Китай: март 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за март традиционно характеризуется как активная. Отметить необходимо важный визит китайского лидера в Европу, и особенно в Италию, а также его итоги, продвижение американо-китайских торговых переговоров к финальной стадии и некоторые проблемы, с которыми сталкиваются стороны.

Во внутренней политике необходимо выделить очередные изменения в экономике, идеологическом курсе страны и взрыв городе Яньчэн.

Внешняя политика

Россия – Китай

В марте стало известно, что в нынешнем году в Москве с 13 по 15 сентября пройдет Фестиваль Китая (中国节), приуроченный к 70-летию образования КНР и 70-летию установления российско-китайских отношений. В это же время должна состояться встреча премьер-министра России Дмитрия Медведева и премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна.

В марте некоторые СМИ опубликовали информацию, что российские производители при выходе на китайский рынок сталкиваются с проблемой регистрации своих же брендов. Причина в том, что китайские компании опережают их при регистрации прав на российские бренды, а далее предлагают выкупить бренд или посредничество и т.д.

Проблема уже хорошо известная, так как подобные практики существовали еще до волны публикаций в СМИ. Сторонам, на соответствующем этой проблеме уровне, необходимо провести работу по ликвидации возникающих осложнений. В подобной работе лежит основа и прочность торгово-экономических отношений, тем более, когда Китай открывает рынки для новых производителей.

США – Китай

В марте продолжились американо-китайские переговоры. Стороны отмечают прогресс, однако в процессе сталкиваются с рядом проблем. В начале марта замминистра коммерции КНР Ван Шоувэнь заявил, что стороны работают над отменой всех торговых ограничений.

Несколько позже, во второй половине месяца, президент США Дональд Трамп заявил, что Соединенные Штаты собираются сохранить введенные против китайской продукции таможенные пошлины на продолжительный период времени. Подтвердил это и Л. Кадлоу.

28 марта, по заявлению официального представителя Министерства коммерции КНР Гао Фэна, стороны (разумеется) достигли прогресса, однако остается значительное количество вопросов. Вторит ему Л. Кадлоу, который также отметил “успех”, добавив, что при необходимости переговоры можно продлить на недели и даже на месяцы.

К началу апреля стало известно, что переговорщики имеют на руках проект текста соглашения, однако и здесь есть свои тонкости. По информации источников, близких к переговорам, текст возможного договора на китайском языке имеет некоторые важные отличия. Кроме того, как заявляют анонимные источники с американской стороны, китайцы отходят от некоторых ранее согласованных пунктов.

По информации Reuters, в марте китайская сторона пошла на беспрецедентные уступки по ряду вопросов в технологической сфере. Однако ключевой вопрос по поводу механизма одностороннего введения санкций со стороны США без права ответа со стороны Китая остается нерешенным (реальная степень прогресса в этом вопросе неизвестна).

Соглашение, возможно, будет заключено в конце апреля, во время возможной личной встречи президента США и председателя КНР. Следующий раунд переговоров, девятый по счету, стартует 3 апреля в Вашингтоне.

Интересно, что еще не заключив сделку, США уже проявляют обеспокоенность ее условиями. Якобы уступка Китая по закупке большего объема товаров из США приведет только к усилению государственного сектора китайской экономики, и что это явно не соответствует интересам США (по словам статьи: «потенциально сделать индустрию США еще более обязанной Китаю»).

Власти Китая выразили протест Соединенным Штатам о недопустимости продажи военной техники на Тайвань. Ранее стало известно, что Белый Дом решил поставить Тайбэю более 60 истребителей F-16.

Китай – Италия

21 марта председатель КНР Си Цзиньпин нанес официальный визит в Италию, где пробыл, согласно протоколу, до 24 марта. По итогам государственного визита Си Цзиньпина в Италию сторонами было подписано 29 соглашений, среди которых торговых – на 2,5 млрд евро (с возможность увеличения до 20 млрд), “Меморандум о взаимопонимании” в рамках “Экономического пояса Шелкового пути и “Морского Пути”.

Наиболее интересными из подписанных являются договоры, связанные с инфраструктурой, телекоммуникациями и портами. Обратить внимание необходимо на китайскую компанию China Communications Construction Company (CCCC), которая, помимо упомянутых сделок, реализует проекты в Триесте и в Венеции.

Китай — Евросоюз

Во время визита Си во Францию был подписан ряд соглашений (всего 14). Документы охватывают широкий круг сфер двухстороннего сотрудничества. Важной видится договоренность о приобретении Китаем 300 самолетов Airbus A320 и Airbus A350 XWB, сумма которой неизвестна. Сделка интересна на фоне приостановки Китаем использования Боингов (еще одна деталь торговых переговоров).

Одновременно с подписанными соглашениями необходимо отметить два факта: риторику президента Франции Макрона и прибытие в Париж канцлера Германии Меркель для четырехсторонней встречи с участием трех вышеупомянутых и президента Еврокомиссии.

Президент Франции Эмманюэль Макрон, говоря о китайских инвестициях, заявил, что «время европейской наивности» прошло. Также президент отметил о существовании у Европы «системных противников» (без конкретной отсылки), с которыми Европа имеет деловые отношения. Системным противником (systemic rival) в продвижении политического устройства (также экономическим конкурентом), с которым Европа развивает торговое и инвестиционное сотрудничество, в последнем докладе Европейской комиссии был назван Китай (an economic competitor in the pursuit of technological leadership, and a systemic rival promoting alternative models of governance). В прочем, под это определение попадают и другие страны, включая США и Россию, а сам доклад интересен сквозной мыслью, взятой у К. Шмитта. Также его стоит внимательно рассмотреть в плане логики действия Европы в отношении Китая, в частности, стратегией «взаимной ограниченности», что подразумевает равнооткрытость рынков (вы нам – мы вам, так как все проблемы, что обсуждают в американо-китайских торговых переговорах, существуют и для европейских компаний). Кроме того, европейцы хотят ограничить доступ китайских компаний на рынки Европы в размере 2.4 млрд. евро в год.

В вопросе инвестиций президент Франции был более конкретен, напомнив, что «некоторые страны сильно зависят от китайских инвестиций», и призвав согласовывать свои действия в рамках единого подхода (намек на Италию).

Внутренняя политика

В марте Си Цзиньпин провел заседание Центральной комиссии по всестороннему углублению реформ (中央全面深化改革委员会, ранее известной как лидирующая группа (领导小组), основанная 2013 году и 2018 году изменённая до формата комиссии). Комиссия была создана год назад и считается одной из важнейших элементов во всей политической системе Китая.

По информации прессы, в центре внимания были следующие вопросы: развитие Западного Китая, интеграция искусственного интеллекта в экономику, реформы газонефтяной системы, а также снижение налоговой нагрузки на бизнес, улучшение бизнес атмосферы, реформы финансового сектора и т.д.

Взрыв на заводе

21 марта в городе Яньчэн, провинция Цзянсу, в химическо-промышленном парке (江苏盐城化工园区) прогремел взрыв. Власти провинции распорядились временно приостановить работу всех 68 предприятий комплекса. Число жертв увеличивается из-за большого количества раненых, на момент написания их число подходило к 70. Соболезнуем жертвам трагедии.

Две Сессии

В Китае с 3 по 15 марта проходили «Две сессии» (两会) – вторая сессия Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) 13-го созыва и вторая сессия Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая 13-го созыва

Экономика

Руководство Китая планирует одобрить комплекс мер для повышения открытости финансового сектора в целях создания благоприятной среды для иностранных инвесторов.

Китайские власти также сформируют новый механизм по защите интеллектуальной собственности иностранных инвесторов и в связи с этим внесут важные изменения в национальное законодательство.

В последний день сессии был одобрен новый закон об иностранных инвестициях, который призван лучше защищать иностранные инвестиции в Китае.

С 1 апреля этого года в Китае снизятся ставки НДС, с 1 мая – ставки социального страхования. Ставка НДС для обрабатывающей промышленности будет снижена с 16 до 13 процентов, для сферы транспорта и перевозок, строительства и т.д. – с 10 до 9 процентов.

Правительство КНР намерено в этом году увеличить официальный дефицит бюджета на скромные 0,2 процентных пункта, до 2.8 процентов от ВВП.

В 2018 году количество банкротств в Китае (процедура достаточно сложная в Китае) достигло 18,823 случаев, что на 97.3 процента больше чем в прошлом году.

Компания Huawei зафиксировала прибыль по итогу 2018 года.

Идеология

18 марта Си Цзиньпин провел встречу с преподавателями вузов и школ. Центральной темой стала идеологическая линия в учебном процессе.

Партийный теоретик марксизма Лю Юньсянь (刘昀献) опубликовал статью об идеологических рисках, с которыми сталкивается Китай, и о том, как с этим бороться. В числе наиболее важнейших – негативное влияние американской и в целом западной культуры на Китай (以美国为首的西方国家加紧推行西化分化中国的图谋), распространение идей, плохо отражающихся на обществе, и некоторые другие.

В конце марта Си Цзиньпин уделил внимание партийным группам и ячейкам, указав на их важнейшую роль в работе партии, отметив, что не доволен качеством проводимой работы, и заявил о необходимости усилить партийное образование и обучение.

Вывод

За минувший месяц во внешней и внутренней политике необходимо выделить несколько важных тенденций.

Первая – китайцы готовы идти на серьезные уступки ради сохранения ключевых экономических связей. Точнее здесь стоит указать на то, что китайцы готовы терпеть дополнительные издержки в ключевых проектах. Давление способно принести свои плоды. Однако это не игра с нулевой суммой, для китайцев это смещение акцентов, которое в конечном итоге является кооперацией «win-win», где, теряя в одном, приобретаешь в другом.

В целом, это не конфликт, это изменение условий сделки, под которые нужно подстраиваться, следовать моменту. В этом и заключается второй вывод – Пекин ищет другие пути приспособления к изменению условий. К раннее анонсированным мерам во внешней торговле (обнуление тарифов на ряд товаров с некоторыми странами, увеличение закупок и т.д.) и в экономике (см. дайджест) добавляются новые.

К ним относится визит в Европу. Италия выбрана неслучайно: при всем негативном отношении Европейского союза к Китаю, попытках ограничить инвестиции в ключевые проекты и т.д., Италия – это та страна, что демонстрирует способность идти против европейской солидарности (чего стоит поддержка движения «желтых жилетов»). Италия сегодня – один из статусных членов, но наиболее экономически слабый. Зачем выступать против всего Европейского союза, когда можно «назначить одного главного» по китайским инвестициям и заставить страны конкурировать между собой (напрашивается аналогия с сюнну (гуннами) и Китаем).

То, что президент Франции Макрон повсеместно предупреждает об опасности инвестиций из Китая (говорил об этом во время своего африканского тура в Джибути), не мешает Франции развивать сотрудничество с Китаем.

В итальянских инвестициях важно не только то, куда именно вкладывают китайцы, но и оценка того, как будет использоваться и загружаться инфраструктура.

Возвращаясь к торговым переговорам, стоит отметить, что соглашение, судя по всему, должны подписать – китайцы готовы идти на уступки. Однако уже сейчас с уверенностью можно сказать, что цель соглашения – подписать его, а не создать реальные условия для его реализации. Стороны уже выражают недовольство некоторыми его аспектами, а значит в будущем оно не сможет стать прочной и долгосрочной базой взаимодействия двух стран. При этом китайцы пытаются приспособиться к изменяющимся условиям; что касается американцев, то в отношении них такой уверенности нет.

Говоря о внутренней политике, стоит подчеркнуть, что первый квартал 2019 года показал активную работу внутри КНР по структурным реформам, развитию экономики и идеологии. Настораживают цифры по банкротствам фирм (ликвидировать фирму в Китае гораздо сложнее, чем создать). Эта статистика может указать на два момента – на реальное банкротство и ухудшение ситуации, или, более вероятно, уход определенных фирм и компаний (в первую очередь иностранных или связанных прямо с американо-китайской торговлей – здесь необходима более подробная статистика).

Взрыв, произошедший в Китае, указывает на один из секретов «дешевого» Китая – скорее всего, хранение химических веществ было на недолжном уровне, что, конечно, снижало издержки для производства и конечную цену продукта. После предыдущей трагедии в Тяньцзине в 2015 году прошло не так много времени, ужесточение условий приведет к повышению цен на финальный продукт.

Осложнения, происходящие на фоне торгового конфликта и экономических проблем, отражаются в усилении партийной линии и ужесточении контроля.

Huawei по итогам финансового года смог показать прибыль, что говорит о высоком менеджменте компании. Однако отметить нужно и факт успешного давления на компанию – этот кейс может стать пробой пера в оказании давления на другие китайские технологические предприятия.

П. Прилепский

Китай: февраль 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за февраль традиционно характеризуется как активная. Необходимо отметить российско-китайское взаимодействие, попытки укрепить его «качество», продолжение американо-китайских переговоров, где произошел сдвиг дедлайна договоренностей (как и писали эксперты центра). В целом стороны продвинусь к заключению договора, но, возможно, он станет лишь промежуточным или стороны вообще не подпишут его (оба сценария также были предложены аналитиками центра). Во внутренней политике внимание стоит уделить экономике и экологии.

Внешняя политика

Россия – Китай

По сообщениям Россельхознадзора, в самом конце февраля российские производители отправили первую партию птицеводческой продукции в Китай. Было подготовлено два контейнера с общим весом 54 тонны.

По сообщению ТАСС, Huawei совместно с партнерами в 2019 году планирует заняться подготовкой кадров для внедрения 5G-решений в России.

Встречи

26 февраля Россия, Китай и Индия подняли вопрос о возможном создании механизма встреч министров обороны трех стран. Об этом заявил в среду Министр иностранных дел КНР Ван И на пресс-конференции после трехсторонней встречи министров иностранных дел.

В ходе встречи российского и китайского послов обсуждались визиты лидеров двух стран: президента РФ В. Путина и его участия во втором форуме «Один пояс, один путь» в апреле в Пекине, и председателя КНР Си Цзиньпина в Россию и его участие в Петербургском международном экономическом форуме.

США-Китай

21 февраля в Вашингтоне торговый представитель США Р. Лайтхайзер и Вице-премьер КНР Лю Хэ провели очередной раунд переговоров, затем господин Лю в очередной раз встретился с Трампом. Ранее американская делегация 14-15 февраля наносила визит в Пекин. В столицу КНР приезжали и другие официальные лица, как делегация под руководством вице-президента Торгово-промышленной палаты М. Бриллиант (Myron Brilliant), где состоялась встреча с Ван И.

24 февраля, за несколько дней до конца 90-дневного «перемирия», президент США Д. Трамп «продлил дедлайн» с Китаем (о чем писали аналитики центра сразу после заключения 90-дневного торгового перемирия), заявив, что переговоры идут хорошо, а «цифры» не являются магическими. Также глава Белого Дома сообщил о возможной предстоящей встрече с председателем КНР Си Цзиньпином.

Переговорный процесс, по сообщениям нескольких источников, находится в продвинутой стадии, существует 150-страничный проект договора (а не меморандума, как говорилось ранее, и о чем просил Трамп господина Лайтхайзера), затрагивающий регулирование принудительной передачи технологий и их кражи, защиту прав интеллектуальной собственности для иностранных компаний, работающих в КНР, вопросы с манипулированием валюты, нетарифные барьеры в торговле, доступ на рынок продукции сельского хозяйства.

На данном этапе наиболее важная проблема – механизм контроля за выполнением будущего договора. США получают право на ряд односторонних действий, а Пекин – нет. КНР не готова соглашаться на эти условия, по словам Ван Шоувэня «стороны должны иметь равные права» (заявление сделано в марте).

К самому концу февраля Л. Кадлоу заявил, что стороны проделали огромную работу и удалось достигнуть большого прогресса в переговорах. За день до этого Р. Лайтхайзер указал на то, что еще рано делать какие-либо прогнозы, указав, что Китай является самой большой угрозой США за всю ее историю торговой политики.

В то же время фоном к переговорам служат заявления госсекретаря США М. Помпео, который предупредил американских союзников о рисках использования оборудования Huawei. 1 марта господин Помпео высказался схожим образом в Маниле, заявив, что американские компании не смогут работать там, где используется оборудование Huawei.

В ответ на это Huawei пытается проводить рекламную кампанию, скупая место в американских газетах, где призывает не верить тому, что говорят о Huawei недоброжелатели. Также Huawei подал в суд США на американское правительство, чтобы снять запреты «нечестной конкуренции».

Китай – Канада

1 марта Власти Канады приняли решение об экстрадиции Мэн Ваньчжоу.

Внутренняя политика

Экономика

Премьер КНР Ли Кэцян сделал предупреждение центральному банку о потенциальных рисках рекордного числа кредитов на внутреннем рынке. В январе число таких займов было почти в три раза больше чем в декабре и составило 3.23 триллиона юаней (476 миллиардов долларов США). Также это превысило показатель прошлого года равный – 3.06 триллионов юаней.

Экология

Загрязнение воздуха на севере и северо-востоке Китая выросло на 16 процентов (в чем автор мог убедиться лично), ввиду роста индустриальной активности.

В феврале ООН опубликовал доклад, согласно которому Пекин не вошел в 100 самых загрязненных городов мира.

Технологии

Китайская полиция проводит тестирование разработок китайского стартапа Watrix, которые позволяют распознавать человека по его походке.

Вывод

В отношениях России и Китая в этом месяце можно отметить несколько важных деталей. Стороны далее планомерно двигаются к закреплению устойчивого сотрудничества во всей Евразии, а возможный механизм встреч министров обороны России, Китая и Индии позволит укрепить «качество» российско-китайского сотрудничества.

Продолжается качество роста двухсторонней торговли. Торговый конфликт США и Китая продолжает открывать новые возможности для России, они продолжат появляться вне зависимости от возможного торгового договора между Вашингтоном и Пекином. В этих условиях интересны высказывания президента РФ В. Путина, который в Обращении к Федеральному Собранию РФ призвал оснастить все школы в РФ высокоскоростным интернетом, а компании Huawei готовить кадры в РФ.

В вопросе торговой сделки стороны близки к договору, однако он будет постоянно проверятся на прочность. Особое внимание здесь стоит обратить на события, прямо не связанные с торговлей. Однако, если договор заключат, можно будет утверждать об относительно нескольких спокойных месяцах, когда даже при возникновении спорных вопросов, стороны будут стараться уладить все в рамках подписанного документа. Далее договор будут ждать серьезные проверки на прочность.

С другой стороны, продление дедлайна дает возможность и Вашингтону, и Пекину подготовиться к дальнейшему противостоянию. К концу прошлого года стороны пришли к заключению 90-дневнего перемирия ввиду того, что такие факторы, как рынки обеих стран негативно реагировали на конфликт и подъемы тарифов. Сейчас рынки стали более адаптивны к происходящему – у них было время подготовиться, поэтому, возможно, стороны по окончании продления дедлайна ни к чему не придут.

В переговорах между США и КНДР, которые произошли в Ханое в конце февраля, уверенно выиграл Ким. Не только тем, что он уже два раза встретился с президентом США, но и оказался бенефициаром в центре американо-китайской торговой войны.

Если бы Трампу удалось договориться с Кимом (а точнее достигнуть хотя бы меморандума о намерениях), то у него бы появился такой нужный ему внешнеполитический успех, что стало бы поводом для оказания еще большего давления на Китай в торговых переговорах. Сейчас стороны обсуждают возможность получения США права на односторонние повышения тарифов против КНР, если американская сторона не увидит проведения реформ, обещанных Китаем. Ранее было известно о подобных механизмах, однако после Ханоя китайская сторона стала требовать равных прав. Интересно, что решение об экстрадиции в США приняли также сразу после Ханоя (дело не в дате, а в решении, что, возможно, является простым совпадением).

Торговый конфликт уже продемонстрировал, что Китай скорее «торгует, а не воюет», а США наоборот «скорее воюют, чем торгуют». В тон этому звучат заявления сторон – в США видят противостояние с Китаем через призму опыта Холодной войны, а в Китае – нет, там ситуацию видят как тяжелые переговоры.

России нужно стараться держаться в стороне от конфликта, так как американо-китайское противостояние бьет не только по Вашингтону и Пекину, но и ставит многие другие страны в положение «выбирающих сторону». У США уже была не лучшая репутация в ряде стран, а теперь и КНР приобретает негативные баллы (Канада, Австралия, не связанная с торговым конфликтом Киргизия и т.д.).

В дальнейшем это позволит Москве играть большую роль при куда более меньших затратах и максимизировать выгоды.

П. Прилепский

Турция: февраль 2019 г. (дайджест)

В феврале Турция была особенно активна на внешнеполитическом направлении – состоялся ряд важных встреч по ключевым вопросам с российской стороной, а также трехсторонний саммит в Сочи по сирийскому урегулированию. Отношения с США и странами Европы в целом остаются на том же уровне, однако с Вашингтоном Турция по-прежнему пытается выстроить линии взаимодействия по Сирии.

Внутриполитическое направление характеризуется активной подготовкой к предстоящим выборам. В феврале стало известно имя нового премьер-министра Великого национального собрания Турции, а также появилась информация о проведении государством крупных военно-морских учений и разработке новой военной техники. Экономическая ситуация, в свою очередь, стабильностью по-прежнему не отличается.

Отношения с Россией

Российско-турецкие отношения по-прежнему характеризуются интенсивностью контактов. 11 февраля в Анкаре состоялись переговоры министра обороны России с министром национальной обороны Турции, в большей степени посвященные обсуждению ситуации в Идлибе и Манбидже, однако главным событием месяца на российско-турецком направлении стало проведение очередного раунда трехсторонних переговоров по Сирии. 14 февраля президенты России, Турции и Ирана встретились в Сочи для обсуждения перспектив урегулирования сирийского конфликта. Стоит отметить, что встреча в подобном формате стала уже четвертой.

По итогам переговоров лидеры трех государств провели совместную пресс-конференцию, где дали оценку результатам проведенной встрече. Судя по заявлениям, сделанным главами России, Турции и Ирана, стороны остались довольны работой саммита. Так, В.В. Путин отметил, что саммит прошел в конструктивном ключе и позволил сторонам определить «ключевые направления дальнейшего взаимодействия». Особое внимание в ходе переговоров, как пояснил президент России, было уделено гуманитарным вопросам. В частности, обсуждались вопросы возвращения беженцев, а также дальнейшие меры по оказанию помощи сирийскому населению. По завершении переговоров стало известно, что стороны условились продолжать реализацию договоренностей, предусмотренных заключенным ранее меморандумом о стабилизации обстановки в зоне деэскалации в Идлибе. Также стороны сошлись во мнении, что вывод войск США из Сирии однозначно является позитивным шагом, а президент Турции, в свою очередь, заявил о том, насколько важно не допустить образования «вакуума власти» на территориях, которые вскоре покинет американский военный контингент. Весьма неожиданным стало предложение лидера Турции о включении в астанинский процесс для повышения его эффективности Ирака и Ливана, которое, однако, не было встречено другими странами-гарантами с энтузиазмом. По итогам встречи также стало известно, что в следующий раз лидеры трех стран соберутся в Турции, а встреча в астанинском формате, где особое внимание планируется уделить процессу запуска Конституционного комитета, будет проведена в апреле. Следует отметить, что в начале месяца вопрос создания комитета уже обсуждался представителями России и Турции в Анкаре. В состав российской межведомственной делегации вошли спецпредставитель президента по сирийскому урегулированию А. Лаврентьев и замминистра иностранных дел С. Вершинин. Сторону Турции, в свою очередь, представлял замглавы МИД С. Онал.

Кроме того, на полях саммита состоялась повторная встреча министра обороны России С. Шойгу с его коллегой Х. Акаром. Главное темой переговоров стало обсуждение последних событий в Сирии. Судя по всему, России и Турции действительно есть что обсуждать – согласно заявлению главы МИД России С.В. Лаврова, сделанному 24 февраля, у России и Турции «нет единого понимания того, кого среди курдов считать террористами». При этом немного позже его слова были опровергнуты Р.Т. Эрдоганом, который, в свою очередь, назвал их ошибочными. 28 февраля С.В. Лавров обсудил сирийскую проблематику со своим коллегой М. Чавушоглу в ходе телефонных переговоров.

Среди других контактов можно отметить состоявшиеся 26 февраля телефонные переговоры президента Турции с главой России, в ходе которых В.В. Путин поздравил президента Турецкой Республики с 65-летием, а также обсудил подготовку предстоящих в апреле встреч. Ранее помощник президента России Ю. Ушаков сообщил о том, что на первую половину апреля запланирован очередной визит президента Турции в Москву. 27 февраля Р.Т. Эрдоган также провел телефонные переговоры с премьер-министром России Д. Медведевым, обсудив аспекты торгово-экономического сотрудничества двух стран.

Отношения с Западом

Отношения Турции с Соединенными Штатами практически на протяжении всего месяца были определены взаимными обвинениями и дебатами вокруг желания турецкой стороны закупить у России системы С-400. В начале месяца агентство по сотрудничеству в сфере обороны и безопасности Пентагона сообщило о том, что госдепартамент США одобрил сделку с Турцией по продаже систем противоракетной обороны Patriot на сумму 3,5 миллиарда долларов. Однако позже из Вашингтона начали поступать заявления, в которых выражалось требование отказаться от С-400; в противном случае под угрозой могли оказаться поставки систем Patriot, а также истребителей Lockheed Martin F-35. Немного позже Р.Т. Эрдоган заявил, что Турция никогда не откажется от контракта с Россией, и что о сделке на таких условиях не может быть и речи. При этом Турция периодически продолжает напоминать США о своих претензиях по вопросу выдачи Ф. Гюлена. Так, 15 февраля президент Эрдоган заявил, что в этом вопросе Соединенные Штаты ведут себя «неискренне». Кроме того, 15 февраля лидер Турции призвал США взять ответственность за убийство саудовского журналиста Д. Хашогги, пригрозив передать всю информацию по делу в международный суд. При этом с американской стороны ответа на подобные заявления так и не последовало. Еще одним недружественным жестом со стороны Анкары по отношению к Вашингтону стал отказ от участия в инициированной США и прошедшей 13-14 февраля Варшавской конференции по Ближнему Востоку, которую в некоторых СМИ уже окрестили «антииранской».

Несмотря на ряд разногласий, Турция стремится выступить в качестве посредника между США и Россией по вопросу ДРСМД, призывая стороны продолжить диалог относительно сохранения договора, а американо-турецкие контакты на разных уровнях при этом продолжаются. 5 февраля в Вашингтоне состоялось заседание турецко-американской рабочей группы, в котором приняли участие заместитель МИД Турции С. Онал и Заместитель госсекретаря США по политическим делам Д. Хейл. В ходе встречи обсуждался ряд вопросов – начиная от ситуации в Сирии и борьбы с терроризмом до двусторонних судебных и консульских проблем и вопросов обороны. По завершении переговоров был озвучен их главный итог – понимая стратегическое значение двусторонних отношений, США и Турция договорились сотрудничать «как союзники». 21 февраля для обсуждения сирийской проблематики и региональных вопросов Соединенные Штаты посетила турецкая делегация, включающая в себя министра национальной обороны Х. Акара, а также начальника Генштаба Я. Гюлера. 22 февраля на фоне информации о планах Турции и США создать буферную зону на северо-востоке Сирии главы двух государств провели телефонные переговоры, после которых глава Турции выразил желание встретиться с Д. Трампом в период после 31 марта, а спустя несколько дней, 28 февраля, Р.Т. Эрдоган принял в Анкаре старшего советника президента США Д. Кушнера.  Также 26 февраля стало известно, что глава США выдвинул дипломата М. Саттерфилда на пост посла в Турции, однако данная кандидатура еще не была одобрена Сенатом.

На турецко-европейском направлении понимания между сторонами по-прежнему нет. Турция стремится выстраивать отношения с отдельными государствами Евросоюза, как, например, с Грецией, с премьер-министром которой глава Турции даже провел 5 февраля переговоры и договорился сотрудничать в целях снижения напряженности в регионе Эгейского моря. В остальном Эрдоган, оскорбленный нежеланием ЕС принимать в свои ряды Турцию, обвиняет ЕС в невыполнении обязательств по визовой либерализации и продолжает искать причины такого поведения в исламофобии европейских государств, а они, в свою очередь, уже не отвечают на провокационные высказывания лидера Турции. В особенности Турцию «задела» озвученная комитетом по международным делам Европарламента рекомендация о необходимости приостановления переговоров с Турцией о ее вступлении в Евросоюз. 21 февраля представитель МИД Турции Х. Аксой заявил, что Турецкая Республика считает такие предложения «неприемлемыми». На этом критика Европейского Союза не закончилась – 26 февраля Р.Т. Эрдоган достаточно жестко высказался об участии стран-членов Европейского союза в организованном днями ранее в Египте саммите Лиги арабских государств (ЛАГ), заявив, что пока страны ЕС принимают приглашения от государства, где продолжаются казни людей, ни о какой демократии в Европе речи идти не может.

Ближний и Средний Восток

На Ближнем Востоке, в частности в Сирии, Турция продолжает вести борьбу с терроризмом. По итогам трехстороннего саммита в Сочи президент Турецкой Республики подчеркнул, что военные России и Турции ведут активную работу по выполнению договоренностей по Идлибу. 7 февраля президент Р.Т. Эрдоган, выступая на американо-турецком совете, заявил о намерении взять на себя ответственность за борьбу с террористическими группировками в районах Сирии, откуда впоследствии будут выведены американские войска. При этом лидер Турции подчеркнул, что в настоящее время самыми спокойными в САР являются те районы, где Турция проводила свои военные операции – «Щит Евфрата» и «Оливковую ветвь». Кроме того, позднее, возвращаясь из Сочи, лидер Турции заявил, что не исключает возможности проведения новых военных кампаний в регионе – на этот раз в Идлибе и совместно с Россией, однако позже глава МИД России С.В. Лавров заявил, что подобных операций не планируется. При этом осталось неизменным требование Турции вывести курдские формирования с северо-востока Сирии, о чем 17 февраля заявил министр национальной обороны Турции Х. Акар во время Мюнхенской конференции по безопасности. В то же время очередной проблемой для Турции остается вопрос беженцев – 19 февраля на одном из митингов в Стамбуле Эрдоган заявил о том, что государство больше не в состоянии принимать беженцев и предложил создать в Сирии специальные города с помещениями контейнерного типа. Кроме того, президент Турецкой Республики продолжает призывать к созданию дополнительных зон деэскалации в целях стабилизации обстановки в регионе.

Отдельным поводом для беспокойства Турции стало обострение индо-пакистанских отношений. Так, в своем заявлении от 27 февраля министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу выразил беспокойство в связи с ситуацией в Кашмире и призвал стороны конфликта к сдержанности, при этом отметив, что в случае необходимости Анкара готова внести свой вклад в урегулирование данной проблемы.

Внутриполитическая обстановка

До запланированных на 31 марта муниципальных выборов остается меньше месяца, в связи с чем в Турции продолжается активная подготовка к столь важному дню. Активно принимаются меры по поддержанию безопасности: только в первой половине февраля прокуратура Турции выдала ордер на задержание 57 лиц, подозреваемых в связях с FETO. Что касается самих выборов, то феврале стало известно, что представитель правящей ПСР О. Челик заявил о возможном расширении «Народного альянса» с Партией националистического движения (ПНД) еще на 20 провинций. При этом, как подчеркнул О. Челик, стороны также намереваются провести митинги в Анкаре и Стамбуле.

18 февраля премьер-министр ВНСТ Турции Б. Йылдырым официально объявил о том, что уходит в отставку. Напомним, что данное решение связано с его намерением баллотироваться на пост мэра Стамбула. Спустя почти неделю, 24 февраля, состоялись выборы на пост нового премьер-министра. Известно, что после проведения выборов в работе ВНСТ будет сделан перерыв. Так, Парламент Турции не будет собираться 26-28 февраля, а также 5-7 марта. Кандидатом от Партии справедливости и развития (ПСР) на этот пост стал депутат от Текирдага М. Шентоп, от Народно-республиканской партии (НРП) – депутат от Стамбула Э. Алтай, Хорошая партия, в свою очередь, выдвинула депутата от Газиантепа И.Х. Фелиза, а Демократическая партия народов (ДПН) – С. Кемальбай, которая является депутатом ДПН от Измира. Выборы проходили в три тура: в первом ни один из кандидатов не смог набрать необходимых 400 голосов – при условии, что 6 парламентариев воздержались, М. Шентоп получил 322 голоса, Э. Алтай – 120 голосов, С. Кемальбай – 45 голосов и И.Х. Фелиз – 35 голосов, в связи с чем было принято решение о проведении второго тура, в результате которого ситуация, однако, в значительной степени не изменилась. В третьем туре, где кандидатам было необходимо набрать хотя бы 301 голос, победу одержал получивший 336 голосов (из 542 возможных) кандидат от ПСР М. Шентоп, который был поддержан большинством.

Говоря о биографии новоиспеченного премьер-министра, можно отметить, что М. Шентоп – курд по происхождению – родился в деревне Арыджа (Кэфрэ), провинции Батман, где впоследствии окончил среднюю школу. Высшее образование он сперва получил в стенах Анкарского университета, окончив факультет политических наук, а затем отправился в Университет Эксетера в Англии, получив в 1993 году степень магистра по направлению «финансы и экономика». По возвращении в Турцию М. Шентоп на протяжении трех месяцев работал в «Etibank», однако в середине 2000-х гг. перешел в «Merrill Lynch», где даже добился определенных успехов. В 2007 году он оставил данную работу в связи с избранием на пост депутата ПСР от Газиантепа, а также стал правительственным министром, ответственным за казначейство (в 2009 году, в связи с некоторыми изменениями, начал работу в Министерстве финансов). При этом в разные периоды Шентоп, который, к слову, является членом Совета по национальной безопасности, в разные годы занимал должность руководителя Координационного совета по экономике и кредитам, а также трудился во многих других государственных учреждениях. С 2015 года, после всеобщих выборов, он приступил к должности вице-премьера Турецкой Республики.

27 февраля в СМИ появилась новость о том, что для повышения уровня подготовки Турция начала масштабные учения военно-морских сил под названием Mavi Vatan 2019, которые будут проводиться вплоть до 8 марта. Отличительной особенностью этих учений стало то, что они впервые проводятся в акваториях сразу трех морей – Черного, Средиземного и Эгейского. Известно, что в них принимают участие 103 корабля ВМС Турции, а также боевые вертолеты, самолеты военно-воздушных сил и беспилотные летательные аппараты. Вместе с тем Турция активно развивает военную технику – в феврале вице-президент государства Ф. Октай сообщил, что к 2023 году Турция намерена завершить разработку своего нового истребителя 5-го поколения, а к 2026 – провести первый испытательный полет. Предполагается, что речь идет о проекте истребителя TF-X, разрабатываемого компанией Turkish Aerospace Industries (TAI) и призванного снизить зависимость Турецкой Республики от Соединенных Штатов, поскольку в будущем проектируемые истребители вполне могут стать заменой американским F-16.

Экономическая ситуация

В феврале со стороны правящих кругов Турецкой Республики прозвучал ряд заявлений касательно внешнеэкономической деятельности государства.

Так, например, 5 февраля, выступая в Парламенте, Р.Т. Эрдоган заявил о том, что Турция больше никогда не обратится за помощью к МВФ за кредитом, а неделей ранее министр финансов и казначейства Б. Албайрак сообщил о том, что государство преодолело тяжелый экономический период, связанный с санкционной политикой США. В ходе встречи с президентом Ирана на полях саммита в Сочи лидер Турции заявил, что Турция заинтересована в развитии экономического взаимодействия с этим государством и готова создать двусторонний механизм для расчетов с Ираном – аналогичный европейской системе SPV. Кроме того, в феврале стали известны некоторые подробности продажи «Сбербанком» турецкого «Denizbank». Согласно годовому отчету по международным стандартам финансовой отчетности, продажа дочерней компании немного откладывается и ожидается в первом полугодии 2019 года.

На внутриэкономическом направлении месяц начался для Турции с не очень приятных новостей. 4 февраля статистический институт TurkStat опубликовал данные о повышении годовой инфляции, которая составила 20,35%, что было вызвано ростом потребительских цен в январе. Еще одной проблемой экономики Турции в последнее время является безработица (в ноябре ее уровень достиг 12,3%). 18 февраля данная ситуация заставила Правительство Турции запустить кампанию по росту занятости, основанную на поддержке бизнеса, о чем заявила министр семьи, труда и социальных услуг З.З. Сельчук. В тот же день Центральный банк Турции принял решение снизить нормы обязательных резервов в целях обеспечения большей ликвидности на рынках страны. Тем не менее, в конце месяца TurkStat опубликовал данные о снижении на 72,5% (в годовом исчислении) дефицита внешней торговли, а также индекса потребительского доверия (до исторического минимума), в связи с чем можно предположить, что снижения экономического спада в ближайшее время ожидать не стоит.

***

Внешнюю политику Турции за февраль можно охарактеризовать интенсивностью контактов. Турецкая Республика продолжает развивать сотрудничество с Россией по ряду направлений, а встречи на разных уровнях являются лишь подтверждением того, что позиции двух государств, в том числе по сирийской проблематике, во многом совпадают: оба государства ведут активную работу по обеспечению стабильности в Идлибе, обе стороны нацелены на скорейший запуск Конституционного комитета, а главное – и Россия, и Турция, осознают, что достижение всех этих целей невозможно без конструктивного двустороннего диалога. В этом плане российско-турецкому сотрудничеству в значительной степени уступает турецко-американское, где Вашингтон по-прежнему стремится реализовать лишь свои интересы, не взирая на замечания Турции. Несмотря на ряд встреч, они все еще не приносят своих плодов – остается открытым вопрос по Манбиджу и кооперации в Сирии в принципе, не говоря уже об обширном списке других неразрешенных двусторонних проблем «стратегических союзников». С Европейским Союзом взаимодействие Турции складывается ничуть не лучше – в феврале отношения в формате Турция-ЕС характеризуются лишь взаимными обвинениями и претензиями.

На внутриполитической арене практически завершена подготовка к местным выборам, а все выступления турецких политиков, в частности Р.Т. Эрдогана, на организованных митингах сводятся к громким речам об эффективности проделанной партиями работе и не менее громким обещаниям, нацеленным на увеличение числа избирателей. Вместе с тем стоит отметить, что ни одна из партий, в том числе правящая, пока не предложила варианта выхода из тяжелого экономического положения, усугубление которого в настоящий период времени политические элиты Турции, увлеченные организацией предвыборных кампаний, предпочитают не замечать.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: январь 2019 г. (дайджест)

В списке значимых событий на внешнеполитическом направлении за январь необходимо отметить переговоры лидеров России и Турции, в ходе которых состоялся обмен мнениями по вопросам сотрудничества в различных сферах, двусторонние контакты Турции с США, в основном по вопросу урегулирования ситуации в Сирии, а также встречу Р.Т. Эрдогана с лидером Хорватии и телефонные переговоры с главой Венесуэлы на фоне развития последних событий, происходящих в этой стране.

Центральным событием во внутренней политике остаются муниципальные выборы, в том числе выдвижение новых кандидатур, вопросы безопасности, а также изменения, произошедшие на внутриэкономическом направлении.

Внешняя политика

Поскольку изначально запланированный на январь трехсторонний саммит формата Россия – Турция – Иран в итоге был перенесен на 14 февраля, одним из главных событий на российско-турецком направлении стал однодневный рабочий визит президента Турции Р.Т. Эрдогана в Россию, совершенный 23 января, получивший статус первого зарубежного визита главы Турецкой Республики в этом году, а также ставший своего рода «сверкой часов» в преддверии трехсторонней встречи.

В ходе визита лидер Турции встретился с президентом России В.В. Путиным. Переговоры, которые в целом длились 3 часа, предполагали сначала беседу глав государств с глазу на глаз, а затем – в расширенном составе с участием министров. К слову, в состав сопровождающей президента Турции делегации вошли министр иностранных дел М. Чавушоглу, министр обороны Х. Акар, глава Национальной разведывательной организации Х. Фидан, а также министр энергетики и природных ресурсов, министр сельского и лесного хозяйства, пресс-секретарь президента и глава управления по связям с общественностью администрации президента. Темы переговоров были вполне ожидаемы – как и всегда в центре внимания находились сирийский вопрос, в том числе проблема создания Конституционного комитета, двусторонние отношения стран, сотрудничество в области безопасности и совместные экономические проекты.

На пресс-конференции по итогам переговоров В. Путин подчеркнул, что основная работа по созданию Конституционного комитета ведется в двустороннем российско-турецком формате без участия Женевы. Что касается ситуации вокруг Идлиба, то Россия и Турция договорились продолжать координацию совместных действий и контролировать процесс возвращения сирийских беженцев. При этом вопрос создания буферной зоны на турецко-сирийской границе по-прежнему остается открытым – переговоры и консультации на эту тему состоятся в ближайшем будущем при участии министров обороны двух стран. Помимо этого, лидеры государств не обошли стороной вопрос вывода американских войск из Сирии. В особенности данный вопрос волнует Турцию, которая, вероятно, стремится занять позиции США после того, как американские подразделения покинут Сирийскую Арабскую Республику. Именно по этой причине Р.Т. Эрдоган особенно подчеркнул, насколько важной задачей является предотвращение образования «вакуума» на территориях, некогда подконтрольных американским войскам. В отношении дальнейших двусторонних контактов стало известно, что в 2019 году состоится сессия совета Россия-Турция по сотрудничеству, однако точная дата ее проведения пока не уточняется.

На американо-турецком направлении почти все двусторонние контакты обусловлены попытками разрешить ряд противоречий, в частности, по вопросу ситуации в Сирии.

На фоне появившейся 11 января информации о том, что Турция продолжает подготовку одной из самых масштабных военных операций в Сирии и активно проводит учения в районе Яйладагы, президент США Д. Трамп 14 января в своем аккаунте Twitter заявил о начале вывода своих войск и предупредил Турцию о том, что ей следует ждать экономических санкций в случае ударов по курдским формированиям. Однако спустя день, 15 января, состоялись телефонные переговоры лидеров двух стран, по завершении которых президент Эрдоган заявил, что США и Турецкая Республика достигли понимания по вопросу ситуации в Сирии. 17 января М. Чавушоглу сообщил, что Соединенные Штаты и Турция продолжают переговоры о создании зоны безопасности в регионе, а 24 января эти же вопросы обсуждались в рамках визита спецпредставителя госсекретаря США по Сирии Д. Джеффри в Анкару. Тогда министр обороны Турции Х. Акар заявил, что Анкара ждет от западных партнеров выполнения дорожной карты по Манбиджу и прекращения сотрудничества с курдами.

Помимо Сирии, камнем преткновения в американо-турецких отношениях по-прежнему остается вопрос закупки Турцией российских ЗРК С-400. Вашингтон продолжает высказывать опасения по поводу российско-турецкой сделки и всячески пытается инициировать переговоры с представителями оборонной промышленности Турецкой Республики с целью повлиять на решение своего союзника по НАТО, однако Анкара остается непреклонна – 10 января глава МИД Турции четко дал понять США, что Турция не возражает против закупки ЗРК Patriot, однако если условием заключения контракта станет отказ от С-400, то сделка не состоится.

Говоря о других двусторонних контактах, необходимо отметить, что 16 января в столице Турецкой Республике состоялись переговоры Р.Т. Эрдогана с президентом Хорватии К. Грабар-Китарович. И хотя в ходе встречи в основном обсуждались аспекты двустороннего взаимодействия, широкое внимание общественности привлекло высказывание Эрдогана на совместной пресс-конференции по итогам переговоров о необходимости пересмотра Дейтонских соглашений, которые, по словам лидера Турции, не решают проблемы Боснии и Герцеговины.

Кроме того, 23 января пресс-секретарь Р.Т. Эрдогана И. Калын сообщил о том, что президент Турции провел телефонные переговоры с лидером Венесуэлы, в ходе которых выразил поддержку Н. Мадуро в связи с попыткой осуществления военного переворота в стране.

Внутриполитическая обстановка

Главной темой внутриполитической повестки января по-прежнему остаются муниципальные выборы, до которых остается чуть больше, чем два месяца. Как сообщил глава Высшего избирательного совета Турции, по состоянию на конец января в Турецкой Республике уже было зарегистрировано приблизительно 57 миллионов избирателей.

Помимо того, что 23 января появилась новость о том, что в процессе переговоров представители двух главных оппозиционных блоков Турции – Народно-республиканской партии (НРП) и Хорошей партии – достигли понимания и преодолели все разногласия относительно условий выдвижения кандидатов в некоторых районах, по-настоящему всколыхнуло не только турецкие, но и мировые СМИ известие о новом кандидате, который принял решение баллотироваться на пост мэра Алании в марте 2019 года. Им оказалась Анастасия Петрова-Четинкая – именно так зовут очередного кандидата на грядущих муниципальных выборах Турции. Известно, что женщина является русской по происхождению, но проживает в Турции и имеет двойное гражданство. На выборы А. Петрова-Четинкая баллотируется как независимый кандидат под лозунгом «Перемены в тебе», а в случае своей победы планирует сконцентрироваться на развитии туризма в регионе. Кроме того, 28 января в турецких СМИ появилась информация о том, что кандидаты от Демократической партии народов (ДПН) не будут представлены на выборах в Стамбуле, Анкаре, Измире, а также в Газиантеп, Шанлыурфа, Адане и Мерсине.

Вместе с тем в конце января спикер парламента Турции Б. Йылдырым подтвердил, что вскоре уходит в отставку с целью выдвижения на пост главы муниципалитета Стамбула и даже обнародовал конкретную дату – Бинали Йылдырым официально завершит свою деятельность в качестве спикера ВНСТ Турции 18 февраля.

Интересно также и то, что в Турции продолжают приниматься меры по укреплению безопасности. Так, например, 17 января Турция депортировала из страны голландского журналиста, который подозревается в связях с террористическими организациями, а днем ранее правоохранительные органы Турецкой Республики арестовали 42 человека по тем же причинам. К слову, министр внутренних дел Турции С. Сойлу сообщил, что накануне и в день выборов меры безопасности также будут усилены, в частности, будет задействована береговая охрана, а также вертолеты и беспилотники. Представители Центральной избирательной комиссии Турции, в свою очередь, сообщили, что 31 марта, в день проведения местных выборов, до 18:00 будет запрещено проведение мероприятий, в том числе свадебных, а также под запретом будет возможность делать какие-либо прогнозы относительно результатов голосования на телевидении и радиоканалах.

Экономическая ситуация

Вопросы внешней торговли и внешнеэкономических отношений обсуждались президентами России и Турции в ходе вышеупомянутой встречи в конце января. В частности, лидеры двух стран затронули тему газопровода «Турецкий поток». По итогам переговоров президент России В.В. Путин выразил надежду на то, что работы по укладке сухопутной части газопровода будут вестись настолько же активно, как до этого осуществлялась работа на морской части. Кроме того, глава России заявил, что проект с наибольшей степенью вероятности будет запущен до конца 2019 года. Также в январе стало известно о том, что торговую политику двух стран затронут некоторые изменения. 18 января глава Министерства сельского хозяйства Российской Федерации сообщил о том, что Турция намерена выделить России квоту в объеме 5 тысяч тонн, которая позволит Российской Федерации ввозить говядину с нулевой ставкой ввозной пошлины, а размер объема, как уточнил министр, впоследствии может быть увеличен.

Помимо экономических проектов с Россией, Эрдоган, судя по всему, переживает за торговые отношения с Европой, в частности, с Великобританией, которая в скором времени готовится осуществить выход из Европейского Союза. Так, 16 января, по завершении переговоров с президентом Хорватии Р.Т. Эрдоган заявил, что Турция продолжит переговоры с Великобританией для того, чтобы выход государства из ЕС не оказал негативного влияния на двусторонние экономические отношения.

На внутриэкономическом направлении январь начался с достаточно резкого падения лиры к доллару, что было вызвано разногласиями Турции и США по вопросу сирийских курдов. В то же время некоторые экономисты выражают опасения, что почти любой информационный повод и высказывание Д. Трампа, как, например, угрозы об «экономическом истощении Турции», могут нанести серьезный удар по итак ослабленной лире. В связи с этим 16 января состоялось заседание Центробанка по вопросам ставки. Еще до начала заседания было очевидно, что ЦБ Турции с наименьшей долей вероятности решится смягчить денежно-кредитную политику и понизить ставку, и эти догадки подтвердились – ставка была сохранена на том же уровне – 24%, после чего курс лиры к доллару укрепился на 1%, составив 5,38.

Через день после этого, 17 января, парламент Турции принял решение наделить президента Турецкой Республики особыми полномочиями. Отныне в компетенцию Р.Т. Эрдогана входит принятие мер по стабилизации экономической ситуации в том случае, когда существует угроза всей финансовой системе. Кроме того, парламент поддержал идею создания Комитета по финансовой стабильности и развитию, который должен быть сформирован под контролем Министерства финансов. И хотя правильность принятого решения – вопрос достаточно спорный, в непростой экономической ситуации, которую переживает Турция, могут стать хороши почти все методы. К тому же, обнародованные 30 января прогнозы Центрального банка Турции относительно экономического положения в стране не являются утешительными – по предположениям, к концу текущего года уровень инфляции в стране составит 14,6%, что является весьма высоким показателем, а значит для устаревших финансовых механизмов и методов Турции точно пришло время перемен.

***

Внешняя политика Турции в январе не претерпела особых изменений – она, прежде всего, охарактеризована укреплением контактов с Россией. Переговоры В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана показали, что на повестке дня двух стран находится ряд принципиально важных обеим сторонам тем – стратегически важные вопросы безопасности, в том числе координация действий и сотрудничество в Сирии, проблема формирования Конституционного комитета и экономические проекты, что говорит о широко развитых областях взаимодействия государств. В настоящий период времени Р.Т. Эрдогану особенно выгодно сотрудничать с Россией на фоне заявлений Соединенных Штатов о выводе войск из Сирии – Анкаре представляется жизненно важной задача занять позиции своего западного партнера, однако она понимает, что об условиях нахождения там турецких войск прежде необходимо договориться с Россией. Для Российской Федерации, в свою очередь, важно повлиять на Анкару таким образом, чтобы даже укрепившись в Сирии, Турция вела максимально ориентированную на Россию политику.

Американо-турецкие отношения, как и все двусторонние контакты, напротив, обусловлены необходимостью разрешить накопившиеся противоречия или хотя бы поддерживать диалог, чтобы разногласия по отдельно взятым вопросам не вылились в открытую конфронтацию. В этом случае такие вопросы, как сотрудничество Турции и США в Сирии и реализация дорожной карты по Манбиджу отходят на второй план. В то же время Эрдоган пытается примерить на себя роль вершителя мировых процессов, то периодически высказываясь о неверно заключенных Дейтонских соглашениях, то поддерживая такие государства, как Венесуэла, к слову, недружественные по отношению к США.

Во внутренней политике Турция начинает серьезную подготовку к приближающимся выборам – теперь, когда все противоречия между партиями и союзами партий разрешены и все кандидаты известны, власти приняли решение сосредоточиться на мерах обеспечения безопасности и небезосновательно, ведь количество арестов граждан по подозрению в связях с террористическими группировками возрастает с каждым месяцем. Что касается экономики, то в то время как развиваются внешнеторговые связи, в том числе с Россией, прогнозы экономистов и даже ЦБ Турции позволяют сделать обратные выводы об экономическом благополучии внутри страны. Лира по-прежнему зависима не только от доллара, но и от политики США в целом. По всей видимости, принимая во внимание тот факт, что ситуацию так и не удалось стабилизировать до конца со времен кризиса, разразившегося в августе прошлого года, парламент Турции решил дать шанс исправить ситуацию лично Эрдогану, однако, насколько эффективным станет такое решение предположить сложно, учитывая, что президент страны имеет свой взгляд на экономические процессы и выступает ярым противником повышения процентных ставок, что зачастую идет вразрез с методами ЦБ.

В. Аватков, А. Сбитнева

Китай: январь 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за январь традиционно характеризуется как активная. Необходимо отметить два раунда американо-китайских торговых переговоров, продолжающееся давление американцев и их союзников на Huawei, дальнейшее ухудшение китайско-канадских отношений, визит лидера КНДР в Китай.

Во внутренней политике внимание стоит уделить экономике и нарастающему напряжению вокруг Тайваня.

Внешняя политика

Россия – Китай

30-31 января в Пекине прошла встреча пятерки стран, обладающих ядерным оружием (“ядерная пятерка” – Россия, Великобритания, Китай, США, Франция). По словам заместителя главы МИД России Сергея Рябкова, Россия и Китай намерены укреплять сотрудничество в сфере стратегической стабильности.

В начале января Центральный Банк РФ опубликовал отчет о деятельности по управлению активами в золоте и в иностранной валюте. Согласно документу, доля Юаня в активах ЦБ РФ увеличилась в 147 раз, с 0,1 процента от общей суммы, до 14,7 процентов.

США – КНР

О двух раундах американо-китайских торговых переговоров и событиях, связанных с ними в течении всего января можно прочитать в отдельной статье.

29 января, за день до официального начала переговоров, Министерство юстиции США официально предъявило обвинения китайской компании Huawei Technologies и его подразделениям, а также финансовому директору компании Мэн Ваньчжоу, задержанной в Канаде в начале декабря 2018 года. Как заявил и.о. Генерального прокурора США М. Уитакер, Huawei обвиняют “почти в двух десятках преступлений”.

В ответ на обвинения Министр Иностранных дел КНР Ван И выразил мнение, что “использование политики для дискредитации бизнеса, не только не честно, но и аморально”.

Официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан заявил, что Китай против односторонних действий Соединенных Штатов в отношении Венесуэлы. В Пекине поддержали Мадуро как президента страны.

Китай – Канада

В январе продолжилась тенденция к ухудшению китайско-канадских отношений. Китайский посол в Канаде Лу Шае (卢沙野) заявил, что канадскому правительству стоит прекратить набор сторонников против ситуации вокруг Huawei и канадских граждан. Также посол охарактеризовал международную кампанию по призыву к освобождению двух канадских граждан как “превосходство белой расы”.

Китай — Польша

В начале января польские власти обвинили в шпионаже в пользу Китая директора по продажам польского отделения концерна Huawei Ван Вэйцзина. Вместе с ним арестовали польского гражданина, который ранее работал в государственных структурах Польши. Несколько позже, 12 января, Huawei уволил задержанного в Польше сотрудника.

В конце января Huawei предложила польскому правительству доступ к своим исходным кодам, что даст возможность их проверки с точки зрения безопасности.

Китай – Северная Корея

С 7 до 10 января состоялся визит Ким Чен Ына в Китай. Лидер КНДР встретился с председателем КНР Си Цзиньпином. Безусловно, главной темой переговоров должна была стать предстоящая встреча господина Кима с президентом США Д. Трампом. Однако есть и другая важная проблема, на которую стоит обратить внимание.

А именно, куда в этот раз приехал господин Ким. Фармацевтический завод – это явный намек на то, что северокорейский лидер сильно заинтересован в медицинских технологиях.

Если обратиться к истории модернизации так называемых “азиатских тигров”, то все они начинали с того, что привлекали иностранный капитал через экспорт продукции сельского хозяйства. В этом отношении Северная Корея может предоставить дешевые и экологически чистые продукты, что достаточно высоко ценится в современном мире.

Возвращаясь к визиту, необходимо также отметить определенную известность корейских лекарств на основе трав, для чего и нужны медицинские технологии. Учитывая особенности Азии, это может стать одной из статей экспорта Северной Кореи в будущем.

Северная Корея, по всей видимости, готовится к началу процесса снятия санкций, о чем и будет разговор между Д. Трампом и Ким Чен Ыном во Вьетнаме в конце февраля.

Подтверждает эту версию завершение строительства пляжного курорта в районе Вонсан-Калма на восточном побережье Корейского моря, который ориентирован на иностранного туриста.

Россия должна способствовать выводу Северной Кореи из-под санкций, а также процессу получения взаимных многосторонних гарантий для Северной Кореи в случае ее дальнейшего разоружения от пятерки стран (Россия, США, Китай, Япония, Южная Корея). Это позволит Москве получать преимущества и реализовывать экономические проекты на территории КНДР в таких сферах, как энергетика, торговля, ж-д транспорт, развитие сельского хозяйства и в прочих.

Китай – АТР

В январе получила подкрепление тенденция к пересмотру оценки китайских инвестиций. И если Австралия уже не первый месяц на уровне властей пытается разными способами “ограничить” китайское влияние (нельзя не вспомнить “борьбу” с китайским студенческим влиянием), то Малайзия резко поменяла отношение после прихода премьера Махатхира.

С января власти Австралии будут усилено проверять все слияния и поглощения, которые имеют отношения к Китаю, так как Канберра рассматривает даже частные китайские компании как несвободные от влияния Пекина.

В случае с Малайзией новый Премьер-министр решил отказаться, по словам малазийской стороны, от убыточного проекта железной дороги стоимостью в 20 млрд. долларов. Еще в конце 2018 года Махатхир заявил о непрозрачности выбора подрядчиков при строительстве железной дороги. Добавить сюда надо январское расследование The Wall Street Journal, в котором утверждается, что китайские власти обещали всемерную помощь прежнему руководству Малайзии, в обмен на осуществление проекта железной дороги.

Дело явно не связано с конфликтом Китая с США. Если даже зависимая, в известной сфере от Китая, Мьянма пересматривает китайский инфраструктурный проект, то можно сделать вывод о невыгодности данных проектов для правительства данных стран. Таким образом продолжает разрушаться миф о “волшебных” китайских инвестициях, что может привести к торможению проекта “Один пояс — Один путь”. А он является основой внешней политики Си Цзиньпина, его позиционирования для внешнего мира. На фоне неясности в американо-китайских переговорах, внутренних экономических проблемах, подрыв проекта “Пояса и Пути” и уменьшение “историй успеха” может отразится на всей внешней политики КНР.

Безусловно, причины Австралии и Малайзии имеют разную природу, однако стоит обратить внимание на общее “торможение” китайской внешней политики в регионе.

Внутренняя политика

Тайвань

2 января в заседании в честь сорокалетия «Обращения к тайваньским соотечественникам», председатель Си подчеркнул, что “независимость Тайваня” противоречит ходу истории.

В ответ Президент Тайваня Цай Инвэнь обратилась к мировому сообществу с просьбой защитить Тайвань от Китая.

Также в январе стало известно, что Тайвань также готовится ввести ограничения на деятельность китайских компаний на острове. Помимо уже традиционного списка из Huawei и ZTE, туда может войти ряд компаний, занимающихся поставкой различного оборудования.

Завершает своеобразный ряд новостей решение властей в Тайбэе принять новую конституцию, чтобы подчеркнуть “национальную идентичность”

Экономика

В январе китайское правительство продолжает стимулировать экономику и внутреннее потребление. Если в начале 2018 года Пекин занимался проблемой внутреннего кредитования, пытаясь сократить долги регионов и компаний, то к концу года и в начале нового можно наблюдать обратные явления. Новые экономические реформы направлены на большую доступность кредитов, особенно для местных властей, что означает увлечение внутреннего долга провинций и домохозяйств.

Сокращение налоговой нагрузки на население в январе также направлено на стимуляцию роста потребления. Кроме экономических целей, реформа имеет и политический подтекст, правительство КНР таким образом сокращает разрыв между богатыми и бедными, в первую очередь освобождая от налоговой нагрузки наименее обеспеченную часть населения.

Китайская комиссия по регулированию ценных бумаг предоставит иностранным инвесторам более легкий доступ к рынкам ценным бумаг КНР (торговым и облигационным), правда в рамках утвержденных правительством КНР квот.

Борьба с коррупцией продолжается, несмотря на то, что Си в речи, посвященной 40-летию реформам и развитию, высказывался, что она побеждена. 11 января председатель опубликовал список из 6 задач, в которые входят уже привычные продвижение партийного духа 19-ого съезда, укрепление партийного строительства и т.д.

Вывод

Январь выдался достаточно сложным для внешней политики КНР. Пекин несколько переоценил свои силы и в январе можно было увидеть своеобразное “отступление” Китая.

Во-первых, торговые переговоры, которые завершились 31 января. Судя по всему, китайцы готовы пойти на ряд мер – от сокращения торгового дефицита вплоть до проверок со стороны Вашингтона за ходом реформ в КНР (эта тема, как минимум, точно обсуждалась на переговорах).

Во-вторых, Китай пока внятно не смог ответить США на их кампанию против Huawei (ранее ZTE, по сути, откупилась, заплатив штраф 1 млрд. долларов США и еще 400 млн. в качестве взноса за возможные будущие нарушения). Китайские власти проводят реформы для создания условий равной конкуренции на китайском рынке, американцы инициируют уголовные дела, а администрация президента готовит указ об ограничении деятельности китайских кампаний на американском рынке.

Единственная страна, против которой КНР выступил открыто, стала Канада, которая совсем не искала конфликта с КНР. В итоге после ареста двух канадских граждан и пересмотра приговора еще одному, Пекин получил международную кампанию за освобождение двух граждан Канады, что, конечно, не сказалось положительно на имидже страны.

В-третьих, главный внешнеполитический проект Си Цзиньпина –инициатива “Пояса и Пути” – получил очередные “истории неуспеха”. На этом фоне тревожным видится активизация риторики Си о “воссоединении Родины”.

Времена, когда закрепился раскол между КНР и КР давно прошли. Военная мощь КНР возросла до третьей-второй армии мира. Напомнить стоит, что КНР не побоялась развязать военные кампании против СССР на острове Даманском, а также против Вьетнама десятилетием позже. В обоих случаях армия КНР была очевидно слабее армии СССР (которая была союзником Вьетнама и могла вступить в конфликт) и не обладала сегодняшней мощью.

В 2018 году кампания по лишению Тайваня дипломатического признания ряда стран была успешной. Тайвань сегодня может рассчитывать только на поддержку США. Большой вопрос, готов ли Д. Трамп, который высказывался против 5 статьи устава НАТО, пойти на реальную защиту Тайваня.

Судя по изменению внутренней экономической политики, КНР действительно испытывает ощутимое напряжение в экономике в связи с торговым конфликтом с США. Однако не стоит недооценивать “прочность” экономики КНР. Она продолжает демонстрировать устойчивый рост, несмотря на накопившиеся структурные проблемы роста. Напомнить стоит, что ее крах предрекают чуть ли не с самого основания в 1949 году, нынешней же модели – с момента символического старта в 1978 году.

Кроме опоры на внутренние силы, о чем много говорит председатель Си, нужно отметить политику внешнеполитической переориентации на новые рынки. Здесь и рост торговли с Россией, сотрудничество с Индией и Японией, чтобы не допустить окончательной консолидации двух этих стран с США.

С другой стороны, мягкое побеждает жесткое, поэтому пока рано делать окончательные выводы. Следующая промежуточная дата – окончание 90-дневного торгового перемирия 2 марта.

П. Прилепский

Hasta la vista or I’ll be back. Чем закончились американо-китайские переговоры в Вашингтоне?

Одним из главных итогов переговоров стало то, что они продолжатся

Визит команды китайских переговорщиков во главе с членом Политбюро ЦК КПК Вице-премьером Госсовета КНР Лю Хэ (刘鹤) в Вашингтон 30-31 января подводил двухмесячную черту в торговом перемирии, а значит мог привести к значительным результатам. Пока стороны договорились о продолжении консультаций, однако уже сейчас можно сделать некоторые выводы.

Поездка господина Лю Хэ в Вашингтон “началась” в Пекине, где в начале января китайские переговорщики во главе с Замминистра коммерции КНР Ван Шоувэнем (王受文) принимали американскую делегацию, возглавляемую заместителем торгового представителя США Дж. Джерришем. Кроме них на встрече можно было увидеть заместителя министра финансов США по международным делам Д. Малпасса и самого вице-премьера КНР.

Переговоры, изначально запланированные на 7-8 января, продлились три дня вместо двух. Министерство Коммерции КНР отметило положительные итоги переговоров, как и президент США Д. Трамп, рассказавший об этом в Twitter.

И если официальный представитель Министерства Коммерции КНР господин Гао Фэн (高峰), отвечая на вопрос журналиста о темах встречи, дал общую характеристику, Bloomberg же выделил семь главных тем переговоров, среди которых необходимо выделить: доступ на финансовые рынки КНР, высокие технологии и Huawei.

Главным результатом переговоров 7-9 января стала дальнейшая работа над соглашением и подготовка к новому раунду консультаций в Вашингтоне. На момент окончания переговоров стороны не объявили о конкретных результатах, кроме как об обещании китайской стороны закупить больше.

19 января стало известно, что Вашингтон внес предложение о регулярных проверках соблюдения условий торгового соглашения. В первую очередь это предложение касается обеспечения равного доступа для американских компаний на китайском рынке. Пекин не оценил данного предложения, однако это не стало причиной прекращения диалога.

Для получения полной картины американо-китайских отношений необходимо обратить внимание на некоторые события, напрямую не относящиеся к ходу переговоров, но очевидно влияющие на их процесс.

Так, 19 января Bloomberg сообщил, что Администрация президента США разрабатывает указ, который может ограничить присутствие на рынке таких компаний, как Huawei (к слову, итак имеющие очень низкие продажи в США) и ZTE (которая уже выплатила 1 млрд. долларов США штрафа и внесла 400 млн. долларов США залога в счет возможных будущих нарушений), а также компаний, аффилированных с вышеуказанными.

22 января Администрация президента США Дональда Трампа отклонила предложение провести в США подготовительные переговоры перед очередным раундом торговых консультаций, намеченных на 30-31 января.

24 января глава Национального экономического совета Белого дома Л. Кадлоу заявил, что США готовы экспортировать “как сумасшедшие” в КНР, если китайская сторона “откроет свою экономику”, то есть снимет экономические барьеры, ограничивающие американские компании. Кадлоу также добавил, что предстоящая встреча будет важной, но неокончательной.

В этот же день один из участников переговорного процесса –министр торговли США У. Росс – выразил мнение, что стороны очень далеко от заключения сделки. Как подчеркнул господин Росс: “честно говоря, это не должно быть сюрпризом, у США и Китая достаточно вопросов”.

29 января, за день до официального начала переговоров, Министерство юстиции США официально предъявило обвинения китайской компании Huawei Technologies и его подразделениям, а также финансовому директору компании Мэн Ваньчжоу, задержанной в Канаде в начале декабря 2018 года. Как заявил и.о. Генерального прокурора США М. Уитакер, Huawei обвиняют “почти в двух десятках преступлений”.

Это уже не первый раз, когда Лю Хэ прибывает в Вашингтон под “определенным давлением” со стороны США. В феврале 2018 года Вице-премьер посетил столицу США практически сразу после введения Д. Трампом пошлин на сталь и алюминий.

В этот же день глава Минфина США С. Мнучин заверил, что американо-китайские торговые переговоры и уголовные дела в отношении Huawei никак не связаны.

Китайцы тоже подошли к переговорам “подготовленными”. Китайская комиссия по регулированию ценных бумаг предоставит иностранным инвесторам более легкий доступ к рынкам ценным бумаг КНР (торговым и облигационным), правда в рамках утвержденных правительством КНР квот.

В состав китайской делегации, возглавляемой Лю Хэ, вошли Председатель Народного банка Китая И Ган, замглавы государственного комитета по реформам и развитию Нин Цзичжэ, Замминистра финансов Ляо Минь, Замглавы МИД Чжэн Цзэгуан, Замминистра промышленности и информационных технологий Ло Вэнь, Замглавы министерства сельского хозяйства Хань Цзюнь и Замминистра коммерции Ван Шоувэнь. С американской стороны участвовали глава делегации Р. Лайтхайзер, ранее упомянутые С. Мнучин, У. Росс, Л. Кадлоу и Руководитель Национального совета по торговле Белого дома П. Наварро.

В первый день переговоров С. Мнучин охарактеризовал происходящее как “хорошие переговоры”, а господин Кадлоу заверял об оптимистичном настрое Д. Трампа.

По итогам переговоров стороны достигли “прогресса и понимания”, назвав их успешными. Реальным результатом стала договоренность о продолжении переговоров после китайского Нового года по лунному календарю (в ночь с 4 на 5) в Пекине. В них уже точно примут участие Р. Лайтхайзер и С. Мнучин.

Если обратиться к опубликованному на сайте американского Белого Дома  отчету о совместной пресс-конференции президента США с главами переговорного процесса Лю Хэ и Р. Лайтхайзером, то нельзя не обратить внимание на то, что господин Лайтхайзер повторял слово “принуждение” (enforcement), показывая наиболее значимую тему переговоров стороны американской делегации.

В тоже время господин Лю указал на другие темы переговоров, отрядив проблематику технологических трансферов в последнее место из трех. И любезно “подыграл” Трампу, назвав количество тон сои, которое Китай закупает каждый день.

Трамп также указал на то, что завершением переговоров должна стать его личная встреча с Председателем КНР Си Цзиньпином, в ходе которой президент США планирует обсудить самые сложные вопросы.

Китайское новостное агентство Синьхуа опубликовало более подробный отчет о переговорах. Из наиболее важных тем нужно выделить балансировку двусторонней торговли, защиту прав интеллектуальной собственности, создание условий для равноправной конкуренции на рынке двух стран. Кроме того, были упомянуты “новые механизмы сотрудничества” для последовательной реализации возможной сделки.

Итоги:

Стороны продолжают переговорный процесс, уже утверждён новый раунд торговых консультаций в Пекине. Вашингтон и Пекин спешат охарактеризовать переговоры как успешные и продуктивные, хотя реальных результатов практически нет.

Судя по тому, как торопится Лайтхайзер с новым раундом переговоров, прогресс есть, но для реализации его потребуется еще большое количество времени. Возможно стороны и не успеют договориться к окончанию 90 дней, которое наступает 2 марта в 12:01 по Вашингтону. Учитывать нужно высказывания Трампа, который до переговоров жестко указывал на дедлайны, а после уже говорил о возможной малой сделке для продолжения переговорного процесса. В пользу сделки играют и краткосрочные выгоды на американском и китайском финансовом рынке. Благодаря всему этому можно предположить, что стороны возьмут дополнительное время после 2 марта для продолжения переговоров.

На текущий момент китайская сторона готова открыть свои финансовые рынки (но с оговорками), готова менять свое патентное право и механизмы сотрудничества по трансферу технологий (отмену принудительного трансфера, но с оговорками, что в любой момент китайское правительство сможет его осуществить, внося компенсацию, что по сути никак не защищает американские патенты).

Пекин также готов больше закупать у США, в первую очередь продукцию сельского хозяйства и энергоресурсов. Это не удовлетворит американскую сторону – “сделка” на подобных условиях была “заключена” в мае и просуществовала всего несколько дней.

Равный доступ на рынки двух стран также достаточно мало реализуемый пункт, ведь перед началом переговоров Администрация Президента работала над указом по ограничению китайских компаний, а 29 числа власти США предъявили Huawei почти два десятка обвинений в рамках двух уголовных дел.

Пока не очень ясно, как на практике будут реализовываться “новые механизмы сотрудничества”. Вероятно, в том числе имелись ввиду предложения американской стороны о проверке результатов реформ в Китае.

На данным момент можно предположить, что стороны все-таки ближе к заключению сделки, но в “дополнительное время”. Такая “полусделка” поможет Китаю успокоить инвесторов и потребителей из-за разгорающейся дискуссии насчет снижения экономического роста Китая (по предположению автора – излишне негативной), а президенту Трампу предъявить “успехи” на фоне отчета о расследованиях Мюллера и президентских выборов 2020 года. Однако уже в краткосрочной перспективе такая “полусделка”, скорее всего, будет разрушена американской стороной.

Возможен также вариант, когда стороны возьмут дополнительное время и не договорятся, но решат краткосрочные проблемы с помощью нового дедлайна.

России следует учитывать все возможные результаты американо-китайских переговоров. В том случае, если стороны договорятся, Пекин увеличит объем закупок продовольствия и энергоресурсов из США, что может нанести удар по российско-китайской торговле и перспективам ее роста. Однако принимая во внимание тот факт, что все противоречия между США и Китаем решить практически невозможно, можно утверждать, что уже в среднесрочной перспективе Россия получит возможность увеличить экспорт продовольствия и ресурсов в Китай.

П. Прилепский

Турция: декабрь 2018 г. (дайджест)

Внешнеполитическая повестка декабря для Турции была наполнена визитами и различными встречами. В начале месяца президент Эрдоган направился в Буэнос-Айрес для участия в саммите «Большой двадцатки», где провел ряд двусторонних переговоров, в частности, с главами России и США. Кроме того, состоялись переговоры по сирийскому конституционному комитету в Женеве, а в конце месяца делегация Турции посетила Россию. На ближневосточном направлении продолжается борьба за сирийский Манбидж, которую Турция, по всей видимости, уже проиграла, а Р.Т. Эрдоган продолжает анонсировать новые военные кампании к востоку от Евфрата.

Во внутренней политике были обнародованы данные о кандидатах от главной оппозиционной партии Турции, появились сообщения о договоренностях об альянсе НРП и «Хорошей партии», а также информация о последних достижениях Турецкой Республики в области атомных технологий и экономической ситуации.

Отношения с Россией                                                                 

Для президента Турции месяц начался с посещения саммита G20 в Аргентине, где он имел возможность встретиться с лидером России В.В. Путиным. Ввиду внезапно отмененных переговоров В. Путина с президентом США Д. Трампом, главы России и Турции приняли решение провести двусторонние переговоры на полях саммита. И даже несмотря на то, что в последний раз они виделись буквально за неделю до этого события в Турции, лидерам двух стран было что обсудить.

По словам пресс-секретаря Президента России Д. Пескова, переговоры Путина и Эрдогана в рамках G20 могут быть охарактеризованы как «сверка часов» по ключевым вопросам. В центре внимания сторон на этот раз находился сирийский кризис, а если быть точнее – его урегулирование. Так, Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в Идлибе, а также вопрос создания демилитаризованной зоны в этом регионе. В. Путин, в частности, отметил, что проблемы по вопросу освобождения ее от террористов сохраняются, но Турция работает над этим. Таким образом стороны согласовали меры, направленные на реализацию договоренности по Идлибу, а со стороны Р.Т. Эрдогана прозвучал призыв провести специальный саммит, посвященный ситуации в Идлибе.

Своего рода «прорыв» произошел на другом, но также напрямую связанным с сирийской проблематикой направлении. 20 декабря в Женеве прошла очередная встреча министров иностранных дел России, Ирана, Турции и спецпосланника Организации Объединенных Наций по Сирии С. де Мистуры. В тот день указанные выше страны передали ООН согласованный список, включающий в себя 150 участников сирийского конституционного комитета, споры о составе которого велись на протяжении достаточно долгого времени. При этом стороны условились, что первое заседание комитета, призванного рассмотреть поправки в конституцию Сирии, должно состояться уже в январе следующего года. В то же время стоит отметить, что С. де Мистура, который с недавних пор скуп на оптимизм в вопросе оценки усилий трех стран-гарантов перемирия по урегулированию кризиса в Сирии, воспринял новость о готовности списка без особого энтузиазма. Стаффан де Мистура, который, к слову, в скором времени готовится покинуть свой пост, заявил, что предоставленный сторонами список по-прежнему далек от идеального и нуждается в доработке. Тем не менее, несмотря на такого рода негативные оценки, работа комитета должна начаться со дня на день, а контролировать этот процесс со стороны ООН уготовано уже новому спецпосланнику в лице Г. Педерсона.

Что касается других российско-турецких контактов, 29 декабря Москву посетила делегация из Турции. Министры иностранных дел, министры обороны двух стран, а также глава разведки Турецкой Республики, специальный представитель президента Турции и посол государства в России провели детальные переговоры, посвященные ситуации в Сирии, в частности, вопросу Манбиджа, процессу политического разрешения кризиса и решении Д. Трампа вывести войска из Сирии. Эрдоган, в свою очередь, заявил о своем намерении посетить Москву отдельно, однако, как пояснил Д. Песков, такая встреча, вероятно, состоится в первой половине 2019 года. Кроме того, в декабре стало известно, что очередной саммит формата Россия – Турция – Иран по Сирии планируется провести в России приблизительно в первую неделю 2019 года.

Отношения с Западом

Говоря об отношениях Турции с Соединенными Штатами, то, с одной стороны, можно сказать, что стороны обсуждают актуальные вопросы, находящиеся на повестке дня, с другой – что некоторые противоречия все еще сохраняются.

В рамках упомянутого выше саммита G20 президент Эрдоган также встретился с лидером США Д. Трампом, однако проведенные переговоры едва ли можно назвать полноформатными. В ходе непродолжительной встречи в 50 минут стороны успели обсудить ситуацию в Манбидже и Идлибе, вопросы борьбы с терроризмом, а также волнующий Эрдогана вопрос экстрадиции Ф. Гюлена. Кроме того, за последний месяц стороны часто проводили телефонные переговоры на разных уровнях для обсуждения актуальных проблем. В ходе крайней такой беседы, состоявшейся 14 декабря, Эрдоган пригласил Трампа в Турцию в 2019 году, который, по сообщениям СМИ, ответил на предложение удовлетворительно. При этом Трамп станет не единственным официальным лицом США, визит которого ожидается в новом году. Турцию также должен посетить помощник президента США по национальной безопасности Д. Болтон. Переговоры при этом будут сконцентрированы на сирийской проблематике. Стоит отметить, что кризис в Сирии действительно нуждается в обсуждении Турции и США ввиду сохраняющихся разногласий. США, прежде всего, не устраивает самостоятельность Турции, которая выражается в проведении новых военных кампаний против курдов, Турцию, в свою очередь, поддержка курдов Соединенными Штатами. Так, например, официальный представитель министерства обороны США Ш. Робертсон раскритиковал намерение Эрдогана провести очередную операцию в Сирии, заявив, что считает односторонние военные кампании на территории государства неприемлемыми. Эрдоган, однако, вскоре после этого заявил, что Д. Трамп одобрил планы Турции. МИД Турции, в свою очередь, упомянув, что на такой исход повлияла Анкара, достаточно позитивно оценил решение США о выводе своих войск из Сирии, ведь выход США – главных «помощников» курдов – из региона может позволить армии Турции держать приграничные территории, включая курдские анклавы, под своим контролем. Еще одним вопросом двусторонней повестки являются антииранские санкции. В декабре стало известно, что Турция, которой ранее Вашингтон в качестве исключения позволил вести торговлю с Ираном, намерена добиваться продления своего привилегированного положения, ссылаясь на двусторонние торговые соглашения. И хотя ответ от США пока не поступил, можно предположить, что западные партнеры не сильно обрадуются такому желанию Турции. Помимо всего этого, о разных взглядах двух стран на политические вопросы и о смещении курса Турции в сторону России также свидетельствует тот факт, что М. Чавушоглу назвал «неудачными» слова спецпосланника США по Сирии Д. Джеффри о том, что астанинский и сочинский процессы необходимо «свернуть», совершенно справедливо отметив, что благодаря именно этим форматам переговоров в Сирии обеспечивается политический диалог между воюющими сторонами.

Что касается европейского направления турецкой политики, то в отношениях с Европой все достаточно стабильно. МИД Турции периодически делает заявления о том, что Турецкая Республика обладает всеми правами для вступления в ЕС, которые, однако, остаются без ответа европейских партнеров. Последний месяц Турция также находилась под давлением Австрии и ОБСЕ по вопросу ареста австрийского журналиста М. Цирнгаста, которого задержали ранее в сентябре по подозрениям в связях с РПК. После обвинений в несправедливости и нарушении прав человека, прозвучавших от канцлера Австрии С. Курца, Анкара все же приняла решения освободить журналиста под подписку о невыезде. Однако, несмотря на то, что Турция удовлетворила требования Австрии, данный шаг с наименьшей степенью вероятности приблизит государство к ЕС. Кроме этого, страны ЕС не поддержали Турцию в вопросе проведения военной операции в Сирии, фактически процитировав заявления официальных лиц США о неприемлемости таких действий. В этой связи последнее время обсуждается возможность проведения следующего четырехстороннего саммита между Россией, Францией, Германией и Турцией для совместного обсуждения ситуации в Сирии, однако дата и место проведения пока уточняются.

Ближний Восток

На ближневосточной арене Р.Т. Эрдоган, похоже, вновь вспомнил о своих претензиях на лидерство в регионе и готовится продемонстрировать свою военную мощь на приграничных с Сирией территориях.

С начала декабря мировые СМИ не утихают о том, что после заявлений президента, сделанных 12 декабря о планах провести военную операцию, Турецкая Республика начала переброску военной техники на границу с Сирией, которая следовала в приграничный район Хатай. Вероятно, намерение Турции связано с недавней критикой Б. Асада по вопросу нарушения режима перемирия в Идлибе и с продвижением курдский отрядов в приграничных районах. Стоит отметить, что в 2015 году Турция уже проводила операцию против курдов в данном регионе, преследуя цель оттеснить курдские формирования от Евфрата. Эрдоган на протяжении всего декабря повсеместно заявлял о том, что готов начать операцию, которая будет координироваться с Россией, в любой момент и без предупреждения, однако на фоне заявлений США о намерении вывести свои войска из региона, по всей видимости, решил занять выжидательную позицию, немного отложив свои планы. Тем не менее, 25 декабря глава министерства обороны Х. Акар заявил, что подготовка к контртеррористической операции завершена, что может означать начало операции в самое ближайшее время.

В то же время, вместо проведения военной кампании против отрядов «Сил народной самообороны» и «Демократического союза» только на востоке от Евфрата, как изначально планировалось, в Турции ранее заявили о планах войти еще и в сирийских Манбидж в том случае, если курдские формирования не покинут его. Об этом заявил сам президент в ходе своего выступления на конференции высших судебных инстанций стран Организации исламского сотрудничества в Стамбуле 14 декабря.     Тогда же Эрдоган обрушился с критикой на США, заявив, что Соединенные Штаты хотят ослабить решимость Турции в их борьбе с терроризмом путем затягивания реализации дорожной карты по Манбиджу. Тем не менее, планам Р.Т. Эрдогана касательно Манбиджа не суждено было сбыться по другой причине: 28 декабря стало известно, что армия официального правительства Сирии, опередив Турцию, вошла в Манбидж, причем по приглашению курдских отрядов, и установила контроль над территорией. Реакция Эрдогана последовала незамедлительно. Лидер Турции заявил, что не верит заявлениям курдов, которые, как он выразился, не имеют права никого приглашать от своего имени, и Сирии, отметив, что считает их не более, чем «психологическим давлением». Так или иначе, но промедление турецкой армии с началом операции дало курдам и правительственной армии Б. Асада определенный карт-бланш на вышеуказанные действия. Над Манбиджем теперь возвышается сирийский флаг, и учитывая, что 16 декабря М. Чавушоглу впервые за долгое время заявил о готовности Турции сотрудничать с Б. Асадом в будущем в случае его победы на выборах, о том, какие действия теперь предпримет армия Эрдогана на сирийской земле – остается только догадываться.

Внутриполитическая обстановка

В декабре на внутриполитическом направлении Турецкой Республики стали известны некоторые подробности предстоящих муниципальных выборов.

Прежде всего, президент Турции Р.Т. Эрдоган в начале месяца в очередной раз подтвердил, что союз между Партией националистического движения (ПНД) и правящей Партией справедливости и развития (ПСР) состоится. Также стало известно, что незадолго до выборов лидеры ПСР и ПНД – Р.Т. Эрдоган и Д. Бахчели – планируют провести совместные митинги в наиболее крупных городах страны. Вместе с тем оправдались ожидания турецкой общественности относительно выдвижения спикера ВНСТ Б. Йылдырыма, который 21 декабря подал в отставку, на пост мэра Стамбула. Что касается оппозиционно настроенных партий, то в декабре стали известны имена кандидатов на пост мэров в Стамбуле и в Анкаре от Народно-республиканской партии (НРП). Так, согласно обнародованным данным, на пост мэра Стамбула претендует известный лишь в узких кругах политик Э. Имамоглу, а кандидатом на пост мэра Анкары от НРП, в свою очередь, стал М. Яваш, который уже предпринимал попытки баллотироваться на этот пост на выборах 2014 года.

При этом долгое время оставался открытым вопрос о возможном союзе оппозиционных сил на местных выборах Турции ввиду того, что партии не могли договорить об аспектах его создания. После длительных переговоров, а также встреч, решающая из которых состоялась 12 декабря в штаб-квартире НРП, стороны все же пришли к согласию. В ходе переговоров между лидерами двух партий – К. Кылычдароглу и М. Акшенер – стороны, преодолев часть противоречий, договорились о создании союза, а также приняли решение относительно того, кандидаты каких партий будут представлены в различных регионах. В частности, было решено, что в Мерсине каждая партия выдвинет своего кандидата; кандидаты от НРП будут представлены в следующих провинциях: Айдын, Мугла, Текирдаг, Хатай, Измир, Эскишехир, Анкара, Стамбул, Анталья, Бурса и Адана; «Хорошая партия», в свою очередь, выдвинет кандидатов в данных регионах: Балыкэсир, Денизли, Маниса, Коджаэли, Конья, Самсун, Трабзон, Кайсери, Сакарья и Газиантеп. Относительно других регионов переговоры между партиями, вероятно, продолжатся.

Говоря о других событиях, не связанных с выборами, стоит отметить, что в декабре Турция впервые испытала атомную авиабомбу МК-84 собственного производства на специализированной базе HABRAS, причем, по заявлению Министерства промышленности и технологий, которое охарактеризовало событие как «историческое», испытание прошло достаточно успешно.

Экономическая ситуация

На внешнеэкономическом направлении продолжают осуществляться совместные российско-турецкие проекты. Так, например, 13 декабря президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о том, что Турция начала строительство сухопутной части газопровода «Турецкий поток». Вместе с тем, в соответствии с информацией «Росатома», стало известно о выдаче разрешения Турецким агентством по атомной энергии (TAEK) на строительство второго энергоблока АЭС «Аккую». Кроме того, Эрдоган заявил, что Турецкая Республика, а рамках своего «стодневного плана работы» по реализации различных проектов, планирует провести тендер на осуществление проекта судоходного канала «Стамбул». Говоря о торговых отношениях, стоит упомянуть, что 29 декабря Министерство сельского хозяйства России подготовило проект приказа об увеличении объема ввозимых из Турции томатов вдвое – до 100 тыс. тонн в год, что в значительной степени помогло бы повысить долю экспорта Турции. При этом, согласно подсчетам, опубликованным Министерством торговли Турецкой Республики, показатель экспорта государства за прошлый месяц стал самым высоким за последний год и составил 15,5 миллиардов долларов, а ранее Турция приняла решение увеличить пошлины на импорт от 10% до 30% на ряд товаров, в том числе на строительные материалы, бумагу и картон, а также игрушки и телевизоры.

Что касается внутриэкономической ситуации, то в декабре наблюдалась волатильность турецкой лиры – в начале месяца валюта немного ослабла, затем вновь повысилась на 1,16% после заявлений ЦБ Турции о готовности принять меры по стабилизации национальной валюты. Тем не менее, по состоянию на 13 декабря, Центробанк Турции оставил базовую процентную ставку на прежнем уровне – 24%. Также в декабре, с одной стороны, стало известно о замедлении годовой инфляции, уровень которой снизился до 21,6% и о резком росте безработицы среди молодежи – с другой. Кроме того, в конце месяца появилась информация о том, что с 1 января 2019 года Турция вводит так называемый налог «на безопасность» в отношении всех лиц, вылетающих из аэропортов страны. Сумма такого налога составит 1,5 евро.

***

Таким образом в декабре на внешнеполитическом направлении Турецкая Республика в очередной раз продемонстрировала, что смотрит на мировые политические процессы в одном направлении именно с Россией, а не с Западом и с США в частности. Участившиеся контакты с российской стороной, согласование списка конституционного комитета Сирии между странами-гарантами перемирия и координация действий России и Турции в Сирийской Арабской Республике, прежде всего, говорят о том, что отношения Турецкой Республики с Российской Федерацией и с Ираном выходят на принципиально новый уровень. Однако такого нельзя сказать о турецко-американский отношениях, поскольку политика двух стран в основном ограничивается переговорами по Сирии и в последнее время сводится к двум крайностям – либо к достижению двусторонних соглашений и заявлениям о плодотворной совместной контртеррористической работе, либо к взаимным обвинениям по невыполнению достигнутых договоренностей.

Во внутренней политике, как и ожидалось, оппозиционные силы, по примеру правящей партии, объединились в союз и даже смогли согласовать некоторые детали проведения выборов 2019 года. Внутриэкономическую ситуацию Турции по-прежнему нельзя назвать стабильной, хотя следует признать, что в целом ситуация могла бы быть хуже. Внешнеэкономические связи, напротив, позволяют говорить об успехах Турции на этом направлении – реализуются многие российско-турецкие энергетические проекты, которые в ближайшем будущем должны в значительной степени способствовать экономическому росту двух стран.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика Турции в ноябре охарактеризована проведением большого количества встреч и мероприятий, среди которых: переговоры на министерском уровне с Россией, церемония по случаю завершения строительства части «Турецкого потока», очередной раунд астанинских переговоров, политический диалог высокого уровня с Евросоюзом и ряд других.

Главным событием во внутренней политике стала новость о возобновлении «альянса» ПСР и ПНД и оглашение кандидатов от ПСР, которые примут участие в муниципальных выборах.

Внешняя политика

Ноябрь отмечен интенсивностью российско-турецких контактов: так, например, 2-4 ноября в Анталье состоялся Российско-турецкий форум общественности, министр обороны России С. Шойгу провел переговоры со своим коллегой Х. Акаром и главой Национальной разведывательной организации Х. Фиданом в Сочи, состоялся очередной раунд астанинского процесса, однако центральным событием на российско-турецком направлении в этом месяце стал визит В. Путина в Турцию по случаю завершения строительства морской части газопровода «Турецкий поток».

19 ноября в Стамбуле лидер России встретился президентом Турции Р.Т. Эрдоганом. В ходе встречи главы государств обсудили вопросы развития двусторонних отношений, международную проблематику, а также приняли участие в церемонии, приуроченной к завершению достаточно важного этапа в реализации совместного проекта. Стоит отметить, что вместе с президентом России на церемонию прибыл глава «Газпрома» Алексей Миллей, а с турецкой стороны, в свою очередь, на мероприятии присутствовал гендиректор «BOTAŞ» Бурхан Озджан. В ходе церемонии В. Путин и Р.Т. Эрдоган совместно дали команду на укладку последней части морского участка трубопровода, а также обратились с речью к присутствовавшим. Эрдоган, подчеркнув техническую сложность проекта, обратил внимание на то, что Россия остается принципиально важным партнером и поставщиком газа для Турции, а совместный проект стран является взаимовыгодным. В целом Эрдоган прав – «Турецкий поток» действительно освободит Турцию от энергетической зависимости и даст возможность России развивать свою деятельность в регионе, однако важно помнить, что в настоящее время Турция также реализует другой не менее важны для нее проект – TANAP, который в том числе может уменьшить ее зависимость и от российского газа.

Как уже отмечалось, еще одним важным этапом внешнеполитической повестки месяца стало проведение 11-го раунда международных переговоров по Сирии, прошедших в Астане 28-29 ноября. И хотя по итогам переговоров спецпосланник ООН по Сирии подчеркнул, что за 10 месяцев стороны так и не достигли прогресса по вопросу состава конституционного комитета, а волну пессимизма, инициированную С. де Мистурой, подхватили почти все западные СМИ, А. Лаврентьев данную точку зрения не разделил. Проблемы по вопросу того, кто будет представлять третью часть комитета, учитывая, что первые две будут сформированы правительством Сирии и оппозицией, действительно сохраняются и пока что стороны не пришли к консенсусу, однако странами-гарантами предпринимают все усилия для того, чтобы решить этот вопрос в ближайшее время. Вместе с тем, в ходе встречи стороны обсудили условия возвращения беженцев, вопрос зоны деэскалации в Идлибе, призвали вооруженную оппозицию отмежеваться от террористических формирований, а также осудили применение химоружия в Сирии, потребовав расследования ситуации от ОЗХО. Следующая встреча в таком формате запланирована на конец января.

Что касается западного направления, то 22 ноября в Брюсселе впервые за полтора года возобновился политический диалог высокого уровня в формате Турция-ЕС, где, в частности, обсуждался вопрос вступления Турции в Евросоюз, взаимодействие с Таможенным Союзом и ряд других вопросов. В ходе встречи М. Чавушоглу прямо заявил о намерении Турции вступить в Европейский Союз, подчеркнув, что 11 декабря Турцией планируется провести второе заседание Группы действий по ускорению демократических реформ (первое состоялось в августе). Впрочем, реакция верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини, как и комиссара по вопросам расширения ЕС Й. Хана, была весьма сдержанной. ЕС продолжает предъявлять претензии Турции по вопросу несоблюдения необходимых критериев, в том числе, – антидемократическим арестам журналистов. Наряду с этим, точки соприкосновения у Турции и ЕС по некоторым вопросам все же есть. Не говоря о необходимости сотрудничества по сокращению потоков беженцев, стороны разделяют точку зрения по иранскому вопросу, заявляя о необходимости сохранения СВПД и получения Тегераном экономических выгод. Кроме того, страны ЕС поддерживают меморандум России и Турции по Идлибу.

Для турецко-американских отношений месяц начался позитивно – в начале ноября стороны отменили взаимные санкции. Так, США отменили санкции в отношении министра юстиции и главы МВД Турции, а Турецкая Республика, в свою очередь, сняла ограничения с генерального прокурора и министра внутренней безопасности США. Кроме того, 1 ноября стороны уже во второй раз осуществили совместную патрульную миссию в сирийском Манбидже. И хотя глава МИД Турции заявил, что дорожную карту по Манбиджу планируется реализовать до конца текущего года, Турецкая Республика по-прежнему продолжает обвинять США в поддержке террористических формирований, а США выражают недовольство закупкой Турцией российских комплексов С-400, что в значительной степени затрудняет двустороннее сотрудничество. Говоря о других турецко-американских контактах, президент Турции Эрдоган и глава США Д. Трамп имели возможность пообщаться в рамках мероприятий в Париже, посвященных 100-летию со дня окончания Первой мировой войны, однако, по сообщениям пресс-секретаря Белого Дома С. Сандерс, ввиду того, что накануне Турция передала аудиозаписи убийства Д. Хашогджи США, Франции, Великобритании, Германии и Саудовской Аравии, в ходе беседы лидеры двух стран сосредоточились на обсуждении дела саудовского журналиста. В частности, стоит отметить, что в ходе телефонных переговоров глав Турции и США, Турция подала запрос Соединенным Штатам об экстрадиции лиц, причастных к убийству.

Среди других международных контактов можно отметить участие президента Эрдогана в саммите G20, который продлится до 4 декабря, а также участившиеся в последнее время турецко-катарские контакты. Так, 9 ноября эмир Катара нанес визит в Турцию, а 26 ноября в Стамбуле было проведено 4-е заседание Высшего комитета стратегического сотрудничества Турции и Катара, в рамках которого состоялись переговоры президента Турецкой Республики и эмира Катара. В результате заседания стороны также подписали протокол о стратегическом сотрудничестве в различных сферах, в том числе – в области экономики, торговли, культуры и транспорта.

Внутриполитическая обстановка

Внимание внутриполитической ситуации в Турции в последнее время акцентировано на подготовке к местным выборам. И хотя выборы пройдут только в конце марта следующего года, кандидаты, намеренные выдвинуть свою кандидатуру на муниципальных выборах, должны пройти регистрацию в Центральной избирательной комиссии Турции до 1 декабря.

21 ноября лидер Партии справедливости и развития Р.Т. Эрдоган провел встречу с лидером Партии националистического движения Д. Бахчели. Напомним, что партии шли на летние парламентские выборы в альянсе, однако осенью они официально объявили о прекращении сотрудничества. По всей видимости, внутриполитические реалии заставили лидеров партий задуматься о целесообразности такого шага. Главной темой, которая обсуждалась на проведенной встрече, к удивлению многих, стал вопрос о возобновлении «Народного альянса». Чем конкретно было вызвано подобное решение – не пояснялось, однако можно предположить, что причина кроется в неуверенном положении ПСР перед выборами и в снижении поддержки избирателей ввиду нестабильной экономической ситуации в стране. Стоит отметить, что практически сразу после объявления данного решения последовала реакция главы «Хорошей партии» М. Акшенер, которая сама начинала политическую карьеру в ПНД и крайне неодобрительно высказалась о желании националистов поддержать правящую партию. При этом в таких условиях «Хорошая партия», вероятно, сохранит контакты с НРП. Спустя несколько дней после объявления о возобновлении союза ПСР и ПНД произошла другая встреча – на этот раз глав Народно-республиканской партии и исламистской «Партии счастья», обеспокоенные лидеры которых также заговорили о возможном союзе.

Вместе с этим, в последнее время широко обсуждается список кандидатов от Партии справедливости и развития на пост мэра Анкары и Измира, который был оглашен Р.Т. Эрдоганом. Всего лидер ПСР объявил о 40 кандидатах, которые примут участие в муниципальных выборах. В соответствии с объявленными данными, на пост мэра Анкары был предложен помощник генерального секретаря ПСР М. Озхасеки, а на пост Измира – бывший министр экономики Турции Н. Зейбекчи. Ранее сообщалось, что президент также должен был назвать кандидата от Стамбула, однако этого не произошло. Если верить СМИ, то в информационном пространстве всерьез обсуждается кандидатура Б. Йылдырыма, который, предположительно, в скором времени покинет пост спикера ВНСТ. Что касается кандидатов от других партий, то в турецких СМИ также существует масса предположений по этому поводу, однако официальных заявлений от их представителей пока не поступало.

Среди других событий можно назвать памятные мероприятия, прокатившиеся по всей стране и приуроченные к 80-й годовщине смерти основателя Турецкой Республики М.К. Ататюрка. 10 ноября тысячи человек собрались возле мавзолея Ататюрка, неся в руках национальные флаги и портреты «отца-основателя». В частности, в мероприятиях принял участие и действующий президент Турции Р.Т. Эрдоган. Он по традиции посетил мавзолей, возложив цветы к могиле Ататюрка, после чего его двери были открыты для других граждан.

Экономическая ситуация

По-прежнему не отличается стабильностью экономика Турецкой Республики. 5 ноября Турецкий статистический институт (TurkStat) опубликовал неутешительную статистику: годовая инфляция в Турции достигла 25%. И пока в экспертных кругах началась паника относительно того, что будет с турецкой экономикой дальше, министр экономики Б. Албайрак сохраняет подозрительное спокойствие, которое, однако, не разделяют как турецкие, так и мировые экономисты. Албайрак уверен, что запущенная программа «Тотальная борьба с инфляцией» еще принесет свои плоды и в декабре инфляция должна существенно замедлиться. Тем не менее, по данным Европейского банка реконструкции и развития, ожидается, что в 2019 году Турция может возглавить список стран с наихудшей экономикой.

В то же время стоит отметить, что позитивных изменений в сфере экономики происходит мало, но все же они есть. Так, в начале ноября, после того, как Вашингтон объявил, что Турция вошла в список стран, которым временно разрешается вести торговлю с Ираном, курс турецкой лиры к доллару укрепился, составив 5,34. Кроме того, курс национальной валюты Турции продолжил свой рост и в конце месяца, чему, в частности, способствовала новость о завершении строительства части трубопровода «Турецкий поток». Тогда лира подорожала на 2,34%. В то же время в Турции впервые за несколько месяцев отметили увеличение индекса экономической уверенности, что позволяет говорить о незначительном улучшении ситуации.

***

В ноябре Турция продолжила развивать контакты с Россией, остающейся для нее приоритетным партнером – об этом свидетельствует не только успешная реализация проекта совместного трубопровода, но и ряд важных политических контактов. Со странами Запада отношения Турции остаются стабильными: контакты с Европейским Союзом, в первую очередь, обусловлены тем, что несмотря на все противоречия, главным из которых остается вопрос вступления Турции в ЕС, стороны осознают необходимость взаимодействия друг с другом для решения большого количества других, волнующих как Турцию, так и Европу проблем. США, периодически заявляющие, что Турция остается стратегическим партнером, были вынуждены снять введенные ранее санкции, однако дали Турции понять, что на мгновенное потепление отношений во всех областях рассчитывать не стоит: прохладные турецко-американские отношения прослеживаются, прежде всего, на ближневосточной арене, где ни одна, ни другая сторона, в силу ряда разногласий, не хотят идти на уступки.

Что касается внутренней политики, то решение о возобновлении альянса ПСР и ПНД, как и на июньских выборах, является, скорее, стратегическим взаимовыгодным ходом, нежели намеком на долгосрочное партнерство по причине расхождений во взглядах по некоторым политическим вопросам. В условиях, когда даже новая экономическая политика Турции и другие инициативы Албайрака не внушают доверия, а экономика по-прежнему остается нестабильной, правящая Партия справедливости и развития осознает, что в настоящий период времени ей как никогда нужен «союзник» на грядущих выборах, и отказываться от такой возможности будет в крайней степени нерационально.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: октябрь 2018 г. (дайджест)

На внешнеполитическом направлении Турция отметилась осуществлением ряда политических визитов и контактов на разных уровнях. В их числе четырехсторонний саммит в Стамбуле, где приняли участие главы России, Турции, Франции и Германии; Визит Р.Т. Эрдогана в Венгрию, а также переговоры между министрами иностранных дел Турции и Госсектретаря США.
Во внутренней политике произошел так называемый раскол союза ПСР и ПНД, а также прошли празднования по случаю 95-летия со дня основания Турецкой Республики. Кроме того, впервые за несколько месяцев начала налаживаться экономическая ситуация в стране.
Отношения с Россией
В октябре главным событием на российско-турецком направлении стал четырехсторонний саммит лидеров России, Турции, Франции и Германии, который стартовал 27 октября в Стамбуле. Важность проведенной встречи демонстрирует участие в ней не только делегаций, возглавляемых лидерами государств, но и спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры.
Незадолго до начала саммита, который проводился в подобном формате впервые, президент Турции Р.Т. Эрдоган провел ряд двусторонних встреч с канцлером Германии А. Меркель, президентом Франции Э. Макроном, а также с главой России В.В. Путиным, однако переговоры проходили за закрытыми дверями. Кроме того, на полях саммита прошла встреча министров обороны России и Турции, а также министров иностранных дел двух государств, которые обсуждали аспекты урегулирования сирийского кризиса, в том числе вопрос реализации соглашения по Идлибу. В ходе саммита, который был посвящен сирийскому урегулированию и продлился 3 часа, стороны обсудили ряд вопросов, связанных с сирийской проблематикой, а по завершении переговоров приняли итоговое заявление. Незадолго до саммита Россия и Турция также начали обсуждать создание демилитаризованной зоны в Идлибе и даже определили ее границы. 10 октября, Министерство обороны Турецкой Республики сообщило о завершении выводы тяжелой техники из буферной зоны, а неделей позже Россия и Турция проинформировали ООН о том, что срок действия соглашения по Идлибу будет продлен. На стамбульском саммите Президент Турции Эрдоган выразил надежду на то, что все стороны, принявшие участие в саммите, будут вовлечены в процесс мирного разрешения сирийского кризиса. Важным итогом также стало то, что стороны подтвердили важность договоренностей по Идлибу, достигнутых ранее между Турцией и Россией, и условились прикладывать все усилия для того, чтобы перемирие приобрело долгосрочный характер. На пресс-конференции по итогам саммита лидер Турции сообщил, что Турецкая Республика будет контролировать радикальные группировки, а Россия, в свою очередь, будет ответственна за то, чтобы правительственные сирийские войска не осуществляли наступление на территории, упомянутые в достигнутом в Сочи соглашении. Что касается зоны деэскалации в Идлибе, то Путин и Эрдоган подтвердили ее временный характер. Президент России также заявил, что Россия сохраняет за собой право оказывать помощь Сирии в случае продолжения каких-либо провокаций со стороны боевиков. Также стороны затронули вопрос о создании Конституционной комиссии, которая, по их мнению, должна быть сформирована до конца текущего года. Помимо этого, стороны не исключили возможность расширения формата саммита в дальнейшем. В частности, на это обратили внимание президенты России и Турции, а Р.Т. Эрдоган при этом отметил, что данный саммит не подменяет собой встречи астанинского формата.
Помимо саммита в Стамбуле, где российская и турецкая стороны смогли обсудить волнующие их вопросы, в октябре также стали известны некоторые подробности поставок Россией С-400 в Турцию. По словам вице-премьера Ю. Борисова, Турецкая Республика получила право на дополнительные поставки ЗРК С-400 после выполнения их основной части. При этом получить свои первые зенитно-ракетные комплексы Турция должна где-то через год, в октябре 2019-го.
Отношения с Западом
В то время как со странами Евросоюза у Турции постепенно налаживаются отношения, то с когда-то ближайшим союзником США двустороннее взаимодействие все еще остается достаточно напряженным. Улучшение отношений со странами ЕС подтверждается рядом контактов, включая вышеупомянутый саммит, а также визит Эрдогана в Венгрию в начале октября, в ходе которого премьер-министр Венгрии В. Орбан поддержал турецкого президента по вопросу вступления Турции в Евросоюз. С США дела обстоят немного иначе.
В октябре стало известно о том, что суд Турции вынес решение об освобождении американского пастора Э. Брансона из-под домашнего ареста, после чего он отправился домой в США. Учитывая, что несколько месяцев назад именно арест Брансона стал предлогом для стремительного ухудшения турецко-американских отношений, данное решение турецкой стороны должно было стать одним из шагов для потепления на турецко-американском фронте, однако нормализации двусторонних отношений не случилось. Мгновенной отмены санкций не произошло (хотя Турция открыто заявляла, что ожидает этого), однако стороны как минимум начали обсуждать этот вопрос. В частности, санкционная политика двух государств в отношении друг друга стала предметом для обсуждения на переговорах министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу и его коллеги из США М. Помпео в ходе визита последнего в Анкару 17 октября. Тогда стороны сошлись во мнении, что санкции необходимо отменить, поскольку они препятствуют развитию двусторонних отношений, однако ни одна из сторон этого так и не сделала. Причин для такого поведения США может быть несколько: во-первых, США по-прежнему не устраивает политика Турции, которая все больше сближается с Россией, Ираном, некоторыми странами Евросоюза, при этом не считаясь с США по ряду вопросов. Так, например, США могло «оскорбить» проведение четырехстороннего саммита в Стамбуле, куда Соединенные Штаты, которые считают себя одним из главных игроков на Ближнем Востоке и в Сирии, приглашены не были. Турецкая сторона, в свою очередь, разочаровалась в сирийской политике США и видит с Россией, Францией и Германией гораздо больше точек соприкосновения. К примеру, Турция и США по-прежнему только договариваются по вопросу совместного патрулирования Манбиджа, однако существенного прогресса на данном направлении достигнуто так и не было, а Турция уже не раз выражала недовольство американской стороной в вопросе выполнения Америкой ее обязательств. В частности, неудовлетворение реализацией соглашения по Манбиджу выразил Эрдоган Трампу в ходе телефонных переговоров двух президентов, попутно заявив, что США по-прежнему продолжают поддерживать курдов. На этом фоне успешная реализация соглашения по Идлибу России и Турции выглядит более выигрышным и является более полезным на практике, что частично признал даже советник Д. Трампа по национальной безопасности Д. Болтон, подчеркнув важность российско-турецкого соглашения. Помимо этого, на данный момент Турция и США имеют разные взгляды по вопросу убийства саудовского журналиста: в то время как Турция критикует Запад за весьма сдержанную реакцию, США твердит о том, что позиция Анкары по этому вопросу, напротив, слишком жесткая. Кроме того, Турецкой Республике стали очевидны «двойные стандарты» американского руководства – если Турция по любому поводу критикуется США за «антидемократические меры» внутри страны, то убийство журналиста не стало поводом для обвинений Саудовской Аравии в подобном.
Ближний Восток
Что касается ближневосточной политики Турции за последний месяц, то помимо сотрудничества с Россией в Идлибе, Турецкая Республика вновь пытается оказывать сопротивление сирийским курдам.
Так, в конце октября в турецких СМИ появилась информация о том, что армия Турции нанесла удары по курдским формированиям в сирийском районе Зор Магар. Спустя несколько дней президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о начале очередной военной операции, направленной против сирийских курдов. Напомним, что анонсированная турецким лидером военная кампания станет уже третьей по счету на сирийской земле. Так, в 2016 году Турция проводила операцию под названием «Щит Евфрата», в январе 2018 – «Оливковую ветвь» в Африне. На этот раз Турция вновь намерена бороться с курдами на востоке от Евфрата. При этом интересно, что Турция таким образом в очередной раз пытается продемонстрировать свою военную мощь и независимость от Запада, как бы намекая США на то, что с курдами она может разобраться и без помощи Запада. И хотя пока об официальной реакции Вашингтона на новую операцию Турции объявлено не было, предположить, что Соединенные Штаты, как минимум, будут не слишком довольны, можно уже сейчас.
В октябре также немного пошатнулись дружественные турецко-саудовские отношения. Причина тому – убийство саудовского журналиста. 2 октября в Стамбуле в здании консульства Саудовской Аравии при достаточно странных обстоятельствах бесследно исчез оппозиционный журналист Д. Хашогджи родом из Саудовской Аравии. В то время как официальный Эр-Рияд не торопился расследовать дело и утверждал, что система наблюдения консульства ничего не зафиксировала, одной из первых на исчезновение Хашогджи отреагировала Турция, заявив, что обязательно выяснит подробности произошедшего и начнет расследование. Стоит отметить, что совместная команда Турции и Саудовской Аравии провела обыск в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле, после чего Турция стала заявлять о якобы имеющихся доказательствах пыток и последующего убийства журналиста. Как заявляли представители Турции, им удалось получить аудиозапись допроса пропавшего журналиста с его наручных часов, и Турция даже была готова предоставить доказательства, однако этого так и не случилось. Немного позже факт гибели подтвердил и Эр-Рияд, а генпрокуроры двух стран провели несколько встреч с целью обсуждения обстоятельств произошедшего, однако, как впоследствии отмечала турецкая сторона, существенного продвижения в деле Хашогджи данные переговоры не обеспечили. В конце октября генеральная прокуратура Стамбула опубликовала заявление, в котором вновь был отмечен факт убийства, однако по-прежнему не фигурировали какие-либо существенные доказательства. И хотя окончательных итогов расследования мировой общественности, судя по всему, ждать придется еще долго, реакция Турции и ее желание расследовать данное дело вполне объяснимы. Саудовская Аравия является центром исламского мира, а значит автоматически приобретает статус одного из конкурентов Турции, которая в рамках своей неоосманской политики также позиционирует себя одним из лидеров исламского мира на региональной арене. Ситуация с убийством оппозиционного Эр-Рияду журналиста как никогда выгодна Турции: у Турецкой Республики есть шанс настроить часть стран Запада против недемократичного режима наследного принца, и в то же время получить какие-либо выгодные для себя уступки от Эр-Рияда в том случае, если доказательства его причастности действительно имеются. В настоящее время Турция манипулирует относящимися к делу Хашогджи фактами, хотя и достаточно сомнительными, будто бы выжидая каких-то действий или, возможно, компенсаций за молчание от Саудовской Аравии, которая совершенно не заинтересована в обнародовании доказательств о причастности наследного принца к делу убитого журналиста. Как бы ни было на самом деле, тот факт, что официальный Эр-Рияд достаточно скромно отвечает на обвинения Турция, отказывается огласить список лиц и передать подозреваемых по делу Анкаре для суда на территории Турции, вместо этого приглашая турецкую делегацию во главе с генпрокурором И. Фиданом обсудить ситуацию в королевстве, может говорить о многом.
Внутриполитическая обстановка
1 октября президент Турции Р.Т. Эрдоган выступил на открытии сессии парламента. Речь президента в основном была посвящена внешней политике, причем особое внимание он уделили развитию отношений с Россией. Таким образом парламент Турецкой Республики начал работу осенней сессии, а незадолго после этого между его главными партиями, наметился «раскол».
Как известно, правящая ПСР и ПНД шли на июньские выборы в качестве альянса и по результатам выборов смогли сформировать большинство. Однако настоящего «союза» между партиями, судя по всему, не получилось. В октябре между ПСР и ПНД возникли первые разногласия. Так, партии не смогли договориться сразу по двум вопросам – по поводу законопроекта об общей амнистии, который не нашел поддержки среди депутатов ПСР, и введении клятвы, с которой должны начинаться занятия в школах. После этого стало известно о том, что ПСР и оппозиционная ПНД по причине ряда разногласий официально прекращают сотрудничество, что подтвердил в том числе и президент страны Эрдоган, а члены ПНД вдруг резко стали голосовать против инициатив ПСР в парламенте. Когда Высшая избирательная комиссия Турции сообщила, что общенациональные местные выборы в Турции пройдут 31 марта 2019 года, стало известно, что Партия националистического движения и Партия справедливости и развития будут представлены на выборах отдельно. В целом такой исход можно было предположить заранее, поскольку взгляды двух партий на многие вещи действительно не совпадают. При этом союз ПСР и ПНД был нужен в свое время как одной партии, так и другой для прохождения в меджлис на парламентских выборах, однако теперь, когда общие цели достигнуты, каждая из партий стала преследовать свои личные, которые, как выяснилось, не слишком пересекаются друг с другом.
29 октября в Турции также отмечался день 95-летия республики. По всей стране проходили масштабные мероприятия, посвященные празднованию годовщины. В связи с этим событием президент страны Р.Т. Эрдоган лично открыл новый аэропорт под названием «аэропорт Стамбул», который в будущем претендует на звание самого крупного аэропорта в мире. Самолет Эрдогана стал первым судном, осуществившем посадку в новом аэропорту. При этом в ходе своей речи по случаю открытия аэропорта, президент Турции отметил, что аэропорт имени М.К. Ататюрка продолжит функционировать до полного введения в строй аэропорта Стамбула, что планируется осуществить уже к столетию республики, в 2023 году. После этого аэропорт Ататюрка будет закрыт для коммерческих рейсов, а всю нагрузку возьмет на себя новый аэропорт. В настоящее время площадь аэропорта составляет 76,5 миллиона квадратных метров. Первое время большая часть рейсов будет осуществляться по внутренним направлениям – в Анкару, Анталью и Измир. Первые международные рейсы, в свою очередь, должны будут отправиться в Баку и на Северный Кипр.
Экономическая ситуация
После летнего кризиса экономическая ситуация в Турции постепенно начинает налаживаться, хотя говорить о каких-то значимых достижениях в этой области по-прежнему рано.
Прошло больше месяца с того момента, как министр экономики и финансов Турции представил новую экономическую программу. В начале октября Б. Албайрак сообщил о том, что частный сектор Турции согласился снизить цены на товары и услуги на 10% в рамках предлагаемой правительством программы по борьбе с инфляцией, однако тогда курс лиры не только не возрос, но, наоборот, немного ослаб. При этом почти тогда же президент страны, выступая перед активистами ПСР, заявил о том, что Турция больше не будет брать кредиты у МВФ и будет решать экономические вопросы своими силами. Немного позже Турецкая Республика проинформировала ВТО о том, что с 17 октября введет импортные квоты на сталь в целях защиты своих производителей. Тем не менее, внутренние меры не слишком сильно помогли укрепить национальную валюту. Изменения в турецкой экономике, как и предполагалось, произошли после освобождения Турцией Э. Брансона. Так, почти сразу после этого события, с 12 октября лира укрепилась на 7% и, по состоянию на конец октября, ее показатели по отношению к доллару стали самыми высокими за последние несколько месяцев и были равны 5,52. Такое развитие событий заставило министра экономики и финансов Турции Б. Албайрака сделать заявление о том, что турецкая экономика пережила этап нормализации, а также заверить инвесторов в том, что им больше нечего опасаться.
Что касается внешнеэкономического направления, то Турция продолжает развивать энергетическое партнерство, на этот раз с Азербайджаном. Так, например, 19 октября лидеры Турции и Азербайджана открыли проект нефтяной компании Азербайджана – нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) Star в турецком Измире. Предполагается, что завод будет обеспечивать приблизительно 25% потребностей Турции в нефтепродуктах посредством производства дизельного топлива с низким содержанием серы, сжиженного газа и ряда других продуктов. При этом его перерабатывающая мощность будет равна 10 миллионов тонн продукции в год.
Кроме того стали известны некоторые подробности строительства одного из главных российско-турецких проектов – газопровода «Турецкий поток». В своем пресс-релизе «Газпром» сообщил о том, что на конец октября построено уже 95% морской части газопровода, а в общей сумме уложено уже 1775 километров труб.
***
В настоящий период времени внешняя политика Турецкой Республики по-прежнему основана на сотрудничестве с Россией и, как показали результаты четырехстороннего саммита в Стамбуле, с некоторыми странами Евросоюза. Турция действительно старается выработать эффективный механизм работы в Сирии для урегулирования кризиса, но при этом не отказывается от своих неоосманских амбиций, периодически объявляя о подготовке новых военных операций на сирийских территориях в ответ на неудовлетворительную политику Вашингтона.
Расхождение во взглядах между правящей ПСР и ПНД во внутренней политике прослеживалось почти всегда, поэтому решение партий идти на местные выборы по отдельности и отказаться от альянса, скорее, стало следствием разных целей, которые преследуют партии. Что касается начала экономического подъема Турции, то на данный момент Турецкая Республика действительно почти восстановила экономические показатели, которые были до кризиса с США, однако, во-первых, не по всем параметрам (согласно прогнозам, уровень инфляции, как ожидается, еще будет возрастать), во-вторых, это произошло благодаря, прежде всего, политическому маневру, а не внутриэкономическим мерам, которые с момента начала кризиса в августе, к сожалению, были практически неэффективны.
В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: сентябрь 2018 г. (дайджест)

Осень для Турции началась с чрезвычайно важных событий на внешнеполитическом направлении. За последний месяц президент Эрдоган успел побывать в Тегеране, где принял участие в трехстороннем саммите Россия – Турция – Иран; Сочи, где был принят В.В. Путиным; Берлине, ставшим местом переговоров лидера Турции с ключевыми политическими фигурами Германии, а также США, где лидер Турции выступил на сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
Внутриполитическая обстановка характеризуется относительной стабильностью, которая, однако, иногда нарушается массовыми арестами и тяжелой экономической ситуацией.
Внешняя политика
7 сентября столица Ирана стала местом проведения очередного трехстороннего саммита формата Россия – Турция – Иран. Несмотря на то, что по итогам переговоров, призванных обсудить ситуацию в Сирии, была принята итоговая декларация и в основном звучали слова об общем стремлении урегулировать конфликт, в ходе обсуждения некоторых вопросов у лидеров возникла оживленная дискуссия, показавшая, что позиции трех стран по вопросу обсуждаемой проблематики все же несколько различаются.
Предметом обсуждения, заслужившим особого внимания стран-гарантов Астанинского процесса, стал северо-западный сирийский район Идлиб. При этом до конца непонятно, была ли дискуссия запланированной или же разговор стал достоянием общественности по неосторожности организаторов, вероятно не проследивших за тем, чтобы микрофоны были выключены. Так или иначе стало известно, что в ходе переговоров, президент Турции Р.Т. Эрдоган заявил о том, что в регионе необходимо объявить перемирие, к которому, по его словам, должны присоединиться в том числе и террористические группировки, а также предложил коллегам не отдавать Идлиб под контроль официального правительства САР. Позиция Турецкой Республики в этом вопросе ясна – Турция опасается нового притока беженцев, который может быть спровоцирован военными действиями в Идлибе, однако в ответ на инициативу президента Турции глава России В.В. Путин справедливо заметил, что если стороны могут быть ответственны за себя в вопросе соблюдения вышеупомянутого перемирия, то за террористические группировки – нет. Лидер Ирана Х. Рухани, в свою очередь, согласился с тем, что группировки должны сложить оружие, при этом отметив, что Иран намерен сохранить свое присутствие в Сирии, но выступает за вывод с территории американских подразделений. В конечном итоге стороны составили декларацию, состоящую из 12-ти пунктов, и сошлись на том, что будут искать способы урегулирования ситуации в соответствии с принципами Астанинского процесса. Также на саммите было решено, что следующая встреча состоится в России.
Тем не менее, вскоре стороны поняли, что вопрос Идлиба не станет ждать следующего саммита и требует принятия решения уже сейчас. С этой целью президенты России и Турции встретились спустя всего 10 дней после их последней встречи, 17 сентября в Сочи, однако на этот раз без главы Ирана. По итогам двусторонних переговоров было принято решение о создании демилитаризованной зоны в провинции Идлиб глубиной 15-20 километров к 15 октября. При этом к 10 числу следующего месяца планируется вывести из региона тяжелое вооружение оппозиционных групп, включая танки, минометы и так далее. При этом контроль над демилитаризованной зоной будет осуществляться Россией совместно с Турцией.
Еще одним важным внешнеполитическим событием стало выступление президента Турции на полях 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Не считая ставшее уже традиционным выражение «мир больше пяти», которое в очередной раз прозвучало с трибуны Генассамблеи, выступление лидера Турецкой Республики в целом было посвящено общим вопросам, в том числе урегулированию конфликта в Сирии, гуманитарной деятельности, где Эрдоган не удержался от того, чтобы не похвалить свою страну за то, что она, по его мнению, преуспевает в этом направлении, а также борьбе с терроризмом. Не обошлось и без жалоб на Западный мир и США в частности. Так, например, колкости в адрес Соединенных Штатов прозвучали в контексте отказа экстрадировать Ф. Гюлена, а также активной критики торговых войн. Кроме того, уже по возвращении лидер Турции добавил, что выступление Д. Трампа было противоречивым, ссылаясь на высказывания президента Соединенных Штатов о Палестине. Что касается ЕС, то здесь Эрдоган припомнил западным коллегам соглашение по беженцам, обвинив их в том, что их обещание по финансированию не выполняется в полной мере. Кроме того, в сети активно обсуждается демонстративный уход Р.Т. Эрдогана во время выступления лидера США Д. Трампа, который, по некоторым сведениям, был связан исключительно с необходимостью президента Турции подготовиться к своему выступлению. Как было на самом деле – известно одному только Эрдогану, но даже если президент Турции действительно покинул зал Генассамблеи без каких-либо намерений продемонстрировать США свое презрение, то более удачное совпадение и придумать сложно.
Наряду с этим, в конце сентября Р.Т. Эрдоган нанес государственный визит в Берлин, сопровождавшийся массовыми протестами против его приезда. Программа визита была обширная – от встречи со Штайнмайером до переговоров с Меркель, однако итоги можно описать следующим образом – интересы сторон где-то совпадают, но и противоречия сохраняются. Германия снова недовольна положением прав человека, Турция – претензиями Берлина. Кроме того, Эрдогану в очередной раз отказали в проведении встречи с турецкой диаспорой Германии, а проведение пресс-конференции Р.Т. Эрдогана и А. Меркель по итогам переговоров вообще находилась на грани срыва из-за того, что на нее был аккредитован получивший несколько лет назад политическое убежище в Германии журналист турецкого происхождения Д. Дюндар, обвиняемый Турцией в разглашении государственной тайны. Сам Дюндар впоследствии от участия в конференции отказался. Таким образом, существенного прогресса по европейскому направлению не наблюдается. Вероятно, ситуация может несколько измениться по итогам ожидаемого четырехстороннего саммита между Россией, Турцией, Германией и Францией, однако пока о сроках его проведения точная информация отсутствует.
Внутриполитическая обстановка
Последний месяц во внутренней политике Турции преобладает тема безопасности. 25 сентября Генштаб Турции анонсировал проведение Турецкой Республикой с 28 сентября по 7 октября на востоке Средиземного моря учений «Синий кит – 2018» (Mavi Balina 2018) с целью отработки действий по противолодочной обороне, где примут участие ВМС и ВВС государства. Помимо самой Турции, в период проведения учений среди участников также можно будет заметить ВМС и ВВС США, Саудовской Аравии, Байхрейна, Катара, Кувейта, Алжира, Азербайджана и Румынии. Помимо того, отдельное место во внутриполитической жизни Турции занимает вопрос террористической угрозы. В то время как лидер государства повсеместно заявляет о стремлении Турции бороться с терроризмом, внутри страны продолжаются массовые аресты по подозрению в террористической деятельности.
Так, например, за сентябрь в стране было арестовано как минимум 85 военнослужащих и большое количество гражданских лиц. При этом стоит упомянуть, что большая часть арестованных – подозреваемые в связях с FЕТО и РПК (признаны террористическими только на территории Турции), а не с международно признанной в качестве террористической и запрещенной на территории Российской Федерации ИГИЛ, поэтому такие «контртеррористические» меры в случае Турецкой Республики могут рассматриваться как один из способов укрепления власти Эрдогана путем отправления за решетку неугодных ему лиц. Эта точка зрения подтверждается тем, что 7 сентября суд Турции вынес приговор сопредседателю прокурдской Демократической партии народов (ДПН) С. Демирташу, который по совместительству являлся соперником действующего президента на июньских выборах, заняв там третье место. Демирташа, который вот уже на протяжении 22-х месяцев находится в тюрьме, приговорили к четырем годам и восьми месяцам тюремного заключения по обвинению в пропаганде терроризма. При этом, учитывая предъявленные ранее обвинения, сегодня политику в общей сложности грозит 142 года тюремного заключения, поэтому в целом можно считать, что С. Демирташ, как и ряд других недружественных Эрдоагну деятелей, исключен из политической жизни Турецкой Республики. При этом особенно показательно, что на фоне вышеперечисленных арестов в Турции по-прежнему звучат взрывы и осуществляются новые террористические акты. Один из последних, в результате которого погибли как минимум два человека, произошел в юго-восточной провинции Ширнак. В организации, как и всегда, подозреваются представители РПК.
Наряду с этим, в некоторых западных СМИ, ссылающихся на официальных лиц Турецкой Республики, появилась информация о том, что 12 октября, после очередного заседания суда, из-под домашнего ареста может быть освобожден американский пастор Э. Брансон, задержание которого стало главным поводом для введения США санкций в отношении Турции. При этом отмечается, что Брансон будет освобожден только в том случае, если США прекратят оказывать давление на Турцию.
Также в сентябре представители турецких политических партиий уже начали задумываться о предстоящих местных выборах, которые состоятся в марте 2019 года. 14 сентября президент Р.Т. Эрдоган заявил, что не исключает возможность формирования альянса с националистической партией, как это было сделано в феврале для участия в президентских выборах. После этого, 25 сентября, были осуществлены первые контакты заместителей председателей правящей ПСР и ПНД, по завершении которых стороны условились сохранить альянс и продолжить переговоры по этому вопросу по возвращении в страну президента Эрдогана, который, как ожидается, должен встретиться с лидером Партии националистического движения Д. Бахчели.
Экономическая ситуация
Экономика Турции, как и прежде, переживает не самые лучшие времена, однако при этом некоторые положительные изменения все же наблюдаются.
По сравнению с предыдущими месяцами, когда из мира экономики, казалось, ушло словосочетание «рост лиры», в сентябре она впервые за долгое время смогла укрепить свои показатели. Отрицательным моментом этой истории является то, что увеличились они относительно ненамного и не без помощи Центрального банка. 13 сентября Центробанк Турции, по завершении заседания по монетарной политике, принял решение повысить ключевую ставку сразу на 625 базисных пункта до 24%, что практически мгновенно отразилось на показателях национальной валюты Турции, позволив ей подорожать на 5% и достичь уровня, равного 6,08 за доллар. Вместе с тем, разовое укрепление валюты не означало достижения полной экономической стабильности – утром следующего дня, 14 сентября, курс лиры, пусть ненамного, но все же снова снизился. Вместе с тем, исторический с 2010 года рекорд побили предельно низкие показатели валовых валютных резервов Центробанка Турецкой Республики, которые уменьшились на 1,25 млрд. долларов. Таким образом, по состоянию на конец месяца, курс лиры достигает 6,01 по отношению к доллару, однако ее рост экономисты связывают прежде всего с надеждами на нормализацию отношений Турции с США и ЕС, чего в ближайшее время может и не случиться.
Вместе с тем, правительство Турции осознает необходимость борьбы с экономической нестабильностью. По этой причине в сентябре Турция представила так называемую новую экономическую программу, призванную предотвратить крупномасштабный экономический кризис. Амбициозная цель новой программы, озвученная министром финансов Турции Б. Албайраком, выглядит следующим образом: рост в 5%, начиная с 2021 года. Кроме того, правительство ожидает постепенного снижения уровня инфляции до 6% в 2021 году и уровня безработицы до 11,9% в 2020 году. В соответствии с выдвинутым Турцией планом, основная его идея заключается в сокращении государственных расходов, прежде всего, на инфраструктурные проекты. Вероятно, именно по этой причине было отложено на 3 года строительство нового проекта Эрдогана – канала «Стамбул», который должен был соединить Черное море с Мраморным.
***
Сентябрь стал для Турции особенно плодотворным с внешнеполитической точки зрения. Активное участие Турецкой Республики в трехсторонней встрече со странами-гарантами Астанинского процесса – Россией и Ираном – свидетельствует о заинтересованности государства не только в урегулировании сирийского кризиса, но и в дальнейшем развитии контактов со своими союзниками, а принятие решения по Идлибу в ходе двусторонних переговоров между главами России и Турции демонстрирует умение сторон слышать друг друга и искать компромиссы даже там, где изначально позиции, как стало известно по завершении трехсторонней встречи в Тегеране, могут различаться.
Что касается европейского направления, то в целом положительным фактором может считаться активизация контактов Турции с Германией, даже несмотря на то, что пока они не приносят желаемых результатов. Противоречия все еще имеют место быть, однако, в отличие от США, Турция и Германия, по всей видимости, осознали, что самым верным способом преодолеть или хотя бы сгладить имеющиеся разногласия является двусторонний диалог.
Экономика Турции, как уже отмечалось, не отличается стабильностью. Центробанк Турции, вопреки мнению президента, принимает экстренные меры по поддержанию национальной валюты, однако их по-прежнему недостаточно, что на практике демонстрирует неустойчивый курс турецкой лиры. Вместе с тем, нельзя также утверждать, что новая экономическая программа Турецкой Республики существенно спасет положение, ведь даже в том случае, если ситуация начнет налаживаться, всегда есть новая порция санкций и экономического давления со стороны США, которые, как бы не продолжал отрицать Эрдоган, к сожалению, все еще могут оказывать существенное влияние на турецкую экономику в своих целях.
В. Аватков, А. Сбитнева