Иран: сентябрь 2017 (дайджест)

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) и Иран после отмены санкций

 

Восьмой доклад МАГАТЭ, опубликованный 31 августа, подтвердил соблюдение Ираном договоренностей согласно СВПД. Гендиректор МАГАТЭ Юкиа Амано, открывая заседание совета управляющих 11 сентября, вновь подтвердил соблюдение СВПД Ираном. И тем не менее, сентябрь стал месяцем активного обсуждения возможности выхода США из соглашения. Следующая дата утверждения президентом США соблюдения Ираном своих обязательств – 15 октября, и Дональд Трамп полунамеками предупредил, что собирается в этот раз пойти против сложившейся практики и сделать шаг в направлении выхода из СВПД. Иран в лице главы Организации по атомной энергии Али-Акбара Салехи заявил, что подобные действия навсегда подорвут доверие Тегерана к западным странам. Глава парламентской комиссии Ирана по вопросам национальной безопасности и внешней политики Алаэддин Боруджерди предупредил, что в результате выхода США из СВПД Иран вернется к обогащению урана.

Заявления о необходимости «предпринимать меры» против Ирана, помимо президента Трампа, делали госсекретарь США Рекс Тиллерсон и члены американского Конгресса. В своей речи с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН Трамп назвал СВПД наихудшим соглашением в истории США.

Иран, в свою очередь, придерживается позиции не нарушения СВПД, пока другие стороны соглашения ему привержены, и продолжает выполнение взятых на себя обязательств. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан на полях 72-й сессии ГА ООН заявил, что Франция придерживается соглашения и постарается убедить президента Трампа не выступать его нарушителем. Австрийский президент Александр фон дер Беллен назвал Иран «надежным партнером по ядерной сделке» после выпадов Трампа в адрес Ирана на ГА ООН. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль заявил, что «выход США из СВПД может стать началом новой ядерной гонки». Поддержку СВПД выразила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Однако ключевым вопросом в ситуации с выходом США из СВПД останется фактическая реакция западных сторон соглашения, которые столкнутся с очень сложной дилеммой – подпасть под восстановленные санкции США или же бросить дипломатические силы для оказания давления на американского президента, приостановив при этом начавшие было устанавливаться связи с Ираном.

Так, австрийский Oberbank стал одним из первых европейских банков, который начал взаимодействовать с Ираном после снятия санкций. Соглашение между Oberbank и Центральным банком Ирана покрывает проекты австрийских компаний в Иране продолжительностью более двух лет в сферах, ранее затронутых санкциями. На данный момент Oberbank уже финансирует экспорт австрийских продуктов в Иран.

По результатам консультаций с представителями китайской банковской сферы глава ЦБ Ирана Валиулла Сейф заявил, что Китай предоставит Ирану 35 млрд. долларов в виде кредитов и инвестиций в проекты. Сейф сделал заявление после подписания меморандума о понимании между ЦБ Ирана и Банком развития Китая и открытии кредитной линии Ирану на 15 млрд. долларов. Между иранским Банком промышленности и добычи и китайским Банком развития уже существует соглашение о предоставлении кредита в размере 1,5 млрд. долларов, которые предполагается вложить в электрификацию железнодорожных путей Тегеран-Мешхед (продолжительностью 926 км). За счет этих инвестиций китайская сторона покрывает 88% стоимости проекта.

В Иран продолжают поступать столь необходимые обновления для самолетного парка, заказы на которые были сделаны после снятия санкций. Так, в сентябре были поставлены два самолета ATR72-600, приобретенные у Франции иранской компанией «Хома». После согласования СВПД Иран заключил контракты на поставку 100 самолетов Airbus, 80 – Boeing и 20 – ATR. На данный момент в Иран было поставлено 3 самолета Airbus и 4 ATR72.

Тем временем, в сентябре в санкционный список США (согласно акту HR3364 от 2 августа 2017 г.) были добавлены в общей сложности 11 новых физических и юридических лиц – компаний и граждан Ирана.

 

 

Иран и Россия

 

В сентябре Иран и Россия продолжили плотные консультации по сирийскому вопросу, а также по ситуации в регионе в связи с референдумом о независимости иракского Курдистана как в двустороннем порядке, так и вместе с турецкими коллегами. Новые санкции США, наложенные в августе, побудили стороны обратить более пристальное внимание на другие возможности для сотрудничества.

Представители «Роснефти» проявили интерес к разработке иранских месторождений «Азадеган», «Яран», «Купал» и «Марун на встрече с заместителем министра нефти Ирана Амир-Хосейном Заманиния. Стороны обсудили сделки по обмену сырьем (нефтяные свопы). Так что вновь появилась информация о возможно скором начале экспорта иранской нефти в Россию в обмен на товары. Ранее уже были достигнуты договоренности по вопросу о поставках 100 барр. нефти в день, но сделка так и не претворилась в жизнь.

В сентябре Иран с визитом посетили делегации из России, которые провели совещания по сотрудничеству с представителями различных провинций Ирана – Центральной, Керманом, Мазандараном.

В сентябре министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф встретился в Москве с президентом Владимиром Путиным и своим коллегой Сергеем Лавровым. Стороны обсудили переговорный процесс по сирийскому вопросу, а также заявили о своей приверженности СВПД. Спецпредставитель президента России по сирийскому вопросу Александр Лаврентьев посетил Иран 5 сентября для встречи с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани.

 

Иран на международной арене

 

Иран продолжил занимать активную позицию на международной арене – как в региональном, так и в глобальном масштабе. По инициативе иранского правительства, выступившего с резкой критикой ситуации с мусульманами-рохинджа в Мьянме, в Бангладеш, где на данный момент наблюдается особо интенсивный приток беженцев, были отправлены две партии гуманитарных грузов.

Иран продолжил участие в Астанинском процессе: 14-15 сентября в Астане прошел шестой раунд переговоров по сирийскому кризису. Ключевым вопросом стало создание четвертой зоны безопасности в провинции Идлиб.

Иран также направил гуманитарную помощь в сирийский Дейр эз-Зор после снятия блокады. Один из караванов с гуманитарной помощью был атакован боевиками Исламского государства (ИГ).

 

В сентябре высказывался ряд домыслов о возможном потеплении отношений между Тегераном и Эр-Риядом на фоне восстановления потока паломников из Ирана к мусульманским святыням, расположенным в Саудовской Аравии. В прошлом году Иран объявил бойкот отправке своих граждан в хадж в связи с массовой давкой и гибелью сотен иранцев во время хаджа 2015 г. Стороны также переживают очередной период разрыва дипломатических отношений в связи с нападением иранцев на дипломатические представительства Саудовской Аравии после известий о казни властями королевства шиитского проповедника в январе 2016 г. В этом же году более 86 000 иранцев совершили хадж на территории Саудовской Аравии. При этом министр иностранных дел КСА Адель аль-Джубейр опроверг предположения о потеплении отношений между двумя странами. Министр иностранных дел Джавад Зариф также осторожно отметил, что надо еще рассмотреть перспективу улучшения отношений. Поддержка Ираном совместно с Турцией Катара в ситуации блокады также только способствует укреплению оси противостояния Тегеран-Эр-Рияд. В свою очередь, та же ситуация способствует сглаживанию противоречий между Ираном, Катаром и Турцией по сирийскому вопросу.

Неприятие Анкарой и Тегераном референдума по вопросу независимости иракского Курдистана способствовало дальнейшему сближению правительств Рухани и Эрдогана после продолжительного периода напряженности. Президент Рухани встретился с Эрдоганом на полях саммита Организации исламского сотрудничества (ОИС) по науке и технологиям, который прошел в Астане 10-11 сентября. 25 сентября Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в Ираке и Сирии, в частности вопрос целостности Ирака в связи с референдумом о независимости Курдистана. Таким образом, Иран, Турция и Ирак провели ряд координированных действий по нежелательному для всех сторон нарушению целостности Ирака, параллельно проводя консультации по данному вопросу и с Россией.

Иран в ответ на референдум о независимости закрыл воздушные границы с иракским Курдистаном, а также провел военные учения армии и КСИР на западе и северо-западе страны в провинциях Курдистан и Западный Азербайджан, утверждая, однако, что совпадение по времени с референдумом и близость к иракскому Курдистану случайны. В учениях приняли участие бронетанковые, десантные, артиллерийские войска и авиация.

 

 

Внутренняя политика

 

В конце сентября в Иране отметили неделю священной обороны по случаю годовщины окончания войны с Ираком и день поминовения трагической кончины имама Хусейна, известный как Ашура.

В самом начале траурных церемоний, после пятничной молитвы 22 сентября, в Тегеране прошли антиамериканские протесты с традиционными лозунгами «смерть Америке!», «смерть Израилю!», «смерть Англии!», «смерть дому Сауда!».

В связи со знаковостью гибели одного из защитников гробницы Саиды Зейнаб в Сирии Мохсена Ходжаджи, его похоронная церемония также была назначена на конец сентября. Обезглавленного ИГ Ходжаджи сравнивали с имамом Хусейном, в социальных сетях появилось большое количество коллажей и иллюстраций на эту тему. Очевидно, власти поощряли эту волну, направленную на формирование романтического образа иранских бойцов в Сирии. Ходжаджи был похоронен как раз накануне Ашуры (27 сентября), хотя убийство произошло 9 августа, а тело было получено Хезболлой уже 31 августа.

В ходе обмена резкими заявлениями между Ираном и США, Тегеран продолжил демонстрировать имеющиеся военные достижения. Так, была представлена ракета средней дальности «Хоррамшахр», способная поражать цели на дистанции 2000 км. В начале сентября Иран протестировал ракетную систему собственного производства Bavar-373, которая должна будет дополнить российские С-300. Систему дальнего радиуса действия предполагается запустить в работу в марте 2018. На авиабазе Хатам оль-Анбия на западе страны также были размещены новые ракетные комплексы.

Иран возбудил уголовное дело против разработчика Telegram Павла Дурова «в связи с популярностью мессенджера среди террористов и торговцев наркотиками», отметив, что приложение также используется при организации других преступлений, включая торговлю людьми. Дуров заявил о готовности приостановить работу приложения в Иране. В совокупности с удалением иранских приложений из Apple Store и Google Play Market, удар по одному из самых популярных мессенджеров производит на пользователей смартфонов депрессивное впечатление.

 

***

За исключением некоторых внутриполитических дрязг, сентябрь для Ирана прошел под эгидой обмена резкими высказываниями с США по поводу СВПД, переговоров со странами региона и Россией по вопросу курдского референдума о независимости и продолжения попыток урегулировать сирийский кризис.

 

Ю. Свешникова

 

Арабские страны: сентябрь 2017 г. (дайджест)

Сентябрь для арабских стран был в первую очередь связан с проведением референдума о независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. На сирийском направлении фиксируется ликвидация последних очагов террористической группировки «Исламское государство» (запрещенной в Российской Федерации). Дипломатический трек ознаменовался чередой визитов высших должных лиц из государств арабского мира для переговоров в Россию. «Йеменский» и «Катарский» кризисы развиваются в соответствии с инерцией, набранной в предыдущие месяцы.

 

КАТАР

14 сентября конфликт между арабскими странами Персидского залива преодолел 100-дневный рубеж. На протяжении сентября по различным каналам Катар транслировал готовность перейти к диалогу ради урегулирования кризиса в отношениях с «арабским квартетом». 8 сентября именно с такого ракурса был освещен телефонный разговор между Тамимом бин Хамадом аль-Тани и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, состоявшийся по инициативе эмира Катара. Также готовность своей страны сесть за стол переговоров с четырьмя арабскими государствами катарский монарх еще раз подтвердил в ходе совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель. Однако инициатива катарской стороны не получила развития.

На этом фоне Доха продолжает демонстративно сближаться с Ираном в публичном пространстве. В конце августа посол Катара в Иране вернулся к исполнению своих обязанностей в Тегеране после 21-месячного отсутствия в иранской столице.

Обмен нелицеприятными заявлениями между Катаром и блоком арабских стран во главе Саудовской Аравии попал в прямой эфир телевидения.

Вместе с тем в своей вступительной речи на министерском заседании Лиги арабских государств (ЛАГ) представитель Катара, государственный министр Султан бин Саад аль-Мурайкхи назвал Иран «уважаемым государством» и указал на потепление отношений Дохи с Тегераном после установления рядом арабских стран блокады против Катара. Что закономерно спровоцировало резкую реакцию со стороны оппонентов катарских властей в межарабском кризисе.

 

СИРИЯ

 

5 сентября сирийские правительственные войска прорвали блокаду города Дейр эз-Зор, продолжавшуюся в течение трех лет. С лета 2014 года город с населением 100 тысяч человек был окружен вооруженными формированиями террористической организации «Исламское государство». В течение этого периода продовольствие, медикаменты и другие предметы жизненной необходимости  в Дейр эз-Зор доставлялись только по воздуху, а атаки боевиков отбивал гарнизон из примерно 5 тысяч военнослужащих. Успех военной операции был гарантирован ударом элитных подразделений правительственных войск (4-я моторизованная дивизия и отряды «Тигров» под командованием бригадного генерала Хасана Сухейля) одновременно с двух направлений.

В итоге, помимо организации «дороги жизни» для населения города, впервые за несколько лет была открыта для сообщения трасса Дамаск – Дейр эз-Зор. К  концу месяца правительственные войска держат под контролем 85% городских территорий. Столь стремительному продвижению сирийской армии способствовала активная помощь Минобороны РФ. Путь для наступления армейцев со стороны Пальмиры и Ракки был расчищен российскими ВКС, а на этапе штурма прилегающей к Дейр-эз-Зору авиабазы и окрестностей этого крупного населенного пункта подключились Силы специальных операций России. Российские военные дважды обеспечили союзникам форсирование Евфрата — на понтонных средствах и через малый автодорожный мост. Случаи массовых переходов боевиков под знамена правительственной армии подтверждают тезис о том, что в этот раз не стоит ожидать длительного противоборства в городской черте.

Сирийские войска успешно отражают попытки боевиков контратаковать – совместное наступление террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и «Исламское государство» на западе и востоке Сирии (в провинциях Идлиб и Дейр-эз-Зор), попытка захватить участок трассы Дейр-эз-Зор – Пальмира, завершились провалом.

В это время к концу месяца поддерживаемые Соединёнными Штатами формирования арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» выходят на этап завершения операции по освобождению города Ракка в одноимённой провинции от террористического элемента. Штурм города ведется с июня 2017 г.

Этот месяц принес еще одну значимую для региона юбилейную дату – 30 сентября исполняется два года с начала боевой миссии российских ВКС в Сирии. Благодаря уничтожению обширной инфраструктуры террористов и поддержке с воздуха, сирийская армия смогла освободить 90% своей территории.

Ранее на шестом раунде переговоров в Астане в совместном коммюнике Россия, Турция и Иран как гаранты перемирия в Сирии объявили о создании четырех зон деэскалации и ирано-российско-турецкого координационного центра для согласования действий в данных районах. В дайджестах арабских стран за предыдущие месяцы уже были рассмотрены отдельные аспекты решения о создании зон деэскалации. Здесь же необходимым представляться добавить, что силы спонсоров в данном случае играют роль миротворцев. Основной упор делается при этом именно на каналы народной дипломатии, которые позволят обществу самому восстанавливать горизонтальные торговые и социальные связи. Отсюда важность создания местных комитетов по национальному примирению, которые собственно и являются официально признанным механизмом такой дипломатии.

 

РОССИЯ

Роль России на Ближнем Востоке за последние несколько лет существенно усилилась и особенно после военного вмешательства России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года. Российское военное и политическое присутствие в регионе стало реальным фактором. Особенно актуально это для Ливана, стабильность и безопасность которого напрямую зависит от обстановки в Сирии. В этом контексте 13-15 сентября состоялся официальный визит премьер-министра Ливана Саада Харири в Российскую Федерацию. В состав делегации вошли вице-премьер, министр информации, министр финансов, министр внутренних дел, министр общественных работ и транспорта, министр экономики и торговли и министр культуры. В ходе визита ливанский премьер провел встречи с председателем правительства Российской Федерации, министром иностранных дел, а также переговоры с президентом РФ В.В. Путиным.

Закрепление признания статуса влиятельного внерегионального актора на Ближнем Востоке происходит на фоне упрочения формирующегося миротворческого статуса Москвы в ливийском кризисе. Сначала Грозный, а затем Москву с визитом посетил вице-премьер Ливии Ахмед Майтиг. Представитель правящего в Ливии правительства национального согласия обсуждал исключительно невоенную сторону урегулирования конфликта – отдельные аспекты инклюзивного политического процесса, предметные особенности возвращения производственных мощностей в страну, прагматичное использование безопасного Севера Ливии (коридора с запада на восток протяженностью 2 тыс. км вдоль средиземного моря) и т.д. Одновременно в Москву прибыл официальный представитель Ливийской национальной армии, бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари. Он провел встречи с представителями российского МИДа и Минобороны, а также с российскими экспертами и экспертными кругами. Эти переговоры носисли принципиально иной характер. «Мы представляем вооруженные силы и далеки от политических вопросов», — дал комментарий о цели своего визита Аль-Мисмари на пресс-конференции в Москве.

Российская дипломатия работала с представителями региональных сил не только на своей территории – 12 сентября Министр обороны РФ С. Шойгу побывал с официальным визитом в Сирии, а Министр иностранных дел С. Лавров с рабочими визитами посетил Джидду (9-10 сентября) и Амман (11 сентября).

 

ЙЕМЕН 

В Йемене продолжает сохраняться поляризация по линии противостояния саудовских и эмиратских интересов. В начале месяца ОАЭ запретили президенту Йемена А.М. Хади, позиционируемому как креатура Эр-Рияда, въезд в Аден. Таким образом, Абу-Даби развивают свою стратегию об исключительном контроле над южными провинциями и ключевыми портами Йемена.

 

ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

25 сентября состоялся референдум о независимости автономного региона Иракского Курдистана от Ирака. По данным Высшей независимой избирательной комиссии Курдистана, явка на плебисците составила 72,61%. Из этого числа избирателей автономии 92,73% проголосовали за независимость.

Здесь необходимо отметить, что Москва заняла нейтральную позицию по данному вопросу, выступая за сохранение диалога между Багдадом и Эрбилем, в рамках которого стороны должны решить все внутренние противоречия. В то время как сам факт проведения референдума был отрицательно воспринят международным сообществом и практически всеми странами региона.

В связи с этим под сомнение ставится принципиальная возможность фиксация в реальности результатов волеизъявления. Напоминаем читателям, что прецедент референдума уже случался в 2005 году, однако в практической плоскости результаты оформлены не были.

Реакцию Багдада на курдское волеизъявление на конец сентября можно оценивать как достаточно сдержанную. Помимо логичной в данных условиях тональности риторики единственным практическим шагом по выражению своего недовольства оказался запрет на  прямое воздушное сообщение с Иракским Курдистаном. Несмотря на то, что решение было благосклонно воспринято странами-соседями по региону (Ливией, Катаром, Египтом, Турцией и Ираном), премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади отказался связывать его напрямую с проведением плебисцита. Официальной причиной послужил отказ Эрбиля передать под контроль федерального правительства все контрольно-пропускные пункты автономии на границе с Ираном, Турцией и Сирией.

 

***

Зачистка последних анклавов ИГ на территории Сирии и Ирака ожидается в самой краткосрочной перспективе. Все больше ответственности за будущий формат и устойчивость государственных институтов ложится на дипломатов, местные и центральные органы власти. Динамика йеменского и ливийского кризиса также демонстрирует тенденцию к отходу от преимущественного прямого (вооруженного, экономического) способов воздействия на оппонента. Роль военных с падением интенсивности боевых действий перестает быть ключевой, а значит, баталии переместятся за столы переговоров. По официальным и неофициальным каналам со стороны основных игроков стоит ожидать сигналы, контурирующие переговорные позиции сторон, их требования, пространство для торга/маневра.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин

Референдум в Турции: раскол?

Турецкий референдум в минувшую пятницу завершился достаточно предсказуемо: из примерно 50 миллионов голосовавших вносимые изменения поддержали 51,41%, против же высказались 48,59% избирателей. Разница ничтожно мала, что ведет к закономерным выводам о расколе турецкого общества примерно на две равные половины.

И хотя после оглашения предварительных результатов, свидетельствовавших о том, что поправки всё-таки проходят, на улицы крупных городов высыпали спонтанные толпы сторонников изменений или, если быть более точными, сторонников Эрдогана, вряд ли они могут быть довольны такой минимальной победой, которая ставит под вопрос реальную легитимность поправок.

Противники изменений также выходили на улицы вечером 16 апреля, но заявлять о каких-то массированных выступлениях не приходится — проходили он в Кадыкеё, традиционно молодежном и светском районе Стамбула, и в тех регионах, что традиционно очень привязаны к ататюркизму, в первую очередь, это Измир.

Итак, в турецком обществе существует очевидный раскол, который, кажется, неизбежно должен привести к кризису. Предпосылки понятны — половина населения страны недовольна авторитаризмом Эрдогана, его желанием аккумулировать всю власть в стране в своих руках, отходом от принципов светскости, заложенных создателем Турецкой республики Мустафой Кемалем Ататюрком, чей культ до сих пор весьма силен в Турции; другая же половина видит в Эрдогане сильного лидера, который вывел Турцию на новые позиции на международной арене, сделал из неё регионального лидера, с позицией которого должен считаться Евросоюз, США и Россия; также многие сторонники апеллируют к экономическому подъему страны в годы правления Эрдогана, в населении ещё очень жива память о не самой удачной с экономической точки зрения жизни Турции во второй половине XX века.

Однако ту атмосферу, что охватила сейчас противников эрдогановской политики, можно назвать скорее атмосферой уныния и смирения с собственной судьбой. Люди нехотя, но принимают изменения, отказываются активно выступать против них. И в этом огромная заслуга политики Эрдогана. Кстати, в подобном же состоянии турецкое общество находилось и после повторных парламентских выборов в 2015 году.

Турецкий лидер достаточно удачно обезопасил себя от возможного взрыва народного недовольства. Фактически сейчас в Турции нет ни СМИ, ни крупных политических лидеров, которые способны повести за собой противников курса Эрдогана. Армия успешна выведена из управления страной, попытка переворота позволила Эрдогану закончить свою с ней борьбу, которая была начата ещё в первые годы его власти. Та же попытка переворота позволила весьма жестко добить гюленовские структуры, которые за счет своих ресурсов вполне могли бы оказать влияние на происходящее после выборов в стране.

Не менее важной кажется и роль СМИ в предвыборной агитации — практически все действующие и крупные телевизионные каналы транслировали в последние месяцы исключительно выступления в поддержку изменений, речи Эрдогана и его сторонников транслировались целиком почти каждый день, в то время как позиции их противников уделялись совсем небольшие куски эфира. Этому способствовало проведенное в рамках чрезвычайного положения постановление правительства об отмене необходимости предоставлять одинаковое эфирное время всем политическим позициям. Это представляется особенно важным — в Турции частью национальной культуры является постоянное присутствие в жизни включенного телевизора, это происходит даже во время дружеских и семейных застолий, даже если гости собрались просто о чем-то поговорить, телевизор обязательно должен быть включен.

Таким образом, мы оказываемся в ситуации, когда в стране есть большое количество недовольных происходящим, но нет такой силы или даже события, которое могло бы вывести их на улицы. К своей автократии Эрдоган идет исключительно демократическим путем, административный ресурс используется очень мягко и не вызывает возмущения у широких масс. Да, у CHP есть некоторые претензии к подсчету голосов в некоторых избирательных пунктах, однако эта новость достаточно быстро проскочив вечером дня голосования к следующему дню оказалась почти забыта. В то же время в интернете присутствует интересный видеоролик в очень плохом качестве, в котором, по утверждению автора съемки, изображена фальсификация голосов на одном из избирательных участков. Но качество видеозаписи настолько плохое, что кроме пропечатывающего неясные бумаги мужчины там сложно что-то различить.

Гораздо более любопытным является вопрос, связанный с изменением условий голосования по ходу самого голосования. Здесь следует коснуться самой процедуры выборов в Турции. Всем избирателям выдавался разделенный цветом на две половины бланк, одна из сторон которого была подписана «за», другая «против». Избиратель должен был пропечатать нужную ему половину печатью с надписью «предпочтение», запечатать в специальный, выдаваемый на избирательном участке конверт, и опустить в урну для голосования. Конверт и бланк, в свою очередь, должны были быть пропечатаны особой печатью избирательной комиссии. Однако в пять часов вечера турецкий Центризбирком обнародовал постановление, что действующими считаются как непропечатанные бланки, так и принесенные со стороны конверты, обосновав это поступившими со множества участков жалобами на то, что местные избирательные просто не успели всё пропечатать. Противниками изменений это было воспринято как свидетельство фальсификации, тема стала педалироваться в газете Cumhuriyet, органе CHP. Вечером 17 апреля в крупных городах Турции и некоторых районах Стамбула состоялись разрозненные акции, участники которых протестовали против решения Центризбиркома. Но это вряд ли можно назвать крупными выступлениями, скорее попыткой ухватиться за последнюю соломинку, постараться не потерять надежду. Даже в Измире, традиционном оплоте CHP, люди уже практически потеряли надежду, если верить поступающим оттуда сведениям.

ОБСЕ так же обращает внимание в своем предварительном докладе на указанные выше нарушения, а именно неравный доступ к медиаресурсам и ситуацию с печатями на конвертах и бланках.

Таким образом, главной точкой напряженности являются именно непропечатанные бланки, пересчет которых мог бы изменить итоги референдума. Определенное количество людей на протесты в Турции по этому поводу организовать вполне возможно, особенно если в течение ближайших дней всплывут какие-то факты злоупотреблений такого рода. Есть и некоторая вероятность, что такие демонстрации смогут вызвать неадекватную реакцию со стороны Эрдогана, что выведет на улицы только больше людей. С другой стороны, именно во время этих акций могут состоятся провокации, подставляющие нынешнего главу государства.

Итак, в любом случае, раскол турецкого общества, который подтвердил этот референдум, это очень важный знак для всех участников ближневосточного процесса. Сможет ли оставаться стабильной страна с такой мощной поляризацией общества? Впрочем, нельзя считать турок, проголосовавших на референдуме против, достаточно гомогенной группой, среди них есть определенное количество сторонников Эрдогана как лидера, но не имеющих желания менять существующий политический строй. В то время как противоположная им группа кажется гомогенной полностью. Хотя и их внимание можно перехватить, если на сторону противников Эрдогана перейдет кто-нибудь из людей, ассоциирующихся с успехами ПСР и её руководством.

А.Рыженков

Турция: март 2017 (дайджест)

Турция: март 2017 (дайджест)

Во внешней политике Турции среди всего ряда событий можно выделить, прежде всего: визит президента Эрдогана в Москву, конфликт между Турцией и ЕС, а также визит госсекретаря США Тиллерсона в Турцию.

Во внутренней политике турецкое руководство продолжило ряд мер по укреплению государственной безопасности, в связи с чем был проведен ряд операций по задержанию, прежде всего, лиц имеющих отношение к Исламскому государству (ИГ; запрещённая в России террористическая организация). Кроме того, было начато строительство автомобильного моста через пролив Дарданеллы, значительно сокращающего путь от Турции до Греции и Болгарии.

Россия и Турция

10 марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган для участия в заедании Совета сотрудничества высшего уровня прибыл с визитом в Москву, где он провел с российскими коллегами переговоры, как в узком, так и в расширенном составе. Обсуждались, главным образом, вопросы урегулирования в Сирии и снятия продовольственных санкций. Своё выступление в ходе совместной пресс-конференции двух лидеров Эрдоган начал с вопроса борьбы с курдскими террористическими – по мнению Турецкого руководства – группировками, что уже было расценено некоторыми экспертами как негативный посыл.

И, действительно, сначала (в начале марта) турецкие морские порты отказались принимать паромы и корабли, идущие из Крыма, объясняя это отсутствием у экипажей необходимых таможенных документов. В российском экспертном сообществе подобные действия объяснили тем, что Турция всё ещё не признает Крым российским. А 15 марта Турция остановила беспошлинный ввоз российского зерна, установив на него пошлину в размере 130%, что на деле означает приостановку таких поставок. В России же нашли возможный выход из ситуации. 28 марта с визитом в Москве побывал лидер Ирана Хасан Рухани; по его завершению среди прочих заявлений звучало предположение о том, что рынок Ирана может заменить турецкий, при условии, что иранское руководство отменит запрет на импорт российских злаковых.

23 марта турецкий МИД вызвал временного поверенного в делах России в Анкаре Сергея Панова. Причиной стала смерть турецкого военнослужащего на территории в Сирии, где за контроль и соблюдение режима прекращения огня ответственна российская сторона. Так как территории, на которых действовал турецкий солдат, контролируются курдской партией «Демократический союз» (в Турции считается террористической организацией), турецкое руководство едва ли не в ультимативной форме потребовало от России закрыть расположенный в Москве офис партии. Инцидент стал ещё одной «монетой» в копилке взаимных противоречий.

Несмотря на ряд негативных моментов, в ходе переговоров 10 марта Россия и Турция достигли и значительных положительных подвижек:

  • стороны договорились о том, что туристы обоих государств смогут использовать национальную валюту при денежных расчетах;
  • на базе коммерческого банка «Denizbank» Россия намерена начать эмиссию пластиковых карт «Мир» на всей территории Турции;
  • на вопрос отмены запрета на наём в России турецких строителей, президент Путин ответил, что он носит «чисто технических характер»;
  • стороны также договорились создать совместный инвестиционный фонд с капиталом до 1 миллиарда долларов, в создание которого вложат свои средства Российский фонд прямых инвестиций и суверенный фонд Турции;
  • были сняты ограничения на некоторые наименования турецкой сельхозпродукции (для Турции вопрос всё еще остаётся чувствительным, главным образом, из-за продолжающегося запрета на ввоз, главным образом, турецких помидоров, которые являются основой экспорта сельскохозяйственных продуктов страны, и других продуктов);
  • представители государств обсудили и двусторонние энергетические проекты, такие как: АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток».

Турция и США

Со Штатами же Турция, похоже, намерена двигаться в направлении преодоления существующих разногласий.

30 марта госсекретарь США Рекс Тиллерсон осуществил визит в Турцию. В ходе него он встретился со всеми наиболее значимыми лицами государства, среди которых: президент Турции Эрдоган, премьер-министр Йылдырым и министр иностранных дел Чавушоглу. Помимо довольно обыденных тем, таких как: двустороннее сотрудничество, глобальные и региональные проблемы – стороны затронули вопрос поддержки со стороны США Отрядов народной самообороны (YPG), бойцов которых в Турции причисляют к террористам, а также экстрадиции исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Тиллерсон постарался как можно более обтекаемо коснуться этих вопросов, его турецкий коллега, в свою очередь, подчеркнул, что у Турции и США все ещё есть разногласия по поводу того, как странам двигаться дальше.

Тем не менее, о положительных сдвигах в отношениях свидетельствует, как минимум тот факт, что уже спустя такой малый срок с 3 по 4 апреля Турцию намерен посетить советник госсекретаря США Томас Шеннон. Более того, новая американская администрация, очевидно, сейчас вновь пытается включиться в процесс сирийского урегулирования, из которого, фактически, выпала в период перехода власти.

Напомним, что в отношениях между США и Турцией имеют место довольно продолжительные разногласия по поводу сотрудничества первых с сирийскими курдами, которое началось еще в 2014 году. Сейчас на повестку дня встал вопрос освобождения сирийского города Ракки от Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация); в ходе операции Штаты намерены прибегать к поддержке сил YPG, что вызывает серьёзную критику со стороны турецкого истеблишмента. Что же касается Гюлена, который на данный момент проживает в штате Пенсильвания, то турецкое руководство добивается от США его экстрадиции, так как именно он, согласно расследованию турецких сил правопорядка, является организатором попытки государственного переворота в Турции в ночь с 15 на 16 июля 2016 года.

Отношения с ЕС

16 апреля 2017 года в Турции пройдёт конституционный референдум, посвященный переходу государства к президентской форме правления. На нём решится, как дальнейшая судьба всей Турции, так и вопрос претворения амбиций Эрдогана в жизнь. Тем не менее, опросы общественного мнения демонстрируют раскол общества: согласно им турецкая власть всё еще не имеет достаточной поддержки для осуществления перехода. В связи с этим руководство страны начало широкую кампанию, нацеленную на получение необходимых голосов.

В начале марта турецкие министры предприняли ряд поездок по странам ЕС. Прежде всего, они были намерены встретиться с представителями турецких диаспор, проживающих на территории Европы, с целью добиться их поддержки в ходе апрельского референдума.

После того, как в начале марта власти немецкого города Гаггенау отменили выступление министра юстиции Турции Бекира Боздага перед представителями турецкой диаспоры. Вскоре после этого между Германией и Турцией разразился конфликт, причиной которого стало сделанное Эрдоганом сравнение политики немецких властей с нацизмом.

Похожий инцидент случился и в отношениях с Нидерландами. Голландские власти не пустили в страну для проведения подобных же мероприятий министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, а также объявили министра по делам семьи Турции Фатму Бетюль Сайян Кайю «нежелательным иностранцем», депортировав её в Германию, откуда она прибыла на территорию Нидерландов. Как и в случае с Германией Турция отреагировала, назвав действия голландского руководства «остатками нацизма и фашизма».

Кризис сопровождался взаимными обвинениями и претензиями. Стремясь продемонстрировать европейским государствам высокую ценность своей страны, а также пытаясь вынудить их идти на поводу Турции, Эрдоган выступил с предложением провести референдум по вопросу членства Турции в Европейском союзе, а министр Турции по делам ЕС отметил, что у Турции нет оснований соблюдать свои обязательства по соглашению о беженцах, отметив, что в отличие от Турции Союз не выполнил ни одного условия.

Внутренняя политика

За последнее время в Турции сложилась довольно нестабильная внутриполитическая ситуация, что связано не только с близостью страны к очагам локальных военных конфликтов на Ближнем Востоке, но и противоречивой политикой самого турецкого руководства: так, например, предстоящий в апреле конституционный референдум расколол турецкое общество на два лагеря.

Очевидно, действия турецких властей внутри государства основывались на понимании необходимости укрепления безопасности страны и её граждан. На момент второго марта, по заявлению премьер-министра Бинали Йылдырыма, турецким силовым структурам удалось задержать и обезвредить более 3500 боевиков ИГ (запрещённая в России террористическая организация). Были арестованы двое мужчин, планировавшие нападения на различные объекты в Стамбуле. Отмечалось, что они входили в ту же ячейку ИГ (запрещённая в России террористическая организация), что и нападавший на стамбульский ночной клуб «Reina» в январе 2017 года.

10 марта в Стамбуле потерпел крушение вертолёт. В результате трагического инцидента погибли 5 человек, среди которых 4 россиян, 2 получили ранения.

18 марта в турецкой провинции Чанаккале состоялась церемония закладки первого камня в рамках начала строительства подвесного автомобильного моста через пролив Дарданеллы. Мост значительно сократит путь от границы Греции и Болгарии до Турции. Завершить строительство планируется в 2023 году, к столетию Турецкой Республики.

Сирия

14-16 марта в Астане прошел 3-ий раунд переговоров по Сирии между Россией, Турцией и Ираном. Обстановка встречи была достаточно сложной, так как изначально на неё не явились представители сирийской вооруженной оппозиции, гарантом выполнения обязательств которой является Турция. Экспертами отмечалось, что формат постепенно исчерпывает себя, так результаты уже не имели столь прорывного значения как по итогам более ранних этапов, а оппозиция, по всей видимости, утратила к нему интерес.

Кроме того, 29 марта премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил о завершении операции «Щит Евфрата», продолжавшейся в Сирии с 24 августа 2016 года и осуществлявшейся совместно со Свободной армией Сирии, ведущей борьбу против правительства Башара Асада. Он также не исключил возможность осуществления другой операции против ИГ (запрещённая в России террористическая организация).

Военное сотрудничество

Среди прочего Россия и Турция обсудили возможность поставок в Анкару российских зенитных  ракетных комплексов С-400, что, с одной стороны, демонстрирует волю Турецкой Республики вести независимую от западных коллег политику, а, с другой, вызывает весьма неоднозначную оценку её партнёров по Североатлантическому Альянсу.

Также в начале марта главы генштабов вооруженных сил России, Турции и США (Валерий Герасимов, Хулуси Акар и Джозеф Данфорд, соответственно) провели в турецкой Анталье трёхстороннюю встречу, в ходе которой обсудили вопросы региональной безопасности, а также ситуацию в Сирии и Ираке. Целью мероприятия была, прежде всего, попытка согласовать позиции стран по сирийскому урегулированию.

***

Период марта 2017 года оказался довольно сложным для турецкой внешней политики. Выразилось это, прежде всего, в конфликте между Евросоюзом и Турцией. Как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе, едва ли можно ожидать его разрешения. Во-первых, Эрдоган, опираясь на дихотомию герой-злодей (где он – герой), рассматривает его как возможность повысить за счет него собственный имидж и поддержку населения перед апрельским референдумом. Во-вторых, негативные тенденции в отношениях Турции и ЕС прослеживаются уже давно: при решении вопросов обе стороны стремятся извлечь для себя наибольшую выгоду, не учитывая интересы партнёра, что демонстрирует и вопрос членства Турции в Европейском союзе, и соглашение по беженцам. Поэтому в ближайшее время нельзя ожидать восстановления дружеских отношений.

Отношения с Россией подтвердили свой цикличный характер. Очевидно, сейчас они находятся в стадии рецессии. Тем не менее, можно предположить, что возникшие противоречия не значительно повлияют на двусторонние отношения и в скором времени будут преодолены.

В свою очередь, с США, несмотря на существующие противоречия, Турция, по всей видимости, будет выстраивать близкие партнерские отношения. Нельзя говорить о кардинальной смене политики Штатов после прихода новой администрации, однако у турецкого истеблишмента, вероятно, есть надежда на возможность начать отношения с чистого листа. Во всяком случае, в ближайшее время, пожалуй, можно будет наблюдать положительные сдвиги в турецко-американских отношениях.

Что до внутреннего положения в Турции, то нестабильная ситуация в области безопасности побудила турецкие власти к более активной деятельности по предупреждению и предотвращению терроризма. Такая тенденция, очевидно, сохранится и далее.

Кроме того, нужно отметить, что внешнеполитические акции руководства страны были неразрывно связаны с внутренней политикой государства, так как имели целью получение поддержки турецких граждан, проживающих за рубежом. Референдум, который определит, в первую очередь, судьбу Турции и её граждан, стал, таким образом, причиной споров и за пределами страны. Разногласия по этому вопросу на всех уровнях и во всех областях политики, думается, породят извне – более того, уже породили – попытки помешать референдуму завершиться в соответствии с ожиданиями турецких властей.

В итоге турецкое руководство продолжает придерживаться довольно агрессивной политической линии. Политическая элита Турции с трудом идет на компромиссы. В своём стремлении оказывать влияние на глобальные политические и экономические процессы Турция пытается проводить независимую ни от кого политику. Такой внешнеполитический курс неразрывно связан с внутриполитическим стремлением сконцентрировать всю государственную власть в руках ограниченного круга лиц. Буквально все действия нынешнего турецкого руководства демонстрируют его «имперский» аппетит. Подобная тенденция, без сомнений, сохранится на самую долгосрочную перспективу, а, как минимум, на период пребывания у власти в Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и Партии справедливости и развития.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: январь 2017 (дайджест)

Прошедший месяц совершенно четко очертил движение вектора Турецкой политики. Во внутренней политике продолжаются тенденции укрепления позиций действующей власти во главе государства. Главным вопросом по-прежнему остается принятие новой конституции и переход к резидентской форме правления.

В свою очередь, во внешней политике намечаются тенденции более тесного сотрудничества России и Турции на Ближнем Востоке, что сопровождается похолоданием отношений Турции и стран Запада.

Безопасность

Январь 2017 года начался для Турции с внутриполитических потрясений. В ночь с 31 декабря на 1 января было совершено нападение на стамбульский клуб Reina. В результате теракта погибли 39 человек и 70 получили ранения. По итогам следствия был арестован исполнитель нападения, ответственность за которое взяло на себя Исламское Государство (ИГ; запрещенная в России террористическая организация). Примечательно, что, несмотря на заявления ИГ, спустя полмесяца заместитель премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма Нуман Куртулмуш заявил о причастности турецкой разведки, однако не привел убедительных доводов в пользу подобного предположения.

Спустя всего лишь неделю в Измире, у здания суда, произошел взрыв и перестрелка; в результате погибли 2 человека, среди которых один офицер полиции. Турецкое руководство традиционно возложило ответственность за теракт на Рабочую партию Курдистана (РПК), что, однако, представляется оправданным, учитывая «подчерк» исполнителей.

Интересно, что в начале января турецкий парламент одобрил продление режима чрезвычайного положения на 90 дней, что, однако, по всей видимости, не исправило ситуации в области обеспечения безопасности граждан.

Перечисленные события – не единственные террористические акты имевшие место в Турции за прошедший месяц, однако они в полной мере олицетворяют сложившуюся ситуацию, которая, прежде всего, демонстрирует нестабильность турецкого общества. Кроме того, можно предположить, что должностные перестановки в турецких государственных структурах, начавшиеся после попытки государственного переворота в июле 2016 года, привели к неспособности силовых структур эффективно координировать усилия по предотвращению и борьбе с террористическими актами на территории Турецкой Республики.

Не смотря на это, турецкое руководство предприняло ряд попыток по укреплению безопасности. Среди принятых мер можно выделить возведение бетонной стены протяженностью 330 километров на границе с Сирией и Ираком, а также введение в эксплуатацию системы распознавания лиц на 11 КПП на границе с Сирией, Ираком и Ираном.

Сирия

Много внимания также уделялось урегулированию сирийского конфликта. В течение месяца шла активная подготовка переговоров в Астане, которые прошли 23 января. Наметившуюся перестановку сил, а также сближение позиций непосредственно России и Турции продемонстрировала первая совместная воздушная операция двух стран на территории САР против боевиков ИГ (запрещенная в России террористическая организация), проведенная еще 18 января.

Важен тот факт, что организаторам встречи в Астане, а именно: России, Турции и Ирану – удалось привлечь за стол переговоров практически все оппозиционные группировки Сирии.

Переговоры в Астане продемонстрировали не только смену главных игроков и посредников в решении Сирийского конфликта, но и дали надежду на реальное разрешение конфликта посредством кооперирования сил трёх государств, был озвучен призыв всем заинтересованным сторонам оказать поддержку Дамаску в разработке новой сирийской конституции.

В качестве площадки для более детальной проработки вопросов связанных с кооперацией соответствующих органов заинтересованных государств по урегулированию кризиса, а также определению конкретных шагов, была названа встреча в Женеве, назначенная на февраль 2017 года.

Турция, Россия, США

Во взаимоотношениях России и Турции по-прежнему можно было наблюдать планомерное потепление, начавшееся еще во второй половине 2016 года.

Еще в начале месяца глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что взаимодействие с Москвой очень важно для стабилизации ситуации на Ближнем Востоке, а 18 января вооруженные силы России и Турции провели первую совместную воздушную операцию в Сирии против боевиков Исламского Государства (запрещенная в России террористическая организация), что, наряду с переговорами в Астане, стало свидетельством сближения позиций руководств двух стран по вопросу урегулирования сирийского конфликта.

12 января руководства двух стран подписали меморандум о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии. Документ определяет порядок взаимодействия сторон с целью предотвратить инциденты при нахождении военных самолетов сторон в воздушном пространстве Сирии.

Также заслуживает внимание высказанное президентом Эрдоганом предложение вести торговые расчеты в области сельского хозяйства в национальных валютах. Подобный шаг имеет значение не только с точки зрения экономических преимуществ, но и как символ роста взаимодоверия между двумя государствами.

В свою очередь состояние отношений Турции и США на момент января 2017 года нельзя трактовать в столь же положительном ключе. Прежде всего, похолодание между странами выразилось в слухах о закрытии для американских военных турецкой военной базы Инджирлик, которые вскоре были опровергнуты министром иностранных дел Турецкой Республики, в словах которого, однако, прослеживалась резкая позиция Турции в отношении США. В своем выступлении он с очевидным намеком заявил, что запрет на использование базы силами НАТО не рассматривается, если только эти силы не вносят никакой вклад в борьбу с ИГ (запрещенная в России террористическая организация). Кроме того, показателен следующий пример: некоторое время в турецких средствах массовой информации гуляло изображение бывшего президента США Барака Обамы, на котором он представлялся в качестве стамбульского стрелка совершившего нападение на клуб в начале января. Данный инфоповод – яркое отражение настроения турецкого общества, его отношения к американским партнерам.

Но, несмотря на ряд выпадов, главным образом, со стороны Турции, чиновники обеих государств отрицали существование кризиса отношений. Что не помешало Эрдогану сделать заявление о своем желании встретиться с новым президентом США Дональдом Трампом, для, как отметил политик, оздоровления двусторонних отношений.

Переход к президентской форме правления

Помимо всего прочего в январе 2017 года Партии справедливости и развития удалось создать коалицию с Партией националистического движения, что позволило получить большинство голосов в Великом национальном собрании Турции (ВНСТ). Таким образом 21 января турецкий парламент большинством голосов (поддержали 339 из 488 депутатов) принял пакет конституционных поправок, предполагающих значительное расширение президентских полномочий и переход  к президентской форме правления. Действующий турецкий президент надеялся заручиться поддержкой парламента еще в 2015 году по итогам выборов в ВНСТ, однако в действительно заполучить новую конституцию ему удалось только лишь практически спустя 2 года.

Тем не менее, окончательное решение о переходе к новой форме правления должно быть принято в ходе референдума. При этом, учитывая высокую поддержку населения, претворение в жизнь амбиций президента Эрдогана выглядит весьма вероятным.

***

Подводя итог, необходимо отметить, что нестабильность как на географическом, так и политическом пространстве страны обусловлена, вероятно, переходным для нее периодом: Турция готовится к событию исторической важности – референдуму, который определит не только новое политическое устройство, но и её дальнейшую судьбу.

Во внешних взаимодействиях наблюдается смещение вектора Турецкой политики с Запада на Восток. Расширяется взаимодействие России и Турции не только в двустороннем аспекте, но и в ходе решения региональных проблем. Тем не менее, учитывая опыт прошлых лет, не должно возникать ложных надежд на дальнейшее бесперебойное конструктивное сотрудничество. Главным критерием стабильных отношений двух государств, прежде всего, должна быть взаимная выгода, которую оба государства могут получить от сотрудничества друг с другом.

 

В.Аватков, А.Финохин