Турция: июль-август 2018г. (дайджест)

Прошло уже несколько месяцев с того момента как Турция превратилась из парламентской в президентскую республику. За это время состоялась торжественная церемония инаугурации президента, стал известен состав нового правительства, члены которого уже приступили к активному исполнению своих обязанностей, а страна тем временем постепенно продолжает привыкать к новым политическим реалиям, причем как на внутри-, так и на внешнеполитическом направлении.
Отличительной чертой внешнеполитического курса Анкары за последние два месяца стало резкое ухудшение отношений с США, однако теперь не только в политической сфере, но и в области финансов и экономики, а также в равной степени резкое налаживание контактов со странами Евросоюза.

Отношения с Россией
В настоящий период времени российско-турецкие отношения развиваются в положительном ключе, о чем свидетельствует количество контактов на высшем и высоком уровнях, которое в последнее время увеличилось в разы. Активизация двустороннего взаимодействия происходит на фоне ухудшения отношений Турции с Западом, которое продолжается по меньшей мере вот уже несколько месяцев. С точки зрения Турецкой Республики, Россия стала одной из главных стран-партнеров в условиях нового внешнеполитического курса, реализуемого переизбранным в июне президентом Эрдоганом. Сегодня Анкара ищет поддержку в лице Москвы и в то же время сама старается считаться с мнением российской стороны, предпринимая попытки стать ближе к России и связанным с ней организациям и структурам.
Так, например, на полях очередного саммита лидеров БРИКС, состоявшегося в июле в Йоханнесбурге, Р.Т. Эрдоган, также присутствовавший на встрече, заявил о намерении Турции присоединиться к альянсу, попутно с этим напомнив, что все пять стран БРИКС, а также Турция, являются членами G20, и интеграция Турецкой Республики в данную структуру положительно скажется на взаимодействии государств в рамках работы обоих блоков. И хотя позднее Эрдоган говорил о том, что страны союза тепло приветствовали его предложение, президент России В.В. Путин в свою очередь заявил, что расширения состава БРИКС пока не планируется, однако не исключил такого развития события в дальнейшем. В то же время, в ходе встречи лидеров России и Турции, которая также состоялась на полях саммита, В.В. Путин отметил подъем в отношениях двух государств в разных сферах, в то время как Эрдоган в привычной ему манере иронично упомянул о «чувстве ревности», которое, по его словам, вызвано у некоторых стран турецко-российским сближением. Под «некоторыми» Эрдоган подразумевал государства западного мира во главе с США, и даже если в громких словах главы Турции на тот момент была доля правды, намного больше эмоций у указанных стран должны были вызвать дальнейшие двусторонние контакты на разных уровнях, имевшие место в августе. Чего только стоит приглашение турецкой стороной министра иностранных дел России С.В. Лаврова принять участие в совещании послов и постоянных представителей Турции при международных организациях, состоявшееся 13-14 августа. Важно, что российский министр, который осветил ключевые направления внешней политики России, а также провел переговоры со своим турецким коллегой, впервые прибыл Анкару с целью посещения такого рода мероприятия. И хотя от начала до конца она прошла за закрытыми дверями, данная встреча, очевидно, придала импульс дальнейшему развитию двусторонних контактов. После этого столицу Турецкой Республики в период с 17 по 18 августа посетила делегация Госдумы во главе с председателем В. Володиным. Цель его приезда была не менее интересной и заключалась в участии в шестом съезде Партии справедливости и развития, а также проведении переговоров с лидером Турции по его завершении. Середина и конец августа ознаменовались ответными визитами турецкой стороны – 17 августа в Москве состоялись переговоры министра обороны РФ С. Шойгу с министром национальной обороны Турции Х. Акаром. Во время повторной встречи 24 августа к ним также присоединился глава Национальной разведывательной организации Турции Х. Фидан. Обе встречи были посвящены вопросу урегулирования ситуации в Сирии, возвращению на родину сирийских беженцев, а также региональной безопасности на Ближнем Востоке в целом. В то же время, 24 августа, в столице России прошли переговоры министра иностранных дел России С.В. Лаврова с его коллегой М. Чавушоглу, прибывшим в Москву с ответным визитом. В ходе встречи обсуждался широкий круг проблем, в том числе сирийский вопрос, процесс реализации ряда совместных проектов, вопрос отмены визового режима, а также грядущие встречи. Одна из таких встреч, по предварительным данным, состоится в сентябре в Тегеране и станет продолжением так называемого астанинского процесса, объединяющего лидеров России, Ирана и Турции, а также очередным продолжением российско-турецкого взаимодействия.

Отношения с Западом
Несколько иным образом складываются отношения Турции с западными коллегами, в особенности с Соединенными Штатами. Антизападные настроения уже достаточно давно прослеживались в риторике турецких властей, однако гневные слова в адрес Америки переросли в решительные действия только сейчас.
На этот раз поводом для очередных разногласий стала, казалось бы, давно забытая история об американском пасторе, в свете планомерного ухудшения турецко-американских отношений вновь приданная огласке. Эндрю Брансон – как уже отмечалось, американец, проживающий в Турции и арестованный осенью 2016 года сперва за нарушение иммиграционного законодательства, а вскоре и за предполагаемые связи с Ф. Гюленом – лидером запрещенной в Турции организации FETO и по совместительству главным виновником и зачинщиком неудавшегося в июле 2016 года переворота по версии турецкого следствия. На протяжении долгого времени стороны не могли достичь согласия по этому вопросу – США требовали предоставить Брансону свободу, турки в обмен на это требовали экстрадиции Гюлена. Так и не сумев найти компромисс, Соединенные Штаты решили использовать данную ситуацию как предлог для новых обвинений Турции в нарушении прав и свобод, а также для последовавших за этим мер – сначала в виде ограничений в отношении отдельных министров, а затем в виде полноценных экономических санкций. Примечательно, что в конце июля Брансон все же был отпущен под домашний арест, что, однако, не остановило США от дальнейшей конфронтации. Разумеется, что за разногласиями по вопросу Брансона скрываются более значимые и непримиримые противоречия, например, по Сирии, отказу Турции поддержать антииранские санкции, по вопросу покупок С-400 и более независимой внешней политики Анкары. Соединенные Штаты устали от амбиций Турции, в то время как сама Турция устала быть пешкой в руках Вашингтона. В последнее время Р.Т. Эрдоган прямо заявляет о готовности искать новых партнеров, демонстрируя явное нежелание сотрудничать с США, но при этом пока не делая каких-либо поспешных выводов о членстве в НАТО, не считая уже привычных заявлений о необходимости закрыть военную базу Инджирлик, которые, к слову, были активно поддержаны турками в сети хэштегом #incirlikkapatılsın. Таким образом, если раньше лидера Турции от конкретных действий в отношении США останавливала политическая неопределенность перед выборами, то теперь, когда все уже решено, Эрдоган наконец перешел к реализации внешнеполитического курса не в пользу Соединенных Штатов. Стоит отметить, что кризис двусторонних отношений достиг таких масштабов, что заслужил внимание пресс-секретаря Генерального секретаря ООН С. Дуярича, призвавшего стороны решить свои проблемы путем двустороннего диалога, однако его слова внимания «враждующих» сторон, по всей видимости, не удостоились и до сих пор так и не были услышаны.
При этом в настоящее время наблюдаются изменения по линии Турция – ЕС. Санкционная политика США, которая коснулась как стран Евросоюза, так и Турции, вероятно, вопреки ожиданиям Соединенных Штатов, стала благоприятным фактором для турецко-европейского сближения. Турецкая Республика предприняла попытки восстановить контакты с самыми проблематичными за последние несколько лет с точки зрения двусторонних отношений государствами – Германией и Нидерландами. Так, например, лидеры двух государств Р.Т. Эрдоган и А. Меркель провели телефонные переговоры, в ходе которых была отмечена важность сотрудничества между странами. Кроме этого, некоторые немецкие министры и политики высказываются за то, чтобы оказать финансовую помощь Турции, чего еще несколько лет назад от представителей Евросоюза услышать было практически невозможно. При этом стороны, судя по всему, готовы обсуждать не только экономические и двусторонние вопросы, но и проблемы регионального характера. В настоящее время известно о том, что идет подготовка к четырехстороннему саммиту в непривычном формате Россия, Германия, Франция и Турция по вопросу сирийского урегулирования. При этом стоит отметить, что за налаживание диалога с Турцией в конце августа высказался и лидер Франции, призвав стороны выработать стратегическое партнерство с Турецкой Республикой. Что касается Нидерландов, то о восстановлении отношений с этой страной было объявлено в совместном заявлении двух стран, однако впервые эта тема поднималась министрами иностранных дел государств еще в июле на полях саммита НАТО. При этом интересно, что вновь приоритетным стал вопрос вступления Турции в ЕС – о желании продолжить переговоры по этому поводу заявляли в МИДе Турции, и, вероятно, до тех пор, пока у заинтересованных сторон есть причины восстанавливать отношения, такие разговоры еще будут иметь место в турецко-европейской политике.

Ближний Восток
Ближневосточная политика Турции за последнее время не претерпела значительных изменений. В настоящее время на политической арене Ближнего Востока, а именно его сирийской части, ведется серьезная борьба за провинцию Идлиб, где Турция, по понятным причинам, принимает активное участие.
Идлиб, расположенный на северо-западе страны, остается единственным регионом, находящимся под контролем боевиков. При этом Идлиб также является одной из так называемых зон деэскалации, за безопасность которой Турецкая Республика, наряду с другими странами-гарантами – Россией и Ираном, – несет ответственность. Кроме этого, особый интерес у Турции данный регион вызывает ввиду его непосредственной близости к приграничной турецкой провинции Хатай и другим районам, в которых государство ранее проводило свои операции и которые Турции рассматривает в качестве своей зоны влияния. Неудивительно, что в августе президент Эрдоган заявлял о том, что Турция готовит новые военные кампании на сирийском пространстве, а спустя некоторое вооруженные силы государства были замечены при переброске войск. За последние несколько недель августа Турция действительно сконцентрировала на приграничных с Сирией территориях большое количество военной техники. В то же время интересно, что на встрече со своим российским коллегой в Москве глава МИД Турции М. Чавушоглу заявил о необходимости невоенного решения конфликта, что коррелирует с позицией России по этому вопросу, однако не слишком убедительно звучит на фоне заявлений Эрдогана о подготовке новых военных операций и стягивании в район провинции Хатай на турецко-сирийской границе военной техники, которая теоретически в любой момент может быть применена Турцией с целью достижения ее интересов.
В то же время Турция, несмотря на то, что переговоры по Манбиджу продолжаются, больше не может рассчитывать на поддержку Соединенных Штатов, а поэтому вынуждена считаться с международным сообществом, прежде всего, в лице союзников по астанинскому процессу. Так, например, помимо вышеупомянутых двусторонних контактов России и Турции сирийская проблематика обсуждается Турцией в двустороннем формате с Ираном, с которым ее теперь объединяет не только союзничество в рамках астанинских переговоров, но и общая проблема в лице США. Так, например, в ходе не анонсированного ранее визита, 29 августа министр иностранных дел Ирана посетил Турцию, где обсуждался в том числе и вопрос урегулирования сирийского кризиса.

Внутриполитическая обстановка
9 июля в здании парламента в Анкаре Р.Т. Эрдоган во второй раз в своей жизни принес президентскую присягу, после которой, по уже сложившейся традиции, направился в мавзолей М.К. Ататюрка, а затем в президентский дворец. Именно там состоялась торжественная церемония инаугурации переизбранного президента, после чего глава государства огласил новый состав правительства, тем самым «дав старт» переходу от парламентской республики к президентской.
Как предполагают конституционные поправки, вступившие в силу после июньских выборов, должность премьер-министра, которую занимал Б. Йилдырым, упраздняется. Отныне Эрдоган сам возглавляет правительство, которое и было сформировано под его руководством. Вместе с этим, стало известно о появлении новой должности вице-президента, которую занял Фуат Октай, и, нужно отметить, появление данной персоны в числе приближенных к Эрдогану лиц неслучайно. Ф. Октай начинал свою карьеру на государственной службе с Управления по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, которое он возглавлял с 2012 по 2016 годы. Тогда Управление находилось в ведении премьер-министра, пост которого в то время занимал именно Эрдоган, что позволяет сделать вывод о том, что Октай и нынешний президент знакомы достаточно давно. Кроме того, новый вице-президент компетентен в вопросах внутренней и внешней политики государства – в 2016 году он принимал участие во встрече Эрдогана с канцлером Германии А. Меркель, а затем занял пост заместителя премьер-министра. Особо интересным в биографии Октая является тот факт, что во время попытки переворота в июле 2016 года он оказывал сопротивление повстанческим силам, что немаловажно для Эрдогана, и даже добился трансляции выступления премьер-министра на одном из турецких телеканалов. Кроме того, он принимал участие в координационной деятельности военных операций в Сирии – сначала это была «Щит Евфрата», затем «Оливковая ветвь». Исходя из этого, можно предположить, что на должность «правой руки» Эрдогана и требовался именно такой человек, как Октай – хорошо знакомый с политическим курсом Турции, более того, поддерживающий инициативы государства и готовый отстаивать его интересы. Что касается нового правительства, то свои посты удалось сохранить лишь 3 людям – М. Чавушоглу так и остался во главе Министерства иностранных дел Турции, в то время как С. Солу и А. Гюль остались в должности министра внутренних дел и министра юстиции соответственно, остальные министры были назначены Эрдоганом на свои должности впервые. Так, Х. Акар, бывший глава генштаба, занял пост министра обороны, Б. Албайрак, стоявший во главе министерства энергетики, стал министром финансов и казначейства, З.З. Сельчук возглавит министерство труда, социального обслуживания и семьи, М. Варан – министерство промышленности и технологий, Д. Туран – министерство транспорта и инфраструктуры, Б. Пакдемирли – министерство сельского и лесного хозяйства, З. Сельчук – министерство образования, М. Касапоглу – министерство по делам молодежи и спорта, М. Эрсой – министерство культуры и туризма, а М. Курум – министерство экологии и градостроительства. При этом Эрдоган принял решение сократить количество министерств – с 21 до 16. В число упраздненных символично вошло Министерство по делам ЕС, функции которого отныне возложены на МИД, а также Министерство экономики, ставшее частью Министерства торговли.
Другим важным внутриполитическим событием можно назвать 6-й съезд правящей ПСР, где выступил с заявлениями президент Эрдоган, единогласно переизбранный в качестве председателя партии 1380 делегатами. Выступление главы государства на съезде в основном было посвящено новым вызовам, стоящим перед Турцией, а также громким словам Эрдогана о величестве турецкой нации. Так, президент в очередной раз раскритиковал политику США в отношении Турции, заявив, что турецкий народ готов и может противостоять подобным провокациям, не давая в обиду национальные интересы государства. Что касается решений, которые переизбранный президент уже успел принять, то одним из первых стал отказ продлевать режим ЧП, который был введен в стране два года назад. Решение Эрдогана вполне объяснимо – после попытки переворота и вплоть до июньских выборов главе государства было необходимо не допустить очередной дестабилизирующей ситуации, способной подорвать авторитет президента, и введение режима ЧП являлось единственным предлогом, позволяющим контролировать неугодную президенту деятельность, ссылаясь на необходимость обезопасить государство. Теперь же, когда полнота власти сосредоточена в руках Эрдогана, и он может взять под свой контроль большую часть процессов самостоятельно, режим ЧП перестал быть нужным. Таким образом режим ЧП перестал действовать 19 июля, однако при этом пресс-секретарь президента И. Калын заявил, что при необходимости он снова будет введен.

Экономическая ситуация
В то время, как полным ходом идет реализация крупных экономических проектов, в которых задействована Турция, например, в виде «Турецкого потока», завершенного уже на 80%, экономика страны переживает настоящий кризис, который, однако, спровоцирован внешнеполитическими и внешнеэкономическими факторами.
Напряженность двусторонних отношений Турции и США вылилась в открытую торговую войну, которая в значительной степени подорвала лиру и турецкую экономику в целом. Начало стремительному ухудшению отношений было положено 1 августа, когда Соединенные Штаты ввели санкции в отношении министра внутренних дел и министра юстиции Турции в качестве ответа за отказ освободить Э. Брансона. На этом Д. Трамп не остановился и позже принял решение повысить пошлины на алюминий (20%) и сталь (50%), ввозимые из Турции, а результате чего курс лиры по отношению к доллару резко понизился, а 10 августа турецкая лира обновила исторический минимум с 2001 года, обрушившись на 18%. После этого президент Турецкой Республики неоднократно выступал с заявлениями о том, что Турция не станет терпеть подобного отношения и примет ответные меры. Какое-то время реакция Турции ограничивалась предупредительными, хотя и достаточно жесткими, высказываниями в адрес Вашингтона, призванными прекратить начатые провокации. Тем не менее, когда показатели инфляции в стране в прямом смысле этого слова превзошли все ожидания Центробанка, когда турецкая лира стала самой обесценившейся валютой после аргентинского песо, и когда стало понятно, что Вашингтон непреклонен перед «вразумительными» речами турецкого президента, специалисты почти во всем мире стали твердить о необходимости принятия Центробанком Турции экстренных мер по поддержанию национальной валюты. В частности, свою обеспокоенность выразили представители МВФ, ожидающие от Турции конкретных действий по урегулированию экономической ситуации. Однако вместо этого Эрдоган призвал жителей поменять доллары на лиры с целью поддержания турецкой валюты, озвучил инициативу объявить войну американским гаджетам, которая была поддержана частью турецких граждан, и в итоге принял решение бороться с Америкой свойственным ей же образом.
15 августа Турция объявила о введении дополнительных пошлин на ряд американских товаров. В числе самых высоких – табачные изделия (60%), алкоголь (140%), автомобили (до 120%) и косметическая продукция (до 60%). Президент Эрдоган, в свою очередь, днями ранее заявил, что с США доллары, а с Турцией Аллах и, возможно, отчаянные изречения турецкого президента действительно были услышаны Всевышним, но Турцию поддержало большое количество стран, в том числе Россия, Китай и даже представители ЕС, в частности, Германия. Вероятно, именно эта поддержка и стала одним из поводов к решительным действиям турецкого руководства, которое тоже слышало повсеместную критику американской политики и предполагало, что Турецкая Республика не останется одна в этой ситуации. Как итог, американо-турецкое противостояние спровоцировало разговоры о необходимости проводить расчеты по вопросам двусторонней торговли в национальных валютах со многими из стран. Например, данный вопрос уже обсуждался Россией и Турцией в ходе двусторонних переговоров. Кроме того, в беде не оставил Турцию и ее давний друг Катар, согласившийся инвестировать в турецкую экономику 15 млрд. долларов и подписавший со страной двустороннее соглашение по обмену валют в рамках этого проекта, тем самым дав Турции шанс на постепенное восстановление.

***
В настоящий период времени Турция переживает переломный этап в своей истории. Эпоха кардинальных перемен, причем одновременно во внешней и во внутренней политике происходит на фоне крупнейшего за всю историю существования государства экономического кризиса, с чем Турецкая Республика не сталкивалась никогда. На данный момент можно сказать, что экономика Турции держится из последних сил, и, несмотря на то, что президент отказывается повышать ставки и влиять на ситуацию изнутри, руководство активно ищет сотрудников на мировой арене и, судя по тому, что пока находятся источники финансирования в лице Катара и есть общее понимание необходимости урегулировать ситуацию, надежда на светлое будущее турецкой лиры пока сохраняется. При этом можно сказать, что действующего лидера Р.Т. Эрдогана такого рода ситуация не сильно смущает – он вполне уверен в своих действиях и, во всяком случае пока, без паники принимает происходящие изменения. Во внешнеполитическом плане Турция убедилась в том, что концепция глобального лидерства США уже исчерпала себя и приняла решение стать страной, открытой для внешнего сотрудничества. В мировых СМИ массово обсуждается возможность формирования нового союза формата Россия – Турция – Иран и даже Китай – как главных «жертв» санкционной политики Соединенных Штатов. Однако, если с Россией и Ираном у Турции действительно наблюдается координация на всех уровнях, то говорить о формировании долгосрочных союзов с Китаем пока действительно рано. Дружба против США – одно из немногих (если не единственное) обстоятельств, сближающих эти две страны на данном этапе. Та же ситуация складывается с Европейским Союзом – общие претензии к политике Д. Трампа вынудили стороны забыть прошлые обиды, а также массу неразрешимых двусторонних проблем и сосредоточиться на коллективной критике Соединенных Штатов. Тем не менее, уже сейчас можно предположить, что восстанавливающийся сегодня союз Турция – ЕС – явление, скорее всего, эпизодичное. Внезапное сотрудничество государств, которые еще несколько месяцев назад отказывались от контактов друг с другом, – вынужденное и, как следствие, недолговременное. Вопрос заключается лишь в том, кто первым сойдет с дистанции, а если быть точнее – кто первым наладит отношения с причиной этого сотрудничества – США.

В. Аватков, А. Сбитнева

Израиль: июль-август 2018 г. (дайджест)

Июль и август были отмечены несколькими важными событиями во внутренней политике Израиля. Был принят Закон о национальном характере, который, как и любая другая законодательная инициатива, имеющая национальную окраску, вызвал широкий резонанс и неоднозначную реакцию мирового сообщества. Резкой критике документ также подвергли представители лояльной к Государству друзской общины, которая 4 августа вышла на митинг в Тель-Авиве. Также разразился кризис вокруг нового Закона о призыве, поправки к которому являются тем, что может развалить правящую коалицию и привести Израиль к досрочным выборам.
За два месяца Армия обороны неоднократно наносила удары по объектам ХАМАС на территории сектора Газа, а также провела военные учения в пустыне Негев; несмотря на достижение соглашения о перемирии, приграничные населённые пункты не вернулись к мирной жизни и ситуация продолжает оставаться взрывоопасной. В конце августа в связи с продолжающимися протестами израильские власти приняли решение о закрытии перехода через КПП на границе с Газой.
Что касается внешней политики, то в течение лета состоялись встречи Б. Нетаньяху с В. Путиным в Москве, Б. Нетаньяху с С. Лавровым и В. Герасимовым в Израиле, П. Климкина с З. Элькиным, Б. Нетаньяху с Д. Болтоном. Обсуждались актуальные проблемы двусторонних отношений, палестино-израильское урегулирование, ситуация в Сирии, иранская ядерная программа.

Голанские высоты
После того, как в июне ЦАХАЛ объявил о внезапных военных учениях на Голанских высотах рядом с сирийской границей, в начале июля Армия обороны приняла решение перебросить в район дополнительные танки и артиллерию. При этом израильская сторона заявила о своём намерении не вмешиваться в события на территории Сирии. Премьер-министр Б. Нетаньяху, комментируя решение ЦАХАЛа, обосновал усиление израильских войск на Голанах необходимостью Государства защищать свои границы и нежеланием допускать беженцев на территорию страны, но подчеркнул, что Израиль постоянно находится в контакте с Москвой и Вашингтоном по поводу Сирии. Позже в ходе телефонного разговора ситуацию обсудили министры обороны России и Израиля — С. Шойгу и А. Либерман.
В начале августа на юге Голанских высот ВВС Израиля подвергли обстрелу группу боевиков ИГИЛ; было уничтожено семь террористов. В районе впервые за 6 лет появился патруль миротворцев ООН. Также на высотах у демилитаризованной зоны было выставлено четыре поста российской военной полиции.

Сирия
В июле военно-воздушные силы Израиля нанесли удар по авиабазе в провинции Хомс, после чего силы ПВО Сирии совершили ответную атаку, в результате которой одному из самолётов ВВС Израиля был нанесён урон. Тель-Авив данный инцидент не прокомментировал. Позже израильские самолёты нанесли несколько ударов по объектам сирийской армии в провинции Кунейтра; по заявлениям ЦАХАЛа, эта атака была совершена в ответ на вторжение в воздушное пространство Государства беспилотного летательного аппарата. 11 июля в ходе встречи с В. Путиным, Б. Нетаньяху заявил о намерении Израиля пресекать любые попытки нарушения границы. 24 июля Армия обороны сообщила об уничтожении самолёта ВВС Сирии; постоянный представитель Израиля при ООН Д. Данон подтвердил слова премьер-министра о том, что Государство не потерпит никакого нарушения своего суверенитета. В ООН наблюдают за ситуацией.
В конце июля представитель Министерства иностранных дел Израиля Э. Нахшон заявил об эвакуации с территории Сирии членов скандально известной неправительственной организации «Белые каски». Б. Нетаньяху сообщил, что операция была проведена по просьбе президента США Д. Трампа и ряда других мировых лидеров. Через несколько месяцев эвакуированные будут переправлены в Великобританию, Канаду, Францию и Германию; внешнеполитическое ведомство ФРГ уже подтвердило свою готовность принять «Белые каски». Активисты организации утверждают, что за время её существования были спасены жизни ста тысяч сирийцев, однако власти Сирии полагают, что «Каски» действуют в интересах группировки «Фронт ан-Нусра», которая запрещена в России.

Палестина
В середине июля представители движения ХАМАС заявили, что при посредничестве Египта была достигнута договорённость с Израилем и прекращён огонь. За день до появления в СМИ этой информации, командующий ПВО Израиля Ц. Хаймович заявил о ста ракетах и минах, выпущенных по Израилю за день. Из них система противовоздушной обороны перехватила около двадцати релевантных снарядов. После заявления представителей ХАМАСа, пресс-служба армии обороны Израиля в своём твиттере опубликовала сообщение о зафиксированных двух миномётных снарядах из Газы и ответной атаке ЦАХАЛа.
Б. Нетаньяху впервые с момента начала эскалации (март) приехал на юг страны, где встретился с главами общин Юга в городе Сдерот. Глава Государства сообщил жителям населённых пунктов региональных советов Шаар а-Неев, Эшколь и Хоф-Ашкелон, что не может гарантировать скорое разрешение конфликта и попросил их быть готовыми к длительной кампании. Более того, он подчеркнул, что никакое мирное соглашение в той или иной форме израильская сторона не приемлет до тех пор, пока со стороны Газы не будут прекращены запуски огненных воздушных змеев.
Позже Армия обороны начала учения «Стальные ворота», которые имитируют вхождение сухопутных войск в сектор Газа. «Суррогатом Газы» стал город Беэр-Шева. Помимо военных учений, Израиль наложил ограничения на поставку в Газу топлива и газа, а горячее и лекарства поставляются теперь только после рассмотрения каждого конкретного случая и вынесения решения по нему. Эти санкции стали самыми жёсткими за всю историю введения ограничений.
В сложившихся обстоятельствах парламент Израиля отменил поправку к одному из Основных законов — закону о правительстве — согласно которой премьер-министр и глава Министерства обороны в исключительных случаях могли объявлять войну, не согласовывая это решение с военно-политическим кабинетом и самим Кнессетом.
Соглашение о перемирии было достигнуто в ночь на 21 июля, однако на следующий день Нетаньяху заявил о готовности Израиля при необходимости нанести ещё более мощные удары по Газе, чем ранее. Палестино-израильское урегулирование обсуждалось также в конце июля заместителем главы Министра иностранных дел России М. Богдановым и директором Службы общей разведки Палестины М. Фараджем.
В конце июля вышла на свободу палестинка А. Тамини, находившаяся в заключении в течение почти восьми месяцев после нападения на израильского офицера.
В течение августа конфликт развивался по своему обычному сценарию: со стороны сектора Газа выпускались ракеты, силы ВВС Израиля в ответ наносили удары по объектам в Газе. Президент Палестины М. Аббас призвал международное сообщество вмешаться в ситуацию. Франция попросила стороны не допускать дальнейшей дестабилизации. Новое соглашение о перемирии на фоне интенсивных взаимных обстрелов было заключено в ночь на 10 августа. В конце месяца Израиль закрыл контрольно-пропускной пункт «Эрез» на границе с Газой в связи с непрекращающимися протестами. Открыть КПП израильские власти распорядились 27 августа.

Двусторонние переговоры
В течение лета Б. Нетаньяху встречался 11 июля с президентом России В. Путиным в ходе своего визита в Москву и 23 июля — с главой Министерства иностранных дел С. Лавровым и главой Генштаба России В. Герасимовым в ходе визита российской делегации в Израиль. На встречах обсуждалось палестино-израильское урегулирование и ситуация в Сирии, в частности, израильская сторона заявила о заинтересованности в выводе сил Ирана из Сирии, при этом не отказываясь от каких-либо предложений российской стороны. Б. Нетаньяху отметил, что переговоры двух стран могут повысить безопасность и уровень доверия на Ближнем Востоке.
Власти Израиля продолжают борьбу с нелегальной миграцией из стран бывшего СССР. В частности, Государство признало Украину безопасной страной, на территории которой не ведётся военных действий, и отказало многим мигрантам в получении статуса беженца. За 2017 год в страну прибыло 70 тысяч нелегальных мигрантов с постсоветского пространства, причем самый большой процент людей — украинские граждане. В августе на встрече министра иностранных дел Украины П. Климкина с министром по вопросам охраны окружающей природной среды Государства Израиль, министром по делам Иерусалима и еврейского наследия и сопредседателем Совместной межправительственной украино-израильской комиссии по вопросам торговли и экономического сотрудничества З. Элькиным, стороны договорились в ближайшее время провести официальные консультации с целью окончательного решения вопроса. Помимо этого, министры обменялись мнениями по актуальным вопросам сотрудничества Израиля и Украины, в частности, обсуждалось Соглашение о свободной торговле.
В конце августа в Израиль прибыл советник президента США по национальной безопасности Д. Болтон. В ходе встречи с Б. Нетаньяху обсуждалась иранская проблема; по словам Болтона, одной из главных задач США сегодня является помешать Ирану получить ядерное оружие.

Внутренняя политика
Закон о национальном характере
19 июля после восьмичасовых дебатов Кнессет принял новый Основной закон — «Израиль — национальное государство еврейского народа» (Хок ха-Леум). При голосовании в третьем чтении 62 депутата поддержали документ, 55 высказались против, двое воздержались, что показало разлом по линии правых и левых. Окончательная версия закона закрепляет:
¥ статус Израиля как национального государства еврейского народа;
¥ государственную символику;
¥ единый и неделимый Иерусалим как столицу;
¥ иврит как государственный язык (при этом арабский пользуется особым статусом и, кроме того, не умаляется фактический статус арабского языка, сложившийся до вступления в силу закона, о чём говорится в одном из пунктов Статьи 4);
¥ принцип собирания рассеянных по миру евреев.
Из итоговой версии было убрано спорное положение о приоритете еврейских традиций Израиля над демократическими принципами в случае, когда Верховный суд Израиля — БАГАЦ — выносит решение, а также был принят компромиссный вариант статьи о поселениях, из которой были убраны положения, признанные дискриминационными в отношении арабского населения.
Депутаты Кнессета от арабского Объединённого списка разорвали бумажные копии и покинули зал заседаний в знак протеста. Депутат Талаб абу Арар назвал день принятия закона «чёрным днём для израильской демократии», поскольку, по его мнению, Кнессет де-факто признал, что арабам, которые составляют 20% населения страны, в Израиле не место.
Документ вызвал волну критики не только со стороны арабского меньшинства страны, но и со стороны друзского сектора, и после его принятия община обратилась в Верховный суд. Петицию для Высшего суда справедливости с требованием изменить ряд положений закона подписали три друза-депутата Кнессета — С. Саад, Х. Амар и А. Хадсон, причём только Саад является депутатом от оппозиции (партии «Авода», входящей вместе с партией «ха-Тнуа» в блок «Сионистский лагерь»), двое других парламентариев — представители правящей коалиции, а именно партий «Наш дом Израиль» и «Кулану». В первую очередь критические замечания вызвал седьмой параграф закона, который был расценен друзами как дискриминационный, поскольку он закрепляет лишь еврейское поселенчество в качестве национального приоритета.
Помимо парламентариев, с протестом выступили около ста действующих и бывших офицеров Армии обороны друзского происхождения, которые объединились для борьбы с законом в специальный форум, инициатива создания которого принадлежит генералу в отставке И. Фаресу, расценивающего закон как оскорбительный для общины, которая и так никогда не ставила под сомнение еврейский характер Государства. Другой генерал в отставке А. Асад опубликовал открытое письмо к Б. Нетаньяху, в котором подчеркнул, что многие друзы погибли, защищая страну, которую они, как и евреи, считают своей родиной. Несколько действующих друзских офицеров объявили о своей отставке в знак протеста.
1 августа правительство предложило друзам проект урегулирования противоречий, над которым работали духовный лидер общины шейх М. Тариф, министры А. Кара и Я. Левин («Ликуд»), депутат Х. Амар, экс-депутат Ш. Шанан. Проект предполагает законодательное закрепление статуса друзов, а также черкесов; признание вклада друзской общины в дело государственного строительства; обеспечение привилегий представителей любых меньшинств, служащих в ЦАХАЛе; и признание вклада всех, независимо от национальности и вероисповедания, кто защищает страну.
План, предложенный правительством, устроил не всех представителей общины. 2 августа на встрече Б. Нетаньяху с председателями местных советов друзских населённых пунктов А. Асад, автор открытого письма к премьеру, назвал Израиль «государством апартеида», после чего израильский лидер покинул собрание. Кроме того, организаторы митинга друзской общины, который 4 августа собрал в Тель-Авиве около 100 тысяч человек, уже после заявления о предложенном правительством компромиссном плане сообщили, что мероприятие всё равно состоится.

Закон о призыве
В 2015 году под давлением религиозных партий к Закону о призыве была принята поправка, которая освобождала от призыва учащихся иешив (высшие религиозные учебные заведения). После этого партия «Еш Атид» подала иск в Высший суд справедливости, который был удовлетворён в сентябре 2017 года ввиду того, что поправка является неконституционной и противоречит принципу равенства все граждан перед законом. Суд отсрочил выполнение вердикта и дал Кнессету год на то, чтобы принять новый закон и урегулировать ситуацию.
Новый вариант законопроекта устанавливает количество призывников из числа харедим, которое каждый год должно увеличиваться (но речь всё равно идёт всего о 5-8%). В новом варианте нет пункта об уголовной отвественности учащихся иешив за уклонение от службы, однако предполагается введение экономических санкций и уменьшение бюджета религиозных учебных заведений в случае невыполнения квот призыва, причём размер штрафа тоже будет увеличиваться каждый год. Если же не будет выполняться 85% годовой квоты, то все студенты будут призываться на общих основаниях. 
В ночь на 3 июля состоялось голосование в первом чтении, и с результатом 63-39 поправки были приняты. Во многом такой расклад обеспечила больше всего заинтересованная в законе партия «Еш Атид». Депутаты ультраордоксальных партий проголосовали против.
7 августа БАГАЦ вновь отсрочил выполнение своего сентябрьского вердикта, на сей раз до начала декабря; таким образом, у Кнессета, который выходит с каникул в октябре, есть ещё несколько месяцев на принятие нового закона. Лидер партии «Еш Атид» Я. Лапид выступил с критикой премьер-министра, заявив, что тот руководствуется лишь узкими политическими интересами своими и тех, кто отправляет молодых иешиботников на демонстрации против призыва.

***
С момента начала эскалации палестино-израильского конфликта в результате «террора воздушных змеев» сильно пострадал ют страны — в общей сложности выгорели несколько тысяч акров посадок. В июле многие офицеры, которые четыре года назад участвовали в операции «Нерушимая скала», были привлечены к участию в крупномасштабных манёврах, развёрнутых в пустыне Негев. Не исключено, что, учитывая приглашение представителей СМИ, целью мероприятия является психологическая атака и пока только предупреждение ХАМАСа о серьёзности намерений израильской стороны. В том числе такая мера обусловлена тем, что соглашение о перемирии, достигнутое в середине месяца, вызвало большой скандал в кабинете министров Израиля, причём из-за пункта о прекращении «огненного терроризма», а в частности из-за формулировки ХАМАСа о том, что активность «огненного отряда» не сразу сойдёт на нет, а будет снижаться постепенно. Лидер партии «Еврейский дом» Н. Беннет и министр по делам разведки И. Кац настаивают на том, чтобы глава оборонного ведомства А. Либерман вынес на обсуждение военно-политического кабинета конкретные предложения по Сектору с целью разработки чёткой стратегии, реализация которой способна положить конец терактам и диверсиям. Возможными вариантами могут быть: низложение администрации ХАМАСа, о чём ранее уже говорила министр юстиции А. Шакед; либо создание комплекса безопасности на границе с Сектором подобно тому, как это было сделано на границах с Ливаном и Сирией.
Что касается палестинской стороны, то она надеется в том числе на помощь России. Об этом говорил, в частности, посол Палестины в РФ Абдель Хафиз Нофаль. Напомним, что заместитель министра иностранных дел и спецпредставитель Президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки М. Богданов еще в феврале заявлял о готовности Москвы выступить в качестве посредника на переговорах. После акций протеста заместитель постоянного представителя России при ООН В. Сафронков подтвердил готовность Москвы предоставить площадку для попытки мирного урегулирования. Однако сам Израиль в стол переговоров не верит.

Принятие нового закона о национальном характере Государства Израиль обострило отношения между правительством и друзами. Хок ха-Леум выступил катализатором, поскольку кризисные моменты возникали ранее. В частности, очевидно социально-экономическое неравенство между общиной и еврейским населением: в друзских населённых пунктах нехватка жилищного фонда и неразвитая инфраструктура. Молодое поколение друзов, считающее престижной службу в рядах ЦАХАЛа и чувствующее себя в армии на равных с евреями, после окончания службы сталкивается с куда более прохладным отношением к ним гражданского населения. 
Правящие силы, обеспокоенные массовыми выступлениями лояльного к Государству меньшинства, посчитали, что игнорирование протестов в данном конкретном случае является вариантом пораженческим. Б. Нетаньяху принял решение о созыве специального заседания. На недовольство друзов отреагировала также правая партия «Еврейский дом» в лице её лидера Н. Беннета, занимающего также пост министра просвещения. Беннет охарактеризовал друзскую общину как «кровных братьев израильтян» и заявил, что правительство должно приложить все усилия для поиска компромисса с меньшинством.
В течение 45 дней правительство и община должны совместно сформулировать детали плана по урегулированию конфликта, который может либо стать поворотной точкой в том, что касается положения друзов в Государстве, либо правительство действующего премьера, как и предыдущие правительства, потерпит поражение в налаживании диалога с меньшинством.

Кризис вокруг Закона о призыве вызвал волнения в стане правящей коалиции. Необходимо отметить, однако, что, с одной стороны, лидеры ультраортодоксов, в частности, А. Дери (партия «ШАС»), заявляют о том, что не всеобщая мобилизация, а изучение Торы является для народа Израиля высшей ценностью, поэтому религиозное сообщество намерено не допустить сокращения бюджета учебных заведений. С другой стороны, текущий вариант будущего закона вполне устраивает религиозные фракции, поскольку, во-первых, по нему пойдёт служить лишь 5-8% иешиботников; во-вторых, харедим очень дорожат своими мандатами и заявление Я. Лицмана о выходе из правительства его партии «Яадут а-Тора» в случае принятия закона может быть не более чем формой психологического давления.
Лидер партии «Еш Атид» Я. Лапид отметил, что новый закон только пойдёт на пользу молодым ультраортодоксам, которые после службы в армию будут трудоустроены и затем интегрируются в израильское общество. Я. Лапид подчеркнул также, что его партия обеспечит правительству большинство при голосовании, так как фракцию устраивает последний вариант, разработанный армейским отделом кадров и Министерством обороны; более того, глава Оборонного ведомства А. Либерман обещал, что в законе более не будет изменено ни одной буквы. Но, если премьер-министр в очередной раз пойдёт на уступки ультраортодоксов и компромиссный вариант не будет принят, то Б. Нетаньяху должен будет объявить о досрочных выборах.

Т. Мошкова

Турция: май 2018 г. (дайджест)

В преддверии досрочных выборов, запланированных на июнь, руководство Турции пытается укрепить свои позиции на всех возможных внешнеполитических направлениях, пытаясь одновременно найти союзников на мировой арене в лице России и других стран, а также заполучить голоса избирателей.

На внутриполитической повестке дня наблюдается усиленная подготовка к предстоящим выборам, сопровождающаяся началом предвыборных кампаний партий и их кандидатов, а также достаточно тяжелой экономической ситуацией, полностью справиться с которой властям по-прежнему не удается.

Отношения с Россией

Президент Турции Р.Т. Эрдоган все чаще акцентирует внимание на том, что именно Россия является одним из основных стратегических партнеров государства. Так, лидер Турции заявил, что о прекращении сотрудничества с Россией не может быть и речи, даже в случае применения Западом санкций.

Подобные заявления вызваны намерением США ограничить Турции поставки истребителей F-35 за решение последней приобрести российские комплексы С-400. Усиление пророссийской риторики продиктовано политическими реалиями, в которых в последнее время оказалась Турция. Учитывая скорое проведение досрочных парламентских и президентских выборов, которые, вероятно, не будут признаны легитимными рядом стран западного мира, Эрдоган стремится заручиться поддержкой России, в последнее время разделяющей позиции Турции по ряду внешнеполитических вопросов, в частности, по необходимости сохранения ядерной сделки с Ираном, которую президенты двух стран обсудили в ходе телефонных переговоров 11 мая. К тому же, не слишком долго Турция переживала по поводу возможного отсутствия F-35 в списке технических вооружений своей армии, найдя им замену в лице аналогичных многофункциональных Су-57, как и в случае с ЗРК – российского производства. Также две страны продолжают координацию действий в Сирии. 24 мая в Анкаре с целью обсуждения сирийской проблематики спецпредставитель президента РФ А. Лаврентьев и замглавы МИД РФ С. Вершинин были приняты их турецкими коллегами, а 31 мая состоялась встреча спецпредставителя президента РФ с президентом Турции. Помимо этого, 29 мая были проведены телефонные переговоры Путина и Эрдогана, посвященные этой же теме. Также стало известно, что дальнейшее обсуждение данного вопроса продлится в ходе трехстороннего саммита в формате Москва – Анкара – Тегеран, который может состояться уже в конце августа или начале сентября.

Отношения с Западом

Отношения Турции с США в настоящий период времени переживают новый виток напряженности.

Помимо вопроса поставок F-35, взаимодействие осложняют внешнеполитические противоречия, связанные с переносом Соединенными Штатами своего посольства из Тель-Авива в Иерусалим, а также решением о выходе из СВПД. В качестве ответа Эрдоган 14 мая отозвал для консультаций посла Турции из Вашингтона, правда, ненадолго – уже 31 мая дипломат вернулся обратно. Однако на этом негласная конфронтация не закончилась: позже глава МИД Турции М. Чавушоглу заявил о намерении Турецкой Республики закрыть одну из главных американских баз «Инджирлик». Поводов, как и всегда, было достаточно много – Турция вспомнила и о поддержке США курдских формирований в Сирии, и даже об отказе в экстрадиции Ф. Гюлена, однако подобные заявления, как и неоднократно звучащие высказывания о выходе из НАТО, повторяются руководством страны достаточно часто, и почти всегда с определенной целью – в данном случае призваны лишний раз подчеркнуть независимость Турции перед грядущими выборами.

В рамках отношений в формате Турция – ЕС не остался незамеченным трехдневный визит лидера Турецкой Республики в Великобританию, в ходе которого президент Эрдоган был принят с королевой Елизаветой II и премьер-министром Т. Мэй. В мировых СМИ визит, длящийся с 13 по 15 мая уже окрестили «предвыборным». В ходе своего выступления в стенах Королевского института международных отношений Chatham House, президент Турции публично подверг критике действия США в отношении палестинцев, усомнился в главенствующей роли Америки на Ближнем Востоке, а также пожаловался на недостаточное содействие Европейского Союза по вопросу беженцев. В то же время, Эрдоган поспешил напомнить о важнейшей роли Турции в рамках обеспечения гуманитарной помощи и борьбы с террористическими группировками. Также, несмотря на то, что ряд европейских стран, решительно выступил против проведения митингов в поддержку турецкого президента и его партии, среди которых традиционно находится Германия, Австрия и Нидерланды, выступление Эрдогана перед турецкой общиной в столице Боснии и Герцеговины все же имело место, а вступление Турции в ЕС, по его словам, все еще отвечает интересам государства.

Ближний Восток

Последний месяц внимание мирового сообщества на ближневосточной арене приковано к событиям, происходящим в секторе Газа. Турция, рассматривающая себя в качестве одного из главных игроков Ближнего Востока, не смогла воздержаться от комментариев и ответных мер, предопределив очередной этап напряженности в отношениях с Израилем, которые только недавно получили импульс к развитию после инцидента 2010 года.

В связи с гибелью палестинцев в ходе столкновений с израильскими силами, а также открытием посольства США в Иерусалиме, Эрдоган обрушился с обвинениями на Израиль, назвав его террористическим государством. Также президент объявил трехдневный траур по погибшим и призвал созвать экстренное заседание Совета Безопасности ООН и саммит Организации исламского сотрудничества. Нарастающую конфронтацию между странами усугубил также тот факт, что Турция и Израиль обменялись послами.

Что касается Сирии, то Турция продолжает укреплять свое присутствие в Африне и на северо-западе Алеппо путем создания там военных баз. Так, к маю в этих регионах появились три турецкие базы, а также три пункта мониторинга, расположенные в провинциях Идлиб и Хама и призванные контролировать соблюдение режима прекращения огня.

Внутриполитическая обстановка

В мае Высшая избирательная комиссия Турции одобрила список из шести кандидатов в президенты, а по всей стране был дан старт предвыборным кампаниям.

Предвыборная программа действующего главы государства и одного из главных претендентов на победу в выборной гонке Р.Т. Эрдогана стала вполне предсказуемой. Среди главных задач – укрепление сотрудничества с Россией, а также поиск контактов с США и ЕС. Вместе с этим, отмечены слабо сопоставимые с вышеуказанными пунктами необходимость решения кипрского вопроса, поддержка палестинского народа, а также приверженность сохранению территориальной целостности Украины по вопросу крымского полуострова. Также интересно, что, в соответствии с решением Высшей избирательной комиссии Турции, каждый кандидат может получить финансовую поддержку своей предвыборной кампании в размере не более 13,916 лир от одного человека. Поэтому, в то время как лидер страны почти в каждом уголке государства активно доносит до народа мысль о том, что Турция добилась немалых успехов на региональной арене и вскоре станет мировой державой, правящая Партия справедливости и развития (ПСР) массово распространяет хештег «#SendeDestekOl» и собирает «пожертвования» в поддержку предвыборной кампании своего кандидата.

Кроме этого, к парламентским выборам продолжают готовиться партии, и, чем ближе выборы, тем интереснее и смелее звучат их предвыборные заявления. Так, например, председатель главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), которая представлена на выборах в союзе с еще двумя националистическими силами, К. Кылычдароглу сосредоточился не только на внешних вызовах, но и на внутренних проблемах, пообещав за 4 года решить курдский вопрос. Однако, как именно партия намерена устранить одну из острейших внутриполитических проблем, с которой Турция не может справится уже на протяжении долгих лет, он не пояснил. Кандидат от «Хорошей партии» М. Акшенер, в свою очередь, пытается выстроить предвыборную кампанию на жесткой критике действующих властей, акцентируя внимание на реализуемом внешнеполитическом курсе и бедственном экономическом положении.

Также заслуживает внимания тот факт, что в разгар предвыборной гонки Эрдоган особенно жестко отвечает на нападки своих конкурентов. Так, например, глава государства подал в суд на кандидата от Народно-республиканской партии (НРП) М. Индже за его высказывание о давних контактах Эрдогана и Ф. Гюлена, которые сам президент отрицает.

Экономическая ситуация

Месяц начался с долгожданного для Турции события с точки зрения внешней торговли – 1 мая Россия разрешила ввоз томатов турецким предприятиям без каких-либо ограничений. Кроме этого, 26 мая турецкая «Botas» и «Газпром» заключили соглашение о сухопутной части газопровода «Турецкий поток», строительство которой будет осуществляться совместной проектной компанией «TurkAkim Gaz Tasima A. S.». Также стало известно о том, что Россия выплатит Турции 1 миллиард долларов в рамках соглашения о скидке за поставки газа в 2015 и 2016 годах. Не менее важной стала новость о подготовке к старту другого турецкого проекта – Трансанатолийского газопровода (TANAP), альтернативного «Турецкому потоку», который будет запущен 12 июня.

В то же время, на фоне успехов на внешнеэкономическом направлении, отвечающие за экономику страны ведомства пытаются сделать все возможное для предотвращения обвала национальной валюты и поддержания турецкой экономики в целом. Центральный банк Турецкой Республики, который 23 мая созвал экстренное заседание после падения курса турецкой валюты на 5,1%, попытался укрепить лиру путем повышения ставки поздней ликвидности с 13,5 до 16,5%. Мера оказалась своевременной, и уже к 25 мая курс лиры к доллару возрос почти на 3%, что, однако, не является гарантией дальнейшего укрепления валюты. К тому же, действующий президент Эрдоган, мотивированный необходимостью придерживаться принципов глобального управления денежно-кредитной политики, открыто выступает против повышения процентных ставок, отчаянно призывая турецких граждан хранить свои сбережения в национальной валюте, не размениваясь на доллар и евро.

***

В настоящий период времени внутренняя и внешняя политика Турции остается заложницей выборов, до которых остается чуть меньше месяца. Официальная Анкара по-прежнему придерживается выдвинутого ранее курса, ориентированного на сближение с союзниками и самостоятельность, пытаясь экстренно исправить все недочеты с целью привлечения максимального количества сторонников. При этом, уверенно выдерживает нарастающую конкуренцию оппозиция, к несчастью для Эрдогана и ПСР уже завоевавшая значительный процент избирателей. Утверждать, кто из заявленных кандидатов займет пост главы государства пока что достаточно сложно, как и сложно предугадать, насколько предвыборные лозунги и обещания политиков будут соответствовать действительности после выборов, ведь даже на данном этапе некоторые из них звучат не только неубедительными, но и в принципе трудно реализуемыми на практике.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: апрель 2018 г. (дайджест)

В апреле Турция пережила достаточно много важных событий, как на внутри-, так и на внешнеполитической повестке дня. Одним из ключевых стал визит президента России в Анкару, а также продолжение трехстороннего диалога в формате Москва-Анкара-Тегеран. Что касается отношений с Западом, то их можно охарактеризовать как стабильно нейтральные – за последний месяц существенного похолодания или, наоборот, потепления в диалоге с США или ЕС не наблюдалось.

Внутренняя политика охарактеризована ожесточенной борьбой партий за допуск к запланированным на июнь досрочным выборам, о которых объявил президент Эрдоган, укреплением союзов, а также ужесточением риторики председателей партий в отношении своих конкурентов.

Внешняя политика

Самым значимым событием последнего месяца для российско-турецкого взаимодействия стал первый после переизбрания на пост президента визит В.В. Путина в Турцию, который продлился два дня. 3 апреля глава государства, в сопровождении делегации, состоящей из ряда высокопоставленных министров, прибыл в Анкару, где был тепло встречен Р.Т. Эрдоганом. Официальная церемония приветствия прошла по стандартному сценарию – согласно дипломатическому протоколу, с ротой почетного караула, которую Путин приветствовал по-турецки, и другими почестями. Цель визита в целом соответствовала текущему внешнеполитическому курсу – на повестке дня по-прежнему находится укрепление двустороннего сотрудничества по ключевым вопросам, среди которых Сирия, ряд экономических проектов, в том числе и поставки ЗРК С-400, которые турецкий лидер просил ускорить. По итогам двусторонних переговоров, состоявшихся в первый день визита, главы России и Турции в очередной раз подчеркнули восстановление двусторонних отношений и выразили надежду на их дальнейшее развитие. 25 апреля стало известно, что Россия начала производство систем С-400 для Турции, начав тем самым исполнение заключенного ранее контракта.

Следующий день пребывания В.В. Путина в Турции ознаменовался проведением трехстороннего саммита глав России, Турции и Ирана, с целью обсуждения сирийского вопроса. 4 апреля по итогам саммита лидеры стран-гарантов опубликовали совместное заявление, в котором подчеркивается приверженность соблюдению резолюции ООН, обеспечению суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также решению конфликта путем политического процесса. Тем не менее, в настоящее время Турция продолжает проводить политику двойных стандартов. Принципы, заявленные в итоговом документе саммита, не помешали президенту Эрдогану выразить поддержку осуществленным 14 апреля авиаударам коалиции, возглавляемой США, по объектам в Сирии. Позже аналогичное одобрительное сообщение, перечеркивающее принципы о невоенном урегулировании конфликта, достигнутые днями ранее на саммите в Анкаре, появились и на официальном сайте МИД Турецкой Республики. В этот же день Путин и Эрдоган провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили в том числе и обострившуюся обстановку в регионе, однако позиции сторон по поводу нанесенного США удара остались прежние, а если быть точнее – диаметрально противоположные. Кроме этого, Турция заявила о том, что не собирается передавать Африн под контроль официального правительства Сирии, о необходимости чего ранее говорил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Сирийский вопрос также обсуждался в ходе встречи глав МИД трех стран, которая состоялась 28 апреля в Москве. В ходе переговоров министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу заявил о неприемлемости применения силы для разрешения сирийского кризиса, тем самым в очередной раз поставив под сомнения определенность внешнеполитического курса Анкары, которая двумя неделями ранее приветствовала авиаудары США. Помимо этого, стороны условились укрепить взаимодействие с ООН по созданию конституционного комитета, а также продолжать активную борьбу с террористическими угрозами. Что касается обвинений по вопросу применения химического оружия в Сирии, то стороны потребовали компетентного и своевременного расследования ОЗХО.

Сложными остаются отношения Турции с США и ЕС. Поддержка ударов США по сирийским объектам стала одним из немногих случаев, когда взгляды Турции и Соединенных Штатов сошлись. В остальном противоречия только усиливаются, и если раньше они в основном касались внешней политики, то сегодня США, совместно с ЕС, осуществляют попытки критиковать внутриполитическую систему Турции, осуждая процедуру досрочных выборов, что негативным образом сказывается на взаимодействии сторон. Нет никаких улучшений и на европейском направлении, где ЕС и Турция продолжают обмениваться взаимными претензиями. Так, например, в ежегодном докладе Еврокомиссии, который турецкие власти резко и решительно осудили, выражается точка зрения о регрессе Турции относительно процесса вступления в Евросоюз.

Внутриполитическая обстановка

На протяжении долгого времени турецкие СМИ муссировали слухи о возможном проведении досрочных выборов, некоторые эксперты даже осуществляли попытки назвать предположительную дату, которая, как правило, приходилась на август текущего года. В какой-то момент председатель Партии националистического движения (ПНД) Д. Бахчели, состоящий в союзе с правящей ПСР, фактически подтвердил догадки и даже призвал власти провести выборы 26 августа, однако 18 апреля президент Турции сделал заявление, которое стало неожиданным для всех – начиная от простых граждан, и заканчивая партиями и их кандидатами: досрочные парламентские и президентские выборы состоятся уже через несколько месяцев – 24 июня. Важно отметить, что за такой короткий срок ряд партий не успеет должным образом подготовиться к выборам и столкнется с рядом проблем относительно своего участия, на что, вероятно, и рассчитывал Р.Т. Эрдоган, принимая такие меры. Так, например, долгое время неопределенной оставалась судьба «Хорошей партии», возглавляемой М. Акшенер – одной из главных соперников нынешнего главы государства. Согласно действующему в Турции законодательству, «Хорошая партия» является слишком «молодой», а по этой причине не может принимать участия в выборах. Однако в последний день оглашения списков Высшей избирательной комиссией стало ясно, что партия Акшенер все же составит конкуренцию ПСР на грядущих выборах, причем не без помощи Народно-республиканской Партии (НРП), пожертвовавшей 15 депутатами, которые присоединились к «Хорошей партии» с целью предоставления ей необходимых 20 мест в парламенте. Критика, которой встретили новость в ПСР и ПНД, говорит лишь о том, что «Хорошую партию» действительно не ждали на выборах, и теперь победа Эрдогана и его Партии справедливости и развития не настолько очевидна, насколько была раньше.

Также 17 апреля состоялось заседание Совета национальной безопасности Турции, в результате которого было принято решение о продлении режима чрезвычайного положения еще на 90 дней. Таким образом режим ЧП в стране будет продлен уже в 7 раз. К слову, с точки зрения западных держав, именно продление режима ЧП, за что Турция неоднократно подвергалась критике, является основным препятствием для проведения честных и прозрачных выборов в июне.

Помимо этого, Турция продолжает развивать свои вооружения. Достижением прошлого месяца можно считать запуск первых баллистических ракет. Теперь Турецкая Республика намерена развивать сухопутную технику. 26 апреля Министерство обороны объявило победителя тендера на серийное производство первых в истории Турции танков собственной разработки Altay. Турецко-катарская компания ВМС, выигравшая тендер, должна будет поставить Турции 250 единиц техники в качестве первой партии. В рамках модернизации армии, данные танки должны заменить устаревшие немецкие и американские модели.

Еще одним важным событием месяца стало открытие первого в истории Турции Международного авиасалона Eurasia Airshow в Анталье, который прошел с 28 по 29 апреля. Среди участников Eurasia Airshow, где было представлено более 150 воздушных судов, помимо Франции, Великобритании, Ирана и других, также принял участие давний союзник Турции, с которым она активно развивает отношения в последнее время – Катар, а также Россия. Ранее Генеральный директор Eurasia Airshow заявлял, что данное мероприятие рассматривается не только с точки зрения развития авиации, но и двусторонних отношений с участниками, в частности, с широко представленной на выставке Россией.

Экономическая ситуация

Совместные экономические проекты стали одной из главных тем переговоров В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана в Анкаре. Одним из главных по-прежнему является реализация АЭС «Аккую» в Мерсине. В ходе визита Владимира Путина лидеры приняли участие в закладке фундамента объекта, тем самым дав старт началу его строительства. Сегодня общий объем инвестиций в проект достигает 22 млрд. долларов. Предполагается, что первый энергоблок АЭС, которая по плану снизит зависимость Турции от угля и газа, будет запущен уже в 2023 году – к столетию Турецкой Республики. Не остался без внимания на переговорах уже ставший традиционным вопрос о поставках турецких томатов. В итоге 23 апреля «Россельхознадзор» допустил еще пять турецких предприятий до российского рынка, тем самым увеличив их количество до 20. По итогам переговоров также стало известно, что Российский фонд прямых инвестиций и турецкий суверенный фонд приняли решение открыть Российско-турецкий инвестиционный фонд, призванный развивать сотрудничество в сфере экономики, торговли и инвестиций. Известно также, что вклад в данный проект с каждой стороны составит 500 млн. долларов. Продолжает свое развитие еще один немаловажный совместный российско-турецкий проект. 30 апреля «Газпром» объявил о завершении строительства морской части первой нитки газопровода «Турецкий поток». Таким образом на настоящий момент выполнено уже 62% работ и построен 1161 километр газопровода. Министр энергетики России Александр Новак, входивший в российскую делегацию, сообщил, что сухопутный участок газопровода будет осуществлен совместной компанией.

Что касается экономики самой Турции, то ситуация остается неблагоприятной как для турецких компаний, так и для инвесторов. На фоне ухудшения экономических показателей, власти страны пытаются ослабить давление иностранных валют, в частности, доллара на национальную экономику. Так, например, Центральный Банк Турции принял решение вывести весь золотой запас, оценивающийся почти в 29 тонн, из США. Вслед за Центральным Банком золотые запасы начали вывозить и частные банки Турции, одним из который стал Halk Bankası.      Однако подобные действия, скорее, можно назвать недружелюбным политическим шагом в сторону США на фоне обострившихся двусторонних отношений, чем экономическими мерами. Лира по-прежнему нестабильна и уже давно не достигает высоких экономических показателей. Впервые за долгое время рост валюты наблюдался 13 апреля – тогда курс лиры к доллару достиг 4,08, что, тем не менее, все равно остается низким показателем для страны с развивающейся экономикой. Кроме этого, высокие показатели сохраняет инфляция. Несмотря на то, что, по данным Института статистики Турции, инфляция в стране постепенно снижается, она по-прежнему остается на достаточно высоком уровне, составляя 10% и оказывая неблагоприятное влияние на экономическую ситуацию страны.

***

Турецкая Республика в целом остается верна своему внешнеполитическому и внутриполитическому курсу, которого она придерживалась ранее. Во внешней политике Турция продолжает отстаивать свои национальные интересы, при этом по-прежнему не имея четкого плана действий, что вынуждает ее балансировать между союзниками по астанинскому процессу и США. Именно в силу своей неопределенности Турция позволяет себе сначала рассуждать о неприемлемости силового решения сирийского конфликта, а после этого поддерживать удары коалиции в регионе, лишний раз демонстрируя свою неспособность придерживаться односторонней позиции и желание угодить всем.

Объявление о проведении досрочных выборов во внутренней политике в очередной раз подтвердили намерения Эрдогана укрепить вертикаль власти и необходимость скорейшего перехода к президентской форме правления. Президент Турции понимает, что до 2019 года – официальной даты проведения президентских и парламентских выборов – он может не сохранить свои позиции и всерьез боится укрепления оппозиции. Тем не менее, учитывая политику Р.Т. Эрдогана, в том числе ухудшение отношений с рядом стран на международной арене и нестабильную обстановку внутри страны, гарантий, что проведение досрочных выборов существенно спасет положение турецкого лидера нет. Более того, в случае победы, граждане Турции будут ждать от Эрдогана решительных действий по исправлению ошибок и налаживанию как внешне-, так и внутриполитической ситуации, однако, насколько сам действующий лидер, вдохновленный необоснованными амбициями, понимает степень ответственности и серьезность происходящего, остается только догадываться.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: декабрь 2017 г. (дайджест)

В декабре 2017 года наиболее выдающимся во внешнеполитических сношениях Турции событием стал первый за 65 лет визит турецкого лидера в Грецию. Помимо прочего, в течение месяца вектор внешней политики страны определяли, прежде всего, следующие два события: решение Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля, а также судебный процесс в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба.

В рамках внутриполитической риторики в декабре акцент делался на уже достигнутых экономических успехах действующего руководства, а также дальнейших проектах и постановлениях, направленных на улучшение благосостояния турецких граждан.

Параллельно происходили довольно противоречивые преобразования, связанные с общественной жизнью страны: с одной стороны, это тенденции к исламизации, с другой – попытки привести различные нормы и стандарты в соответствие с европейскими.

Дело Резы Зарраба

В начале месяца внимание турецких СМИ было приковано к инициированному США судебному процессу в отношении Резы Зарраба, ирано-турецкого бизнесмена, обвиняющегося в действиях, которые позволяли Ирану обходить американские санкции. В ходе одного из декабрьских слушаний он заявил, что действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган также причастен к организации схемы, вышеупомянутой деятельности. В качестве доказательства были приняты записи телефонных разговоров Зарраба с другими участниками схемы, которые велись ФБР с момента коррупционного скандала в Турции в 2013 году. В качестве реакции на дискредитирующее турецкое руководство дело Эрдоган заявил, что американские санкции – односторонние, и что Турция не брала перед США никаких обязательств по их соблюдению.

Внешняя политика

Тем не менее, дипломатический кризис в отношениях между Вашингтоном и Анкарой, глубинной причиной которого многие эксперты посчитали именно следствие в отношении Зарраба, сторонам удалось преодолеть. Стороны на взаимной основе возобновили выдачу неиммиграционных виз для граждан обоих государств.

Поистине самым значимым событием минувшего месяца стало принятое президентом США Дональдом Трампом решение о признании Иерусалима столицей Израиля, а также переносе американского посольства из Тель-Авива. Предпринятый американским руководством шаг стал не только поводом для критики и споров, но и удачной возможностью для Турции примерить на себя роль объединяющей весь исламский мир державы. По инициативе Турецкой Республики в Стамбуле был созван внеочередной саммит Организации исламского сотрудничества, на котором её участники осудили решение Вашингтона. Члены ОИС признали Восточный Иерусалим «оккупированной столицей» Палестины, а также подтвердили приверженность принципу двух государств. Кроме того, в Анкаре заявили о намерении в качестве ответного шага открыть посольство Турции в Восточном Иерусалиме: на данный момент Турция представлена в Палестине на уровне генерального консульства.

Вторым не менее важным событием стало ближневосточное турне президента России, в ходе которого он за день (11 декабря 2017 года) посетил 3 страны: Сирию, Египет и Турцию. В Сирии, на авиабазе Хмеймим, Путин заявил, что российские военные выполнили свою задачу по борьбе с «наиболее боеспособной группировкой международных террористов», и отдал приказ о выводе российских солдат (ограниченный контингент военных, тем не менее, останется). В Турции же в ходе двусторонних переговоров стороны обсудили дальнейшее урегулирование в Сирии, а также вопрос поставок российских ЗРК С-400 «Триумф».

Весьма интересно развиваются отношения с Европой. На фоне конфликтов и очевидной напряженности прошлых месяцев и даже лет, обе стороны стремятся выправить ситуацию. Довольно показателен пример с ФРГ, где в начале декабря Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев отказало в предоставлении убежища 367 из 768 последователей Фетхуллаха Гюлена (членов так называемой FETÖ, которая в Турции считается террористической организацией). В своих заявлениях они указывали на то, что в Турции против них «применялись пытки», однако в ведомстве эти утверждения назвали «безосновательными и неубедительными». Но данный факт турецкая пресса обращала особое внимание читателей, отмечая, что действия Германии позволят смягчить напряженность между двумя странами.

В ЕС, однако, позиция в отношении Турции достаточно неоднородна. Так, новоизбранный канцлер Австрии Себастьян Курц в конце декабря заявил, что Турции не место в Евросоюзе. Он отметил, что проводимый действующим турецким руководством политический курс приводит к тому, что страна сталкивается с «нарушением прав человека, основных прав и свобод». В Анкаре речь австрийского лидера вызвала серьёзное возмущение. Представители МИД Турции подчеркнули, что такой политический курс основан на «дискриминации».

Отношения с Грецией

Положительные изменения наметились в отношениях между Турцией и Грецией. 7 декабря Эрдоган прибыл в Афины с официальным двухдневным визитом. Это был первый визит главы турецкого государства в Грецию за последние 65 лет. В ходе совместной пресс-конференции глава греческого правительства Алексис Ципрас призвал страны «открыть новую страницу» в двусторонних отношениях, которая была бы основана на дружбе, а не взаимных провокациях. Во время встречи со своим коллегой, президентом Прокописом Павлопулосом, Эрдоган затронул тему Лозаннского мирного договора 1923 года, который, по его мнению, создаёт ряд трудностей для двух государств. Одной из таких трудностей является вопрос положения мусульманского меньшинства в Греции, которое управляется назначаемым государством муфтием. Касаясь дальнейшей судьбы турецко-греческих отношений, Эрдоган отметил: «Я верю, что, смотря в будущее, важно прежде извлечь урок из прошлого. <…> Ведь сегодня посредством сотрудничества как греческих, так и наших инвесторов, посредством предпринимаемых ими на взаимной основе шагов или даже средств, которые они могут инвестировать в третьи страны, мы построим совсем иное будущее, основанное на выгоде для обоих государств».

Внутриполитическая обстановка

Во внутренней политике наблюдались противоречивые тенденции, которые, тем не менее, весьма показательны с точки зрения проводимой Партией справедливости и развития политики в целом. С одной стороны, предпринимаются попытки действующего руководства исламизировать страну. С другой стороны, различные нормы и стандарты, применяемые в Турции, приводятся в соответствие с европейскими.

Так, согласно изменениям, внесённым министерством внутренних дел Турции в правила процедуры бракосочетания, регистрация браков более не является исключительной прерогативой мэров или назначаемых ими уполномоченных лиц. Теперь каждая пара, желающая заключить брак, имеет право обратиться к муфтию или иному представителю того или иного муфтията, например имаму. Согласно официальному заявлению властей, такой шаг позволит проживающим, например, в деревнях гражданам избежать обращения в муниципалитет.

С другой стороны, с 1 декабря 2017 года в Турции вступило в силу распоряжение министерства внутренних дел, обязывающее водителей в период с 1 декабря по 1 апреля использовать на своих автомобилях зимние шины, чтобы уменьшить количество ДТП в это время года. Первое время штраф за нарушение предписания составит немалые 625 турецких лир (около 9300 рублей). Второе нововведение коснулось тонировочных плёнок для автомобильных стёкол. Согласно проекту министерства науки, промышленности и технологий Турции, а также министерства внутренних дел Турции, светопропускающая способность стёкол автомобиля должна быть не менее 70%.

Таким образом, складывается весьма интересная ситуация: в течение года высшие представители руководства страны неоднократно заявляли о незаинтересованности Турции во вступлении в Европейский союз, однако в то же время происходит обновление ряда стандартов и норм, которые в конечном итоге вполне соответствуют таковым в государствах ЕС. При этом, тогда как в сфере законодательства предпринимаются попытки его сближения с европейским, в сфере общественной жизни происходит постепенная, но очевидная исламизация страны.

Экономическая ситуация

На фоне обострившейся конкуренции, связанной с появлением Хорошей партии, и участившихся споров с представителями оппозиции, прежде всего, Народно-республиканской партии, а также, очевидно, принимая во внимание предстоящие в 2019 году выборы, правящая Партия справедливости и развития во внутренней политике особый упор делает на экономическую составляющую.

В сентябре 2017 года была представлена «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди прочего она предусматривала 2% рост инфляции в период с октября по декабрь 2017 года, в связи с чем делалось предположение о том, что в 2018 году индекс потребительских цен увеличится на 3,6%. В декабре ведомства, ответственные за экономическую ситуацию в стране, провели соответствующие корректировки. Таким образом, было установлено, что с января 2018 года размер пенсионных выплат для граждан Турции увеличится на 4,97%, что соответствует уровню инфляции в период с июля по ноябрь 2017 года. Согласно прогнозу, к концу 2018 года средний размер надбавки к пенсии может достигнуть 144 турецких лир.

Власти страны ожидают также положительных сдвигов в вопросе занятости населения. В начале месяца сообщалось, что министерству экономики Турции посредством мер стимулирования привлечения инвестиций и поддержки экспортёров удалось привлечь более 100 турецких инвестиционных компаний к вложению 168 миллионов 921 тысячи лир в экономику страны. По мнению министерства в 2018 году это позволит создать в Турции более 200 тысяч рабочих мест.

Помимо всего прочего, в начале декабря Институт статистики Турции опубликовал данные об экономических показателях страны в третьем квартале 2017 года. Так, рост турецкой экономики составил 11,1% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Номинальный ВВП вырос на 24,2%. Комментируя экономическую ситуацию в стране, министр труда и социального обеспечения Турции Юлидэ Сарыэроглу подчеркнула, что в 2017 году Турецкая Республика обогнала по темпам роста Китай и Индию.

***

Декабрь 2017 года стал для внешней политики Турции месяцем постепенных перемен. Затяжные политические и дипломатические конфликты, которые не единожды чинили препятствия для плодотворного и конструктивного сотрудничества между Турцией и странами Запада, утрачивают энергию. Наблюдается достижение турецкой и немецкой стороной взаимопонимания по ряду вопросов. При этом вряд ли можно ожидать восстановления прежнего уровня доверия с Евросоюзом, в котором взгляды по вопросу отношений с Турцией и её членства в объединении весьма поляризованы.

Турецкий истеблишмент по-прежнему пытается доказать состоятельность взятой Турцией на себя роли региональной и едва ли не глобальной державы. Страной предпринимаются попытки возглавить процесс ближневосточного урегулирования, который вновь встал на повестку дня в связи с решением Вашингтона. Кроме того, расширяются контакты с соседними государствами, например, Грецией, которая раньше расценивалась в качестве практически врага.

Внутри страны смягчается ситуация возникшая после попытки государственного переворота в 2016 году. В погоне за поддержкой народа власти больше не опираются на борьбу с врагами государства в лице гюленистов: внимание потенциального электората обращают на успехи в области экономики, достигнутые при правлении Партии справедливости и развития, а также реформы, направленные на укрепление социального и финансового благополучия граждан страны.

Тенденции, наметившиеся в декабре 2017 года, вероятно, сохранятся и в первые месяцы 2018 года. Однако, учитывая предыдущие периоды, а также некоторую непоследовательность турецкой политики, говорить о долгосрочности этих тенденций нельзя. В отношениях с Западом вполне можно ожидать возникновения новых конфликтов в ближайшей перспективе. При этом вектор внутренней политики сохранит уже обозначенный выше вид.

В.Аватков, А.Финохин

 

Турция: ноябрь 2017 г. (дайджест)

В Турции сохраняется довольно противоречивая тенденция в вопросе распределения политической власти. С одной стороны, продолжается сосредоточение ресурсов государственного управления в руках правящей Партии справедливости и развития, с другой – постепенно усиливаются оппозиционные настроения в среде политической элиты страны, так, например, новообразованная «Хорошая партия» уже сумела занять пять мест в турецком парламенте за счёт независимых депутатов.

Внешнеполитический вектор сохраняет приобретённые ранее очертания. Турция продолжает налаживать отношения с Россией, расширяя не только двусторонние, но и контакты по вопросу сирийского урегулирования. При этом в отношениях с Западом всё более нагнетается напряжённость. В конце ноября в этой связи особое значение отводилось делу ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба.

В преддверии зимы в риторике турецких властей особое значение начинают приобретать вопросы энергетического обеспечения страны.

Отношения с Россией

13 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган осуществил рабочий визит в Сочи, где встретился с президентом России Владимиром Путиным. В ходе переговоров лидеры обсудили нынешнее состояние двусторонних отношений. Так, российский президент отметил, что «отношения можно считать восстановленными практически в полном объёме». В ходе переговоров были затронуты вопросы торгового и энергетического сотрудничества. Отмечалось, что за прошедший год объём взаимной торговли увеличился на 36%. Кроме того, в ходе встречи Эрдоган пригласил своего коллегу на церемонию закладки первого камня АЭС «Аккую», первый реактор которой, по словам Путина, будет запущен уже в 2023 году.

Что касается продовольственных санкций, с 1 ноября Россельхознадзор снял ограничения на поставки тремя турецкими предприятиями томатов, которые являются одним из ключевых наименований турецкого сельскохозяйственного экспорта. Путин также коснулся и «Турецкого потока»: в начале ноября «Газпром» объявил о завершении строительства российской части первой нитки газопровода, которая вошла в исключительную экономическую зону Турции.

Сирийский вопрос

Наряду с прочими темами, в ходе переговоров 13 ноября стороны обсудили и сирийский кризис. Ранее ряд экспертов отмечал, что цель визита турецкого лидера в Сочи заключалась в попытке надавить на Москву по вопросу участия сирийских курдов, в лице партии «Демократический союз» (PYD), в Конгрессе сирийского национального диалога.

Уже 22 ноября в Сочи в рамках подготовки вышеупомянутого Конгресса встретились лидеры России, Турции и Ирана. В ходе совместной пресс-конференции по итогам встречи политики договорились продолжить сотрудничество для окончательного уничтожения «Исламского государства» (запрещённая в России террористическая организация). Основной темой переговоров стало послевоенное устройство арабской республики. Стороны выразили приверженность суверенитету и территориальной целостности страны, а также приветствовали предстоящую встречу в составе всех заинтересованных сторон сирийского конфликта.

Уже 30 ноября в турецкой прессе появились сведения о том, что «Демократический союз», а также «Рабочая партия Курдистана», которую турецкий истеблишмент рассматривает в качестве аффилированной с PYD террористической организации, не будут принимать участие в общесирийской встрече в Сочи. Комментируя эту информацию, представители министерства иностранных дел Турции отметили, что выступают лишь против участия террористов в Конгрессе, но не курдов, как таковых; они также подчеркнули, что не должно остаться и следа режима Асада в новом сирийском руководстве.

Отношения с Западом

По-прежнему сохраняется напряженность в отношениях Турции с её западными партнёрами. На этом фоне имели место целых два дипломатических скандала между Турцией и НАТО. В ходе учений Североатлантического альянса в Норвегии, которые проходили с 1 по 18 ноября, военными были подготовлены мишени с изображениями потенциальных врагов Блока. Среди таких мишеней оказался и действующий президент Турции Эрдоган, а также основатель Республики Мустафа Кемаль Ататюрк. Альянс тут же стал объектом резкой критики со стороны турецких властей, которые отозвали с учений 40 своих военнослужащих. Реджеп Эрдоган в этой связи усомнился в уважении ко второй по величине армии НАТО (то есть, Турции). Представители НАТО, а также оборонного ведомства Норвегии поспешили принести извинения за инцидент, однако ситуацию усугубил следующий схожий случай. 18 ноября начальник генерального штаба Турции Хулуси Акар выступил на девятом Международном форуме по вопросам безопасности в Галифаксе (Канада). За некоторое время до этого на официальном твиттер-аккаунте Форума был опубликован анонс выступления, с приложенной к нему фотографией, которая была сделана после попытки государственного переворота в Турции в 2016 году. На ней был изображен Акар со следами ремней на шее, полученные им, будучи в плену.

Из позитивных моментов необходимо отметить тот факт, что обе стороны в ограниченном формате возобновили выдачу неиммиграционных виз для граждан обоих государств. Ранее, в октябре 2017 года, данная процедура была заморожена дипломатическими и консульскими представительствами двух стран.

Внутриполитическая обстановка

На отношениях с США также негативно сказывается дело Резы Зарраба, ирано-турецкого бизнесмена, который подозревается властями США в деятельности, позволявшей Ирану действовать в обход американских санкций. В 2013 году он также был фигурантом коррупционного скандала в Турции, к которому были причастны высшие должностные лица Республики, в том числе и сам Эрдоган (на тот момент премьер-министр страны). Изначально действия турецких властей ограничивались упрёками и критикой в адрес Соединённых Штатов, а также требованием выдать упомянутого бизнесмена. Имел место и дипломатический скандал, связанный с взаимной приостановкой выдачи неиммиграционных виз для граждан двух государств. Несмотря на многочисленные требования Анкары экстрадировать Зарраба, американские власти не закрыли дело. Таким образом, по итогам слушаний, предприниматель рассказал о коррупционной схеме, использовавшейся в 2013 году, а также открыл схему торговли с Ираном в обход санкций США. На момент конца ноября 2017 года по данному делу всё ещё проходят слушания.

На фоне централизации власти в Турции оппозиционные партии страны всеми силами стремятся укрепить остатки своего влияния. Так, в середине ноября лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели в эфире канала «TRT» предложил снизить 10%-ый электоральный барьер. Примечательно, что две из трёх оппозиционных партий, прошедших в Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) в 2015 году, а именно Партия националистического движения и курдская Демократическая партия народов (ДПН), едва преодолели этот барьер, набрав 11,9% и 10,7% голосов, соответственно. Представители правящей Партии справедливости и развития (ПСР) резко раскритиковали предложение, отметив, что увеличение числа парламентских партий может привести к трудностям в принятии государственных решений.

Помимо прочего в турецком парламенте произошло пополнение: в его состав вошла новообразованная (октябрь 2017 года) «Хорошая партия» (İyi Parti). По данным официального сайта ВНСТ, опубликованным 20 ноября, партия Мераль Акшенер получила 5 мест. Известно, что представительством в законодательном органе она обязана вступившим в неё независимым депутатам.

Экономическая ситуация

27 ноября (2017 года), выступая на церемонии вручения премии торговой палаты города Анкары, президент Эрдоган напомнил о проекте канала «Стамбул», о котором он впервые заговорил в 2001 году. В своей речи он подчеркнул, что завершился этап розыгрыша тендера на реализацию проекта. Строительство канала вызывает среди экспертов множество экономических, экологических и других споров. Тем не менее, одним из ключевых вопросов для стран региона является правовой режим будущего канала. Как известно, на сегодняшний день стратегически важные черноморские проливы, расположенные на территории Турции, регулируются конвенцией Монтрё от 1936 года. Статус «Стамбула», протяжённость которого по оценкам составит 43 километра, пока остаётся открытым. Строительство канала, которой должен будет снизить нагрузку на Босфор и Дарданеллы, планируется завершить к 2023 году, столетию основания Республики.

Согласно данным, опубликованным Управления по контролю и регулированию энергетического рынка Турции (EPDK) в конце ноября, объём производимой в стране энергии вырос в сентябре на 19,13% по сравнению с тем же периодом 2016 года и достиг отметки в 23 миллиона 930 тысяч мегаватт-час. При этом потребление электричества составило 19 миллионов 510 тысяч мегаватт-час, продемонстрировав рост в 15,88%. Ситуация с природным газом, однако, менее оптимистична. Несмотря на уверения представителей Министерства энергетики и природных ресурсов Турции, в последние годы страна испытывала проблемы с предложением на рынке газа. Тем не менее, турецкое руководство возлагает надежды на объявленную в 2016 году программу «Национальной энергетической и горной политики». Она включается в себя ряд мер по укреплению энергетической безопасности страны в период с 2016 по 2020 год, в том числе инвестиции в инфраструктуру в размере 18 миллиардов лир. Заместитель министра энергетики и природных ресурсов отметил, что, по сравнению с концом 2016 года, объём предложения первичной энергии эквивалентен 135 миллионам тонн нефти. При этом, в рамках упомянутой программы, которая подразумевает в том числе и разведку месторождений углеводородов в акватории Чёрного моря, Турция уже способна обеспечить 24% необходимой ей энергии из собственных ресурсов.

***

Массовые увольнения госслужащих, а также мероприятия по централизации власти в руках ПСР, имевшие место после попытки государственного переворота в 2016 году, создали впечатление слабости турецкой оппозиции. Тем не менее, последние события демонстрируют, что в Турции по-прежнему готовы бороться за политическое разнообразие в стране. Созданная ещё только в октябре 2017 года «Хорошая партия» уже сумела привлечь на свою сторону независимых депутатов ВНСТ, обеспечив себе, таким образом, место в парламенте.

Однако, всё более очевидной становится политическая недееспособность Партии националистического движения. Её руководство всеми силами стремится сохранить влияние на внутригосударственные процессы. Падающие рейтинги, заставляют её идти на сотрудничество с ПСР, что только усугубляет ситуацию. Озвученное лидером партии Девлетом Бахчели предложение по снижению 10% барьера, вписывается в этот вектор, учитывая то, что на последних всеобщих выборах 2015 года, националистам удалось заполучить лишь 11,9% голосов.

Если такая тенденция будет сохраняться, то, вполне вероятно, что «Хорошая партия» может в конечном итоге прийти на смену ПНД.

Весьма интересно складывается ситуация по линии отношений с Соединёнными Штатами. В этой связи необходимо отметить два момента. Во-первых, США отказываются выдавать исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который обвиняется турецкими властями в организации попытки госпереворота в 2016 году. Во-вторых, Штаты также не пошли на закрытие судебного процесса в отношении Резы Зарраба и экстрадировать его в Турцию. Оба упомянутых гражданина Турции способны оказать крайне негативное влияние на авторитет и власть Эрдогана и его окружения: первый – посредством своего влияния, второй – через дачу показаний, порочащих ряд высокопоставленных турецких чиновников, а также действующего президента страны.

Ситуация далека от тех, что имели место в государствах Востока в преддверии там революционных событий. Однако, действия американского руководства дают повод рассматривать возможность реализации в неповинующейся Турции одного из сценариев «арабской весны».

Что касается российско-турецких отношений, то едва ли можно ожидать их перманентного потепления. На развитие торгово-экономического сотрудничества, выгодное обеим сторонам, накладывается тот факт, что Турция с трудом готова идти на какие бы то ни было компромиссы в вопросе сирийского урегулирования. Это продемонстрировало известие о том, что представители Партии демократический союз не примут участие в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи. Решение не приглашать на Конгресс курдов, очевидно, было принято под нажимом турецкого истеблишмента (к слову, именно это было одной из основных задач Эрдогана в ходе визита в Сочи 13 ноября).

Кроме того, вызывает опасения сближение Анкары и Тегерана на фоне Астанинского процесса. Сотрудничеством с Ираном Турция намерена не только диверсифицировать импорт энергетических ресурсов, но и уменьшить зависимость от Москвы, что в будущем может стать поводом для новой напряжённость в двусторонних отношениях.

В.Аватков, А.Финохин

 

Турция: октябрь 2017 г. (дайджест)

Всё большее место в повестке турецкой политики занимают вопросы внутриполитической борьбы. Появляются новые оппозиционные силы в виде новообразованной «Хорошей партии» (İyi Parti). А внутри правящих кругов происходит частичная смена лиц на руководствующих постах.

На внешнеполитическом треке внимания заслуживают такие вопросы как: дипломатический кризис между Турцией и США, соглашение по закупке ЗРК С-400, а также сближение Турции и Ирана.

Внутриполитическая обстановка

16 октября в ходе заседание Совета министров турецкое правительство приняло решение продлить режим чрезвычайного положения ещё на 3 месяца. Таким образом, режим ЧП будет продлён уже в пятый раз.

Кроме того, руководство Турции, по всей видимости, начинает постепенную подготовку к президентским выборам 2019 года (тогда же произойдёт окончательный переход к президентской форме правления). В этой связи в высших эшелонах власти происходят некоторые перестановки. 19 октября Шабан Дишли, главный советник председателя правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которым сейчас является Эрдоган, подал в отставку. Своё решение он объяснил желание уберечь президента от критики, которая может возникнуть по причине того, что брат Дишли был арестован в 2016 году по обвинению в причастности к попытке госпереворота. Позже по требованию Эрдогана в отставку ушёл теперь уже бывший мэр Анкары Мелих Гёкчек. В связи с этим, главный редактор турецкого издания «Hürriyet Daily News» выразил сомнение в том, сможет ли ПСР победить в Анкаре на следующих выборах. Он также отметил, что правящая партия сегодня теряет свои позиции в таких городах, как Стамбул и Бурса, которые традиционно голосуют за неё. Ранее, в сентябре (2017 г.), свой пост покинул и мэр Стамбула Кадир Топбаш. Сообщалось, что в июне его зять был задержан по подозрению в связях с Гюленом.

25 октября бывший депутат от Партии националистического движения Мераль Акшенер объявила о создании «Хорошей партии» (İyi Parti). Политик передал в Министерство внутренних дел Турции документы необходимые для регистрации партии, после чего провела первую встречу членов партии, где единогласно была избрана её председателем. В 2016 году Акшенер была исключена из ПНД за критику лидера партии Девлета Бахчели. По её мнению, при нём националисты стали самой слабой оппозиционной силой в стране. Комментируя цели «Хорошей партии» политик заявила: «Мы выступаем за предоставление нашему молодому поколению работы, нашим женщинам – права на жизнь и равенство, нашим старикам – спокойствия, надёжности и ухода, нашим детям – радости, счастья и здоровья, нашей нации – единства и сплочённости». Партия заявлена как правоцентристская, тем не менее, в ней преобладает сильное националистическое ядро, что делает её серьёзным конкурентом ПНД. Некоторые бывшие члены Партии националистического движения уже заявили о своём вступлении в партию Акшенер: среди них бывший генеральный секретарь ПНД Джихан Пачаджи, бывший заместитель председателя ПНД Умит Оздаг и другие.

Экономическая ситуация

В конце октября были опубликованы данные об объёмах экспорта и импорта Турции за сентябрь 2017 года. Так, экспорт Турции составил 11 миллиардов 848 миллионов долларов, увеличившись на 8,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года (сентябрь 2016 г.), тогда как объём импорта – 19 миллиардов 982 миллиона долларов, при росте в 30,6%. Таким образом, дефицит торгового баланса составил 8 миллиардов 135 миллионов, повысившись на 85%.

Серьёзно возрос импорт энергетических ресурсов: он увеличился на 51,3% по сравнению с данными сентября прошлого года и составил 3 миллиарда 202 миллиона долларов.

Помимо прочего, стали известны данные по уровню безработицы в стране. Нужно отметить, что ситуация на рынке труда остаётся довольно стабильной, учитывая массовые увольнения госслужащих в связи с попыткой государственного переворота в июле 2016 года. Объём безработицы остался на прежнем уровне – 10,7%, число же граждан, занятых в трудовой деятельности, выросло с 52,7% до 53,7%.

Министр финансов Турции Наджи Агбал, комментируя проект турецкого бюджета на 2018 год, заявил, что в наступающем году доходы Турции достигнут отметки в 698,8 миллиарда лир, из которых 599 миллиардов лир будут обеспечены налоговыми поступлениями. При этом потратить планируется 762 миллиарда лир. Предусмотренный дефицит бюджета на предстоящий год – 65,9 миллиардов лир. Кроме того, он коснулся вопроса увеличения ряда налогов в рамках «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)», анонсированной в сентябре 2017 года. По его словам, в 2018 году система налогообложения на транспорт претерпит изменения. Сегодня в Турции она привязана к объёму цилиндров двигателя – после проведения реформы будет взиматься дополнительная плата за покупку автомобиля в размере до 20% от его стоимости. Сам налог также вырастет до 40%. Агбал отметил: «Основываясь на принципе платёжеспособности, а также справедливого налогообложения, если вы покупаете Феррари более чем за 2 миллиона лир, вы должны будете заплатить 6000 лир дополнительного налога. Такая система предельно справедлива».

Наиболее важным для экономики Турции событием, очевидно, стало открытие 30 октября железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. В турецкой прессе отмечалось, что она позволит сократить расстояние между Англией и Китаем на 7000 километров, таким образом, намекая на Транссибирскую магистраль, что, тем не менее, является немалым преувеличением. Протяженность железной дороги, большая часть которой проходит по территории Азербайджана, – 829 километров. Изначально пропускная способность линии составит 1 миллион пассажиров и 6,5 миллионов тонн грузов, к 2023 году планируется, что эти показатели достигнут 3 миллионов пассажиров и 17 миллионов тонн грузов. Дорога задумана как альтернатива российской магистрали с целью сократить расстояние от Европы до Азии. Таким образом, время в пути станет около 12-15 дней, а не 45-62 дня, как раньше. Представители Армении отмечают, что наличие транспортного коридора без участия их страны создаёт предпосылки для развития напряжённости в регионе.

Отношения с США

Несмотря на положительную взаимную риторику Турции и США в сентябре (2017 г.), отношения между двумя странами продолжают сохранять коллапсирующий характер, чему свидетельствует разразившийся в начале месяца дипломатический кризис. 5 октября по обвинению в связях с Гюленом, шпионаже и подрыву конституционного строя турецкие власти арестовали гражданина Турции, сотрудника генконсульства США, Метина Топуза. Интересно, что он также подозревается в связях с бывшим прокурором Турции и офицерами полиции, которые в 2013 году расследовали коррупционный скандал, к которому, в свою очередь, был причастен Эрдоган. После этого страны на взаимной основе приостановили выдачу неиммиграционных виз: США – для граждан Турции, и Турция – для граждан США.

Параллельно этому в Штатах продолжается судебное разбирательство в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба и генерального директора одного из крупнейших турецких банков «Halkbank» Мехмета Хакана Атиллы. Они обвиняются во вступлении в сговор с целью осуществления финансовых операций, которые позволяли Ирану действовать в обход американских санкций. Первый был одним из ключевых фигурантов коррупционного скандала в 2013 году. В этой связи многие эксперты полагают, что Эрдоган опасается вскрытия подробностей коррупционной деятельности его окружения. Таким образом, Анкара, раздувая скандал, пытается надавить на Вашингтон с тем, чтобы тот закрыл дело.

Отношения с Россией

Как в случае с США, отношения Турции и России складываются весьма сложно. Одним из ключевых вопросов сотрудничества двух стран на данный момент является вопрос закупки зенитно-ракетных комплексов С-400. Ещё в сентябре (2017 г.) Турция сделала первый взнос в рамках соглашения. Тем не менее, вскоре из уст турецкого руководства стали звучать предупреждения о том, что Турция откажется от сделки в случае, если сделка будет осуществлена без передачи технологии. На вопрос журналистов о готовности России к передаче технологии производства ЗРК, пресс-секретарь президента России ответил, что между двумя странами продолжаются переговоры на экспертном уровне по этому аспекту соглашения. Позже подобные заявления турецкого руководства исчезли из внешнеполитического дискурса и ситуация нормализовалась.

Ещё одним негативным моментом взаимоотношений стал крымский вопрос. 9 октября Эрдоган посетил Украину, где встретился с её лидером Петром Порошенко. В ходе совместной пресс-конференции президент Турции подчеркнул, что его страна поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины и не признаёт присоединение Крыма к России. Многие посчитали этот шаг вынужденным: например, власти Крыма заявили, что Эрдоган, якобы, «подыграл» Порошенко. Однако, спустя несколько дней Министерство транспорта, судоходства и коммуникаций Турции запретило турецким портам принимать любые суда, идущие из Крыма. Подобная ситуация уже случалась в марте этого года (2017 г.).

Ближний Восток

8 октября Турция начала деятельность по разведке местности в сирийском Идлиби с целью кстановления наблюдательных постов. Уже 9 октября Генштаб Турции объявил о начале операции по контролю за перемирием в рамках договорённости о зонах деэскалации, которая была достигнута в ходе 6 встречи по Сирии в Астане 15 сентября (2017 г.). Несмотря на координацию турецких и российских властей, сирийское руководство раскритиковало действия Анкара, охарактеризовав их как нарушение международного права, и потребовало вывода войск из провинции.

Всё более явным становится сближение Турции и Ирана. 4 октября Эрдоган посетил Иран. Позже, 19 октября, с визитом в Турцию прибыл вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, где встретился с турецким премьер-министром Бинали Йылдырымом. Оба политика крайне позитивно охарактеризовали нынешнее состояние двусторонних отношений. На данном этапе два государства сближает не только энергетическое и военно-политическое сотрудничество в Сирии, но и общность взглядов по вопросу референдума в Иракском Курдистане. Турция, Иран и Ирак договорились выступать совместным фронтом по этому вопросу. Кроме того, Анкара, заручившись поддержкой Ирана, надеется на более эффективную борьбу против Рабочей партии Курдистана, борющейся за создание курдской автономии в составе Турции.

***

Во внутренней политике Турции постепенно утрачивает позиции антитеррористический дискурс. Всё большее внимание СМИ уделяется переменам во власти, возникновению новых политических сил, а также экономическим преобразованиям в стране. Турецкое руководство постепенно начинает подготовку к президентским выборам 2019 года, когда государство закончит переход к президентской форме правления. Параллельно ведутся экономические преобразования, вызванные трудностями в ряде секторов экономики. В связи с этим происходит и ужесточение налоговой политики.

Курс на независимую внешнюю политику приводит к своего рода однобокому подходу турецкого истеблишмента, который периодически игнорирует интересы своих партнёров, требуя при этом уступок по отношению к себе. Подобную ситуацию можно было наблюдать и в дипломатическом конфликте США и Турции, а также в противоречиях и разногласиях возникающих в вопросе поставок С-400. Тем не менее, вместе с тем как растёт влияние Ирана в регионе, крепчают и узы сотрудничества между Исламской Республикой и Турцией.

Как уже отмечалось в предыдущем дайджесте (за сентябрь 2017 г.), в среднесрочной перспективе руководство Турции, по всей видимости, сконцентрируется на двух наиболее важных для него на сегодняшний день моментах: укреплении собственных позиций у власти за счёт борьбы с оппозиционными элементами, а также решении курдского вопроса, который в связи с референдумом в Иракском Курдистане создаёт новые предпосылки для нестабильности в регионе.

В.Аватков, А.Финохин

 

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

«Доха против всех»

5 июня 2017 г. Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия разорвали дипломатические отношения с Катаром. Крупнейшие арабские авиакомпании Emirates и Etihad Airways (ОАЭ), Saudia (КСА), Gulf Air (Бахрейн) и Egypt Air (Египет) прекратили воздушное сообщение с Дохой.

 

Противостояние за роль руководящего центра наиболее влиятельных фондов и организаций, действующих в интересах заказчика с разной степенью легальности, между Эр-Риядом и Дохой долгое время находилось в стадии пассивного негативизма. Влияние основного реципиента спонсорской поддержки Катара и одновременно его главного международного проекта, а именно организации «Братья-мусульмане», на политический процесс на Ближнем Востоке мешает устремлениям сразу нескольких ключевых игроков в арабском мире, как традиционных, представленных Египтом и Ливией, так и нарождающихся в лице Саудовской Аравии и ОАЭ.

При этом ранее хорошим тоном для данного противостояния считалось проведение политики «не выносить сор из избы», в чем были заинтересованы обе стороны холодного конфликта. В случае неприятия действий одной из сторон, другая стремилась передать надлежащий сигнал по непубличным каналам, демонстрируя миру единство арабских монархий в рамках формата ССАГПЗ. Таким образом, степень напряженности в отношениях вычислялась лишь по косвенным признакам – например, столкновениям соответствующих «proxy-» группировок на сирийско-иракском, ливийском и египетском театрах боевых действий.

Однако во второй половине мая 2017 г. сторона, которую в этом противостоянии условно можно характеризовать как «просаудовский блок», пошла на прямую эскалацию отношений. Известные медиа-холдинги  «Аль-Арабия» и «Скай ньюз Арабия», принадлежащие королевской семье, развернули информационную кампанию против Дохи, в ходе которой бывшего эмира Хамада бен Халифу обвиняли в сговоре с бывшим лидером ливийской Джамахирии М. Каддафи и экс-президентом Йемена А. Салехом против саудовской монархии. Принимая во внимание дискуссионный характер подлинности материалов, важно отметить, что масштаб и публичность подобных сигналов свидетельствует о серьезности намерений Эр-Рияда.

Нынешняя эскалация в отношениях имеет явно выраженную периодизацию. Так, в качестве следующего этапа можно рассматривать запрет властей ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (были заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.) с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации».

Подобная постепенность действий, с четко выраженной градацией (каждый следующий шаг оказывался обстоятельней предыдущего) подразумевает наличие определенных требований к катарскому руководству, невыполнение которых провоцирует более серьезный нажим.

Приоритетными требованиями Египта и Ливии является прекращение поддержки ассоциируемых с Дохой вооруженных формирований на Синае и северо-востоке Ливии.  В то время как для Саудовской Аравии главным лотом, безусловно, выступает снижение уровня партнерских отношений с Ираном. Об этом достаточно прямолинейно намекают материалы саудовских СМИиК, где ранее публиковалась неподтвержденная впоследствии никем информация о переговорах на территории Ирака между министром иностранных дел Катара М. бен Абдель Рахманом и командующим специальным подразделением корпуса стражей исламской революции «Кодс» генералом Касемом Сулеймани.

Одним из решающих факторов, катализировавшем нынешнее противостояние, оказалась публично бескомпромиссная позиция новой вашингтонской администрации по ряду принципиальных в данном контексте вопросов. Стремление кабинета Д. Трампа укрепить свое положение на Ближнем Востоке за счет внесения позитивных изменений в палестинско-израильское противостояние идет вразрез с ранее деструктивной позицией ХАМАС по этой проблематике. Известная, из-за публичной артикуляции, модальность американского президента к организации «Братья-мусульмане», которая заключалась в позиционировании последней в качестве террористической группировки, послужила сигналом к действию для Каира  Эр-Рияда и Абу-Даби. Подобная невольная, но активная степень вовлеченности США в прежде локальное противостояние выступила для Дохи в качестве «черного лебедя». Смягчение позиции групп влияния по ключевым для Вашингтона вопросам начало происходить еще до саммита в Эр-Рияде (см. «дайджест арабских стран: май 2017»). Стремление к дальнейшему снижению напряженности подтверждалось сообщениями о том, что руководство эмирата выражало готовность депортировать ограниченный круг должностных лиц группировки ХАМАС с территории эмирата с формулировкой «по причине внешнего давления на государство»

В 2014 г. мировая общественность уже становилась свидетелем подобного эпизода с отзывом послов КСА, ОАЭ, Бахрейна из Катара. Урегулирование конфликта заняло около 9 месяцев, статус отношений удалось сохранить на высоком уровне. На сей раз расстановка сил и совокупный баланс факторов отличаются от тех, что наличествовали два года назад. Например, исчезла острая необходимость продемонстрировать единение арабских государств под правильными знаменами по поводу конфликта в Йемене. Воздушная и морская транспортные «блокады» будут способствовать большей сговорчивости беспокойного эмирата.

***

Говорить о намеренном вмешательстве внерегиональных акторов в этот конкретный эпизод противостояния не представляется возможным, поскольку дальнейшая поляризация арабского мира не выгодна ни Москве, ни Вашингтону. США теряют последние надежды на реализацию проекта METO (Middle Eastern Treaty Organization – прообраз НАТО на БВ). России, выступающей с позиций «экспортера безопасности», также не выгодно возникновение дополнительных точек напряженности с высоким конфликтогенным потенциалом. Несмотря на то, что потенциально и та и другая сторона могут быть задействованы в качестве посредников в процессе восстановления, ключи от еще одного ближневосточного кризиса стоит искать как раз на Ближнем Востоке, а именно в Эр-Рияде, Каире, Абу-Даби и Дохе.

Д. Тарасенко