Турция: март 2018 г. (дайджест)

В марте произошло достаточно много важных событий, так или иначе отразившихся на внутренне- и внешнеполитической жизни Турции. Во внешнеполитическом дискурсе Турецкая Республика продолжает развивать двусторонние контакты с Россией, которые выражаются в осуществлении официальных визитов и проведении телефонных переговоров. Кроме этого, наблюдается активность государства в Сирии, где Турция добилась значительных успехов в рамках операции «Оливковая ветвь». При этом практически неизменной остается политика Турции в отношении Западных стран и США, где все еще немаловажное место занимают разногласия по ряду политических вопросов.

Внутренняя политика Турции по-прежнему характеризуется укреплением вертикали власти, политической борьбой партий за своих избирателей, и усилением консервативной риторики. Одним из важнейших событий за последний месяц также стало первое испытание баллистических ракет турецкого производства.

Отношения с Россией

За последний месяц во внешней политике с точки зрения российско-турецких отношений, центральным событием, безусловно, стал официальный трехдневный визит в Россию министра иностранных дел Турецкой Республики Мевлюта Чавушоглу. Главной целью визита, который продлился с 12 по 14 марта, было участие министра в шестом заседании Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, который действует в рамках Совета сотрудничества высшего уровня, проведение переговоров с российским коллегой С.В. Лавровым, а также участие в Московской международной туристической выставке (MITT).

Помимо этого, 13 марта М. Чавушоглу посетил МГИМО, где выступил с речью о внешней политике Турции, затронув также и вопрос российско-турецких отношений. Глава турецкого внешнеполитического ведомства подчеркнул важность российско-турецкого сотрудничества в сфере политики, культуры и совместных экономических проектов – трубопровода «Турецкий поток» и АЭС «Аккую», закладка фундамента которой состоится в начале следующего месяца. По словам Чавушоглу, в данном мероприятии также примут участие главы России и Турции. В ходе своей речи министр особенно отметил сотрудничество двух стран в борьбе с терроризмом, совместные успехи в Сирии, а также важность системы создания глобальной безопасности в будущем, в которую, по мнению министра, должны быть вовлечены не только Россия и Турция, но и другие акторы международных отношений.

Похожие вопросы обсуждались и 14 марта в ходе вышеупомянутого шестого заседания Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, однако, по заявлению министров, сделанному в ходе совместной пресс-конференции по итогам мероприятия, основной целью переговоров все-таки была подготовка к предстоящей встрече лидеров России и Турции – В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана в рамках заседания Совета сотрудничества высшего уровня, намеченного на начало апреля, а также трехсторонней встречи лидеров России, Турции и Ирана, которая также пройдет в турецкой Республике 4 апреля. Примечательно, что визит В. Путина в Турцию станет для главы Российской Федерации первой зарубежной командировкой с момента его переизбрания и вступления в должность, что, безусловно, подчеркивает важность российско-турецкого сотрудничества и стремление России дальше развивать двусторонние контакты с Турецкой Республикой. Во время переговоров министры достигли договоренностей в экономической области, в первую очередь, относительно продолжения снятия ряда экономических ограничений и облегчения визового режима, а также в сфере военно-технического сотрудничества. Министры подтвердили выполнение контракта на поставку Турции ЗРК С-400, подчеркнув, что отношения в этой области развиваются «в соответствии с достигнутыми президентами договоренностями». Акцент также был сделан на том, что следующий 2019 год станет для двух государств Годом культуры России в Турции и Турции в России, что означает взаимодействие государств не только в экономической и политической сферах, но и реализацию культурно-гуманитарного сотрудничества. Не без внимания осталась и ситуация в Сирии. Помимо важности продолжения работы в рамках астанинского саммита и всеобъемлющего взаимодействия, С. В. Лавров, отвечая на вопрос журналиста, также отметил, что Турция обсуждает с Россией в том числе и те вопросы, которые имеют место быть на переговорах с американской стороной.

16 марта начала свою работу экспертная встреча по Сирии в Астане, в которой приняли участие министры иностранных дел России, Турции и Ирана. В ходе переговоров особое внимание было уделено вопросу обмена пленными М. Чавушоглу, который ранее, находясь в Москве, заявлял о том, что единственной целью проводимых Турцией на территории Сирии военных операций является борьба с терроризмом, на этот раз призвал стороны к поиску политического разрешения кризиса, особенно отметив важность переговоров в Астане.

Несмотря на то, что Россия и Турция достаточно активно взаимодействовали за последний месяц, на вышеупомянутых встречах двусторонние контакты не закончились – 30 марта стало известно о проведении телефонных переговоров министров иностранных дел России и Турции, в ходе которых главы МИД двух стран обсудили предстоящие встречи глав государств, запланированные на начало следующего месяца. Исходя из позитивного развития двухстороннего взаимодействия, такие достаточно частые контакты говорят, во-первых, о намерении сторон укреплять двустороннее сотрудничество, во-вторых о придании чрезвычайной важности предстоящей встрече, которая требует столь детального обсуждения.

В то же время, несмотря на положительную риторику турецких властей в отношении России, некоторые противоречия все же сохраняются. Только этим можно объяснить заявление Министерства иностранных дел Турции по поводу четвертой годовщины воссоединения Крыма с Россией. Даже после успешно проведенных встреч и ясности перспектив на дальнейшее сотрудничество, в Турции по-прежнему не могут простить России присоединение полуострова, населенного крымскими татарами, которое, согласно заявлению, противоречит нормам международного права.

Отношения с Западом

Отношения Турции с западным миром характеризуются как сложные: конструктивный диалог по-прежнему отсутствует, а какие-либо контакты и встречи, призванные наладить отношения, носят, скорее, формальный характер. Так, например, диаметрально противоположные взгляды по Сирии не позволяют Турции и США наладить двусторонний диалог. И вместо того, чтобы искать компромиссы, лидер Турции продолжает обвинять США в невыполнении обязательств, с каждым разом ужесточая риторику.

Так, например, в ходе своего выступления перед членами Партии справедливости и развития 20 марта, Р.Т Эрдоган раскритиковал политику США на Ближнем Востоке, уличив Белый дом в обмане и содействии терроризму. Слова по этому поводу не стал подбирать и министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу, который, выступая в МГИМО, заявил, что турецко-американские отношения находятся на гране разрыва из-за поставок вооружений сирийским военизированным формированиям. В то же время, помимо внешнеполитических противоречий, неясной остается ситуация по вопросу военно-технического сотрудничества двух стран. 20 марта руководитель комитета по международным делам парламента Турции Волкан Бозкыр заявил о том, что США могу приостановить поставки Турции американских истребителей F-35 из-за заключенного ранее соглашения с Россией о поставках комплексов С-400. Позднее министр национальной обороны государства заявил, что контракт с Россией не окажет никакого влияния на военно-техническое сотрудничество Турции и США, в том числе – на поставку истребителей. Противоречивые высказывания властей в данном случае могут говорить либо о переменчивой позиции США по этому вопросу, что, как правило, Соединенным Штатам не свойственно, либо о том, что у официальных властей Турции также имеются противоречия по этому вопросу. В любом случае, заявления официального представителя МИД Турции о том, что переговоры о закупке систем ПВО Patriot с США и европейским Eurosam продолжаются, дают Турции шанс на то, что США не прервет переговоры в условиях существующей критики российско-турецкого сотрудничества по поводу С-400. Кроме этого, 30 марта стало известно о проведении сторонами пятой секции турецко-американского торгового диалога по оборонной промышленности, в которой приняли участие сотрудники Министерства экономики Турции, Госдепартамента, а также Министерства обороны двух стран.

Интересным и принципиально важным для турецко-американского сотрудничества представляется и то, что в период между визитом в Москву и Астану министр иностранных дел Турции 15 марта успел посетить Азербайджан, где состоялась четырехстороння встреча глав МИД Азербайджана, Турции, Ирана и Грузии. Также стало известно, что М. Чавушоглу примет участие в конференции министров иностранных дел стран Движения неприсоединения, которая пройдет в Баку с 5 по 6 апреля. Участие турецкого министра в такого рода мероприятии как минимум странно, поскольку Турция сама является членом НАТО, а ее участие в такого рода мероприятии может рассматриваться как определенный сигнал в сторону Соединенных Штатов.

Что касается двусторонних встреч и других контактов, за последний месяц лидеры США и Турции провели несколько телефонных переговоров – 22 и 30 марта – в ходе которых обсуждалось турецко-американское взаимодействие. Важным с точки зрения нормализации отношений должен был стать визит главы турецкого МИД М. Чавушоглу в США, запланированный на 19 марта, в ходе которого были предусмотрены переговоры министров иностранных дел двух стран и консультации по поводу Сирии, однако после сообщения об отставке Госсекрета Р. Тиллерсона, внешнеполитическое ведомство Турции поспешило заявить о переносе визита. Примечательно, что дата визита не уточняется.

Нельзя назвать позитивными и отношения Турции с Европейским Союзом. Главным событием на этом направлении для Турции стал проведенный 27 марта саммит «ЕС-Турция», однако, не успел саммит начаться, как 23 марта председатель Еврокомиссии поспешил дать характеристику предстоящей встрече и, надо отметить, прогнозы эти были не слишком утешительными для Турции. Жан-Клод Юнкер наряду со стремлением Европы взаимодействовать с Турцией, также заявил о нарастающих противоречиях между Турцией и ЕС, и оказался прав. В ходе вышеупомянутого саммита, который состоялся в Варне, стороны в очередной раз охарактеризовали существующие противоречия, однако конкретных и эффективных шагов по их преодолению ни одной из сторон предложено не было. Так, представители ЕС продолжали упрекать Турцию за ее политику в Сирии, на Кипре и в Эгейском море, Турция же в лице Р.Т. Эрдогана, который назвал вступление в ЕС стратегической целью государства – продолжала заявлять о выполнении ей всех пунктов, необходимых для вступления в Союз, а также том, что ЕС не выполняет обещания по поводу отправки 3 млрд. долларов, обещанных в рамках соглашения по сокращению миграционного потока. Также турецкого лидера волновал вопрос о пересмотре Таможенного союза и упрощенном визовом режиме, однако никакой конкретики на этот счет Эрдоган также не получил. И если по завершении саммита его итоги в целом были не очень понятны, то на следующий день ясности внес премьер министр Турции Б. Йилдырым, заявив, что Турецкая Республика не увидела к ней справедливого отношения со стороны Европы.

Таким образом, Европейский Союз по-прежнему опасается активности Турции в мире и в особенности на Ближнем Востоке, продолжая, по словам канцлера Австрии С. Куртца, видеть в Турции «стратегического партнера», но не члена ЕС. Однако Турцию такая позиция не устраивает, и она успешно выстраивает отношения с Россией на фоне неудач на Западе. Показательным с этой точки зрения стало решение Турции не поддерживать европейские страны в принятии мер против России из-за дела Скрипаля, что в контексте усиливающихся противоречий между Турцией и Европой также приобретает особую значимость.

Ближний Восток

Главным событием для Турции на Ближнем Востоке стало взятие Африна в рамках операции «Оливковая ветвь», о котором было объявлено президентом Турции 18 марта. Турецкая армия в каком-то плане действительно может считать это успехом, ведь для того, чтобы занять приграничный Джараблус в рамках предшествующей данной операции «Щит Евфрата», Турции потребовалось приблизительно полгода, в то время как о завершении «Оливковой ветви» было объявлено спустя всего несколько месяцев, после ее начала, однако при этом принципиально важно учитывать, что «Оливковая ветвь» проводилась при поддержке сирийской оппозиции.

Президент Турции Р.Т. Эрдоган в привычной ему манере поспешил провести параллель между ранними достижениями Турции в Джараблусе, Эль-бабе и Азазе, отметив тем самым еще одну, «очередную», победу турецкой армии на территории Африна. Согласно официальной информации Генштаба, в ходе операции было уничтожено 3603 террориста, число погибших турецких солдат составляет 46 человек, раненых – 225, однако по неофициальной информации количество пострадавших гораздо больше. Интересно также и то, что на этом свое пребывание на территории Сирии Турция завершать не собирается, наоборот – в планы государства, по словам президента Эрдогана, входит укрепление позиций, на этот раз в Манбидже и Идлибе. Однако здесь у Турции могут возникнуть проблемы, которые, тем не менее, не сильно пугают турецкое руководство. Турцию нисколько не смущает тот факт, что в Манбидже расположены подразделения США, ведь, Турция уже придумала и даже озвучила план действий каждой из сторон в соответствии с турецким сценарием развития событий. По словам, М. Чавушоглу, именно США и Турция будут контролировать выход Сил народной самообороны (СНС) из города. Помимо этого, в конце месяца Турция приступила к подготовке операции на северо-востоке Сирии и севере Ирака, направленной на зачистку территории от курдских формирований, о чем также было заявлено в ходе заседания Совета национальной безопасности, которое состоялось 28 марта и продлилось целых 4 часа 20 минут.

Активность Турции на Ближнем Востоке вызывает противодействие не только официальных властей государств, на территориях которых данные операции проводятся, но и третьих лиц, а противостояние Турции с курдами, которым оказывают поддержку страны Запада, постепенно экстраполируется на двусторонние отношения Турецкой Республики с другим сторонам конфликта, в первую очередь – США и странам Европы. При этом позиции Эрдогана не меняются – он продолжает критиковать всех, кто так или иначе посягает на те сирийские территории, которые затрагивают интересы Турции. Так, например, 30 марта президент Турции, раскритиковал политику Франции, которая, по сообщениям некоторых СМИ, поддержала курдов и заявила о намерении ввести свои войска в Манбидж, и если обвинения Турции по поводу «неправильной» позиции относительно сирийского вопроса в адрес европейских стран звучат не так часто, то аналогичные обвинения в сторону Соединенных Штатов официальные лица Турции делают на регулярной основе.

Внутриполитическая обстановка

За последний месяц во внутренней политике Турции произошло два значимых события – одно из них касается предстоящих выборов, другое – военного потенциала Турецкой Республики.

13 марта после обсуждений и слушаний парламент Турции все-таки одобрил законопроект об изменениях в выборное законодательство. Теперь партии имеют право объединяться в союзы, выступая на выборах в форме коалиций, при этом 10-ти процентный порог для прохождения в парламент изменен не был. Кроме этого, нововведения предусматривают возможность объединения избирательных округов. Учитывая противоречивые поправки в законодательство, которые, к тому же, были предложены правящей ПСР, новость о принятии парламентом законопроекта была встречена общественностью без особого энтузиазма, более того – была подвергнута острой критике, в особенности – со стороны оппозиции. Однако критика, пусть даже в крупном масштабе, Р.Т. Эрдогана в его стремлении укрепиться у власти вряд ли остановит. «Народный альянс» – именно так теперь называется коалиция правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения (ПНД) – призван победить на запланированных на 2019 год выборах, а также изменить политический курс Турции – уверенно заявил Р.Т. Эрдоган в ходе съезда ПСР в провинции Гиресун 25 марта. Помимо этого, на фоне слухов о проведении досрочных выборов, президент также подчеркнул, что об этом не может быть и речи, что, скорее всего, стоит воспринимать всерьез лишь по одной причине – в настоящее время ПСР не готова идти на выборы в связи с рядом нерешенных проблем как во внутренней, так и во внешней политике, а, следовательно, в связи с недостаточной подготовленностью электората – правящей партии важно получить большинство, поскольку от этих выборов зависит слишком многое – речь идет о политическом будущем как самого Эрдогана, так и его партии.

Кроме темы выборов в Турции широко обсуждались военно-технические успехи государства. Разработки Турции в этой области не стоят на месте и начинают приносить первые плоды. 25 марта Турецкая Республика впервые испытала баллистические ракеты собственного производства и, к слову, успешно. Два вида ракет – GÖKDOĞAN (малого радиуса действия) и BOZDOĞAN (среднего радиуса действия) – разработка которых по плану будет завершена в 2020 году, впервые были представлены общественности в рамках XIII Международной выставки продукции оборонной промышленности в Стамбуле в 2017 году. Следующие испытания также запланированы на 2018 год, однако теперь запуск планируется провести по движущимся целям с наземной установки, а также с самолета.

В настоящее время, на фоне укрепления неоосманизма во внешней и национализма во внутренней политике особую важность приобретают практически любые события, связанные с какой-либо победой Турецкой Республики (причем не важно – в прошлом или в настоящий период времени), поэтому отдельное внимание в Турции было уделено празднованиям по случаю 103-летия со дня победы в битве при Чанаккале (также известная как Драданелльская операция), состоявшимся 18 марта. Битва при Чанаккале стала одной из самых успешных в истории республиканской Турции. В связи с этим в провинции Чанаккале состоялось памятное мероприятие, посвященное жертвам сражения, в котором приняли участие президент Турецкой Республики и премьер-министр государства.

Экономическая ситуация

Экономическую ситуацию в стране в целом нельзя назвать стабильной, поскольку экономические показатели не демонстрируют высоких результатов. Тем не менее, в сфере международной торговли для Турции произошли некоторые изменения, в первую очередь затрагивающие российско-турецкое сотрудничество.

29 марта Россельхознадзор разрешил поставки томатов в Россию еще двум предприятиям, таким образом увеличив их количество до 14. В настоящее время доступ на российский рынок имеют следующие фирмы: Ozaltin, Agrobay, Sural, Dilek Gida Dagitim, Ergun Halcilik Ambalaj Nakliyat, OZ GUR-OK, Smyrna Seracilik, Tayftar Tarim, Kaltun Organiktar, Burak Karabucak, Seratac Seracilik, Taurus Tarim San. Кроме этого, в ходе заседания Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования отмечалось, что за последний год товарооборот между двумя странами увеличился более, чем на 37%, достигнув 21, 6 млрд. долларов. Также реализуется один из крупнейших российско-турецких проектов – «Турецкий поток». Согласно сообщениям Газпрома, по состоянию на 6 марта, уложено более 930 км, что уже составляет 50% морского участка.

Вместе с этим, внутриэкономическая ситуация Турции оставляет желать лучшего. Наблюдается высокий уровень инфляции – за последний месяц турецкая лира упала приблизительно до 4,0375 по отношению к доллару, при этом также достигнув рекордного минимума относительно евро – 4,9778. Причина таких низких показателей кроется в зависимости Турции от притока иностранного капитала. В связи с этим правительству государства приходится предпринимать меры по защите иностранной валюты. Так, например, в ходе седьмого экономического саммита «Улудаг», который состоялся 23 марта в провинции Бурса, вице-премьер Турции Мехмет Шимшек отметил, что правительство намерено ограничить задолженность в иностранной валюте для крупных предприятий (ранее аналогичная мера была предпринята для малых и средних).

Среди позитивных событий стоит отметить увеличение Турцией экспорта в области оборонной промышленности. 12-14 марта в Катаре прошла международная военно-морская выставка и конференция, в ходе которой Турция и Катар подписали контракт на поставку Дохе турецких беспилотников Bayraktar TB2, ранее протестированных Турцией в борьбе против терроризма в Сирии. И хотя сведений о контракте обнародовано не так много, сомнений в том, что такое соглашение имеет место быть практически нет. Во-первых, потому что Турция и Катар на протяжении долгих лет являются стратегическими союзниками и партнерами, во-вторых, по причине того, что по состоянию на начало марта, согласно обнародованным данным Секретариата оборонной промышленности Турции, за последние несколько месяцев экспорт оборонной промышленности вырос на 16,6 % и составил 258,9 млн. долларов.

***

Таким образом, на внешнеполитической арене Турция по-прежнему пытается укрепиться в качестве независимого игрока, критикуя практически каждое действие западных коллег, при этом не получая почти никаких преференций. Наладить отношения с США и Европейским Союзом Турции, вероятно, поможет только отход от политики самоуверенности и амбициозности, что, однако, несвойственно турецкому руководству. Смелые, а иногда достаточно жесткие заявления, которые позволяет себе Р.Т. Эрдоган в адрес своего некогда ближайшего союзника – США – показывают не столько наличие у Турции реальной власти и авторитета, сколько, скорее, отсутствие четко выработанного плана действий. По этой причине в последнее время безрезультатно заканчиваются турецко-европейские саммиты, а с США по-прежнему отсутствуют какие-либо договоренности по Сирии. Таким образом, на современном этапе, единственным направлением, где Турция может отличиться стабильностью являются отношения с Россией, однако и в них сохраняются определенные разногласия.

Похожим образом складывается ситуация во внутренней политике. Правящая Партия справедливости и развития во главе с Эрдоганом пытается обеспечить себе успех, уже сейчас редактируя предвыборное законодательство с целью извлечения определенных выгод, а также организовывая широкомасштабные митинги в поддержку военных операций, что, вероятно, будет продолжаться и дальше. Однако сегодня за проводимыми в соседней Сирии военными кампаниями, красноречивыми речами президента о величии и единстве Турции и показательным укреплением оборонного потенциала по-прежнему скрываются одни из самых низких экономических показателей Турции за последние годы и значительное количество пострадавших в ходе проводимых военных действий, что ставит под сомнение успех и правильность осуществляемой руководством Турции политики.

В. Аватков, А. Сбитнева

Израиль: январь 2018 г. (дайджест)

В январе 2018 года главным событием во внешней политике Государства Израиль стал визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву и встреча его с российским президентом Владимиром Путиным. В ходе встречи лидеры двух государств обсудили актуальные вопросы двустороннего сотрудничества, а также ситуацию в Сирии и будущее палестино-израильского конфликта, обострившегося в декабре минувшего года после заявления президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и о переносе туда американского посольства из Тель-Авива.

Во внутренней политике правящая партия «Ликуд» продолжает свой курс, направленный на закрепление уже достигнутых экономических успехов. В конце месяца рейтинговое агентство Standard & Poor’s подтвердило кредитный рейтинг Государства на третьем по величине инвестиционном уровне.

Визит Биньямина Нетаньяху в Москву

Целями встречи израильского премьера и российского президента были обсуждение двусторонних отношений, которые Нетаньяху в декабре минувшего года охарактеризовал как «отличные», и обмен мнениями по актуальным вопросам международной обстановки. Кроме того, лидеры двух государств посетили выставку, посвященную концлагерю Собибор, открывшуюся в стенах Еврейского музея и центра толерантности и приуроченную ко дню памяти жертв Холокоста.

Главной темой встречи стало обсуждение планов Ирана относительно Сирии. До визита в Москву израильский премьер заявил об отсутствии конфликта между Москвой и Тель-Авивом и об уважении интересов друг друга в САР. Тем не менее, Тель-Авив обеспокоен победой официального Дамаска в гражданской войне при поддержке российской и иранской сторон и, как следствие, концентрацией проиранских сил на северных рубежах Израиля.

При невозможности смещения президента Асада основная задача Израиля сегодня — оказать давление на вопрос взаимодействия России и Сирии с Ираном. Кроме того, для израильской стороны является важной попытка убедить Москву если не денонсировать Совместный всеобъемлющий план действий 2015 года (соглашение между Ираном и группой государств в составе США, России, КНР, Великобритании, Франции и Германии относительно иранской ядерной программы), то по крайней мере отказаться от любого сотрудничества с Ираном в ядерной сфере. Ранее президент США Дональд Трамп заявил о возможном выходе США из ядерной сделки, если ее европейские участники не примут условия американской стороны. Отказ от изменений условий соглашения Трамп расценивает как поддержку ядерных амбиций иранского режима. Слова президента подтвердил в конце месяца в своем выступлении перед израильским парламентом Кнессетом вице-президент США Майк Пенс.

Большую роль в формировании израильского внутри- и внешнеполитического курсов сыграло решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и принятие вслед за этим Кнессетом поправки к одному из Основных законов Государства — закону об Иерусалиме 1980 года — согласно которой передача части города Палестине требует одобрения 80 депутатов Кнессета из 120. В начале января представитель лидера Палестины Махмуда Аббаса заявил о том, что решение американского лидера равнозначно объявлению войны палестинскому народу.

В ответ на заявление Рамаллы Дональд Трамп выступил с предложением о прекращении оказания финансовой помощи Палестине, размер которой составляет триста миллионов долларов в год, пока Рамалла не пойдет на уступки и не сядет за стол переговоров. Пресс-секретарь палестинского лидера Набиль Абу Рудейн назвал заявление Трампа «шантажом» и выступил с ответным заявлением, в котором определил Иерусалим как вечную столицу государства Палестина, а также заявил об отказе Палестины от услуг США в качестве посредника в переговорах с Израилем.

До встречи с Владимиром Путиным Нетаньяху обсудил статус Иерусалима с канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Франции Эммануэлем Макроном и самим Дональдом Трампом. В ходе встречи на международном экономическом форуме в Давосе Трамп подчеркнул, что вопрос Иерусалима закрыт и снят с повестки дня, поэтому он больше не будет обсуждаться на переговорах с Палестиной. В конце месяца вице-президент США Майк Пенс в ходе своего визита в Израиль заявил о переносе американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим до конца 2019 года.

На фоне участившихся после заявления Трампа обстрелов израильских территорий, позиция Израиля по отношению к движению ХАМАС становится более жесткой. Министр обороны Авигдор Либерман заявил о прекращении Израилем «игры в пинг-понг», имея в виду ракетные обстрелы ХАМАСом израильских городов и ответные удары со стороны Государства.

Израиль — Иран

В начале месяца внимание израильские средств массовой информации было также приковано к другим аспектам израильско-иранских отношений. По сообщениям газеты «ха-Арэц», израильская служба безопасности ШАБАК нейтрализовала сеть иранской разведки на Западном берегу реки Иордан.

Вместе с тем, Израиль продолжает хранить молчание о нефтепроводе Эйлат-Ашкелон. В январе Комитет парламента по внешней политике и обороне продлил еще на пять лет запрет на разглашение информации о предприятии, которое было создано с целью транспортировки нефти в Израиль из Ирана. Данный засекреченный проект стал результатом соглашения, которое было подписано между Израилем и Ираном в 1968 году. Его целью являлась передача иранской нефти в Средиземное море через Израиль. После разрушения связей между государствами вследствие революции 1979 года, Израиль национализировал трубопровод, но в 2015 году швейцарский суд обязал израильскую сторону выплатить Ирану компенсацию. Израиль отказывается соблюсти финансовые обязательства и поставил информацию о проекте, источниках его финансирования, а также поставщиках и покупателях под контроль военной цензуры.

Израиль — Иордания

Дипломатическая миссия Израиля в столице Иордании Аммане возобновила свою работу после инцидента с убийством двух подданных Иордании охранником-израильтянином в июле 2017 года. В заявлении о возобновлении работы посольства премьер-министр Биньямин Нетаньяху отметил значимость для Государства Израиль стратегического партнерства с Иорданией, соглашение с которой действует с 1994 года, и намерение Государства развивать дальнейшее двустороннее сотрудничество.

Израиль — Украина

В конце месяца президент Украины Пётр Порошенко обсудил ситуацию на востоке страны с израильским премьером в ходе рабочего визита в Швейцарию. Стороны говорили о необходимости развёртывания миротворческой миссии ООН на территории Донбасса, а также о возможности создания зоны свободной торговли между Украиной и Израилем.

Внутриполитическая обстановка

Вектор внутренней политики Государства Израиль, как и прежде, во многом формируют отношения с соседями. В частности, Нетаньяху поддержал законопроект о смертной казни для террористов, который был одобрен израильским Кнессетом в предварительном чтении.

В начале января правящая партия «Ликуд» оказалась в центре скандала. Государственный контролер Израиля Йосеф Шапира обязал партию выплатить штраф в размере 350 тысяч шекелей за финансовые нарушения при проведении партийного мероприятия в городе Эйлат.

Претензии связаны с тем, что «Ликуд» использовал партийную символику на непартийном мероприятии, которое было проведено при поддержке частных инвесторов. Де-факто фестиваль носил ярко выраженный политический аспект и был проведен с целью укрепления рейтинга отдельных членов партии «Ликуд», однако руководство правящей партии не задокументировало «Ликудиаду» в разделе партийных расходов. Привлечение частных инвесторов для партийных целей, как указано в отчете госконтролера, является нарушением закона.

Несмотря на это, во внутренней политике Государства Израиль наблюдается укрепление правого лагеря. На предстоящих выборах в 2019 году находящаяся у власти правая партия «Ликуд» может вновь одержать победу. Согласно опросу, проведенному в конце января агентством ПОРИ (Public Opinion Research Institute), если бы выборы проводились в момент исследования, то правящая партия сохранила бы за собой нынешние 30 мандатов в Кнессете. Центристская партия Яира Лапида «Еш Атид» получила бы 24 мандата, правая партия Нафтали Беннета «Еврейский дом» — 12 мандатов, единый список ультра-ортодоксальных партий «Яадут ха-Тора» — 7 мандатов, правая партия Авигдора Либермана «Наш дом Израиль» — 8 мандатов, центристская партия Моше Кахлона «Кулану» — 7 мандатов, «Объединенный арабский список» — 7 мандатов. Шокирующими результаты исследования оказались для левого оппозиционного «Сионисткого лагеря» — ему прочат всего 13 мандатов вместо нынешних 24-х. Таким образом, на грядущих выборах, вероятнее всего, правый лагерь получит в совокупности более половины мест в парламенте.

***

Ключевым событием января для Государства Израиль стал визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву и его переговоры с президентом Владимиром Путиным. Главными темами переговоров стали ситуация в Сирии и будущее палестино-израильского конфликта, обострившегося после заявления Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля.

Несмотря на имеющиеся разногласия, отношения России и Израиля в течение последних 30 лет можно охарактеризовать как «стабильно хорошие» во многом благодаря и усилиям многочисленной русскоязычной общины Государства Израиль, сформировавшийся после периода «большой волны репатриации 1990-х гг.». Представляется, что в обозримой перспективе стороны найдут новые точки соприкосновения по вопросам безопасности, а также научно-технического сотрудничества.

При таком раскладе представляется вероятным также, что именно Москва станет новым посредником в переговорах между Палестиной и Израилем. После заявления Трампа о прекращении финансовой поддержки Рамалле палестинская сторона заявила, что таким образом США исключили себя из переговорного процесса. Вероятность более активного участия России в будущем урегулировании конфликта подтверждает и тот факт, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров встретился в Москве с главами дипломатических миссий арабских стран и заявил о необходимости окончательного решения иерусалимского вопроса, а также статуса палестинских территорий путем проведения прямых переговоров израильской и палестинской сторон. Лавров подчеркнул также, что российская сторона готова оказать содействие Тель-Авиву и Рамалле.

Внутри страны сохраняется относительная стабильность. Несмотря на финансовый скандал с участием правящей партии, «Ликуд» на сегодняшний день не имеет конкурентов в израильском политическом поле, что позволяет сделать прогноз об уверенной победе партии на грядущих выборах в Кнессет 21-го созыва в 2019 году.

 

Т. Мошкова

 

Китай: январь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политику Китая за январь традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в американо-китайских и китайско-австралийских отношениях. Во внутренней политике необходимо отметить очередной месседж в сторону действующего премьера Ли Кэцяна.

Внешняя политика

Россия – Китай

В тексте поздравления, присланного главе МИД РФ С. Лаврову, Министр иностранных дел КНР Ван И подчеркнул, что в 2018 году Китай в готов наращивать политическое взаимодействие с Россией.

Ранее 31 декабря 2017 года председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин в своем новогоднем поздравлении президенту РФ В. Путину, что Китай готов к “консолидации политического и стратегического доверия с Российской Федерации в наступающем 2018 году”.

22 января на встрече между председателем комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Виктором Бондаревым и военным атташе при посольстве КНР в России генералом-майором Куй Яньвэем, китайский генерал предложил совместное противостояние давлению со стороны США

США – Китай

9 января на заседании Подкомитета по Вооруженным силам Палаты Представителей Конгресса США эксперт Уильям Картер выступил на тему американо-китайской конкуренции в военной сфере. Он отметил очевидный прогресс НОАК в передовых военных технология (космос, киберпространство, искусственный интеллект, гиперзвук, квантовые технологии).

Второй важный момент его выступления – США уязвимы перед первым ударом со стороны Китая по системам связи и управления, что приведет к полной дезориентации и потере управления войсками (нет управления – нет войны).

Третье – “новая стратегическая конкуренция” США и Китая в киберпространстве, где по мнению аналитика Китай и США имеют сравнимые успехи, а в квантовых технологиях даже опередили американцев.

16 января по инициативе Вашингтона состоялся телефонный разговор между президентов США Д. Трампом и председателем КНР Си Цзиньпином. Трамп предложил найти “конструктивные меры” для расширения торгового сотрудничества.

19 января Пентагон опубликовал новую Национальную Оборонную Стратегию, где вслед за декабрьской Стратегией Национальной Безопасности Китай был назван стратегическим противником.

22 января Министр обороны США Джеймс Мэттис встретился с Президентом Индонезии Йоко Видодо и Министром обороны Риамизардом Риакуду. Диалоги происходили за закрытыми дверьми, однако известно, что в центре внимания был Китай.

В ежегодном докладе Конгрессу США Офис торгового представительства США назвал ошибкой то, что США поддержали вступление Китая в ВТО в 2001 году.

Д. Трамп выступая на всемирном экономическом форуме в Давосе заявил, что США “не будет больше терпеть несправедливые правила торговли”, при этом прямо не обвинив Китай.

В ежегодном обращении президента США Д. Трампа “О состоянии Государства” Китай в очередной раз был назван одной из угроз Америке. По словам президента Китай угрожает национальной безопасности США и ведет нечестную торговлю, крадет интеллектуальную собственность.

В США произошел шпионский скандал, связанный с Китаем. Бывший агент ЦРУ Джерри Чунь Шин Ли арестован по подозрению в хранении секретной информации. После ухода из секретной службы, бывший агент хранил конфиденциальную информацию и предположительно передавал ее китайской стороне. Из-за такой передачи пострадали десятки резидентов и информаторов США в Китае.

По итогам 2017 года дефицит торговли США с Китаем достиг рекордных 275.8 млрд. долларов США.

Китай – Австралия

Продолжается скандал, связанный с китайским вмешательством во внутренние дела Австралии. Расследование на уровне Премьер-министра Австралии привело к нахождению весомых доказательств китайского комплексного вмешательства (Soft Power, как говорится в статье, или по Уокеру и Людвиг – Sharp Power).

Основным инструментом китайского “вмешательства” называются китайские студенты, обучающиеся в Австралии.

Китай – Африка

Министерство коммерции КНР подписало соглашение с правительством Гвинеи о оказании услуг спутникового телевидения в более чем 300 населенных пунктов. Китайцы предлагают подключать телевиденье всего лишь за 1 доллар США в месяц.

Подобные соглашения не единственные в Африке, по плану сотрудничества с регионом концу этого года китайское спутниковое телевиденье будет доступно в 25 странах.

Внутренняя политика

Центральная комиссия по проверке дисциплины провела второй пленум.  По итогам пленума было объявлено, что в 2017 году было осуждено 527 тысяч чиновников, включая 58 человек министерского уровня и выше.

В 2017 году китайская экономика показала рост значительно выше, чем предполагалось правительством (6,5 процента). За год ВВП вырос на 6.9 процентов. Ускорение роста ВВП было обеспечено тремя основными факторами: увеличение инвестиций в инфраструктуру (в основном за счет государства). Расширение спроса на китайскую продукцию на внешних рынках. Вложения в недвижимость, которые продолжались в течение года несмотря на политику правительства по охлаждению рынка.

Инициатива “Пояса и Пути» в скором времени получит свои суды. Китайский Верховный Народный Суд учредит в Пекине, Сиане, Шэньчжэне коммерческие суды для разрешения торговых споров, возникающих в рамках инициативы «Пояс и Путь».

Бывший Министр финансов КНР Лоу Цзивэй охарактеризовал китайскую финансовую систему как “хаотическую”. Он заявил, что из-за текущих проблем существует большая вероятность возникновения системных рисков. Также бывший министр раскритиковал меры монетарной политики, которых сегодня придерживается экономический блок правительства во главе с нынешним Премьером Ли Кэцяном, из-за которых закредитованность китайских регионов растет.

23 января Министр иностранных дел КНР Ван И заявил, что итоги XIX съезда КПК являются самым авторитетным источником для понимания Китая в целом, и в частности его внешней политики и экономики.

Выводы

В январе основным направлением внешней политики КНР безусловно стало американское. Ряд заявлений и событий в декабре 2017 и в январе 2018 года дает право говорить, что центр внимания внешней политики США в краткосрочной перспективе очевидно далее будет смещаться в сторону противостояния с КНР и конфликтам в Южно-Китайском море. Во всех возможных документах американского правительства Китай назван стратегическим противником, а министр обороны США посещает страны региона с “китайской повесткой”.

Хаотичность внешней политики США при президенте Д. Трампе не дает возможность говорить, что политическое давление на Пекин будет возрастать (очевидно, что китайцы не пойдут на уступки в торговых вопросах, на которых так настаивает Д. Трамп), скорее стоит говорить о “переменной силе давления” из-за распыления внимания внешней политики США. И если демократы в США развивают антироссийскую повестку, то Трамп – антикитайскую (особенно если судить по последним его двум значимым выступлениям, в Давосе и “О состоянии государства”). В треугольнике Россия-США-КНР американская риторика будет подталкивать два других элемента к более тесному сотрудничеству.

Также можно утверждать, что серия шпионских скандалов между США и КНР будет продолжена уже в краткосрочной перспективе.

Ухудшаются и китайско-австралийские отношения, однако из-за “антикитайской истерии” в австралийских СМИ сложно сказать, насколько реален и глубок масштаб китайского вмешательства. Основных вывода из этой ситуации два: каков бы не был масштаб китайской “мягкой силы”, какие бы не были финансовые вливания со стороны Пекина, его можно резко снизить, используя антикитайскую риторику, раздутую до размеров истерии.

Второй вывод = Китае в кратко и среднесрочной перспективе получил нового оппонента в АТР (или ИТР – Индо-тихоокеанском регионе).

Продолжая о “мягкой силе” необходимо отметить усиления влияния КНР в Африке, где правительственные китайские компании откровенно демпингуют на рынке телевиденья, предоставляя местному населению услуги именно китайского телевизора.

Во внутренней политике важным видится очередной критический месседж в сторону Ли Кэцяна. Перед самым новым годов в китайском интернете снова появились слухи о том, что Ли Кэцян скоро будет отправлен в отставку.

П. Прилепский

Арабские страны: сентябрь 2017 г. (дайджест)

Сентябрь для арабских стран был в первую очередь связан с проведением референдума о независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. На сирийском направлении фиксируется ликвидация последних очагов террористической группировки «Исламское государство» (запрещенной в Российской Федерации). Дипломатический трек ознаменовался чередой визитов высших должных лиц из государств арабского мира для переговоров в Россию. «Йеменский» и «Катарский» кризисы развиваются в соответствии с инерцией, набранной в предыдущие месяцы.

 

КАТАР

14 сентября конфликт между арабскими странами Персидского залива преодолел 100-дневный рубеж. На протяжении сентября по различным каналам Катар транслировал готовность перейти к диалогу ради урегулирования кризиса в отношениях с «арабским квартетом». 8 сентября именно с такого ракурса был освещен телефонный разговор между Тамимом бин Хамадом аль-Тани и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, состоявшийся по инициативе эмира Катара. Также готовность своей страны сесть за стол переговоров с четырьмя арабскими государствами катарский монарх еще раз подтвердил в ходе совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель. Однако инициатива катарской стороны не получила развития.

На этом фоне Доха продолжает демонстративно сближаться с Ираном в публичном пространстве. В конце августа посол Катара в Иране вернулся к исполнению своих обязанностей в Тегеране после 21-месячного отсутствия в иранской столице.

Обмен нелицеприятными заявлениями между Катаром и блоком арабских стран во главе Саудовской Аравии попал в прямой эфир телевидения.

Вместе с тем в своей вступительной речи на министерском заседании Лиги арабских государств (ЛАГ) представитель Катара, государственный министр Султан бин Саад аль-Мурайкхи назвал Иран «уважаемым государством» и указал на потепление отношений Дохи с Тегераном после установления рядом арабских стран блокады против Катара. Что закономерно спровоцировало резкую реакцию со стороны оппонентов катарских властей в межарабском кризисе.

 

СИРИЯ

 

5 сентября сирийские правительственные войска прорвали блокаду города Дейр эз-Зор, продолжавшуюся в течение трех лет. С лета 2014 года город с населением 100 тысяч человек был окружен вооруженными формированиями террористической организации «Исламское государство». В течение этого периода продовольствие, медикаменты и другие предметы жизненной необходимости  в Дейр эз-Зор доставлялись только по воздуху, а атаки боевиков отбивал гарнизон из примерно 5 тысяч военнослужащих. Успех военной операции был гарантирован ударом элитных подразделений правительственных войск (4-я моторизованная дивизия и отряды «Тигров» под командованием бригадного генерала Хасана Сухейля) одновременно с двух направлений.

В итоге, помимо организации «дороги жизни» для населения города, впервые за несколько лет была открыта для сообщения трасса Дамаск – Дейр эз-Зор. К  концу месяца правительственные войска держат под контролем 85% городских территорий. Столь стремительному продвижению сирийской армии способствовала активная помощь Минобороны РФ. Путь для наступления армейцев со стороны Пальмиры и Ракки был расчищен российскими ВКС, а на этапе штурма прилегающей к Дейр-эз-Зору авиабазы и окрестностей этого крупного населенного пункта подключились Силы специальных операций России. Российские военные дважды обеспечили союзникам форсирование Евфрата — на понтонных средствах и через малый автодорожный мост. Случаи массовых переходов боевиков под знамена правительственной армии подтверждают тезис о том, что в этот раз не стоит ожидать длительного противоборства в городской черте.

Сирийские войска успешно отражают попытки боевиков контратаковать – совместное наступление террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и «Исламское государство» на западе и востоке Сирии (в провинциях Идлиб и Дейр-эз-Зор), попытка захватить участок трассы Дейр-эз-Зор – Пальмира, завершились провалом.

В это время к концу месяца поддерживаемые Соединёнными Штатами формирования арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» выходят на этап завершения операции по освобождению города Ракка в одноимённой провинции от террористического элемента. Штурм города ведется с июня 2017 г.

Этот месяц принес еще одну значимую для региона юбилейную дату – 30 сентября исполняется два года с начала боевой миссии российских ВКС в Сирии. Благодаря уничтожению обширной инфраструктуры террористов и поддержке с воздуха, сирийская армия смогла освободить 90% своей территории.

Ранее на шестом раунде переговоров в Астане в совместном коммюнике Россия, Турция и Иран как гаранты перемирия в Сирии объявили о создании четырех зон деэскалации и ирано-российско-турецкого координационного центра для согласования действий в данных районах. В дайджестах арабских стран за предыдущие месяцы уже были рассмотрены отдельные аспекты решения о создании зон деэскалации. Здесь же необходимым представляться добавить, что силы спонсоров в данном случае играют роль миротворцев. Основной упор делается при этом именно на каналы народной дипломатии, которые позволят обществу самому восстанавливать горизонтальные торговые и социальные связи. Отсюда важность создания местных комитетов по национальному примирению, которые собственно и являются официально признанным механизмом такой дипломатии.

 

РОССИЯ

Роль России на Ближнем Востоке за последние несколько лет существенно усилилась и особенно после военного вмешательства России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года. Российское военное и политическое присутствие в регионе стало реальным фактором. Особенно актуально это для Ливана, стабильность и безопасность которого напрямую зависит от обстановки в Сирии. В этом контексте 13-15 сентября состоялся официальный визит премьер-министра Ливана Саада Харири в Российскую Федерацию. В состав делегации вошли вице-премьер, министр информации, министр финансов, министр внутренних дел, министр общественных работ и транспорта, министр экономики и торговли и министр культуры. В ходе визита ливанский премьер провел встречи с председателем правительства Российской Федерации, министром иностранных дел, а также переговоры с президентом РФ В.В. Путиным.

Закрепление признания статуса влиятельного внерегионального актора на Ближнем Востоке происходит на фоне упрочения формирующегося миротворческого статуса Москвы в ливийском кризисе. Сначала Грозный, а затем Москву с визитом посетил вице-премьер Ливии Ахмед Майтиг. Представитель правящего в Ливии правительства национального согласия обсуждал исключительно невоенную сторону урегулирования конфликта – отдельные аспекты инклюзивного политического процесса, предметные особенности возвращения производственных мощностей в страну, прагматичное использование безопасного Севера Ливии (коридора с запада на восток протяженностью 2 тыс. км вдоль средиземного моря) и т.д. Одновременно в Москву прибыл официальный представитель Ливийской национальной армии, бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари. Он провел встречи с представителями российского МИДа и Минобороны, а также с российскими экспертами и экспертными кругами. Эти переговоры носисли принципиально иной характер. «Мы представляем вооруженные силы и далеки от политических вопросов», — дал комментарий о цели своего визита Аль-Мисмари на пресс-конференции в Москве.

Российская дипломатия работала с представителями региональных сил не только на своей территории – 12 сентября Министр обороны РФ С. Шойгу побывал с официальным визитом в Сирии, а Министр иностранных дел С. Лавров с рабочими визитами посетил Джидду (9-10 сентября) и Амман (11 сентября).

 

ЙЕМЕН 

В Йемене продолжает сохраняться поляризация по линии противостояния саудовских и эмиратских интересов. В начале месяца ОАЭ запретили президенту Йемена А.М. Хади, позиционируемому как креатура Эр-Рияда, въезд в Аден. Таким образом, Абу-Даби развивают свою стратегию об исключительном контроле над южными провинциями и ключевыми портами Йемена.

 

ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

25 сентября состоялся референдум о независимости автономного региона Иракского Курдистана от Ирака. По данным Высшей независимой избирательной комиссии Курдистана, явка на плебисците составила 72,61%. Из этого числа избирателей автономии 92,73% проголосовали за независимость.

Здесь необходимо отметить, что Москва заняла нейтральную позицию по данному вопросу, выступая за сохранение диалога между Багдадом и Эрбилем, в рамках которого стороны должны решить все внутренние противоречия. В то время как сам факт проведения референдума был отрицательно воспринят международным сообществом и практически всеми странами региона.

В связи с этим под сомнение ставится принципиальная возможность фиксация в реальности результатов волеизъявления. Напоминаем читателям, что прецедент референдума уже случался в 2005 году, однако в практической плоскости результаты оформлены не были.

Реакцию Багдада на курдское волеизъявление на конец сентября можно оценивать как достаточно сдержанную. Помимо логичной в данных условиях тональности риторики единственным практическим шагом по выражению своего недовольства оказался запрет на  прямое воздушное сообщение с Иракским Курдистаном. Несмотря на то, что решение было благосклонно воспринято странами-соседями по региону (Ливией, Катаром, Египтом, Турцией и Ираном), премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади отказался связывать его напрямую с проведением плебисцита. Официальной причиной послужил отказ Эрбиля передать под контроль федерального правительства все контрольно-пропускные пункты автономии на границе с Ираном, Турцией и Сирией.

 

***

Зачистка последних анклавов ИГ на территории Сирии и Ирака ожидается в самой краткосрочной перспективе. Все больше ответственности за будущий формат и устойчивость государственных институтов ложится на дипломатов, местные и центральные органы власти. Динамика йеменского и ливийского кризиса также демонстрирует тенденцию к отходу от преимущественного прямого (вооруженного, экономического) способов воздействия на оппонента. Роль военных с падением интенсивности боевых действий перестает быть ключевой, а значит, баталии переместятся за столы переговоров. По официальным и неофициальным каналам со стороны основных игроков стоит ожидать сигналы, контурирующие переговорные позиции сторон, их требования, пространство для торга/маневра.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: июль-август 2017 г. (дайджест)

 

Период с июля по август 2017 года для арабских стран характеризовался обострением палестино-израильского противостояния; успехами антитеррористических коалиций на фронтах Сирии и Ирака; прямым включением в войну против террористов «Исламского государства» (ИГ) и Джабхат Фатх аш-Шам (запрещенных в Российской Федерации); плодотворным взаимодействием между Россией, США и Египтом по организации зон деэскалации в Сирии; обострением внутриполитического кризиса в Марокко; работой российских дипломатов по укреплению связей с партнерами в Персидском Заливе.

 

ИРАК

 

9 июля премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил о завершении операции по освобождению Мосула от террористов ИГ. Данный эпизод войны против терроризма на иракском театре военных действий имел стратегическую значимость как с точки зрения территориального контроля и расположения фронтов, так и исходя из идеологического посыла. При этом за Мосул пришлось дорого заплатить — по различным данным, потери иракских силовых структур составили порядка 30 тысяч человек, среди гражданских жертвами действий террористов и бомбардировок коалиции стали около 7 тысяч его жителей. Восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, а также жилья в Мосуле, по предварительным оценкам, потребует около миллиарда долларов. Всего на восстановление экономики северного Ирака потребуется порядка 70 миллиардов долларов. В этих условиях иракцы начинают диверсифицировать свои внешнеполитические контакты, поскольку фигура спонсора в их положении приобретает сакральное значение.

В июле Иракский министр внутренних дел посетил Саудовскую Аравию, где договорился о создании объединённого штаба по вопросам обмена развединформацией. С подобным визитом посетил Иран иракский министр обороны, в августе получивший приглашение из Эр-Рияда и частично взявший на себе посреднические функции по нормализации диалога между этими странами по достаточно актуальному вопросу посещения иранскими паломниками святых мест на территории Саудовской Аравии. Здесь также необходимо отметить, что МВД и Федеральная полиция, возглавляемые К. аль-Аараджи, имеют не только высокую боевую репутацию, но и не уступают по численности и технической оснащенности частям Министерства обороны, соответственно влиятельность министра напрямую сказывается на его высокий уровень его полномочий в переговорной позиции. В тоже время спикер иракского парламента принял с визитом коллегу из Турции, по итогу которого объявил, что Ирак приветствует Турции в освобождённых от ИГ регионах для их восстановления и строительства. В Москве с визитом оказалась другая влиятельная фигура с иракского политического небосклона — бывший премьер Нури аль-Малики. По части контактов Российской Федерации и Ирака также поступила информация о серьезном контракте на приобретение Багдадом большой партии российских танков Т-90. Является ли данный эпизод частью традиционной для Ближнего Востока «военно-технической дипломатии» или данью качественной технике, хорошо зарекомендовавшей себя в боевых действиях в данной климатической зоне? Скорее всего и то и другое.

Однако наиболее примечательным в череде дипломатических контактов иракцев с ключевыми игроками в регионе представляется визит шиитского политика-богослова Ирака Муктады ас-Садра в Саудовскую Аравию в конце июля. О содержании и результатах переговоров ас-Садра в Джидде крайне ограниченная информация. В официальной сводке саудовских СМИ отмечался лишь взаимный настрой сторон видеть Ирак территориально целостным, единым и сильным в борьбе с терроризмом. Влиятельность богослова в Ираке имеет многоуровневый характер. Так, блок Ахрар, возглавляемый ас-Садром, имеет 32 места в парламенте Ирака. Именно ас-Садр, как никакой другой иракский лидер, может вывести на улицы сотни тысяч людей, его сподвижники  являются de facto основной частью достаточно боеспособного подразделения иракских сил народного ополчения аль-Хашд аш-Шаабий. Данная ситуация является свидетельством не только запущенного процесса переформатирования союзных связок в регионе на межгосударственном уровне, но и динамического оформления борьбы за власть уже в самом Ираке в свете приближающихся выборов.

 

КАТАР

 

На протяжении июля-августа 2017 г. «соседский кризис» вокруг Катара продолжает демонстрировать живучесть при одновременном падении в интенсивности и накале. Подобная динамика конфликта объясняется, в первую очередь, исчерпанием прямых рычагов воздействия друг на друга у сторон конфликта из легального и наиболее доступного арсенала. Предсказуемо получив отрицательный ответ на ультиматум, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Мавритания Бахрейн и ОАЭ ограничились откровенно пустой угрозой о бойкоте Чемпионата мира по футболу от 2022 года, который должен пройти в Катаре, апеллируя к кодексу Международной федерации футбола. Там указывается, что организация должна перенести чемпионат мира в другую страну в случае наступления чрезвычайных ситуаций, роль которых в данном случае выполняет «поддержка терроризма» Дохой. Опять-таки предсказуемо данный запрос не оказал никакого видимого эффекта ни на одну из сторон. Отдельно отметим, что сами принципиальные борцы с терроризмом – ОАЭ и Египет, не гнушаются катарским газом. ОАЭ как ни в чем не бывало продолжает получать природный газ по трубопроводу  Dolphin, а Египет принимает поставки СПГ.

В пользу данного тезиса также свидетельствует череда откровенно пропагандистского фальсификата в СМИиК Залива. Так, в июле изданием WatanaNews был обнародован «секретный документ», свидетельствующий о том, что Катар пригрозил Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива выходом из этой организации, если по истечении  трех дней с Дохи не будут сняты все санкции. Перед этим телеканал ОАЭ Dubai TV распространил репортаж о проведении в столице Катара антиправительственной демонстрации, к разгону которой были привлечены «турецкие солдаты». Переход к подобной быстро опровергаемой дезинформации говорит скорее об инерции, чем о реальном противостоянии на данном этапе.

Второй значимой причиной именно такого развития событий стало отсутствие поддержки саудовско-египетско-эмиратской позиции со стороны сразу нескольких ключевых акторов в регионе. Так, во время июльского визита госсекретаря США в Доху был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма, что очевидно вступает в противоречие с обвинениями, выдвигаемыми против Катара. Характеристика Р. Тиллерсоном позиции катарской стороны в конфликте как «искренней и очень разумной» ставит крест на всех спекуляциях вокруг мнения Вашингтона по этой проблеме. Одновременно в первую неделю августа на территории Катара с вполне понятным подтекстом прошли совместные турецко-катарские военные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронированной техники.

В то время как продуктовая изоляция не состоялась, в том числе, благодаря воздушному мосту и грузовым судоперевозкам из Ирана. В эмират поставляются питьевая вода, мясо птицы, томатная паста, рис, консервированные фрукты и овощи, молочная продукция, средства бытовой химии и товары для ухода за домом, средства личной гигиены.

Таким образом, на фоне противостояния «изолированный» Катар упрощает визовый режим для граждан 80 стран. В итоге Доха оказывается более «открытым и демократичным государством» по сравнению со своими соседями по ССАГПЗ, строго соблюдающими условия достаточно жесткого визового барьера. И в итоге в качестве первого зримого шага к нормализации отношений возникает решение Саудовской Аравии открыть границу между двумя странами для совершения хаджа катарскими гражданами к главным исламским святыням в Мекке и Медине, в рамках которого саудовский монарх распорядился отправить в Доху несколько частных лайнеров, чтобы «доставить катарских паломников за счёт его личных средств».

 

СИРИЯ

 

В Сирии террористические группировки терпят поражения практически на всех имеющихся фронтах и направлениях. С начала июля свыше 40 стационарных нефтяных насосных станций снова оказались под контролем правительства Сирии. Террористы вытеснены из ключевых нефтедобывающих районов Ракки. Так, под контроль государства возвратились нефтяные районы Дабсан, Дайлаа, Рамилан, Тбисан, Саура, Вахаб, близ Эс-Сухне. Хотя в функциональное состояние месторождения вернутся не скоро, поскольку отступающие боевики уничтожают все объекты инфраструктуры.

Также 21 августа поступили сообщения о полном освобождении от террористического элемента провинции Алеппо. Правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли существенное поражение крупной группировке ИГ в центральной части Сирии – всего от боевиков освобождено 50 населенных пунктов и более 2,7 тысячи квадратных километров сирийской территории. Даже несмотря на тот факт, что «котлы» в пустыне считаются понятием достаточно относительным, в конце августа в провинции Хама в районе селений Хамди аль-Омар, Суха, Наамия, Акербат были окружены крупные группировки боевиков ИГ. Такой же «котел» формируется в соседней провинции Хомс, где была возвращена под контроль важная стратегическая точка бывший крупнейший опорным пунктом ИГ в провинции – город Эс-Сухне. Протяженность фронта, на котором ведется наступление, увеличилась 27 августа, когда подразделения сирийской армии совместно с союзными шиитскими отрядами, при воздушной поддержке российских ВКС полностью разгромили ИГ в долине реки Евфрат в районе города Ганем-Али.

Следующей целью правительственных войск должен выступить Дейр-эз-Зор, куда бегут террористы со всей площади освобождаемой территории. При это ВКС России работают на перспективу круглосуточно выявляя и уничтожая бронетехнику, пикапы с тяжелым вооружением и автомобили боевиков до того, как они попадают в плотную городскую застройку, тем самым облегчая бойцам грядущий штурм и косвенно минимизируя неизбежные потери среди гражданского населения, которые возникают при освобождении городских кварталов.

Параллельно с боевыми действиями против террористов протекает политический процесс, воплотившийся в реализации нескольких зон деэскалации. 7 июля было подписано совместное российско-американское соглашение при участии Иордании о создании зоны деэскалации конфликта на юго-западе Сирии, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра. 24 июля аналогичное соглашение было подписано относительно создания мирной зоны в пригородном районе Дамаска Восточная Гута, население которого составляет не менее 1,2 миллиона человек. Отмечается, что соглашения были подписаны по результатам проведённых в Каире переговоров представителей Минобороны России и умеренной сирийской оппозиции при посредничестве египетской стороны. Согласно данному договору, боевики из группировки «Джейш аль-Ислам», с представителями которой было подписано соглашение, сохраняют за собой легкое стрелковое оружие, сдают все тяжелое вооружение, разминируют минные поля и демонтируют КПП. В Восточную Гуту получает доступ сирийская правительственная администрация, но не Сирийская Арабская Армия. М.Аллюш, лидер «Джейш аль-Ислам», изъявил желание, чтобы в Восточную Гуту были введены отряды египетских миротворцев по образцу 600 российских военных полицейских на севере Сирии и отряда в 400 военных полицейских в Дераа. Документами также определены границы зоны деэскалации, места развёртывания и полномочия сил контроля деэскалации, а также маршруты доставки населению гуманитарной помощи и свободного прохода жителей

Вместе с тем в провинции Идлиб, которая стала приютом для всего спектра сирийского антигосударственного элемента, повсеместно на протяжении всей второй половины июля продолжались ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и формированиями группировки «Ахрар аш-Шам». Последняя представляет собой повстанческую группировку исламистского толка, которая пользуется поддержкой Турции и Саудовской Аравии. Только с 19 по 21 июля в боях погибли свыше 90 человек, в том числе 15 гражданских лиц. В этом контексте считается, что эвакуация боевиков полностью устраивает власти в Дамаске, которые таким образом решают множество задач военно-политического свойства при минимальных издержках. Взамен на оставление своих позиций в повстанческих городах и районах – либо с лёгким стрелковым оружием на руках они отправляются именно в Идлиб, либо отказываются вести подрывную работу против режима и подвергаются амнистии (последних, к слову, оказывается на порядок меньше).

Выбор Идлиба боевиками в качестве своего эвакуационного аэродрома объясняется тем, что прочие зоны деэскалации в провинциях Алеппо, Латакия, Хама, Хомс, Дераа, Кунейтра и Дамаск, как можно понять, будут иметь ограниченный во времени характер. У вооружённой оппозиции ничтожно мало шансов удержать свои анклавы вне Идлиба, тем более, когда им приходиться делить там территорию с наиболее радикальными группировками, на которых режим прекращения боевых действий не распространяется.
Несмотря на тактические успехи и благоприятный стратегический прогноз некоторые эксперты опасаются того, что создание многочисленных зон деэскалации может привести к потере страной суверенитета, поскольку сами зоны снижения напряженности имеют шанс превратиться в зоны влияния различных иностранных государств.

С ноября 2016 года подразделения арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» при поддержке США окружали столицу «халифата», а в начале июня приступили к её непосредственному штурму. К началу августа под контролем ИГ оставалось порядка 10% всей территории провинции Ракка, которая вместе с её одноимённым административным центром до 2016 года находилась под полной властью террористов. Арабо-курдская коалиция отбила у «халифата» более двух третей всей территории провинции Ракка. Ещё около 22% районов этой сирийской области перешло под контроль правительственных войск Дамаска.

Тем временем авиация США стирает город с лица земли, открывая огонь по каждому зданию, где штурмующим оказывается сопротивление. По сообщениям гуманитарных НКО, только в период с 14 по 21 августа жертвами авиаударов в Ракке стали 167 мирных жителей. Стремясь минимизировать потери своих союзников, охваченные духом «гонки за столицы», желанием продемонстрировать ощутимый успех новой администрации в Вашингтоне перестали включать параметр недопустимости жертв среди гражданского населения в перечень требований при разработке операций.  Данная практика распространяется и прочие объекты, представляющие тактическое либо стратегическое значение для коалции. Так, 30 июля воздушные силы международной коалиции во главе с США отбомбились по поселению Абукемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где бомбардировке подверглась больница и спортивный клуб в результате чего шесть человек погибли и 10 получили ранения. Только за июль было совершено четыре подобных налета. А в конце июня самолеты коалиции нанесли три последовательных авиаудара по городу Аль-Маядин и деревне Ат-Деблян, в результате чего погибли 90 мирных граждан, включая женщин и детей.

Несмотря на подобный бескомпромиссный подход в августе продвижение бойцов СДС не окончилось конкретным результатом, который можно было бы предъявить в качестве демонстрации необоримой мощи коалиции. Периодические контратаки террористов отбрасывают как проправительственные силы, так и арабо-курдскую коалицию, что вынуждает штурмовать одни и те же кварталы по нескольку раз.

 

ЖЕНЕВА

 

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с отдельными значимыми результатами. В частности, возникла вероятность формирования единой делегации от трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» «московской» и «каирской». Подобные пертурбации стали возможны в силу корректировки позиции Высшего комитета по переговорам по отношению к президенту САР Б. Асаду – в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. Одной из причин понижения градуса риторики могло послужить изменение на сирийских фронтах, где позиции проправительственных сил заметно укрепились.

 

ЛИВАН

 

19 августа Ливанская армия объявила о начале наступления на позиции боевиков ИГ. Ливанские военные развернули операцию по ликвидации боевиков в районе населённых пунктов Рас-Баальбек и Эль-Каа, населенных христианами. Вооруженные силы страны используют против боевиков ракеты, артиллерийские орудия и вертолеты. Операцию поддержали сирийские власти – участок фронта в районе западных склонов гор Каламун взяли на себя подразделения сирийской армии и ливанского движения «Хизбалла». Уже через три дня ливанская армия взяла под контроль 80% территории на границе с Сирией, которая ранее была захвачена боевиками террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и ИГ. Однако 27 августа Армия Ливана объявила о прекращении боевых действий, причиной чего стало намерение Бейрута провести с боевиками ИГ переговоры об освобождении девяти военнослужащих, которые были захвачены в плен террористами в приграничном городе Арсаль в 2014 году. Данная операция происходит в соответствии с общесирийской динамикой по масштабному наступлению на позиции боевиков.

 

ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Палестино-израильский конфликт в июле вернулся в фокус международного сообщества. Причиной этому послужила установка израильтянами металлоискателей на Храмовой горе в Иерусалиме после убийства поблизости двух бойцов пограничной стражи (МАГАВ) 14 июля. Данная акция израильских властей спровоцировала вспышку недовольства у палестинской стороны сразу на нескольких уровнях. Так, Махмуд Аббас заявил о приостановке контактов с израильской стороной «на всех уровнях» до тех пор, пока «израильское правительство не отменит принятых им мер против мечети Аль-Акса и палестинского народа в целом». Затем на Храмовой горе произошли массовые столкновения между израильской полицией и мусульманами с применением камней с одной стороны и слезоточивого газа и резиновых пуль – с другой, что привело к человеческим жертвам.

Мусульмане собрались на Храмовой горе после того, как лидеры общины объявили о возобновлении молитв на этом месте. Это произошло после того, как израильские власти согласились убрать металлодетекторы и заграждения, установленные после убийства у комплекса двоих полицейских.

14 июля трое израильских арабов около Храмовой горы открыли стрельбу по полицейским, убив двоих человек. Нападавшие были убиты. Мечеть на Храмовой горе была временно закрыта, а израильские власти установили на комплексе металлодетекторы, камеры видеонаблюдения и заграждения. С осени 2015 года после очередного конфликта вокруг Храмовой горы в Израиле резко выросло количество уличных нападений радикально настроенных арабов на евреев, вследствие которых погибли более 270 палестинцев и более 40 израильтян.

Даже после демонтажа металлоискателей со всех входов на Храмовую гору в конце июля ситуация продолжала накаляться – тысячи израильских арабов-мусульман участвовали в городе Ум эль-Фахм в похоронах трех ликвидированных на Храмовой горе террористов, убивших двух бойцов МАГАВа. Похороны превратились в массовую антиизраильскую акцию. Участники похорон выражали свою радость по поводу совершенного террористического акта стрельбой в воздух из огнестрельного оружия и салютом. В условиях ползучей радикализации населения неудивительным представляется решение Европейского суда юстиции о сохранении за основными эмиссарами данного процесса, палестинским движением ХАМАС, статуса террористической организации.

На этом фоне израильские власти продолжили политику дальнейшей секьюритизации собственных территорий – 2 августа 2017 г. было объявлено о завершении работ по возведению 42-километрового участка стены безопасности в районе Хевронского нагорья. Решение о возведении данного участка разделительного барьера было принято правительством в марте 2016 г. в ответ на серию террористических атак, совершенных в Иерусалиме, Яффо и Петах-Тикве.

 

ЕГИПЕТ

 

Активное взаимодействие по целой группе проблемных вопросов между Каиром и Москвой в июле-августе закрепилось в сверке часов между министрами иностранных дел. Комплементарные позиции сторон  в отношении стабилизации региона Ближнего Востока и Северной Африки, прекращения его использования «террористами, наркодельцами и прочими представителями организованной преступности», требуют продолжения российско-египетского сотрудничества в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке и в более широком контексте повышения эффективности институтов ООН, а также всевозможных глобальных форумов. Данный тезис зафиксировали С.В. Лавров и С. Шукри на двусторонних переговорах в Москве 21 августа.

Безусловно, одним из наиболее волнующих для египтян вопросов остается проблема возобновления регулярного авиасообщения с Россией. Несмотря на то, что по заявлениям министра гражданской авиации Египта, на модернизацию систем безопасности и аэронавигации аэропортов страны будет выделено $ 360 млн, из которых $ 60 млн уже потрачено на развитие систем безопасности аэропортов, а еще $ 300 млн пойдет на модернизацию аэронавигационных систем, перспектива отмены запрета отодвинулась на 2018 г. Спекулировать жизнями своих граждан даже при наличии политической целесообразности Москва оказалась не готова.

Между тем место стратегического партнера крупнейшей арабской страны и традиционного центра силы в регионе является привлекательным сразу для нескольких внерегиональных игроков. США в этом году впервые за последние восемь лет проведут совместные с Египтом военные учения «Bright Star». Даже учитывая сравнительно небольшую численность американского контингента (около 200 человек), данное событие является достаточно прозрачным сигналом, подтверждающим проводимую кабинетом Д. Трампа реанимацию американо-египетских отношений.

Подобный месседж отправляет своему ценному торговому партнеру Париж – в июле в акватории Средиземного моря, прилегающей к Египту, а также в Красном море прошли франко-египетские учения ВМС «Клеопатра-2017». Ранее Египет осуществил беспрецедентные закупки вооружений во Франции, приобретя 24 истребителя «Рафаль», ракетный фрегат типа FREMM и ракетное вооружение на сумму 5,2 млрд евро, а также два пресловутых десантных вертолетоносных корабля типа «Мистраль», которые в свое время были построены для ВМФ России, но не проданы ей.

 

МАРОККО

 

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и далее по стандартному списку. Центром протестной активности стала историческая местность Риф на севере королевства, где диалог по линии власть-общество деградировал до состояния открытого противостояния. Митинг от 21 июля закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Ситуацию осложняет то, что местные жители считают себя весьма автономной общностью, «рифанцами», на чем спекулируют власти, инкриминируя протестующим сепаратизм. Несмотря на острый характер борьбы организации Hirak («Движение»), объединившей в своих рядах разрозненные группы оппозиции, риторика, приветствующая свержение верховной власти продолжает быть крайне непопулярной среди протестующих. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. При этом продолжающий оставаться над схваткой король Марокко Мухаммед VI действует в духе «отца народов». Так, 20 августа он принял сенсационное решение помиловать более 400 человек, осужденных за терроризм. Это решение вызвало большой общественный резонанс, так как было принято на фоне серии кровавых атак в каталонском Камбрильсе и Барселоне и финском Турку, вину за которые возлагают на граждан Марокканского Королевства.

 

Российская дипломатия в Персидском Заливе

 

Тем временем Россия на Ближнем Востоке продолжает действовать, исходя из долгосрочных государственных интересов, укрепляя связи с осевыми партнерами в ключевых точках региона. Так, министр иностранных дел С.В. в рамках своей поездки по странам Персидского залива в августе уже посетил Кувейт и ОАЭ. Ожидается, что основными темами переговоров в столицах аравийских государств станут кризисы в Сирии и ситуация вокруг Катара, а также развитие всего спектра двусторонних отношений со странами региона от торговых контактов до взаимодействия по формированию субрегиональной системы безопасности.

 

***

Летний сезон закончился без тектонических потрясений для арабских государств, фиксируемые в предыдущие месяцы тенденции получили прогнозируемое в соответствующих выпусках дайджестов развитие. Что касается Сирии и Ирака, где мы могли наблюдать прогрессирующий разгром террористических группировок на всей протяженности фронтов, то здесь и далее основной фокус будет смещаться в область политико-дипломатического процесса. Такие вопросы, как транзит власти, формирование новых партнерств, экономическое вспомоществование будут вытеснять новости с фронтов, если не в количественном, то в качественном отношении.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Китай: июль-август 2017 (дайджест)

За минувшие два месяца во внешней политике КНР можно выделить два ключевых направления: северокорейский кризис и американо-китайские отношения. Необходимо отметить пограничный кризис с Индией, события в рамках БРИКС, а также высокую интенсивность контактов китайской дипломатии на различных уровнях. Российско-китайские отношения отличались высоким уровнем взаимодействия, в том числе в экономике.

Внешняя политика

Россия-Китай

3-4 июля состоялся визит Председателя КНР Си Цзиньпиня в Россию. По его итогам было подписано порядка 40 документов в различных сферах сотрудничества.

Необходимо отметить следующие заявления, сделанные сторонами во время встреч: Си говорил о перспективах двухсторонних отношений, подчеркивая роль России и Китая в деле сохранения мира и планетарного развития, а также призвал усилить координацию по важнейшим вопросам. Обе стороны заявили о необходимости содействовать переговорному процессу на Корейском полуострове. В. Путин подчеркнул тесную кооперацию в региональных и международных процессах.

Стороны также выступили против смены режима в любой стране, путем вмешательства из вне. Все страны должны соблюдать нормы международного права, принцип невмешательство и суверенитета, мирного разрешение конфликтов. Две стороны осудили терроризм и двойные стандарты в мировой политике.

Важнейшим документом, подписанным сторонами по итогам данного визита, является «Совместное заявление РФ и КНР о дальнейшем углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия». В нем отношения двух стран характеризуются как зрелые и устойчивые.

5 июля в Москве прошла 11 пленарная сессия русско-китайского Коммитета мира и развития.

20 июня прошла 7 российско-китайская конференция по безопастности в Северо-Восточной Азии.

26-27 июля в Пекине прошел 8 раунд российско-китайских консультаций по вопросам стратегической безопастности.

29 июля прошли российско-китайские морские учения «Морское взаимодействие 2017». Данные учения были шестыми подряд с 2012 года.

6 августа Ван И встретился со своим российским коллегой С. Лавровым. Стороны обсудили вопрос ситуации на Корейском полуострове, а также возможность возращения сторон конфронтации за стол переговоров.

15 августа состоялись телефонные переговоры между С. Лавровым и Ван И. По итогам, стороны пришли к решению прикладывать максимальные усилия, чтобы не допустить повторение августовского кризиса на Корейском полуострове.

В конце июля UnionPay и российская НСПК совместно выпустили дебетовую карту «Мир-UnionPay».

В начале августа был запущен грузовой поезд Цзинань-Москва. Планируется, что первое время он будет курсировать три раза в неделю, далее, каждый день.

23 августа СМИ Китая сообщили, что правительство КНР учередило «Союз предприятий», в целях упорядовачивания сотрудничества в вопросах леса.

370 млн. долларов США будут вложены в строительство автомобильного моста Благовещенск-Хэйхэ через реку Амур.

В первом полугодии объем российско-китайской торговли вырос на 33,1 процента, по отношению к аналогичному отрезку 2016 года и достиг 273,8 млрд. юаней.

Китай стал самым крупным инвестором в российский Дальний Восток, около 8 процентов от общих вложений в регион или, примерно, 167 млрд. рублей.

Первого сентября 2017 года на базе МГУ будет открыт первый российско-китайский ВУЗ на базе Пекинского Политехнического Университета и МГУ им. Ломоносова.

США-Китай

3 июля МИД КНР охарактеризовало появление американского эсминца USS Stethem вблизи островов Сиша (Парсельские острова) как «самовольный заход» и «посягательством на суверенитет Китая».

В этот же день, в телефонном разговоре между президентом США Д. Трампом и председателем КНР Си Цзиньпинем, стороны обсудили двухсторонние отношения и вопросы, касательно проблем вокруг ракетно-ядерной программы Северной Кореи.

8 июля, после закрытия G20 Председатель Си встретился с президентом Д. Трампом. Си отметил прогресс двухсторонних отношений во многих сферах, ответив успех инициативы сто-дневного плана между США и Китаем, заявив, что опыт реализации 100-дневного плана необходимо перенести на другие сферы, а также то, что стороны уже прорабатывают подобное взаимодействие в рамках годового плана (в том числе и в военной сфере).

Трамп отметил формирование доверия между двумя лидерами. Стороны также коснулись вопроса проблемы корейского полуострова. Во время 7 америко-китайского гражданского стратегического диалога китайский посол в США заявил, что у корейского вопроса может быть только мирное решение.

27 июля МИД КНР выразил мнение, что США не стоит придерживать менталите холодной войны, а рассматривать отношения с другими странами через концепцию единной судьбы.

2 августа госсекретарь США Р. Тиллерсон заявил, что США не обвиняют Китай в ситуации с развитием конфликта на Корейском полуострове. Заявление было сделано после неоднозначного по смыслу сообщения в Twitter от президента США Д. Трампа.

10 августа МИД КНР осудило появление американского военного эсминца USS John S. McCain вблизи островов Наньша (острова Спратли).

12 августа в ходе телефонного разговора между Д. Трампом и Си Цзиньпином, председатель КНР в очередной раз подчеркнул необходимость избегать обострений конфликта на Корейском полуострове.

17 августа в Пекине Председатель КНР встретился с председателем Комитета начальников штабов вооруженных сил США Джозефом Данфордом. Обе стороны выразили надежду на доброжелательное отношение и возможности урегулировать существующие противоречия.

18 августа США запустили процесс расследования в отношении КНР, ссылаясь на статью 301 Закона США о торговле, которая дает президенту США возможность принимать меры против государства, которое наносит урон американской торговле.

Китай-Северная Корея

29 июля МИД КНР призвало КНДР отказаться от принятия действий, ведущих к эскалации конфликта на Корейском полуострове. При этом все стороны должны конфликта проявить «осторожность в поступках».

6 августа МИД КНР заявил, что санкции против КНДР необходимы, но лишь только для того, чтобы вернуть Пхеньян за стол переговоров.

8 августа СМИ Китая сообщили о призыве Ван И к КНДР отреагировать на положительные знаки со стороны США.

В этот же день министр иностранных дел КНР Ван И провел встречу со своим северокорейским коллегой Ли Ен Хо, где призвал КНДР отказаться от нарушений резолюций Сов.Беза ООН, а США и РК от обострение ситуации на корейском полуострове.

11 августа МИД КНР заявило, что США и КНДР не стоит выбирать путь силового противостояния, необходимо искать другие варианты выхода из сложившийся ситуации.

17 августа МИД КНР заявило, что инициатива КНР «с двумя приостановками» (ракетно-ядерной программы КНДР на приостановку совместных учений США-РК) на настоящий момент наиболее реализуемая из возможных.

Китай-Индия

8 июля МИД КНР осудило действия индийских пограничников, которые по мнению китайской стороны, грубо нарушили границы КНР в районе Сиккима, ссылаясь на договор от 1890 года между Китайской и Британской Империями. Днем ранее, МИД КНР призывало индийские власти вывести пограничников со спорной территории.

25 июля Министерство Обороны КНР выразило мнение, что КНР готова защищать свой суверенитет любой ценной. В этот же день Ван И сделал заявление о том, что индийские военнослужащие должны покинуть спорные территории.

3 августа МИД КНР сново призвало индийские власти отвести на первоначальные позиции своих пограничников.

Китай-Япония

В начале августа правительство Японии утвердило «Белую Книгу по обороне 2017», в которой Китай обозначается как одна из потенциальных угроз японской безопасности.

22 августа МИД КНР призвал правительство Японии прикладывать бОльшие усилия в дело сохранение мира и стабильности в Южно-Китайском море.

Китай-G20

За день до проведения саммита G20 в Германии, ведущие СМИ ФРГ опубликовали авторскую статью Председателя КНР Си Цзиньпина. В ней автор подчеркивает важность сохранения открытой мировой экономики.

В преддверии встречи G20 состоялась встреча между Председателем КНР Си Цзиньпинем и президентом РК (Республики Корея) Мун Чжэ Ином. Си приветствовал усилия РК в переговорном процессе, а также выразил мнение, что корейский кризис необходимо преодолевать путем переговоров.

Кроме того, Си отметил, что Китай готов работать с Южной Кореей на восстановлении «здорового развития отношений». По его мнению, это станет возможно, после того, как Сеул устранит препятствия в китайско-южнокорейских отношениях.

На встрече Председателя КНР Си Цзиньпина и японского премьер-министра Синдзо Аэ в рамках форума G20 Си выразил надежду, что Япония будет проявлять готовность к улучшению отношений.

Председатель КНР в рамках форума провел встречу с премьер-министром Сингапура Ли Сянь Лун.

На неформальной встрече лидеров БРИКС, Си Цзиньпин призвал государства-члены организации к солидарности, совместному развитию и защите общих интересов. Участники БРИКС должны строить открытую экономику и содействовать экономической глобализации.

Китай-Филиппины

25 июня министр МИД КНР Ван И на переговорах со своим филиппинским коллегой Питером Кайетано заявил, что благодаря общим усилиям двух стран, обстановка в Южно-Китайском море остается стабильной. Также он подчеркнул, что сторонам необходимо в дальнейшем укреплять взаимодействие по этому вопросу. В этот же день Ван И встретился с президентом Р. Дутерте.

Китай-Германия

4 июля председатель КНР Си Цзиньпин встретился с канцлером ФРГ А. Меркель. Стороны обсудили прогресс двухсторонних отношениях, председатель КНР выразил надежду, что его визит посособствует развитию всевекторной внешней политики Германии.

Китай-Франция

07 июля Министр иностранных дел КНР Ван И встретился с французским коллегой Ле Дрианом. Обе стороны выразили надежду на продолжение развитий отношений.

Китай-БРИКС

В стратегии Нового банка развития БРИКС на 2017-2021 годы, опубликованной 2 июля, говорится, что банк сосредоточит свое внимание на финансированиях проектов инфстрактуры.

Китай-Казахстан.

В рамках ЭКСПО 2017 в Астане между представителями провинции Хайнань и торгово-промышленной палатой Казахстана был подписан ряд экономических соглашений.

Китай-Сербия

Председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Чжан Дэцзян 16-19 июня Сербию с официальным визитом. Там он встретился с президентом, спикером парламента и премьер-министром Сербии.

Китай-Белоруссия

20 июня в Минске были завершены китайско-белорусские учения «Единый щит-2017».

Китай-Шри-Ланка

В конце июля правительство Шри-Ланки одобрило соглашение с КНР по порту Хамбантонта, в процентном соотношении 70/30 в пользу КНР, через 10 лет, правительство Шри-Ланки, по своему усмотрению сможет выкупить 20 процентов у КНР.

Китай-Аргентина

Ван И в рамках форума G20 встретился со своим аргентинским коллегой Джорджом Фаурие, стороны обсудили двухсторонние отношения. Аргентинская сторона выразила надежды на более глубокое сотрудничество.

Китай-Африка

Китайская корпорация Gezhouba Group начала строить крупнейшую ГЭС в Африке в Анголе.

Китай-Канада

13 июля Премьер Ли Кэцян и Председатель Си Цзиньпин встретились с генерал-губернатором Канада Д.Джонсоном.

Китай-Катар

20 июля Ван И встретился со своим катарским коллегой аль-Тани. Стороны обсудили кризис в Персидском заливе.

Китай-Турция

3 августа Ван И встретился со своим турецким коллегой М. Чавушоглу. Стороны согласились с тем, что двум странам необходимо углублять стратегическое взаимодействие. Обе стороны согласились, что борьба с терроризмом является фундаментальным интересом двух государств. Стороны пришли к выводу, что отношения между двумя странами должны развиваться по стратегии win-win.

Азиатская ассоциация сотрудничества

107 структур пяти континентов стали сооучеридителями Азиатской ассоциации финансового сотрудничества. Церемония учереждения данной организации прошла в Пекине 24 июля.

Внутренняя политика

Общество

1 июля Председатель КНР Си Цзиньпинь отметил вклад САР Аомень (специальный административный район, Макао) в развитии принципа одна страна, две системы.

1 июля в Гонконге (Сянган) прошли мероприятия, посвященные двадцатой годовщине возращение Гонконга под юрисдикцию КНР. В мероприятиях принял участие Председатель КНР Си Цзиньпинь.

26-27 июля на семинаре руководящих кадров КНР Председатель Си снова заявил о необходимости развития социализма с китайской спецификой, особо подчеркнул, что Китай продемонстрировал человеческую эффективную модель развития.

По прогнозам Академии общественных наук КНР в Китае намечается тенденция к оттеку высокообразованных кадров из крупных городов. Основных причин несколько: цена на жилье, экология, высокая конкуренция.

На фоне информации о полном запрете VPN, Министерство промышленности и информатизации КНР заявило, что законопослушные компании и граждане смогут и далее легально использовать VPN в КНР.

31 августа на заседании полютбюро ЦК КПК принято решение о проведении 19 съезда КПК с 18 октября.

1 сентября операторы сотовой связи отменять национальный роуминг.

С 1 октября 2017 года китайским пользователям сети Интернет будет невозможно оставлять анонимные комментарии. Данные правила коснутся открытых интернет-платформ.

Экономика

8 июля Народный Банк Китая сделал заявление, в котором говорилось, что валютные резервы Китая растут 5 месяц подряд и на конец июня составили уже почти 3,057 трлн. дол. США.

В первом полугодии экспорт и импорт выросли, соответственно на 15 и 25,7 процентов по сравнению с тем же отрезком прошлого года. Положительно сальдо торгового баланса снизилось на 17,7 процента и составило 1,28 трлн. юаней. Общий обьем внешней торговли за полгода составил 13,14 трлн. юаней, рост – 19,6 процентов.

Прибыль госпредприятий увеличилась на 24,3 процента по отношению к аналогичному периоду первого полугодия и достигла 1,41 трлн. юаней.

В Китае продолжится реформа НДС в целях сокращения налоговой нагрузки на бизнес. Кроме этого, правительство КНР планирует облегчить доступ к рынку для иностранных инвесторов и привлекать талантливые кадры из-за рубежа.

Количество бедного населения в Китае сокращается примерно на 14 млн. человек в год. Полностью ликвидировать бедность Китай планирует к 2020, к предверию столетия КПК (2021).

В июле из-за стихийных бедствий КНР нанесен ущерб в более 20 млрд. долларов США.

Коррупция

210 тысяч китайских чиновников наказаны за нарушение дисциплины КПК в течении первого полугодия 2017 года. За должностные преступления были привлечены более 30,5 тысяч человек. В июле 148 чиновников КНР были наказаны за расточительство.

В начале августа начался суд над бывшим мэром Тяньцзиня Хуаном Синго, которого подозревают в получении взятки на сумму более 40 млн. юаней.

Бывший глава наблюдательного совета Государственного развития Яо Чжунминь был приговорен к 14-летнему тюремному заключению за взяточнество.

Армия

11 июля Китай официально открыл материально-техническую базу поддержки в Джибути.

29 июля Председатель Си заявил, что НОАК способна не только защитить национальный суверенитет, но и интересы развития страны. При этом Си Цзиньпин отметил необходимость продолжение реформ. Министр обороны Чан Ваньцюань подчеркнул необходимость сплачивания армии и военной полиции вокруг ядра КПК Председателя Си.

Технологии

11 июля премьер КНР Ли Кэцян назвал развитие отечественной роботехники важнейшей частью «стратегии Китая 2025».

В Китае впервые была проведена полная операция по криогенной заморозке человека.

 

За два прошедших месяца во внешней политике КНР особое внимание стоит уделить северокорейскому и американскому треку дипломатии. Очевидно, что в рассматриваемый момент времени эти направлени серьезно взаимосвязаны. Военное решение проблемы Северной Кореи невозможно, хотя бы потому, что все стороны конфликта к нему неготовы. Наиболее рискованный вариант неуправляемой экскалации очень маловероятен, тем более, что невозможно будет провести операцию КНДР без серьезного уровня потерь со стороны США и союзников.

Стоит отметить, что власти КНР за три (июнь, июль, август) месяца провели достаточно эффективную работу в вопросе конфронтации в Южно-Китайском море (эксколация северокорейского вопроса дала такую возможность дипломатии КНР, здесь отдельно стоит отметить встречи в рамках G20).

Однако четко выявить позицию США по вопросу КНДР невозможно, точнее стоит отметить некую непоследовательность американской внешней политики. Так необходимо обратить особое внимание как менялись отношения США-КНР в течении рассматривоемого периода. Если после G20 Трамп и Си делали акцент на развитии двухсторонних отношений, то уже на встрече Си с генералом Данфордом 17 августа акцент делался на противоречия. Кроме этого на следующий день президент США получил в руки еще один инструмент давления на КНР.

Изменения в отношениях США-КНР произошли примерно в период 5-9 августа, что позволяет говорить о роли встречи министров иностранных дел нескольких государств в Маниле 6 августа.

Эксколация конфронтации с Индией станет еще одной долгосрочной точкой «напряжения». Обьективно КНР будет сложно работать по трем конфронтационным направлениям сразу, поэтому стоит предположить, что экскалация маловероятна.

Достаточно очевидно проявилась тенденция того, что КНР планирует использовать БРИКС как площадку продвижения инфраструктурных проектов и идеи экономической (только экономической) глобализации.

Отметить необходимо, что концепция «общей судьбы» все более активно продвигаетсяво внешней политике КНР.

Стоит обратить внимание на встречу министров иностранных дел КНР и Турецкой Республики.

Отметить также необходимо продолжение расширение экономического сотрудничества Китай-Казахстан и приобретение порта на Шри-Ларке.

Российско-китайские отношения в эти месяцы можно охарактеризовать как достаточно позитивные и динамичные. Совместные заявления лидеров двух стран на встрече в Москве (про принцип невмешательство), очевидно, направлены в стороны северокорейской проблемы. Отметить необходимо и экономическую динамику двух стран. Однако стоит обратить внимание на заявление двух лидеров, касаемо дальнейшего расширения взаимодействия.

Во внутренней политике наиболее важным событием стало заявления министра обороны КНР о необходимости сплочения армии и военной полиции вокруг ядра КПК. Особенно стоит подчеркнуть, что сделано оно в преверии 19 съезда партии.

П. Прилепский

Арабские страны: июнь 2017 г. (дайджест)

Июнь для арабских стран на Ближнем Востоке прошел под знаменем сразу нескольких ключевых (по масштабу, резонансу и глубине последствий) событий, среди которых – развернувшийся кризис вокруг Катара с прямым или косвенным участием всех осевых игроков в регионе; передача Египтом островов Тиран и Санафир под юрисдикцию Саудовской Аравии; назначение Мухаммеда бин Сальмана наследником престола в КСА; агрессия США против сирийского бомбардировщика на территории САР. Более активное вмешательство институтов ООН в Йеменский конфликт и принятие новой конституции Ливана на этом фоне оказались менее заметны, но значение этих кейсов для регионального политического процесса не стоит приуменьшать.

 

Катарский кризис

 

В начале месяца (5 и 6 июня) Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Египет, Йемен, Ливия, Мальдивы, Маврикий, Мавритания и Коморские Острова разорвали дипломатические отношения с Катаром, сопроводив это решение фактической сухопутной, авиа- и морской блокадой со своей стороны. Государства обвинили Катар в дестабилизации региона, утверждая, что страна медийно и финансово поддерживает сразу несколько террористических формирований. После чего Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет предпринимали дополнительные индивидуальные меры воздействия на катарское руководство.

Банки ОАЭ прекратили свое участие в торгах в Катаре, что резко замедлило оборот финансовой системы эмирата. Власти Объединённых Арабских Эмиратов запретили своим гражданам выражать поддержку или симпатии Катару. Публичное выражение сочувствия и симпатий Катару в соцсетях приравнивается к «киберпреступлению» и покушению на «национальное единство и стабильность» и грозит нарушителям тюремным сроком от 3 до 15 лет, штрафом в размере 500 тыс. эмиратских динаров ($ 136 тыс.).

Власти Египта обратились с требованием к «Интерполу» обеспечить экстрадицию из других стран около 400 «террористов», включая 26 человек, которые находятся на территории Катара. Поскольку данные лица причастны к террористическим актам и их финансированию, и заочно приговорены египетским судом к различным срокам тюремного заключения.

В Саудовской Аравии был издан приказ о полном удалении из учебных программ и библиотек школ, колледжей и вузов книг президента Всемирного союза мусульманских ученых, шейха Юсуфа Кардави, проживающего на данный момент в Катаре, выступающего на данный момент в роли главного идеолога движения «Братья-мусульмане» (запрещенного в Российской Федерации).

Далее 8 июня данные арабские страны распространили список, где в качестве «террористических» указываются 59 частных лиц и 12 организаций, находящихся в Катаре или спонсируемых этой страной. Список включает 18 физических лиц, граждан Катара: бизнесменов, политиков и даже членов правящей в эмирате семьи аль-Тани.
Следующий этап эскалации произошел 22 июня, когда КСА, ОАЭ, Египет и Бахрейн предъявили Катару список претензий из 13 требований, выполнение которых в десятидневный срок позволило бы Дохе нормализовать отношения с указанными странами. В данном списке указывается предоставление информации о способах поддержки террористических группировок; выдача лиц, получивших катарское подданство, из ранее опубликованного списка «террористического списка» в страны происхождения;  закрытие телеканала Al Jazeera и ассоциированных с ним медиа-структур; снижение уровня дипотношений с Ираном; полный разрыв связей с исламистской организацией «Братья-мусульмане» и ее многочисленными ответвлениями в регионе; необходимость прекращения военного присутствия Турции на катарской территории.

На данном временном отрезке тактика «нажима» оказалась не в состоянии продемонстрировать свою эффективность. Проблема продовольственного и товарного обеспечения была решена за счет Турции и Ирана. Пустые полки и очереди в супермаркетах были краткосрочным следствием общественной паники. Обращение эмира к населению оказало благотворное воздействие на целевую аудиторию, сплотив общество вокруг своего лидера.

Продемонстрировав готовность к сотрудничеству и совместному разрешению кризису катарские власти не стали предпринимать симметричные меры по высылке иностранных граждан со своей территории и приняли у себя делегацию из Кувейта, который взял на себя роль миротворца.

Однако затем Катар также успешно показал, что не собирается примерять на себя роль жертвы, обвинив власти Объединённых Арабских Эмиратов в поддержке организаторов терактов 11 сентября 2001 года в США, отметив участие подданных ОАЭ среди угонщиков самолетов, и упоминание Абу-Даби в специальном докладе Конгресса США по терактам 9/11, где говорилось об участии представителей правящей в Эмиратах семьи в «отмывании денег» для террористов.
Охарактеризовав требования, предъявленные для восстановления дипломатических отношений, как нереалистичные и направленные на нарушение суверенитета страны, катарцы также умело использовали «анкарский актив» для упрочения своей позиции в данном диспуте.  Анкара очень четко дала понять, что не собирается отказываться от своего намерения разместить 5000 турецких военнослужащих на базе в Катаре. Так, президент Турции Р.Т. Эрдоган назвал изоляцию Катара «бесчеловечной и противоречащей исламским ценностям». В то время, как телефонный разговор с президентом Ирана Х. Роухани в день окончания священного месяца Рамадан и встреча лиц из руководства страны с шейхом Ю. Кардави выступают в качестве наглядного ответа на ультиматум «антикатарского блока».

Одновременно катарским руководством проводится политика по недопущению ассоциирования Вашингтона лишь с одной из сторон конфликта. Так, министр обороны США Дж. Мэттис и глава МИД Катара Х. аль-Атыйя подписали письмо о продаже Катару 36 истребителей F-15QA на сумму около 12 млрд долларов. Кроме того, было объявлено, что Катар и США намерены провести совместные учения ВМС двух государств.

В этой ситуации министр иностранных дел Саудовской Аравии А. аль-Джубейр, находясь в Вашингтоне, 13 июня был вынужден выступить с менее радикальных позиций, заявив о готовности королевства направить продовольственную и медицинскую помощь Катару, если это необходимо, назвав введенные против эмирата меры бойкотом, а не блокадой.

Несмотря на подчеркнуто нейтральную позицию Москвы в конфликте, американскими СМИ была сделана попытка представить ее в качестве действующего участника. Телеканал CNN со ссылкой на источники в разведке США выступил с утверждением, что именно российские хакеры получили доступ к системам государственного информационного агентства Катара и разместили там сфабрикованную новость, что частично спровоцировало скандал и последовавший разрыв дипломатических отношений между этой страной и рядом других арабских государств. На это сообщение отреагировал министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, назвав CNN средством массовой дезинформации, которое подрывает собственную репутацию.
Тем не менее, работа по прояснению позиций сторон ведется, и 16 июня специальный представитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел М.Ю. Богданов принял аккредитованных в Москве послов Объединенных Арабских Эмиратов, Арабской Республики Египет, Королевства Бахрейн и временного поверенного в делах Королевства Саудовская Аравия по их просьбе.

 

Саудовская Аравия

 

21 июня произошло довольно важное событие, способное оказать значительное влияние на ситуацию не только в крупнейшем нефтедобывающем государстве мира – Саудовской Аравии, но и на всем Ближнем Востоке. Принц Мухаммед бен Сальман был официально объявлен наследником саудовского престола и назначен первым вице-премьером, сохранив при этом за собой пост министра обороны и статус реформатора экономической модели королевства. Приход к власти молодого наследника встречен позитивно не только на уровне молодых принцев-внуков основателя государства, но и большинством населения КСА, которое составляет молодежь в возрасте до 25 лет.

Принца принято характеризовать, как неолиберала в экономической и социальной жизни страны (уже сейчас в КСА ограничиваются полномочия религиозной полиции, расширяется культурное поле подданных королевства – проводятся фестивали и концерты) и авантюриста в вопросах внешней политики (Йеменская кампания, эскалация напряженности в отношениях с Катаром, Сирией, Египтом и Ливаном считаются итогами именно его политического курса).

Следующий шаг в иерархии власти, а именно вступление на престол, может произойти в относительно скором времени, по причине слабого здоровья нынешнего короля, которое ведет к неспособности исполнять свои обязанности.

 

Йемен

 

В конце месяца ООН распространила коммюнике, в котором выражается озабоченность планами коалиции под руководством Саудовской Аравии распространить боевые действия на территории, прилегающие к красноморскому порту Ходейда, поскольку подобные акции могут увеличить потери среди гражданского населения, провоцируя новый виток гуманитраной катастрофы в стране.

Через порт Ходейда осуществляются поставки до 80% всех грузов, прибывающих из-за рубежа, прежде всего, продовольственных, в блокируемый силами аравийской коалиции, Северный Йемен. Ранее ВМС КСА перенаправляли суда, идущие в Йемен с продуктами питания и товарами первой необходимости, в саудовский порт Джидду.

Ключевое геостратегическое положение порта (единственный транспортный путь, связывающий Северный Йемен с остальным миром; контроль проливной зоны Баб эль-Мандеба) объясняет почему каждая из сторон конфликта стремиться закрепиться в этой точке. Саудовцам контроль над портовой зоной также должен облегчить задачу по охране танкерных судов, идущих через пролив и подвергающихся атакам повстанцев-хоуситов. Например, в начале июня обстрелу подверглось судно, следовавшее в районе острова Перим, который с 2015 года контролируют войска саудовской коалиции.

Тем временем, в стране продолжает деградировать гуманитарная обстановка. По сообщениям ЮНИСЕФ и ВОЗ, общее количество жителей Йемена с подозрением на холеру превысило 200 тысяч. От холеры за два месяца – столько времени понадобилось болезни, чтобы распространиться во всех регионах страны – в охваченной гражданской войной стране скончались 1300 человек, четверть от этого числа составляют дети.

 

Воздушное пространство

 

18 июня американский самолет сбил сирийский бомбардировщик Су-22, который, по заверениям американской стороны, наносил удары по позициям СДС («Сирийские демократические силы»), но не террористов. После данного инцидента Москва заявила о прекращении использования системы связи с Вашингтоном по предотвращению столкновений в воздушном пространстве Сирии. Однако позже полковник ВС США Райан Диллон, представитель коалиции, сообщил, что данная система коммуникации с Россией «открыта и действует». Это свидетельствует о прагматичной позиции Москвы и возможных негласных установках на воздержание от эскалации напряженности в двусторонних отношениях до встречи президентов на саммите G20 в Гамбурге.

Также после атаки американцев на сирийский бомбардировщик представитель Министерства обороны РФ выступил с заявлением, согласно которому в районах выполнения боевых задач российской авиацией в небе Сирии любые воздушные объекты, включая самолеты и БПЛА международной коалиции, обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными и воздушными средствами противовоздушной обороны в качестве воздушных целей.

Между тем в Ираке и Сирии наблюдатели продолжают фиксировать многочисленные нарушений норм гуманитарного права со стороны авиации возглавляемой США коалиции. Так, на юго-востоке сирийской провинции Эль-Хасака, где в рамках борьбы с ИГ самолеты коалиции нанесли авиаудары, погибли 12 мирных жителей. Международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала США отказаться от использования в ходе боевых действий фосфорных боеприпасов из-за повышенной опасности, которую влечет их применение, для жизни и здоровья гражданского населения.

По данным ООН, которые, по оценкам наблюдателей из других организаций, являются заниженными, с начала захвата боевиками ИГ Ракки в 2014 году жертвами воздушных рейдов на город, включая авиацию американской коалиции, стали более 300 мирных жителей; также 160 тысяч мирных жителей Ракки и расположенных рядом населенных пунктов (например, Айн-Исса) были вынуждены покинуть свои дома.

Напряжение сохраняется также на отдельных участках сирийско-израильской границы. Преднамеренные провокации боевиков, а также ошибки сирийских наводчиков, в ходе которых артиллерийские снаряды разрываются на территории Израиля, заканчиваются ударами израильских ВВС по местам, откуда велся обстрел. Так, в результате воздушного удара от 24 июня, когда были уничтожены два танка и крупнокалиберный пулемет террористов.

Ирак

 

19 июня иракский премьер-министр Х. аль-Абади посетил Саудовскую Аравию, где был принят в Мекке наследным принцем и министром обороны королевства Мухаммедом бен Сальманом. Вопросы развития двустороннего экономического сотрудничества и борьбы с терроризмом стали повесткой дня. По итогам визита было выпущено комплексное коммюнике, подчеркивающее совпадении взглядов сторон по многим вопросам, и общность вызовов и угроз для двух стран.

Уже на следующий день Х. аль-Абади в Тегеране обсудил с высшим иранским руководством проект строительства нового газопровода между двумя странами и планы по преодолению последствий «навязанной войны» 1980-1988 гг.

Подобное распределение визитов подтверждает тезис о том, что растущая зависимость Багдада от влияния Тегерана провоцирует иракское руководство на диверсификацию связей в другом политическом лагере.
Операция по освобождению Старого Мосула выходит на заключительный отрезок финишной прямой. Последний оплот боевиков ИГ в этом городе сократился до 1% исторической части Мосула. Приурочить завершение операции к окончанию священного месяца Рамадан не получилось так же, как срывались все предыдущие «дедлайны». Бои за город оказались тяжелым испытанием для иракских ВС даже при активной поддержке со стороны авиации США, в том числе на территории старого города. Символичным событием стало уничтожение мечети

«Ан-Нури» с её «падающим» минаретом, которая выступала эмблемой могущества ИГ, где в июле 2014 года было провозглашено создание «халифата». Информагентства обеих сторон перекладывают ответственность за разрушение комплекса друг на друга.

Сирия

 

С неизбежными, но ограниченными по масштабу и продолжительности, нарушениями продолжает функционировать режим прекращения огня в четырех зонах деэскалации, чье формирование и выполнение «спонсировали» Россия, Турция и Иран. По словам Министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова, одной из принципиальных задач реализации инициативы о создании зон деэскалации выступает полное прекращение боевых действий между правительством Сирии и вооруженной оппозицией, поскольку данный проект напрямую способствует размежеванию оппозиции и террористических группировок.

Среди рисков данного соглашения, которые упоминались в дайджесте за май 2017 г., в долгосрочной перспективе отдельное беспокойство вызывает де-факто узаконивание территорий в САР, которые согласно соглашению освобождаются от любого административного контроля и управления со стороны Дамаска. Исламистская идеология и силы вооруженных группировок  с равной степенью вероятности могут оказаться дестабилизационным и объединяющим фактором для подобных анклавов. Во втором случае целостность страны снова ставится под вопрос.

На фоне практической эскалации напряженности в отношении Сирии западные страны ограниченно снижает риторическую. Посол США в России Дж. Теффт выступил с заявлением, в котором признал, что немедленный ухода из власти президента Сирии Б. Асада не является самоцелью, и что на период политического транзита он сможет находиться во главе страны. Еще дальше в своих формулировках позволил себе зайти президент Франции Э. Макрон, который 21 июня заявил, что он больше не делает «смещение Асада предварительным условием для всего», поскольку не видит «никого в качестве его легитимного преемника».

Правительственные войска и отряды ополченцев в июне продолжают закреплять и развивать успех на фронтах: были отбиты попытки террористов ИГ вернуть под свой контроль нефтяные и газовые колодцы в 40 км к северу от Пальмиры, освобожден населенный пункт Аль-Будах в провинции Хомс, группировка правительственных сил была увеличена на южном участке сирийско-иракской границы.
Параллельно с военными успеха продолжает развиваться дипломатическая составляющая процесса нормализации. Так, 21 июня в течение суток подписано 100 соглашений о присоединении к режиму прекращения боевых действий населённых пунктов в провинции Алеппо. Данная цифра рекордом процесса примирения в САР. Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения по всей стране, к концу месяца увеличилось до 1864.

 

Египет

 

Солидарность с решением Верховного командования ВС САР о прекращении боевых действий в городе Дараа на 48 часов в поддержку национального примирения выразили несколько арабских стран, в том числе и МИД Египта.

Непротиворечивая позиция руководства АРЕ по вопросам борьбы с терроризмом стимулирует Москву к укреплению союзнических отношений с Каиром. В июне практическая сторона российско-египетского партнерства нашла свое выражение в поставках первой партии из совокупного заказа на три полка ЗРС «Антей-2500».

Однако главным событием этого месяца для Египта стала ратификация Президентом А. Ф. ас-Сиси соглашения о демаркации морской границы с Саудовской Аравией, что означает вступление в силу договора, в рамках которого Саудовской Аравии отходят острова Тиран и Санафир в Красном море. После ратификации соглашения египетским парламентом, Высший конституционный суд Египта приостановил исполнение всех вынесенных ранее судебных решений по этому вопросу, поскольку в начале года Верховный суд Египта, вердикт которого не подлежит обжалованию, признал передачу островов недействительной.

Передачу «красных островов» Каир классифицирует как возвращение территорий под изначальную юрисдикцию, поскольку острова принадлежат королевству, а под защитой Египта они находились по просьбе саудовцев с 1950 года. В таком контексте соглашение формально не противоречит конституции страны. Тем не менее, данная проблематика дополнительно поляризует египетское общество, так как «улица» трактует соглашение как обмен национальных территорий на финансовую помощь. Этот шаг точно не добавил популярности нынешней администрации, которую обвиняют ужесточении методов контроля над населением и неспособности справится с социально-экономическим кризисом, раздирающим государство.

 

Ливан

 

16 июня депутаты парламента Ливана приняли новый избирательный закон, на основе которого будут проведены всеобщие выборы в мае 2018 г. Голосование состоится на основе пропорциональной избирательной системы по 15 округам. Достигнутый компромисс между мусульманскими и христианскими политиками стал еще одним шагом на пути укрепления внутренней стабильности в Ливане и может послужить примером юстиционного и политического консенсуса для сирийского народа, которому вскоре предстоит сделать аналогичный выбор по реформе национального Основного закона.

 

***

Переход кризиса вокруг Катара в затяжную фазу означает устойчивую позицию руководства полуостровного эмирата, что свидетельствует в пользу теории о скором наступлении этапа «торга» в противовес этапу «кавалерийской атаки». Маловероятной представляется ситуация с выполнением требований и уже 2 июля по крайней мере одна из сторон будет вынуждена пересматривать правила игры. В июле также стоит ожидать завершение освобождения Мосула, и дальнейшего продвижения сирийских проправительственных сил и коалиции СДС в своей борьбе против террористических группировок. Также в ближайшем будущем будет продолжаться ограниченное потепление в египетско-саудовских отношениях, запущенное новой американской администрацией. Однако системным и долгосрочным этот процесс назвать нельзя, поскольку базовые противоречия в двусторонней повестке решены не были, а лишь временно отодвинуты на второй план.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: апрель 2017 г. (дайджест)

Апрель для Ближнего Востока ознаменовался чередой встреч на высшем и высоком уровне как на внтурирегиональном уровне, так и на кроссстрановом. Были обозначены новые тенденции в подходе американской администрации по сирийскому конфликту, которые повлекли за собой столкновения с Москвой и Анкарой в публичном пространстве (каждое по собственному уникальному кейсу). Операции по освобождению Мосула и Ракки развиваются в рамках сценариев, отмеченных в дайджестах за предыдущие месяцы. В Египте война с террором получила новый виток эскалации. Йеменская кампании приносит саудовцам новые потери сразу на нескольких уровнях.

 Мосул. Седьмой месяц штурма

В апреле не было зафиксировано кого-либо «перелома» или хотя бы заметного продвижения в операции по освобождению Мосула. Источники сообщают о снижении потерь по сравнению с первой фазой штурма города, завершившейся в конце января 2017 г. В узких пространствах улочек Старого города западного Мосула бронетехника не может быть использована, сам масштаб операций перешел на ротный, максимум батальонный, уровень, линия соприкосновения по сравнению со штурмом восточной части сузилась в несколько раз. На десятках роликов, которые размещают в сети ресурсы обеих сторон, заметно, что и атакующие, и обороняющиеся действуют компактными группами, иногда в десяток человек не более. Боевики ИГ существенно снизил применение смертников на автомобилях, потому что противник уже не скапливается крупными силами, в то время как смертники ресурс в нынешних условиях быстро исчерпываемый. Большую часть работы сейчас выполняют снайперы — по отчетам, не менее трети всех потерь иракцы несут именно от снайперского огня. Именно поэтому  на некоторые угрозы военные США отвечают в непропорциональном масштабе – обрушивая целый дом, если в здание укрывается вражеский снайпер. Соотношение потерь за полгода боев в Мосуле находится на уровне 1:10 не в пользу иракцев. Размен территорий на людские ресурсы в подобных масштабах со стратегической точки зрения выступает «пирровой победой» — без выделения достаточных сил для удержания захваченной местности она снова перейдет под контроль противника, провоцируя новые штурмы и новые потери, а война для Иракского правительства взятием Мосула не заканчивается. Официальному правительству все сложнее проводить набор новых солдат, массовый рекрутинг в условиях «гонки за взятие столицы к сотому дню» не предполагает подготовку должного уровня, поэтому прогнозировать снижение потерь не приходится.

27 марта иракское командование приняло решение приостановить наступление на фоне резко возросшего числа жертв среди гражданского населения. Однако изменение тактики боевых действий спровоцировали и серьезные потери иракской армии (на форуме в Сулеймании 8–9 марта 2017 г., эксперты оценивали потери только Контртеррористической службы Ирака почти в половину всего состава). В материале за предыдущий месяц уже упоминалось, что американская коалиция не считает себя особо стеснённой в применении ударных систем, избирательность которых вызывает большие сомнения. Авиаудар 17 марта по жилым зданиям в мосульском районе Джадида стал крупнейшей «непреднамеренной ошибкой» коалиционных сил, повлекшей две сотни жертв со стороны мирных жителей. Далее только в период с 23 по 26 марта была получена информация о гибели 95 жителей города.

Генштаб ВС России рекомендовал контрпартнерам в Пентагоне и Объединённом комитете начальников штабов ВС США обратить внимание на методы, примененные при освобождении Алеппо: минимальное использование со стороны ВКС РФ авиаударов (полное их отсутствие на финальных этапах операции); формирование гуманитарных коридоров для вывода гражданских лиц с территории боевых действий и даже боевиков, пожелавших покинуть городскую застройку. В Мосуле подобные коридоры преднамеренно не создавались. Часть из примерно 4-тысячной группировки ИГ ушла на запад Ирака и в Сирию до замыкания кольца вокруг города. Когда оцепление по внешнем периметру западной части Мосула было сформировано (взятие под полный контроль пригорода западного Мосула Аль-Танек было самым значительным продвижением позиций штурмующих с начала операции  по освобождению западной части города) и террористы оказались отрезаны от своих баз в иракских аль­-Баадже и аль-Каиме, в «котле» оказались не только боевики, но и от 400 до 600 тысяч простых жителей. Использование коалицией «умных» бомб, к сожалению, совсем не является панацеей в вопросе минимизации потерь среди гражданских.

Сомнений по поводу того, что упорное сопротивление боевиков, рано или поздно, будет сломлено, нет. Вопрос в цене и сроках. Правительство в Багдаде называет конец весны предельным рубежом, до которого город будет очищен от террористов. Американский генералитет более сдержан в прогнозах.

Неизбежное освобождение Мосула является знаменательной вехой на пути восстановления иракской государственности, однако следующий кризис может разразиться почти сразу и иметь не менее деструктивные последствия. Проблематика статуса Киркука или референдума в Иракском Курдистане, о проведении которого в 2017 г. договорились Демократическая партия Курдистана и Патриотический союз Курдистана, касается весьма чувствительно на Ближнем Востоке пограничного вопроса, провоцирующего далекоидущие последствия при внесении изменений в текущее межевание на политической карте региона. Отношения Иракского Курдистана с шиитским правительством в Багдаде на протяжении последних лет осложнились по ряду причин, в том числе из-за противоречий по поводу контроля над местными нефтяными месторождениями и доходами от них. Пришедший к власти в 2014 году премьер-министр Хайдер аль-Абади проводит курс на нормализацию отношений с Курдистаном и признавал за ним право на самоопределение.

«Химическая атака». Последствия

4 апреля по западным СМИ со ссылкой на базирующуюся в Лондоне НПО «Сирийская обсерватория прав человека» прошла информация о том, что в городе Хан-Шейхун провинции Идлиб в результате удара с применением химического оружия «сирийских или российских самолётов» 80 человек погибли и 200 пострадали. Позднее Минобороны РФ сообщило, что удар по восточным окраинам Хан-Шейхуна нанесла сирийская авиация, и согласно российской версии произошедшего в результате были разбомблены цеха, где боевики производили боеприпасы с отравляющими веществами. Отрицая свою причастность, сирийские власти выразили готовность к проведению международного расследования обстоятельств предполагаемой химической атаки. Позицию о необходимости проведения тщательного расследования также выразили Российская Федерация и Европейский Союз. Однако за весь месяц не было организовано официальной экспедиции для сбора доказательного материала. Во-первых, провинция находится под контролем боевиков и доступ туда ограничен. Во-вторых, уже 7 апреля международное сообщество оказалось расколото по принципу одобрение/осуждение авиаудара, который был нанесен крылатыми ракетами «Томагавк» ВМС США по базе сирийских ВВС Шайрат близ города Хомс, что осложнило всю ситуацию. Таким образом, Вашингтон не только не поддержал инициативу партнеров по организации расследования, но и самостоятельно вынес приговор, отделавшись уже привычной формулировкой о доступе к «неопровержимым доказательствам», которые невозможно предъявить международному сообществу.

Акцию, которую президент Соединенных Штатов Дональд Трамп охарактеризовал как «пропорциональный ответ» на «химическую атаку в Идлибе» в Москве была воспринята как «грубое нарушение международного права и актом агрессии против суверенного государства». Временно было приостановлено действие меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, но фактически была брошена тень на репутацию российского государство, которое не только принимало непосредственное участие в процессе утилизации сирийского ХО, но и впоследствии выступило гарантом его отсутствия у официального правительства САР.

Единовременная силовая акция Вашингтона была положительно воспринята его союзниками, а также прибавила популярности Д. Трампу среди собственного электората. Подобный отклик на фактическое нарушение международного права провоцирует губительную динамику более частого обращения к подобным методам воздействия. Так, 12 апреля самолетами международной коалиции, возглавляемой США, был нанесен авиаудар по складу с химоружием террористической группировки «Исламское государство» в провинции Дейр-эз-Зор. От отравления ядовитыми веществами погибли сотни боевиков и мирных жителей, что снова, как и в Мосуле, ставит действия коалиции на грань, за которой начинается территория военного преступления.

Сирия

В таких условиях закономерными представляется заявление президента Сирии Б. Асада, в котором он сравнивает действия турецких войск, американских военных сил с присутствием террористов на сирийской территории. Это «вторжение», ценой которого становятся жизни граждан его страны.

Дипломатический инструментарий, гуманитарные миссии и процесс размежевания боевиков и правительственных войск могут спровоцировать определенные сигналы со стороны тех участников конфликта, которых не включили в переговорный формат. К сожалению, на Ближнем Востоке реалии таковы, что подобные сигналы приобретают форму вооруженной агрессии, терактов. Согласно договоренностям, достигнутым ранее правительствами Ирана и Катара, мирные жители и боевики покидают города Фуа и Кефрайя в провинции Идлиб, которые уже более трех лет находятся под контролем боевиков, а также населенные пункты Мадайя и Забадани в провинции Дамаск. Гуманитарная катастрофа в этих поселениях стоила жизни почти 20 тыс. человек и без проведения эвакуации это число продолжало бы расти. По словам очевидцев, для эвакуации в первый же день было выделено более 80 автобусов. Всего, как ожидалось, из четырех городов будет эвакуировано 30 тысяч человек. 15 апреля в результате теракта в районе Рашидин под Алеппо погибли 70 человек, более 130 человек ранены, среди погибших – женщины и дети, которые были эвакуированы из Фуа и Кефрая и находились на момент взрыва в автобусах.

«Щит Тигра» vs «Гнев Евфрата»

Несмотря на то, что за последние месяцы «Сирийские демократические силы» вплотную приблизились к Ракке и взяли район в плотное полукольцо с запада, севера и востока, демонстрируя серьезную угрозу второй столице ИГ (интенсивные потоки боевиков с семьями в направление Дейр аз-Зора подтверждают данный тезис), курдские племена на севере Сирии пригрозили прекратить наступление. Главы племен потребовали у западной коалиции установить на севере страны бесполетную зону, чтобы прекратить бомбежки региона турецкой авиацией. В ином случае Командиры курдских формирований обещают покинуть свои позиции у Ракки, чтобы самостоятельно защищать себя. Видимо, Вашингтон не способен обезопасить своих союзников уже и от авиаударов, поскольку обстрелы курдских деревень из танков и гаубиц начались еще в марте в кантоне Африн. Салих Муслим, лидер курдской партии «Демократический союз» (PYD) потребовал объяснений от руководства антитеррористической коалиции, которому турки непременно должны были заранее сообщить о проведении операции, в которой было задействовано 26 истребителей: «без одобрения коалиции турецкие самолеты не поднялись бы в воздух в регионе». Ранее, 25 апреля, турецкие ВВС нанесли авиаудар по Генштабу YPG на севере Сирии и позициям курдских формирований в иракском Синджаре.

«Военная акция Турции против курдов показывает, что Турция может быть союзником, но не партнером. Пришло время для стратегического пересмотра политики США», — написал в Twitter директор американского Совета по иностранным отношениям Ричард Хаас. Вместе с тем, представитель коалиции по борьбе с  ИГ полковник ВВС США Джон Дорриан сообщил, что Турция предупредила Вашингтон об ударе по курдским вооруженным формированиям в Сирии и Ираке менее чем за час, поэтому не произошло должной координации с союзниками по коалиции «Демократические силы Сирии». Подобную реакцию США одна сторона посчитала недостаточной, другая – оскорбительной. Дальнейшее проведение операции может оказаться под угрозой.

«Отступать есть куда»

Тем временем решением «правительства» террористической группировки ИГ «столица халифата» была перенесена из сирийской Ракки в Дейр-эз-Зор. По данным военных США, с помощью дронов они несколько недель наблюдали за тем, как Ракку покидают сотни «чиновников ИГ», направляясь в город Меядин, который находится немного южнее осажденного боевиками Дейр-эз-Зора на Евфрате.

Египет

В Египте продолжается война против террора. 9 апреля 2017 г. в египетских городах Танта и Александрия произошла серия скоординированных террористических актов. Террористы-смертники атаковали коптский и православный храмы в двух городах с разницей в несколько часов. В результате взрывов погибли 45 человек, более 140 человек пострадали.

Одним из примечательных итогов данной атаки послужил тот факт, что МИД Турции, выражая соболезнования, сделал это не только в адрес семей погибших, но и всего народа Египта, чего не было со времен июльской революции 2013 г. Возможно, это первый сигнал к тому, что турецкое руководство смирилось с фигурой А.Ф. Ас-Сиси в качестве главы АРЕ и готово восстанавливать подорванный потенциал отношений. Вероятной смене курса в отношении Египта могли способствовать переговоры, которые 3 апреля прошли между Д. Трампом и А.Ф. Ас-Сиси. По итогам встречи были сняты ограничения на контакты по военной и финансовой линиям между Вашингтоном и Каиром, Ас-Сиси был назван «дорогим другом» Трампа, а Египет стратегическим союзником США в регионе и партнером в борьбе с террором. Положительный эффект от контактов американской и египетской администраций также рассматривается в качестве фактора, повлиявшего на улучшение отношений на саудовско-египетском треке. Саудовские власти возобновили прерванные осенью 2016 года поставки нефти и продуктов её переработки в Египет, что плачевно сказалось на контракте по поставкам нефти в Египет из Ирака, который к неудовольствию Багдада был аннулирован египетской стороной. Кроме того Эр-Риядом были «разморожены» кредитная линия Королевства для крупнейшей арабской республики и многомиллиардные двусторонние экономические проекты. 23 апреля президент Ас-Сиси лично отправился с визитом Саудовскую Аравию, где, по сообщениям, будет заложен фундамент из договоренностей по широкому кругу проблем под новый формат двусторонних отношений.

Египетские власти в ответной попытке блокировать террористическое подполье 23 апреля провели на севере Египта в провинции Думьят операцию, в ходе которой были арестованы 52 члена запрещенной в стране организации «Братья-мусульмане», среди них 7 участников убийства полицейского в селении аль-Басарта.

Йеменская кампания

18 апреля, в Йемене разбился вертолёт UH-60 Black Hawk ВВС Саудовской Аравии. На борту машины в это время находились 12 офицеров Королевства, таким образом Саудовская Аравия понесла крупнейшие разовые потери в живой силе больше чем за два года операции в Йемене против местных повстанцев-хуситов. Репутационные и финансовые издержки для правящего дома аль-Сауд повышаются с каждым месяцем затягивания кампании, что напрямую сказывается на положении ее главного архитектора – принца Муххамеда бин Сальмана.

Дипломатический трек Российской Федерации на БВ 

Министр иностранных дел С. В. Лавров провел череду встреч со своими партнерами с Ближнего Востока: Сирия, Иран, Катар, Саудовская Аравия и Израиль. Переговоры глав министерств вешних сношений предварили соглашения между Катаром и Ираном по эвакуации мирных жителей и боевиков соответственно в провинциях Идлиб и Дамаск, также можно предположить, что во время встречи с монстром обороны Израиля А. Либерманом поднималась проблематика активизации израильской авиации на территории Сирии. О том, что у России и Саудовской Аравии нет непреодолимых разногласий по сирийскому урегулированию, заявил глава МИД России С.В. Лавров на совместной пресс-конференции со своим саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром в Москве. Это представляется особенно интересным в контексте очередного заявления А. аль-Джубейра о создании нового будущего Сирии, «в которой Башару Асаду нет места». В свою очередь, глава МИД Саудовской Аравии отметил, что Эр-Рияд не считает целесообразным свое участие в переговорах в Астане, так как речь на этих встречах идет по большей части о технических моментах, и еще один участник может привести к снижению эффективности процесса. Таким образом, он зафиксировал легитимацию площадки со стороны КСА, что является принципиально важным моментом, с учетом влияния Эр-Рияда на сирийский конфликт.

Переговоры министров предварял визит председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко  в столицу Саудовской Аравии, где она 16 апреля  встретилась с королем Саудовской Аравии Салманом ибн Абдул-Азизом аль-Саудом, а перед этим провела переговоры с  председателем Консультативного совета КСА Абдаллой аш-Шейхом. Подобная хронология свидетельствует о том, что позиция России по определенному блоку вопросов была донесена руководству КСА заранее для придания большей результативности последующей встрече глав министерств иностранных дел.

Контуры ближневосточной стратегии Трампа

Администрация Дональда Трампа слишком усердно стремиться размежеваться с невнятным курсом на Ближнем Востоке предыдущей команды в Белом доме. Данные устремления умноженные на задачу продемонстрировать максимум успеха на всех направлениях к стодневному рубежу приводят к излишней резкости при принятии решений, ориентации скорее на тактически «громкие» в своей результативности шаги, чем на стратегически верные. В то время как влияние генералитета ВС США сказывается на характере подобных действий, и есть основания предполагать, что такая политика будет продолжена. Так, 26 апреля Дональд Трамп предоставил Пентагону полномочия изменять ограничения на численность контингента Вооруженных сил государства, дислоцированных в Сирии и Ираке. На данный момент в Ираке, по официальным данным, находятся 5 262 американских военнослужащих, а в Сирии – 503.  Развитие курса на освобождение захваченных территорий подразумевает усиление сухопутных войск и артиллерии за счет направления новых частей, дабы не подвергать рискам уже отвоеванные участки на других направлениях. Увеличение контингента присутствия на последующих этапах кампании также может послужить двум стратегически более выгодным целям: демонстрации зависимости союзников от военной помощи американцев (ни правительство в Багдаде, ни иракские курды, ни местное проиранское шиитское ополчение не в состоянии самостоятельно добиться успехов на фронтах, поэтому присутствие ВС США является обязательным для восстановления мира) и легитимации присутствия на границах с Ираном (текущая политика «нажима» на Тегеран предполагает не только сохранение, но и усиление текущих элементов базирования в непосредственной близости от границ ИРИ).

При этом для поддержания имиджа «решительного парня» и «умелого военачальника» Д. Трампу необходимо избегать эпизодов, которые несут явно противоположный посыл, как эпизод с атакой ВВС США на пехотные части собственной арабо-курдской коалиции «Демократические силы Сирии» к югу от города Табка 11 апреля, в результате которой погибли 18 бойцов.

Выстраивание внешнеполитического курса с опорой на традиционных союзников используется командой Д. Трампа и на Ближнем Востоке. Договоренности с руководством КСА (например, снятие эмбарго на продажу Эр-Рияду спутниковых технологий, предназначенных для слежения, а также беспилотников) были закреплены предоставлением поста посла Саудовской Аравии в США Халиду бин Салману (сын короля Салмана), что свидетельствует о стремлении сторон иметь прямой и надежный канал связи.

***

В последующих месяцах следует ожидать увеличения военного присутствия США в регионе, формирование зоны безопасности на сирийско-иорданской границе, переход к активной фазе штурма Ракки (ситуация вокруг которого будет осложняться вмешательством Турции), не исключено, что далее последует операция в районе Дейр-эз-Зора. Все это плюс удержание освобожденных территорий повлечет за собой рост численности контингента в регионе. Вместе с тем, на нынешнем этапе антитеррористической кампании в Сирии Москвой было принято решение о сокращении военного контингента, таким образом Россия вывезла почти половину своей авиагруппировки, изначально базировавшейся на базе Хмеймим в Сирии. С начала операции в Сирии ВКС РФ совершили более 23 тысяч боевых вылетов и порядка 77 тысяч ударов по террористам, однако в ближайшем будущем ключевые пертурбации будут происходить в плоскости политического процесса.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Конференция и семинары в рамках конкурса им. Е.М. Примакова

14-15 апреля 2017 г. прошел комплекс мероприятий в рамках конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова. Они были организованы Центром востоковедных исследований и Центром внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова при поддержке Фонда публичной дипломатии имени А.М. Горчакова и Дипломатической Академии МИД России.

В конкурсе приняли участие 138 человек из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Италии, Казахстана, Кыргызстана, Сирии, Таджикистана, Турции, Узбекистана, Украины/ДНР, Эстонии, а также из 27 городов России, таких как Москва, Казань, Санкт-Петербург, Кемерово, Владимир, Пермь, Симферополь и др.

Комиссией было отобрано 20 финалистов. Ниже приведены победители конкурса по местам:

1. Рыженков Андрей Сергеевич (Турция, Бурса, Uludağ Üniversitesi),«Сирийские мигранты в современной Турции: особенности сообщества и его социокультурной адаптации»

2. Лабуткин Никита Сергеевич (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), Ирано-саудовские отношения на современном этапе как фактор складывания многосторонней системы региональной безопасности на Ближнем Востоке

3. Надтока Руслан Вугарович (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), «Роль частных военных компаний в контексте конфликтов на Ближнем Востоке: опыт Ирака и Афганистана»

4-5. Финохин Александр Сергеевич (Россия, Москва, ДА МИД РФ), «Образ Р.Т. Эрдогана как политического лидера в контексте взаимодействия с турецким электоратом»

4-5. Оганесян Тарон Грайрович (Армения, Ереван, Армянский государственный университет), «Изменения в Конституции Турции в контексте ограничения роли армии в политических процессах (2010-2016 гг.)»

14 апреля финалисты конкурса встретились на семинарах с экспертами-востоковедами:

  • д.и.н., проф. кафедры востоковедения МГИМО МИД России Л.М. Ефимовой,
  • д.и.н., проф., главным научным сотрудником ИВ РАН И.Д. Звягельской,
  • к.э.н., зав.сектором Ирана ИВ РАН Н.М. Мамедовой,
  • к.полит.н., доцентом кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директором Центра востоковедных исследований В.А. Аватковым.

15 апреля была организована большая конференция студентов-ближневосточников, в которой приняло участие более 100 человек. С приветственным словом к ним обратились в том числе Р.Н. Гришенин, заместитель исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова, директор Центра внешнеполитического сотрудничества им. Е.М. Примакова, а также В.А. Аватков, доцент кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии.

В адрес участников конференции поступили приветствия от Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, от Совета Федерации в лице сенатора И.Н. Морозова, а также от директора Департамента информации и печати МИД РФ М.В. Захаровой.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 IMG_0203 IMG_0229 IMG_0240 IMG_0267 IMG_0271 IMG_0273 IMG_0280 IMG_0284 IMG_0286 IMG_0294 IMG_0302

Приветствия участников конкурса им. Е.М. Примакова

В адрес участников конкурса и конференции им. Е.М. Примакова поступили приветствия от Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, от Совета Федерации в лице сенатора И.Н. Морозова, а также от директора Департамента информации и печати МИД РФ М.В. Захаровой.

С.В.ЛАВРОВ

И.Н. Морозов
М.В.Захарова