Приветствия участников конкурса им. Е.М. Примакова

В адрес участников конкурса и конференции им. Е.М. Примакова поступили приветствия от Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, от Совета Федерации в лице сенатора И.Н. Морозова, а также от директора Департамента информации и печати МИД РФ М.В. Захаровой.

С.В.ЛАВРОВ

И.Н. Морозов
М.В.Захарова

Арабские страны: март 2017 г. (дайджест)

События марта 2017 г. в Сирии и Ираке следуют алгоритмам, формировавшимся на протяжении всего конфликта. Обстановка на сирийском театре военных действий представляет собой шаткий конструкт из множества участников с пересекающимися интересами,  базовые структурные элементы операции в Мосуле отзеркаливают освобождение Алеппо. Бегство боевиков так называемого ИГ (запрещена в России) напрямую свидетельствует о прохождении переломного момента в кампании и смене баланса сил на фронтах. На этом фоне ближневосточная повестка расширяется в области экономики (см. российско-египетские отношения, саудовская подготовка к «экономической перестройке») и урегулирования прочих конфликтов (см. йеменский кризис, роль Трампа в арабо-израильском противостоянии).

Сирийские фронты

Штурм Ракки еще не перешел в непосредственную фазу зачистки города, однако угрозу со стороны коалиции «Сирийских демократических сил», поддерживаемой США, террористы восприняли всерьез. Только за 28 марта около 80 полевых командиров и иностранных боевиков с семьями покинули столицу «халифата», направившись на лодках вниз по течению Евфрата. Как сообщает Al Arabiya, ранее в течение двух недель в направлении Аль-Маядин (находится под контролем ИГ) ретировались из города около 300 семей боевиков ИГ и других жителей Ракки.

В соседней с Раккой провинцией Халеб наблюдаются подобные процессы – сирийский спецназ совместно с силами специальных операций ВС РФ и группами разминирования взяли под контроль город Дейр-Хафир, избежав сценария «аллепо-мосульского» типа, когда за каждый дом и квартал велись ожесточенные бои. В этот раз боевики ушли из города еще до его окружения.

Правительственные войска постепенно занимают оставляемые курдским ополчением районы к западу от города Манбидж на северо-востоке сирийской провинции Алеппо. Это происходит согласно ранее достигнутой договорённости между прокурдским «Военным советом Манбиджа» и правительственными силами при посредничестве российской стороны. Решение о передаче под контроль сирийской армии прилегающие с запада к Манбиджу районы было принято с целью «пресечь экспансию Турции и оккупацию ею сирийской территории». Мудрость «про врага моего врага» на сирийских театрах военных действиях работает безотказно, хоть зачастую и меняет полярность из-за постоянной текучки тех или иных сил между категориями «союзник»-«противник».

Подразделения сирийской армии освободили от боевиков террористической группировки ИГ три десятка населенных пунктов селений к северо-востоку от города Алеппо. Сирийская правительственная армия постепенно продвигается на юго-восток вдоль трассы N-4 Алеппо – Абу Камаль (на границе с Ираком) и приближается к стратегически важной авиабазе «Джира».
Периодически напоминает о себе сирийско-израильский фронт, где 17 марта произошло столкновение с невыясненным пока результатом. Командование сирийских ВС заявляет, что при помощи системы ПРО С-200 был сбит один из четырех самолетов ВВС Израиля, нарушивших воздушное пространство страны вблизи города Пальмира. Между тем, израильская сторона не подтверждает информацию о сбитом самолете, утверждая, что выпущенная сирийской армией ракета в свою очередь была перехвачена системой ПРО дальнего действия «Хец-3»( Arrow-3), и самолеты не пострадали. Подобная эскалация не осталась незамеченной в МИД РФ, где  для дачи разъяснений был вызван посол Израиля в Москве Гарри Корена. Несмотря на то, что эпизод остался непрокомментированным израильским посольством, жест можно считать достаточно прозрачным: «Россия не будет сидеть, сложа руки, при несанкционированной агрессии против своего союзника».

Весьма угрожающей, с точки зрения возможных последствий, является ситуация с дамбой Фурат вблизи Табки, где в результате боев с применением тяжелого вооружения между отрядами вооружённой коалиции «Демократические силы Сирии» и боевиками группировки ИГ, произошло частичное обрушение крупнейшей в стране плотины на реке Евфрат. ИГ, к концу месяца продолжающее удерживать дамбу, с понятным намеком заявляет, что плотина обесточена и держится на честном слове.

Слова и дела

Как заведено, бои в воздухе и на земле сопровождаются с столкновениями в конференц-залах и переговорных. На открывшемся накануне пятом раунде межсирийских переговоров в Женеве правительственная делегация выдвигает на передний край актуальную в данный момент проблематику необходимости борьбы с террористами в пригородах Дамаска (Джобар и Кабун) и провинции Хама, в то время как оппозиция предпочитает обсуждать такие вопросы вечного, с точки зрения конфликта, порядка, как транзит власти. «Все террористические атаки имеют только одну цель — подрыв переговоров в Астане и в Женеве. Позиция правительства Сирии была всегда конструктивной. Мы никогда не угрожали покинуть переговоры, как во время астанинского процесса, так и в Женеве», — заявил постпред САР при ООН Башар Джаафари.

Данный комментарий представляется особенно актуальным в свете отказа вооруженной сирийской оппозиции от участия в третьем раунде переговоров в Астане. Российская сторона, в лице главы МИД РФ Сергея Лаврова, посчитала причины «окончательного решения» представителей вооруженных группировок в Сирии неубедительными. «Они ссылаются на нарушение режима прекращения огня, эти нарушения никогда не сводились к нулю, как и в любой подобной ситуации, это абсолютно естественный процесс. Главное то, что этих нарушений стало многократно меньше, чем до подписания соответствующих соглашений в конце декабря», — отметил глава внешнеполитического ведомства.

При этом политика выстраивания конструктивного диалога в Сирии начинает приносить реальные плоды. Ярким примером тому служат события в провинциях Идлиб и Дамаск, где, соответственно, сирийские повстанцы согласились предоставить жителям двух крупных поселков Фоа и Кефрая возможность покинуть свои дома в обмен на такое же решение властей САР в отношении боевиков и их семей в городах Мадая и Забадани. В прошлом месяце ООН назвала ситуацию в вышеперечисленных поселках «катастрофической» около 64 тыс. человек были вынуждены бороться за жизнь в условиях постоянных обстрелов, нехватки продуктов и товаров первой необходимости.

Процесс примирения также был продолжен в провинции Дамаск, где начался третий этап по возвращению жителей посёлка Ад-Диябия в свои дома. Процесс проходит согласно плану, составленному министерством по вопросам национального примирения, на первом и втором этапе под родной кров вернулись 2890 семей, это около 15 000 жителей Ад-Диябия. Восстановлены 80% электросетей, медицинский пункт, 4 школы и 9 колодцев питьевой воды. К реализации третьего этапа было решено приступить после возникновения уверенности в вопросе обеспечения безопасности жителям посёлка. В министерстве прорабатывается аналогичный план возвращения людей в еще несколько селений на юге провинции Дамаск.

Штурм Мосула

В уже знакомой по Алеппо динамике развивается кампания по освобождению от террористов Мосула. Непосредственно штурм городского массива – по данным иракского командования, вместе с продвижением штурмовых групп в западной части Мосула, к югу от мегаполиса продолжается зачистка населенных пунктов от расставленных боевиками мин и самодельных взрывных устройств. Замыкание кольца вокруг города – подразделения Контртеррористических сил ВС Ирака взяли под контроль два южных пригорода Мосула – Наблус и Ярмук. Паузы в ведении боевых действий – многочисленные жертвы среди мирного населения вынудили иракских военных приостановить наступательную операцию в западном Мосуле.

По сообщениям СМИ стало известно, что в результате авиаударов 17 марта в районе Джадида в Мосуле погибли более 200 человек. Российская сторона запросила специальный брифинг в Совете Безопасности ООН для обсуждения данной проблематики. После этого со стороны официальных представителей как армии, так и ополчения было заявлено и о пересмотре планов по зачистке в целом, и даже о смене контингента на местах: «в будущем подобные операции будут осуществлять войска, обученные для городского боя».

«И все бегут, бегут, бегут, бегут…»

В иракских СМИ утверждается, что Аль-Багдади распорядился распространить «прощальное напутствие» среди «клириков и военных лидеров ИГ» закрыть «штабы ИГ, командующие воинами Аллаха». Также сообщается, что вслед за обращением Аль-Багдади резко возрос поток бегущих из Ирака в Сирию боевиков и полевых командиров группировки. И поскольку подтверждения распространённой иракским телеканалом Al Sumaria информации не поступало, скорее всего, сведения являются примером ведения психологической войны и направлены на дезориентацию противника, который продолжает ожесточенное сопротивление в западном Мосуле. При этом практически бесспорной признается информация о том, что сам главарь ИГ покинул западный Мосул перед тем, как войска отсекли боевиков в этой части иракского мегаполиса от баз террористов в городе Тель-Афар. В этом отношении отношении весьма символичным является взятие 29 марта мечети «Ан-Нури», где в июле 2014 года Аль-Багдади объявил о создании террористической группировки ИГ.

Российско-египетское сотрудничество

С 3 по 5 марта в Каир с официальным визитом присутствовала парламентская делегация во главе с председателем Совета Федерации РФ Валентиной Матвиенко. В центре обсуждений на встречах с президентом Египта, премьер-министром и председателем Палаты депутатов парламента АРЕ находились вопросы развития межпарламентского сотрудничества, совместной борьбы с терроризмом и восстановления авиаперелётов. С последним пунктом египетские власти связывали большие надежды, последние полтора года усиливая меры безопасности в аэропортах в соответствии с требованиями российской стороны.

Несмотря на явное стремление египетских коллег форсировать принятие положительного решения по этому вопросу Москва не торопиться возобновлять авиасообщение, поскольку в Египте продолжает идти война. Так, 23 марта в ходе операции египетской армии и сил внутренней безопасности против группировки «Велайят Синай» обе стороны понесли серьёзные потери в живой силе. На уничтожение 15 боевиков силами антитеррора фидаины ответили подрывом бронемашины египетских ВС, где погибли 10 военнослужащих. Переход к партизанским методам ведения войны, опробованным «Талибаном» на афганских просторах, многократно усложняет задачу по искоренению радикального элемента на территории страны.

Подпольная позиционная война предполагает атаки на места отправления культа, образовательные учреждения и различные богословские организации. Места, где общественность получает прививку против одного из самых главных инструментов в арсенале террористов – идеологии. Неудивительным в данном контексте представляется подрыв здания исламского института в административном центре египетской провинции Северный Синай городе Эль-Ариш. Исламский институт в Эль-Арише является отделением всемирно известного мусульманского университета Аль-Азхар Необходимо подчеркнуть, что присутствие строгого географического критерия в названии египетской ячейки ИГ отнюдь не гарантирует спокойствие во всей остальной части страны, это доказывают прошлогодние теракты в Каире.

Как известно, война в XXI веке – дело техники. В данном контексте знаменательными представляются скорые (вторая половина 2017 г.) поставки по контракту в Египет 46 российских многоцелевых боевых вертолетов Ка-52 «Аллигатор».

На двусторонней российско-египетской экономической повестке также находится  модернизация крупных объектов, построенных специалистами СССР, включая Асуанскую ГЭС, создание особой промышленной зоны для производства на территории Египта продукции российского машиностроения для стран Ближнего Востока и Северной Африки в районе Суэцкого канала и т. д. Стратегическим, с точки зрения вопросов региональной безопасности, является соглашение о строительстве первой в Египте атомной электростанции с участием российской госкорпорации «Росатом», а именно вопрос взаимодействия с отработанным топливом (строительство резервуаров, процесс утилизации и т.д.).

Страховка по-саудовски

Монархии Персидского Залива также проявляют интерес закупке продукции российского ВПК. Согласно комментариям гендиректора госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова по итогам прошедшей в Абу-Даби оружейной выставки IDEX-2017 Кувейт и Саудовская Аравия намерены приобрести российские танки стрелковое оружие, артиллерийские, ракетные системы, и вертолеты.

При этом в самом королевстве перед проведением IPO крупнейшего в мире энергетического холдинга Saudi Aramco было принято решение о снижении налогов для компаний соответствующего сектора с 85% до 50%. Данное решение свидетельствует о чрезвычайной важности для Королевства грядущего размещения акций, поскольку высвободившиеся после снижения налога средства должны максимизировать рыночную стоимость холдинга. Это, несмотря на тот факт, что по нынешним оценкам совокупная стоимость таких крупнейших мировых компаний, как Apple, Google, Walmart, City Band, Exxon Mobil не составляет даже половины потенциальной стоимости Saudi Aramco.

Необходимость проведения экономической реструктуризации, на которую будут направленны вырученные на IPO средства, и жесточайший бюджетный кризис вынуждают саудовцев искать дополнительные источники финансовых поступлений и диверсификацию рынков сбыта. Именно с этими целями король Салман Абдул-Азиз ас-Сауд в марте отправился в месячное турне по странам Азии. Наиболее знаменательной в цепочке посещений стал визит в КНР, где были подписаны двусторонние меморандумы и договоры, охватывающие все сферы «от энергетики до космоса», общей стоимостью в  65 млрд. долл.

Йеменский кризис

Подобная перестраховка саудовцев может объясняться неудачами, которые преследуют руководителей королевства сразу на нескольких направлениях. Так, например,  сторона, поддерживаемая саудовцами в йеменском конфликте, пережила не лучший для себя месяц. Более двадцати человек погибли в результате ракетной атаки на мечеть, расположенную на территории военной базы «Кофаль» в йеменской провинции Мариб, где дислоцированы верные йеменскому президенту Мансуру Хади войска.

Следующий шаг хуситов в противостоянии был сделан на информационном фронте противостояния. Суд в столице Йемена Сане, контролируемой боевиками шиитского движения «Ансар Алла», «за подстрекательство и помощь агрессору, Саудовской Аравии, и её союзникам» приговорил к смертной казни президента страны Хади и нескольких высокопоставленных чиновников, включая посла Йемена в США Ахмеда Авад Бин Мубарка и бывшего министра иностранных дел Рияда Ясина. Таким образом, повстанцы придали дополнительное правовое обеспечение своей борьбе против режима, и начали формировать параллельные институты государственности, основывая свою деятельность на их решениях.

«Трамповщина»

В свете популяризации российского оружия на нетрадиционных для Москвы рынках, администрация Дональда Трампа  намерена закрепить свое присутствие в качестве поставщиков продукции ВПК в монархии Залива. С такого ракурса логичной выглядит «разморозка» крупной оружейной сделки с Бахрейном стоимостью почти $ 5 млрд на поставку 19 многоцелевых истребителей F-16, комплектующих и сопутствующего оборудования, вроде радарных систем обнаружения.

Оценка влияния фигуры президента Трампа на новую реальность в ближневосточной повестке будет одной из главных тем для обсуждений на открывшемся 29 марта в Иордании 28-м саммите Лиги арабских государств. По сообщениям, в центре дискуссий между королями Саудовской Аравии, Иордании, главами Египта и Палестины, генсеком ООН в данном блоке будет отношение команды Д. Трампа к палестино-израильскому урегулированию, прежде всего, приверженность Вашингтона принципу «двух государств для двух народов». В данном контексте итог проведенных телефонных переговоры между Д. Трампом и М. Аббасом представляются обнадеживающими для «арабской улицы». Белый Дом заявил о «принципиальной возможности мира между палестинцами и израильтянами» и намерении Вашингтона поспособствовать его скорейшему заключению. Важно отметить то, что на встрече с Б. Нетаньяху в феврале Трамп подтвердил свое желание перенести посольство США в Иерусалим, отказался от жесткой критики строительства поселений, которую практиковал его предшественник, а также заявил, что  ему не важно сколько государств будет в итоге на спорных территориях: «Я рассматриваю два государства и одно государство, и мне нравится то, что нравится обеим сторонам».

***

Несмотря на успехи сил, противостоящих террору, потерю ИГ территорий и живой силы, интенсивность боевых действий не снижается, меняется лишь вектор движения наступательных кампаний, поэтому число беженцев из Сирии в соседние страны (Турцию, Ливан, Иорданию, Ирак и Египет) продолжает расти – к концу марта 2017 г., по сообщениям UNHCR, оно превысило 5 млн человек. На протяжении 2016 года число беженцев из Сирии в этих странах держалось на уровне 4,8 млн человек. Однако, согласно новым данным наблюдателей гуманитарных миссий и властей Турции, с начала 2017 года фиксируется стабильный рост количества лиц, бегущих от ужасов современной войны.

 

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: февраль 2017 г. (дайджест)

В феврале 2017 г. получают свое развитие процессы, стихийно зародившиеся или тщательно спланированные еще в 2016 г.  На разных этапах и с различной степенью интенсивности проводятся операции по освобождению от террористов Мосула и Ракки, что помимо всего прочего является знаковым имиджевым уроном для последователей ИГ (запрещенная в России террористическая группировка). Армии Сирии и Турции в северных провинциях САР выходят на позиции, ранее согласованные как линии разграничения, избегая прямых столкновений и демонстрируя приверженность ранее заключенных при посредничестве Москвы договоренностей. Саудовская Аравия выражает непреклонность по вопросу выстраивания диалога с Ираном на фоне трудностей в йеменской военной кампании. Египет на своей. Российская Федерация  силовой компонент (сирийская армия к 26 февраля при помощи российских ВКС освободила от ИГ более 60 населенных пунктов с начала года) сопровождает работой по гуманитарному (поставки продовольствия в осажденные районы) и дипломатическому (вторая встреча в Астане) направлениям.

 Штурм «столицы» в Сирии

4−5 февраля руководством Ирака было объявлено о начале «третьей фазы» операции по освобождению Ракки от боевиков ИГ. Напомним, что начало операции «Гнев Ефрата» приходится на 5 ноября 2016 года. Согласно заявлению пресс-секретаря штаба коалиционных сил «Гнев Евфрата» Джигана Шейх Ахмада, цель «третьей фазы» – освобождение восточных районов провинции Ракка вплоть до реки Евфрат.

Наступление началось сразу на двух направлениях к северо-востоку от Ракки. В ходе наступательной операции за двое суток курдам удалось продвинуться вперед на 16−18 километров, взяв под контроль селения Дукхан, Абу Натулия, Хади и Бир Саид. Ударной силой операции выступают курдские «Отряды народной самообороны» (YPG), составляющие до 80% всех сил СДС, при активной поддержке ВВС США. Высокая значимость роли курдских вооруженных сил в планах Пентагона подчеркивается фактом визита в районы Сирии, находящиеся под контролем курдского ополчения, главы сенатского Комитета по делам вооружённых сил Конгресса США Джона Маккейна. В ходе конфиденциальной поездке обсуждались «контртеррористическая кампания против ИГ, а также детали операции по освобождению Ракки».

При этом среди союзников США по антитеррористической коалиции «согласья нет» – 6 февраля турецкая артиллерия и авиация нанесли удары по позициям курдских YPG в анклаве Африн на севере сирийской провинции Алеппо, восточнее города Африн в районе селений Мараназ, Вилат аль-Кади, Шейх Исса (2 км восточнее города Тель-Рифаат). Дальнейшая эффективность кампании по зачистке Сирии и Ирака от террористического элемента будет зависеть от способности Вашингтона лавировать между двумя влиятельными силами в регионе, не позволяя их противоречиям влиять на ход операции.

Министерство обороны США успешно выступает в качестве рецензента собственной операции. Так, во время брифинга 17 февраля представитель Пентагона Джефф Дэвис заявил, что командование Исламского государства, чиновничий аппарат и поддерживающее боевиков население начали покидать свою сирийскую столицу. В Пентагоне не уточнили, сколько членов ИГ покинуло город, но подчеркнули, что «конец Ракки близок, и мы видим сейчас массовое бегство их командования по единственной свободной дороге на юго-востоке Ракки, которая ведет к Дейр-эз-Зору».

Reuters сообщает, что поддерживаемую ЦРУ программу помощи сирийским повстанцам заморозили из-за масштабной атаки со стороны исламистов, которые завладели частью поставленных из США вооружений и денег. Два источника в правящих кругах США в беседе с агентством сообщили, что приостановка помощи не связана с приходом к власти президента Дональда Трампа. Остается предположить, что виновными является вся команда Д. Трампа, поскольку администрация Б. Обамы не перекрывала каналы обеспечения «умеренной оппозиции», даже когда выяснялось, что кадры и оружие напрямую переходят в стан представителей «Аль-Каеды» в Сирии как во время программы «Обучи и оснасти».

Выстраивание рационального взаимодействия в таких многокомпонентных предприятиях, как война, подразумевает умелое использование наработанного базиса с союзниками. Так, новое руководство Минобороны США во главе с Джеймсом Мэттисом проводит обзор российско-американского меморандума об обеспечении безопасности полетов в воздушном пространстве Сирии в рамках пересмотра унаследованных от предыдущего руководства Пентагона соглашений. Согласно информации изложенной начальником штаба американских ВВС генерал Дэвидом Голдфином, «владеющие русским языком» офицеры американского центра операций ВВС на Ближнем Востоке и в Южной Азии, расположенного на базе Эль-Удейд в Дохе, ведут «каждодневный диалог с российскими партнерами». Эти консультации призваны «обеспечить предотвращение конфликтов между операциями» ВКС России и ВВС США в Сирии. Таким образом, в рабочем состоянии находятся каналы по снятию информационной неопределенности, сводящие к минимуму потенциал возникновения непреднамеренной ЧС.

Кто защищает Евфрат?

В северной провинции Сирии Алеппо произошло взятие вооружёнными силами Турции и отрядами сирийской оппозиции города Эль-Баб. Сообщение из Генштаба ВС Турции ознаменует собой реализацию турками одного из ключевых тактических компонентов в стратегии на сирийском направлении. Здесь необходимым представляется подчеркнуть, что линии разграничения между операцией коалиции «Щит Евфрата» и действиями подразделений сирийской армии являются хорошо согласованными, поскольку формально две антагонистично настроенные группировки войск действуют в непосредственной близости, концентрируя огонь на боевиках ИГ. Так, при поддержке российских ВКС войска Б. Асада освободили населенный пункт Тадеф – наиболее укрепленный форпост боевиков группировки ИГ на подступах к городу Эль-Баб, не только уничтожив внушительные силы противника (650 террористов),  но и полностью взяв под контроль дорогу, по которой снабжались боевики в Эль-Бабе, тем самым облегчив задачу турецким контрпартнерам.

При этом на дипломатическом треке накал противостояния не спадает. МИД Сирии в письме, направленном генсеку ООН и председателю Совбеза ООН, призвал Всемирную организацию оказать влияние на Турцию в вопросах отношений двух стран. По мнению Дамаска, турецкая агрессия в отношении Сирии продолжается в течение пяти лет и включает предоставление военной, материальной и материально-технической поддержки террористическим организациям. Уровень публичности и влиятельности целевого международного института говорит о том, что сирийское правительство не приравнивает договоренности между Анкарой и Москвой к нормализации по линии Дамаск-Анкара, что означает весьма узкие рамки для их ad hog взаимоотношений на фронтах.

Пересечение «красных линий»?

Президент Сирии Башар Асад продолжает линию постепенного отхода от использования исключительно силового инструментария при контактах с вооруженной оппозицией.  5 февраля президент подписал указ о продлении на пол года действия амнистии для сдавшихся с оружием. «Каждый, кто принял меры по благополучному и бескорыстному освобождению похищенного им человека, полностью освобождается от наказания, если сдастся в течение месяца с момента объявления настоящего законодательного указа», – заявляется в указе. Также Б. Асад санкционировал проведение 19 февраля выборов глав муниципалитетов города Алеппо, развивая концепцию нормализации жизни гражданских на освобожденных территориях в противовес убеждениям сторонников чрезвычайных мер для страны в условиях гражданской войны. Несмотря на это, наиболее активные представители международного сообщества продолжают оказывать давление на администрацию Б. Асада и ее союзников. Правозащитная организация Human Rights Watch в очередной раз обвинила правительство Сирии в применении химического оружии в последние месяцы битвы за Алеппо. На основании телефонных и очных интервью со свидетелями, а также анализа видеоматериалов, фотографий и постов в соцсетях, эксперты пришли к выводу, что за период с 17 ноября по 13 декабря 2016 года произошло по меньшей мере восемь эпизодов, когда правительственные вертолеты сбрасывали хлор на жилые районы Алеппо.

Отталкиваясь от собственной экспертизы, HRW призывает Совет безопасности ООН ввести санкции в отношении командования правительственных войск Сирии за применение химического оружия. В заявлении организации подчеркивается, что у правозащитников нет фактов, доказывающих непосредственную причастность России к случаям применения отравляющих веществ. В то же время,  что на российской стороне также лежит часть ответственности, поскольку Москва, по мнению правозащитников, явно располагает достаточным ресурсом влияния, чтобы принять меры по недопущению использования Дамаском химоружия в рамках совместной кампании.

Штурм «столицы» в Ираке

19 февраля  Премьер Ирака Хайдер аль-Абади объявил о начале операции по освобождению западной части Мосула от боевиков террористической группировки ИГ. Западный Мосул включает исторический центр города, где находятся старые рынки, большая мечеть и значительная часть правительственных учреждений. Военные считают, что битва здесь будет труднее, поскольку узкие улочки станут препятствием для использования танков и бронетехники. Напоминаем, что 24 января премьер-министр Ирака Х. аль-Абади объявил о полном освобождении восточного Мосула от боевиков ИГ, к концу следующего месяца в освобожденные районы вернулись уже около 30 тысяч человек.

Перед штурмом западной части города вооруженными силами была проведена работа по замыканию кольца (с разной степенью целостности существовало в течение трех месяцев) вокруг Мосула — под контроль правительства перешли две деревни к югу города, от террористов ИГ также были освобождены селения Бахира, Азба и Аль-Ляззака на западе. Одновременно авиация коалиции под руководством США продолжает наносить удары по позициям ИГ в городе с воздуха.

К 23 февраля иракскими ВС был взят аэропорт Мосула, одновременно перед Совбезом ООН спецпредставитель генсека ООН в Ираке Ян Кубиш выразил уверенность, что со взятием Мосула «дни так называемого ИГ будут сочтены». Вместе с тем он указал на «экстремально высокий процент» жертв среди гражданского населения города. Эта цифра при штурме западных районов иракского мегаполиса продолжит расти. Экспертами отмечаются факты усилившегося террора против местного населения в Сирии и Ираке со стороны боевиков группировки ИГ. Как пишет панарабская газета Asharq Al-Awsat, ссылаясь на информацию экспертов Египта, с целью устрашения террористы ИГ практически ежедневно проводят публичные казни гражданских лиц, схваченных при попытке покинуть контролируемые «халифатом» города. Также террористы в беспрецедентных масштабах пользуются тактикой прикрытия «живыми щитами», которые всё чаще создаются из женщин и детей.

При этом, судя по отсутствию в правозащитных организациях и свободных СМИ всплеска негодования аналогичного освещению штурма Алеппо, иракские войска нашли секретный ингредиент, автоматически обеспечивающий легитимность своих действий, самолетами сбросив на западный Мосул миллионы листовок, в которых предупредили жителей о приближении наступления для освобождения от террористов.

Диалог по-саудовски

Иран направил делегацию в Саудовскую Аравию для проведения переговоров по организации паломничества иранских граждан в этом году в Мекку и Медину. По сообщениям, иранское руководство готово к установлению прямого диалога Ирана с арабскими монархиями Залива. Акцент был сделан на том, что прагматизация взаимодействия должна проходить «без каких-либо предварительных условий». Саудовская Аравия на такой шаг отреагировала стандартным заявлением МИДа Королевства, в котором Иран был назван главным спонсором глобального терроризма, таким образом, отказавшись от призывов Тегерана к диалогу.

Саудовская радикальная позиция в отношении Ирана подкрепляется проблемами на йеменских фронтах. Со ссылкой на информационные ресурсы йеменских повстанцев-хуситов иранское агентство Fars передает о ракетном ударе шиитских мятежников Йемена по столице Саудовской Аравии, а именно, по военной базе к западу от Эр-Рияда. Таким образом, йеменские повстанцы решили продемонстрировать наличие у них средств поражения, способных нанести урон «оккупантам» уже на их территории. Абсолютная защита от ракетного удара не может быть гарантирована даже для столицы, по мнению саудовцев, именно благодаря Тегерану, поддерживающему хуситов. Возможно, это событие добавило вдохновения министру иностранных дел КСА на Мюнхенской конференции, где он заявил, что: «Иран остается единственным и основным спонсором терроризма в мире. Тегеран нацелен уничтожить порядок на Ближнем Востоке (…) пока Иран не сменит модель поведения, сотрудничество с подобной страной представляется весьма затруднительным».

Отрицательную динамику демонстрируют также саудовско-египетские отношения. Три риэлтерские компании Египта приостановили свои проекты в Саудовской Аравии, по которым ранее в 2016 г. крупные египетские фирмы в сфере недвижимости подписали предварительные соглашения с правительством Саудовской Аравии. Подобный пример является частью большого паззла, в котором Саудовская Аравия гарантирует реализацию своих национальных интересов через поддержку лояльных радикальных группировок в регионе (как это происходит в Сирии), в то время как Египет полностью сконцентрирован на внутренней повестке, где одной из проблем выступает террористическая угроза, подпитываемая сирийским конфликтом.

Системное противостояние

Руководство Египта проводит комплексную борьбу с радикалами ИГ, которые напрямую угрожают национальной безопасности государства. Данная идея подчеркивается в февральском видео за авторством исламистов, которое содержит угрозы в адрес египетских христиан и демонстрирует заявление боевика-смертника, осуществившего теракт в коптском храме столицы Египта в декабре 2016 года.

Каир достаточно успешно координируют свою борьбу против террористов на Синае с Тель-Авивом, который также заинтересован в снижении концентрации экстремистов у своих границ. Так, в ночь на 19 февраля беспилотник Армии обороны Израиля нанес удар по ракетному расчету боевиков на севере Синайского полуострова, уничтожив  четверо боевиков группировки «Вилайет Синай» в момент подготовки к запуску ракеты в сторону израильского города Эйлат.

Кроме того, начальник Генштаба ВС Египта осуществляет миссию посредника в непрямых переговорах между двумя ведущими политическими силами Ливии. В Каире генерал-лейтенант Махмуд Хегази провел отдельные встречи с главой признанного ООН ливийского правительства Файезом Сарраджем и генералом Халифой Хафтаром. По их результатам, ливийские стороны дали окончательное согласие на создание комитета, который займется внесением поправок в одобренный в 2015 году ООН план национального примирения в Ливии. Тенденция на примирение двух правительств освобождает ресурсы для борьбы с эмиссарами ИГ в Ливии, позволяет восстанавливать контроль государства на тех территориях, которые сейчас являются «кормовой базой» для террористов.

Ни ружьем единым

На этом фоне только растет поддержка действий России в Сирии, и представители государств региона охотно артикулируют данную позицию перед прессой. Так, 10 февраля, президент Ливана Мишель Аун на встрече с депутатами Госдумы в Бейруте заявил, что Россия «не преследует в Сирии свои цели, а защищает общие мировые интересы в борьбе за мир» и Ливан поддерживает усилия российских коллег. В то время как 11 февраля Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани заявил, что власти страны могут разрешить российским самолётам использовать воздушное пространство Исламской Республики для поддержки операции в Сирии.

В подобных вопросах количество коммуникативных связей на всех возможных уровнях (от межличностного общественного – до межинституционального государственного) играет принципиально важную роль. Поэтому с 1 февраля начала работать арабская версия официального сайта Министерства обороны России. Как сообщили в военном ведомстве, на интернет-портале Минобороны РФ арабоговорящая аудитория теперь будет получать информацию по ситуации в Сирии в специальном разделе. Ожидаются ежедневные публикации сообщений российского Центра по примирению враждующих сторон в САР, бюллетень по гуманитарной ситуации в городе Алеппо и других крупных населенных пунктах Сирии, новостная лента о самых значимых событиях в Вооруженных Силах РФ. Из-за слабо развитого, по сравнению с охватываемой аудиторией западных коллег, медийного сектора многие достижения российской операции в САР остаются незамеченными населением региона. Таким образом, остается нереализованным колоссальный ресурс влияния, потенциально могущий позитивно повлиять на условия, в которых приходится работать российским военным и гуманитарным служащим.

Например, только за 4 февраля российским Центром по примирению враждующих сторон проведено пять гуманитарных акций в городе Алеппо, в ходе которых произведена передача мирным жителям 3,3 тонны хлеба и 2 тыс. порций горячей еды. Гуманитарную помощь получили 2,7 тыс. жителей. Российскими самолетами с использованием парашютных платформ в район города Дейр-эз-Зор 3 февраля доставлено 20,8 тонн гуманитарных грузов (продуктов питания), полученных сирийскими властями по линии ООН.

Переговоры в Астане. Часть вторая

На первый взгляд, итогом переговоров по Сирии в Астане 16 февраля стала лишь очередная фиксация позиций гарантов переговорного процесса. Представители России, Ирана и Турции подтвердили свои намерения по контролю за соблюдением режима прекращения огня в Сирии. Сами консультации «не привели ни к чему конкретному», как заявил глава делегации вооруженной сирийской оппозиции Мохаммед Аллуш, не было принято общего документа. Также как и в прошлый раз, 23−24 января, прямых переговоров между представителями конфликтующих сторон  не состоялось. Более того, на этот раз делегация оппозиционных сил прибыла в Астану в усеченном составе. Не приехал в столицу Казахстана и спецпосланник ООН по Сирии Стеффан де Мистура, хотя и сделал заявление о том, что ООН поддерживает усилия России, Турции и Ирана по урегулированию в Сирии. Данный жест представителя международного сообщества в сирийском конфликте подчеркивает показательную приоритетность нового раунда переговоров под эгидой ООН, который начался 23 февраля в Женеве.

Однако вторая встреча в Астане не была совершенно безрезультатной. Начальник Главного управления Генштаба ВС России Сергей Афанасьев 16 февраля в ходе телемоста Москва – Астана – Дамаск заявил, что на переговорах в Астане удалось сформировать механизм обмена в Сирии насильственно удерживаемых лиц, прежде всего, женщин и детей. Он также отметил, что «впервые в положение о совместной оперативной группе, которое сегодня было утверждено, включен пункт об обмене телами погибших». Данные шаги являются особенно важными, поскольку действие протекает на Востоке, где символизм и ценности – категории более влиятельные, чем рационализм и интересы.

В свою очередь, директор департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ, заместитель главы российской делегации на переговорах в Астане Сергей Вершинин заявил, что итогом переговоров в Астане стало создание трехсторонней оперативной мониторинговой группы по перемирию в Сирии с участием Ирана, России, Турции, чья деятельность будет направлена на соблюдение сторонами конфликта режима прекращения боевых действий и укрепление взаимного доверия между вооруженной сирийской оппозицией и властями САР. Институализация достигнутых договоренностей также является показателем приверженности сторон согласованному ходу процесса, что косвенно свидетельствует о преодолении всеми тремя сторонами наиболее острых взаимных противоречий по поводу урегулирования сирийской проблемы.

***

В заключении хотелось бы привести заявление министра обороны России Сергея Шойгу о том, что основные задачи, поставленные президентом России Владимиром Путиным перед началом операции в Сирии, выполнены – нанесён существенный ущерб международным террористическим организациям в Сирии, нарушены их финансовая подпитка и система ресурсного обеспечения, предотвращён распад сирийского государства, практически остановлены гражданская война и попытки смены законной власти, управляемые из-за рубежа, прервана цепь цветных революций, тиражируемых на Ближнем Востоке и в Африке.

Российская авиация совершила 1760 вылетов, нанеся 5682 удара по инфраструктуре террористов. При этом ликвидировано 40 тренировочных лагерей, 475 пунктов управления, 45 заводов и мастерских по производству боеприпасов, 1500 единиц военной техники террористов, 3119 боевиков, в их числе – 26 полевых командиров.

Министр обороны сообщил, что в ходе боевых действий в Сирии апробированы 162 образца современного и модернизированного вооружения, которые показали высокую эффективность. Среди них – новейшие авиационные комплексы Су-30СМ и Су-34, вертолёты Ми-28Н и Ка-52. Тактические характеристики подтвердили высокоточные боеприпасы, крылатые ракеты морского базирования, впервые применявшиеся в боевых условиях.

В настоящее время в Сирии полноценно функционируют авиационная группа ВКС России на аэродроме Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе, на которых возведена современная военная и социальная инфраструктура. Подписаны международные соглашения, создавшие юридическую основу для долговременной эксплуатации данных объектов. «Это позволит поддерживать стратегический баланс в регионе, сдерживать распространение террористических группировок в Сирии и соседних с ней странах», — подытожил Шойгу.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Внутренние факторы сближения Турции с Россией: мир или перемирие?

С начала 21 века отношения России и Турции развивались по восходящей траектории, это было обусловлено взаимовыгодным экономическим сотрудничеством, в особенности в энергетической сфере. Однако, как и в 19, 18 и даже в 17 веках, отношения между Россией и Турцией движутся по синусоиде. Это говорит о том, что после каждого цикла-сближения следует цикл-конфронтации. Во многом, это связано с тем, что страна по-прежнему находится в процессе поиска своего места на мировой арене. Сейчас уже очевидно, что Турцию не устраивает положение только лишь региональной державы, политический истеблишмент в лице правящей Партии справедливости и развития (ПСР) пытается выдвинуть свои притязания на превращение Турции в мировую державу. При этом высшее руководство пытается балансировать в проведении своей внешней политики на противоречиях мировых держав, что зачастую приносит Турции определенные выгоды в краткосрочной перспективе, однако порою подобные попытки торговаться или шантажировать своих международных партнеров загоняют Турцию в политическую изоляцию.

Сейчас можно наблюдать довольно серьезное изменение во внешнеполитическом курсе Турции. Политическая элита страны, убедившись в ошибочности слепой веры в своих западных союзников, коренным образом пересматривает собственные взгляды на приоритеты внешней политики. Поворот в сторону России наметился еще в мае 2016 года. Тогда с поста премьер-министра был снят Ахмет Давутоглу. Это событие примечательно и символично тем, что именно этот человек был двигателем сближения Турции с Западом, а так же именно он в ноябре 2015 года заявил, что российский самолет был сбит по его личному приказу.

Через месяц 27 июня общественность увидела первые результаты переоценки внешней политики Турции. Президент Эрдоган направил Владимиру Путину письмо, в котором он выразил сожаления в связи с гибелью российского пилота Олега Пешкова. Данный шаг, осуществленный во многом благодаря личным связям правительственных и бизнес кругов двух государств, а так же при личном содействии президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, позволил сторонам прийти к взаимоприемлемому исходу. Россия была удовлетворена тем, что все-таки получила извинения, а Эрдоган сумел сохранить свое лицо, что очень важно для восточного лидера.

Вслед за этим в Турции в ночь с 15 на 16 июля была осуществлена попытка военного переворота, которая в итоге не увенчалась успехом. Военные потерпели фиаско, а действующий президент сумел сплотить вокруг себя не только турецкий народ, но и практически всю политическую элиту, которой под страхом проводимых в стране расследований по делу о причастности к перевороту пришлось так же выразить свою поддержку правящим кругам и выступить с осуждением путчистов.

Таким образом, данный неудавшийся переворот развязал Эрдогану руки в проведении единоличной внутренней и внешней политики, а так же позволил по-новому раскрутить образ «всемирного врага» проповедника Фетхуллаха Гюлена, который из политического и духовного наставника Эрдогана превратился в его главного противника. Мало того, что турецкое руководство обвинило его в осуществлении попытки государственного переворота, согласно заявлениям турецких официальных лиц, он так же оказался причастен и к инциденту со сбитым российским самолетом.

Переворот 15 июля стал своего рода катализатором смены вектора внешнеполитического курса Турецкой Республики с запада на Россию. При этом важно отметить, что без взаимной воли обоих государств данного сближения не могло произойти. Обе стороны только потеряли от снижения уровня двусторонних отношений. Причем, речь идет не только об экономическом сотрудничестве, но и о политическом взаимодействии.

Турция и Россия – два евразийских государства, которые играют огромную и порою даже решающую роль в разрешении глобальных проблем человечества. При взаимном сотрудничестве, и это уже видно сейчас, удалось разработать новые пути политического урегулирования сирийской проблемы. Активно набирает обороты переговорный процесс глав внешнеполитических ведомств России, Турции и Ирана. И он уже принес определенные результаты, о которых свидетельствует проведение межсирийских переговоров в Астане, в которых принимали участие не только представители официального Дамаска, но и сирийской оппозиции. Данный переговорный механизм развеял миф о безальтернативности коалиции во главе с США в разрешении кризиса в Сирии и борьбы с терроризмом.

При этом очень тревожным является тот факт, что процесс восстановления двусторонних отношений России и Турции по-прежнему остается хрупким и неустойчивым. Об этом свидетельствуют трагические события, случившиеся в конце прошлого года, когда в Анкаре был убит посол России в Турции А.Г.Карлов. Сразу же после случившегося руководство Турции вновь обвинило во всем сторонников Фетхуллаха Гюлена, «просочившихся» в военные и государственные структуры Турции. Однако настораживает преждевременность данных заявлений сделанных, до проведения следственных мероприятий, а так же тот факт, что убийца состоял на службе в полиции, в рядах которой так же были проведены серьезные «антигюленовские» чистки после попытки государственного переворота.

Именно поэтому сегодня, восстанавливая и развивая отношения с Турцией, необходимо пристально следить за тем, чтобы за добрыми намерениями не скрывалась подковерная политическая игра каких-либо третьих сил. В противном же случае подобные отношения будет вновь ожидать период осложнения и конфронтации. Очень важно, чтобы стороны не останавливались на достигнутом и сумели выстроить отношения во взаимовыгодном русле, и только тогда можно будет понять, чем является данный виток российско-турецких отношений: всеобъемлющим миром или только лишь перемирием перед новым столкновением.

В.Аватков, С.Панов

——

Статья подготовлена в рамках проекта МГИМО «Внутриполитический процесс в Турецкой Республике на современном этапе»

Турция: декабрь 2016 (дайджест)

В области внешней политики в декабре главной темой стали российско-турецкие отношения. Особый статус им придало как трагическое убийство российского посла, так и ускоряющееся взаимодействие на уровне президентов, МИД, министерств обороны и экспертных сообществ. Отношения с Россией наложили отпечаток на взаимоотношения Турции с другими странами.

Во внутренней политике центральным вопросом остается процесс создания новой конституции. Завершается процесс согласования текста поправок с главным политическим союзником – Партией националистического движения. В ближайшее время проект будет представлен на рассмотрение Великого Национального Собрания Турции.

Принципиальным вопросом остается то, как будут соотноситься внутренние и внешние политические процессы и как они повлияют на отношения между Россией и Турцией

 

Российско-турецкие отношения в декабре 2016 года пережили сильнейший удар. В Анкаре 19 декабря был убит российский посол Андрей Генадьевич Карлов. Тем не менее, несмотря на трагедию процесс восстановления двусторонних отношений по-прежнему идет активно: 6 декабря Москву с официальным визитом посетил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым. Он встретился с президентом России В.В. Путиным, а также посетил МГИМО, где прочитал лекцию для студентов.

16 декабря Российский совет по международным делам (РСМД) в сотрудничестве с Центром стратегических исследований МИД Турции (SAM) провел в Анкаре международную конференцию «Углубление двусторонних отношений России и Турции». Напомним, что данное мероприятие стало ответным: первая подобная конференция прошла в Москве еще до начала кризиса в двусторонних отношениях, в октябре 2015 года.

20 декабря в Москве прошли трехсторонние переговоры между главами МИД России, Турции и Ирана. Параллельно с переговорами глав внешнеполитических ведомств шли переговоры министров обороны трех стран. По итогам трехсторонней встречи глав МИД было принято совместное заявление по Сирии. Основной прорыв связан с признанием того, что главная цель в Сирии – не смена режима, а борьба с терроризмом. Данные переговоры стали предтечей встречи лидеров 3-х стран в Астане в середине января.

Уступки со стороны Турции продолжились, когда 27 декабря президент Турции Р.Т. Эрдоган в ходе пресс-конференции заявил, что коалиция, возглавляемая США, оказывает поддержку террористам, а не борется с ними. Несмотря на то, что данное заявление вызвало фурор в российских СМИ, оно не является первым в своем роде. Например, такие же обвинения от президента Турции можно было услышать еще 17 ноября во время выступления в пакистанском парламенте. Таким образом, поворот в американской политике связан, скорее всего, не с улучшением российско-турецких отношений, а победой Дональда Трампа на президентских выборах.

Тем не менее, активное взаимодействие России и Турции дало серьезные положительные результаты: 29 декабря президент России Владимир Путин объявил о начале перемирия в Сирии, что было бы невозможно без предварительного согласования данного плана с Турцией. Закрепить данные успехи должны переговоры в Астане в январе 2016 года.

 

Американо-турецкие отношения

На фоне российско-турецкого сближениям остаются вопросы относительно будущего развития отношений между Турцией и США. Нынешняя политика Турции даёт основание полагать, что она активно использует переходный период в США для укрепления своих позиций в регионе. Более того, Турция видит, что с приходом администрации Трампа высока вероятность, что позиция Америки по Сирии может измениться.

В результате Турция перешла к политике критики курса, который велся при Обаме. Также она теперь пытается играть роль лидирующий силы в регионе, которая может учитывать, а может и не учитывать американские интересы при реализации своей политики. Проявлением этого стало заявление 30 декабря министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, согласно которому потенциально США могут пригласить на трехстороннюю встречу в Астане.

Такая расстановка сил делает особенно интересным будущее американо-турецких отношения после официального вступления Трампа в должность президента.

 

Исламское направление

Турция продолжает проводить многовекторную политику. Одним из самых главных направлений этой политики является взаимодействие с мусульманскими странами. Напомним, что Турция является председателем Организации исламская конференция до 2019 года. 22 декабря прошло внеочередное заседание данной организации, председателем которой выступил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Главной темой заседания стала ситуация в Алеппо и другие последние события, происходящие в Сирии.

Интересно, что заседание прошло сразу через день после трехсторонних переговоров в Москве представителей России, Ирана и Турции. Таким образом, договоренности, достигнутые в Москве были доведены до всех мусульманских государств.

 

Мост между Европой и Западом

Располагаясь между двумя континентами, Турция вынуждена находить общий язык как со странами, являющимися частью европейской цивилизации, так и со странами Востока. Чередовать это Турции получается довольно успешно: 13 декабря Турцию с официальным визитом посетил министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек. Главной темой стало сотрудничество в торговой и экономической сферах.

В то же время уже 18 декабря прошло второе заседание Комитета высшего сотрудничества Турции и Катара в Трабзоне. Его лично посетил президент Эрдоган. Задачей комитета стал поиск дальнейшего углубления сотрудничества двух стран, которое и так уже находится на высоком уровне во многих сферах от военной до экономической.

 

Внутренняя политика

В области внутренней политики по-прежнему первичным вопросом остается разработка проекта новой конституции. Практически ежедневно поступает информация из парламентской комиссии по разработке конституции об успехах и неудачах.

Необходимо отметить, что речь уже ведется в основном не о создании новой конституции, а о внесении в нее масштабных поправок. Скорее всего, данное решение является компромиссным, чтобы прийти к согласию с оппозицией, в первую очередь, Народно-республиканской партией.

Метод внесения изменений, а не пересмотра также упрощает работу экспертов, поскольку дает возможность отслеживать какие изменения в какие конкретно статьи будут вноситься.

С 20 по 30 декабря проходили совещания представителей Партии справедливости и развития и Партии националистического движения по вопросу внесения изменений в конституцию. Напомним, что на данный момент голосов представителей этих двух партий хватит для того, что новый основной закон был вынесен на общенародный референдум.

По результатам совещания стороны объявили, что они достигли соглашения по целому ряду вопросов, среди которых:

  1. Возрастной ценз для получения права быть избранным на парламентских выборах был снижен с 25 до 18 лет.
  2. Выборы президента и членов парламента будут проводиться в один день каждые пять лет.
  3. Общее число депутатов будет увеличено с 550 до 600 человек.
  4. Обязательным для получения права быть избранным президентом станет наличие турецкого гражданства с момента рождения (по всей видимости, это является реакцией на беженцев из Сирии).
  5. Президенту также будет позволено совмещать пост лидера партии и президента.
  6. Будет полностью упразднено военное судопроизводство.
  7. Следующие выборы президента и премьер-министра состоятся 3 ноября 2019 года.

Ожидается, что все эти изменения будут внесены на разбор парламента во второй половине января 2017 года. В случае, если проект получит поддержку более 330 депутатов, изменения будут вынесены на общенародный референдум.

 

Проблема терроризма

По-прежнему актуальной остается тема терроризма. 10 декабря взрывные устройства были приведены в действие у стадиона «Бешикташ», где одноименная футбольная команда проводила матч с «Бурсаспором». Всего было взорвано две бомбы в промежуток в 45 минут. Число погибших составляет 38 человек. Среди них 30 – полицейские. Ответственность за теракт на себя взяла организация «Соколы свободы Курдистана», которая раньше являлась крылом Курдской рабочей партии (ПКК).

Данный теракт повлек за собой новую волну расследований в отношении курдских активистов. 12-13 декабря были задержаны 568 человек, среди которых 190 человек являются членами региональных отделений прокурдской Демократической партии народов.

Партия справедливости и развития уже не единственная партия, которая активно использует эту тему в своих политических кампаниях. Лидер НРП Кемаль Кылычдароглу, выступая 18 декабря перед своими сторонниками, также поднял тему важности борьбы с терроризмом. В частности, он заявил следующее: «Если мы будем сильными, если мы будем вместе, если мы будем вместе прямо выступать против терроризма, мы спасем нашу страну от этой угрозы».

Другое схожее заявление пришло из штаба Партии националистического движения. Ее лидер, Девлет Бахчели, заявил, что «предатели хотят закрыть выходы на улицу. Они надеяться сделать в городах то, что у них не получилось сделать в горах. Мы не дадим им этого сделать».

Таким образом, политический дискурс трех главных партий по поводу терроризма уже ничем не отличается. Вообще различий между ними становится все меньше и меньше. На фоне всего этого перестает быть удивительно, почему они так успешно вместе продвигают поправки в конституцию.

 

Падение рейтинга Демократической партии народов

Активная антикурдская политика правительства и 3-х парламентских партий дала свои плоды. В отчете, который был подготовлен исследовательской компаний ORC, дана информация по поводу того, как бы распределились голоса между четырьмя парламентскими партиями, если бы выборы в Меджлис прошли завтра. Особенно интересно сравнить эти цифры с результатами выборов, которые прошли год назад 1 ноября.

По данным ORC, 52,8% избирателей отдали бы свои голоса за правящую Партию справедливости и развития (год назад было 49%), Народно-республиканская партия получила бы 23,4% (25% годом ранее), Партия националистического движения – 15% (в 2015 году – 11,93%). Демократическая партия народов получила бы 7% голосов, не преодолела бы порог в 10% и не получила бы места в парламенте. Напомним, на выборах 1 ноября ее результат составил 10,7%.

Таким образом, политика давления на курдов способствовала укреплению не только Партии справедливости и развития, но и их на данный момент главных союзников – Партии националистического движения.

Опрос представил и другие важные показатели. 61% опрошенных высказался за переход к президентской форме правления. Также Партия националистического движения сумела полностью преодолеть внутрипартийный кризис. Напомним, что с января по май 2016 года внутри партии шла активная борьба за проведение выборов нового председателя. Поводом для этого послужила экстренная госпитализация действующего председателя партии Девлета Бахчели в больницу в январе. Однако партийная борьба уже осталась в прошлом и подтверждением этого является 81% опрошенных, высказавшихся против проведения выборов в партии.

Противоположная ситуация в Народно-демократической партии. 63% выступают за смену лидера партии Кемаля Кылычдароглу. Стоит отметить, что это уже не первый раз, когда поступают подобные предложения, но по-прежнему они не смогли возыметь никакого успеха.

Последние данные опроса касались степени доверия народа к президенту. И здесь также результаты можно назвать положительными для Партии справедливости и развития. 72% опрошенных заявили о полной поддержке политики Реджепа Тайипа Эрдогана.

 

***

Подводя итоги, необходимо сделать один важный вывод: сложившаяся в декабре формула отношений Турции с Россией и другими странами не является системой. Это только временная расстановка сил, которая может развалиться в любой момент, но которая также оставляет надежду на будущее успешное развитие отношений России и Турции. 

Необходимо учитывать, что конституционный процесс в Турции движется к своему завершению. Его финальной точкой станет референдум, для которого Партии справедливости и развития придётся собрать все свои силы, чтобы создать легитимную общенациональную основу новой государственной системы. Если только внутренних ресурсов окажется недостаточно, могут быть задействованы и внешнеполитические. Однако пока непонятно, что внешнеполитические ресурсы будут из себя представлять. В любом случае, в интересах России внимательно отслеживать политические процессы внутри Турции.

 

В.Аватков, М.Кочкин

Арабские страны: ноябрь 2016 (дайджест)

Арабские страны: ноябрь 2016 г. (дайджест)

8 ноября 2016 года Дональд Трамп был избран новым президентом США. Это событие, несомненно, стало поворотным и для арабского мира, ведь Вашингтон является одним из крупнейших акторов в регионе. Интересно, что позиции ближневосточных государств относительно будущих возможностей сотрудничества с новым американским президентом оказались непохожими друг на друга. Также ноябрь ознаменовался первым крупным успехами сирийской армии по освобождению города Алеппо с 2012 года. При поддержке российской авиации правительственным войскам удалось взять под контроль восточный район города. По оценкам экспертов, на данный момент очевидно, что террористы будут полностью вытеснены из Алеппо, однако специалисты расходятся во мнении относительно сроков окончания операции по освобождению города.

 

Кем станет Дональд Трамп для Ближнего Востока?

8 ноября 2016 года неожиданно для многих экспертов и обывателей новым главой Белого дома был избран миллиардер Дональд Трамп, известный своими резкими заявлениями в том числе в адрес арабов и мусульман, что не могло не привлечь внимание со стороны как политического истеблишмента, так и широких масс в ближневосточных государствах. Интересно, по данным опроса общественного мнения, проведенного Арабским центром политических исследований (базируется в Вашингтоне) в девяти странах Ближнего Востока (Алжир, Египет, Ирак, Кувейт, Марокко, Иордания, Палестина (Западный берег реки Иордан и сектор Газа), Саудовская Аравия и Тунис)), 65 процентов жителей Саудовской Аравии заявили, победа Хиллари Клинтон положительно скажется на арабскиом регионе.

Победа Дональда Трампа стала большим шоком для лидеров политического ислама как суннитских в лице “Братьев мусульман”, так и шиитских, представленных правящим режимом в Иране. За последние восемь лет страны-представители обоих направлений ислама приложили немало усилий к тому, чтобы научится работать с демократами и выстроили определенные отношения с Вашинтоном. Арабские политики продолжили бы развивать отношения с Хиллари Клинтон, не нуждаясь в политическом повороте на 180 градусов Однако этого не произошло. Дональд Трамп, известный своей враждебностью и недоверием к исламским политическим элитам, имеет четкую антииранской позицию, явно отказываясь от любых позитивных отношений с Исламской Республикой, ведь как он считает Иран главным спонсором терроризма в регионе.

Несмотря на то, что позиция нового президента США по Ирану будет более ясной после того, как он официально вступит в должность, можно с уверенностью констатировать, что в отношении Ближнего Востока Трамп намерен начать жесткую военную политику против всех экстремистских группировок, которые провозглашают религиозные фундаменталистские лозунги, чтобы немедленно устранить их.

Если Иран явно не будет другом или союзником американчев в эпоху ДональдаТрампа, то в отношении сирийского кризиса его позиция более противоречивая. В частности это касается готовности сотрудничать с Россией по сирийскому уригулированию. Трамп считает, что его приоритетом является устранение ИГ (запрещена в РФ) и зачистка территории Сирии от боевиков. Тогда возникает вопрос, как он собирается одновременно работать по Сирии вместе с Москвой, отстранившись от Ирана, и выступать за отказ признавать Башара аль-Асада законным президентом.

При этом Трамп ясно дал понять, что он выступает за прочные отношения с уже привычными нам союзниками Америки на Ближнем Востоке, в том числе с Египтом, Иорданией, ОАЭ, Катаром и Саудовской Аравией. Эти суннитские государства, как представляется, довольны уходом администрации Обамы. Ведь они – особенно саудовцы – воспринимают подписание ядерного соглашения с Ираном как предательство со стороны Вашингтона. Теперь же, антииранская риторика Дональда Трампа дает странам Залива надежду на “восстановление справедливости”.

Избранный президент провел мощную избирательную кампанию, используя противоречивую, но популярную риторику, к примеру, о запрете на въезд в США для мусульман и депортации всех нелегальных иммигрантов. Однако позже он изменил некоторые из своих замечаний, которые были расценены как оскорбительные для мусульман. Но несмотря на это, исламский мир наодится в ожидании новой эры американско-арабских отношений.Те, кто был недоволен политикой Барака Обамы приветствует новую республиканскую администрацию, в то время как те, кто выиграл от его политики будут очень разочарованы, так как политика нового американского президента явно придаст новый импульс активности США в регионе.

 

Сирийская армия заняла ключевые районы Алеппо

  28 ноября 2016 года сирийские правительственные войска и их союзники при поддержки российской авиации захватили контроль над ключевыми районами воточной части города Алеппо. Этот город имеет ключевое стратегиеское значение, так как явлется Сирия крупнейшим экономическим центром Сирии.

С 2012 года Алеппо находится под контролем боевиков ИГ и других террористических групп, и сегоднящние купные успехи сирийской армии по освобождению города ознаменовали поворотный моментом в пятилетнем конфликте. Ведь, если правительственным войскам удасться захватить все восточные районы Алеппо, то правительство президента Башара аль-Асада будет находиться у власти в четырех крупнейших городах страны, а также в прибрежной области. Таким образом, справедливо полагать, что у ИГ и радикальной оппозиции нет шансов удержать ключевые центры страны.

Но несмотря на то, что на сегодняший день стало понятно, что Алеппо находится явно не под контролем демократических сил, порющихся против тирана-Асада, некоторые западные аналитики продолжают критиковать военную операцию сирийской армии в Алеппо.

Так, например, Чарльз Листер, старший научный сотрудник Вашингтонского Института Ближнего Востока, считает, что сам город Алеппо являлся базой умеренной оппозиционной деятельности, поэтому, если он будет захвачен провительственными силами, “это станет непереносимым ударом для умеренной оппозиции”, с которой и борется Башар аль-Асад. С тех пор, как Алеппо присоединился к восстанию четыре года назад во время Арабской весны, в восточной части города была сделана попытка установить “модель управления без Асада”. Были избраны местные лидеры, создана собственная систем образования и выстроены торговые отношения с повстанцами из приграничных деревни и с соседней Турцией. В результате американский исследователь делает вывод, что восточные районы, занятые исключительно умеренной оппозицией, подверглись жестокому наступлению со стороны правительственной армии и российским авиаударам.

Подобная оценка происходящего сегодня в Алеппо далеко не редкость. Несмотря на то, что даже новоизбранный президент США признал, что  основная проблема Сирии – террористы и даже заявил о готовности сотрудничать с Россией, чтобы решить эту проблему, большинство стран Запада продолжают поддерживать оппозицию и обвинять Башара аль-Асада в массовых убийствах мирных жителей.

Однако сложившиеся на сегодняший момент реалии могут дать аль-Асаду реальный шанс изменить ситуацию в стране и остановить гражданскую войну. В этом мысле в его пользу играет смена администрации в США, крупнейший прогресс на поле боя за последние пять лет, нормализация отношенияй между Москвой и Анкарой, а также явное моральное и материальное ослабление ИГ в силу начала военной операции по освобождению иракского Мосула и сирийской Ракки – провозглашенных центров исламского халифата. Таким образом, справедливо предположить, что, если Дамаску удастся удержать достигнутый успех, в ближайшее время контроль над значительной частью территории страны перейдет к правительственным силам.

 

Ирак ожидает поддержки от Трампа в борьбе против ИГ

  21 ноября 2016 года министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джафари заявил, что в ходе военной операции по освобождению Мосула от боевиков ИГ уже около одной трети города взято под контроль иракской армии и собзников. Причиной знаительных успехов операции, по мнению аль-Джафари, является “высокая степень скоординированнности и сплоченности между ее участникми”: иракскими силами безопасности и международной коалицией против ИГ под руководством США.

Действительно, с начала широкомасштабного наступления иракских военных и курдских ополценчев под Мосулом достигнут ощутимый прогресс:  убито около тысячи боевиков, взяты в плен около 600 (цит. по “Al-Arabiya” – прим. автора). Очевидно, что на успех операции серьезно влияет степень поддержки иракских сил с воздуха со стороны междунаролной коалиции. В этом смысле крайне важно, какую позицию в ближайшее время займет  новоизбранный президент США Дональд Трамп, так как Вашингтон является лидером коалиции. Для Багдада важно, чтобы США продолжили оказывать многоуровневую поддержку Ираку как в его борьбе против ИГ, но и в восстановлении инфраструктуры Мосула после освобождения. В этой связи американскую финансовую поддержду Ираку в больбе простив ИГ можно сравнить с программой  плана Маршалла, согласно которому Соединенные Штаты помогли западным государствам восстановить свою инфраструктуру и экономику после Второй мировой войны. План Маршалла также был тесно связан с “доктриной Трумэна”, направленной на противодействие ширению зоны влияния СССР в мире. Представляется, что Багдад с удовольствием примет необходимую помощь от Вашингтона, который в свою очередь будет заинтересован в крепком закреплении собственных интересов в Ираке после освобождения второго по величине города в стране. Особенно после того, как позиции России в Сирии имеют явные и непоколебимые преимущества.

Ибрагим Аль-Джафари также заявил, что Ирак не допустит какой-либо активности со стороны Турции в районе общей границы, в том числе военного вмешательства в операцию. Опасения Багада очевидны: Турция опасается, что шиитские ополчения, которые поддерживают иракскую армию могут начать борьбу против суннитских туркменов в городе Таль-Афар (северо-запад Ирака), который находится на главной дороге, связывающей между Мосул и территорию Сирии. Этот город также был центром иракских повстанцев во время войны Ираке в 2003 году. В этой связи представляется, что в случае возникновения ирако-турецкой напряженности в районе границы власти Ирака обратятся к Евросоюзу как к посреднику в урегулировании с Турцией, предполагая, что ЕС имеет определенное вляние и рычаги давления на турецкое руководство, при этом так же отвергает вмешательство Анкары в Ирак.

 

Очевидно, что ноябрь во многом стал поворотным месяцем для Ближнего Востока. Приход новой, республиканской администрации открывает для стран региона новые возможности для сотрудничества, а арабские лидеры в большинстве своем, хоть и осторожно, но позитивно оценивают перспективы работы с Дональдом Трампом, несмотря на жесткую риторику последнего в адрес мусульман в ходе предвыборной кампании. На сирийском и иракском направлении в деле борьбе против ИГ за прошедший месяц продемонстрирован значительный прогресс. Если легитимным правительственным силам удасться удержать достигнуй успех, то большинство территории обеих стран все-таки будет зачищена от боевиков. Основной проблемой наступающих сейчас является то, что террористы использут мирное население в качестве живого щита, а покидать город запрещено под страхом смерной казни.

 

В.Аватков, Е.Кислова

Турция: ноябрь 2016 (дайджест)

Турция: ноябрь 2016 (дайджест)

В ноябре Турция продолжила идти по традиционному для себя курсу как в области внутренней, так и внешней политики. На внешнеполитической арене путем расширения контактов со странами из самых разных регионов мира Турция продолжает пытаться расширить свое присутствие за пределами традиционных для нее регионов влияния. Помимо этого, во внешней политике сохраняются традиционные ценности для современной внешней политики Турции, а именно политика защиты мусульман по всему миру и враждебность по отношению к великим державам.

Однако, несмотря на общую предсказуемость внешней политики, ей по-прежнему свойственна определенная импульсивность, особенно на сирийском направлении, что по всей видимости вызвано внутриполитическими противоречиями. Внутри страны правящая Партия справедливости и развития уверенно идет в сторону создания новой конституции. На данный момент идет согласование ее основных положений с двумя оппозиционными партиями. Успешно загнаны в угол курдские политические силы. Таким образом, Турция стоит на пороге внутриполитических преобразований, которые должны открыть новую главу в истории ее развития как государства.

 

Партия справедливости и развития успешно продолжает процесс разработки новой конституции. На данный момент основным вопросом является согласование ее с двумя оппозционнными партиями – Народно-республиканской партией и Партией националистического движения. После октябрьских арестов и предъявления обвинений Селахаттину Демирташу и Фиден Юксекдаг Демократическая партия народов фактически потеряла возможность политического влияния на работу Великого национального собрания Турции и таким образом выпала из процесса создания новой конституции.

Оппозиция в лице кемалистов и националистов в условиях сложившейся политической монополии правящей ПСР отказалась от попыток противодействия ей. Вместо этого, она пытается повлиять на формулировку наиболее важных статей нового основного закона. Наиболее активный диалог ведётся между Партией националистического движения и ПСР. Еще после выборов в ноябре 2015 года в СМИ высказывалось мнение, что именно националисты окажут поддержку ПСР в процессе создания новой конституции. По всей видимости, так оно и произойдет.

29 ноября в СМИ появилась информация о том, что ПСР направила националистам пакет из 12 статей, по которым последние не согласились с 4,5. Учитывая, что высока вероятность того, что эти статьи в том или ином виде войдут в финальную версию нового основного закона на них стоит обратить особое внимание:

  • Первая касается компетенции расширения полномочий президента в законодательной области. В частности, президент получит право, в случае обнаружения в законодательстве пробелов, самостоятельно издавать решения, имеющие силу закона (ордонансы), чтобы эти пробелы восполнить. До этого такими полномочиями было наделено только Великое Национальное Собрание Турции.

ПНД выступает против данного предложения, резонно задаваясь вопросом относительно того, смогут ли ордонансы президента реально решить важные законодательные проблемы, как это, например, было с законом о половых преступлениях против несовершеннолетних, который стал одной из самых обсуждаемых тем в Турции в ноябре.

  • Другая важная статья касается наделения президента правом распускать по собственному желанию парламент. Националисты выступают против данного предложения, настаивая на том, что не нужно создавать иерархию в отношениях парламента и президента.
  • Половинчатым вопросом Партия националистического движения признает вопрос преодоления вето президента. Хотя ситуация, при которой нынешний турецкий парламент мог бы разойтись во мнениях с президентом, выглядит нереалистичной, ПСР требует, чтобы парламент имел полномочия преодолевать вето президента только имея квалифицированное большинство, то есть порядка 360 голосов. Националисты не согласны, но пока и конструктивной альтернативы выдвинуть не могут.

Резонный вопрос возникает относительно того, что происходит на данный момент с Демократической партией народов, которая в качестве одной из основных направлений своей деятельности выделяет защиту меньшинств, в первую очередь, курдов.

Напомним, что еще в середине октября ее лидеры были арестованы и против них были выдвинуты обвинения. На данный момент расследование их дел продолжается, против них выдвигаются все новые обвинения, в частности, в осуществлении пропаганды в пользу террористической организации (то есть в пользу Рабочей партии Курдистана).

Нельзя не отметить, что уход с политической сцены на время таких значимых фигур, как Демирташ и Юксекдаг, помог Партии справедливости и развития более эффективно запустить процесс обсуждения новой конституции.

Давлению подвергаются не только лидеры и представители Демократической партии народов , но и все организации, которые в той или иной мере связаны с курдами. Как заявил 2 ноября Демирташ, в Турции за последнее время было закрыто 146 курдских печатных изданий и 20 телеканалов. Среди них единственная ежедневная газета, издаваемая на курдском языке, Azadiya Welat и единственное женское новостное агентство в Турции Jinha.

Таким образом все достижения Партии справедливости и развития первых лет ее нахождения у власти, а именно предоставление довольно широких свобод всем меньшинствам в Турции, открытие СМИ на курдском и других языках, создание школ курдского языка, сводятся на нет.

Логично, что в такой ситуации Рабочая партия Курдистана продолжает свою террористическую активность. Очередной теракт произошел в городе Диярбакыр 4 ноября, в результате которого погибли 8 человек, в том числе 2 полицейских. Начиненный взрывчаткой автомобиль взорвался у здания полиции.

Таким образом, Турция сейчас находятся в определенном порочном круге. Чем больше власти давят на курдов, тем более жесткий ответ дает Рабочая партия Курдистана. Это, в свою очередь, сопровождается новыми санкциями со стороны действующей власти. Однако результат один: от этого все больше страдают мирные жители как в курдских районах Турции, так и на западе страны.

 

Особенностью нынешней политической ситуации в Турции является довольно сильная подвижность политических акторов. Страна проходит через период трансформации и это позволяет новым политическим силам стремительно развиваться и выходить на национальную политическую сцену.

Примером такого быстрого политического взлета является совсем недавно возникшая партия Долунай. Примечательным является то факт, что в основе ее программы лежит объединение в единую политическую силу пастухов со всей страны.

Учредителем партии является Сердар Окуюджу, который в 2009 году вышел из Партии справедливости и развития, в которой он возглавлял молодежное крыло в Муданье. За короткий срок партия сумела открыть свои представительства в 60 провинциях страны. Ее официальной целью является борьба за власть на выборах  2019 года.

На первый взгляд такой проект может показаться несерьезным, но при более детальном рассмотрении становится понятно, что он имеет под собой довольно крепкую основу.

Ведь напомним, что на данный момент в Турции жители, проживающие в деревнях и маленьких городах поддерживают Партию справедливости и развития. Однако, безусловно, партия власти в силу необходимости мыслить и действовать глобально не может поставить только бедные слои населения во главу своей политики. Зато это сможет довольно успешно сделать Долунай, которая фактически займет нишу партии, защищающей бедные слои населения. А без своего «сельского» электората Партия справедливости и развития вряд ли сможет повторить свой успех на выборах 2019 года.

Поэтому за такими новыми игроками необходимо следить внимательно, в краткосрочной перспективе именно они способны повлиять на ситуацию в стране.

 

Государственное строительство в Турции идет полным ходом. Напомним, что в период после переворота несколько тысяч судей и прокуроров были отправлены в отставку по подозрению в сотрудничестве с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена.

В такой ситуации экспертами задавался логичный вопрос: сможет ли турецкое правительство найти новых высококлассных специалистов в этой области в такой короткий срок, чтобы обеспечить нормальное функционирование Турции судебной власти.

Как выяснилось, с данной задачей руководство страны справилось: в ноябре было назначено 3022 новых судьи в гражданские и уголовные суды и 918 – в административные суды.

Не остается сомнения, что недавно назначенные судьи будут в своих решениях учитывать политику Партии справедливости и развития, но возникают сомнения относительно того, смогут ли они грамотно разрешать даже те дела,которые не имеют политического значения. Ведь у них нет соответствующего опыта, а коллег, которые могли бы им помочь, осталось совсем немного.

Таким образом, по крайней мере в области судебной власти, можно отметить, что политика ПСР по борьбе с гюленистами привела к негативным для общества результатам: упало качество судебной защиты, под угрозой оказалась справедливость принимаемых судебных решений.

 

Внешняя политика

 

Большим преимуществом сайта министертсва иностранных дел Турции явялется то, что на нем ежемесячно выеладывается количественный отчет касательно внешнеполитических контактов на всех уровнях в государстве. Это дает возможность оценить внешнеполитическую активность Турции за конкретный период.

Сравнивая ноябрьские данные с данными за октябрь можно сделать следующие выводы:

Количество официальных визитов за ноябрь составило:

На уровне президента 9
На уровне премьер-министра 7
На уровне министров 114
На уровне депутатов 108
Общее количество внешнеполитических контактов: 550

 

Активность загранучреждений:

Интервью для СМИ 95
Пресс-конференции 12
Размещение официальных заявлений 14

 

 

 

Анализируя данные, представленные на сайте МИД Турции, в первую очередь, необходимо выделить довольно широкую георгафию заграничных визитов президента, что становится уже традиционной отличительной чертой многовекторной политики Турции. В ноябре президент Эрдоган сумел посетить Белоруссию, Узбекистан и Пакистан, таким образом охватив Восточную Европу, Центральную Азию и Южную Азию.

Во время своего визита в Белоруссию принял участие в открытии Минской мечети, что является особенно показательным. Эрдоган продолжает чувствовать себя лидером исламского мира или, по крайней мере, позиционировать себя в его качестве, активно участвуя во всех религиозных событиях в Европе. Защита исламских ценностей уже давно стало отличительной чертой турецкой внешней политики.

На фоне многовекторной политики Турции в Азии продолжаются ее  конфликтные отношения с Европейским Союзом. Все больше становится понятно, что спор между ними не имеет решения в ближайшей перспективе, что заставляет обратить особое внимание на российско-турецкие отношения.

Анализ российско-турецких отношений необходимо начать с интервью, которое посол России в Турции А.Г. Карлов дал в ноябре турецкой газете Миллийет. Напомним, что это не первый раз, когда российский посол использует одно из крупнейших турецких СМИ для донесения до турецкой общественности позиции России по основным вопросам российско-турецких отношений. В декабре 2015 в интервью той же Миллийет он впервые озвучил 3 условия, при выполнении которых была бы возможна нормализация отношений между двумя странами.

Теперь же он дал свою оценку перспективам, которые имеют российско-турецкие отношения в посткризисный период. Карлов заявил, что основным вопросом, который будет рассматриваться в ходе предстоящего в декабре визита в Москву премьер-министра Турции Б.Йылдырыма, станут торгово-экономические отношения между двумя странами. Однако он считает, что понадобится как минимум один-два года для достижения тех цифр, которые существовали до 24 ноября 2015 г. Но, по его мнению, важно другое, а именно то, что обе стороны демонстрируют желание достичь прежнего уровня отношений и даже его превысить

Карлов также затронул сирийский вопрос: “Мы поддерживаем сирийскую государственность. Если ее разрушить, то появится вторая Ливия. Любые внешнеполитические инициативы, которые мы могли бы предпринять вместе с Турцией, будут направлены на установление мира в регионе и во всем мире”.

Важные комментарии российский посол также сделал по вопросу взаимотношений Турции со своими западными партнерами. Он подчеркнул, что страны ЕС часто давят на Турцию, не дают ей развивать отношения с Россией и в своей политике используют принцип «Хорошо все то, что плохо для России».

 

***

Подводя итоги, необходимо сделать важный вывод: нынешнюю политику Турции необходимо рассматривать только в тесной взаимосвязи с ее внутриполитической ситуацией. Только в этом случае появится возможность дать трезвую оценку, например, заявлением президента Турции о том, что «турецкая армия находится в Сирии, чтобы свергнуть Асада».

Надо учитывать, что такие заявления направлены на внутреннюю аудиторию, поскольку ПСР вынуждена постоянно держать свой электорат в тонусе, поскольку в самом ближайшем будущем в Турции пройдет референдум, на котором будет решаться вопрос новой конституции. Подобные воинственные заявления не будут иметь никаких внешнеполитических последствий, но позволят избирателю ощутить значимость своей страны, ее способность оказывать влияние на ситуацию в регионе.

Поэтому нет никакой необходимости воспринимать данные заявления, как очередной переворот в отношениях. Турция проходит через период внутренней трансформации, которая вынуждает политиков порой принимать импульсивные и недальновидные решения.

Читатели могут не согласиться с данной позицией, резонно отметив, что многие эксперты еще в октябре 2015 года отмечали, что на выпады Турции в сторону России не надо обращать особое внимание, поскольку это связано с предвыборной агитацией в Турции. Тем не менее, это закончилось тем, что был сбит российский самолет.

На такое заявление необходимо дать ответ, состоящий из двух частей:

Во-первых, Россия, безусловно, должна придерживаться новой, более жесткой, политики в отношении Турции. Турция – это не союзник России, а партнер, важный игрок в ряде регионов, с которым необходимо взаимодействовать, но на которого нельзя рассчитывать.

Во-вторых, выборами 1 ноября 2015 года выборы в Турции не закончились. Только после того, как будет принята новая конституция Турции, которая окончательно закрепит власть Эрдогана, ПСР перестанет опасаться за внутреннюю стабильность и перестанет играть на публику, используя внешнюю политику.

 

В.Аватков, М.Кочкин

Турция: октябрь 2016 (дайджест)

Турция: октябрь 2016 (дайджест)

С момента попытки переворота 15 июля прошло уже больше 3 месяцев, подошел к концу срок режима чрезвычайного положения. Пришло время понять, сумела ли Турция ликвидировать последствия масштабного государственного кризиса и вернуться к состоянию стабильного развития.

Можно дать однозначный ответ, что руководство страны не предпринимает действия по выводу страны из кризиса. Наоборот, она искусственно поддерживает состояние кризиса для использования его в своих целях. Попытка переворота и борьба с террористической организацией Фетхуллахчистов (ФЕТО) остаются главными составляющими внутренней и внешней политики страны.

Такая ситуация негативно сказывается на социальной и экономической жизни страны: и представители бизнеса, и оппозиционные партии, и общественные движения, которые сначала поддержали действия правящей Партии справедливости и развития (ПСР), перешли к аккуратной критике режима в связи с неэффективностью его политики и открытым злоупотреблением той властью, которой он оказался наделен в условиях режима чрезвычайного положения и обладания подавляющим большинством депутатских мандатов в парламенте.

 

Правительство Турции использует все возможности для трансформации страны, которые ей предоставила попытка переворота 15 июля. 11 октября Советом министров было принято решение № 1130, в соответствии с которым режим чрезвычайного положения в Турции был продлен еще на 3 месяца. Официальной датой начала второго этапа режима стало 19 октября. Такое решение было также поддержано парламентом – Великим Национальным Собранием Турции. Таким образом, у ПСР будет еще три месяца на реализацию запланированных масштабных внутриполитических преобразований. Остановимся только на ряде из них.

На политическую повестку дня вернулся вопрос создания новой конституции страны, и в октябре ПСР сумела добиться большого прогресса по этому вопросу. В СМИ даже появились некоторые подробности относительно того, какие положения ПСР намеревается закрепить в этой конституции:

  • В случае, если новая конституция (или масштабные поправки к старой конституции) будет принята на всенародном референдуме, то она вступит в силу в 2019 году. В тот же год пройдут новые парламентские и президентские выборы.
  • Глава государства в соответствии с новым основным законом будет называться «başkan». Срок его полномочий, как и сейчас, будет длиться 5 лет с возможностью повторного переизбрания.
  • Кандидатов на пост президента смогут выдвигать партии, набравшие на предыдущих выборах более 5%. Пока остается неясным, будет ли в Конституции установлена возможность выдвижения беспартийного кандидата.
  • Новая конституция скопирует американскую модель и введет пост вице-президента.
  • Также в связи с переходом к президентской системе министры больше не будут избираться из числа депутатов. Однако это вряд ли окажет большое влияние на расстановку сил в правительстве. Ожидается, что пост премьер-министра будет сохранен, но его полномочия будут существенно сокращены.

 

Таким образом, новая система будет соответствовать признакам, которыми обладает классическая президентская форма правления.

 

Такой расклад вызвал довольно большое недовольство среди оппозиции. Наибольшее несогласие с планами ПСР продемонстрировал лидер Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу. Он выразил уверенность, что само предложение о переходе к президентской форме правления противоречит «духу победы над переворотом»: все 4 партии после 15 июля подписали совместный документ о приверженности парламентской системе и демократии. Теперь же одна из сторон, не учитывая мнение парламентариев, а следовательно и народа, стремится разрушить эту систему и переждать всю власть президенту.

Однако в нынешней ситуации, когда у правящей Партии справедливости и развития есть практически конституционное большинство в парламенте, даже отчаянное сопротивление оппозиции в лице Кылычдароглу вряд ли сможет ее остановить.

Другим уже, казалось бы, забытым вопросом, который был поднят в октябре президентом, стала смертная казнь. Эрдоган подтвердил, что он готов подписать закон о ее введении. Однако по-прежнему остаются сомнения относительно этого решения и той реакции, которое оно вызовет в обществе. В соответствии с уголовным законодательством Турции уголовный закон обратной силы не имеет, то есть даже если смертная казнь будет введена, она не может применяться в отношении участников переворота. Если же турецкое руководство примет решение нарушить и эту норму, то ее ждут большие проблемы в отношениях с Евросоюзом, который внимательно следит за развитием демократического общества в Турции. Есть основания полагать, что на такой крайний шаг ПСР не пойдет, а разговоры о введении смертной казни используются для запугивания несогласных. Тем не менее, более мелкие поправки в уголовное законодательство, расширяющие полномочия следователей и прокуроров в обход судей, уже разрабатываются министерством юстиции.

В рамках режима чрезвычайного положения продолжается борьба власти со средствами массовой информации. В соответствии с декрет-законами №675 и 676 были закрыты новостное агентство «Диджле» и газета «Азадийе Велат», издававшаяся на курдском языке. Еще более ожесточенная борьба идет за одну из главных оппозиционных газет Турции – Джумхурийет. Ее противостояние с ПСР идет уже 1 год и началось оно с того, что в тюрьму за «государственную измену» был посажен главный редактор газеты Эрен Эрдем. В феврале 2016 года Конституционный суд постановил, что содержание Эрдема в тюрьме незаконно, и он был отпущен на свободу. Теперь речь уже идет о закрытии всей газеты. В ее защиту выступили Кылычдароглу и его Народно-республиканская партия.

Однозначно, что действующая власть будет продолжать проводить политику подавления свободы слов в стране. У нее есть необходимые ресурсы для этого как политические, так и правовые. Теперь все зависит от того, сможет ли общественность встать на сторону отдельных СМИ, которые подвергаются атаке. И Джумхурийет – одна из немногих газет, которая может рассчитывать на обширную социальную поддержку.

Отдельным аспектом режима чрезвычайного положения является экономическая политика правящей партии. Уже привычными стали нападки Эрдогана на Центральный Банк Турции, которого президент традиционно обвиняет во всех экономических проблемах страны.

Теперь слово взял премьер-министр страны Бинали Йылдырым, который обвинил уже частные банки Турции в нежелании работать на благо страны и предупредил их, что в руках руководства государства есть необходимые инструменты для воздействия на банковскую систему.

Это можно считать своеобразным ответом на критику действующего положения дел в экономике, которую позволил себе президент Денизбанка Хакан Атеш в начале октября. По его мнению, введение режима чрезвычайного положения было необходимо, но бесконечно он продолжаться не может, поскольку это оказывает негативный эффект на экономику Турции, ее экспортный потенциал и положение в мировых кредитных рейтингах. Власти, однако, к мнению бизнеса не прислушались и продлили режим чрезвычайного положения еще на 3 месяца.

 

Первыми же признаком того, что РЧП реально оказывает крайне негативное влияние на экономику страны, стал проект нового бюджета страны, который был предложен министром финансов Наджи Аабалом. Данный проект предусматривает увеличение налоговой нагрузки на рядовых граждан и бизнес с целью сокращения дефицита бюджета.

http://www.cumhuriyet.com.tr/haber/ekonomi/621359/AKP_nin_2017_hedefleri…_Butcenin_yuku_yurttasin_sirtinda.html

Таким образом, турецкая  внутренняя политика не то, что не выходит из режима чрезвычайного положения, а, наоборот, все больше в него погружается. Правящая партия в таком состоянии чувствует себя очень комфортно, поскольку она может реформировать страну так, как посчитает нужным. Образ же внешнего врага в лице Гюлена и его организации служит оправданием любых действий, которые ограничивают права и свободы граждан или негативно сказываются на экономике.

 

Внешняя политика

 

Тема переворота и Гюлена в октябре присутствовала и во внешней политике Турции, но, в отличие от внутренней, не была единственной. Турция продолжила проводить политику многостороннего расширения внешнеполитических контактов с участниками международных отношений из разных регионов мира. Остановимся на наиболее важных внешнеполитических событиях октября.

По-прежнему для Турции крайне важными внешнеполитическими проблемами остаются кризисы в Сирии и Ираке. Несмотря на то, что 5 октября между заместителем министра иностранных дела Ахметом Йылдызом и послом Ирака Хисхамом аль-Алави состоялась встреча, но обсуждалась на ней только антитурецкая резолюция, принятая днем ранее иракским парламентом. Ирак по-прежнему крайне отрицательно относится к тому, что Турция совершает без его разрешения на его территории военнеы операции против курдов. Однако нет оснований ожидать, что Турция изменит свою позицию: скорее всего, она продолжит вести агрессивную политику в отношении Ирака, направленную одновременно на защиту национальных интересов и расширение своего влияния.

Наиболее ярким проявлением агрессивной политики в октябре стало заявление президента Турции Эрдогана о несоответствии современных границ Турции Национальному обету 1920 года. В первую очередь, это касается территорий Сирии и Ирака. Эрдоган открыто заявил, что «Алеппо раньше принадлежал нам и был частью исламской цивилизации, то же самое касается и Мосула и Киркука».

Серьезность намерений Турции и в отношении Сирии продемонстрировал министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, который 25 октября в ультимативной форме заявил, что «если курдские группировки в Сирии не уйдут, Турция может ввести свои войска на территорию Сирии (игра слов çıkmak/çıkarmak)».

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу с 4 по 5 октября принимал участие в «Брюссельской конференции доноров Афганистана». Эффективность данного механизма вызывает вопросы в связи уже с тем фактом, что в нем принимает участие около 70 государств, большинство которых исторически не имеют отношения к проблеме Афганистана, например, Австралия, Бразилия, Албания и Бруней.

Низкая эффективность работы конференции доказывается тем, что турецкий МИД по ее окончании не отметил результаты работы конференции, а сделал акценты на своих собственных достижениях: по его заявлению, Турция в период с 2002-2015 предоставила Афганистану помощь в размере 3 миллиардов долларов. Чавушоглу также заявил, что в планах Турции с 2018 по 2020 год инвестировать в развитие Афганистана еще 150 миллионов.

Заинтересованность Турции в Афганистане объясняется ее историческим участием в делах этого государства. 1 марта 2016 года две страны отмечали 95-летие установления дипломатических отношений. С 2001 года Турция участвовала в работе Международных сил содействия безопасности на привилегированных условиях: ее войскам было разрешено не принимать участие в боевых действиях на территории Турции наравне с военными из других стран.

На данный момент афганская проблема является для Турции «статусной». Участие в ее решении ставит Турцию в один ряд с другими ведущими мировыми державами. Этим объясняется ее стремление расходовать экономические и политические ресурсы на участие в таком сложном международном кризисе.

Европейское направление также было проработано турецкими дипломатами. 6-7 октября Мевлют Чавушоглу провел переговоры со своим коллегой из Италии Паоло Джентилони. 7 октября в Турцию с визитом прибыл министр иностранных дел Испании Жозе Мануэль Гарсиа-Маргалло. Стоит напомнить, что турецко-испанские отношения находятся на довольно высоком уровне.

Это стало результатом того, что в 2005 году под эгидой ООН тогда еще премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоганом и премьер-министром Испании Хосе Запатеро был запущен проект «Альянс Цивилизаций». Его задачей стало улучшение отношений между западным и исламским мирами. На данный момент эта организация не достигла особых успехов, но она остается залогом тесных отношений Турции и Испании.

Отдельным направлением турецкой внешней политики остается взаимодействие с мусульманским миром и, в первую очередь, арабскими странами.

С этой целью Турция принимает участие в работе целого ряда международных организаций, к которым относятся, в частности, Совет сотрудничества Турции и стран Персидского залива и Организация исламского сотрудничества (ОИС).

Первый механизм был создан в 2008 году, в него вошли помимо Турции 6 стран: Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия и ОАЭ, но особенного успеха он не имел. Последняя встреча прошла в 2012 году. На этот раз наиболее важные переговоры прошли между королем Саудовской Аравии Салманом, в стране которого и проходило заседание Совета. 43-й саммит Организации исламского сотрудничества прошел с 18 по 19 октября в Узбекистане. Данная организация характеризуется большим количеством участников и большим переплетением различных интересов.

Однако, как отмечают турецкие СМИ, Турции в рамках обоих форматов удалось добиться своей главной цели: и Совет сотрудничества Турции и стран Персидского залива, и ОИС признали ФЕТО террористической организацией. Это стало большим успехом Эрдогана, поскольку он сумел объединить весь исламский мир против своего главного политического оппонента и большого авторитета среди мусульман всего мира Фетхуллаха Гюлена.

Нельзя не уделить особое внимание и турецко-казахским отношениям. С 19 по 20 октября прошло заседание совместной группы стратегического планирования Совета сотрудничества высшего уровня. Чавушоглу и в этот раз выделил первое место во время переговоров проблеме попытки переворота. Он заявил, что уверен, что в борьбе Турции с Гюленом Казахстан будет на ее стороне. Однако данное заявление звучало более как просьба, чем убеждение.

Казахстан является важным, но непростым для Турции партнером. Он проводит многостороннюю политику выстраивания тесных отношений как с Россией (в рамках ЕАЭС), так и Турцией (в рамках Тюрксой). Казахстан также занимает неоднозначную позицию в отношении Гюлена. Поэтому в официальных речах турецкое руководство «уверено в своих тюркских братьях», но на практике им остается только надеется на благосклонность казахских коллег.

Важное событие в октябре произошло и в российско-турецких отношениях. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган 10 октября во время энергетического саммита в Стамбуле подписали соглашение по двум ниткам «Турецкого потока».

Мощность каждой нитки составит 15,75 миллиардов кубометров газа. Одна из них предназначена для турецких потребителей, другая – для европейских. Окончание строительства первой нитки планируется на вторую половину 2019 года.

Это проект должен стать залогом позитивных отношений между двумя странами на новом этапе их развития.

Однако Владимир Путин не является единственным представителем России, с которым Эрдоган взаимодействует напрямую. 11 октября он лично встретился с российским муфтием Равилем Гайнутдином во время торжественного вечера по случаю 9-го Евразийского исламского совета. Разговор велся на турецком языке.

Турецкие СМИ отметили, что такой поступок Эрдогана является знаком особого уважения к российским мусульманам. В свою очередь, Равиль Гайнутдин похвалил российского и турецкого президентов за решение нормализовать отношения.

Традиционно Турция проявляет особый интерес к развитию отношений с нетрадиционными для себя союзниками, которые, однако, имеют больший потенциал на мировой политической и экономической аренах. В этой связи с 5 по 7 октября в Турции с официальным визитом находился министр иностранных дел Сингапура Вивиан Балакришнан. Напомним, что еще в 2014 году отношения между двумя странами были выведены на уровень стратегического партнерства.

Однако нельзя не отметить, что за последние 5 лет существенных сдвигов в экономических отношениях между двумя странами не произошло: по данным сайта министерства иностранных дел Турции с 2010 года размер торгового оборота составляет около 800 миллионов долларов. Возможно, это объясняется тем, что на английской версии сайта сингапурские компании турецкие дипломаты называют японскими.

Другое важное направление для Турции – Африка. С ней связываются большие экономические надежды, поскольку экспортоориентированной экономике Турции необходимы новые рынки для поддержания роста. Для укрепления своих позиций в этом регионе с 31 мая по 3 июня президент Турции Эрдоган посетил такие страны восточной Африки, как Уганда и Кения. 31 мая министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу посетил Руанду.

26 октября же с визитом в Турцию прибыл министр иностранных дел Судана Гхандур. Главной темой переговоров снова стала организация Фетхуллаха Гюлена и совместная борьба с ней.

 

Подводя итоги, хотелось бы обратить внимание на интересную статистку, которую представило Министерство иностранных дел Турции по поводу своей внешнеполитической активности попытки переворота 15 июля 2016 года.

 

Количество официальных переговоров
На уровне президента 61
На уровне премьер-министра 85
На уровне министров 568
На уровне депутатов 1414
Общее количество внешнеполитических контактов всех видов 8178

 

Активность загранучреждений
Интервью для СМИ 2223
Пресс-конференции 229
Размещенные официальные заявления 486

 

Если учесть, что во время большинства переговоров поднимался вопросов Гюлена и его организации, из приведенной статистики можно увидеть масштаб кампании, которую провела Турция за 3 месяца на мировой арене в рамках своей борьбы с ФЕТО. Можно официально заявить, что курс на объединение мирового сообщества в борьбе с Гюленом становится неофициальной главной идеологемой турецкой внешней политики.

В то же время нельзя не учитывать, что Турция продолжает проводить «политику моста между Европой и Азией». Это четко видно из географии визитов турецкого министра иностранных дел. Встречи с арабским коллегами у него легко сменяются переговорами с европейцами и наоборот. Фактически Турция пытается выступать своеобразным переводчиком, поскольку в основе ее государственной культуры лежат как европейские, так и азиатские принципы и ценности.

Другой отличительной чертой внешней политики становится постепенный рост ее агрессивности. Турция уже полностью отошла от курса «ноль проблем с соседями» и пытается воздействовать и на региональных игроков в лице Сирии и Ирака, и на мировые державы такие как США и Евросоюз с помощью методов шантажа и угроз.

 

***

 

В турецкой политике сложилась ситуация, которую на протяжении долгого времени ждала Партия справедливости и развития. Она сумела аккумулировать в своих руках достаточные политические и социальные ресурсы для начала резких, порой даже бесцеремонных, преобразований общества в своих интересах. Важно, что если бы над Турцией в реальности нависла угроза, подобная угрозе развала государственности после Первой мировой войны, то переход к авторитарной форме управления государством на краткосрочный период был бы оправдан. Однако на данный момент такая угроза для Турции отсутствует и кризисное состояние в стране поддерживается государством искусственно. Это только порождает недовольство оппозиции и бизнес-структур, которым становится все труднее находить общий язык с действующей властью.

Тем не менее, очевидно, что выше приведенные группы населения не представляют собой большую политическую силу, в связи с чем не стоит ожидать, что они смогут что-то противопоставить правящему режиму. С высокой долей вероятностью ПСР будет продолжать проводить свою политику при довольно высокой поддержке населения. Важными будут позиции США и России, от которых многое зависит сегодня в плане будущего Турции и всей системы международных отношений в целом.

 

В.Аватков, М.Кочкин

Турция: сентябрь 2016 (дайджест)

Турция: сентябрь 2016 (дайджест)

 

Турция в сентябре 2016 года начала постепенно выходить из кризисного состояния, в которое ее ввело руководство страны 2 месяца назад, решившее сделать из попытки государственного переворота, произошедшей в ночь с 15 на 16 июля, рычаг для внутриполитических чисток и выстраивания новой внешнеполитической концепции. Однако политическая элита Турции не учла, что помимо краткосрочного объединения общества и устранения внутренних соперников, такая политика может привести к экономической изоляции, подозрительному отношению стран-партнеров и оттоку человеческого капитала из страны. Первые признаки этих негативных последствий начали проявляться уже в сентябре 2016 года. При этом укрепляется тренд на расширение консультаций с Россией, хотя происходит это медленно, но положительная динамика уже видна.

В первую очередь, среди негативных последствий необходимо отметить результаты гонений внутри страны, которые правящая Партия справедливости и развития начала в июле этого года и продолжает до сих пор. Краткие итоги этого процесса подвела находящаяся в оппозиции Народно-республиканская партия, которая 28 сентября опубликовала доклад, посвященный нарушению прав человека в Турции после попытки переворота. По утверждению составителей доклада, правящая Партия справедливости и развития, введя на территории страны режим чрезвычайного положения, подорвала устойчивость государства, избавившись от десятков тысяч ценных кадров и опытных работников в самых разных сферах.

Доклад, в частности, приводит следующие цифры: за указанный период от своих должностей были отстранены 93 тысячи государственных служащих, в отношении 40 тысяч еще продолжается расследование. Что касается военных структур, то из армии было уволены 3 534 военнослужащих.

Санкции были применены также в отношении профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений. Общее количество профессоров, которые были отстранены от работы по распоряжению руководства вуза или уволены в соответствии с решениями государственных органов, превысило 6 тысяч человек.

Как сообщается в докладе, помимо этого, из-за связи с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена были закрыты 35 медицинских организаций, 1061 образовательная организация, 129 фондов, 1125 дернеков, 15 университетов, 19 профсоюзов, 45 газет, 23 радиостанции и 4262 организации.

При этом, стоит отметить, что часть компаний не закрываются, а в них по распоряжению суда назначается внешний управляющий (кайюм). Так, в частности, произошло с 3 компаниями 21 сентября: по решению суда в компании «Bereket Yemek», «Ulusoy Güvenlik Sistemleri» и «Doğu Karadeniz İnşaat Malzemeleri» были назначены внешние управляющие. Складывается ощущение, что правящие в Турции элиты используют попытку переворота не только для подавления своих политических соперников, но и для перераспределения в пользу себя собственности внутри страны.

Более того, нет оснований полагать, что аресты и увольнения закончатся. Как сообщает сопредседатель про-курдской Демократической партии народов Селахаттин Демирташ, у него есть информация, что в октябре будут выдвинуты обвинения против 22 членов его партии. Необходимо отметить, что на этот раз причиной преследований депутатов станет не подозрение в их причастности к организации Гюлена, а закон, вступивший в силу в мае 2016 года, согласно которому появилась возможность лишать депутатов парламента иммунитета, в случае совершения ими уголовных преступлений. Однако общей картины это не меняет: в Турции продолжается преследование инакомыслящих под любым имеющимся предлогом.

Реакция в обществе в отношении политики чисток ПСР остается неоднозначной. Несмотря на то, что многомиллионные митинги летом 2016 года подтвердили приверженность турецкого общества курсу, который проводит президент Реджеп Тайип Эрдоган, отдельные общественные организации продолжают выступать против репрессий.

Так, 24 сентября состоялся 600-й митинг организации «Матери субботы». В рамках этого митинга собираются люди, близкие которых подверглись насилию или были убиты в Турции в период с момента переворота 1980-го года. На этот раз лозунгом митинга стало следующее заявление: «Мы еще раз заявляем, что не будем молчать, когда дело касается политики запугивания, мы не прекратим вспоминать  тех, кого мы потеряли, и требовать справедливости, мира и искренности!».

Курдский вопрос остается одним из центральных  в области внутренней политики Турции, несмотря на то, что эта тема стала меньше тиражироваться в мировых СМИ. В восточной части Турции продолжаются военные операции турецкой армии против вооруженных курдских отрядов. Одновременно гонениям подвергаются также и местные жители. 23 сентября комендантский час был введен на территории еще 18 деревень,  расположенных  в провинции Диярбакыр. Официально объявляется, что подобное положение  вводится с целью защиты мирного населения. Однако на практике люди больше страдают от невозможности выйти на улицу, поскольку это препятствует работе школ, магазинов и больниц, чем от боевых действий.

Важный шаг со стороны турецкого руководства был сделан по вопросу сирийских беженцев, проживающих на территории Турции. В частности, президент Эрдоган заявил, что в Турции «началась подготовка к предоставлению гражданства беженцам». Он отметил, что Турция приняла у себя уже 3 миллиона беженцев, на содержание которых ей пришлось потратить 12 миллиардов долларов. Внешняя же помощь составила лишь 500 миллионов долларов. Чтобы дать беженцам возможность жить и развиваться, руководство страны намерено начать процесс выдачи беженцам разрешения на работу и даже гражданства Турции.

 

Внешняя политика

 

В области внешней политики необходимо, в первую очередь, отметить две программные речи, которые произнес президент Турции сначала в Шанхае на саммите стран Большой двадцатки, а потом на открытии Генеральной Ассамблеи ООН. Сразу хотелось бы сказать, что для Эрдогана это является довольно типичным ходом: он нередко использует трибуны крупных международных организаций и форумов для того, чтобы представить всему миру общий обзор внешнеполитических ориентиров своей страны.

Во время пресс-конференции, состоявшейся по окончании саммита Большой двадцатки в Шанхае 5 сентября, Эрдоган в своей речи уделил большую часть времени внешнеполитическим вопросам, напрямую связанным с Турцией, оставив общемировые проблемы в стороне.

В первую очередь, Эрдоган в очередной раз предупредил мировое сообщество  о той угрозе, которая исходит от террористической организации, именуемой в Турии FETÖ – террористическая организация Фетхуллахчистов. По его сведениям, она функционирует  на территории более 170 государств и осуществляет свою деятельность в таких областях, как образование, религия и торговля.

Эрдоган также затронул наиболее неоднозначное внешнеполитическое решение турецкого руководства за последние несколько месяцев, а именно решение о проведении наземной военной операции на территории Сирии, которая получила название «Щит Евфрата». Президент Турции объявил, что операция была проведена в сотрудничестве с умеренной сирийской оппозицией и была целиком и полностью направлена только против членов террористической организации «Исламское государство». Сильным аргументом стало утверждение Эрдогана, что турецкая армия предприняла данные действия, чтобы дать возможность сирийским беженцам, которые сейчас находятся на территории Турции, вернуться в безопасности к себе на родину. Тему беженцев Эрдоган позже продолжил. По его подсчетам, на территории Турции сейчас находятся уже 3 миллиона граждан Сирии и Ирака. Общие затраты на их содержание достигли 12 миллиардов долларов, а с учетом средств, потраченных различными неправительственными организациями, – 25 миллиардов.

Таким образом, Эрдоган попытался доказать всему миру оправданность операции в Сирии.

Говоря о сирийской проблеме, Эрдоган подтвердил, что его позиция по Сирии не изменилась. Он назвал Асада «убийцей», заявил, что ему становится стыдно из-за того, что этот человек еще находится у власти.  Он также выдвинул предложение Путину и Обаме о создании беспилотной зоны над Сирией.

Отдельное внимание он уделил отношениям Турции с хозяйкой саммита – Китайской Народной Республикой. Он подтвердил, что  у двух стран существует понимание по всем вопросам, в первую очередь, по вопросу борьбы с терроризмом. Также Турция целиком поддерживает китайский проект Нового шелкового пути и готова активно участвовать в его реализации. Стороны подписали 3 соглашения в области энергетики и 1 – в области сельского хозяйства.

На вопрос одного их журналистов о том, что для него по-настоящему ценно, Эрдоган дал по-настоящему турецкий ответ: «Единственное государство, единственная родина, единственный флаг, единственный народ».

Во время своей речи в ООН президент Турции расширил круг обсуждаемых вопросов. Повторив дословно ряд тезисов, высказанных в Шанхае, он сделал ряд важных новых замечаний. В частности, он заявил, что продолжаются кризисы во многих странах, от Украины до Йемена. Тем самым, Эрдоган подтвердил заинтересованность Турции в участии в решении всех этих проблем, которые выходят далеко за рамки того региона, в котором Турция обычно осуществляла свою политику. Эрдоган также еще раз заявил, что его страна не признала и не признает присоединение Крыма к Российской Федерации, а также результаты парламентских выборов на полуострове.

В очередной раз Эрдоган сделал свое любимое заявление о том, что «мир больше пяти» и что мировая безопасность не должна держаться на решениях, которые принимаются пятью государствами.

Отдельно хотелось бы отметить двусторонние отношения между Турцией и Великобританией. С 25 по 27 сентября министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон посетил с официальным визитом Турцию. В рамках своего визита он провел встречи со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу.

Джонсон заявил о готовности подписать соглашение  о создании зоны свободной торговли между Великобританией и Турцией. Это особенно важно с той точки зрения, что Великобритания, жители которой на референдуме приняли решение о выходе из состава ЕС, в скором времени перестанет быть связана договорами, заключенными Европейским союзом и ей придется заново создавать материально-правовую базу взаимодействия со своими важнейшими региональными партнерами, к которым, безусловно, относится и Турция.

Интересно, что масштабные изменения в правилах торговли между двумя странами волнуют турецких журналистов гораздо меньше, чем найденные ими турецкие корни британского министра. Как отмечает большинство турецких СМИ, Борис Джонсон является внуком османского политического деятеля Али Кемаля, который был казнен по приказу Мустафы Кемаля Атаюрка.

 

 

В отношениях США и Турции решающим вопросом остается проблема экстрадиции Фетхуллаха Гюлена в Турцию. Поскольку консенсуса по этому вопросу пока добиться невозможно, отношения между странами остаются в подвешенном состоянии. Возможно определенное прояснение наступит после президентских выборов, поскольку ряд американских СМИ сообщают, что организация Гюлена является одним из спонсоров кампании Хиллари Клинтон.

Такая же ситуация сохраняется и в отношениях между Россией и Турцией. Договоренности о создании зоны свободной торговли между двумя странами переплетаются с антироссийскими заявлениями Эрдогана во время его речи в ООН. Это еще раз подтверждает хрупкость недавно восстановившегося партнерства между двумя странами.

 

Экономика

 

Главной экономической новостью в сентябре стало изменение международным рейтинговым агентством Moody’s суверенного рейтинга Турции. Напомним, что в первый раз рейтинг был снижен другим агентством – S&P Global Ratings – сразу после неудачной попытки переворота 15 июля: S&P понизило долгосрочные и краткосрочные суверенные рейтинги Турции в местной валюте — до BB+/B с BBB-/A-3 соответственно. На новости о снижении странового рейтинга курс турецкой лиры к доллару упал ниже 3,07 — до рекордно низкого уровня. До попытки переворота 15 июля за доллар давали менее 2,9 лиры.

Moody’s же предпочло, в отличие от своего конкурента, не принимать решения по поводу Турции сразу после переворота и отложила оценку инвестиционной привлекательности экономики Турции до сентября. Это вызвало надежду у турецкого руководства, что, оценив развитие экономики страны в более долгосрочной перспективе, агентство учтет такие достижения страны, как небольшой дефицит бюджета и стабильное погашение внешних займов на протяжении уже долгого времени, и не станет понижать рейтинг Турции. Однако вместо этого 24 сентября Moody’s указало на подверженность экономики страны оттоку иностранного капитала, сокращение золотовалютных резервов и неясные перспективы роста. Таким образом Moody’s понизило суверенный рейтинг Турции до уровня Ba1 с прогнозом «Стабильный», а долгосрочный кредитный рейтинг страны — с Baa3 до Ba1 (значительный кредитный риск) со «Стабильным» прогнозом.

Такое решение вызвало довольно сильное раздражение у турецкой политической элиты, которая привыкла напоминать своим избирателям и зарубежным партнерам о высокой инвестиционной привлекательности Турции. В частности, Эрдоган перед опубликованием доклада Moody’s заявил, что его абсолютно не волнуют решения американских аналитических агентств, они намеренно делают ошибки, экономика Турции сильна, как никогда. А вице-премьер Турции Мехмет Шимшек выразил надежду, что иностранные инвесторы не будут обращаться к рейтинговым агентствам при анализе экономического положения Турции, потому что агентства крайне негибко реагируют на экономическую изменения в стране.

 

Вывод

 

Подводя итоги, необходимо сделать ряд выводов: во-первых, Турция начинает проходить через период ощущения негативных последствий эксплуатации переворота. Инвесторы со всего мира стали с подозрением относиться к нестабильной внутриполитической обстановке в стране.

Есть основания полагать, что в скором времени станут больше ощущаться последствия в социальной сфере. Возникают сомнения относительно того, сможет ли руководство страны за короткий срок заместить такое большое количество квалифицированных и опытных судей, прокуроров, адвокатов, военных, профессоров и врачей, которые были уволены.

Во внешней политике сохраняется определённая стабильность. В представленной Эрдоганом доктрине внешней политики нет коренных преобразований. По-прежнему очевидно, что позиция Турции по большинству вопросов остается противоречащей  интересам России, поэтому процесс потепления в отношениях с Турцией будет непростым и чрезвычайно хрупким.

В.Аватков, М.Кочкин