котором вновь осудил поддержку сирийских курдов со стороны США и подчеркнул, что в противном случае Турция будет вынуждена начать военную операцию в регионах Сирии, подконтрольных YPG и PYD. Тогда же стало известно, что Турция перебросила к границе с Сирией военную технику, а чуть позже подразделения спецназа.

С момента заявления вплоть до начала операции в центре антикурдской риторики Анкары находился вопрос создания Соединёнными Штатами так называемых «сил безопасности». В Пентагоне заявили, что поставки оружия курдским отрядам, а также тренировки местных бойцов направлены на обеспечение безопасности для беженцев, возвращающихся домой, а также предотвращения повторного возникновения Исламского государства (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) на освобождённых территориях. В руководстве Турции же действия США сравнили с созданием «террористической армии».

Уже 20 января турецкое руководство объявило о начале в Сирии военной операции «Оливковая ветвь», направленной против курдской партии «Демократический союз» и её боевого крыла Отрядов народной самообороны. Тогда же ВВС Турции начали наносить авиаудары по позициям курдов на северо-западе Сирии. Вице-премьер Турецкой Республики Хакан Чавушоглу заявил, что целью «Оливковой ветви» является предотвращение создания террористического коридора на границе с Турцией, а также защита южных границ НАТО. Уже в первый день операции турецкие вооруженные силы поразили 108 намеченных целей. Экспертами отмечалось, что в случае взятия Африна Турция сможет создать довольно обширную зону безопасности вдоль своих границ, включающую Идлиб и территории, на которых когда-то проводилась операция «Щит Евфрата».

Вторым не менее важным событием стало проведение в Сочи 30 мая однодневного Конгресса сирийского национального диалога. Главным итогом переговоров стало принятие соглашения о создании состоящей из более чем 50 представителей сирийского правительства и оппозиции Конституционной комиссии, которая будет заседать в Женеве. Она будет заниматься разработкой и внесением поправок в действующую конституцию Сирии. При этом временных ограничений на создание комиссии и реформу конституции установлено не было.

В преддверии конгресса споры сторон вызвал вопрос участия представителей от курдов. 22 января в МИД России заявили о том, что сирийские курды включены в список приглашённых на Конгресс. Говоря об их роли, Лавров отметил: «Но она должна быть обеспечена на общей платформе, на которой все сирийские этнические, конфессиональные, политические силы призываются уважать суверенитет и территориальную целостность Сирии». Чуть позже стало известно, что турецкая сторона заблокировала участие PYD и YPG.

В Анкаре весьма положительно охарактеризовали итоги встречи. Министр иностранных дел Турции подчеркнул, что, несмотря на ряд проблем, связанных с отказом части оппозиции участвовать в переговорах, результаты Конгресса очень успешны и отражёны в итоговом документе. Кроме того, была также выражена приверженность урегулированию в Сирии на основе резолюции 2254 СБ ООН.

Внутриполитическая обстановка

В Турции начался массовый переход на новый формат идентификационных карт со встроенной микросхемой. В соответствии с законом, принятым Великим национальным собранием Турции в 2016 году, был запущен процесс создания общенациональной базы биометрических данных. Новые карты объединят в себе целый ряд документов, а именно: паспорт, водительские права, сами идентификационные карты, а впоследствии и свидетельство о рождении. До 2 января 2017 года новые карты выдавались в тестовом порядке исключительно в иле (провинции) Кырыккале. На данный момент переход на новые идентификационные карты осуществили более 15 миллионов граждан Турции. Нужно также отметить, что с точки зрения внешней политики, данный переход означает приближение турецких стандартов к стандартам Европейского союза.

В начале месяца были опубликованы данные о приросте населения страны. Так, согласно данным главного управления по вопросам населения и гражданства МВД Турции, в 2015 году численность турецкого населения составила 78 миллионов 741 тысячу 53 человека. В 2016 году этот показатель достиг 79 миллионов 814 тысяч 871 человек, а в 2017 – 82 миллиона 835 тысяч 90 человек. Таким образом, с 2016 по 2017 год количество граждан страны выросло более чем на 3 миллиона.

19 января 2018 года режим чрезвычайного положения в Турции был продлён на 3 месяца уже в шестой раз. Министр юстиции Турции Бекир Боздаг отметил, что с учётом тех опасностей и угроз, с которыми сталкивается страна сегодня, данное решение вполне оправдано.

9 января министр внутренних дел Сулейман Сойлу выступил на заседании Совещания по всеобщей безопасности и борьбе с наркотиками. В своей речи основное внимание он уделил вопросам борьбы с терроризмом, в том числе противодействию деятельности так называемой Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Так, им отмечалось, что в течение 2017 года по подозрению в связях с исламским проповедником были арестованы 48 тысяч 305 человек, число задержанных же в три раза больше. Кроме того, Сойлу подчеркнул, что в результате проведённых за год антитеррористических операций удалось предотвратить 697 актов терроризма, а также нейтрализовать 113 террористов, не успевших атаковать намеченную цель. Он отметил, что удалось также добиться сокращения членства в Рабочей партии Курдистана (PKK) на 80%.

Экономическая ситуация

17 января пресс-служба South Stream Transport, которая является дочерней компанией «Газпрома», сообщила о том, что в Турции, в районе города Кайыкёй, началось строительство приёмного терминала газопровода «Турецкий поток». Позже стало известно, что российская энергетическая компания «Газпром» получила разрешение на строительство второй нитки «Турецкого потока» в исключительной экономической зоне Турции. Отмечается, что на сегодняшний день проложено 760 из 937 километров морской части газовой магистрали. Как заявили представители компании, обе нитки газопровода будут запущены в эксплуатацию до конца 2019 года.

В начале января были опубликованы данные по экспорту Турции. Так, экспорт турецких товаров в 2017 году увеличился на 9%, а его удельная стоимость на 1,5%. Начиная с 2013 года турецкий экспорт впервые продемонстрировал рост, приблизившись к рекорду 2014 года, когда он достиг 157,6 миллиардов долларов (на данный момент этот показатель составляет 157,1 миллиарда долларов). По этому поводу министр экономики страны отметил: «Мы быстро движемся к нашей цели в размере 170 миллиардов долларов». Он также добавил, что по данному показателю в 2017 году Турция заняла первое место среди лидирующих экономик мира (например, экспорт США вырос на 6,2%, ЕС – на 7,4%, а Китая – на 7,5%).

Министр экономики Турции также затронул вопрос влияния на экономику политических факторов. Он подчеркнул, что разногласия политического характера и дипломатические кризисы в отношениях с Западом существенно не повлияли на экспорт страны. Так, экспорт Турции в Германию в 2017 году, по сравнению с показателями предыдущего года, вырос на 7,8%, достигнув 14,9 миллиардов долларов. Доля Германии в общем объёме турецкого экспорта, таким образом, составила 9,5%.

Помимо всего прочего, в январе в связи с ростом показателей инфляции зарплаты госслужащих были увеличены на 5,69%. Минимальный оклад государственного служащего составил 2893 лир (ранее он составлял 2721 лиру), в свою очередь, минимальная пенсия для чиновников – 1978 лир (ранее – 1871 лира).

***

Военная операция «Оливковая ветвь», а также проведение Конгресса сирийского национального диалога, стали ключевыми событиями не только внешней политики Турции, но и политики всего региона. С их помощью Турция вновь успешно продемонстрировала свою растущую роль, а также независимость в международных делах. Операция «Оливковая ветвь» лишь подтвердила тот факт, что Анкара предпримет любые меры с целью противодействия тем действиям, что негативно сказываются на реализации её интересов. Подобную ситуацию можно было наблюдать в 2015 году, когда турецким руководством был отдан приказ сбить российский истребитель Су-24.

Турецкий истеблишмент не отказывается от агрессивной внешней политики, несмотря на тот факт, что она рождает целый ряд проблем во взаимоотношениях с её традиционными партнёрами. Так, руководствуясь исключительно собственными интересами, Анкара заблокировала участие курдов в Конгрессе сирийского национального диалога, который, по задумке российской стороны, должен был включать все политические, этнические и религиозные группы, представленные в Сирии.

Как уже неоднократно отмечалось в прошлых дайджестах во внутриполитическом дискурсе турецких СМИ растёт доля новостей, посвящённых экономическим успехам страны. Турецкое руководство постоянно обращает внимание на тот факт, что по основным экономическим показателям Турция уже догнала – а по некоторым и перегнала – крупнейшие экономики мира. Такая ситуация может объясняться стремлением нынешних властей заручиться поддержкой большего числа граждан.

Внутри самой Турции, наряду с централизацией власти и сохранением режима ЧП, происходит модернизация отдельных областей общественной жизни турецких граждан. Так, например, введение идентификационных карт нового формата не только упрощает жизнь внутри страны, но и приближает Турцию к ЕС. Второй из перечисленных факторов приобретает особое значение в контексте произошедших в конце 2017 года изменений, которые заключались в смягчении риторики по линии Евросоюза и возникновении предпосылок к возвращению к переговорам о членстве Турции в ЕС.

В.Аватков, А.Финохин

Арабские страны: январь 2018 г. (дайджест)

Максимально насыщенным на громкие события и процессы для арабских стран Ближнего Востока стал первый месяц 2018 года. В Сирии эксперты могли наблюдать серьезные пертурбации как на военном, так и на дипломатическом треках. Катарский и йеменский кризисы также продемонстрировали новогоднее оживление. В Египте накаляется ситуация вокруг грядущих президентских выборов. По целому комплексу проблем в регионе обострились отношения между Москвой и Вашингтоном. Лидер Палестинской национальной администрации выступил с очередным планом в разрезе палестино-израильского противостояния.

 

СИРИЯ: ВОЕННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

 

Январь 2018 года снова вернул в медийную плоскость тему масштабных вооруженных столкновений в Сирии. Одним из заглавных событий выступила операция по освобождению сирийскими войсками и отрядами народного ополчения при поддержке ВКС РФ авиабазы Абу-Духур, которая в течение трех лет служила последним плацдармом сирийской армии в этом регионе. В районе двадцатых чисел текущего месяца ВС САР окончательно закрепили за собой статус единоличного хозяина базы, что подтвердилось многочисленными репортажами и фотоматериалами сирийских корреспондентов с места недавних боестолкновений и последующим заявлением группировки «Хайат Тахрир аш-Шам», в котором боевики признают потерю стратегически важной точки.

Взятие Абу-Духура стало еще одной победой сирийских военных в череде успехов на фронтах в провинциях Алеппо, Хама и Идлиб. Следующей большой операцией на этом направлении будет ликвидация группировки террористической организации «Джабхат ан-Нусра», численностью более 1500 боевиков в восточной части провинции Идлиб. Однако зачистка подконтрольных боевикам территорий на северо-западе Сирии не представляется наблюдателям «решенным вопросом».

Чем меньше территорий, ресурсной базы оказывается под контролем боевиков, тем яростнее и ожесточеннее оказывается их сопротивление, и тем активней их спонсоры начинают вмешиваться в процесс. Так, в течение всей второй половины месяца боевики ИГ организовывали крупные нападения по обе стороны берега реки Евфрат. В том числе ими были атакованы позиции сирийской армии на западе и северо западе от города Абу Камаль.

Вторым центральным событием для САР в этом месяце стала военная операция Турции «Оливковая ветвь», которую Анкара начала 20 января против курдских Сил народной самооброны на территории сирийского кантона Африн после масштабной медийной и артиллерийской подготовки. Кампания проводится при поддержке боевиков так называемой «Свободной сирийской Армии». К концу месяца операция все еще находится в активной фазе, что означает несколько сотен погибших (включая гражданское население) и весьма ограниченное продвижение протурецких сил вглубь кантона.

Турецкие действия на севере Сирии меняют не только региональную карту влияния, но и военно-политические альянсы, долгое время формировавшиеся в регионе. Так, Россия заняла нейтральную позицию по отношению к турецкой операции. За день до начала операции Россия вывела из района Африн собственное подразделение военной полиции, что курды расценили как предательство и отказались от участия в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи. При этом члены курдских вооруженных Отрядов народной самообороны призвали правительство Б. Асада выполнить свой долг по защите суверенных границ Сирии и запросили помощь со стороны армии Сирии. Здесь необходимо отметить, что отношение курдских властей к вопросу вертикали власти в стране и своей подотчетности федеральному центру уже достаточно давно является весьма прохладным.

 

СИРИЯ: ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

 

25-26 января прошел Девятый раунд межсирийских переговоров под эгидой ООН в Вене. Фактически в основу повестки венских переговоров легло обсуждение Конгресса сирийского национального диалога, который прошел 29-30 января Конгресс в Сочи.

Главным практическим результатом переговоров более 1500 делегатов в Сочи принято считать решение о создании Конституционной комиссии. Присутствовавшие на Конгрессе сирийцы отобрали 150 человек для участия в работе этой комиссии. Между тем спецпосланник по Сирии от ООН С. де Мистура, придавший своим присутствием легитимности всему мероприятию, заявил, что состав придется сократить до 50 человек. С одной стороны, такой шаг представляется логичным, поскольку  в тесных коллективах проще прийти к общему решению. С другой стороны, сразу под вопросом оказывается репрезентативность и, соответственно, легитимность решений подобного формата. То есть оценить главное решение всего Конгресса нам еще только предстоит.

Для России принципиальное значение будут иметь вопрос регулярности сочинского формата и проблема отбора участников для работы Конституционной комиссии, то есть кому в итоге будут переданы эти функции и за кем будет последнее слово. Характер январских комментариев российской стороны говорит о том, что весь проект будет передан под эгиду женевского процесса, как и задумывалось изначально. Однако здесь сохраняются варианты того, как поведут себя Москва, Тегеран и Анкара при очередном торможении ооновского формата.

Возвращаясь к вопросу реализации согласованных деклараций, необходимо отметить, что самая многочисленная фракция сирийских оппозиционеров, «Высший комитет по переговорам» уже отвергла решение Конгресса нацдиалога относительно конституционной комиссии. Вместо прозвучавших из Сочи призывов к разработке новой сирийской конституции главная оппозиционная фракция настаивает на первоочерёдности решения вопроса с запуском работы «переходного правительственного органа» в арабской республике, таким образом снова наводя фокус на проблему смены текущего режима.

В этих условиях Вашингтон, особенно переживавший, если судить по риторике на высоком уровне, по поводу запуска сочинского переговорного формата, начал игру в условное «состязание площадок». Так, 12 января США, Великобритания, Франция, Иордания, Саудовская Аравия на встрече в Вашингтоне согласовали собственные принципы будущего госустройства Сирии. Согласно неофициальным каналам, этот документ предполагает превращение Сирии в парламентско-президентскую республику, децентрализацию страны и проведение процессов реформирования и послевоенного переустройства под внешним контролем.

 

РОССИЯ И США

 

В канун Нового года российская авиабаза в Хмеймиме в Сирии подверглась серии ракетных и минометных атак, одна из которых все-таки достигла цели. По некоторым данным были фактически уничтожены 7 боевых самолетов и взорван склад боеприпасов, были жертвы среди персонала. Ни одна из террористических группировок не взяла ответственность на себя за совершенную атаку. Исполнители по разным версиям (где учтены навыки, техника и мотивация) варьируются от спецназа группировки «Ахрар аль-Шам» до объединений формата «Легион Шам», в которую входят 8 формирований боевиков. Неофициальная версия Минобороны РФ возлагает отвественность за данный инцидент на боевиков запрещенной в России организации «Джебхат ан-Нусра», которые контролируют районы, откуда осуществлялись атаки на российскую авиабазу. Причина в начале продвижения сирийской армии при поддержке российских ВКС с северо-востока провинции Хама в направлении провинции Идлиб. Только за первую неделю января  террористы потеряли контроль над более чем 90 населенными пунктами.

По поводу случившегося высказались представители нескольких государств. В частности в Минобороны России прокомментировали заявление представителя Пентагона о том, что использованные в ходе атаки террористов 6 января на российские военные объекты в Сирии БПЛА «легко доступны на открытом рынке»

«В заявлении Минобороны России о передаче террористам технологий для совершения атаки 6 января ударными БПЛА на российские военные объекты в Сирии намеренно ничего не говорилось ни о причастности к этому конкретной страны, ни о самих технологиях.  Хотя только для того чтобы запрограммировать контроллеры управления БПЛА самолетного типа и сброса боеприпасов в системе GPS необходимо иметь приличную инженерную школу одной из развитых стран. Да и получить точные координаты на основе данных космической разведки далеко не каждому под силу.

Еще раз хотим подчеркнуть, что всего этого у террористов до недавнего времени не было. Поэтому инициативное заявление представителя Пентагона, что все эти технологии «легко доступны на открытом рынке» вызывают не только нашу озабоченность, но и законный интерес: о каких технологиях идет речь, где находится данный «рынок» и какая спецслужба там торгует данными космической разведки». Также было отмечено разведывательного самолета ВМС Соединенных Штатов Poseidon «между Тартусом и Хмеймимом» в период атаки на российские объекты.
Госдеп США также внес свою лепту в дискурс вокруг присутствия России в Сирии, вернув в публичное поле проблему использования химического оружия на сирийской территории. В конечном итоге Россия несет ответственность за гибель людей в Восточной Гуте и множестве других мест в Сирии, ставших жертвами химического оружия, так как Россия вмешалась в сирийский конфликт», — заявил госсекретарь Рекс Тиллерсон. В российском дипломатическом ведомстве данные сентенции рассмотрели в качестве провокации, направленной на дискредитацию сирийского нацдиалога в Сочи.

 

ПАЛЕСТИНА

 

14 января в Рамалле на заседании Центрального совета Организации освобождения Палестины с очередной антиизраильской и антиамериканской речью выступил председатель Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуд Аббас. Краеугольным тезисом всей речи можно считать фразу: «сделка века – это пощечина века». В практической плоскости данная риторика может найти свое воплощение в  переформатировании характера посредничества. Поскольку ПНА теперь не признает США посредником, возобновление переговоров возможно только при условии перехода посреднических полномочий специальной международной комиссии, созданной по итогам соответствующей международной конференции. Круг стран, которые он хотел бы видеть в её составе, М.Аббас не очертил, сделав акцент лишь на обязательном отсутствии США. Здесь необходимым представляется сделать акцент на том, что подобная риторика и нежелание вступать в диалог с американскими представителями могут стоить ПНА той финансовой помощи, которую Рамалла получает через различные международные организации, где Вашингтон выступает основным пайщиком. В условиях глубокого кризиса палестинского единства такой удар по ресурсной базе может стоить М. Аббасу его кресла лидера и запустить переформатирование всей структуры власти в ПНА и взаимодействия между ФАТХ и ХАМАС.

 

ЕГИПЕТ

 

В Египте главной темой внутриполитической повестки становятся президентские выборы. Одной из причин выступило завершение 29 января периода регистрации кандидатов на высший государственный пост страны. О своих планах побороться за переизбрание успел объявить действующий президент Абдель Фаттах ас-Сиси. Однако ситуация с соперниками на этом поле у ас-Сиси не заладилась.

Так, 23 января в Египте арестован бывший начальник Генштаба страны генерал Сами Аннан, который намеревался выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах. Египетскому военачальнику предъявлены обвинения в нарушении законодательства арабской республики и представлении подложных документов для участия в выборах. На следующий день свою кандидатуру добровольно снял египетский юрист-правозащитник Халед Али, объявив, что нынешние условия в Египте, созданные местными властями, не позволяют вести честную борьбу на выборах. Таким образом у действующего президента Египта остался только один конкурент – депутат египетского парламента Мортада Мансур, одним из своих предвыборных обещаний сделавший запрет на пользование жителями страны соцсетью Facebook.

После этого пять представителей внутриполитической оппозиции Египта 28 января выступили с совместным заявлением, которым призвали своих сторонников к бойкоту предстоящих президентских выборов. На что удостоились достаточно резкой реакции со стороны ас-Сиси, выступившего 31 января с заявлением о том, что он не допустит повторения волнений, какие испытала крупнейшая арабская республика в 2011-м и последующих годах.

Несмотря на практически предрешённые результаты выборов необходимо отметить, что внутренняя популярность действующего президента сегодня находится не на самом высоком уровне. Проблемы в области социально-экономического развития и в сфере безопасности стоят во главе условного «корпуса обвинений» текущей власти.

Сами выборы должны состояться 26−28 марта. Избирательная кампания официально стартует 24 февраля и продлится до 23 марта.

При этом в области экономики в арабской республике по итогам 2017 года наметился рост. Такую ситуацию породил синергетический эффект от предоставленного МВФ финансового транша, открытия крупнейшего в Средиземном море газового месторождения и роста числа иностранных туристов. Последний фактор получил свое развитие в начале этого года. Так, президент России Владимир Путин подписал 4 января указ о возобновлении регулярного авиационного сообщения с Египтом. Указ исключает столицу Египта Каир из числа городов, с которыми закрыто воздушное транспортное сообщение. В скором времени ожидается восстановление чартерных рейсов в курортные зоны на побережье Красного моря.

 

ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ

 

6 января в Эр-Рияде была арестована группа 11 принцев после устроенной ими акции протеста против режима жесткой экономии, который предусматривался новым королевским указом по сокращению привилегий членам королевской семьи в области коммунальных услуг. Группе собравшихся принцев было объявлено, что их требование незаконно и предложено разойтись, но те решительно отказались и даже оказали физическое сопротивление представителям спецслужб. В итоге король Сальман приказал силам безопасности вмешаться в ситуацию, и все они были арестованы и отправлены в тюрьму «Аль-Хаир» около Эр-Рияда. В рамках этого же декрета король распорядился ежемесячно выплачивать государственным служащим и военным компенсацию за повышение цен на газ и бензин в стране, а также введённый ранее налог на добавленную стоимость. Эти категории населения должны выступить опорой в достаточно противоречивой политике так называемых «новых реформаторов» во главе с Мухаммедом бин Сальманом.

На катарском направлении ситуация продолжает оставаться в стадии вялотекущего противостояния, в рамках которого Катар диверсифицируют свои внешнеполитические связи в регионе в пользу Турции и Ирана. Последним уколом властям Саудовской Аравии с этого направления оказалось обвинение в проведении дискриминационной политики в отношении паломников, которые посещают исламские святыни в Мекке и Медине. Так, в январе из аэропорта Джидды были депортированы 20 подданных Катара, которые до этого двое суток допрашивались на предмет выяснения «истинных целей» их прибытия в Саудовскую Аравию. Упреки в политизации хаджа и создания препятствий для паломничества мусульманам из неугодных стран вкупе с обвинениями по «уничтожению традиционного характера» Каабы и Запретной Мечети работами по расширению и модернизации Мекканского комплекса легли в основу созданного в начале января комитета Al Haramain Watch. Деятельность комитета направлена на контроль за деятельностью КСА по управлению двумя святынями. У истоков создания комитета, учрежденного в Малайзии, стоят Катар, Турция и Иран. Посягательство на титул «хранителя двух святынь» является прямой атакой на статус Саудовской Аравии в панарабских и панисламских нарративах.

Параллельно Катар укрепляет свои отношения с «Градом на холме». Так, находясь с визитом в Вашингтоне, министр обороны Катара Халед бин Мухаммед аль-Атыйя в понедельник, 29 января, заявил о намерении правительства его страны расширить и без того крупнейший военно-воздушный объект США в ближневосточном регионе (около 80% всех заправок топливом боевой и другой авиации США на Ближнем Востоке осуществляется на этой базе). Планируемое расширение, по словам катарского министра, будет «семейно-ориентированным» и позволит построить на территории авиабазы «Эль-Удейд» рядом с Дохой 200 новых домов, где разместятся американские военнослужащие со своими семьями.

 

ЙЕМЕН

 

Попытки изменить сложившуюся расстановку сил в контексте ее территориальной и ресурсной привязки привело к эскалации напряженности между ОАЭ и Саудовской Аравией в формате прокси-конфликта в йеменском городе Аден, который выполняет функции столицы для сил сторонников президента Абд Раббо Мансура Хади.

В мае 2017 года при поддержке Абу-Даби йеменские сепаратисты, главным требованием которых выступает создание отдельного государства со столицей в Адене, сформировали собственный «Переходный совет Южного Йемена». Массовые акции протеста в Адене, организованные «Переходным советом» 28 января, переросли в воружённый конфликт с правительственными войсками, поддерживаемые КСА. Отрядам южных сепаратистов удалось взять под контроль ряд административных зданий, а бойцы так называемого формирования «Пояс безопасности» взяли штурмом две военные базы под Аденом. Данные события были охарактеризованы президентом Йемена Хади как государственный переворот и 30 января  перед лицом угрозы оказаться в плену Ахмед бин Дагер глава международно признанного правительства Йемена был готов покинуть свой штаб в Адене.

Однако сторонам удалось прийти к некоему соглашению, поскольку на третьи сутки ожесточённых боестолкновений лидер южных сепаратистов Йемена заявил, что он признаёт легитимность президента Хади и готов к сотрудничеству с ним для борьбы с общим врагом – шиитским движением «Ансар Алла» (хоуситы), которое нанесло ракетный удар  по военному параду в провинции Таиз на юго-западе Йемена 22 января. Численность жертв разнится от 7 до 40 погибших и десятков раненных. На параде присутствовали бойцы  салафитских групп лояльных именно эмиратовским кураторам.  Основным итогом столкновений стало демонстрация Абу-Даби своим соперникам, что альтернативы эмиратовскому плану политического обустройства Йемена не существует. В рамках этого плана предполагается безусловно превратить Йемен в конфедерацию с практически государственным обособлением юга страны.

Тем временем в Йемене продолжает разворачиваться беспрецедентная гуманитарная катастрофа современности. К началу 2018 года количество жителей беднейшей арабской страны, где четвёртый год идёт гражданская война, находящихся на грани голода, выросло до 8,4 млн человек. 22,2 млн йеменцев, или 76% от всего населения страны (29 млн человек), ощущает острую нехватку продуктов первой необходимости, питьевой воды, лишена доступа к медицинской помощи. В этих условиях Король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз аль-Сауд  17 января распорядился разместить депозит в $ 2 млрд на счету международно признанного правительства Йемена.

 

***

 

Такие резонансные события как операция Турции «Оливковая ветвь» на территории Сирии, Конгресс национального диалога народов Сирии в Сочи, столкновения различных фракций в йеменском Адене продолжат оказывать свое влияние на политический процесс в ключевых странах и после завершения непосредственных инцидентов. Их эффект в полной мере нам только предстоит оценить. Расстановка сил на внутриполитической арене в Египте к моменту завершения формального этапа регистрации кандидатов на предстоящие президентские выборы лишила наблюдателей последних крох интриги относительно их результатов. Россия и США в самом ближайшем будущем продолжат столкновения по поводу продвижения проектов собственного видения будущего государственного устройства Сирийской Арабской Республики.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: декабрь 2017 г. (дайджест)

Декабрь для арабских стран Ближнего Востока был в первую очередь связан с сразу с несколькими резонансными заявлениями на высшем уровне, которые касались разгрома ИГ (террористической группировки запрещенной в РФ) в Сирии и Ираке, требований объединенной оппозиции на переговорах в Женеве и, конечно, статуса Иерусалима. Также в центре повестки оказалась ситуация в Йемене с убийством экс-президента А.А. Салеха, значимой фигуры национального масштаба, гуманитарным кризисом беспрецедентных масштабов  и очередной ракетной атакой хуситов на Саудовскую Аравию. Иракский Курдистан также заставил снова заговорить о себе масштабными акциями протеста сразу в нескольких крупных городах региона. Ситуация с террористической угрозой в Египте продолжает оставаться напряженной.

 

СИРИЯ

 

Одним из наиболее знаковых событий декабря для САР стало объявление о выводе российской группировки войск в пункты их постоянной дислокации, которое сделал Президент России Владимир Путин 11 декабря во время своего визита на авиабазу «Хмеймим». Причиной подобного решения выступил разгром наиболее боеспособной группировки международных террористов в Сирии.

В данном контексте необходимо выделить, как минимум, два важных акцента – объявленная победа над террористической организацией ИГ не означает конец войны в Сирии (к концу месяца под контролем боевиков остаются еще значительные территории в провинциях Идлиб и Хама, анклавы между провинциями Дейр эз-Зор и Хомс и т.д.), и прекращение военного участия России в данном кризисе (вывод ВКС будет осуществляться постепенно, кроме того свой контингент сохранят базы «Хмеймим» и «Тартус»).

Таким образом, группировка проправительственных сил Сирии не лишится поддержки с воздуха в грядущих операциях по зачистке территории от террористического элемента. Данный прогноз подтвердился на уровне заявлений российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и начальника Генштаба ВС России Валерия Герасимова, которые определили главной антитеррористической задачей в Сирии на 2018 год уничтожение террористической организации «Джебхат Фатх аш-Шам» (террористической группировки запрещенной в РФ).

 

На дипломатическом треке одной из центральных интриг декабря стало обсуждение и принятие 19 декабря новой резолюции Совета Безопасности ООН, регламентировавшей возобновление межграничных гуманитарных и восстановительных операций ООН. По факту, резолюция вновь открыла двери для оказания прямой гуманитарной помощи по каналам ООН жителям Сирии в приграничных районах с Турцией и Иорданией напрямую из этих стран, без запроса разрешения у официального Дамаска. Суть в том, что большая часть этих приграничных районов (помимо курдских территорий) контролируется противниками официального Дамаска, представляющими конгломерат различных радикальных организаций. Россия не стала блокировать эту резолюцию, однако при голосовании воздержалась, предупредив агентства ООН о необходимости «оповещения» официального Дамаска о планируемых гуманитарных конвоях через турецкую или иорданскую границу.

При этом Дамаск продемонстрировал, что не собирается молчаливо сносить наиболее грубые нарушения своего суверенитета. Так, требование о немедленном выводе войск США и Турции 22 декабря озвучил постоянный представитель Сирии при ООН, присутствие которых рассматривается в стране как агрессия и нарушение Устава ООН.

Тем временем закончившийся 15 декабря 8 раунд женевских переговоров оказался безрезультатным. Объединенная под влиянием Саудовской Аравии делегация сирийской оппозиции выступила с позицией, которую трудно было охарактеризовать как переговорную, поскольку в ее основе лежало требование о немедленной отставке президента Б. Асада. Постпреды САР и РФ при ООН Башар Джаафари и Алексей Бородавкин осудили подобное предусловие, поскольку оно делает принципиально невозможным участие в переговорах одной из сторон конфликта.

На 8 раунде переговоров в Женеве предполагалось обсудить с делегациями правительства Сирии и оппозиции 12 принципов будущего устройства страны, конституционный процесс и выборы, затронув темы управления и борьбы с терроризмом. Спецпосланник ООН по Сирии Стефан де Мистура итоги раунда охарактеризовал как «упущенную возможность».

22 декабря в Астане завершился восьмой раунд переговоров по Сирии. Главными темами встречи стали согласование сроков и участников Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, а также принятие положения об обмене задержанными лицами и телами погибших между сторонами сирийского конфликта. Кроме того, в повестку дня были включены ситуация в зонах деэскалации, особенно в районе Идлиба, и утверждение заявления о гуманитарном разминировании. Представитель правительственной делегации САР пообещал, что Дамаск сделает всё возможное для успеха Конгресса сирийского национального диалога, который ориентировочно пройдёт 29−30 января в Сочи.

 

ИРАК

 

Между тем намерение о присоединении к Астанинскому процессу высказал Багдад. В лице посла Ирака в Москве Хайдара Мансура Хади. «Мы считаем, что наш опыт и наша помощь понадобятся в политическом процессе урегулирования сирийского кризиса», — заявил посол на встрече с главой комитета по международным делам Совета Федерации Константином Косачевым.

Об окончательной победе над террористической группировкой ИГ также объявили и в Ираке. По словам иракского премьера, правительственные войска взяли под полный контроль границу с Сирией, что знаменует собой завершение боевых операций против ИГ на территории Ирака. Такое заявление поспешил поддержать американский лидер Дональд Трамп, во время церемонии подписания военного бюджета отметив, что в борьбе с ИГ США за восемь последних месяцев добились больших успехов, чем предыдущая администрация президента Барака Обамы за весь свой срок управления страной.
ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

 

Финансовое положение курдской автономии после возврата Киркука и других спорных районов под контроль Багдада стало весьма плачевным. Имеющихся денег не хватает и на покрытие месячного жалования работникам бюджетной сферы. В конце месяца в иракском Курдистане произошли массовые акции протеста. Основной причиной бунта стала именно невыплата в течение двух месяцев зарплат бюджетникам. Правительство региона является работодателем для полутора миллионов курдов. Такая ситуация возникла благодаря решению государственного аппарата наделить работой всех желающих и тем самым обеспечить социальную стабильность в регионе. Массовые выступления продолжались в течение нескольких дней. Протестующие использовали железные прутья и бутылки с зажигательной смесью, совершили поджоги офисов Демократической партии Курдистана и Патриотического союза Курдистана в Сулеймании. На подавление беспорядков были брошены силы полиции, пешмерга и местной спецслужбы «Асаиш». По предварительным данным, погибли 6 протестующих и были ранены около сотни. Среди протестующих большую часть составили работники госсектора, врачи, учителя.

 

В Организации Объединённых Наций призвали власти курдского автономного региона на севере Ирака воздержаться от силовых действий в отношении участников акций протеста. При этом центральное правительство Ирака заявило о планах в скором времени приступить к выплатам зарплат служащим курдских военизированных формирований «пешмерга» и другим работникам бюджетной сферы Иракского Курдистана еще в конце октября.
На этом фоне активно распространялись слухи о том, что курдская сторона, якобы согласилась передать федеральным силам пограничные пункты и также всю систему нефтяных поставок в обмен на то, что доля финансирования Эрбиля из центрального бюджета сохранится без изменений и в 2018 году (17% от общего бюджета).

Косвенно данную информацию подтверждает объявленное 17 декабря решение иранской стороны о возобновлении работы пограничных переходов Хаджи Омран и Парвиз-хана. Однако у подобного шага руководства Исламской Республики могли быть и другие причины. Закрытие пограничных переходов между Ираном и Иракским Курдистаном привело к буму в торговых отношениях между автономией и Турцией, а турецкие производители, воспользовавшись этой возможностью, не оставили места для иранских товаров на курдском рынке.

 

ЕГИПЕТ

 

11 декабря Египет с визитом посетил российский президент. В центре повестки дня находились вопросы борьбы с терроризмом, кризисы в Сирии и Ливии, а также вопросы сугубо двусторонних отношений, в частности проблема возобновления авиасообщения. аэропорт столицы Египта после череды проверок российскими специалистами был признан полностью соответствующим всем требованиям авиационной безопасности, и первый самолет по маршруту Москва-Каир, после прерванного в 2015 году авиасообщения между Россией и Египтом, совершит рейс 1 февраля 2018 года.

 

При этом проблема обеспечения безопасности за пределами авиагаваней в АРЕ стоит весьма остро. Так, несмотря на повышенные меры безопасности перед рождественскими праздниками в стране, в рамках которых защиту церквей, молебных домов и мест скопления христиан осуществляли 230 тысяч сотрудников сил внутренней безопасности, 29 декабря было осуществлено нападение на христианский храм в Каире. Жертвами теракта стали 10 человек, включая троих полицейских.

Также в декабре противостояние силовых структур и террористических группировок ознаменовалось двумя успешными операциями по ликвидации джихадистов в провинции Шаркия и одной – в пригороде Каира.

 

ЙЕМЕН

 

Для Йемена декабрь был во многом связан с ликвидацией одной из независимых переменных в кризисе, который переживает страна с 2015 года. 4 декабря экс-президент Йемена Али Абдалла Салех был убит в результате нападения повстанцев-хуситов. Напомним, что ранее в конце ноябре А. Салех объявил о прекращении союзнических отношений с хуситами. Бои между сторонниками экс-президента и боевыми подразделениями группировки «Ансар Алла» за столицу Йемена Сану продолжались с 29 ноября.  В таких начинаниях экс-главу республики поддержала Аравийская коалиция, заявив о «солидарности с йеменским народом, восставшим против гнета проиранских милиций».

Уход фигуры такого политического масштаба и влияния как А. Салех означает не только его физическую ликвидацию, но и практически полное нивелирование влияние его клана и партии Всеобщий народный конгресс на развитие ситуации в Йемене. Все лояльные ему подразделения Республиканской гвардии теперь исчезнут из военного расклада сил в качестве самостоятельного игрока. В итоге к концу месяца только позиция хоуситов определяла ситуацию на севере страны. В тоже время Южный Йемен находится под фактическим протекторатом ОАЭ, которые свое внимание сосредоточили на взятии под контроль основных портов на побережье Красного моря и Индийского океана. При этом если рассуждать исключительно логически, с одной стороны, прекращение существования одного из центров силы будет способствовать упрощению общей картины, что на полшага приближает конфликт к урегулированию. С другой стороны, монополизация власти в руках проиранских хуситов не оставляет Эр-Рияду никакой иной альтернативы, кроме как продолжения силового воздействия на ситуацию, что совсем не будет способствовать скорейшему разрешению этого тяжелейшего конфликта.

 

Общая картина в Йемене продолжает оставаться весьма удручающей. 28 декабря, в ознаменование 1000 дней продолжающегося конфликта в беднейшей арабской стране гуманитарный координатор ООН в Йемене Джейми МакГолдрик выразил «глубокую обеспокоенность» в связи с неприемлемым числом жертв среди мирных жителей этой страны. Только 26 декабря под ударами коалиции погибли 68 гражданских.

В ответ на обвинение в «абсурдности» всей операции, приведшей лишь к полной деградации гуманитарной обстановки в стране и разрушению политико-социальных основ государства, коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, охарактеризовала заявления ООН как «тенденциозные» и «подрывающие авторитет всемирной организации».

 

В 2017 году в военном измерении йеменского кризиса поучаствовал и Вашингтон. За год ВВС США нанесли более 120 ударов по террористическим целям в Йемене, а именно по террористической группировке «Аль-Каида на Аравийском полуострове», и филиалу ИГ, который, по данным Пентагона, за последний год «удвоился в размерах». Отмечается, что военная кампания США в Йемене активизировалась с приходом в Белый дом президента Д. Трампа.

 

КСА

 

19 декабря с территории Йемена в направлении королевского дворца в Эр-Рияде была запущена  баллистическая ракета, перехваченная системой эшелонированной системой саудовских ПРО. Это событие настолько обеспокоило саудовцев, что 21 декабря король Саудовской Аравии Сальман Бин Абдель Азиз Аль Сауд совершил телефонный звонок президенту России для обсуждения развития ситуации в Йемене. Можно предположить, что саудовский монарх надеялся в лице российского президента обрести рычаг воздействия на Иран, который по заявлениям руководства КСА осуществляет многоуровневую поддержку хуситов в рамках ведения гибридной войны против Эр-Рияда.

 

Накал во внутриполитических баталиях в декабре продемонстрировал тенденцию к снижению. 26 декабря в Саудовской Аравии на свободу была отпущена часть фигурантов антикоррупционных расследований в стране, которые начались в ноябре этого года. С 23-х освобождённых из-под ареста лиц сняты обвинения после того, как они согласились на так называемое «досудебное урегулирование». Ожидается, что подобным образом будет сняты претензии ещё к группе подозреваемых, которые согласились на сотрудничество со следствием. Здесь можно предположить, что передел власти на внутриполитической арене в королевстве на этом не закончится. Однако проявление в публичном пространстве возможного сопротивления со стороны всех тех, кого не устраивает курс Мухаммеда бин Сальмана, представляется вероятным только при успешном накоплении критической массы недовольства и консолидации усилий сразу нескольких групп интересов. В противном случае такой бунт будет заранее обречен на провал и даже если впоследствии будет освящен СМИ, то только под нужным текущей группировки власти углом с соответствующими акцентами.

 

«ИЕРУСАЛИМСКИЙ ВОПРОС»

 

6 декабря президент Дональд Трамп заявил, что США признают Иерусалим израильской столицей и начинают процесс переноса американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Это вызвало волну протестов среди жителей арабских стран. Так, в пятницу, 8 декабря, на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа прошли столкновения между палестинцами и израильскими военными. В них пострадали, в том числе получили отравления газом, не менее 770 арабов, из которых около 180 человек — в секторе Газа.

 

Даже учитывая первые яростные акции протеста и многочисленные публичные заявления лидеров арабских стран, отрицающие право Вашингтона на подобные односторонние решения по принципиальным вопросам, реакция оказалась весьма сдержанной. На высшем уровне об отсутствии арабской/мусульманской солидарности погоревали, каждый в своей манере, лидеры Турции, ОАЭ и Алжира. Масштабы и степень эскалации «третьей интифады», которую объявило движение ХАМАС 13 декабря с целью надавить на США, также уступали двум предыдущим и так называемой «интифаде ножей».

Протокольная сторона вопроса при этом была соблюдена со всей строгостью. Помимо вышеупомянутых заявлений на уровне отдельных государств Совет Лиги арабских государств по итогам прошедшего в Каире заседания на уровне глав МИД призвал к международному признанию палестинского государства в границах 4 июня 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме и возвращению к выстраиванию мирного процесса на основе решения по созданию двух государств.

 

Однако по итогам месяца наиболее болезненный для США эффект, с точки зрения репутационных издержек, произвели связанные с проблематикой бюрократические процедуры в ООН. Сначала США были вынуждены заблокировать в Совете Безопасности ООН проект резолюции по статусу Иерусалима, в которой выражалось «глубокое сожаление в отношении недавних решений, касающихся статуса Иерусалима», выступив единственной страной Совбеза, проголосовавшей против. Затем Штаты обнаружили себя в компании Гватемалы, Гондураса, Маршалловых островов, Микронезии, Науру, Палау и Того, когда несмотря на все угрозы по перекрытию финансовых потоков 128 стран проголосовали за резолюцию с призывом к Соединённым Штатам отозвать своё признание Иерусалима столицей Израиля на Генассамблее ООН. Представители 35 стран воздержались.

Такие итоги голосования предсказуемо позволили руководству ПНА заявить, что решение Трампа недействительно и международное сообщество стоит на стороне законных прав палестинского народа.  Также предсказуемо власти Израиля заявили, что не принимают решение ГА, но поблагодарили президента США  и представителей других государств, которые голосовали против резолюции, «за однозначную позицию».

***

Несмотря на то, что декабрь для арабских стран Ближнего Востока оказался богат на громкие события и резонансные заявления, процессы в регионе сохраняли динамику, сформированную уже к первому кварталу 2017 года (сирийский, иракский и саудовский кейсы) либо еще раньше (египетский и йеменский кризисы). За внесение хаотичного малопрогнозируемого в своих последствиях начала отвечали внерегиональные игроки.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Турция: ноябрь 2017 г. (дайджест)

В Турции сохраняется довольно противоречивая тенденция в вопросе распределения политической власти. С одной стороны, продолжается сосредоточение ресурсов государственного управления в руках правящей Партии справедливости и развития, с другой – постепенно усиливаются оппозиционные настроения в среде политической элиты страны, так, например, новообразованная «Хорошая партия» уже сумела занять пять мест в турецком парламенте за счёт независимых депутатов.

Внешнеполитический вектор сохраняет приобретённые ранее очертания. Турция продолжает налаживать отношения с Россией, расширяя не только двусторонние, но и контакты по вопросу сирийского урегулирования. При этом в отношениях с Западом всё более нагнетается напряжённость. В конце ноября в этой связи особое значение отводилось делу ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба.

В преддверии зимы в риторике турецких властей особое значение начинают приобретать вопросы энергетического обеспечения страны.

Отношения с Россией

13 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган осуществил рабочий визит в Сочи, где встретился с президентом России Владимиром Путиным. В ходе переговоров лидеры обсудили нынешнее состояние двусторонних отношений. Так, российский президент отметил, что «отношения можно считать восстановленными практически в полном объёме». В ходе переговоров были затронуты вопросы торгового и энергетического сотрудничества. Отмечалось, что за прошедший год объём взаимной торговли увеличился на 36%. Кроме того, в ходе встречи Эрдоган пригласил своего коллегу на церемонию закладки первого камня АЭС «Аккую», первый реактор которой, по словам Путина, будет запущен уже в 2023 году.

Что касается продовольственных санкций, с 1 ноября Россельхознадзор снял ограничения на поставки тремя турецкими предприятиями томатов, которые являются одним из ключевых наименований турецкого сельскохозяйственного экспорта. Путин также коснулся и «Турецкого потока»: в начале ноября «Газпром» объявил о завершении строительства российской части первой нитки газопровода, которая вошла в исключительную экономическую зону Турции.

Сирийский вопрос

Наряду с прочими темами, в ходе переговоров 13 ноября стороны обсудили и сирийский кризис. Ранее ряд экспертов отмечал, что цель визита турецкого лидера в Сочи заключалась в попытке надавить на Москву по вопросу участия сирийских курдов, в лице партии «Демократический союз» (PYD), в Конгрессе сирийского национального диалога.

Уже 22 ноября в Сочи в рамках подготовки вышеупомянутого Конгресса встретились лидеры России, Турции и Ирана. В ходе совместной пресс-конференции по итогам встречи политики договорились продолжить сотрудничество для окончательного уничтожения «Исламского государства» (запрещённая в России террористическая организация). Основной темой переговоров стало послевоенное устройство арабской республики. Стороны выразили приверженность суверенитету и территориальной целостности страны, а также приветствовали предстоящую встречу в составе всех заинтересованных сторон сирийского конфликта.

Уже 30 ноября в турецкой прессе появились сведения о том, что «Демократический союз», а также «Рабочая партия Курдистана», которую турецкий истеблишмент рассматривает в качестве аффилированной с PYD террористической организации, не будут принимать участие в общесирийской встрече в Сочи. Комментируя эту информацию, представители министерства иностранных дел Турции отметили, что выступают лишь против участия террористов в Конгрессе, но не курдов, как таковых; они также подчеркнули, что не должно остаться и следа режима Асада в новом сирийском руководстве.

Отношения с Западом

По-прежнему сохраняется напряженность в отношениях Турции с её западными партнёрами. На этом фоне имели место целых два дипломатических скандала между Турцией и НАТО. В ходе учений Североатлантического альянса в Норвегии, которые проходили с 1 по 18 ноября, военными были подготовлены мишени с изображениями потенциальных врагов Блока. Среди таких мишеней оказался и действующий президент Турции Эрдоган, а также основатель Республики Мустафа Кемаль Ататюрк. Альянс тут же стал объектом резкой критики со стороны турецких властей, которые отозвали с учений 40 своих военнослужащих. Реджеп Эрдоган в этой связи усомнился в уважении ко второй по величине армии НАТО (то есть, Турции). Представители НАТО, а также оборонного ведомства Норвегии поспешили принести извинения за инцидент, однако ситуацию усугубил следующий схожий случай. 18 ноября начальник генерального штаба Турции Хулуси Акар выступил на девятом Международном форуме по вопросам безопасности в Галифаксе (Канада). За некоторое время до этого на официальном твиттер-аккаунте Форума был опубликован анонс выступления, с приложенной к нему фотографией, которая была сделана после попытки государственного переворота в Турции в 2016 году. На ней был изображен Акар со следами ремней на шее, полученные им, будучи в плену.

Из позитивных моментов необходимо отметить тот факт, что обе стороны в ограниченном формате возобновили выдачу неиммиграционных виз для граждан обоих государств. Ранее, в октябре 2017 года, данная процедура была заморожена дипломатическими и консульскими представительствами двух стран.

Внутриполитическая обстановка

На отношениях с США также негативно сказывается дело Резы Зарраба, ирано-турецкого бизнесмена, который подозревается властями США в деятельности, позволявшей Ирану действовать в обход американских санкций. В 2013 году он также был фигурантом коррупционного скандала в Турции, к которому были причастны высшие должностные лица Республики, в том числе и сам Эрдоган (на тот момент премьер-министр страны). Изначально действия турецких властей ограничивались упрёками и критикой в адрес Соединённых Штатов, а также требованием выдать упомянутого бизнесмена. Имел место и дипломатический скандал, связанный с взаимной приостановкой выдачи неиммиграционных виз для граждан двух государств. Несмотря на многочисленные требования Анкары экстрадировать Зарраба, американские власти не закрыли дело. Таким образом, по итогам слушаний, предприниматель рассказал о коррупционной схеме, использовавшейся в 2013 году, а также открыл схему торговли с Ираном в обход санкций США. На момент конца ноября 2017 года по данному делу всё ещё проходят слушания.

На фоне централизации власти в Турции оппозиционные партии страны всеми силами стремятся укрепить остатки своего влияния. Так, в середине ноября лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели в эфире канала «TRT» предложил снизить 10%-ый электоральный барьер. Примечательно, что две из трёх оппозиционных партий, прошедших в Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) в 2015 году, а именно Партия националистического движения и курдская Демократическая партия народов (ДПН), едва преодолели этот барьер, набрав 11,9% и 10,7% голосов, соответственно. Представители правящей Партии справедливости и развития (ПСР) резко раскритиковали предложение, отметив, что увеличение числа парламентских партий может привести к трудностям в принятии государственных решений.

Помимо прочего в турецком парламенте произошло пополнение: в его состав вошла новообразованная (октябрь 2017 года) «Хорошая партия» (İyi Parti). По данным официального сайта ВНСТ, опубликованным 20 ноября, партия Мераль Акшенер получила 5 мест. Известно, что представительством в законодательном органе она обязана вступившим в неё независимым депутатам.

Экономическая ситуация

27 ноября (2017 года), выступая на церемонии вручения премии торговой палаты города Анкары, президент Эрдоган напомнил о проекте канала «Стамбул», о котором он впервые заговорил в 2001 году. В своей речи он подчеркнул, что завершился этап розыгрыша тендера на реализацию проекта. Строительство канала вызывает среди экспертов множество экономических, экологических и других споров. Тем не менее, одним из ключевых вопросов для стран региона является правовой режим будущего канала. Как известно, на сегодняшний день стратегически важные черноморские проливы, расположенные на территории Турции, регулируются конвенцией Монтрё от 1936 года. Статус «Стамбула», протяжённость которого по оценкам составит 43 километра, пока остаётся открытым. Строительство канала, которой должен будет снизить нагрузку на Босфор и Дарданеллы, планируется завершить к 2023 году, столетию основания Республики.

Согласно данным, опубликованным Управления по контролю и регулированию энергетического рынка Турции (EPDK) в конце ноября, объём производимой в стране энергии вырос в сентябре на 19,13% по сравнению с тем же периодом 2016 года и достиг отметки в 23 миллиона 930 тысяч мегаватт-час. При этом потребление электричества составило 19 миллионов 510 тысяч мегаватт-час, продемонстрировав рост в 15,88%. Ситуация с природным газом, однако, менее оптимистична. Несмотря на уверения представителей Министерства энергетики и природных ресурсов Турции, в последние годы страна испытывала проблемы с предложением на рынке газа. Тем не менее, турецкое руководство возлагает надежды на объявленную в 2016 году программу «Национальной энергетической и горной политики». Она включается в себя ряд мер по укреплению энергетической безопасности страны в период с 2016 по 2020 год, в том числе инвестиции в инфраструктуру в размере 18 миллиардов лир. Заместитель министра энергетики и природных ресурсов отметил, что, по сравнению с концом 2016 года, объём предложения первичной энергии эквивалентен 135 миллионам тонн нефти. При этом, в рамках упомянутой программы, которая подразумевает в том числе и разведку месторождений углеводородов в акватории Чёрного моря, Турция уже способна обеспечить 24% необходимой ей энергии из собственных ресурсов.

***

Массовые увольнения госслужащих, а также мероприятия по централизации власти в руках ПСР, имевшие место после попытки государственного переворота в 2016 году, создали впечатление слабости турецкой оппозиции. Тем не менее, последние события демонстрируют, что в Турции по-прежнему готовы бороться за политическое разнообразие в стране. Созданная ещё только в октябре 2017 года «Хорошая партия» уже сумела привлечь на свою сторону независимых депутатов ВНСТ, обеспечив себе, таким образом, место в парламенте.

Однако, всё более очевидной становится политическая недееспособность Партии националистического движения. Её руководство всеми силами стремится сохранить влияние на внутригосударственные процессы. Падающие рейтинги, заставляют её идти на сотрудничество с ПСР, что только усугубляет ситуацию. Озвученное лидером партии Девлетом Бахчели предложение по снижению 10% барьера, вписывается в этот вектор, учитывая то, что на последних всеобщих выборах 2015 года, националистам удалось заполучить лишь 11,9% голосов.

Если такая тенденция будет сохраняться, то, вполне вероятно, что «Хорошая партия» может в конечном итоге прийти на смену ПНД.

Весьма интересно складывается ситуация по линии отношений с Соединёнными Штатами. В этой связи необходимо отметить два момента. Во-первых, США отказываются выдавать исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который обвиняется турецкими властями в организации попытки госпереворота в 2016 году. Во-вторых, Штаты также не пошли на закрытие судебного процесса в отношении Резы Зарраба и экстрадировать его в Турцию. Оба упомянутых гражданина Турции способны оказать крайне негативное влияние на авторитет и власть Эрдогана и его окружения: первый – посредством своего влияния, второй – через дачу показаний, порочащих ряд высокопоставленных турецких чиновников, а также действующего президента страны.

Ситуация далека от тех, что имели место в государствах Востока в преддверии там революционных событий. Однако, действия американского руководства дают повод рассматривать возможность реализации в неповинующейся Турции одного из сценариев «арабской весны».

Что касается российско-турецких отношений, то едва ли можно ожидать их перманентного потепления. На развитие торгово-экономического сотрудничества, выгодное обеим сторонам, накладывается тот факт, что Турция с трудом готова идти на какие бы то ни было компромиссы в вопросе сирийского урегулирования. Это продемонстрировало известие о том, что представители Партии демократический союз не примут участие в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи. Решение не приглашать на Конгресс курдов, очевидно, было принято под нажимом турецкого истеблишмента (к слову, именно это было одной из основных задач Эрдогана в ходе визита в Сочи 13 ноября).

Кроме того, вызывает опасения сближение Анкары и Тегерана на фоне Астанинского процесса. Сотрудничеством с Ираном Турция намерена не только диверсифицировать импорт энергетических ресурсов, но и уменьшить зависимость от Москвы, что в будущем может стать поводом для новой напряжённость в двусторонних отношениях.

В.Аватков, А.Финохин