Турция: май 2017 г. (дайджест)

Турецкое руководство продолжает реализовывать курс на укрепление централизованной власти, что нашло отражение в избрании президента страны на пост председателя правящей Партии справедливости и развития. В стране по-прежнему действует режим ЧП, и имеют место массовые аресты и увольнения.

Западное направление турецкой внешней политики сохраняет сложный характер: в середине месяца состоялась встреча Эрдогана и Трампа, которая продлилась всего 20 минут и прошла на фоне ряда разногласий внешнеполитического характера; имел место конфликт с Германией, по вопросу допуска немецких военных в Инджирлик.

Тем не менее по российско-турецкому направлению были достигнуты успехи, а именно отмена взаимных ограничений на поставки сельскохозяйственной продукции.

Турция и Россия

3 мая президент Турции прибыл в Сочи, где провёл переговоры с российским лидером. Главной темой переговоров стал, прежде всего, вопрос двустороннего торгово-экономического сотрудничества.

По итогам встречи стороны отметили, что им удалось достичь некоторых договорённостей по вопросу снятия ограничений на ввоз турецкой сельхозпродукции в Россию, а также либерализации визового режима для граждан Турции.

Кроме того, главы двух государств обсудили вопрос поставок в Турцию российских зенитно-ракетных систем С-400, а также создание в Сирии зон деэскалации.

Уже 4 мая Турция сняла пошлины на импорт пшеницы из России, которые были введены 15 марта и составляли 130%.

22 мая в Стамбуле состоялся саммит Организации Черноморского экономического сотрудничества, приуроченный к её 25-ой годовщине. В ходе своего выступления Эрдоган обратил внимание на важность общих ценностей для сотрудничества стран региона, а также коснулся вопроса визовых барьеров в рамках региона, отметив, что Турция сделала и продолжает делать значительные шаги в этом направлении.

В саммите также принял участие премьер-министр России Дмитрий Медведев. В ходе своего визита в Стамбул он провёл ряд двусторонних встреч, в том числе с президентом Эрдоганом и премьер-министром Турции Йылдырымом. По их итогам России и Турции удалось прийти к окончательному соглашению в вопросе торгового сотрудничества: стороны подписали совместное заявление о взаимном снятии ограничений в торговле. Для Турции это значит отмену ограничений на ввоз в Россию всех видов сельскохозяйственной продукции, за исключением помидоров.

Внутренняя политика

21 мая в Анкаре прошёл внеочередной съезд правящей Партии справедливости и развития (ПСР), в ходе которого её председателем был избран президент страны Реджеп Тайип Эрдоган, который, к слову, был единственным кандидатом на этот пост.

Воссоединиться с партией Эрдогану позволила одна из поправок к конституции страны, принятых по результатам референдума 16 апреля 2017 года, которая позволяет главе государства оставаться членом той или иной партии в период своих полномочий.

Напомним, что Эрдоган является одним из основателей ПСР. В 2014 году он покинул партию в соответствии с законом, запрещающим президенту.

На ситуацию в стране обратили внимание в ООН. В начале мая Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн выразил обеспокоенность массовыми арестами и увольнениями в Турции, которые начались после попытки государственного переворота в июле 2016 года. Он отметил, что, учитывая их объём, маловероятно, что они происходят при соблюдении законных процедур. В свою очередь, власти США призвали Турцию к скорейшей отмене режима чрезвычайного положения, который также всё ещё сохраняется с 2016 года.

Турция и США

16 мая Эрдоган осуществил визит в Соединённые Штаты, где встретился с президентом страны Дональдом Трампом. Согласно сообщениям СМИ, встреча продлилась всего 20 минут. По её итогам Трамп заявил, что США готовы поддержать Турцию в борьбе против Исламского государства (ИГ; запрещённая в России террористическая организация), а также Рабочей партии Курдистана (РПК).

Оба лидера заявили, что переговоры прошли в позитивном ключе. Тем не менее, нужно отметить, в начале мая в Белом доме приняли решение начать поставки вооружений курдам, а именно партии «Демократический союз» (PYD). Это вызвало шквал критики со стороны турецких властей, которые считают, что PYD и её боевое крыло «Отряды народной самообороны» (YPG) связанны с РПК, признанной в качестве террористической организации как Турцией, так и США.

Саммит НАТО

25 мая в Брюсселе прошёл саммит НАТО. На нём присутствовал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. На полях саммита турецкий лидер встретился с председателем Европейского совета Дональдом Туском и председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером. В ходе встречи политики подтвердили приверженность реализации положений соглашения по беженцам, отметили важность оживления отношений Турции и ЕС, а также подчеркнули необходимость укрепления сотрудничества в борьбе с терроризмом. Стороны также обсудили кипрский вопрос, который является одним из препятствий на пути вступления Турции в Евросоюз.

Эрдоган также провёл встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель, чтобы обсудить вопрос допуска немецких представителей в Турцию. Напомним, что ранее между Турецкой Республикой и ФРГ имел место конфликт, связанный с отказом первой предоставить немецким парламентариям доступ к военной базе Инджирлик, где находятся около 250 военнослужащих бундесвера, которые входят в западную коалицию против ИГ (запрещённая в России террористическая организация). В свою очередь, Меркель заявила, что Германия будет искать альтернативу Турции в этом вопросе. Министр иностранных дел Турции прокомментировал заявление следующим образом: «Если хотите сблизиться с нашей страной, ведите себя как друг, а не как начальник. <…> Если Германия хочет уйти из Инджирлика, она знает, мы её уговаривать остаться не будем».

Напряжённость в отношениях с Западом вылилась и в отказ ряда стран Европы от проведения по предложению Эрдогана следующего саммита НАТО в Турции. Германия, Франция и ряд других стран-членов альянса оправдали отказ, заявив, что если они пойдут на этот шаг, то может сложиться впечатление, якобы они поддерживают внутреннюю политику турецкого руководства.

Экономика

Несмотря на разногласия политического характера, в начале мая министр экономики Турции Нихат Зейбекчи встретился со своим немецким коллегой. В ходе совместной пресс конференции политики заявили что общей целью государств является увеличение объёма взаимной торговли в два раза до 70 миллиардов евро в год.

Кроме того, Турция начала реализацию крупного проекта, а именно строительство аэропорта в Кувейте, тендер на который выиграла турецкая компания Limak Holding. Оно обойдётся конгломерату в 4,4 миллиарда долларов. В церемонии закладки фундамента принял участие Эрдоган, который отметил, что  данный проект является символом «присутствия Турции в регионе».

Согласно данным министерства культуры и туризма страны, туристическое направление экономики страны испытывает значительный подъём. Так, объём иностранных туристов увеличился, по сравнению с показателями прошлого года, на 18,1%, достигнув объёма в 2,07 миллиона человек. Также, российские туристы доказали свою значимость для туристической отрасли Турции, так как их число увеличилось на 485,7 %, и достигло 181 тысячи человек (больше чем представителей любых других государств).

***

Как уже отмечалось, политический курс турецкого руководства не претерпел каких бы то ни было значимых изменений за прошедший период. Отношения с Западом по-прежнему остаются достаточно напряжёнными, хотя Турция предпринимает попытки по налаживанию отношений с Соединёнными Штатами, однако усилия малорезультативны.

Нужно отметить, что внешняя политика Турецкой Республики идет едва ли не в отрыве от её экономической политики, что продемонстрировали переговоры министра экономики Турции Нихата Зейбекчи с его немецкой коллегой Бриггитой Циприс на фоне ряда политических конфликтов двух государств.

Учитывая стремления Турции приобрести статус мировой державы, представляется очевидным, что сложившаяся конфигурация внутренней и внешней политики страны является уже в некоторой степени устойчивой, а значит её дальнейшее развитие продолжится по пути, который можно наблюдать сегодня.

В.Аватков, А.Финохин

Отношение к призыву на военную службу в Турции

Армейская служба занимает значимое место в общественном сознании Турции. Корни этого явления прослеживаются практически с самых первых лет Республики, которая была создана и построена людьми, вышедшими из армейских кругов. Мустафа Кемаль Ататюрк, Исмет Иненю — эти люди определяли политику и жизнь страны на протяжении практически тридцати лет. Именно они создали тот идеологический базис, на котором сейчас высится здание современной Турции. И очень важная часть этого базиса — армия. Она значима в символическом смысле — формируя собственную культурно-историческую идентичность, турки в первую очередь обращаются именно к военным успехам. Особую позицию занимала армия в политическом поле. До совсем недавнего времени она обладала правом активно включаться в турецкую политику, если возникало подозрение, что стабильность в стране нарушена, что правительство отходит от республиканских принципов. Но за последние десять лет правящая Партия справедливости и развития практически полностью лишила военных доступа к политике, обезопасив себя от её контролирующего надзора.

На проблему отношения современного турецкого общества к армии, в недавнем прошлом одному из самых важных социальных институтов страны, интересно посмотреть с такого ракурса, как отношение населения к призыву, а турецкие вооруженные силы, как и российские, продолжают комплектоваться по призывной системе. Для того, чтобы по возможности глубоко вникнуть в эту проблему, был проведен ряд интервью с жителями Турции как призывного возраста, так и вышедшими из него. Исследование не было ограничено только мужской частью населения, женская тоже была в него включена. Здесь, правда, стоит отдельно оговорить, что женщины в Турции призыву не подлежат.

Молодой человек становится военнообязанным в 21 год. Такой порог был установлен совсем недавно — в 2014 году. До этого, и такой стереотип сохранился в турецкой культуре, юноша попадал под призыв, как только ему исполнялось 20 лет. Интересно, что, в отличие от России, в Турции из призывного возраста мужчины выходят только тогда, когда им исполняется 41 год.

Срок службы для лиц без высшего образования — 12 месяцев, для тех, кто закончил бакалавриат — 6. Бакалавры тоже могут взять удлиненный срок службы в 12 месяцев. В таком случае после недолгого обучения они получают звание младшего лейтенанта, работают в армейских структурах, зарабатывают неплохие, по турецким меркам, деньги (2300-2500 лир в месяц) и через год демобилизуются.

Интересно, что в Турции есть много возможностей избежать службы в армии законным путем. Студенты получают отсрочку на срок обучения, причем турецкий студент может несколько лет подряд оставаться на одном курсе, не имея при этом никаких проблем с армией. Негодными к службе признаются и по медицинским показаниям. Добиться этого достаточно трудно, необходимо собрать большой пакет документов. Говорят, что врачи за определённую сумму или же просто, благодаря распространенному на востоке кумовству, могут сделать и фальшивую справку. Впрочем, это остается больше на уровне слухов, точные контакты же неизвестны. Самым любопытным же представляется тот факт, что в Турции государство предоставляет призывникам возможность абсолютно официально откупиться от армии. Запрашиваемая сумма — 18 тысяч лир. 9 тысяч необходимо отдать сразу, на вторую половину можно взять полугодовую рассрочку. До нынешнего показателя сумма была снижена в 2014 году, ранее же она составляла 60 000 турецких лир. Турки, работающие за границей, могут откупиться от армии несколько иным путем. Им требуется предъявить вид на жительство, который подтверждает, что человек уже живет или планирует оставаться в чужой стране три года. И заплатить государству 1000 евро в валюте. Снижение до этой суммы так же состоялось совсем недавно — в 2016 году. До этого платить нужно было 6 000 евро. Важно отметить, что все эти деньги направляются государством на расходы, связанные с армией, например, денежная поддержка семьям солдат, погибших на боевом посту.

В свете вышесказанного становится ясно, что в Турции сейчас проводится линия на сокращение числа призывников. Это можно связать либо с желанием правящей партии сократить приток в вооруженные силы квалифицированных кадров, воспитанных вне её, либо же, что более вероятно, с демографическим кризисом — в Турции сейчас очень много молодежи, у армии просто не хватает ресурсов, чтобы разместить и обеспечить всех призывников.

Отношение турок к призыву в армию различно, сильно зависит от региона. Наиболее серьезно относятся к военной службе в черноморском регионе. Мужчина, не отслуживший в армии, там мужчиной не считается. Тот, кто от армии откупился, считается мужчиной только наполовину. Служба в армии — это гордость, один из важнейших периодов жизни мужчины. Кто-то связывает это с популярностью в тех краях правых националистических течений, например, «Серых волков». В таких течениях армейская эстетика, как правило, фетишизируется. Центральная Анатолия по своим взглядам близка к черноморскому региону, хотя и не так радикальна. Западные районы — Фракия и Эгейский регион — к необходимости отдать долг родине относятся очень спокойно, многие откупаются, это не считается позором. Примерно то же отношение можно встретить на побережье Средиземного моря. Сложная ситуация на востоке страны, населенном преимущественно курдами. Курды пытаются уклониться от призыва, стараются сбежать от комиссаров. Так что в армию их приводят в основном насильно. Это понятно, учитывая почти постоянные столкновения между турецкими вооруженными силами и курдскими партизанами.

Определенная часть тех людей, которые идут в армию по призыву, остаются в ней строить карьеру. Теперь, чтобы представить, каких политических убеждений придерживается ныне прибывающий в армию контингент, следует посмотреть на распределение голосов по районам Республики Турция после минувшего референдума или парламентских выборов последних 8-10 лет. Становится ясно, что Черноморский регион и Центральная Анатолия, то есть те области, где служба по призыву является наиболее популярной, исключительно лояльны действующей власти. Западные области, в которых отношение к призыву достаточно легкое, в большинстве своем поддерживают Народно-республиканскую партию, основанную Ататюрком, сохраняющую его идеологическое наследие, но ушедшую в оппозицию к правительству Партии справедливости и развития. Да, идеологическое воспитание будущего офицерского состава происходит в военных школах, но не учитывать влияние домашней среды тоже очень сложно.

Для старшего поколения служба в армии была одним из обрядов перехода. В их время срочная служба была практически единственным шансом выбраться куда-то из своего родного городка или деревни, пережить новый важный опыт. Сейчас мобильность у населения выше, такие переживания приобретаются раньше, что может вносить свою лепту в возможное разложение авторитета воинской службы. Молодыми же турками служба в армии воспринимается как защита своей родины от внешних военных угроз, сейчас же молодежь не считает, что страна находится в опасности и этим аргументирует свою флегматичность по отношению к призыву. Но эти утверждения стоит скорее воспринимать как отговорку, рожденную в столкновении внутреннего патриотизма (а у турок он на очень высоком уровне) и собственного нежелания проводить год или полгода в отрыве от своей повседневной жизни. А корни такого нежелания можно увидеть именно в изменении отношения к важному когда-то институту.

Но есть два фактора, которые заставляют многих идти в армию. Первый: не прошедшим военную службу платят меньшую зарплату — особенно это касается людей, после бакалавриата поступающих в магистратуру и аспирантуру. Второй: юноше, не отдавшему долг родине, могут не позволить жениться на девушке. Под это подводятся две причины: оговоренное выше отсутствие превращения из мальчика в мужа, которое дает армия, либо же боязнь, что молодой человек во время срочной службы будет убит, а его юная жена останется вдовой.

Подводя некоторый итог: отношение к армейской службе в Турции сейчас переживает значительные изменения, которые поддерживаются мерами, проводимыми правительством. Армия, традиционно лаицистский и прозападный институт пополняется большей частью лояльными сторонниками Партии справедливости и развития, что неминуемо ведет к переоценке внутренних ценностей и изменению отношений с самим институтом власти. Теперь уже не армия контролирует правительство, а правительство армию. Об этом уже много говорилось в связи с законами последних лет, выводящими вооруженные силы из правового поля, благодаря этой статье становится понятно, что процесс этот происходит не только с внешней стороны, но сопровождается и внутренними переменами. Учитывая значительную чистку офицерского состава после попытки переворота 15 июля 2016 года, можно предположить, что сторонники Партии справедливости и развития получили значительные карьерные продвижения и лицо вооруженных сил Республики Турция теперь будет определяться ими.

Армия, бывший гарант ататюркизма в стране, постепенно уходит из общественного поля, теряет свой престиж в глазах населения. Причину этого можно увидеть в той повестке, которая окружает армию последние десять лет. Дело «Эргенекона», тайной организации якобы возглавляемой высокопоставленными членами вооруженных сил и органов безопасности Турции, прогремевшее в 2007, суд над генералом Кенаном Эвреном, лидером государственного переворота 1980 года, попытка переворота лета 2016 очевидно оказали свое влияние на общественное мнение. Несмотря на то, что престиж армии в Турции они не поколебали, но содержание его заметно выхолостили, что и привело к падению авторитета срочной службы среди молодежи. И хотя эти процессы ещё не вполне осознаются турецким обществом, не заметить внимательному наблюдателю достаточно сложно.

А. Рыженков

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин

Референдум в Турции: раскол?

Турецкий референдум в минувшую пятницу завершился достаточно предсказуемо: из примерно 50 миллионов голосовавших вносимые изменения поддержали 51,41%, против же высказались 48,59% избирателей. Разница ничтожно мала, что ведет к закономерным выводам о расколе турецкого общества примерно на две равные половины.

И хотя после оглашения предварительных результатов, свидетельствовавших о том, что поправки всё-таки проходят, на улицы крупных городов высыпали спонтанные толпы сторонников изменений или, если быть более точными, сторонников Эрдогана, вряд ли они могут быть довольны такой минимальной победой, которая ставит под вопрос реальную легитимность поправок.

Противники изменений также выходили на улицы вечером 16 апреля, но заявлять о каких-то массированных выступлениях не приходится — проходили он в Кадыкеё, традиционно молодежном и светском районе Стамбула, и в тех регионах, что традиционно очень привязаны к ататюркизму, в первую очередь, это Измир.

Итак, в турецком обществе существует очевидный раскол, который, кажется, неизбежно должен привести к кризису. Предпосылки понятны — половина населения страны недовольна авторитаризмом Эрдогана, его желанием аккумулировать всю власть в стране в своих руках, отходом от принципов светскости, заложенных создателем Турецкой республики Мустафой Кемалем Ататюрком, чей культ до сих пор весьма силен в Турции; другая же половина видит в Эрдогане сильного лидера, который вывел Турцию на новые позиции на международной арене, сделал из неё регионального лидера, с позицией которого должен считаться Евросоюз, США и Россия; также многие сторонники апеллируют к экономическому подъему страны в годы правления Эрдогана, в населении ещё очень жива память о не самой удачной с экономической точки зрения жизни Турции во второй половине XX века.

Однако ту атмосферу, что охватила сейчас противников эрдогановской политики, можно назвать скорее атмосферой уныния и смирения с собственной судьбой. Люди нехотя, но принимают изменения, отказываются активно выступать против них. И в этом огромная заслуга политики Эрдогана. Кстати, в подобном же состоянии турецкое общество находилось и после повторных парламентских выборов в 2015 году.

Турецкий лидер достаточно удачно обезопасил себя от возможного взрыва народного недовольства. Фактически сейчас в Турции нет ни СМИ, ни крупных политических лидеров, которые способны повести за собой противников курса Эрдогана. Армия успешна выведена из управления страной, попытка переворота позволила Эрдогану закончить свою с ней борьбу, которая была начата ещё в первые годы его власти. Та же попытка переворота позволила весьма жестко добить гюленовские структуры, которые за счет своих ресурсов вполне могли бы оказать влияние на происходящее после выборов в стране.

Не менее важной кажется и роль СМИ в предвыборной агитации — практически все действующие и крупные телевизионные каналы транслировали в последние месяцы исключительно выступления в поддержку изменений, речи Эрдогана и его сторонников транслировались целиком почти каждый день, в то время как позиции их противников уделялись совсем небольшие куски эфира. Этому способствовало проведенное в рамках чрезвычайного положения постановление правительства об отмене необходимости предоставлять одинаковое эфирное время всем политическим позициям. Это представляется особенно важным — в Турции частью национальной культуры является постоянное присутствие в жизни включенного телевизора, это происходит даже во время дружеских и семейных застолий, даже если гости собрались просто о чем-то поговорить, телевизор обязательно должен быть включен.

Таким образом, мы оказываемся в ситуации, когда в стране есть большое количество недовольных происходящим, но нет такой силы или даже события, которое могло бы вывести их на улицы. К своей автократии Эрдоган идет исключительно демократическим путем, административный ресурс используется очень мягко и не вызывает возмущения у широких масс. Да, у CHP есть некоторые претензии к подсчету голосов в некоторых избирательных пунктах, однако эта новость достаточно быстро проскочив вечером дня голосования к следующему дню оказалась почти забыта. В то же время в интернете присутствует интересный видеоролик в очень плохом качестве, в котором, по утверждению автора съемки, изображена фальсификация голосов на одном из избирательных участков. Но качество видеозаписи настолько плохое, что кроме пропечатывающего неясные бумаги мужчины там сложно что-то различить.

Гораздо более любопытным является вопрос, связанный с изменением условий голосования по ходу самого голосования. Здесь следует коснуться самой процедуры выборов в Турции. Всем избирателям выдавался разделенный цветом на две половины бланк, одна из сторон которого была подписана «за», другая «против». Избиратель должен был пропечатать нужную ему половину печатью с надписью «предпочтение», запечатать в специальный, выдаваемый на избирательном участке конверт, и опустить в урну для голосования. Конверт и бланк, в свою очередь, должны были быть пропечатаны особой печатью избирательной комиссии. Однако в пять часов вечера турецкий Центризбирком обнародовал постановление, что действующими считаются как непропечатанные бланки, так и принесенные со стороны конверты, обосновав это поступившими со множества участков жалобами на то, что местные избирательные просто не успели всё пропечатать. Противниками изменений это было воспринято как свидетельство фальсификации, тема стала педалироваться в газете Cumhuriyet, органе CHP. Вечером 17 апреля в крупных городах Турции и некоторых районах Стамбула состоялись разрозненные акции, участники которых протестовали против решения Центризбиркома. Но это вряд ли можно назвать крупными выступлениями, скорее попыткой ухватиться за последнюю соломинку, постараться не потерять надежду. Даже в Измире, традиционном оплоте CHP, люди уже практически потеряли надежду, если верить поступающим оттуда сведениям.

ОБСЕ так же обращает внимание в своем предварительном докладе на указанные выше нарушения, а именно неравный доступ к медиаресурсам и ситуацию с печатями на конвертах и бланках.

Таким образом, главной точкой напряженности являются именно непропечатанные бланки, пересчет которых мог бы изменить итоги референдума. Определенное количество людей на протесты в Турции по этому поводу организовать вполне возможно, особенно если в течение ближайших дней всплывут какие-то факты злоупотреблений такого рода. Есть и некоторая вероятность, что такие демонстрации смогут вызвать неадекватную реакцию со стороны Эрдогана, что выведет на улицы только больше людей. С другой стороны, именно во время этих акций могут состоятся провокации, подставляющие нынешнего главу государства.

Итак, в любом случае, раскол турецкого общества, который подтвердил этот референдум, это очень важный знак для всех участников ближневосточного процесса. Сможет ли оставаться стабильной страна с такой мощной поляризацией общества? Впрочем, нельзя считать турок, проголосовавших на референдуме против, достаточно гомогенной группой, среди них есть определенное количество сторонников Эрдогана как лидера, но не имеющих желания менять существующий политический строй. В то время как противоположная им группа кажется гомогенной полностью. Хотя и их внимание можно перехватить, если на сторону противников Эрдогана перейдет кто-нибудь из людей, ассоциирующихся с успехами ПСР и её руководством.

А.Рыженков

Турция: январь 2017 (дайджест)

Прошедший месяц совершенно четко очертил движение вектора Турецкой политики. Во внутренней политике продолжаются тенденции укрепления позиций действующей власти во главе государства. Главным вопросом по-прежнему остается принятие новой конституции и переход к резидентской форме правления.

В свою очередь, во внешней политике намечаются тенденции более тесного сотрудничества России и Турции на Ближнем Востоке, что сопровождается похолоданием отношений Турции и стран Запада.

Безопасность

Январь 2017 года начался для Турции с внутриполитических потрясений. В ночь с 31 декабря на 1 января было совершено нападение на стамбульский клуб Reina. В результате теракта погибли 39 человек и 70 получили ранения. По итогам следствия был арестован исполнитель нападения, ответственность за которое взяло на себя Исламское Государство (ИГ; запрещенная в России террористическая организация). Примечательно, что, несмотря на заявления ИГ, спустя полмесяца заместитель премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма Нуман Куртулмуш заявил о причастности турецкой разведки, однако не привел убедительных доводов в пользу подобного предположения.

Спустя всего лишь неделю в Измире, у здания суда, произошел взрыв и перестрелка; в результате погибли 2 человека, среди которых один офицер полиции. Турецкое руководство традиционно возложило ответственность за теракт на Рабочую партию Курдистана (РПК), что, однако, представляется оправданным, учитывая «подчерк» исполнителей.

Интересно, что в начале января турецкий парламент одобрил продление режима чрезвычайного положения на 90 дней, что, однако, по всей видимости, не исправило ситуации в области обеспечения безопасности граждан.

Перечисленные события – не единственные террористические акты имевшие место в Турции за прошедший месяц, однако они в полной мере олицетворяют сложившуюся ситуацию, которая, прежде всего, демонстрирует нестабильность турецкого общества. Кроме того, можно предположить, что должностные перестановки в турецких государственных структурах, начавшиеся после попытки государственного переворота в июле 2016 года, привели к неспособности силовых структур эффективно координировать усилия по предотвращению и борьбе с террористическими актами на территории Турецкой Республики.

Не смотря на это, турецкое руководство предприняло ряд попыток по укреплению безопасности. Среди принятых мер можно выделить возведение бетонной стены протяженностью 330 километров на границе с Сирией и Ираком, а также введение в эксплуатацию системы распознавания лиц на 11 КПП на границе с Сирией, Ираком и Ираном.

Сирия

Много внимания также уделялось урегулированию сирийского конфликта. В течение месяца шла активная подготовка переговоров в Астане, которые прошли 23 января. Наметившуюся перестановку сил, а также сближение позиций непосредственно России и Турции продемонстрировала первая совместная воздушная операция двух стран на территории САР против боевиков ИГ (запрещенная в России террористическая организация), проведенная еще 18 января.

Важен тот факт, что организаторам встречи в Астане, а именно: России, Турции и Ирану – удалось привлечь за стол переговоров практически все оппозиционные группировки Сирии.

Переговоры в Астане продемонстрировали не только смену главных игроков и посредников в решении Сирийского конфликта, но и дали надежду на реальное разрешение конфликта посредством кооперирования сил трёх государств, был озвучен призыв всем заинтересованным сторонам оказать поддержку Дамаску в разработке новой сирийской конституции.

В качестве площадки для более детальной проработки вопросов связанных с кооперацией соответствующих органов заинтересованных государств по урегулированию кризиса, а также определению конкретных шагов, была названа встреча в Женеве, назначенная на февраль 2017 года.

Турция, Россия, США

Во взаимоотношениях России и Турции по-прежнему можно было наблюдать планомерное потепление, начавшееся еще во второй половине 2016 года.

Еще в начале месяца глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что взаимодействие с Москвой очень важно для стабилизации ситуации на Ближнем Востоке, а 18 января вооруженные силы России и Турции провели первую совместную воздушную операцию в Сирии против боевиков Исламского Государства (запрещенная в России террористическая организация), что, наряду с переговорами в Астане, стало свидетельством сближения позиций руководств двух стран по вопросу урегулирования сирийского конфликта.

12 января руководства двух стран подписали меморандум о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии. Документ определяет порядок взаимодействия сторон с целью предотвратить инциденты при нахождении военных самолетов сторон в воздушном пространстве Сирии.

Также заслуживает внимание высказанное президентом Эрдоганом предложение вести торговые расчеты в области сельского хозяйства в национальных валютах. Подобный шаг имеет значение не только с точки зрения экономических преимуществ, но и как символ роста взаимодоверия между двумя государствами.

В свою очередь состояние отношений Турции и США на момент января 2017 года нельзя трактовать в столь же положительном ключе. Прежде всего, похолодание между странами выразилось в слухах о закрытии для американских военных турецкой военной базы Инджирлик, которые вскоре были опровергнуты министром иностранных дел Турецкой Республики, в словах которого, однако, прослеживалась резкая позиция Турции в отношении США. В своем выступлении он с очевидным намеком заявил, что запрет на использование базы силами НАТО не рассматривается, если только эти силы не вносят никакой вклад в борьбу с ИГ (запрещенная в России террористическая организация). Кроме того, показателен следующий пример: некоторое время в турецких средствах массовой информации гуляло изображение бывшего президента США Барака Обамы, на котором он представлялся в качестве стамбульского стрелка совершившего нападение на клуб в начале января. Данный инфоповод – яркое отражение настроения турецкого общества, его отношения к американским партнерам.

Но, несмотря на ряд выпадов, главным образом, со стороны Турции, чиновники обеих государств отрицали существование кризиса отношений. Что не помешало Эрдогану сделать заявление о своем желании встретиться с новым президентом США Дональдом Трампом, для, как отметил политик, оздоровления двусторонних отношений.

Переход к президентской форме правления

Помимо всего прочего в январе 2017 года Партии справедливости и развития удалось создать коалицию с Партией националистического движения, что позволило получить большинство голосов в Великом национальном собрании Турции (ВНСТ). Таким образом 21 января турецкий парламент большинством голосов (поддержали 339 из 488 депутатов) принял пакет конституционных поправок, предполагающих значительное расширение президентских полномочий и переход  к президентской форме правления. Действующий турецкий президент надеялся заручиться поддержкой парламента еще в 2015 году по итогам выборов в ВНСТ, однако в действительно заполучить новую конституцию ему удалось только лишь практически спустя 2 года.

Тем не менее, окончательное решение о переходе к новой форме правления должно быть принято в ходе референдума. При этом, учитывая высокую поддержку населения, претворение в жизнь амбиций президента Эрдогана выглядит весьма вероятным.

***

Подводя итог, необходимо отметить, что нестабильность как на географическом, так и политическом пространстве страны обусловлена, вероятно, переходным для нее периодом: Турция готовится к событию исторической важности – референдуму, который определит не только новое политическое устройство, но и её дальнейшую судьбу.

Во внешних взаимодействиях наблюдается смещение вектора Турецкой политики с Запада на Восток. Расширяется взаимодействие России и Турции не только в двустороннем аспекте, но и в ходе решения региональных проблем. Тем не менее, учитывая опыт прошлых лет, не должно возникать ложных надежд на дальнейшее бесперебойное конструктивное сотрудничество. Главным критерием стабильных отношений двух государств, прежде всего, должна быть взаимная выгода, которую оба государства могут получить от сотрудничества друг с другом.

 

В.Аватков, А.Финохин

Внутренние факторы сближения Турции с Россией: мир или перемирие?

С начала 21 века отношения России и Турции развивались по восходящей траектории, это было обусловлено взаимовыгодным экономическим сотрудничеством, в особенности в энергетической сфере. Однако, как и в 19, 18 и даже в 17 веках, отношения между Россией и Турцией движутся по синусоиде. Это говорит о том, что после каждого цикла-сближения следует цикл-конфронтации. Во многом, это связано с тем, что страна по-прежнему находится в процессе поиска своего места на мировой арене. Сейчас уже очевидно, что Турцию не устраивает положение только лишь региональной державы, политический истеблишмент в лице правящей Партии справедливости и развития (ПСР) пытается выдвинуть свои притязания на превращение Турции в мировую державу. При этом высшее руководство пытается балансировать в проведении своей внешней политики на противоречиях мировых держав, что зачастую приносит Турции определенные выгоды в краткосрочной перспективе, однако порою подобные попытки торговаться или шантажировать своих международных партнеров загоняют Турцию в политическую изоляцию.

Сейчас можно наблюдать довольно серьезное изменение во внешнеполитическом курсе Турции. Политическая элита страны, убедившись в ошибочности слепой веры в своих западных союзников, коренным образом пересматривает собственные взгляды на приоритеты внешней политики. Поворот в сторону России наметился еще в мае 2016 года. Тогда с поста премьер-министра был снят Ахмет Давутоглу. Это событие примечательно и символично тем, что именно этот человек был двигателем сближения Турции с Западом, а так же именно он в ноябре 2015 года заявил, что российский самолет был сбит по его личному приказу.

Через месяц 27 июня общественность увидела первые результаты переоценки внешней политики Турции. Президент Эрдоган направил Владимиру Путину письмо, в котором он выразил сожаления в связи с гибелью российского пилота Олега Пешкова. Данный шаг, осуществленный во многом благодаря личным связям правительственных и бизнес кругов двух государств, а так же при личном содействии президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, позволил сторонам прийти к взаимоприемлемому исходу. Россия была удовлетворена тем, что все-таки получила извинения, а Эрдоган сумел сохранить свое лицо, что очень важно для восточного лидера.

Вслед за этим в Турции в ночь с 15 на 16 июля была осуществлена попытка военного переворота, которая в итоге не увенчалась успехом. Военные потерпели фиаско, а действующий президент сумел сплотить вокруг себя не только турецкий народ, но и практически всю политическую элиту, которой под страхом проводимых в стране расследований по делу о причастности к перевороту пришлось так же выразить свою поддержку правящим кругам и выступить с осуждением путчистов.

Таким образом, данный неудавшийся переворот развязал Эрдогану руки в проведении единоличной внутренней и внешней политики, а так же позволил по-новому раскрутить образ «всемирного врага» проповедника Фетхуллаха Гюлена, который из политического и духовного наставника Эрдогана превратился в его главного противника. Мало того, что турецкое руководство обвинило его в осуществлении попытки государственного переворота, согласно заявлениям турецких официальных лиц, он так же оказался причастен и к инциденту со сбитым российским самолетом.

Переворот 15 июля стал своего рода катализатором смены вектора внешнеполитического курса Турецкой Республики с запада на Россию. При этом важно отметить, что без взаимной воли обоих государств данного сближения не могло произойти. Обе стороны только потеряли от снижения уровня двусторонних отношений. Причем, речь идет не только об экономическом сотрудничестве, но и о политическом взаимодействии.

Турция и Россия – два евразийских государства, которые играют огромную и порою даже решающую роль в разрешении глобальных проблем человечества. При взаимном сотрудничестве, и это уже видно сейчас, удалось разработать новые пути политического урегулирования сирийской проблемы. Активно набирает обороты переговорный процесс глав внешнеполитических ведомств России, Турции и Ирана. И он уже принес определенные результаты, о которых свидетельствует проведение межсирийских переговоров в Астане, в которых принимали участие не только представители официального Дамаска, но и сирийской оппозиции. Данный переговорный механизм развеял миф о безальтернативности коалиции во главе с США в разрешении кризиса в Сирии и борьбы с терроризмом.

При этом очень тревожным является тот факт, что процесс восстановления двусторонних отношений России и Турции по-прежнему остается хрупким и неустойчивым. Об этом свидетельствуют трагические события, случившиеся в конце прошлого года, когда в Анкаре был убит посол России в Турции А.Г.Карлов. Сразу же после случившегося руководство Турции вновь обвинило во всем сторонников Фетхуллаха Гюлена, «просочившихся» в военные и государственные структуры Турции. Однако настораживает преждевременность данных заявлений сделанных, до проведения следственных мероприятий, а так же тот факт, что убийца состоял на службе в полиции, в рядах которой так же были проведены серьезные «антигюленовские» чистки после попытки государственного переворота.

Именно поэтому сегодня, восстанавливая и развивая отношения с Турцией, необходимо пристально следить за тем, чтобы за добрыми намерениями не скрывалась подковерная политическая игра каких-либо третьих сил. В противном же случае подобные отношения будет вновь ожидать период осложнения и конфронтации. Очень важно, чтобы стороны не останавливались на достигнутом и сумели выстроить отношения во взаимовыгодном русле, и только тогда можно будет понять, чем является данный виток российско-турецких отношений: всеобъемлющим миром или только лишь перемирием перед новым столкновением.

В.Аватков, С.Панов

——

Статья подготовлена в рамках проекта МГИМО «Внутриполитический процесс в Турецкой Республике на современном этапе»

Почему падает турецкая лира и кому это может быть выгодно?

Почему падает турецкая лира и кому это может быть выгодно? 

10 января курс турецкой лиры обвалился до исторически низкой отметки в 3,73 лиры за доллар. Этому предшествовало полугодовое падение национальной валюты, которая после попытки госпереворота в июле 2016 года потеряла более четверти своей стоимости. Что стало началом падения турецкой валюты, чем объясняется ее столь сильное ослабление и кому подобная ситуация может быть выгодна?

Почему падает национальная валюта в Турции

В ночь с 15 на 16 июля 2016 года в Турции произошла попытка военного переворота, которая стала причиной многих внутренних и внешних проблем страны: осложнений в отношениях с США и Европой, массовых «чисток», а также серьезных изменений в экономике.

Последствия переворота затронули все сферы общественной жизни. Начались повсеместные аресты и увольнения: к 18 июля было задержано более 6 тысяч военнослужащих, уволено 9 тысяч сотрудников МВД. Более 1200 благотворительных фондов и учреждений было закрыто, под сокращение попали более 15 тысяч учителей. Кроме этого, Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган приостановил действие Европейской конвенции по правам человека, а также заявил, что готов подписать закон о возвращении смертной казни. Эти шаги практически поставили крест на переговорах о вступлении Турции в ЕС, а Председатель Европарламента Мартин Шульц в ноябре 2016 года пригрозил Анкаре экономическими санкциями в ответ на задержания оппозиционных политиков и журналистов в стране.

Однако наиболее серьезные последствия переворота ощущаются в экономическом секторе. Уже на следующий день после попытки госпереворота, 16 июля, турецкая лира потеряла более 4,6% к доллару и тем самым достигла восьмилетнего минимума. В дальнейшем темпы падения уменьшились, однако сдержать его не удалось. 10 января 2017 года курс национальной валюты упал еще более чем на 2% и достиг нового исторического минимума — 3,73 лиры за доллар. Подобное ослабление незамедлительно сказалось на иностранных инвестициях и банковской системе.

20 июля рейтинговое агентство Standard and Poor`s Global Ratings (S&P) понизило с негативным прогнозом суверенные рейтинги Турции в долларах с отметки BB+ до BB, а в национальной валюте — с BBB- до BB. Данные рейтинги используются для оценки платежеспособности страны по внешним кредитам. Их понижение означало, что способность Турции выплачивать долговые обязательства после попытки государственного переворота значительно ухудшилась. В релизе S&P говорится, что события 15 июля «усилят политическую разобщенность в стране и как следствие подорвут рост инвестиционной среды».

Незамедлительно на изменение валюты отреагировали и зарубежные инвесторы. Первые после попытки переворота котировки на Стамбульской достигли минимума с февраля 2016 года, упав на 3%. В дальнейшем их падение продолжилось.

Последствия переворота затронули и банковскую сферу страны. Рейтинговое агентство Fitch понизило прогнозы со стабильного до негативного по 18 турецким банкам, среди которых – Ziraat, Halk Bankası и Kalkınma Bankası.

Примечательно, что сперва турецкие власти оценивали экономический спад как временное явление. Вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в августе заявил, что турецкое правительство не ожидает долгосрочных негативных последствий для турецкой экономики. Тогда же министр торговли и таможни Турции Бюлент Тюфенкджи отметил, что турецкие граждане конвертировали более 10 млрд долларов в лиру и тем самым ограничили неуправляемый рост курса доллара. Действительно, в августе лира отыграла около 5,5%, но данный рост был лишь временным явлением: с сентября падение продолжилось. Ситуация настолько усугубилась, что в декабре президент Эрдоган призвал население менять доллары на турецкую валюту, а в январе и вовсе приравнял людей с долларами и евро на руках к «террористам с оружием». Подобная риторика не помогла президенту остановить падение лиры, и тренд на ухудшение экономической конъюнктуры сохранился.

Кому может быть выгодно падение турецкой лиры

Столь серьезные изменения внутри Турции сильно осложняют положение Эрдогана. После охлаждения отношений с Западом турецкий президент встал на путь укрепления связей с Россией, что в контексте сирийского вопроса абсолютно не устраивает США. Турция уже разрешила российской авиации использовать базу «Инджирлик», а вице-премьер Турции Вейси Кайнак заявил: Анкара может пересмотреть вопрос о размещении на базе ВВС сил международной коалиции во главе с США.

В подобных условиях экономическое воздействие для США остается единственным действенным методом давления на Турцию. Америка лидирует по показателям прямых инвестиций в турецкую экономику: за 2015 год было вложено более 1,5 млрд долларов. Кроме того, крупнейшие мировые рейтинговые агентства, чье влияние на поведение инвесторов неоспоримо, расположены в США. Наконец, США обладает 17,085% голосов в Международном валютном фонде. Для блокирования решения по выделению кредитов достаточно 15% голосов, что фактически означает наличие у Америки права вето. Турция, несмотря на провозглашенный президентом курс на избавление от внешних долгов в долларах, может прибегнуть к внешним займам как к одной из мер поддержания своей экономики.

Таким образом, экономический кризис в Турции играет на руку США, которые могут воздействовать на Турцию через экономические механизмы.

Основным выгодополучателем падения лиры внутри страны стали оппозиционные Эрдогану силы. В организации государственного переворота Анкара почти сразу обвинили лидера движения «Хизмет» Фетхуллаха Гюлена. Массовые увольнения и суды над военными и генералами должны были минимизировать присутствие гюленистов в высших эшелонах власти.

При этом после увольнения более 13 тысяч сотрудников полиции в стране образовался вакуум безопасности, который умело используют террористы. Страна постоянно переживает террористические акты, не прекращается борьба и на востоке Турции. Нестабильность усугубляется и попыткой Эрдогана сменить форму правления в стране на президентскую республику. Падение экономических показателей может сыграть на руку противникам Эрдогана. Недовольство народных масс экономическими проблемами может поставить крест на его планах реформы государственного устройства, решения по которой должны приниматься на референдуме.

Таким образом, с 15 июля 2016 года наблюдается постепенное падение лиры, которая потеряла более четверти своей стоимости. Причины этого ослабления кроются в последствиях попытки государственного переворота в июле 2016 года. Именно после июльских событий национальная валюта начала резкое падение, а действия иностранных инвесторов, которые стали спешно вывозить капитал из Турции, явились катализатором этого процесса. Выгоду из данной ситуации могут извлечь как внешние, так и внутренние акторы: США, которые получают эффективный инструмент влияния на вышедшую из-под контроля Турцию, и оппозиционные Эрдогану силы, которые могут использовать набирающий обороты кризис в своих целях.

В.Аватков, А.Баранчиков

 

——

Статья подготовлена в рамках проекта МГИМО «Внутриполитический процесс в Турецкой Республике на современном этапе

Турция: декабрь 2016 (дайджест)

В области внешней политики в декабре главной темой стали российско-турецкие отношения. Особый статус им придало как трагическое убийство российского посла, так и ускоряющееся взаимодействие на уровне президентов, МИД, министерств обороны и экспертных сообществ. Отношения с Россией наложили отпечаток на взаимоотношения Турции с другими странами.

Во внутренней политике центральным вопросом остается процесс создания новой конституции. Завершается процесс согласования текста поправок с главным политическим союзником – Партией националистического движения. В ближайшее время проект будет представлен на рассмотрение Великого Национального Собрания Турции.

Принципиальным вопросом остается то, как будут соотноситься внутренние и внешние политические процессы и как они повлияют на отношения между Россией и Турцией

 

Российско-турецкие отношения в декабре 2016 года пережили сильнейший удар. В Анкаре 19 декабря был убит российский посол Андрей Генадьевич Карлов. Тем не менее, несмотря на трагедию процесс восстановления двусторонних отношений по-прежнему идет активно: 6 декабря Москву с официальным визитом посетил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым. Он встретился с президентом России В.В. Путиным, а также посетил МГИМО, где прочитал лекцию для студентов.

16 декабря Российский совет по международным делам (РСМД) в сотрудничестве с Центром стратегических исследований МИД Турции (SAM) провел в Анкаре международную конференцию «Углубление двусторонних отношений России и Турции». Напомним, что данное мероприятие стало ответным: первая подобная конференция прошла в Москве еще до начала кризиса в двусторонних отношениях, в октябре 2015 года.

20 декабря в Москве прошли трехсторонние переговоры между главами МИД России, Турции и Ирана. Параллельно с переговорами глав внешнеполитических ведомств шли переговоры министров обороны трех стран. По итогам трехсторонней встречи глав МИД было принято совместное заявление по Сирии. Основной прорыв связан с признанием того, что главная цель в Сирии – не смена режима, а борьба с терроризмом. Данные переговоры стали предтечей встречи лидеров 3-х стран в Астане в середине января.

Уступки со стороны Турции продолжились, когда 27 декабря президент Турции Р.Т. Эрдоган в ходе пресс-конференции заявил, что коалиция, возглавляемая США, оказывает поддержку террористам, а не борется с ними. Несмотря на то, что данное заявление вызвало фурор в российских СМИ, оно не является первым в своем роде. Например, такие же обвинения от президента Турции можно было услышать еще 17 ноября во время выступления в пакистанском парламенте. Таким образом, поворот в американской политике связан, скорее всего, не с улучшением российско-турецких отношений, а победой Дональда Трампа на президентских выборах.

Тем не менее, активное взаимодействие России и Турции дало серьезные положительные результаты: 29 декабря президент России Владимир Путин объявил о начале перемирия в Сирии, что было бы невозможно без предварительного согласования данного плана с Турцией. Закрепить данные успехи должны переговоры в Астане в январе 2016 года.

 

Американо-турецкие отношения

На фоне российско-турецкого сближениям остаются вопросы относительно будущего развития отношений между Турцией и США. Нынешняя политика Турции даёт основание полагать, что она активно использует переходный период в США для укрепления своих позиций в регионе. Более того, Турция видит, что с приходом администрации Трампа высока вероятность, что позиция Америки по Сирии может измениться.

В результате Турция перешла к политике критики курса, который велся при Обаме. Также она теперь пытается играть роль лидирующий силы в регионе, которая может учитывать, а может и не учитывать американские интересы при реализации своей политики. Проявлением этого стало заявление 30 декабря министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, согласно которому потенциально США могут пригласить на трехстороннюю встречу в Астане.

Такая расстановка сил делает особенно интересным будущее американо-турецких отношения после официального вступления Трампа в должность президента.

 

Исламское направление

Турция продолжает проводить многовекторную политику. Одним из самых главных направлений этой политики является взаимодействие с мусульманскими странами. Напомним, что Турция является председателем Организации исламская конференция до 2019 года. 22 декабря прошло внеочередное заседание данной организации, председателем которой выступил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Главной темой заседания стала ситуация в Алеппо и другие последние события, происходящие в Сирии.

Интересно, что заседание прошло сразу через день после трехсторонних переговоров в Москве представителей России, Ирана и Турции. Таким образом, договоренности, достигнутые в Москве были доведены до всех мусульманских государств.

 

Мост между Европой и Западом

Располагаясь между двумя континентами, Турция вынуждена находить общий язык как со странами, являющимися частью европейской цивилизации, так и со странами Востока. Чередовать это Турции получается довольно успешно: 13 декабря Турцию с официальным визитом посетил министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек. Главной темой стало сотрудничество в торговой и экономической сферах.

В то же время уже 18 декабря прошло второе заседание Комитета высшего сотрудничества Турции и Катара в Трабзоне. Его лично посетил президент Эрдоган. Задачей комитета стал поиск дальнейшего углубления сотрудничества двух стран, которое и так уже находится на высоком уровне во многих сферах от военной до экономической.

 

Внутренняя политика

В области внутренней политики по-прежнему первичным вопросом остается разработка проекта новой конституции. Практически ежедневно поступает информация из парламентской комиссии по разработке конституции об успехах и неудачах.

Необходимо отметить, что речь уже ведется в основном не о создании новой конституции, а о внесении в нее масштабных поправок. Скорее всего, данное решение является компромиссным, чтобы прийти к согласию с оппозицией, в первую очередь, Народно-республиканской партией.

Метод внесения изменений, а не пересмотра также упрощает работу экспертов, поскольку дает возможность отслеживать какие изменения в какие конкретно статьи будут вноситься.

С 20 по 30 декабря проходили совещания представителей Партии справедливости и развития и Партии националистического движения по вопросу внесения изменений в конституцию. Напомним, что на данный момент голосов представителей этих двух партий хватит для того, что новый основной закон был вынесен на общенародный референдум.

По результатам совещания стороны объявили, что они достигли соглашения по целому ряду вопросов, среди которых:

  1. Возрастной ценз для получения права быть избранным на парламентских выборах был снижен с 25 до 18 лет.
  2. Выборы президента и членов парламента будут проводиться в один день каждые пять лет.
  3. Общее число депутатов будет увеличено с 550 до 600 человек.
  4. Обязательным для получения права быть избранным президентом станет наличие турецкого гражданства с момента рождения (по всей видимости, это является реакцией на беженцев из Сирии).
  5. Президенту также будет позволено совмещать пост лидера партии и президента.
  6. Будет полностью упразднено военное судопроизводство.
  7. Следующие выборы президента и премьер-министра состоятся 3 ноября 2019 года.

Ожидается, что все эти изменения будут внесены на разбор парламента во второй половине января 2017 года. В случае, если проект получит поддержку более 330 депутатов, изменения будут вынесены на общенародный референдум.

 

Проблема терроризма

По-прежнему актуальной остается тема терроризма. 10 декабря взрывные устройства были приведены в действие у стадиона «Бешикташ», где одноименная футбольная команда проводила матч с «Бурсаспором». Всего было взорвано две бомбы в промежуток в 45 минут. Число погибших составляет 38 человек. Среди них 30 – полицейские. Ответственность за теракт на себя взяла организация «Соколы свободы Курдистана», которая раньше являлась крылом Курдской рабочей партии (ПКК).

Данный теракт повлек за собой новую волну расследований в отношении курдских активистов. 12-13 декабря были задержаны 568 человек, среди которых 190 человек являются членами региональных отделений прокурдской Демократической партии народов.

Партия справедливости и развития уже не единственная партия, которая активно использует эту тему в своих политических кампаниях. Лидер НРП Кемаль Кылычдароглу, выступая 18 декабря перед своими сторонниками, также поднял тему важности борьбы с терроризмом. В частности, он заявил следующее: «Если мы будем сильными, если мы будем вместе, если мы будем вместе прямо выступать против терроризма, мы спасем нашу страну от этой угрозы».

Другое схожее заявление пришло из штаба Партии националистического движения. Ее лидер, Девлет Бахчели, заявил, что «предатели хотят закрыть выходы на улицу. Они надеяться сделать в городах то, что у них не получилось сделать в горах. Мы не дадим им этого сделать».

Таким образом, политический дискурс трех главных партий по поводу терроризма уже ничем не отличается. Вообще различий между ними становится все меньше и меньше. На фоне всего этого перестает быть удивительно, почему они так успешно вместе продвигают поправки в конституцию.

 

Падение рейтинга Демократической партии народов

Активная антикурдская политика правительства и 3-х парламентских партий дала свои плоды. В отчете, который был подготовлен исследовательской компаний ORC, дана информация по поводу того, как бы распределились голоса между четырьмя парламентскими партиями, если бы выборы в Меджлис прошли завтра. Особенно интересно сравнить эти цифры с результатами выборов, которые прошли год назад 1 ноября.

По данным ORC, 52,8% избирателей отдали бы свои голоса за правящую Партию справедливости и развития (год назад было 49%), Народно-республиканская партия получила бы 23,4% (25% годом ранее), Партия националистического движения – 15% (в 2015 году – 11,93%). Демократическая партия народов получила бы 7% голосов, не преодолела бы порог в 10% и не получила бы места в парламенте. Напомним, на выборах 1 ноября ее результат составил 10,7%.

Таким образом, политика давления на курдов способствовала укреплению не только Партии справедливости и развития, но и их на данный момент главных союзников – Партии националистического движения.

Опрос представил и другие важные показатели. 61% опрошенных высказался за переход к президентской форме правления. Также Партия националистического движения сумела полностью преодолеть внутрипартийный кризис. Напомним, что с января по май 2016 года внутри партии шла активная борьба за проведение выборов нового председателя. Поводом для этого послужила экстренная госпитализация действующего председателя партии Девлета Бахчели в больницу в январе. Однако партийная борьба уже осталась в прошлом и подтверждением этого является 81% опрошенных, высказавшихся против проведения выборов в партии.

Противоположная ситуация в Народно-демократической партии. 63% выступают за смену лидера партии Кемаля Кылычдароглу. Стоит отметить, что это уже не первый раз, когда поступают подобные предложения, но по-прежнему они не смогли возыметь никакого успеха.

Последние данные опроса касались степени доверия народа к президенту. И здесь также результаты можно назвать положительными для Партии справедливости и развития. 72% опрошенных заявили о полной поддержке политики Реджепа Тайипа Эрдогана.

 

***

Подводя итоги, необходимо сделать один важный вывод: сложившаяся в декабре формула отношений Турции с Россией и другими странами не является системой. Это только временная расстановка сил, которая может развалиться в любой момент, но которая также оставляет надежду на будущее успешное развитие отношений России и Турции. 

Необходимо учитывать, что конституционный процесс в Турции движется к своему завершению. Его финальной точкой станет референдум, для которого Партии справедливости и развития придётся собрать все свои силы, чтобы создать легитимную общенациональную основу новой государственной системы. Если только внутренних ресурсов окажется недостаточно, могут быть задействованы и внешнеполитические. Однако пока непонятно, что внешнеполитические ресурсы будут из себя представлять. В любом случае, в интересах России внимательно отслеживать политические процессы внутри Турции.

 

В.Аватков, М.Кочкин

Турция: ноябрь 2016 (дайджест)

Турция: ноябрь 2016 (дайджест)

В ноябре Турция продолжила идти по традиционному для себя курсу как в области внутренней, так и внешней политики. На внешнеполитической арене путем расширения контактов со странами из самых разных регионов мира Турция продолжает пытаться расширить свое присутствие за пределами традиционных для нее регионов влияния. Помимо этого, во внешней политике сохраняются традиционные ценности для современной внешней политики Турции, а именно политика защиты мусульман по всему миру и враждебность по отношению к великим державам.

Однако, несмотря на общую предсказуемость внешней политики, ей по-прежнему свойственна определенная импульсивность, особенно на сирийском направлении, что по всей видимости вызвано внутриполитическими противоречиями. Внутри страны правящая Партия справедливости и развития уверенно идет в сторону создания новой конституции. На данный момент идет согласование ее основных положений с двумя оппозиционными партиями. Успешно загнаны в угол курдские политические силы. Таким образом, Турция стоит на пороге внутриполитических преобразований, которые должны открыть новую главу в истории ее развития как государства.

 

Партия справедливости и развития успешно продолжает процесс разработки новой конституции. На данный момент основным вопросом является согласование ее с двумя оппозционнными партиями – Народно-республиканской партией и Партией националистического движения. После октябрьских арестов и предъявления обвинений Селахаттину Демирташу и Фиден Юксекдаг Демократическая партия народов фактически потеряла возможность политического влияния на работу Великого национального собрания Турции и таким образом выпала из процесса создания новой конституции.

Оппозиция в лице кемалистов и националистов в условиях сложившейся политической монополии правящей ПСР отказалась от попыток противодействия ей. Вместо этого, она пытается повлиять на формулировку наиболее важных статей нового основного закона. Наиболее активный диалог ведётся между Партией националистического движения и ПСР. Еще после выборов в ноябре 2015 года в СМИ высказывалось мнение, что именно националисты окажут поддержку ПСР в процессе создания новой конституции. По всей видимости, так оно и произойдет.

29 ноября в СМИ появилась информация о том, что ПСР направила националистам пакет из 12 статей, по которым последние не согласились с 4,5. Учитывая, что высока вероятность того, что эти статьи в том или ином виде войдут в финальную версию нового основного закона на них стоит обратить особое внимание:

  • Первая касается компетенции расширения полномочий президента в законодательной области. В частности, президент получит право, в случае обнаружения в законодательстве пробелов, самостоятельно издавать решения, имеющие силу закона (ордонансы), чтобы эти пробелы восполнить. До этого такими полномочиями было наделено только Великое Национальное Собрание Турции.

ПНД выступает против данного предложения, резонно задаваясь вопросом относительно того, смогут ли ордонансы президента реально решить важные законодательные проблемы, как это, например, было с законом о половых преступлениях против несовершеннолетних, который стал одной из самых обсуждаемых тем в Турции в ноябре.

  • Другая важная статья касается наделения президента правом распускать по собственному желанию парламент. Националисты выступают против данного предложения, настаивая на том, что не нужно создавать иерархию в отношениях парламента и президента.
  • Половинчатым вопросом Партия националистического движения признает вопрос преодоления вето президента. Хотя ситуация, при которой нынешний турецкий парламент мог бы разойтись во мнениях с президентом, выглядит нереалистичной, ПСР требует, чтобы парламент имел полномочия преодолевать вето президента только имея квалифицированное большинство, то есть порядка 360 голосов. Националисты не согласны, но пока и конструктивной альтернативы выдвинуть не могут.

Резонный вопрос возникает относительно того, что происходит на данный момент с Демократической партией народов, которая в качестве одной из основных направлений своей деятельности выделяет защиту меньшинств, в первую очередь, курдов.

Напомним, что еще в середине октября ее лидеры были арестованы и против них были выдвинуты обвинения. На данный момент расследование их дел продолжается, против них выдвигаются все новые обвинения, в частности, в осуществлении пропаганды в пользу террористической организации (то есть в пользу Рабочей партии Курдистана).

Нельзя не отметить, что уход с политической сцены на время таких значимых фигур, как Демирташ и Юксекдаг, помог Партии справедливости и развития более эффективно запустить процесс обсуждения новой конституции.

Давлению подвергаются не только лидеры и представители Демократической партии народов , но и все организации, которые в той или иной мере связаны с курдами. Как заявил 2 ноября Демирташ, в Турции за последнее время было закрыто 146 курдских печатных изданий и 20 телеканалов. Среди них единственная ежедневная газета, издаваемая на курдском языке, Azadiya Welat и единственное женское новостное агентство в Турции Jinha.

Таким образом все достижения Партии справедливости и развития первых лет ее нахождения у власти, а именно предоставление довольно широких свобод всем меньшинствам в Турции, открытие СМИ на курдском и других языках, создание школ курдского языка, сводятся на нет.

Логично, что в такой ситуации Рабочая партия Курдистана продолжает свою террористическую активность. Очередной теракт произошел в городе Диярбакыр 4 ноября, в результате которого погибли 8 человек, в том числе 2 полицейских. Начиненный взрывчаткой автомобиль взорвался у здания полиции.

Таким образом, Турция сейчас находятся в определенном порочном круге. Чем больше власти давят на курдов, тем более жесткий ответ дает Рабочая партия Курдистана. Это, в свою очередь, сопровождается новыми санкциями со стороны действующей власти. Однако результат один: от этого все больше страдают мирные жители как в курдских районах Турции, так и на западе страны.

 

Особенностью нынешней политической ситуации в Турции является довольно сильная подвижность политических акторов. Страна проходит через период трансформации и это позволяет новым политическим силам стремительно развиваться и выходить на национальную политическую сцену.

Примером такого быстрого политического взлета является совсем недавно возникшая партия Долунай. Примечательным является то факт, что в основе ее программы лежит объединение в единую политическую силу пастухов со всей страны.

Учредителем партии является Сердар Окуюджу, который в 2009 году вышел из Партии справедливости и развития, в которой он возглавлял молодежное крыло в Муданье. За короткий срок партия сумела открыть свои представительства в 60 провинциях страны. Ее официальной целью является борьба за власть на выборах  2019 года.

На первый взгляд такой проект может показаться несерьезным, но при более детальном рассмотрении становится понятно, что он имеет под собой довольно крепкую основу.

Ведь напомним, что на данный момент в Турции жители, проживающие в деревнях и маленьких городах поддерживают Партию справедливости и развития. Однако, безусловно, партия власти в силу необходимости мыслить и действовать глобально не может поставить только бедные слои населения во главу своей политики. Зато это сможет довольно успешно сделать Долунай, которая фактически займет нишу партии, защищающей бедные слои населения. А без своего «сельского» электората Партия справедливости и развития вряд ли сможет повторить свой успех на выборах 2019 года.

Поэтому за такими новыми игроками необходимо следить внимательно, в краткосрочной перспективе именно они способны повлиять на ситуацию в стране.

 

Государственное строительство в Турции идет полным ходом. Напомним, что в период после переворота несколько тысяч судей и прокуроров были отправлены в отставку по подозрению в сотрудничестве с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена.

В такой ситуации экспертами задавался логичный вопрос: сможет ли турецкое правительство найти новых высококлассных специалистов в этой области в такой короткий срок, чтобы обеспечить нормальное функционирование Турции судебной власти.

Как выяснилось, с данной задачей руководство страны справилось: в ноябре было назначено 3022 новых судьи в гражданские и уголовные суды и 918 – в административные суды.

Не остается сомнения, что недавно назначенные судьи будут в своих решениях учитывать политику Партии справедливости и развития, но возникают сомнения относительно того, смогут ли они грамотно разрешать даже те дела,которые не имеют политического значения. Ведь у них нет соответствующего опыта, а коллег, которые могли бы им помочь, осталось совсем немного.

Таким образом, по крайней мере в области судебной власти, можно отметить, что политика ПСР по борьбе с гюленистами привела к негативным для общества результатам: упало качество судебной защиты, под угрозой оказалась справедливость принимаемых судебных решений.

 

Внешняя политика

 

Большим преимуществом сайта министертсва иностранных дел Турции явялется то, что на нем ежемесячно выеладывается количественный отчет касательно внешнеполитических контактов на всех уровнях в государстве. Это дает возможность оценить внешнеполитическую активность Турции за конкретный период.

Сравнивая ноябрьские данные с данными за октябрь можно сделать следующие выводы:

Количество официальных визитов за ноябрь составило:

На уровне президента 9
На уровне премьер-министра 7
На уровне министров 114
На уровне депутатов 108
Общее количество внешнеполитических контактов: 550

 

Активность загранучреждений:

Интервью для СМИ 95
Пресс-конференции 12
Размещение официальных заявлений 14

 

 

 

Анализируя данные, представленные на сайте МИД Турции, в первую очередь, необходимо выделить довольно широкую георгафию заграничных визитов президента, что становится уже традиционной отличительной чертой многовекторной политики Турции. В ноябре президент Эрдоган сумел посетить Белоруссию, Узбекистан и Пакистан, таким образом охватив Восточную Европу, Центральную Азию и Южную Азию.

Во время своего визита в Белоруссию принял участие в открытии Минской мечети, что является особенно показательным. Эрдоган продолжает чувствовать себя лидером исламского мира или, по крайней мере, позиционировать себя в его качестве, активно участвуя во всех религиозных событиях в Европе. Защита исламских ценностей уже давно стало отличительной чертой турецкой внешней политики.

На фоне многовекторной политики Турции в Азии продолжаются ее  конфликтные отношения с Европейским Союзом. Все больше становится понятно, что спор между ними не имеет решения в ближайшей перспективе, что заставляет обратить особое внимание на российско-турецкие отношения.

Анализ российско-турецких отношений необходимо начать с интервью, которое посол России в Турции А.Г. Карлов дал в ноябре турецкой газете Миллийет. Напомним, что это не первый раз, когда российский посол использует одно из крупнейших турецких СМИ для донесения до турецкой общественности позиции России по основным вопросам российско-турецких отношений. В декабре 2015 в интервью той же Миллийет он впервые озвучил 3 условия, при выполнении которых была бы возможна нормализация отношений между двумя странами.

Теперь же он дал свою оценку перспективам, которые имеют российско-турецкие отношения в посткризисный период. Карлов заявил, что основным вопросом, который будет рассматриваться в ходе предстоящего в декабре визита в Москву премьер-министра Турции Б.Йылдырыма, станут торгово-экономические отношения между двумя странами. Однако он считает, что понадобится как минимум один-два года для достижения тех цифр, которые существовали до 24 ноября 2015 г. Но, по его мнению, важно другое, а именно то, что обе стороны демонстрируют желание достичь прежнего уровня отношений и даже его превысить

Карлов также затронул сирийский вопрос: “Мы поддерживаем сирийскую государственность. Если ее разрушить, то появится вторая Ливия. Любые внешнеполитические инициативы, которые мы могли бы предпринять вместе с Турцией, будут направлены на установление мира в регионе и во всем мире”.

Важные комментарии российский посол также сделал по вопросу взаимотношений Турции со своими западными партнерами. Он подчеркнул, что страны ЕС часто давят на Турцию, не дают ей развивать отношения с Россией и в своей политике используют принцип «Хорошо все то, что плохо для России».

 

***

Подводя итоги, необходимо сделать важный вывод: нынешнюю политику Турции необходимо рассматривать только в тесной взаимосвязи с ее внутриполитической ситуацией. Только в этом случае появится возможность дать трезвую оценку, например, заявлением президента Турции о том, что «турецкая армия находится в Сирии, чтобы свергнуть Асада».

Надо учитывать, что такие заявления направлены на внутреннюю аудиторию, поскольку ПСР вынуждена постоянно держать свой электорат в тонусе, поскольку в самом ближайшем будущем в Турции пройдет референдум, на котором будет решаться вопрос новой конституции. Подобные воинственные заявления не будут иметь никаких внешнеполитических последствий, но позволят избирателю ощутить значимость своей страны, ее способность оказывать влияние на ситуацию в регионе.

Поэтому нет никакой необходимости воспринимать данные заявления, как очередной переворот в отношениях. Турция проходит через период внутренней трансформации, которая вынуждает политиков порой принимать импульсивные и недальновидные решения.

Читатели могут не согласиться с данной позицией, резонно отметив, что многие эксперты еще в октябре 2015 года отмечали, что на выпады Турции в сторону России не надо обращать особое внимание, поскольку это связано с предвыборной агитацией в Турции. Тем не менее, это закончилось тем, что был сбит российский самолет.

На такое заявление необходимо дать ответ, состоящий из двух частей:

Во-первых, Россия, безусловно, должна придерживаться новой, более жесткой, политики в отношении Турции. Турция – это не союзник России, а партнер, важный игрок в ряде регионов, с которым необходимо взаимодействовать, но на которого нельзя рассчитывать.

Во-вторых, выборами 1 ноября 2015 года выборы в Турции не закончились. Только после того, как будет принята новая конституция Турции, которая окончательно закрепит власть Эрдогана, ПСР перестанет опасаться за внутреннюю стабильность и перестанет играть на публику, используя внешнюю политику.

 

В.Аватков, М.Кочкин

Турция: октябрь 2016 (дайджест)

Турция: октябрь 2016 (дайджест)

С момента попытки переворота 15 июля прошло уже больше 3 месяцев, подошел к концу срок режима чрезвычайного положения. Пришло время понять, сумела ли Турция ликвидировать последствия масштабного государственного кризиса и вернуться к состоянию стабильного развития.

Можно дать однозначный ответ, что руководство страны не предпринимает действия по выводу страны из кризиса. Наоборот, она искусственно поддерживает состояние кризиса для использования его в своих целях. Попытка переворота и борьба с террористической организацией Фетхуллахчистов (ФЕТО) остаются главными составляющими внутренней и внешней политики страны.

Такая ситуация негативно сказывается на социальной и экономической жизни страны: и представители бизнеса, и оппозиционные партии, и общественные движения, которые сначала поддержали действия правящей Партии справедливости и развития (ПСР), перешли к аккуратной критике режима в связи с неэффективностью его политики и открытым злоупотреблением той властью, которой он оказался наделен в условиях режима чрезвычайного положения и обладания подавляющим большинством депутатских мандатов в парламенте.

 

Правительство Турции использует все возможности для трансформации страны, которые ей предоставила попытка переворота 15 июля. 11 октября Советом министров было принято решение № 1130, в соответствии с которым режим чрезвычайного положения в Турции был продлен еще на 3 месяца. Официальной датой начала второго этапа режима стало 19 октября. Такое решение было также поддержано парламентом – Великим Национальным Собранием Турции. Таким образом, у ПСР будет еще три месяца на реализацию запланированных масштабных внутриполитических преобразований. Остановимся только на ряде из них.

На политическую повестку дня вернулся вопрос создания новой конституции страны, и в октябре ПСР сумела добиться большого прогресса по этому вопросу. В СМИ даже появились некоторые подробности относительно того, какие положения ПСР намеревается закрепить в этой конституции:

  • В случае, если новая конституция (или масштабные поправки к старой конституции) будет принята на всенародном референдуме, то она вступит в силу в 2019 году. В тот же год пройдут новые парламентские и президентские выборы.
  • Глава государства в соответствии с новым основным законом будет называться «başkan». Срок его полномочий, как и сейчас, будет длиться 5 лет с возможностью повторного переизбрания.
  • Кандидатов на пост президента смогут выдвигать партии, набравшие на предыдущих выборах более 5%. Пока остается неясным, будет ли в Конституции установлена возможность выдвижения беспартийного кандидата.
  • Новая конституция скопирует американскую модель и введет пост вице-президента.
  • Также в связи с переходом к президентской системе министры больше не будут избираться из числа депутатов. Однако это вряд ли окажет большое влияние на расстановку сил в правительстве. Ожидается, что пост премьер-министра будет сохранен, но его полномочия будут существенно сокращены.

 

Таким образом, новая система будет соответствовать признакам, которыми обладает классическая президентская форма правления.

 

Такой расклад вызвал довольно большое недовольство среди оппозиции. Наибольшее несогласие с планами ПСР продемонстрировал лидер Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу. Он выразил уверенность, что само предложение о переходе к президентской форме правления противоречит «духу победы над переворотом»: все 4 партии после 15 июля подписали совместный документ о приверженности парламентской системе и демократии. Теперь же одна из сторон, не учитывая мнение парламентариев, а следовательно и народа, стремится разрушить эту систему и переждать всю власть президенту.

Однако в нынешней ситуации, когда у правящей Партии справедливости и развития есть практически конституционное большинство в парламенте, даже отчаянное сопротивление оппозиции в лице Кылычдароглу вряд ли сможет ее остановить.

Другим уже, казалось бы, забытым вопросом, который был поднят в октябре президентом, стала смертная казнь. Эрдоган подтвердил, что он готов подписать закон о ее введении. Однако по-прежнему остаются сомнения относительно этого решения и той реакции, которое оно вызовет в обществе. В соответствии с уголовным законодательством Турции уголовный закон обратной силы не имеет, то есть даже если смертная казнь будет введена, она не может применяться в отношении участников переворота. Если же турецкое руководство примет решение нарушить и эту норму, то ее ждут большие проблемы в отношениях с Евросоюзом, который внимательно следит за развитием демократического общества в Турции. Есть основания полагать, что на такой крайний шаг ПСР не пойдет, а разговоры о введении смертной казни используются для запугивания несогласных. Тем не менее, более мелкие поправки в уголовное законодательство, расширяющие полномочия следователей и прокуроров в обход судей, уже разрабатываются министерством юстиции.

В рамках режима чрезвычайного положения продолжается борьба власти со средствами массовой информации. В соответствии с декрет-законами №675 и 676 были закрыты новостное агентство «Диджле» и газета «Азадийе Велат», издававшаяся на курдском языке. Еще более ожесточенная борьба идет за одну из главных оппозиционных газет Турции – Джумхурийет. Ее противостояние с ПСР идет уже 1 год и началось оно с того, что в тюрьму за «государственную измену» был посажен главный редактор газеты Эрен Эрдем. В феврале 2016 года Конституционный суд постановил, что содержание Эрдема в тюрьме незаконно, и он был отпущен на свободу. Теперь речь уже идет о закрытии всей газеты. В ее защиту выступили Кылычдароглу и его Народно-республиканская партия.

Однозначно, что действующая власть будет продолжать проводить политику подавления свободы слов в стране. У нее есть необходимые ресурсы для этого как политические, так и правовые. Теперь все зависит от того, сможет ли общественность встать на сторону отдельных СМИ, которые подвергаются атаке. И Джумхурийет – одна из немногих газет, которая может рассчитывать на обширную социальную поддержку.

Отдельным аспектом режима чрезвычайного положения является экономическая политика правящей партии. Уже привычными стали нападки Эрдогана на Центральный Банк Турции, которого президент традиционно обвиняет во всех экономических проблемах страны.

Теперь слово взял премьер-министр страны Бинали Йылдырым, который обвинил уже частные банки Турции в нежелании работать на благо страны и предупредил их, что в руках руководства государства есть необходимые инструменты для воздействия на банковскую систему.

Это можно считать своеобразным ответом на критику действующего положения дел в экономике, которую позволил себе президент Денизбанка Хакан Атеш в начале октября. По его мнению, введение режима чрезвычайного положения было необходимо, но бесконечно он продолжаться не может, поскольку это оказывает негативный эффект на экономику Турции, ее экспортный потенциал и положение в мировых кредитных рейтингах. Власти, однако, к мнению бизнеса не прислушались и продлили режим чрезвычайного положения еще на 3 месяца.

 

Первыми же признаком того, что РЧП реально оказывает крайне негативное влияние на экономику страны, стал проект нового бюджета страны, который был предложен министром финансов Наджи Аабалом. Данный проект предусматривает увеличение налоговой нагрузки на рядовых граждан и бизнес с целью сокращения дефицита бюджета.

http://www.cumhuriyet.com.tr/haber/ekonomi/621359/AKP_nin_2017_hedefleri…_Butcenin_yuku_yurttasin_sirtinda.html

Таким образом, турецкая  внутренняя политика не то, что не выходит из режима чрезвычайного положения, а, наоборот, все больше в него погружается. Правящая партия в таком состоянии чувствует себя очень комфортно, поскольку она может реформировать страну так, как посчитает нужным. Образ же внешнего врага в лице Гюлена и его организации служит оправданием любых действий, которые ограничивают права и свободы граждан или негативно сказываются на экономике.

 

Внешняя политика

 

Тема переворота и Гюлена в октябре присутствовала и во внешней политике Турции, но, в отличие от внутренней, не была единственной. Турция продолжила проводить политику многостороннего расширения внешнеполитических контактов с участниками международных отношений из разных регионов мира. Остановимся на наиболее важных внешнеполитических событиях октября.

По-прежнему для Турции крайне важными внешнеполитическими проблемами остаются кризисы в Сирии и Ираке. Несмотря на то, что 5 октября между заместителем министра иностранных дела Ахметом Йылдызом и послом Ирака Хисхамом аль-Алави состоялась встреча, но обсуждалась на ней только антитурецкая резолюция, принятая днем ранее иракским парламентом. Ирак по-прежнему крайне отрицательно относится к тому, что Турция совершает без его разрешения на его территории военнеы операции против курдов. Однако нет оснований ожидать, что Турция изменит свою позицию: скорее всего, она продолжит вести агрессивную политику в отношении Ирака, направленную одновременно на защиту национальных интересов и расширение своего влияния.

Наиболее ярким проявлением агрессивной политики в октябре стало заявление президента Турции Эрдогана о несоответствии современных границ Турции Национальному обету 1920 года. В первую очередь, это касается территорий Сирии и Ирака. Эрдоган открыто заявил, что «Алеппо раньше принадлежал нам и был частью исламской цивилизации, то же самое касается и Мосула и Киркука».

Серьезность намерений Турции и в отношении Сирии продемонстрировал министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, который 25 октября в ультимативной форме заявил, что «если курдские группировки в Сирии не уйдут, Турция может ввести свои войска на территорию Сирии (игра слов çıkmak/çıkarmak)».

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу с 4 по 5 октября принимал участие в «Брюссельской конференции доноров Афганистана». Эффективность данного механизма вызывает вопросы в связи уже с тем фактом, что в нем принимает участие около 70 государств, большинство которых исторически не имеют отношения к проблеме Афганистана, например, Австралия, Бразилия, Албания и Бруней.

Низкая эффективность работы конференции доказывается тем, что турецкий МИД по ее окончании не отметил результаты работы конференции, а сделал акценты на своих собственных достижениях: по его заявлению, Турция в период с 2002-2015 предоставила Афганистану помощь в размере 3 миллиардов долларов. Чавушоглу также заявил, что в планах Турции с 2018 по 2020 год инвестировать в развитие Афганистана еще 150 миллионов.

Заинтересованность Турции в Афганистане объясняется ее историческим участием в делах этого государства. 1 марта 2016 года две страны отмечали 95-летие установления дипломатических отношений. С 2001 года Турция участвовала в работе Международных сил содействия безопасности на привилегированных условиях: ее войскам было разрешено не принимать участие в боевых действиях на территории Турции наравне с военными из других стран.

На данный момент афганская проблема является для Турции «статусной». Участие в ее решении ставит Турцию в один ряд с другими ведущими мировыми державами. Этим объясняется ее стремление расходовать экономические и политические ресурсы на участие в таком сложном международном кризисе.

Европейское направление также было проработано турецкими дипломатами. 6-7 октября Мевлют Чавушоглу провел переговоры со своим коллегой из Италии Паоло Джентилони. 7 октября в Турцию с визитом прибыл министр иностранных дел Испании Жозе Мануэль Гарсиа-Маргалло. Стоит напомнить, что турецко-испанские отношения находятся на довольно высоком уровне.

Это стало результатом того, что в 2005 году под эгидой ООН тогда еще премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоганом и премьер-министром Испании Хосе Запатеро был запущен проект «Альянс Цивилизаций». Его задачей стало улучшение отношений между западным и исламским мирами. На данный момент эта организация не достигла особых успехов, но она остается залогом тесных отношений Турции и Испании.

Отдельным направлением турецкой внешней политики остается взаимодействие с мусульманским миром и, в первую очередь, арабскими странами.

С этой целью Турция принимает участие в работе целого ряда международных организаций, к которым относятся, в частности, Совет сотрудничества Турции и стран Персидского залива и Организация исламского сотрудничества (ОИС).

Первый механизм был создан в 2008 году, в него вошли помимо Турции 6 стран: Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия и ОАЭ, но особенного успеха он не имел. Последняя встреча прошла в 2012 году. На этот раз наиболее важные переговоры прошли между королем Саудовской Аравии Салманом, в стране которого и проходило заседание Совета. 43-й саммит Организации исламского сотрудничества прошел с 18 по 19 октября в Узбекистане. Данная организация характеризуется большим количеством участников и большим переплетением различных интересов.

Однако, как отмечают турецкие СМИ, Турции в рамках обоих форматов удалось добиться своей главной цели: и Совет сотрудничества Турции и стран Персидского залива, и ОИС признали ФЕТО террористической организацией. Это стало большим успехом Эрдогана, поскольку он сумел объединить весь исламский мир против своего главного политического оппонента и большого авторитета среди мусульман всего мира Фетхуллаха Гюлена.

Нельзя не уделить особое внимание и турецко-казахским отношениям. С 19 по 20 октября прошло заседание совместной группы стратегического планирования Совета сотрудничества высшего уровня. Чавушоглу и в этот раз выделил первое место во время переговоров проблеме попытки переворота. Он заявил, что уверен, что в борьбе Турции с Гюленом Казахстан будет на ее стороне. Однако данное заявление звучало более как просьба, чем убеждение.

Казахстан является важным, но непростым для Турции партнером. Он проводит многостороннюю политику выстраивания тесных отношений как с Россией (в рамках ЕАЭС), так и Турцией (в рамках Тюрксой). Казахстан также занимает неоднозначную позицию в отношении Гюлена. Поэтому в официальных речах турецкое руководство «уверено в своих тюркских братьях», но на практике им остается только надеется на благосклонность казахских коллег.

Важное событие в октябре произошло и в российско-турецких отношениях. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган 10 октября во время энергетического саммита в Стамбуле подписали соглашение по двум ниткам «Турецкого потока».

Мощность каждой нитки составит 15,75 миллиардов кубометров газа. Одна из них предназначена для турецких потребителей, другая – для европейских. Окончание строительства первой нитки планируется на вторую половину 2019 года.

Это проект должен стать залогом позитивных отношений между двумя странами на новом этапе их развития.

Однако Владимир Путин не является единственным представителем России, с которым Эрдоган взаимодействует напрямую. 11 октября он лично встретился с российским муфтием Равилем Гайнутдином во время торжественного вечера по случаю 9-го Евразийского исламского совета. Разговор велся на турецком языке.

Турецкие СМИ отметили, что такой поступок Эрдогана является знаком особого уважения к российским мусульманам. В свою очередь, Равиль Гайнутдин похвалил российского и турецкого президентов за решение нормализовать отношения.

Традиционно Турция проявляет особый интерес к развитию отношений с нетрадиционными для себя союзниками, которые, однако, имеют больший потенциал на мировой политической и экономической аренах. В этой связи с 5 по 7 октября в Турции с официальным визитом находился министр иностранных дел Сингапура Вивиан Балакришнан. Напомним, что еще в 2014 году отношения между двумя странами были выведены на уровень стратегического партнерства.

Однако нельзя не отметить, что за последние 5 лет существенных сдвигов в экономических отношениях между двумя странами не произошло: по данным сайта министерства иностранных дел Турции с 2010 года размер торгового оборота составляет около 800 миллионов долларов. Возможно, это объясняется тем, что на английской версии сайта сингапурские компании турецкие дипломаты называют японскими.

Другое важное направление для Турции – Африка. С ней связываются большие экономические надежды, поскольку экспортоориентированной экономике Турции необходимы новые рынки для поддержания роста. Для укрепления своих позиций в этом регионе с 31 мая по 3 июня президент Турции Эрдоган посетил такие страны восточной Африки, как Уганда и Кения. 31 мая министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу посетил Руанду.

26 октября же с визитом в Турцию прибыл министр иностранных дел Судана Гхандур. Главной темой переговоров снова стала организация Фетхуллаха Гюлена и совместная борьба с ней.

 

Подводя итоги, хотелось бы обратить внимание на интересную статистку, которую представило Министерство иностранных дел Турции по поводу своей внешнеполитической активности попытки переворота 15 июля 2016 года.

 

Количество официальных переговоров
На уровне президента 61
На уровне премьер-министра 85
На уровне министров 568
На уровне депутатов 1414
Общее количество внешнеполитических контактов всех видов 8178

 

Активность загранучреждений
Интервью для СМИ 2223
Пресс-конференции 229
Размещенные официальные заявления 486

 

Если учесть, что во время большинства переговоров поднимался вопросов Гюлена и его организации, из приведенной статистики можно увидеть масштаб кампании, которую провела Турция за 3 месяца на мировой арене в рамках своей борьбы с ФЕТО. Можно официально заявить, что курс на объединение мирового сообщества в борьбе с Гюленом становится неофициальной главной идеологемой турецкой внешней политики.

В то же время нельзя не учитывать, что Турция продолжает проводить «политику моста между Европой и Азией». Это четко видно из географии визитов турецкого министра иностранных дел. Встречи с арабским коллегами у него легко сменяются переговорами с европейцами и наоборот. Фактически Турция пытается выступать своеобразным переводчиком, поскольку в основе ее государственной культуры лежат как европейские, так и азиатские принципы и ценности.

Другой отличительной чертой внешней политики становится постепенный рост ее агрессивности. Турция уже полностью отошла от курса «ноль проблем с соседями» и пытается воздействовать и на региональных игроков в лице Сирии и Ирака, и на мировые державы такие как США и Евросоюз с помощью методов шантажа и угроз.

 

***

 

В турецкой политике сложилась ситуация, которую на протяжении долгого времени ждала Партия справедливости и развития. Она сумела аккумулировать в своих руках достаточные политические и социальные ресурсы для начала резких, порой даже бесцеремонных, преобразований общества в своих интересах. Важно, что если бы над Турцией в реальности нависла угроза, подобная угрозе развала государственности после Первой мировой войны, то переход к авторитарной форме управления государством на краткосрочный период был бы оправдан. Однако на данный момент такая угроза для Турции отсутствует и кризисное состояние в стране поддерживается государством искусственно. Это только порождает недовольство оппозиции и бизнес-структур, которым становится все труднее находить общий язык с действующей властью.

Тем не менее, очевидно, что выше приведенные группы населения не представляют собой большую политическую силу, в связи с чем не стоит ожидать, что они смогут что-то противопоставить правящему режиму. С высокой долей вероятностью ПСР будет продолжать проводить свою политику при довольно высокой поддержке населения. Важными будут позиции США и России, от которых многое зависит сегодня в плане будущего Турции и всей системы международных отношений в целом.

 

В.Аватков, М.Кочкин