Экспертный круглый стол «Роль и место России и Турции в современном мире: интересы, проблемы, перспективы»

20 февраля в МГИМО МИД России прошел международный экспертный круглый стол «Роль и место России и Турции в современном мире: интересы, проблемы, перспективы». Мероприятие было организовано Институтом международных исследований МГИМО и Центром востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии. Встреча проходила в рамках цикла мероприятий, посвященных памяти Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в Турции Андрея Геннадьевича Карлова.

В круглом столе приняли участие ведущие тюркологи страны, представляющие такие вузы и научные центры как МГИМО, ДА МИД России, МГУ, К(П)ФУ, ЮФУ, ННГУ, РГГУ, ИВ РАН, ИМЭМО РАН и др. Кроме того, на мероприятии также выступили турецкие гости – историк Ильбер Ортайлы и Чрезвычайный и Полномочный Посол Халил Акынджы.

 

Турция: ноябрь 2017 г. (дайджест)

В Турции сохраняется довольно противоречивая тенденция в вопросе распределения политической власти. С одной стороны, продолжается сосредоточение ресурсов государственного управления в руках правящей Партии справедливости и развития, с другой – постепенно усиливаются оппозиционные настроения в среде политической элиты страны, так, например, новообразованная «Хорошая партия» уже сумела занять пять мест в турецком парламенте за счёт независимых депутатов.

Внешнеполитический вектор сохраняет приобретённые ранее очертания. Турция продолжает налаживать отношения с Россией, расширяя не только двусторонние, но и контакты по вопросу сирийского урегулирования. При этом в отношениях с Западом всё более нагнетается напряжённость. В конце ноября в этой связи особое значение отводилось делу ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба.

В преддверии зимы в риторике турецких властей особое значение начинают приобретать вопросы энергетического обеспечения страны.

Отношения с Россией

13 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган осуществил рабочий визит в Сочи, где встретился с президентом России Владимиром Путиным. В ходе переговоров лидеры обсудили нынешнее состояние двусторонних отношений. Так, российский президент отметил, что «отношения можно считать восстановленными практически в полном объёме». В ходе переговоров были затронуты вопросы торгового и энергетического сотрудничества. Отмечалось, что за прошедший год объём взаимной торговли увеличился на 36%. Кроме того, в ходе встречи Эрдоган пригласил своего коллегу на церемонию закладки первого камня АЭС «Аккую», первый реактор которой, по словам Путина, будет запущен уже в 2023 году.

Что касается продовольственных санкций, с 1 ноября Россельхознадзор снял ограничения на поставки тремя турецкими предприятиями томатов, которые являются одним из ключевых наименований турецкого сельскохозяйственного экспорта. Путин также коснулся и «Турецкого потока»: в начале ноября «Газпром» объявил о завершении строительства российской части первой нитки газопровода, которая вошла в исключительную экономическую зону Турции.

Сирийский вопрос

Наряду с прочими темами, в ходе переговоров 13 ноября стороны обсудили и сирийский кризис. Ранее ряд экспертов отмечал, что цель визита турецкого лидера в Сочи заключалась в попытке надавить на Москву по вопросу участия сирийских курдов, в лице партии «Демократический союз» (PYD), в Конгрессе сирийского национального диалога.

Уже 22 ноября в Сочи в рамках подготовки вышеупомянутого Конгресса встретились лидеры России, Турции и Ирана. В ходе совместной пресс-конференции по итогам встречи политики договорились продолжить сотрудничество для окончательного уничтожения «Исламского государства» (запрещённая в России террористическая организация). Основной темой переговоров стало послевоенное устройство арабской республики. Стороны выразили приверженность суверенитету и территориальной целостности страны, а также приветствовали предстоящую встречу в составе всех заинтересованных сторон сирийского конфликта.

Уже 30 ноября в турецкой прессе появились сведения о том, что «Демократический союз», а также «Рабочая партия Курдистана», которую турецкий истеблишмент рассматривает в качестве аффилированной с PYD террористической организации, не будут принимать участие в общесирийской встрече в Сочи. Комментируя эту информацию, представители министерства иностранных дел Турции отметили, что выступают лишь против участия террористов в Конгрессе, но не курдов, как таковых; они также подчеркнули, что не должно остаться и следа режима Асада в новом сирийском руководстве.

Отношения с Западом

По-прежнему сохраняется напряженность в отношениях Турции с её западными партнёрами. На этом фоне имели место целых два дипломатических скандала между Турцией и НАТО. В ходе учений Североатлантического альянса в Норвегии, которые проходили с 1 по 18 ноября, военными были подготовлены мишени с изображениями потенциальных врагов Блока. Среди таких мишеней оказался и действующий президент Турции Эрдоган, а также основатель Республики Мустафа Кемаль Ататюрк. Альянс тут же стал объектом резкой критики со стороны турецких властей, которые отозвали с учений 40 своих военнослужащих. Реджеп Эрдоган в этой связи усомнился в уважении ко второй по величине армии НАТО (то есть, Турции). Представители НАТО, а также оборонного ведомства Норвегии поспешили принести извинения за инцидент, однако ситуацию усугубил следующий схожий случай. 18 ноября начальник генерального штаба Турции Хулуси Акар выступил на девятом Международном форуме по вопросам безопасности в Галифаксе (Канада). За некоторое время до этого на официальном твиттер-аккаунте Форума был опубликован анонс выступления, с приложенной к нему фотографией, которая была сделана после попытки государственного переворота в Турции в 2016 году. На ней был изображен Акар со следами ремней на шее, полученные им, будучи в плену.

Из позитивных моментов необходимо отметить тот факт, что обе стороны в ограниченном формате возобновили выдачу неиммиграционных виз для граждан обоих государств. Ранее, в октябре 2017 года, данная процедура была заморожена дипломатическими и консульскими представительствами двух стран.

Внутриполитическая обстановка

На отношениях с США также негативно сказывается дело Резы Зарраба, ирано-турецкого бизнесмена, который подозревается властями США в деятельности, позволявшей Ирану действовать в обход американских санкций. В 2013 году он также был фигурантом коррупционного скандала в Турции, к которому были причастны высшие должностные лица Республики, в том числе и сам Эрдоган (на тот момент премьер-министр страны). Изначально действия турецких властей ограничивались упрёками и критикой в адрес Соединённых Штатов, а также требованием выдать упомянутого бизнесмена. Имел место и дипломатический скандал, связанный с взаимной приостановкой выдачи неиммиграционных виз для граждан двух государств. Несмотря на многочисленные требования Анкары экстрадировать Зарраба, американские власти не закрыли дело. Таким образом, по итогам слушаний, предприниматель рассказал о коррупционной схеме, использовавшейся в 2013 году, а также открыл схему торговли с Ираном в обход санкций США. На момент конца ноября 2017 года по данному делу всё ещё проходят слушания.

На фоне централизации власти в Турции оппозиционные партии страны всеми силами стремятся укрепить остатки своего влияния. Так, в середине ноября лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели в эфире канала «TRT» предложил снизить 10%-ый электоральный барьер. Примечательно, что две из трёх оппозиционных партий, прошедших в Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) в 2015 году, а именно Партия националистического движения и курдская Демократическая партия народов (ДПН), едва преодолели этот барьер, набрав 11,9% и 10,7% голосов, соответственно. Представители правящей Партии справедливости и развития (ПСР) резко раскритиковали предложение, отметив, что увеличение числа парламентских партий может привести к трудностям в принятии государственных решений.

Помимо прочего в турецком парламенте произошло пополнение: в его состав вошла новообразованная (октябрь 2017 года) «Хорошая партия» (İyi Parti). По данным официального сайта ВНСТ, опубликованным 20 ноября, партия Мераль Акшенер получила 5 мест. Известно, что представительством в законодательном органе она обязана вступившим в неё независимым депутатам.

Экономическая ситуация

27 ноября (2017 года), выступая на церемонии вручения премии торговой палаты города Анкары, президент Эрдоган напомнил о проекте канала «Стамбул», о котором он впервые заговорил в 2001 году. В своей речи он подчеркнул, что завершился этап розыгрыша тендера на реализацию проекта. Строительство канала вызывает среди экспертов множество экономических, экологических и других споров. Тем не менее, одним из ключевых вопросов для стран региона является правовой режим будущего канала. Как известно, на сегодняшний день стратегически важные черноморские проливы, расположенные на территории Турции, регулируются конвенцией Монтрё от 1936 года. Статус «Стамбула», протяжённость которого по оценкам составит 43 километра, пока остаётся открытым. Строительство канала, которой должен будет снизить нагрузку на Босфор и Дарданеллы, планируется завершить к 2023 году, столетию основания Республики.

Согласно данным, опубликованным Управления по контролю и регулированию энергетического рынка Турции (EPDK) в конце ноября, объём производимой в стране энергии вырос в сентябре на 19,13% по сравнению с тем же периодом 2016 года и достиг отметки в 23 миллиона 930 тысяч мегаватт-час. При этом потребление электричества составило 19 миллионов 510 тысяч мегаватт-час, продемонстрировав рост в 15,88%. Ситуация с природным газом, однако, менее оптимистична. Несмотря на уверения представителей Министерства энергетики и природных ресурсов Турции, в последние годы страна испытывала проблемы с предложением на рынке газа. Тем не менее, турецкое руководство возлагает надежды на объявленную в 2016 году программу «Национальной энергетической и горной политики». Она включается в себя ряд мер по укреплению энергетической безопасности страны в период с 2016 по 2020 год, в том числе инвестиции в инфраструктуру в размере 18 миллиардов лир. Заместитель министра энергетики и природных ресурсов отметил, что, по сравнению с концом 2016 года, объём предложения первичной энергии эквивалентен 135 миллионам тонн нефти. При этом, в рамках упомянутой программы, которая подразумевает в том числе и разведку месторождений углеводородов в акватории Чёрного моря, Турция уже способна обеспечить 24% необходимой ей энергии из собственных ресурсов.

***

Массовые увольнения госслужащих, а также мероприятия по централизации власти в руках ПСР, имевшие место после попытки государственного переворота в 2016 году, создали впечатление слабости турецкой оппозиции. Тем не менее, последние события демонстрируют, что в Турции по-прежнему готовы бороться за политическое разнообразие в стране. Созданная ещё только в октябре 2017 года «Хорошая партия» уже сумела привлечь на свою сторону независимых депутатов ВНСТ, обеспечив себе, таким образом, место в парламенте.

Однако, всё более очевидной становится политическая недееспособность Партии националистического движения. Её руководство всеми силами стремится сохранить влияние на внутригосударственные процессы. Падающие рейтинги, заставляют её идти на сотрудничество с ПСР, что только усугубляет ситуацию. Озвученное лидером партии Девлетом Бахчели предложение по снижению 10% барьера, вписывается в этот вектор, учитывая то, что на последних всеобщих выборах 2015 года, националистам удалось заполучить лишь 11,9% голосов.

Если такая тенденция будет сохраняться, то, вполне вероятно, что «Хорошая партия» может в конечном итоге прийти на смену ПНД.

Весьма интересно складывается ситуация по линии отношений с Соединёнными Штатами. В этой связи необходимо отметить два момента. Во-первых, США отказываются выдавать исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который обвиняется турецкими властями в организации попытки госпереворота в 2016 году. Во-вторых, Штаты также не пошли на закрытие судебного процесса в отношении Резы Зарраба и экстрадировать его в Турцию. Оба упомянутых гражданина Турции способны оказать крайне негативное влияние на авторитет и власть Эрдогана и его окружения: первый – посредством своего влияния, второй – через дачу показаний, порочащих ряд высокопоставленных турецких чиновников, а также действующего президента страны.

Ситуация далека от тех, что имели место в государствах Востока в преддверии там революционных событий. Однако, действия американского руководства дают повод рассматривать возможность реализации в неповинующейся Турции одного из сценариев «арабской весны».

Что касается российско-турецких отношений, то едва ли можно ожидать их перманентного потепления. На развитие торгово-экономического сотрудничества, выгодное обеим сторонам, накладывается тот факт, что Турция с трудом готова идти на какие бы то ни было компромиссы в вопросе сирийского урегулирования. Это продемонстрировало известие о том, что представители Партии демократический союз не примут участие в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи. Решение не приглашать на Конгресс курдов, очевидно, было принято под нажимом турецкого истеблишмента (к слову, именно это было одной из основных задач Эрдогана в ходе визита в Сочи 13 ноября).

Кроме того, вызывает опасения сближение Анкары и Тегерана на фоне Астанинского процесса. Сотрудничеством с Ираном Турция намерена не только диверсифицировать импорт энергетических ресурсов, но и уменьшить зависимость от Москвы, что в будущем может стать поводом для новой напряжённость в двусторонних отношениях.

В.Аватков, А.Финохин

 

Турция: октябрь 2017 г. (дайджест)

Всё большее место в повестке турецкой политики занимают вопросы внутриполитической борьбы. Появляются новые оппозиционные силы в виде новообразованной «Хорошей партии» (İyi Parti). А внутри правящих кругов происходит частичная смена лиц на руководствующих постах.

На внешнеполитическом треке внимания заслуживают такие вопросы как: дипломатический кризис между Турцией и США, соглашение по закупке ЗРК С-400, а также сближение Турции и Ирана.

Внутриполитическая обстановка

16 октября в ходе заседание Совета министров турецкое правительство приняло решение продлить режим чрезвычайного положения ещё на 3 месяца. Таким образом, режим ЧП будет продлён уже в пятый раз.

Кроме того, руководство Турции, по всей видимости, начинает постепенную подготовку к президентским выборам 2019 года (тогда же произойдёт окончательный переход к президентской форме правления). В этой связи в высших эшелонах власти происходят некоторые перестановки. 19 октября Шабан Дишли, главный советник председателя правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которым сейчас является Эрдоган, подал в отставку. Своё решение он объяснил желание уберечь президента от критики, которая может возникнуть по причине того, что брат Дишли был арестован в 2016 году по обвинению в причастности к попытке госпереворота. Позже по требованию Эрдогана в отставку ушёл теперь уже бывший мэр Анкары Мелих Гёкчек. В связи с этим, главный редактор турецкого издания «Hürriyet Daily News» выразил сомнение в том, сможет ли ПСР победить в Анкаре на следующих выборах. Он также отметил, что правящая партия сегодня теряет свои позиции в таких городах, как Стамбул и Бурса, которые традиционно голосуют за неё. Ранее, в сентябре (2017 г.), свой пост покинул и мэр Стамбула Кадир Топбаш. Сообщалось, что в июне его зять был задержан по подозрению в связях с Гюленом.

25 октября бывший депутат от Партии националистического движения Мераль Акшенер объявила о создании «Хорошей партии» (İyi Parti). Политик передал в Министерство внутренних дел Турции документы необходимые для регистрации партии, после чего провела первую встречу членов партии, где единогласно была избрана её председателем. В 2016 году Акшенер была исключена из ПНД за критику лидера партии Девлета Бахчели. По её мнению, при нём националисты стали самой слабой оппозиционной силой в стране. Комментируя цели «Хорошей партии» политик заявила: «Мы выступаем за предоставление нашему молодому поколению работы, нашим женщинам – права на жизнь и равенство, нашим старикам – спокойствия, надёжности и ухода, нашим детям – радости, счастья и здоровья, нашей нации – единства и сплочённости». Партия заявлена как правоцентристская, тем не менее, в ней преобладает сильное националистическое ядро, что делает её серьёзным конкурентом ПНД. Некоторые бывшие члены Партии националистического движения уже заявили о своём вступлении в партию Акшенер: среди них бывший генеральный секретарь ПНД Джихан Пачаджи, бывший заместитель председателя ПНД Умит Оздаг и другие.

Экономическая ситуация

В конце октября были опубликованы данные об объёмах экспорта и импорта Турции за сентябрь 2017 года. Так, экспорт Турции составил 11 миллиардов 848 миллионов долларов, увеличившись на 8,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года (сентябрь 2016 г.), тогда как объём импорта – 19 миллиардов 982 миллиона долларов, при росте в 30,6%. Таким образом, дефицит торгового баланса составил 8 миллиардов 135 миллионов, повысившись на 85%.

Серьёзно возрос импорт энергетических ресурсов: он увеличился на 51,3% по сравнению с данными сентября прошлого года и составил 3 миллиарда 202 миллиона долларов.

Помимо прочего, стали известны данные по уровню безработицы в стране. Нужно отметить, что ситуация на рынке труда остаётся довольно стабильной, учитывая массовые увольнения госслужащих в связи с попыткой государственного переворота в июле 2016 года. Объём безработицы остался на прежнем уровне – 10,7%, число же граждан, занятых в трудовой деятельности, выросло с 52,7% до 53,7%.

Министр финансов Турции Наджи Агбал, комментируя проект турецкого бюджета на 2018 год, заявил, что в наступающем году доходы Турции достигнут отметки в 698,8 миллиарда лир, из которых 599 миллиардов лир будут обеспечены налоговыми поступлениями. При этом потратить планируется 762 миллиарда лир. Предусмотренный дефицит бюджета на предстоящий год – 65,9 миллиардов лир. Кроме того, он коснулся вопроса увеличения ряда налогов в рамках «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)», анонсированной в сентябре 2017 года. По его словам, в 2018 году система налогообложения на транспорт претерпит изменения. Сегодня в Турции она привязана к объёму цилиндров двигателя – после проведения реформы будет взиматься дополнительная плата за покупку автомобиля в размере до 20% от его стоимости. Сам налог также вырастет до 40%. Агбал отметил: «Основываясь на принципе платёжеспособности, а также справедливого налогообложения, если вы покупаете Феррари более чем за 2 миллиона лир, вы должны будете заплатить 6000 лир дополнительного налога. Такая система предельно справедлива».

Наиболее важным для экономики Турции событием, очевидно, стало открытие 30 октября железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. В турецкой прессе отмечалось, что она позволит сократить расстояние между Англией и Китаем на 7000 километров, таким образом, намекая на Транссибирскую магистраль, что, тем не менее, является немалым преувеличением. Протяженность железной дороги, большая часть которой проходит по территории Азербайджана, – 829 километров. Изначально пропускная способность линии составит 1 миллион пассажиров и 6,5 миллионов тонн грузов, к 2023 году планируется, что эти показатели достигнут 3 миллионов пассажиров и 17 миллионов тонн грузов. Дорога задумана как альтернатива российской магистрали с целью сократить расстояние от Европы до Азии. Таким образом, время в пути станет около 12-15 дней, а не 45-62 дня, как раньше. Представители Армении отмечают, что наличие транспортного коридора без участия их страны создаёт предпосылки для развития напряжённости в регионе.

Отношения с США

Несмотря на положительную взаимную риторику Турции и США в сентябре (2017 г.), отношения между двумя странами продолжают сохранять коллапсирующий характер, чему свидетельствует разразившийся в начале месяца дипломатический кризис. 5 октября по обвинению в связях с Гюленом, шпионаже и подрыву конституционного строя турецкие власти арестовали гражданина Турции, сотрудника генконсульства США, Метина Топуза. Интересно, что он также подозревается в связях с бывшим прокурором Турции и офицерами полиции, которые в 2013 году расследовали коррупционный скандал, к которому, в свою очередь, был причастен Эрдоган. После этого страны на взаимной основе приостановили выдачу неиммиграционных виз: США – для граждан Турции, и Турция – для граждан США.

Параллельно этому в Штатах продолжается судебное разбирательство в отношении ирано-турецкого бизнесмена Резы Зарраба и генерального директора одного из крупнейших турецких банков «Halkbank» Мехмета Хакана Атиллы. Они обвиняются во вступлении в сговор с целью осуществления финансовых операций, которые позволяли Ирану действовать в обход американских санкций. Первый был одним из ключевых фигурантов коррупционного скандала в 2013 году. В этой связи многие эксперты полагают, что Эрдоган опасается вскрытия подробностей коррупционной деятельности его окружения. Таким образом, Анкара, раздувая скандал, пытается надавить на Вашингтон с тем, чтобы тот закрыл дело.

Отношения с Россией

Как в случае с США, отношения Турции и России складываются весьма сложно. Одним из ключевых вопросов сотрудничества двух стран на данный момент является вопрос закупки зенитно-ракетных комплексов С-400. Ещё в сентябре (2017 г.) Турция сделала первый взнос в рамках соглашения. Тем не менее, вскоре из уст турецкого руководства стали звучать предупреждения о том, что Турция откажется от сделки в случае, если сделка будет осуществлена без передачи технологии. На вопрос журналистов о готовности России к передаче технологии производства ЗРК, пресс-секретарь президента России ответил, что между двумя странами продолжаются переговоры на экспертном уровне по этому аспекту соглашения. Позже подобные заявления турецкого руководства исчезли из внешнеполитического дискурса и ситуация нормализовалась.

Ещё одним негативным моментом взаимоотношений стал крымский вопрос. 9 октября Эрдоган посетил Украину, где встретился с её лидером Петром Порошенко. В ходе совместной пресс-конференции президент Турции подчеркнул, что его страна поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины и не признаёт присоединение Крыма к России. Многие посчитали этот шаг вынужденным: например, власти Крыма заявили, что Эрдоган, якобы, «подыграл» Порошенко. Однако, спустя несколько дней Министерство транспорта, судоходства и коммуникаций Турции запретило турецким портам принимать любые суда, идущие из Крыма. Подобная ситуация уже случалась в марте этого года (2017 г.).

Ближний Восток

8 октября Турция начала деятельность по разведке местности в сирийском Идлиби с целью кстановления наблюдательных постов. Уже 9 октября Генштаб Турции объявил о начале операции по контролю за перемирием в рамках договорённости о зонах деэскалации, которая была достигнута в ходе 6 встречи по Сирии в Астане 15 сентября (2017 г.). Несмотря на координацию турецких и российских властей, сирийское руководство раскритиковало действия Анкара, охарактеризовав их как нарушение международного права, и потребовало вывода войск из провинции.

Всё более явным становится сближение Турции и Ирана. 4 октября Эрдоган посетил Иран. Позже, 19 октября, с визитом в Турцию прибыл вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, где встретился с турецким премьер-министром Бинали Йылдырымом. Оба политика крайне позитивно охарактеризовали нынешнее состояние двусторонних отношений. На данном этапе два государства сближает не только энергетическое и военно-политическое сотрудничество в Сирии, но и общность взглядов по вопросу референдума в Иракском Курдистане. Турция, Иран и Ирак договорились выступать совместным фронтом по этому вопросу. Кроме того, Анкара, заручившись поддержкой Ирана, надеется на более эффективную борьбу против Рабочей партии Курдистана, борющейся за создание курдской автономии в составе Турции.

***

Во внутренней политике Турции постепенно утрачивает позиции антитеррористический дискурс. Всё большее внимание СМИ уделяется переменам во власти, возникновению новых политических сил, а также экономическим преобразованиям в стране. Турецкое руководство постепенно начинает подготовку к президентским выборам 2019 года, когда государство закончит переход к президентской форме правления. Параллельно ведутся экономические преобразования, вызванные трудностями в ряде секторов экономики. В связи с этим происходит и ужесточение налоговой политики.

Курс на независимую внешнюю политику приводит к своего рода однобокому подходу турецкого истеблишмента, который периодически игнорирует интересы своих партнёров, требуя при этом уступок по отношению к себе. Подобную ситуацию можно было наблюдать и в дипломатическом конфликте США и Турции, а также в противоречиях и разногласиях возникающих в вопросе поставок С-400. Тем не менее, вместе с тем как растёт влияние Ирана в регионе, крепчают и узы сотрудничества между Исламской Республикой и Турцией.

Как уже отмечалось в предыдущем дайджесте (за сентябрь 2017 г.), в среднесрочной перспективе руководство Турции, по всей видимости, сконцентрируется на двух наиболее важных для него на сегодняшний день моментах: укреплении собственных позиций у власти за счёт борьбы с оппозиционными элементами, а также решении курдского вопроса, который в связи с референдумом в Иракском Курдистане создаёт новые предпосылки для нестабильности в регионе.

В.Аватков, А.Финохин

 

Турция: май 2017 г. (дайджест)

Турецкое руководство продолжает реализовывать курс на укрепление централизованной власти, что нашло отражение в избрании президента страны на пост председателя правящей Партии справедливости и развития. В стране по-прежнему действует режим ЧП, и имеют место массовые аресты и увольнения.

Западное направление турецкой внешней политики сохраняет сложный характер: в середине месяца состоялась встреча Эрдогана и Трампа, которая продлилась всего 20 минут и прошла на фоне ряда разногласий внешнеполитического характера; имел место конфликт с Германией, по вопросу допуска немецких военных в Инджирлик.

Тем не менее по российско-турецкому направлению были достигнуты успехи, а именно отмена взаимных ограничений на поставки сельскохозяйственной продукции.

Турция и Россия

3 мая президент Турции прибыл в Сочи, где провёл переговоры с российским лидером. Главной темой переговоров стал, прежде всего, вопрос двустороннего торгово-экономического сотрудничества.

По итогам встречи стороны отметили, что им удалось достичь некоторых договорённостей по вопросу снятия ограничений на ввоз турецкой сельхозпродукции в Россию, а также либерализации визового режима для граждан Турции.

Кроме того, главы двух государств обсудили вопрос поставок в Турцию российских зенитно-ракетных систем С-400, а также создание в Сирии зон деэскалации.

Уже 4 мая Турция сняла пошлины на импорт пшеницы из России, которые были введены 15 марта и составляли 130%.

22 мая в Стамбуле состоялся саммит Организации Черноморского экономического сотрудничества, приуроченный к её 25-ой годовщине. В ходе своего выступления Эрдоган обратил внимание на важность общих ценностей для сотрудничества стран региона, а также коснулся вопроса визовых барьеров в рамках региона, отметив, что Турция сделала и продолжает делать значительные шаги в этом направлении.

В саммите также принял участие премьер-министр России Дмитрий Медведев. В ходе своего визита в Стамбул он провёл ряд двусторонних встреч, в том числе с президентом Эрдоганом и премьер-министром Турции Йылдырымом. По их итогам России и Турции удалось прийти к окончательному соглашению в вопросе торгового сотрудничества: стороны подписали совместное заявление о взаимном снятии ограничений в торговле. Для Турции это значит отмену ограничений на ввоз в Россию всех видов сельскохозяйственной продукции, за исключением помидоров.

Внутренняя политика

21 мая в Анкаре прошёл внеочередной съезд правящей Партии справедливости и развития (ПСР), в ходе которого её председателем был избран президент страны Реджеп Тайип Эрдоган, который, к слову, был единственным кандидатом на этот пост.

Воссоединиться с партией Эрдогану позволила одна из поправок к конституции страны, принятых по результатам референдума 16 апреля 2017 года, которая позволяет главе государства оставаться членом той или иной партии в период своих полномочий.

Напомним, что Эрдоган является одним из основателей ПСР. В 2014 году он покинул партию в соответствии с законом, запрещающим президенту.

На ситуацию в стране обратили внимание в ООН. В начале мая Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн выразил обеспокоенность массовыми арестами и увольнениями в Турции, которые начались после попытки государственного переворота в июле 2016 года. Он отметил, что, учитывая их объём, маловероятно, что они происходят при соблюдении законных процедур. В свою очередь, власти США призвали Турцию к скорейшей отмене режима чрезвычайного положения, который также всё ещё сохраняется с 2016 года.

Турция и США

16 мая Эрдоган осуществил визит в Соединённые Штаты, где встретился с президентом страны Дональдом Трампом. Согласно сообщениям СМИ, встреча продлилась всего 20 минут. По её итогам Трамп заявил, что США готовы поддержать Турцию в борьбе против Исламского государства (ИГ; запрещённая в России террористическая организация), а также Рабочей партии Курдистана (РПК).

Оба лидера заявили, что переговоры прошли в позитивном ключе. Тем не менее, нужно отметить, в начале мая в Белом доме приняли решение начать поставки вооружений курдам, а именно партии «Демократический союз» (PYD). Это вызвало шквал критики со стороны турецких властей, которые считают, что PYD и её боевое крыло «Отряды народной самообороны» (YPG) связанны с РПК, признанной в качестве террористической организации как Турцией, так и США.

Саммит НАТО

25 мая в Брюсселе прошёл саммит НАТО. На нём присутствовал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. На полях саммита турецкий лидер встретился с председателем Европейского совета Дональдом Туском и председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером. В ходе встречи политики подтвердили приверженность реализации положений соглашения по беженцам, отметили важность оживления отношений Турции и ЕС, а также подчеркнули необходимость укрепления сотрудничества в борьбе с терроризмом. Стороны также обсудили кипрский вопрос, который является одним из препятствий на пути вступления Турции в Евросоюз.

Эрдоган также провёл встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель, чтобы обсудить вопрос допуска немецких представителей в Турцию. Напомним, что ранее между Турецкой Республикой и ФРГ имел место конфликт, связанный с отказом первой предоставить немецким парламентариям доступ к военной базе Инджирлик, где находятся около 250 военнослужащих бундесвера, которые входят в западную коалицию против ИГ (запрещённая в России террористическая организация). В свою очередь, Меркель заявила, что Германия будет искать альтернативу Турции в этом вопросе. Министр иностранных дел Турции прокомментировал заявление следующим образом: «Если хотите сблизиться с нашей страной, ведите себя как друг, а не как начальник. <…> Если Германия хочет уйти из Инджирлика, она знает, мы её уговаривать остаться не будем».

Напряжённость в отношениях с Западом вылилась и в отказ ряда стран Европы от проведения по предложению Эрдогана следующего саммита НАТО в Турции. Германия, Франция и ряд других стран-членов альянса оправдали отказ, заявив, что если они пойдут на этот шаг, то может сложиться впечатление, якобы они поддерживают внутреннюю политику турецкого руководства.

Экономика

Несмотря на разногласия политического характера, в начале мая министр экономики Турции Нихат Зейбекчи встретился со своим немецким коллегой. В ходе совместной пресс конференции политики заявили что общей целью государств является увеличение объёма взаимной торговли в два раза до 70 миллиардов евро в год.

Кроме того, Турция начала реализацию крупного проекта, а именно строительство аэропорта в Кувейте, тендер на который выиграла турецкая компания Limak Holding. Оно обойдётся конгломерату в 4,4 миллиарда долларов. В церемонии закладки фундамента принял участие Эрдоган, который отметил, что  данный проект является символом «присутствия Турции в регионе».

Согласно данным министерства культуры и туризма страны, туристическое направление экономики страны испытывает значительный подъём. Так, объём иностранных туристов увеличился, по сравнению с показателями прошлого года, на 18,1%, достигнув объёма в 2,07 миллиона человек. Также, российские туристы доказали свою значимость для туристической отрасли Турции, так как их число увеличилось на 485,7 %, и достигло 181 тысячи человек (больше чем представителей любых других государств).

***

Как уже отмечалось, политический курс турецкого руководства не претерпел каких бы то ни было значимых изменений за прошедший период. Отношения с Западом по-прежнему остаются достаточно напряжёнными, хотя Турция предпринимает попытки по налаживанию отношений с Соединёнными Штатами, однако усилия малорезультативны.

Нужно отметить, что внешняя политика Турецкой Республики идет едва ли не в отрыве от её экономической политики, что продемонстрировали переговоры министра экономики Турции Нихата Зейбекчи с его немецкой коллегой Бриггитой Циприс на фоне ряда политических конфликтов двух государств.

Учитывая стремления Турции приобрести статус мировой державы, представляется очевидным, что сложившаяся конфигурация внутренней и внешней политики страны является уже в некоторой степени устойчивой, а значит её дальнейшее развитие продолжится по пути, который можно наблюдать сегодня.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: март 2017 (дайджест)

Турция: март 2017 (дайджест)

Во внешней политике Турции среди всего ряда событий можно выделить, прежде всего: визит президента Эрдогана в Москву, конфликт между Турцией и ЕС, а также визит госсекретаря США Тиллерсона в Турцию.

Во внутренней политике турецкое руководство продолжило ряд мер по укреплению государственной безопасности, в связи с чем был проведен ряд операций по задержанию, прежде всего, лиц имеющих отношение к Исламскому государству (ИГ; запрещённая в России террористическая организация). Кроме того, было начато строительство автомобильного моста через пролив Дарданеллы, значительно сокращающего путь от Турции до Греции и Болгарии.

Россия и Турция

10 марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган для участия в заедании Совета сотрудничества высшего уровня прибыл с визитом в Москву, где он провел с российскими коллегами переговоры, как в узком, так и в расширенном составе. Обсуждались, главным образом, вопросы урегулирования в Сирии и снятия продовольственных санкций. Своё выступление в ходе совместной пресс-конференции двух лидеров Эрдоган начал с вопроса борьбы с курдскими террористическими – по мнению Турецкого руководства – группировками, что уже было расценено некоторыми экспертами как негативный посыл.

И, действительно, сначала (в начале марта) турецкие морские порты отказались принимать паромы и корабли, идущие из Крыма, объясняя это отсутствием у экипажей необходимых таможенных документов. В российском экспертном сообществе подобные действия объяснили тем, что Турция всё ещё не признает Крым российским. А 15 марта Турция остановила беспошлинный ввоз российского зерна, установив на него пошлину в размере 130%, что на деле означает приостановку таких поставок. В России же нашли возможный выход из ситуации. 28 марта с визитом в Москве побывал лидер Ирана Хасан Рухани; по его завершению среди прочих заявлений звучало предположение о том, что рынок Ирана может заменить турецкий, при условии, что иранское руководство отменит запрет на импорт российских злаковых.

23 марта турецкий МИД вызвал временного поверенного в делах России в Анкаре Сергея Панова. Причиной стала смерть турецкого военнослужащего на территории в Сирии, где за контроль и соблюдение режима прекращения огня ответственна российская сторона. Так как территории, на которых действовал турецкий солдат, контролируются курдской партией «Демократический союз» (в Турции считается террористической организацией), турецкое руководство едва ли не в ультимативной форме потребовало от России закрыть расположенный в Москве офис партии. Инцидент стал ещё одной «монетой» в копилке взаимных противоречий.

Несмотря на ряд негативных моментов, в ходе переговоров 10 марта Россия и Турция достигли и значительных положительных подвижек:

  • стороны договорились о том, что туристы обоих государств смогут использовать национальную валюту при денежных расчетах;
  • на базе коммерческого банка «Denizbank» Россия намерена начать эмиссию пластиковых карт «Мир» на всей территории Турции;
  • на вопрос отмены запрета на наём в России турецких строителей, президент Путин ответил, что он носит «чисто технических характер»;
  • стороны также договорились создать совместный инвестиционный фонд с капиталом до 1 миллиарда долларов, в создание которого вложат свои средства Российский фонд прямых инвестиций и суверенный фонд Турции;
  • были сняты ограничения на некоторые наименования турецкой сельхозпродукции (для Турции вопрос всё еще остаётся чувствительным, главным образом, из-за продолжающегося запрета на ввоз, главным образом, турецких помидоров, которые являются основой экспорта сельскохозяйственных продуктов страны, и других продуктов);
  • представители государств обсудили и двусторонние энергетические проекты, такие как: АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток».

Турция и США

Со Штатами же Турция, похоже, намерена двигаться в направлении преодоления существующих разногласий.

30 марта госсекретарь США Рекс Тиллерсон осуществил визит в Турцию. В ходе него он встретился со всеми наиболее значимыми лицами государства, среди которых: президент Турции Эрдоган, премьер-министр Йылдырым и министр иностранных дел Чавушоглу. Помимо довольно обыденных тем, таких как: двустороннее сотрудничество, глобальные и региональные проблемы – стороны затронули вопрос поддержки со стороны США Отрядов народной самообороны (YPG), бойцов которых в Турции причисляют к террористам, а также экстрадиции исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Тиллерсон постарался как можно более обтекаемо коснуться этих вопросов, его турецкий коллега, в свою очередь, подчеркнул, что у Турции и США все ещё есть разногласия по поводу того, как странам двигаться дальше.

Тем не менее, о положительных сдвигах в отношениях свидетельствует, как минимум тот факт, что уже спустя такой малый срок с 3 по 4 апреля Турцию намерен посетить советник госсекретаря США Томас Шеннон. Более того, новая американская администрация, очевидно, сейчас вновь пытается включиться в процесс сирийского урегулирования, из которого, фактически, выпала в период перехода власти.

Напомним, что в отношениях между США и Турцией имеют место довольно продолжительные разногласия по поводу сотрудничества первых с сирийскими курдами, которое началось еще в 2014 году. Сейчас на повестку дня встал вопрос освобождения сирийского города Ракки от Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация); в ходе операции Штаты намерены прибегать к поддержке сил YPG, что вызывает серьёзную критику со стороны турецкого истеблишмента. Что же касается Гюлена, который на данный момент проживает в штате Пенсильвания, то турецкое руководство добивается от США его экстрадиции, так как именно он, согласно расследованию турецких сил правопорядка, является организатором попытки государственного переворота в Турции в ночь с 15 на 16 июля 2016 года.

Отношения с ЕС

16 апреля 2017 года в Турции пройдёт конституционный референдум, посвященный переходу государства к президентской форме правления. На нём решится, как дальнейшая судьба всей Турции, так и вопрос претворения амбиций Эрдогана в жизнь. Тем не менее, опросы общественного мнения демонстрируют раскол общества: согласно им турецкая власть всё еще не имеет достаточной поддержки для осуществления перехода. В связи с этим руководство страны начало широкую кампанию, нацеленную на получение необходимых голосов.

В начале марта турецкие министры предприняли ряд поездок по странам ЕС. Прежде всего, они были намерены встретиться с представителями турецких диаспор, проживающих на территории Европы, с целью добиться их поддержки в ходе апрельского референдума.

После того, как в начале марта власти немецкого города Гаггенау отменили выступление министра юстиции Турции Бекира Боздага перед представителями турецкой диаспоры. Вскоре после этого между Германией и Турцией разразился конфликт, причиной которого стало сделанное Эрдоганом сравнение политики немецких властей с нацизмом.

Похожий инцидент случился и в отношениях с Нидерландами. Голландские власти не пустили в страну для проведения подобных же мероприятий министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, а также объявили министра по делам семьи Турции Фатму Бетюль Сайян Кайю «нежелательным иностранцем», депортировав её в Германию, откуда она прибыла на территорию Нидерландов. Как и в случае с Германией Турция отреагировала, назвав действия голландского руководства «остатками нацизма и фашизма».

Кризис сопровождался взаимными обвинениями и претензиями. Стремясь продемонстрировать европейским государствам высокую ценность своей страны, а также пытаясь вынудить их идти на поводу Турции, Эрдоган выступил с предложением провести референдум по вопросу членства Турции в Европейском союзе, а министр Турции по делам ЕС отметил, что у Турции нет оснований соблюдать свои обязательства по соглашению о беженцах, отметив, что в отличие от Турции Союз не выполнил ни одного условия.

Внутренняя политика

За последнее время в Турции сложилась довольно нестабильная внутриполитическая ситуация, что связано не только с близостью страны к очагам локальных военных конфликтов на Ближнем Востоке, но и противоречивой политикой самого турецкого руководства: так, например, предстоящий в апреле конституционный референдум расколол турецкое общество на два лагеря.

Очевидно, действия турецких властей внутри государства основывались на понимании необходимости укрепления безопасности страны и её граждан. На момент второго марта, по заявлению премьер-министра Бинали Йылдырыма, турецким силовым структурам удалось задержать и обезвредить более 3500 боевиков ИГ (запрещённая в России террористическая организация). Были арестованы двое мужчин, планировавшие нападения на различные объекты в Стамбуле. Отмечалось, что они входили в ту же ячейку ИГ (запрещённая в России террористическая организация), что и нападавший на стамбульский ночной клуб «Reina» в январе 2017 года.

10 марта в Стамбуле потерпел крушение вертолёт. В результате трагического инцидента погибли 5 человек, среди которых 4 россиян, 2 получили ранения.

18 марта в турецкой провинции Чанаккале состоялась церемония закладки первого камня в рамках начала строительства подвесного автомобильного моста через пролив Дарданеллы. Мост значительно сократит путь от границы Греции и Болгарии до Турции. Завершить строительство планируется в 2023 году, к столетию Турецкой Республики.

Сирия

14-16 марта в Астане прошел 3-ий раунд переговоров по Сирии между Россией, Турцией и Ираном. Обстановка встречи была достаточно сложной, так как изначально на неё не явились представители сирийской вооруженной оппозиции, гарантом выполнения обязательств которой является Турция. Экспертами отмечалось, что формат постепенно исчерпывает себя, так результаты уже не имели столь прорывного значения как по итогам более ранних этапов, а оппозиция, по всей видимости, утратила к нему интерес.

Кроме того, 29 марта премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил о завершении операции «Щит Евфрата», продолжавшейся в Сирии с 24 августа 2016 года и осуществлявшейся совместно со Свободной армией Сирии, ведущей борьбу против правительства Башара Асада. Он также не исключил возможность осуществления другой операции против ИГ (запрещённая в России террористическая организация).

Военное сотрудничество

Среди прочего Россия и Турция обсудили возможность поставок в Анкару российских зенитных  ракетных комплексов С-400, что, с одной стороны, демонстрирует волю Турецкой Республики вести независимую от западных коллег политику, а, с другой, вызывает весьма неоднозначную оценку её партнёров по Североатлантическому Альянсу.

Также в начале марта главы генштабов вооруженных сил России, Турции и США (Валерий Герасимов, Хулуси Акар и Джозеф Данфорд, соответственно) провели в турецкой Анталье трёхстороннюю встречу, в ходе которой обсудили вопросы региональной безопасности, а также ситуацию в Сирии и Ираке. Целью мероприятия была, прежде всего, попытка согласовать позиции стран по сирийскому урегулированию.

***

Период марта 2017 года оказался довольно сложным для турецкой внешней политики. Выразилось это, прежде всего, в конфликте между Евросоюзом и Турцией. Как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе, едва ли можно ожидать его разрешения. Во-первых, Эрдоган, опираясь на дихотомию герой-злодей (где он – герой), рассматривает его как возможность повысить за счет него собственный имидж и поддержку населения перед апрельским референдумом. Во-вторых, негативные тенденции в отношениях Турции и ЕС прослеживаются уже давно: при решении вопросов обе стороны стремятся извлечь для себя наибольшую выгоду, не учитывая интересы партнёра, что демонстрирует и вопрос членства Турции в Европейском союзе, и соглашение по беженцам. Поэтому в ближайшее время нельзя ожидать восстановления дружеских отношений.

Отношения с Россией подтвердили свой цикличный характер. Очевидно, сейчас они находятся в стадии рецессии. Тем не менее, можно предположить, что возникшие противоречия не значительно повлияют на двусторонние отношения и в скором времени будут преодолены.

В свою очередь, с США, несмотря на существующие противоречия, Турция, по всей видимости, будет выстраивать близкие партнерские отношения. Нельзя говорить о кардинальной смене политики Штатов после прихода новой администрации, однако у турецкого истеблишмента, вероятно, есть надежда на возможность начать отношения с чистого листа. Во всяком случае, в ближайшее время, пожалуй, можно будет наблюдать положительные сдвиги в турецко-американских отношениях.

Что до внутреннего положения в Турции, то нестабильная ситуация в области безопасности побудила турецкие власти к более активной деятельности по предупреждению и предотвращению терроризма. Такая тенденция, очевидно, сохранится и далее.

Кроме того, нужно отметить, что внешнеполитические акции руководства страны были неразрывно связаны с внутренней политикой государства, так как имели целью получение поддержки турецких граждан, проживающих за рубежом. Референдум, который определит, в первую очередь, судьбу Турции и её граждан, стал, таким образом, причиной споров и за пределами страны. Разногласия по этому вопросу на всех уровнях и во всех областях политики, думается, породят извне – более того, уже породили – попытки помешать референдуму завершиться в соответствии с ожиданиями турецких властей.

В итоге турецкое руководство продолжает придерживаться довольно агрессивной политической линии. Политическая элита Турции с трудом идет на компромиссы. В своём стремлении оказывать влияние на глобальные политические и экономические процессы Турция пытается проводить независимую ни от кого политику. Такой внешнеполитический курс неразрывно связан с внутриполитическим стремлением сконцентрировать всю государственную власть в руках ограниченного круга лиц. Буквально все действия нынешнего турецкого руководства демонстрируют его «имперский» аппетит. Подобная тенденция, без сомнений, сохранится на самую долгосрочную перспективу, а, как минимум, на период пребывания у власти в Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и Партии справедливости и развития.

В.Аватков, А.Финохин

Турция: февраль 2017 (дайджест)

В феврале 2017 года в политике руководства Турецкой Республики сохранился ряд тенденций, начавшиеся еще в начале года.

Во внешней политике по-прежнему главным вопросом оставалось взаимодействие с основными акторами, по тем или иным причинам заинтересованными в разрешении сирийского конфликта. Кроме того, продолжалось укрепление отношений России и Турции. В свою очередь, на внутриполитическом пространстве наибольшее значение, как и прежде, отводилось процессу реформирования турецкой конституции.

Сирия

Переговоры в Астане, проведенные 23 января 2017 года Россией, Турцией и Ираном с участием представителей сирийской оппозиции сформировали новую площадку сотрудничества заинтересованных сторон с целью урегулирования конфликта в Сирии. Еще в ходе обозначенной встречи российской стороной был представлен проект новой сирийской конституции, работа над которой продолжилась в феврале при участии действующего сирийского руководства и представителей оппозиции. Результативность переговоров породила надежды сторон на достижение значительного прогресса, что привело к сохранению формата Астаны и продолжению встреч в течение февраля.

6 февраля в столице Казахстана прошло очередное совещание трехсторонней оперативной группы России, Турции и Ирана. На повестку дня были вынесены вопросы, прежде всего, касающиеся соблюдения, а также укрепления режима прекращения огня в Сирии; сообщалось, что механизм трехстороннего контроля за перемирием был согласован на 90 процентов. Однако уже в середине месяца, 16 февраля, стороны снова собрались, чтобы принять конкретные шаги по обеспечению сохранения режима прекращения огня: договорились создать специальную группу, состоящую из представителей России, Турции и Ирана, с целью обеспечения контроля за соблюдением перемирия. Для помощи в организации группы было принято решение обратиться к помощи экспертов и ООН.

Помимо прочего, был проведен телемост между законодательными органами стран-гарантов перемирия, ряд телефонных разговоров, в том числе между президентом Турции Эрдоганом и президентом России Путиным.

Примечателен тот факт, что сегодня Турция активно сотрудничает с Россией и Ираном, с позициями которых ранее вступала в конфликт в рамках сирийского урегулирования. Очевидно, что турецкий истеблишмент понял несостоятельность американской политики в Сирии и, не желая оставаться в стороне от решения данного вопроса, ппринял более сильную, на её взгляд, сторону. Однако неразумно полагать, что смена партнеров, свидетельствует о смещении вектора турецкой политики в других областях; подобный формат является для Турецкой Республики, прежде всего, инструментом и посредником в реализации собственных амбиций на Ближнем Востоке.

Турецкий поток

1 февраля 2017 года верхняя палата Федерального собрания Российской Федерации ратифицировала соглашение, заключенное между Россией и Турцией, о проекте газопровода «Турецкий поток», а 7 февраля оно было подписано президентом Российской Федерации. В Турции соглашение было одобрено еще в декабре 2016 года.

Проект трубопровода предполагает строительство по дну Черного моря двух ниток мощностью по 15,75 миллиардов кубометров каждая, одна из которых будет полностью предназначена для обеспечение потребностей турецкого рынка. Ожидается, что строительные работы закончатся в 2019 году.

Очевидны выгоды не только для России, которая ежегодно будет, предположительно, получать только с одной нитки более 700 миллионов долларов, но и для Турции, которая не будет платить за прокладку морской части газопровода, получит скидку, а также, главное, сможет обеспечить потребность в газе растущего рынка.

Турция и Запад

В отношениях с Западом, как и прежде, наблюдалось похолодание, что продемонстрировал визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Турцию. Так, премьер-министра Турции Бинали Йылдырым обсудил со своей коллегой ведение антитурецкой пропаганды и враждебной деятельности в отношении её нынешнего руководства. Кроме того, Турция усилила давление на Европу, грозясь расторгнуть договор по беженцам и требуя более оперативного введения безвизового режима для турецких граждан, который предусмотрен данным документом.

Критика западных партнеров выразилась также в заявлении министра обороны Турции Фикри Ышика в ходе Мюнхенской конференции по безопасности о том, что сегодня НАТО не справляется со своими обязательствами и должна быть реформирована.

Тем не менее, на западном направлении наблюдались попытки преодолеть кризис отношений между Турцией и США, который имел место быть во время пребывания у власти Барака Обамы. Приход к власти Трампа дает турецкому руководству надежду на нормализацию контактов. В ходе телефонного разговора 8 февраля американский президент заявил о поддержки Турции как стратегического партнера и союзника по НАТО, два лидера выразили общность взглядов по вопросу борьбы с терроризмом. Кроме того, Трамп и Эрдоган договорились о согласованных действиях по зачистке от боевиков Исламского государства (ИГ; запрещенная в России террористическая организация) в сирийских городах Ракка и Эль-Баб, который, к слову, был освобожден 24 февраля, что положило конец операции «Щит Евфрата».

Необходимо заметить, что отношения Турции и Запада нельзя трактовать однозначно: в то время как между Европой и Турцией продолжают испытывать трудности (прежде всего, из-за стремления Европейского союза действовать исключительно в контексте собственных интересов), наблюдаются стремление турецких властей наладить взаимовыгодные отношения с новой американской администрацией.

Внутренняя политика

10 февраля Эрдоган одобрил пакет поправок к турецкой конституции, который получил большинство голосов в парламенте Турции ранее, 21 января. Для их окончательного принятия необходим референдум, проведение которого было назначено на 16 апреля.

Реформа конституции Турецкой Республики предполагает расширение полномочий главы государства и введение президентской формы правления. Кроме того, поправки включают реформу военных судов, а также упразднение верховных военных судов, что вопреки заветам Ататюрка, который рассматривал армию в качестве гаранта светскости государства, поставит вооруженные силы в зависимость от политического руководства страны.

В Турции продолжается планомерное укрепление власти действующего президента, что также выразилось в предложении создать центр анализа информации для борьбы с антиправительственной пропагандой, озвученное одним из членов правящей Партии справедливости и развития. Целью центра ставится борьба с иностранной пропагандой и дезинформацией в отношении турецкого руководства.

Помимо прочего, 22 февраля в Турции завершилось расследование по делу о попытке государственного переворота, совершенной 15 июля 2016 года. В ходе расследования тысячи человек лишились своих рабочих мест и сотни были задержаны по подозрению в причастности к попытке госпереворота. Среди обвиняемых: проповедник Фетхуллах Гюлен, и 23 представителя вооруженных сил.

Наблюдаемые сегодня в Турции события, очевидно, значительно противоречат общепризнанным демократическим ценностям. Происходит сосредоточение всей полноты власти в руках одного человека, на что постоянно указывает турецкая оппозиция. Тем не менее, подобный процесс поддерживается большой частью взрослого населения, в коллективном сознании которого сильны не только память об имперском прошлом страны, но и традиционные для ислама ценности.

Турция и Россия

Главным событием во взаимоотношениях между Россией и Турцией, несомненно, стал трагический инцидент с гибелью турецких солдат в Сирии. 9 февраля в результате непреднамеренного удара российских ВКС погибли трое турецких солдат и 11 были ранены.

Несмотря на некоторую схожесть ситуации с инцидентом с российским Су-24 в ноябре 2015 года руководителям двух стран удалось преодолеть возможные негативные последствия несчастного случая, а главное избежать повторного обострения отношений. Сторонами было принято решение усилить координацию вооруженных сил двух стран, с целью не допустить в дальнейшем повторения подобных инцидентов. Это демонстрирует заинтересованность на данном этапе руководств двух государств в поддержании дружеских отношений, конструктивного сотрудничества и взаимовыгодного партнерства России и Турции.

***

Февраль подтвердил те тенденции во внутренней и внешней политике Турции, которые начались еще в прошлом году и продолжились в январе 2017 года. Во внешнеполитической деятельности Турции очевиден поворот с Запада на Восток, что выразилось в её сотрудничестве с Россией и Ираном по вопросу сирийского кризиса. Отношения с Европой по-прежнему находятся в напряженном состоянии, при этом руководство Турции предпринимает попытки по налаживанию конструктивного диалога с администрацией Дональда Трампа.

Наблюдалась планомерная, однако, очевидно, временная, нормализация внутриполитической обстановки в Турции, что связано, как можно предположить, с близостью заключительного этапа (референдума) необходимого для перехода к президентской форме правления. В то же время нельзя отрицать, что политическая власть в Турции постепенно сосредотачивается в руках одного человека, что, с учетом политических реалий страны, при должном сопротивлении незаинтересованных в этом процессе сторон, вероятно, станет еще одним фактором нестабильности в Турецкой Республике.

 

В.Аватков, А.Финохин

Внутренние факторы сближения Турции с Россией: мир или перемирие?

С начала 21 века отношения России и Турции развивались по восходящей траектории, это было обусловлено взаимовыгодным экономическим сотрудничеством, в особенности в энергетической сфере. Однако, как и в 19, 18 и даже в 17 веках, отношения между Россией и Турцией движутся по синусоиде. Это говорит о том, что после каждого цикла-сближения следует цикл-конфронтации. Во многом, это связано с тем, что страна по-прежнему находится в процессе поиска своего места на мировой арене. Сейчас уже очевидно, что Турцию не устраивает положение только лишь региональной державы, политический истеблишмент в лице правящей Партии справедливости и развития (ПСР) пытается выдвинуть свои притязания на превращение Турции в мировую державу. При этом высшее руководство пытается балансировать в проведении своей внешней политики на противоречиях мировых держав, что зачастую приносит Турции определенные выгоды в краткосрочной перспективе, однако порою подобные попытки торговаться или шантажировать своих международных партнеров загоняют Турцию в политическую изоляцию.

Сейчас можно наблюдать довольно серьезное изменение во внешнеполитическом курсе Турции. Политическая элита страны, убедившись в ошибочности слепой веры в своих западных союзников, коренным образом пересматривает собственные взгляды на приоритеты внешней политики. Поворот в сторону России наметился еще в мае 2016 года. Тогда с поста премьер-министра был снят Ахмет Давутоглу. Это событие примечательно и символично тем, что именно этот человек был двигателем сближения Турции с Западом, а так же именно он в ноябре 2015 года заявил, что российский самолет был сбит по его личному приказу.

Через месяц 27 июня общественность увидела первые результаты переоценки внешней политики Турции. Президент Эрдоган направил Владимиру Путину письмо, в котором он выразил сожаления в связи с гибелью российского пилота Олега Пешкова. Данный шаг, осуществленный во многом благодаря личным связям правительственных и бизнес кругов двух государств, а так же при личном содействии президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, позволил сторонам прийти к взаимоприемлемому исходу. Россия была удовлетворена тем, что все-таки получила извинения, а Эрдоган сумел сохранить свое лицо, что очень важно для восточного лидера.

Вслед за этим в Турции в ночь с 15 на 16 июля была осуществлена попытка военного переворота, которая в итоге не увенчалась успехом. Военные потерпели фиаско, а действующий президент сумел сплотить вокруг себя не только турецкий народ, но и практически всю политическую элиту, которой под страхом проводимых в стране расследований по делу о причастности к перевороту пришлось так же выразить свою поддержку правящим кругам и выступить с осуждением путчистов.

Таким образом, данный неудавшийся переворот развязал Эрдогану руки в проведении единоличной внутренней и внешней политики, а так же позволил по-новому раскрутить образ «всемирного врага» проповедника Фетхуллаха Гюлена, который из политического и духовного наставника Эрдогана превратился в его главного противника. Мало того, что турецкое руководство обвинило его в осуществлении попытки государственного переворота, согласно заявлениям турецких официальных лиц, он так же оказался причастен и к инциденту со сбитым российским самолетом.

Переворот 15 июля стал своего рода катализатором смены вектора внешнеполитического курса Турецкой Республики с запада на Россию. При этом важно отметить, что без взаимной воли обоих государств данного сближения не могло произойти. Обе стороны только потеряли от снижения уровня двусторонних отношений. Причем, речь идет не только об экономическом сотрудничестве, но и о политическом взаимодействии.

Турция и Россия – два евразийских государства, которые играют огромную и порою даже решающую роль в разрешении глобальных проблем человечества. При взаимном сотрудничестве, и это уже видно сейчас, удалось разработать новые пути политического урегулирования сирийской проблемы. Активно набирает обороты переговорный процесс глав внешнеполитических ведомств России, Турции и Ирана. И он уже принес определенные результаты, о которых свидетельствует проведение межсирийских переговоров в Астане, в которых принимали участие не только представители официального Дамаска, но и сирийской оппозиции. Данный переговорный механизм развеял миф о безальтернативности коалиции во главе с США в разрешении кризиса в Сирии и борьбы с терроризмом.

При этом очень тревожным является тот факт, что процесс восстановления двусторонних отношений России и Турции по-прежнему остается хрупким и неустойчивым. Об этом свидетельствуют трагические события, случившиеся в конце прошлого года, когда в Анкаре был убит посол России в Турции А.Г.Карлов. Сразу же после случившегося руководство Турции вновь обвинило во всем сторонников Фетхуллаха Гюлена, «просочившихся» в военные и государственные структуры Турции. Однако настораживает преждевременность данных заявлений сделанных, до проведения следственных мероприятий, а так же тот факт, что убийца состоял на службе в полиции, в рядах которой так же были проведены серьезные «антигюленовские» чистки после попытки государственного переворота.

Именно поэтому сегодня, восстанавливая и развивая отношения с Турцией, необходимо пристально следить за тем, чтобы за добрыми намерениями не скрывалась подковерная политическая игра каких-либо третьих сил. В противном же случае подобные отношения будет вновь ожидать период осложнения и конфронтации. Очень важно, чтобы стороны не останавливались на достигнутом и сумели выстроить отношения во взаимовыгодном русле, и только тогда можно будет понять, чем является данный виток российско-турецких отношений: всеобъемлющим миром или только лишь перемирием перед новым столкновением.

В.Аватков, С.Панов

——

Статья подготовлена в рамках проекта МГИМО «Внутриполитический процесс в Турецкой Республике на современном этапе»

Турция: декабрь 2016 (дайджест)

В области внешней политики в декабре главной темой стали российско-турецкие отношения. Особый статус им придало как трагическое убийство российского посла, так и ускоряющееся взаимодействие на уровне президентов, МИД, министерств обороны и экспертных сообществ. Отношения с Россией наложили отпечаток на взаимоотношения Турции с другими странами.

Во внутренней политике центральным вопросом остается процесс создания новой конституции. Завершается процесс согласования текста поправок с главным политическим союзником – Партией националистического движения. В ближайшее время проект будет представлен на рассмотрение Великого Национального Собрания Турции.

Принципиальным вопросом остается то, как будут соотноситься внутренние и внешние политические процессы и как они повлияют на отношения между Россией и Турцией

 

Российско-турецкие отношения в декабре 2016 года пережили сильнейший удар. В Анкаре 19 декабря был убит российский посол Андрей Генадьевич Карлов. Тем не менее, несмотря на трагедию процесс восстановления двусторонних отношений по-прежнему идет активно: 6 декабря Москву с официальным визитом посетил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым. Он встретился с президентом России В.В. Путиным, а также посетил МГИМО, где прочитал лекцию для студентов.

16 декабря Российский совет по международным делам (РСМД) в сотрудничестве с Центром стратегических исследований МИД Турции (SAM) провел в Анкаре международную конференцию «Углубление двусторонних отношений России и Турции». Напомним, что данное мероприятие стало ответным: первая подобная конференция прошла в Москве еще до начала кризиса в двусторонних отношениях, в октябре 2015 года.

20 декабря в Москве прошли трехсторонние переговоры между главами МИД России, Турции и Ирана. Параллельно с переговорами глав внешнеполитических ведомств шли переговоры министров обороны трех стран. По итогам трехсторонней встречи глав МИД было принято совместное заявление по Сирии. Основной прорыв связан с признанием того, что главная цель в Сирии – не смена режима, а борьба с терроризмом. Данные переговоры стали предтечей встречи лидеров 3-х стран в Астане в середине января.

Уступки со стороны Турции продолжились, когда 27 декабря президент Турции Р.Т. Эрдоган в ходе пресс-конференции заявил, что коалиция, возглавляемая США, оказывает поддержку террористам, а не борется с ними. Несмотря на то, что данное заявление вызвало фурор в российских СМИ, оно не является первым в своем роде. Например, такие же обвинения от президента Турции можно было услышать еще 17 ноября во время выступления в пакистанском парламенте. Таким образом, поворот в американской политике связан, скорее всего, не с улучшением российско-турецких отношений, а победой Дональда Трампа на президентских выборах.

Тем не менее, активное взаимодействие России и Турции дало серьезные положительные результаты: 29 декабря президент России Владимир Путин объявил о начале перемирия в Сирии, что было бы невозможно без предварительного согласования данного плана с Турцией. Закрепить данные успехи должны переговоры в Астане в январе 2016 года.

 

Американо-турецкие отношения

На фоне российско-турецкого сближениям остаются вопросы относительно будущего развития отношений между Турцией и США. Нынешняя политика Турции даёт основание полагать, что она активно использует переходный период в США для укрепления своих позиций в регионе. Более того, Турция видит, что с приходом администрации Трампа высока вероятность, что позиция Америки по Сирии может измениться.

В результате Турция перешла к политике критики курса, который велся при Обаме. Также она теперь пытается играть роль лидирующий силы в регионе, которая может учитывать, а может и не учитывать американские интересы при реализации своей политики. Проявлением этого стало заявление 30 декабря министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, согласно которому потенциально США могут пригласить на трехстороннюю встречу в Астане.

Такая расстановка сил делает особенно интересным будущее американо-турецких отношения после официального вступления Трампа в должность президента.

 

Исламское направление

Турция продолжает проводить многовекторную политику. Одним из самых главных направлений этой политики является взаимодействие с мусульманскими странами. Напомним, что Турция является председателем Организации исламская конференция до 2019 года. 22 декабря прошло внеочередное заседание данной организации, председателем которой выступил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Главной темой заседания стала ситуация в Алеппо и другие последние события, происходящие в Сирии.

Интересно, что заседание прошло сразу через день после трехсторонних переговоров в Москве представителей России, Ирана и Турции. Таким образом, договоренности, достигнутые в Москве были доведены до всех мусульманских государств.

 

Мост между Европой и Западом

Располагаясь между двумя континентами, Турция вынуждена находить общий язык как со странами, являющимися частью европейской цивилизации, так и со странами Востока. Чередовать это Турции получается довольно успешно: 13 декабря Турцию с официальным визитом посетил министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек. Главной темой стало сотрудничество в торговой и экономической сферах.

В то же время уже 18 декабря прошло второе заседание Комитета высшего сотрудничества Турции и Катара в Трабзоне. Его лично посетил президент Эрдоган. Задачей комитета стал поиск дальнейшего углубления сотрудничества двух стран, которое и так уже находится на высоком уровне во многих сферах от военной до экономической.

 

Внутренняя политика

В области внутренней политики по-прежнему первичным вопросом остается разработка проекта новой конституции. Практически ежедневно поступает информация из парламентской комиссии по разработке конституции об успехах и неудачах.

Необходимо отметить, что речь уже ведется в основном не о создании новой конституции, а о внесении в нее масштабных поправок. Скорее всего, данное решение является компромиссным, чтобы прийти к согласию с оппозицией, в первую очередь, Народно-республиканской партией.

Метод внесения изменений, а не пересмотра также упрощает работу экспертов, поскольку дает возможность отслеживать какие изменения в какие конкретно статьи будут вноситься.

С 20 по 30 декабря проходили совещания представителей Партии справедливости и развития и Партии националистического движения по вопросу внесения изменений в конституцию. Напомним, что на данный момент голосов представителей этих двух партий хватит для того, что новый основной закон был вынесен на общенародный референдум.

По результатам совещания стороны объявили, что они достигли соглашения по целому ряду вопросов, среди которых:

  1. Возрастной ценз для получения права быть избранным на парламентских выборах был снижен с 25 до 18 лет.
  2. Выборы президента и членов парламента будут проводиться в один день каждые пять лет.
  3. Общее число депутатов будет увеличено с 550 до 600 человек.
  4. Обязательным для получения права быть избранным президентом станет наличие турецкого гражданства с момента рождения (по всей видимости, это является реакцией на беженцев из Сирии).
  5. Президенту также будет позволено совмещать пост лидера партии и президента.
  6. Будет полностью упразднено военное судопроизводство.
  7. Следующие выборы президента и премьер-министра состоятся 3 ноября 2019 года.

Ожидается, что все эти изменения будут внесены на разбор парламента во второй половине января 2017 года. В случае, если проект получит поддержку более 330 депутатов, изменения будут вынесены на общенародный референдум.

 

Проблема терроризма

По-прежнему актуальной остается тема терроризма. 10 декабря взрывные устройства были приведены в действие у стадиона «Бешикташ», где одноименная футбольная команда проводила матч с «Бурсаспором». Всего было взорвано две бомбы в промежуток в 45 минут. Число погибших составляет 38 человек. Среди них 30 – полицейские. Ответственность за теракт на себя взяла организация «Соколы свободы Курдистана», которая раньше являлась крылом Курдской рабочей партии (ПКК).

Данный теракт повлек за собой новую волну расследований в отношении курдских активистов. 12-13 декабря были задержаны 568 человек, среди которых 190 человек являются членами региональных отделений прокурдской Демократической партии народов.

Партия справедливости и развития уже не единственная партия, которая активно использует эту тему в своих политических кампаниях. Лидер НРП Кемаль Кылычдароглу, выступая 18 декабря перед своими сторонниками, также поднял тему важности борьбы с терроризмом. В частности, он заявил следующее: «Если мы будем сильными, если мы будем вместе, если мы будем вместе прямо выступать против терроризма, мы спасем нашу страну от этой угрозы».

Другое схожее заявление пришло из штаба Партии националистического движения. Ее лидер, Девлет Бахчели, заявил, что «предатели хотят закрыть выходы на улицу. Они надеяться сделать в городах то, что у них не получилось сделать в горах. Мы не дадим им этого сделать».

Таким образом, политический дискурс трех главных партий по поводу терроризма уже ничем не отличается. Вообще различий между ними становится все меньше и меньше. На фоне всего этого перестает быть удивительно, почему они так успешно вместе продвигают поправки в конституцию.

 

Падение рейтинга Демократической партии народов

Активная антикурдская политика правительства и 3-х парламентских партий дала свои плоды. В отчете, который был подготовлен исследовательской компаний ORC, дана информация по поводу того, как бы распределились голоса между четырьмя парламентскими партиями, если бы выборы в Меджлис прошли завтра. Особенно интересно сравнить эти цифры с результатами выборов, которые прошли год назад 1 ноября.

По данным ORC, 52,8% избирателей отдали бы свои голоса за правящую Партию справедливости и развития (год назад было 49%), Народно-республиканская партия получила бы 23,4% (25% годом ранее), Партия националистического движения – 15% (в 2015 году – 11,93%). Демократическая партия народов получила бы 7% голосов, не преодолела бы порог в 10% и не получила бы места в парламенте. Напомним, на выборах 1 ноября ее результат составил 10,7%.

Таким образом, политика давления на курдов способствовала укреплению не только Партии справедливости и развития, но и их на данный момент главных союзников – Партии националистического движения.

Опрос представил и другие важные показатели. 61% опрошенных высказался за переход к президентской форме правления. Также Партия националистического движения сумела полностью преодолеть внутрипартийный кризис. Напомним, что с января по май 2016 года внутри партии шла активная борьба за проведение выборов нового председателя. Поводом для этого послужила экстренная госпитализация действующего председателя партии Девлета Бахчели в больницу в январе. Однако партийная борьба уже осталась в прошлом и подтверждением этого является 81% опрошенных, высказавшихся против проведения выборов в партии.

Противоположная ситуация в Народно-демократической партии. 63% выступают за смену лидера партии Кемаля Кылычдароглу. Стоит отметить, что это уже не первый раз, когда поступают подобные предложения, но по-прежнему они не смогли возыметь никакого успеха.

Последние данные опроса касались степени доверия народа к президенту. И здесь также результаты можно назвать положительными для Партии справедливости и развития. 72% опрошенных заявили о полной поддержке политики Реджепа Тайипа Эрдогана.

 

***

Подводя итоги, необходимо сделать один важный вывод: сложившаяся в декабре формула отношений Турции с Россией и другими странами не является системой. Это только временная расстановка сил, которая может развалиться в любой момент, но которая также оставляет надежду на будущее успешное развитие отношений России и Турции. 

Необходимо учитывать, что конституционный процесс в Турции движется к своему завершению. Его финальной точкой станет референдум, для которого Партии справедливости и развития придётся собрать все свои силы, чтобы создать легитимную общенациональную основу новой государственной системы. Если только внутренних ресурсов окажется недостаточно, могут быть задействованы и внешнеполитические. Однако пока непонятно, что внешнеполитические ресурсы будут из себя представлять. В любом случае, в интересах России внимательно отслеживать политические процессы внутри Турции.

 

В.Аватков, М.Кочкин