Турция: октябрь 2017 г. (дайджест)

Всё большее место в повестке турецкой политики занимают вопросы внутриполитической борьбы. Появляются новые оппозиционные силы в виде новообразованной «Хорошей партии» (İyi Parti). А внутри правящих кругов происходит частичная смена лиц на руководствующих постах.

На внешнеполитическом треке внимания заслуживают такие вопросы как: дипломатический кризис между Турцией и США, соглашение по закупке ЗРК С-400, а также сближение Турции и Ирана.

Внутриполитическая обстановка

16 октября в ходе заседание Совета министров турецкое правительство приняло решение продлить режим чрезвычайного положения ещё на 3 месяца. Таким образом, режим ЧП будет продлён уже в пятый раз.

Кроме того, руководство Турции, по всей видимости, начинает постепенную подготовку к президентским выборам 2019 года (тогда же произойдёт окончательный переход к президентской форме правления). В этой связи в высших эшелонах власти происходят некоторые перестановки. 19 октября Шабан Дишли, главный советник председателя правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которым сейчас является Эрдоган, подал в отставку. Своё решение он объяснил желание уберечь президента от критики, которая может возникнуть по причине того, что брат Дишли был арестован в 2016 году по обвинению в причастности к попытке госпереворота. Позже по требованию Эрдогана в отставку ушёл теперь уже бывший мэр Анкары Мелих Гёкчек. В связи с этим, главный редактор турецкого издания «Hürriyet Daily News» выразил сомнение в том, сможет ли ПСР победить в Анкаре на следующих выборах. Он также отметил, что правящая партия сегодня теряет свои позиции в таких городах, как Стамбул и Бурса, которые традиционно голосуют за неё. Ранее, в сентябре (2017 г.), свой пост покинул и мэр Стамбула Кадир Топбаш. Сообщалось, что в июне его зять был задержан по подозрению в связях с Гюленом.

25 октября бывший депутат от Партии националистического движения Мераль Акшенер объявила о создании «Хорошей партии» (İyi Parti). Политик передал в Министерство внутренних дел Турции документы необходимые для регистрации партии, после чего провела первую встречу членов партии, где единогласно была избрана её председателем. В 2016 году Акшенер была исключена из ПНД за критику лидера партии Девлета Бахчели. По её мнению, при нём националисты стали самой слабой оппозиционной силой в стране. Комментируя цели «Хорошей партии» политик заявила: «Мы выступаем за предоставление нашему молодому поколению работы, нашим женщинам – права на жизнь и равенство, нашим старикам – спокойствия, надёжности и ухода, нашим детям – радости, счастья и здоровья, нашей нации – единства и сплочённости». Партия заявлена как правоцентристская, тем не менее, в ней преобладает сильное националистическое ядро, что делает её серьёзным конкурентом ПНД. Некоторые бывшие члены Партии националистического движения уже заявили о своём вступлении в партию Акшенер: среди них бывший генеральный секретарь ПНД Джихан Пачаджи, бывший заместитель председателя ПНД Умит Оздаг и другие.

Экономическая ситуация

В конце октября были опубликованы данные об объёмах экспорта и импорта Турции за сентябрь 2017 года. Так, экспорт Турции составил 11 миллиардов 848 миллионов долларов, увеличившись на 8,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года (сентябрь 2016 г.), тогда как объём импорта – 19 миллиардов 982 миллиона долларов, при росте в 30,6%. Таким образом, дефицит торгового баланса составил 8 миллиардов 135 миллионов, повысившись на 85%.

Серьёзно возрос импорт энергетических ресурсов: он увеличился на 51,3% по сравнению с данными сентября прошлого года и составил 3 миллиарда 202 миллиона долларов.

Помимо прочего, стали известны данные по уровню безработицы в стране. Нужно отметить, что ситуация на рынке труда остаётся довольно стабильной, учитывая массовые увольнения госслужащих в связи с попыткой государственного переворота в июле 2016 года. Объём безработицы остался на прежнем уровне – 10,7%, число же граждан, занятых в трудовой деятельности, выросло с 52,7% до 53,7%.

Министр финансов Турции Наджи Агбал, комментируя проект турецкого бюджета на 2018 год, заявил, что в наступающем году доходы Турции достигнут отметки в 698,8 миллиарда лир, из которых 599 миллиардов лир будут обеспечены налоговыми поступлениями. При этом потратить планируется 762 миллиарда лир. Предусмотренный дефицит бюджета на предстоящий год – 65,9 миллиардов лир. Кроме того, он коснулся вопроса увеличения ряда налогов в рамках «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)», анонсированной в сентябре 2017 года. По его словам, в 2018 году система налогообложения на транспорт претерпит изменения. Сегодня в Турции она привязана к объёму цилиндров двигателя – после проведения реформы будет взиматься дополнительная плата за покупку автомобиля в размере до 20% от его стоимости. Сам налог также вырастет до 40%. Агбал отметил: «Основываясь на принципе платёжеспособности, а также справедливого налогообложения, если вы покупаете Феррари более чем за 2 миллиона лир, вы должны будете заплатить 6000 лир дополнительного налога. Такая система предельно справедлива».

Наиболее важным для экономики Турции событием, очевидно, стало открытие 30 октября железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. В турецкой прессе отмечалось, что она позволит сократить расстояние между Англией и Китаем на 7000 километров, таким образом, намекая на Транссибирскую магистраль, что, тем не менее, является немалым преувеличением. Протяженность железной дороги, большая часть которой проходит по территории Азербайджана, – 829 километров. Изначально пропускная способность линии составит 1 миллион пассажиров и 6,5 миллионов тонн грузов, к 2023 году планируется, что эти показатели достигнут 3 миллионов пассажиров и 17 миллионов тонн грузов. Дорога задумана как альтернатива российской магистрали с целью сократить расстояние от Европы до Азии. Таким образом, время в пути станет около 12-15 дней, а не 45-62 дня, как раньше. Представители Армении отмечают, что наличие транспортного коридора без участия их страны создаёт предпосылки для развития напряжённости в регионе.

Отношения с США

Несмотря на положительную взаимную риторику Турции и США в сентябре (2017 г.), отношения между двумя странами продолжают сохранять коллапсирующий характер, чему свидетельствует разразившийся в начале месяца дипломатический кризис. 5 октября по обвинению в связях с Гюленом, шпионаже и подрыву конституционного строя турецкие власти арестовали гражданина Турции, сотрудника генконсульства США, Метина Топуза. Интересно, что он также подозревается в связях с бывшим прокурором Турции и офицерами полиции, которые в 2013 году расследовали коррупционный скандал, к которому, в свою очередь, был причастен Эрдоган. После этого страны на взаимной основе приостановили выдачу неиммиграционных виз: США – для граждан Турции, и Турция – для граждан США.

Параллельно этому в Штатах продолжается судебное разбирательство в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба и генерального директора одного из крупнейших турецких банков «Halkbank» Мехмета Хакана Атиллы. Они обвиняются во вступлении в сговор с целью осуществления финансовых операций, которые позволяли Ирану действовать в обход американских санкций. Первый был одним из ключевых фигурантов коррупционного скандала в 2013 году. В этой связи многие эксперты полагают, что Эрдоган опасается вскрытия подробностей коррупционной деятельности его окружения. Таким образом, Анкара, раздувая скандал, пытается надавить на Вашингтон с тем, чтобы тот закрыл дело.

Отношения с Россией

Как в случае с США, отношения Турции и России складываются весьма сложно. Одним из ключевых вопросов сотрудничества двух стран на данный момент является вопрос закупки зенитно-ракетных комплексов С-400. Ещё в сентябре (2017 г.) Турция сделала первый взнос в рамках соглашения. Тем не менее, вскоре из уст турецкого руководства стали звучать предупреждения о том, что Турция откажется от сделки в случае, если сделка будет осуществлена без передачи технологии. На вопрос журналистов о готовности России к передаче технологии производства ЗРК, пресс-секретарь президента России ответил, что между двумя странами продолжаются переговоры на экспертном уровне по этому аспекту соглашения. Позже подобные заявления турецкого руководства исчезли из внешнеполитического дискурса и ситуация нормализовалась.

Ещё одним негативным моментом взаимоотношений стал крымский вопрос. 9 октября Эрдоган посетил Украину, где встретился с её лидером Петром Порошенко. В ходе совместной пресс-конференции президент Турции подчеркнул, что его страна поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины и не признаёт присоединение Крыма к России. Многие посчитали этот шаг вынужденным: например, власти Крыма заявили, что Эрдоган, якобы, «подыграл» Порошенко. Однако, спустя несколько дней Министерство транспорта, судоходства и коммуникаций Турции запретило турецким портам принимать любые суда, идущие из Крыма. Подобная ситуация уже случалась в марте этого года (2017 г.).

Ближний Восток

8 октября Турция начала деятельность по разведке местности в сирийском Идлиби с целью кстановления наблюдательных постов. Уже 9 октября Генштаб Турции объявил о начале операции по контролю за перемирием в рамках договорённости о зонах деэскалации, которая была достигнута в ходе 6 встречи по Сирии в Астане 15 сентября (2017 г.). Несмотря на координацию турецких и российских властей, сирийское руководство раскритиковало действия Анкара, охарактеризовав их как нарушение международного права, и потребовало вывода войск из провинции.

Всё более явным становится сближение Турции и Ирана. 4 октября Эрдоган посетил Иран. Позже, 19 октября, с визитом в Турцию прибыл вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, где встретился с турецким премьер-министром Бинали Йылдырымом. Оба политика крайне позитивно охарактеризовали нынешнее состояние двусторонних отношений. На данном этапе два государства сближает не только энергетическое и военно-политическое сотрудничество в Сирии, но и общность взглядов по вопросу референдума в Иракском Курдистане. Турция, Иран и Ирак договорились выступать совместным фронтом по этому вопросу. Кроме того, Анкара, заручившись поддержкой Ирана, надеется на более эффективную борьбу против Рабочей партии Курдистана, борющейся за создание курдской автономии в составе Турции.

***

Во внутренней политике Турции постепенно утрачивает позиции антитеррористический дискурс. Всё большее внимание СМИ уделяется переменам во власти, возникновению новых политических сил, а также экономическим преобразованиям в стране. Турецкое руководство постепенно начинает подготовку к президентским выборам 2019 года, когда государство закончит переход к президентской форме правления. Параллельно ведутся экономические преобразования, вызванные трудностями в ряде секторов экономики. В связи с этим происходит и ужесточение налоговой политики.

Курс на независимую внешнюю политику приводит к своего рода однобокому подходу турецкого истеблишмента, который периодически игнорирует интересы своих партнёров, требуя при этом уступок по отношению к себе. Подобную ситуацию можно было наблюдать и в дипломатическом конфликте США и Турции, а также в противоречиях и разногласиях возникающих в вопросе поставок С-400. Тем не менее, вместе с тем как растёт влияние Ирана в регионе, крепчают и узы сотрудничества между Исламской Республикой и Турцией.

Как уже отмечалось в предыдущем дайджесте (за сентябрь 2017 г.), в среднесрочной перспективе руководство Турции, по всей видимости, сконцентрируется на двух наиболее важных для него на сегодняшний день моментах: укреплении собственных позиций у власти за счёт борьбы с оппозиционными элементами, а также решении курдского вопроса, который в связи с референдумом в Иракском Курдистане создаёт новые предпосылки для нестабильности в регионе.

В.Аватков, А.Финохин

 

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

Турция: июль-август 2017 г. (дайджест)

Период с июля по август 2017 года охарактеризовался неспокойной внутриполитической обстановкой в Турции. Уже в начале июля прошли масштабные акции представителей двух политических лагерей, а именно: сторонников президента Эрдогана и представителей оппозиции. Продолжились мероприятия по консолидации власти в руках действующей элиты.

На внешнеполитических рубежах Турция продолжает доказывать свою состоятельность в качестве региональной и мировой державы, что находит отражение в закупках российских ЗРК С-400, сотрудничестве с изолированным Катаром и взаимных выпадах в отношениях с Евросоюзом.

Внутриполитическая обстановка

15 июля состоялась годовщина попытки военного переворота в Турции. В этой связи имел место ряд событий и мероприятий, носящих прежде всего пропагандистский характер. Так, 15 июля Турция праздновала учреждённый в октябре 2016 года президентом Эрдоганом День демократии и национального единства, приуроченный к попытке военного переворота в июле 2016 года. По всей стране прошли массовые шествия, участие в которых приняли сотни тысяч турецких граждан и десятки городов.

Кроме того, турецкие пользователи мобильных операторов «Turkcell» и «Vodafone» вместо привычных гудков могли услышать поздравление президента Эрдогана с праздником: «Как президент я приношу поздравленья с праздником 15 июля, Днём демократии и национального единства, желаю мученикам прощения, а героям – здоровья и благополучия». Также 16 июля перед резиденцией президента в Анкаре был открыт мемориал, посвящённый жертвам переворота, который представляет из себя людей, несущих полумесяц и звезду, являющиеся символом ислама и изображенные на государственном флаге Турции.

Тем не менее, едва ли можно говорить о том, что размах мероприятий соответствует самому событию. Помпезность, с которой отмечался праздник сопоставим с мероприятиями, приуроченными ко дню победы над нацистской Германией, однако масштаб двух трагедий абсолютно несоразмерен.

Несмотря на все попытки действующего руководства консолидировать вокруг себя турецкий народ, общество Турции по-прежнему остаётся разрозненным. Это продемонстрировал так называемый «Марш справедливости», организованный лидером Народно-республиканской партии (НРП) Кемалем Кылычдароглу. Поводом к его началу стал приговор в отношении депутата от НРП, журналисту Энису Бербероглу о тюремном заключении  на 25 лет по обвинению в передаче главному редактору газеты Cumhuriyet видеозаписей, на которых были запечатлены грузовики с оружием, направляющиеся к турецко-сирийской границе. За 25 дней (с 15 июня по 9 июля) участники Марша, число которых в последние дни достигало практически двух миллионов человек, преодолели расстояние от Анкары до Стамбула (около 450 километров), где завершили его многотысячным «Митингом справедливости». Организованная главной оппозиционной партией политическая акция даёт понять, что Эрдоган и его приближённые всё еще не могут единолично контролировать политическую жизнь государства и вынуждены считаться с оппозицией, поддержка которой весьма высока.

17 июля Великое национальное собрание Турции (турецкий парламент) в четвёртый раз продлило действие режима ЧП на территории страны на 3 месяца. Таким образом, наряду с расширенными полномочиями, турецкое руководство продолжает сохранять значительный контроль над политической и общественной жизнью в стране, что вызывает немало критики со стороны правозащитников.

19 июля в турецком правительстве произошёл ряд перестановок. Так, вице-премьер Нуреттин Джаникли занял пост министра обороны, а министр обороны Фикри Ышик и министр юстиции Бекир Боздаг назначены вице-премьерами. Однако, ключевые посты министра экономики и министра иностранных дел – с точки зрения российской внешней политики – остались за Нихатом Зейбекчи и Мевлютом Чавушоглу, соответственно.

Проводимая Анкарой политика закручивания гаек во внутриполитической сфере дала о себе знать и 2 августа (2017 года), когда состоялась встреча военного и политического руководств страны. По итогам заседания, которое прошло под руководством премьер-министра Бинали Йылдырыма, Верховный военный совет Турции постановил заменить командующих армией, военно-воздушными силами и флотом страны, кандидатуры которых позже были одобрены президентом страны. Таким образом, действующая власть берёт под всё более плотный контроль турецкую армию, которая с момента создания Турецкой Республики являлась гарантом светскости в стране и была в значительной степени автономна от представителей политического руководства.

Поставки С-400

Наиболее значимым событием российско-турецких отношений в июле 2017 года стало заключение соглашения по закупке Турцией российских ЗРК С-400 «Триумф». Об этом 25 июля заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Согласно договорённостям, Турция заплатит 2,5 миллиарда долларов за поставку в 2018 году двух дивизионов системы противоракетной обороны и производство ещё двух на территории самой Турецкой Республики. Вопрос передачи технологий остаётся ключевым для турецкого истеблишмента; этот и другие технические нюансы будут обсуждаться в ходе дальнейших встреч. Сделка вызвала немало критики со стороны партнёров Турции по НАТО, которые обращали внимание на несовместимость С-400 с системами Североатлантического альянса. Тем не менее, в Пентагоне отметили, что соглашение является суверенным решением Турецкой Республики. Со стороны Турции такой шаг объясняется, очевидно, её стремлением навязать западным коллегам свои правила игры, а также желанием закрепиться на мировой арене в качестве одного из её ключевых игроков.

Помимо прочего, в середине июля Турция подписала соглашение с европейским концерном «Eurosam», согласно которому Турция совместно с Францией и Италией будет разрабатывать собственную систему ПРО. Отмечалось, что соглашение не повлияет на закупки российских систем С-400.

Отношения с Западом

Взаимные претензии и упрёки между Турцией и европейскими государствами по поводу членства первой в ЕС по-прежнему имеют место быть. 6 июля Европейский парламент принял резолюцию, которая призывает Европейскую комиссию и страны-члены ЕС прекратить переговоры о присоединении Турции, в случае если та откажется внести соответствующие изменения в свою конституцию.

В Турции резолюцию раскритиковали, заявив о своём отказе её рассматривать. Эрдоган, в свою очередь, подчеркнул, что ЕС «тратит время» Турции. Тем не менее, стоит отметить, что турецкий лидер уже не первый раз грозит Евросоюзу выходом из переговоров: ещё в марте 2017 года он выразил предположение, что после апрельского конституционного референдума Турция может провести ещё один плебисцит посвященный вопросу членства в ЕС. Спустя практически полгода турецкое руководство не предприняло никаких конкретных шагов в этом направлении, ограничиваясь лишь критикой в адрес западных коллег. Такое поведение лишь подтверждает тот факт, что турецкий истеблишмент не намерен отказываться от членства в Европейском союзе, рассматривая его, по всей видимости, как один из инструментов расширения своего влияния в мире, в целом, и на Западе, в частности.

Весьма напряжёнными остаются отношения Турции с Германией. Новый виток взаимных разногласий возник после задержания турецкими властями немецкого правозащитника Петера Штойдтнера. После этого Берлин ужесточил рекомендации для туристов, направляющихся в Турцию, на что Анкара отреагировала, обвинив Германию в «большой политической безответственности» из-за разжигания конфликта между двумя странами. Противоречия носят, прежде всего, политический характер, однако министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль заявил, что Германия намерена пересмотреть свою экономическую политику в отношении Турции.

В середине августа на фоне усложнившихся двусторонних отношений Эрдоган высказал предположение, согласно которому причиной негативной риторики в отношении Турции является попытка обеспечить поддержку немецкого электората перед парламентскими выборами в сентябре 2017 года. При этом интересен тот фак, что 18 августа Эрдоган призвал немецких граждан не голосовать на предстоящих выборах за Ангелу Меркель (лидер ХДС и ХСС) и Мартина Шульца (лидер Социал-демократической партии). За это он подвергся критике министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, который обвинил Турцию во вмешательстве в избирательный процесс в Германии.

Сотрудничество с Катаром

В полном соответствии со своими многочисленными внешнеполитическими доктринами, Турция продолжает осуществлять шаги по расширению влияния на Ближнем Востоке. Одним из таких шагов является налаживание военно-политического сотрудничества с Катаром, который, как известно, в июне 2017 года подвергся блокаде ряда арабских государств. 20 июля Турция завершила переброску своих военных в Катар, которая началась 12 июля.

Уже 6 августа Анкара и Доха провели совместные военно-морские учения «Железный щит». Сообщалась, что учения охватывали мероприятия по воспрепятствованию проникновению и нарушению границ, восстановлению контроля над жизненно важными объектами, координации действий, планированию и оценке обстановки.

Кроме того, 16 августа из турецкого порта Алиага вышло судно c гуманитарной помощью для Катара.

Сотрудничество с изолированным и в то же время одним из богатейших государств мира, по всей видимости, рассматривается Анкарой как возможность в сотрудничестве с Дохой создать альтернативный центр силы в регионе, чтобы противостоять его традиционным лидерам и распространять своё влияние.

Турция и Россия

Помимо положительных моментов в двусторонних отношениях, которые выразились во встрече Путина и Эрдогана в рамках саммита G20 в Гамбурге 8 июля, а также встрече министров иностранных дел двух государств на полях регионального форума АСЕАН в Маниле 8 августа, в ходе которых представители России и Турции обсудили сотрудничество по Сирии, а также ряд вопросов экономического характера, среди которых АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток», в отношениях двух стран по-прежнему имеют место некоторые противоречия. Одним из таких противоречий является вопрос импорта в Россию турецких томатов. Власти Турции отмечают, что запрет крайне негативно сказывается на турецкой экономике. Анкара пригрозила России ответными мерами. Тем не менее, обе стороны надеются достигнуть компромисса посредством переговоров, которые, по сообщениям турецких изданий, должны проходить в рамках Измирской международной ярмарки с 18 по 22 августа.

В то же время, 11 августа МИД Турции выступил с заявлением, осуждающим санкции в отношении России. Ранее, 2 августа, президент США Дональд Трамп подписал пакет антироссийских санкций. В интервью агентству IHA глава турецкого внешнеполитического ведомства отметил, что Турция не поддерживает санкции против России, так как они наносят ущерб и турецкой экономике.

***

Политика нынешней правящей элиты Турции, направленная на сосредоточение власти в руках узкой группы людей и начавшая отчетливо вырисовываться после парламентских выборов 2015 года, очевидно, окончательно сформировалась и укрепилась после апрельского референдума 2017 года. Действующий президент и его сторонники продолжают предпринимать шаги по отстранению от рычагов власти иных политических групп, в том числе и военных.

Обстановка внутри страны демонстрирует, что раскол турецкого общества всё ещё силён. Многомиллионные шествия оппозиции заставляют руководство Турции беспокоиться и искать новые способы устранения элементов, потенциально способных составить ему конкуренцию. Тем не менее, тот факт, что «Марш справедливости» прошёл с позволения властей, говорит о том, что турецкий истеблишмент видит опасность сложившейся ситуации и ищет способы умиротворить турецкий народ.

По всей видимости, теперь Турция рассматривает Запад не столько как партнёра, сколько как средство реализации своих внешнеполитических амбиций (о чём говорит «заигрывание» с ЕС). Происходит своеобразная диверсификация внешнеполитических связей, что за рассматриваемый период выразилось в поэтапном укреплении отношений с Россией, а также развитии военно-политического сотрудничества с изолированным Катаром.

Очевидно, что как внешняя, так и внутренняя политика Турецкой Республики в среднесрочной перспективе не претерпит каких бы то ни было значительных изменений. Смене вектора турецкой политики могут поспособствовать социальные и политические потрясения внутри страны, потенциал возникновения которых при нынешнем состоянии турецкого общества весьма высок, хоть он и сдерживается взвешенными действиями правящих кругов.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: май 2017 г. (дайджест)

Турецкое руководство продолжает реализовывать курс на укрепление централизованной власти, что нашло отражение в избрании президента страны на пост председателя правящей Партии справедливости и развития. В стране по-прежнему действует режим ЧП, и имеют место массовые аресты и увольнения.

Западное направление турецкой внешней политики сохраняет сложный характер: в середине месяца состоялась встреча Эрдогана и Трампа, которая продлилась всего 20 минут и прошла на фоне ряда разногласий внешнеполитического характера; имел место конфликт с Германией, по вопросу допуска немецких военных в Инджирлик.

Тем не менее по российско-турецкому направлению были достигнуты успехи, а именно отмена взаимных ограничений на поставки сельскохозяйственной продукции.

Турция и Россия

3 мая президент Турции прибыл в Сочи, где провёл переговоры с российским лидером. Главной темой переговоров стал, прежде всего, вопрос двустороннего торгово-экономического сотрудничества.

По итогам встречи стороны отметили, что им удалось достичь некоторых договорённостей по вопросу снятия ограничений на ввоз турецкой сельхозпродукции в Россию, а также либерализации визового режима для граждан Турции.

Кроме того, главы двух государств обсудили вопрос поставок в Турцию российских зенитно-ракетных систем С-400, а также создание в Сирии зон деэскалации.

Уже 4 мая Турция сняла пошлины на импорт пшеницы из России, которые были введены 15 марта и составляли 130%.

22 мая в Стамбуле состоялся саммит Организации Черноморского экономического сотрудничества, приуроченный к её 25-ой годовщине. В ходе своего выступления Эрдоган обратил внимание на важность общих ценностей для сотрудничества стран региона, а также коснулся вопроса визовых барьеров в рамках региона, отметив, что Турция сделала и продолжает делать значительные шаги в этом направлении.

В саммите также принял участие премьер-министр России Дмитрий Медведев. В ходе своего визита в Стамбул он провёл ряд двусторонних встреч, в том числе с президентом Эрдоганом и премьер-министром Турции Йылдырымом. По их итогам России и Турции удалось прийти к окончательному соглашению в вопросе торгового сотрудничества: стороны подписали совместное заявление о взаимном снятии ограничений в торговле. Для Турции это значит отмену ограничений на ввоз в Россию всех видов сельскохозяйственной продукции, за исключением помидоров.

Внутренняя политика

21 мая в Анкаре прошёл внеочередной съезд правящей Партии справедливости и развития (ПСР), в ходе которого её председателем был избран президент страны Реджеп Тайип Эрдоган, который, к слову, был единственным кандидатом на этот пост.

Воссоединиться с партией Эрдогану позволила одна из поправок к конституции страны, принятых по результатам референдума 16 апреля 2017 года, которая позволяет главе государства оставаться членом той или иной партии в период своих полномочий.

Напомним, что Эрдоган является одним из основателей ПСР. В 2014 году он покинул партию в соответствии с законом, запрещающим президенту.

На ситуацию в стране обратили внимание в ООН. В начале мая Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн выразил обеспокоенность массовыми арестами и увольнениями в Турции, которые начались после попытки государственного переворота в июле 2016 года. Он отметил, что, учитывая их объём, маловероятно, что они происходят при соблюдении законных процедур. В свою очередь, власти США призвали Турцию к скорейшей отмене режима чрезвычайного положения, который также всё ещё сохраняется с 2016 года.

Турция и США

16 мая Эрдоган осуществил визит в Соединённые Штаты, где встретился с президентом страны Дональдом Трампом. Согласно сообщениям СМИ, встреча продлилась всего 20 минут. По её итогам Трамп заявил, что США готовы поддержать Турцию в борьбе против Исламского государства (ИГ; запрещённая в России террористическая организация), а также Рабочей партии Курдистана (РПК).

Оба лидера заявили, что переговоры прошли в позитивном ключе. Тем не менее, нужно отметить, в начале мая в Белом доме приняли решение начать поставки вооружений курдам, а именно партии «Демократический союз» (PYD). Это вызвало шквал критики со стороны турецких властей, которые считают, что PYD и её боевое крыло «Отряды народной самообороны» (YPG) связанны с РПК, признанной в качестве террористической организации как Турцией, так и США.

Саммит НАТО

25 мая в Брюсселе прошёл саммит НАТО. На нём присутствовал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. На полях саммита турецкий лидер встретился с председателем Европейского совета Дональдом Туском и председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером. В ходе встречи политики подтвердили приверженность реализации положений соглашения по беженцам, отметили важность оживления отношений Турции и ЕС, а также подчеркнули необходимость укрепления сотрудничества в борьбе с терроризмом. Стороны также обсудили кипрский вопрос, который является одним из препятствий на пути вступления Турции в Евросоюз.

Эрдоган также провёл встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель, чтобы обсудить вопрос допуска немецких представителей в Турцию. Напомним, что ранее между Турецкой Республикой и ФРГ имел место конфликт, связанный с отказом первой предоставить немецким парламентариям доступ к военной базе Инджирлик, где находятся около 250 военнослужащих бундесвера, которые входят в западную коалицию против ИГ (запрещённая в России террористическая организация). В свою очередь, Меркель заявила, что Германия будет искать альтернативу Турции в этом вопросе. Министр иностранных дел Турции прокомментировал заявление следующим образом: «Если хотите сблизиться с нашей страной, ведите себя как друг, а не как начальник. <…> Если Германия хочет уйти из Инджирлика, она знает, мы её уговаривать остаться не будем».

Напряжённость в отношениях с Западом вылилась и в отказ ряда стран Европы от проведения по предложению Эрдогана следующего саммита НАТО в Турции. Германия, Франция и ряд других стран-членов альянса оправдали отказ, заявив, что если они пойдут на этот шаг, то может сложиться впечатление, якобы они поддерживают внутреннюю политику турецкого руководства.

Экономика

Несмотря на разногласия политического характера, в начале мая министр экономики Турции Нихат Зейбекчи встретился со своим немецким коллегой. В ходе совместной пресс конференции политики заявили что общей целью государств является увеличение объёма взаимной торговли в два раза до 70 миллиардов евро в год.

Кроме того, Турция начала реализацию крупного проекта, а именно строительство аэропорта в Кувейте, тендер на который выиграла турецкая компания Limak Holding. Оно обойдётся конгломерату в 4,4 миллиарда долларов. В церемонии закладки фундамента принял участие Эрдоган, который отметил, что  данный проект является символом «присутствия Турции в регионе».

Согласно данным министерства культуры и туризма страны, туристическое направление экономики страны испытывает значительный подъём. Так, объём иностранных туристов увеличился, по сравнению с показателями прошлого года, на 18,1%, достигнув объёма в 2,07 миллиона человек. Также, российские туристы доказали свою значимость для туристической отрасли Турции, так как их число увеличилось на 485,7 %, и достигло 181 тысячи человек (больше чем представителей любых других государств).

***

Как уже отмечалось, политический курс турецкого руководства не претерпел каких бы то ни было значимых изменений за прошедший период. Отношения с Западом по-прежнему остаются достаточно напряжёнными, хотя Турция предпринимает попытки по налаживанию отношений с Соединёнными Штатами, однако усилия малорезультативны.

Нужно отметить, что внешняя политика Турецкой Республики идет едва ли не в отрыве от её экономической политики, что продемонстрировали переговоры министра экономики Турции Нихата Зейбекчи с его немецкой коллегой Бриггитой Циприс на фоне ряда политических конфликтов двух государств.

Учитывая стремления Турции приобрести статус мировой державы, представляется очевидным, что сложившаяся конфигурация внутренней и внешней политики страны является уже в некоторой степени устойчивой, а значит её дальнейшее развитие продолжится по пути, который можно наблюдать сегодня.

В.Аватков, А.Финохин

Отношение к призыву на военную службу в Турции

Армейская служба занимает значимое место в общественном сознании Турции. Корни этого явления прослеживаются практически с самых первых лет Республики, которая была создана и построена людьми, вышедшими из армейских кругов. Мустафа Кемаль Ататюрк, Исмет Иненю — эти люди определяли политику и жизнь страны на протяжении практически тридцати лет. Именно они создали тот идеологический базис, на котором сейчас высится здание современной Турции. И очень важная часть этого базиса — армия. Она значима в символическом смысле — формируя собственную культурно-историческую идентичность, турки в первую очередь обращаются именно к военным успехам. Особую позицию занимала армия в политическом поле. До совсем недавнего времени она обладала правом активно включаться в турецкую политику, если возникало подозрение, что стабильность в стране нарушена, что правительство отходит от республиканских принципов. Но за последние десять лет правящая Партия справедливости и развития практически полностью лишила военных доступа к политике, обезопасив себя от её контролирующего надзора.

На проблему отношения современного турецкого общества к армии, в недавнем прошлом одному из самых важных социальных институтов страны, интересно посмотреть с такого ракурса, как отношение населения к призыву, а турецкие вооруженные силы, как и российские, продолжают комплектоваться по призывной системе. Для того, чтобы по возможности глубоко вникнуть в эту проблему, был проведен ряд интервью с жителями Турции как призывного возраста, так и вышедшими из него. Исследование не было ограничено только мужской частью населения, женская тоже была в него включена. Здесь, правда, стоит отдельно оговорить, что женщины в Турции призыву не подлежат.

Молодой человек становится военнообязанным в 21 год. Такой порог был установлен совсем недавно — в 2014 году. До этого, и такой стереотип сохранился в турецкой культуре, юноша попадал под призыв, как только ему исполнялось 20 лет. Интересно, что, в отличие от России, в Турции из призывного возраста мужчины выходят только тогда, когда им исполняется 41 год.

Срок службы для лиц без высшего образования — 12 месяцев, для тех, кто закончил бакалавриат — 6. Бакалавры тоже могут взять удлиненный срок службы в 12 месяцев. В таком случае после недолгого обучения они получают звание младшего лейтенанта, работают в армейских структурах, зарабатывают неплохие, по турецким меркам, деньги (2300-2500 лир в месяц) и через год демобилизуются.

Интересно, что в Турции есть много возможностей избежать службы в армии законным путем. Студенты получают отсрочку на срок обучения, причем турецкий студент может несколько лет подряд оставаться на одном курсе, не имея при этом никаких проблем с армией. Негодными к службе признаются и по медицинским показаниям. Добиться этого достаточно трудно, необходимо собрать большой пакет документов. Говорят, что врачи за определённую сумму или же просто, благодаря распространенному на востоке кумовству, могут сделать и фальшивую справку. Впрочем, это остается больше на уровне слухов, точные контакты же неизвестны. Самым любопытным же представляется тот факт, что в Турции государство предоставляет призывникам возможность абсолютно официально откупиться от армии. Запрашиваемая сумма — 18 тысяч лир. 9 тысяч необходимо отдать сразу, на вторую половину можно взять полугодовую рассрочку. До нынешнего показателя сумма была снижена в 2014 году, ранее же она составляла 60 000 турецких лир. Турки, работающие за границей, могут откупиться от армии несколько иным путем. Им требуется предъявить вид на жительство, который подтверждает, что человек уже живет или планирует оставаться в чужой стране три года. И заплатить государству 1000 евро в валюте. Снижение до этой суммы так же состоялось совсем недавно — в 2016 году. До этого платить нужно было 6 000 евро. Важно отметить, что все эти деньги направляются государством на расходы, связанные с армией, например, денежная поддержка семьям солдат, погибших на боевом посту.

В свете вышесказанного становится ясно, что в Турции сейчас проводится линия на сокращение числа призывников. Это можно связать либо с желанием правящей партии сократить приток в вооруженные силы квалифицированных кадров, воспитанных вне её, либо же, что более вероятно, с демографическим кризисом — в Турции сейчас очень много молодежи, у армии просто не хватает ресурсов, чтобы разместить и обеспечить всех призывников.

Отношение турок к призыву в армию различно, сильно зависит от региона. Наиболее серьезно относятся к военной службе в черноморском регионе. Мужчина, не отслуживший в армии, там мужчиной не считается. Тот, кто от армии откупился, считается мужчиной только наполовину. Служба в армии — это гордость, один из важнейших периодов жизни мужчины. Кто-то связывает это с популярностью в тех краях правых националистических течений, например, «Серых волков». В таких течениях армейская эстетика, как правило, фетишизируется. Центральная Анатолия по своим взглядам близка к черноморскому региону, хотя и не так радикальна. Западные районы — Фракия и Эгейский регион — к необходимости отдать долг родине относятся очень спокойно, многие откупаются, это не считается позором. Примерно то же отношение можно встретить на побережье Средиземного моря. Сложная ситуация на востоке страны, населенном преимущественно курдами. Курды пытаются уклониться от призыва, стараются сбежать от комиссаров. Так что в армию их приводят в основном насильно. Это понятно, учитывая почти постоянные столкновения между турецкими вооруженными силами и курдскими партизанами.

Определенная часть тех людей, которые идут в армию по призыву, остаются в ней строить карьеру. Теперь, чтобы представить, каких политических убеждений придерживается ныне прибывающий в армию контингент, следует посмотреть на распределение голосов по районам Республики Турция после минувшего референдума или парламентских выборов последних 8-10 лет. Становится ясно, что Черноморский регион и Центральная Анатолия, то есть те области, где служба по призыву является наиболее популярной, исключительно лояльны действующей власти. Западные области, в которых отношение к призыву достаточно легкое, в большинстве своем поддерживают Народно-республиканскую партию, основанную Ататюрком, сохраняющую его идеологическое наследие, но ушедшую в оппозицию к правительству Партии справедливости и развития. Да, идеологическое воспитание будущего офицерского состава происходит в военных школах, но не учитывать влияние домашней среды тоже очень сложно.

Для старшего поколения служба в армии была одним из обрядов перехода. В их время срочная служба была практически единственным шансом выбраться куда-то из своего родного городка или деревни, пережить новый важный опыт. Сейчас мобильность у населения выше, такие переживания приобретаются раньше, что может вносить свою лепту в возможное разложение авторитета воинской службы. Молодыми же турками служба в армии воспринимается как защита своей родины от внешних военных угроз, сейчас же молодежь не считает, что страна находится в опасности и этим аргументирует свою флегматичность по отношению к призыву. Но эти утверждения стоит скорее воспринимать как отговорку, рожденную в столкновении внутреннего патриотизма (а у турок он на очень высоком уровне) и собственного нежелания проводить год или полгода в отрыве от своей повседневной жизни. А корни такого нежелания можно увидеть именно в изменении отношения к важному когда-то институту.

Но есть два фактора, которые заставляют многих идти в армию. Первый: не прошедшим военную службу платят меньшую зарплату — особенно это касается людей, после бакалавриата поступающих в магистратуру и аспирантуру. Второй: юноше, не отдавшему долг родине, могут не позволить жениться на девушке. Под это подводятся две причины: оговоренное выше отсутствие превращения из мальчика в мужа, которое дает армия, либо же боязнь, что молодой человек во время срочной службы будет убит, а его юная жена останется вдовой.

Подводя некоторый итог: отношение к армейской службе в Турции сейчас переживает значительные изменения, которые поддерживаются мерами, проводимыми правительством. Армия, традиционно лаицистский и прозападный институт пополняется большей частью лояльными сторонниками Партии справедливости и развития, что неминуемо ведет к переоценке внутренних ценностей и изменению отношений с самим институтом власти. Теперь уже не армия контролирует правительство, а правительство армию. Об этом уже много говорилось в связи с законами последних лет, выводящими вооруженные силы из правового поля, благодаря этой статье становится понятно, что процесс этот происходит не только с внешней стороны, но сопровождается и внутренними переменами. Учитывая значительную чистку офицерского состава после попытки переворота 15 июля 2016 года, можно предположить, что сторонники Партии справедливости и развития получили значительные карьерные продвижения и лицо вооруженных сил Республики Турция теперь будет определяться ими.

Армия, бывший гарант ататюркизма в стране, постепенно уходит из общественного поля, теряет свой престиж в глазах населения. Причину этого можно увидеть в той повестке, которая окружает армию последние десять лет. Дело «Эргенекона», тайной организации якобы возглавляемой высокопоставленными членами вооруженных сил и органов безопасности Турции, прогремевшее в 2007, суд над генералом Кенаном Эвреном, лидером государственного переворота 1980 года, попытка переворота лета 2016 очевидно оказали свое влияние на общественное мнение. Несмотря на то, что престиж армии в Турции они не поколебали, но содержание его заметно выхолостили, что и привело к падению авторитета срочной службы среди молодежи. И хотя эти процессы ещё не вполне осознаются турецким обществом, не заметить внимательному наблюдателю достаточно сложно.

А. Рыженков

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин

Референдум в Турции: раскол?

Турецкий референдум в минувшую пятницу завершился достаточно предсказуемо: из примерно 50 миллионов голосовавших вносимые изменения поддержали 51,41%, против же высказались 48,59% избирателей. Разница ничтожно мала, что ведет к закономерным выводам о расколе турецкого общества примерно на две равные половины.

И хотя после оглашения предварительных результатов, свидетельствовавших о том, что поправки всё-таки проходят, на улицы крупных городов высыпали спонтанные толпы сторонников изменений или, если быть более точными, сторонников Эрдогана, вряд ли они могут быть довольны такой минимальной победой, которая ставит под вопрос реальную легитимность поправок.

Противники изменений также выходили на улицы вечером 16 апреля, но заявлять о каких-то массированных выступлениях не приходится — проходили он в Кадыкеё, традиционно молодежном и светском районе Стамбула, и в тех регионах, что традиционно очень привязаны к ататюркизму, в первую очередь, это Измир.

Итак, в турецком обществе существует очевидный раскол, который, кажется, неизбежно должен привести к кризису. Предпосылки понятны — половина населения страны недовольна авторитаризмом Эрдогана, его желанием аккумулировать всю власть в стране в своих руках, отходом от принципов светскости, заложенных создателем Турецкой республики Мустафой Кемалем Ататюрком, чей культ до сих пор весьма силен в Турции; другая же половина видит в Эрдогане сильного лидера, который вывел Турцию на новые позиции на международной арене, сделал из неё регионального лидера, с позицией которого должен считаться Евросоюз, США и Россия; также многие сторонники апеллируют к экономическому подъему страны в годы правления Эрдогана, в населении ещё очень жива память о не самой удачной с экономической точки зрения жизни Турции во второй половине XX века.

Однако ту атмосферу, что охватила сейчас противников эрдогановской политики, можно назвать скорее атмосферой уныния и смирения с собственной судьбой. Люди нехотя, но принимают изменения, отказываются активно выступать против них. И в этом огромная заслуга политики Эрдогана. Кстати, в подобном же состоянии турецкое общество находилось и после повторных парламентских выборов в 2015 году.

Турецкий лидер достаточно удачно обезопасил себя от возможного взрыва народного недовольства. Фактически сейчас в Турции нет ни СМИ, ни крупных политических лидеров, которые способны повести за собой противников курса Эрдогана. Армия успешна выведена из управления страной, попытка переворота позволила Эрдогану закончить свою с ней борьбу, которая была начата ещё в первые годы его власти. Та же попытка переворота позволила весьма жестко добить гюленовские структуры, которые за счет своих ресурсов вполне могли бы оказать влияние на происходящее после выборов в стране.

Не менее важной кажется и роль СМИ в предвыборной агитации — практически все действующие и крупные телевизионные каналы транслировали в последние месяцы исключительно выступления в поддержку изменений, речи Эрдогана и его сторонников транслировались целиком почти каждый день, в то время как позиции их противников уделялись совсем небольшие куски эфира. Этому способствовало проведенное в рамках чрезвычайного положения постановление правительства об отмене необходимости предоставлять одинаковое эфирное время всем политическим позициям. Это представляется особенно важным — в Турции частью национальной культуры является постоянное присутствие в жизни включенного телевизора, это происходит даже во время дружеских и семейных застолий, даже если гости собрались просто о чем-то поговорить, телевизор обязательно должен быть включен.

Таким образом, мы оказываемся в ситуации, когда в стране есть большое количество недовольных происходящим, но нет такой силы или даже события, которое могло бы вывести их на улицы. К своей автократии Эрдоган идет исключительно демократическим путем, административный ресурс используется очень мягко и не вызывает возмущения у широких масс. Да, у CHP есть некоторые претензии к подсчету голосов в некоторых избирательных пунктах, однако эта новость достаточно быстро проскочив вечером дня голосования к следующему дню оказалась почти забыта. В то же время в интернете присутствует интересный видеоролик в очень плохом качестве, в котором, по утверждению автора съемки, изображена фальсификация голосов на одном из избирательных участков. Но качество видеозаписи настолько плохое, что кроме пропечатывающего неясные бумаги мужчины там сложно что-то различить.

Гораздо более любопытным является вопрос, связанный с изменением условий голосования по ходу самого голосования. Здесь следует коснуться самой процедуры выборов в Турции. Всем избирателям выдавался разделенный цветом на две половины бланк, одна из сторон которого была подписана «за», другая «против». Избиратель должен был пропечатать нужную ему половину печатью с надписью «предпочтение», запечатать в специальный, выдаваемый на избирательном участке конверт, и опустить в урну для голосования. Конверт и бланк, в свою очередь, должны были быть пропечатаны особой печатью избирательной комиссии. Однако в пять часов вечера турецкий Центризбирком обнародовал постановление, что действующими считаются как непропечатанные бланки, так и принесенные со стороны конверты, обосновав это поступившими со множества участков жалобами на то, что местные избирательные просто не успели всё пропечатать. Противниками изменений это было воспринято как свидетельство фальсификации, тема стала педалироваться в газете Cumhuriyet, органе CHP. Вечером 17 апреля в крупных городах Турции и некоторых районах Стамбула состоялись разрозненные акции, участники которых протестовали против решения Центризбиркома. Но это вряд ли можно назвать крупными выступлениями, скорее попыткой ухватиться за последнюю соломинку, постараться не потерять надежду. Даже в Измире, традиционном оплоте CHP, люди уже практически потеряли надежду, если верить поступающим оттуда сведениям.

ОБСЕ так же обращает внимание в своем предварительном докладе на указанные выше нарушения, а именно неравный доступ к медиаресурсам и ситуацию с печатями на конвертах и бланках.

Таким образом, главной точкой напряженности являются именно непропечатанные бланки, пересчет которых мог бы изменить итоги референдума. Определенное количество людей на протесты в Турции по этому поводу организовать вполне возможно, особенно если в течение ближайших дней всплывут какие-то факты злоупотреблений такого рода. Есть и некоторая вероятность, что такие демонстрации смогут вызвать неадекватную реакцию со стороны Эрдогана, что выведет на улицы только больше людей. С другой стороны, именно во время этих акций могут состоятся провокации, подставляющие нынешнего главу государства.

Итак, в любом случае, раскол турецкого общества, который подтвердил этот референдум, это очень важный знак для всех участников ближневосточного процесса. Сможет ли оставаться стабильной страна с такой мощной поляризацией общества? Впрочем, нельзя считать турок, проголосовавших на референдуме против, достаточно гомогенной группой, среди них есть определенное количество сторонников Эрдогана как лидера, но не имеющих желания менять существующий политический строй. В то время как противоположная им группа кажется гомогенной полностью. Хотя и их внимание можно перехватить, если на сторону противников Эрдогана перейдет кто-нибудь из людей, ассоциирующихся с успехами ПСР и её руководством.

А.Рыженков

Турция: январь 2017 (дайджест)

Прошедший месяц совершенно четко очертил движение вектора Турецкой политики. Во внутренней политике продолжаются тенденции укрепления позиций действующей власти во главе государства. Главным вопросом по-прежнему остается принятие новой конституции и переход к резидентской форме правления.

В свою очередь, во внешней политике намечаются тенденции более тесного сотрудничества России и Турции на Ближнем Востоке, что сопровождается похолоданием отношений Турции и стран Запада.

Безопасность

Январь 2017 года начался для Турции с внутриполитических потрясений. В ночь с 31 декабря на 1 января было совершено нападение на стамбульский клуб Reina. В результате теракта погибли 39 человек и 70 получили ранения. По итогам следствия был арестован исполнитель нападения, ответственность за которое взяло на себя Исламское Государство (ИГ; запрещенная в России террористическая организация). Примечательно, что, несмотря на заявления ИГ, спустя полмесяца заместитель премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма Нуман Куртулмуш заявил о причастности турецкой разведки, однако не привел убедительных доводов в пользу подобного предположения.

Спустя всего лишь неделю в Измире, у здания суда, произошел взрыв и перестрелка; в результате погибли 2 человека, среди которых один офицер полиции. Турецкое руководство традиционно возложило ответственность за теракт на Рабочую партию Курдистана (РПК), что, однако, представляется оправданным, учитывая «подчерк» исполнителей.

Интересно, что в начале января турецкий парламент одобрил продление режима чрезвычайного положения на 90 дней, что, однако, по всей видимости, не исправило ситуации в области обеспечения безопасности граждан.

Перечисленные события – не единственные террористические акты имевшие место в Турции за прошедший месяц, однако они в полной мере олицетворяют сложившуюся ситуацию, которая, прежде всего, демонстрирует нестабильность турецкого общества. Кроме того, можно предположить, что должностные перестановки в турецких государственных структурах, начавшиеся после попытки государственного переворота в июле 2016 года, привели к неспособности силовых структур эффективно координировать усилия по предотвращению и борьбе с террористическими актами на территории Турецкой Республики.

Не смотря на это, турецкое руководство предприняло ряд попыток по укреплению безопасности. Среди принятых мер можно выделить возведение бетонной стены протяженностью 330 километров на границе с Сирией и Ираком, а также введение в эксплуатацию системы распознавания лиц на 11 КПП на границе с Сирией, Ираком и Ираном.

Сирия

Много внимания также уделялось урегулированию сирийского конфликта. В течение месяца шла активная подготовка переговоров в Астане, которые прошли 23 января. Наметившуюся перестановку сил, а также сближение позиций непосредственно России и Турции продемонстрировала первая совместная воздушная операция двух стран на территории САР против боевиков ИГ (запрещенная в России террористическая организация), проведенная еще 18 января.

Важен тот факт, что организаторам встречи в Астане, а именно: России, Турции и Ирану – удалось привлечь за стол переговоров практически все оппозиционные группировки Сирии.

Переговоры в Астане продемонстрировали не только смену главных игроков и посредников в решении Сирийского конфликта, но и дали надежду на реальное разрешение конфликта посредством кооперирования сил трёх государств, был озвучен призыв всем заинтересованным сторонам оказать поддержку Дамаску в разработке новой сирийской конституции.

В качестве площадки для более детальной проработки вопросов связанных с кооперацией соответствующих органов заинтересованных государств по урегулированию кризиса, а также определению конкретных шагов, была названа встреча в Женеве, назначенная на февраль 2017 года.

Турция, Россия, США

Во взаимоотношениях России и Турции по-прежнему можно было наблюдать планомерное потепление, начавшееся еще во второй половине 2016 года.

Еще в начале месяца глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что взаимодействие с Москвой очень важно для стабилизации ситуации на Ближнем Востоке, а 18 января вооруженные силы России и Турции провели первую совместную воздушную операцию в Сирии против боевиков Исламского Государства (запрещенная в России террористическая организация), что, наряду с переговорами в Астане, стало свидетельством сближения позиций руководств двух стран по вопросу урегулирования сирийского конфликта.

12 января руководства двух стран подписали меморандум о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии. Документ определяет порядок взаимодействия сторон с целью предотвратить инциденты при нахождении военных самолетов сторон в воздушном пространстве Сирии.

Также заслуживает внимание высказанное президентом Эрдоганом предложение вести торговые расчеты в области сельского хозяйства в национальных валютах. Подобный шаг имеет значение не только с точки зрения экономических преимуществ, но и как символ роста взаимодоверия между двумя государствами.

В свою очередь состояние отношений Турции и США на момент января 2017 года нельзя трактовать в столь же положительном ключе. Прежде всего, похолодание между странами выразилось в слухах о закрытии для американских военных турецкой военной базы Инджирлик, которые вскоре были опровергнуты министром иностранных дел Турецкой Республики, в словах которого, однако, прослеживалась резкая позиция Турции в отношении США. В своем выступлении он с очевидным намеком заявил, что запрет на использование базы силами НАТО не рассматривается, если только эти силы не вносят никакой вклад в борьбу с ИГ (запрещенная в России террористическая организация). Кроме того, показателен следующий пример: некоторое время в турецких средствах массовой информации гуляло изображение бывшего президента США Барака Обамы, на котором он представлялся в качестве стамбульского стрелка совершившего нападение на клуб в начале января. Данный инфоповод – яркое отражение настроения турецкого общества, его отношения к американским партнерам.

Но, несмотря на ряд выпадов, главным образом, со стороны Турции, чиновники обеих государств отрицали существование кризиса отношений. Что не помешало Эрдогану сделать заявление о своем желании встретиться с новым президентом США Дональдом Трампом, для, как отметил политик, оздоровления двусторонних отношений.

Переход к президентской форме правления

Помимо всего прочего в январе 2017 года Партии справедливости и развития удалось создать коалицию с Партией националистического движения, что позволило получить большинство голосов в Великом национальном собрании Турции (ВНСТ). Таким образом 21 января турецкий парламент большинством голосов (поддержали 339 из 488 депутатов) принял пакет конституционных поправок, предполагающих значительное расширение президентских полномочий и переход  к президентской форме правления. Действующий турецкий президент надеялся заручиться поддержкой парламента еще в 2015 году по итогам выборов в ВНСТ, однако в действительно заполучить новую конституцию ему удалось только лишь практически спустя 2 года.

Тем не менее, окончательное решение о переходе к новой форме правления должно быть принято в ходе референдума. При этом, учитывая высокую поддержку населения, претворение в жизнь амбиций президента Эрдогана выглядит весьма вероятным.

***

Подводя итог, необходимо отметить, что нестабильность как на географическом, так и политическом пространстве страны обусловлена, вероятно, переходным для нее периодом: Турция готовится к событию исторической важности – референдуму, который определит не только новое политическое устройство, но и её дальнейшую судьбу.

Во внешних взаимодействиях наблюдается смещение вектора Турецкой политики с Запада на Восток. Расширяется взаимодействие России и Турции не только в двустороннем аспекте, но и в ходе решения региональных проблем. Тем не менее, учитывая опыт прошлых лет, не должно возникать ложных надежд на дальнейшее бесперебойное конструктивное сотрудничество. Главным критерием стабильных отношений двух государств, прежде всего, должна быть взаимная выгода, которую оба государства могут получить от сотрудничества друг с другом.

 

В.Аватков, А.Финохин

Внутренние факторы сближения Турции с Россией: мир или перемирие?

С начала 21 века отношения России и Турции развивались по восходящей траектории, это было обусловлено взаимовыгодным экономическим сотрудничеством, в особенности в энергетической сфере. Однако, как и в 19, 18 и даже в 17 веках, отношения между Россией и Турцией движутся по синусоиде. Это говорит о том, что после каждого цикла-сближения следует цикл-конфронтации. Во многом, это связано с тем, что страна по-прежнему находится в процессе поиска своего места на мировой арене. Сейчас уже очевидно, что Турцию не устраивает положение только лишь региональной державы, политический истеблишмент в лице правящей Партии справедливости и развития (ПСР) пытается выдвинуть свои притязания на превращение Турции в мировую державу. При этом высшее руководство пытается балансировать в проведении своей внешней политики на противоречиях мировых держав, что зачастую приносит Турции определенные выгоды в краткосрочной перспективе, однако порою подобные попытки торговаться или шантажировать своих международных партнеров загоняют Турцию в политическую изоляцию.

Сейчас можно наблюдать довольно серьезное изменение во внешнеполитическом курсе Турции. Политическая элита страны, убедившись в ошибочности слепой веры в своих западных союзников, коренным образом пересматривает собственные взгляды на приоритеты внешней политики. Поворот в сторону России наметился еще в мае 2016 года. Тогда с поста премьер-министра был снят Ахмет Давутоглу. Это событие примечательно и символично тем, что именно этот человек был двигателем сближения Турции с Западом, а так же именно он в ноябре 2015 года заявил, что российский самолет был сбит по его личному приказу.

Через месяц 27 июня общественность увидела первые результаты переоценки внешней политики Турции. Президент Эрдоган направил Владимиру Путину письмо, в котором он выразил сожаления в связи с гибелью российского пилота Олега Пешкова. Данный шаг, осуществленный во многом благодаря личным связям правительственных и бизнес кругов двух государств, а так же при личном содействии президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, позволил сторонам прийти к взаимоприемлемому исходу. Россия была удовлетворена тем, что все-таки получила извинения, а Эрдоган сумел сохранить свое лицо, что очень важно для восточного лидера.

Вслед за этим в Турции в ночь с 15 на 16 июля была осуществлена попытка военного переворота, которая в итоге не увенчалась успехом. Военные потерпели фиаско, а действующий президент сумел сплотить вокруг себя не только турецкий народ, но и практически всю политическую элиту, которой под страхом проводимых в стране расследований по делу о причастности к перевороту пришлось так же выразить свою поддержку правящим кругам и выступить с осуждением путчистов.

Таким образом, данный неудавшийся переворот развязал Эрдогану руки в проведении единоличной внутренней и внешней политики, а так же позволил по-новому раскрутить образ «всемирного врага» проповедника Фетхуллаха Гюлена, который из политического и духовного наставника Эрдогана превратился в его главного противника. Мало того, что турецкое руководство обвинило его в осуществлении попытки государственного переворота, согласно заявлениям турецких официальных лиц, он так же оказался причастен и к инциденту со сбитым российским самолетом.

Переворот 15 июля стал своего рода катализатором смены вектора внешнеполитического курса Турецкой Республики с запада на Россию. При этом важно отметить, что без взаимной воли обоих государств данного сближения не могло произойти. Обе стороны только потеряли от снижения уровня двусторонних отношений. Причем, речь идет не только об экономическом сотрудничестве, но и о политическом взаимодействии.

Турция и Россия – два евразийских государства, которые играют огромную и порою даже решающую роль в разрешении глобальных проблем человечества. При взаимном сотрудничестве, и это уже видно сейчас, удалось разработать новые пути политического урегулирования сирийской проблемы. Активно набирает обороты переговорный процесс глав внешнеполитических ведомств России, Турции и Ирана. И он уже принес определенные результаты, о которых свидетельствует проведение межсирийских переговоров в Астане, в которых принимали участие не только представители официального Дамаска, но и сирийской оппозиции. Данный переговорный механизм развеял миф о безальтернативности коалиции во главе с США в разрешении кризиса в Сирии и борьбы с терроризмом.

При этом очень тревожным является тот факт, что процесс восстановления двусторонних отношений России и Турции по-прежнему остается хрупким и неустойчивым. Об этом свидетельствуют трагические события, случившиеся в конце прошлого года, когда в Анкаре был убит посол России в Турции А.Г.Карлов. Сразу же после случившегося руководство Турции вновь обвинило во всем сторонников Фетхуллаха Гюлена, «просочившихся» в военные и государственные структуры Турции. Однако настораживает преждевременность данных заявлений сделанных, до проведения следственных мероприятий, а так же тот факт, что убийца состоял на службе в полиции, в рядах которой так же были проведены серьезные «антигюленовские» чистки после попытки государственного переворота.

Именно поэтому сегодня, восстанавливая и развивая отношения с Турцией, необходимо пристально следить за тем, чтобы за добрыми намерениями не скрывалась подковерная политическая игра каких-либо третьих сил. В противном же случае подобные отношения будет вновь ожидать период осложнения и конфронтации. Очень важно, чтобы стороны не останавливались на достигнутом и сумели выстроить отношения во взаимовыгодном русле, и только тогда можно будет понять, чем является данный виток российско-турецких отношений: всеобъемлющим миром или только лишь перемирием перед новым столкновением.

В.Аватков, С.Панов

——

Статья подготовлена в рамках проекта МГИМО «Внутриполитический процесс в Турецкой Республике на современном этапе»

Почему падает турецкая лира и кому это может быть выгодно?

Почему падает турецкая лира и кому это может быть выгодно? 

10 января курс турецкой лиры обвалился до исторически низкой отметки в 3,73 лиры за доллар. Этому предшествовало полугодовое падение национальной валюты, которая после попытки госпереворота в июле 2016 года потеряла более четверти своей стоимости. Что стало началом падения турецкой валюты, чем объясняется ее столь сильное ослабление и кому подобная ситуация может быть выгодна?

Почему падает национальная валюта в Турции

В ночь с 15 на 16 июля 2016 года в Турции произошла попытка военного переворота, которая стала причиной многих внутренних и внешних проблем страны: осложнений в отношениях с США и Европой, массовых «чисток», а также серьезных изменений в экономике.

Последствия переворота затронули все сферы общественной жизни. Начались повсеместные аресты и увольнения: к 18 июля было задержано более 6 тысяч военнослужащих, уволено 9 тысяч сотрудников МВД. Более 1200 благотворительных фондов и учреждений было закрыто, под сокращение попали более 15 тысяч учителей. Кроме этого, Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган приостановил действие Европейской конвенции по правам человека, а также заявил, что готов подписать закон о возвращении смертной казни. Эти шаги практически поставили крест на переговорах о вступлении Турции в ЕС, а Председатель Европарламента Мартин Шульц в ноябре 2016 года пригрозил Анкаре экономическими санкциями в ответ на задержания оппозиционных политиков и журналистов в стране.

Однако наиболее серьезные последствия переворота ощущаются в экономическом секторе. Уже на следующий день после попытки госпереворота, 16 июля, турецкая лира потеряла более 4,6% к доллару и тем самым достигла восьмилетнего минимума. В дальнейшем темпы падения уменьшились, однако сдержать его не удалось. 10 января 2017 года курс национальной валюты упал еще более чем на 2% и достиг нового исторического минимума — 3,73 лиры за доллар. Подобное ослабление незамедлительно сказалось на иностранных инвестициях и банковской системе.

20 июля рейтинговое агентство Standard and Poor`s Global Ratings (S&P) понизило с негативным прогнозом суверенные рейтинги Турции в долларах с отметки BB+ до BB, а в национальной валюте — с BBB- до BB. Данные рейтинги используются для оценки платежеспособности страны по внешним кредитам. Их понижение означало, что способность Турции выплачивать долговые обязательства после попытки государственного переворота значительно ухудшилась. В релизе S&P говорится, что события 15 июля «усилят политическую разобщенность в стране и как следствие подорвут рост инвестиционной среды».

Незамедлительно на изменение валюты отреагировали и зарубежные инвесторы. Первые после попытки переворота котировки на Стамбульской достигли минимума с февраля 2016 года, упав на 3%. В дальнейшем их падение продолжилось.

Последствия переворота затронули и банковскую сферу страны. Рейтинговое агентство Fitch понизило прогнозы со стабильного до негативного по 18 турецким банкам, среди которых – Ziraat, Halk Bankası и Kalkınma Bankası.

Примечательно, что сперва турецкие власти оценивали экономический спад как временное явление. Вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в августе заявил, что турецкое правительство не ожидает долгосрочных негативных последствий для турецкой экономики. Тогда же министр торговли и таможни Турции Бюлент Тюфенкджи отметил, что турецкие граждане конвертировали более 10 млрд долларов в лиру и тем самым ограничили неуправляемый рост курса доллара. Действительно, в августе лира отыграла около 5,5%, но данный рост был лишь временным явлением: с сентября падение продолжилось. Ситуация настолько усугубилась, что в декабре президент Эрдоган призвал население менять доллары на турецкую валюту, а в январе и вовсе приравнял людей с долларами и евро на руках к «террористам с оружием». Подобная риторика не помогла президенту остановить падение лиры, и тренд на ухудшение экономической конъюнктуры сохранился.

Кому может быть выгодно падение турецкой лиры

Столь серьезные изменения внутри Турции сильно осложняют положение Эрдогана. После охлаждения отношений с Западом турецкий президент встал на путь укрепления связей с Россией, что в контексте сирийского вопроса абсолютно не устраивает США. Турция уже разрешила российской авиации использовать базу «Инджирлик», а вице-премьер Турции Вейси Кайнак заявил: Анкара может пересмотреть вопрос о размещении на базе ВВС сил международной коалиции во главе с США.

В подобных условиях экономическое воздействие для США остается единственным действенным методом давления на Турцию. Америка лидирует по показателям прямых инвестиций в турецкую экономику: за 2015 год было вложено более 1,5 млрд долларов. Кроме того, крупнейшие мировые рейтинговые агентства, чье влияние на поведение инвесторов неоспоримо, расположены в США. Наконец, США обладает 17,085% голосов в Международном валютном фонде. Для блокирования решения по выделению кредитов достаточно 15% голосов, что фактически означает наличие у Америки права вето. Турция, несмотря на провозглашенный президентом курс на избавление от внешних долгов в долларах, может прибегнуть к внешним займам как к одной из мер поддержания своей экономики.

Таким образом, экономический кризис в Турции играет на руку США, которые могут воздействовать на Турцию через экономические механизмы.

Основным выгодополучателем падения лиры внутри страны стали оппозиционные Эрдогану силы. В организации государственного переворота Анкара почти сразу обвинили лидера движения «Хизмет» Фетхуллаха Гюлена. Массовые увольнения и суды над военными и генералами должны были минимизировать присутствие гюленистов в высших эшелонах власти.

При этом после увольнения более 13 тысяч сотрудников полиции в стране образовался вакуум безопасности, который умело используют террористы. Страна постоянно переживает террористические акты, не прекращается борьба и на востоке Турции. Нестабильность усугубляется и попыткой Эрдогана сменить форму правления в стране на президентскую республику. Падение экономических показателей может сыграть на руку противникам Эрдогана. Недовольство народных масс экономическими проблемами может поставить крест на его планах реформы государственного устройства, решения по которой должны приниматься на референдуме.

Таким образом, с 15 июля 2016 года наблюдается постепенное падение лиры, которая потеряла более четверти своей стоимости. Причины этого ослабления кроются в последствиях попытки государственного переворота в июле 2016 года. Именно после июльских событий национальная валюта начала резкое падение, а действия иностранных инвесторов, которые стали спешно вывозить капитал из Турции, явились катализатором этого процесса. Выгоду из данной ситуации могут извлечь как внешние, так и внутренние акторы: США, которые получают эффективный инструмент влияния на вышедшую из-под контроля Турцию, и оппозиционные Эрдогану силы, которые могут использовать набирающий обороты кризис в своих целях.

В.Аватков, А.Баранчиков

 

——

Статья подготовлена в рамках проекта МГИМО «Внутриполитический процесс в Турецкой Республике на современном этапе