Арабские страны: январь 2019 г. (дайджест)

Протесты в Судане на протяжении первого месяца нового года не теряли интенсивности. У протестующих наконец-то появились лидеры и внятная программа.

На ливанском направлении произошли значительные изменения. Затяжной политический кризис приблизился к своему завершению благодаря формированию нового правительства. Прошедший 20 января в Бейруте саммит ЛАГ, несмотря на отказ большинства лидеров арабских стран принять в нём участие, чётко продемонстрировал, что в арабском сообществе есть сторонники восстановления Сирии в организации.

На сирийском треке сохранилась негативная тенденция декабря по случаям нарушения режима прекращения огня. Политическое урегулирование столкнулось с проволочками, начало работы конституционного комитета по новым спискам, очевидно, переносится на февраль.

Подобным образом дела обстоят и с межпалестинским диалогом, основным посредником в котором должна выступить Москва. Переговоры с представителями 10 палестинских фракций было решено перенести на 13-14 февраля.

СУДАН

1 января на фоне начавшихся в декабре 2018 г. протестов 22 политические партии Судана подписали совместную петицию на имя президента Омара аль-Башира с требованием ухода в отставку, роспуска парламента и создания переходного правительства.

2 января суданским властям наконец-то удалось заблокировать соцсети «Twitter», «Facebook» и мессенджер «WhatsApp», которые использовались протестующими для координации действий, а также для освещения актов неправомерного применения силы правоохранительными органами, которые замалчивались государственными СМИ.

13 января прокуратура Судана сообщила, что количество погибших среди демонстрантов достигло 24 человек. По неофициальным данным, погибло около 40 человек. Однако, несмотря на такие расхождения в цифрах, 22 января О. аль-Башир выступил с речью, в которой обвинил неких «диверсантов» в гибели протестующих и напомнил о предстоящих президентских выборах в 2020 г. Ранее, 20 января, суданский лидер сообщил о задержании иностранных агентов, якобы получивших инструкции «внедриться в ряды протестующих и убивать их», чтобы повысить градус конфликта и «разрушить страну».

26 января, спустя почти месяц с начала волнений, Садык аль-Махди, свергнутый О. аль-Баширом в 1989 г. и нынче возглавляющий одну из ведущих оппозиционных партий Судана «Аль-Умма», заявил, что целиком и полностью поддерживает демонстрантов, осуждает их убийство и призывает режим уйти. По словам С. аль-Махди, в ближайшее время «Аль-Умма», заручившаяся поддержкой неназванных «политических и гражданских групп», собирается подписать «Декларацию свободы и перемен», которая предусматривает немедленную отставку президента без каких-либо предварительных условий, формирование переходного правительства и т.д. По сути, «Декларация» С. аль-Махди должна стать альтернативой петиции, подписанной 1 января 22 партиями.

27 января О. аль-Башира прибыл с однодневным визитом в Каир, где встретился со своим египетским коллегой Абдель Фаттахом Ас-Сиси. Выступая на пресс-конференции, суданский президент заявил, что события в его стране являются ничем иным, как «попыткой клонировать в Судане, то, что известно как «арабская весна»». Ранее правительство Египта выступило со словами поддержки «стабильности и безопасности» своего южного соседа, что позволяет расценивать вероятность египетского вмешательства в текущую ситуацию в Судане как крайне низкую.

30 января среди протестующих получило широкий резонанс сообщение о задержании дочери С. аль-Махди Мариям, которая является вторым по влиянию лицом после отца в партии «Аль-Умма». Подобные действия суданского режима, тем не менее, оказались не резким шагом, а продуманной акцией, т.к. в тот же день начальник национальной службы разведки и безопасности Салах Чош издал указ об освобождении всех задержанных в ходе протестных демонстраций.

Также 30 января около 300 преподавателей и научных сотрудников Хартумского университета объявили забастовку и опубликовали «Инициативу профессоров университета Хартума», которая вслед за петицией 22 партий и «Декларацией свобод и перемен» С. аль-Махди повторяет основное требование протестующих – создание переходного правительства. Поддержка со стороны интеллектуальной элиты свидетельствует о том, что волнения в Судане кристаллизуются, т.к. стихийность, обеспеченная народными массами «снизу», в январе получила конструктивную составляющую «сверху».

ЛИВАН

4 января в ряде регионов Ливана прошли крупномасштабные демонстрации. Главными требованиями протестующих стали формирование правительства в ближайшее время и проведение экономических реформ, направленных на улучшение условий ведения малого и среднего бизнеса в стране. Представители экономического комитета Ливана, временно заменяющего соответствующее министерство, назвали демонстрации «глупостью», т.к. они проводятся в период праздничных скидок. Однако, несмотря на такую реакцию со стороны властей, в свете готовящегося саммита Лиги арабских государств, многими протесты были восприняты весьма серьёзно.

20 января в Бейруте состоялся саммит экономического и социального развития ЛАГ. Ранее, 18 января, генеральный секретарь Лиги Ахмад Абдуль Гейт заявил, что на повестке встречи будет около 30 согласованных пунктов, важнейшими из которых являются:

  • проблема сирийских беженцев
  • продовольственное обеспечение арабских стран
  • развитие торговли и беспошлинной зоны в арабском регионе
  • развитие частного сектора
  • разработка стратегии в области энергетики
  • проблема утилизации и переработки отходов
  • финансирование развития отдельных стран (в частности, послевоенное восстановление Сирии)

Также одной из ключевых тем саммита стал вопрос о восстановлении членства Сирии в организации. Однако здесь к какому-либо результату сторонам прийти не удалось. По словам А. Абудль Гейта, представителям арабских государств «необходимо достигнуть понимания с Дамаском в ряде вопросов», чего невозможно добиться без «общего арабского согласия». Тем не менее, глава МИД Ливана Джебран Басиль впервые открыто высказался за возвращение САР в Лигу.

Примечателен тот факт, что практически все главы стран-членов ЛАГ, кроме президентов Ирака и Мавритании, воздержались от участия в бейрутском саммите. Некоторые эксперты и аналитики увидели причину такого расклада в длительном отсутствии правительства в Ливане (более 240 дней) и затяжном политическом кризисе. Другие же акцентировали внимание на внешнем факторе, т.к. Ливан традиционно является одной из арен шиито-суннитского противостояния. В частности, данное мнение разделил заместитель спикера ливанского парламента Или аль-Фарзли, заявив, что низкий уровень участия в саммите является частью иностранного давления на страну, и «другого объяснения нет».

Также стоит отметить, что в день проведения саммита ЛАГ в Бейруте состоялась акция протеста, в которой приняло участие около 20 тыс. человек. Организатором неожиданно для многих выступила коммунистическая партия Ливана, которой удалось при помощи социальных лозунгов привлечь многие общественные организации и силы, недовольные экономическим положением страны. При этом член политотдела компартии Омар Диб заявил, что проведение демонстрации в день саммита просто совпадение, т.к. она планировалась до оглашения даты встречи ЛАГ.

31 января ливанский премьер-министр Саад Харири объявил о том, что формирование нового состава кабинета министров завершено. Конечно, говорить о полном завершении затяжного политического кризиса, начавшегося 4 ноября 2017 г. после заявления С. Харири об отставке, пока не приходится. Тем не менее, новый состав руководства страны, отличающийся большей инклюзивностью, внушает определённую надежду на примирение сторон и продвижение национального диалога.

СИРИЯ

7 января, как и было объявлено ранее, норвежский дипломат с богатым опытом Гейр Педерсен приступил к исполнению обязанностей в качестве спецпосланника генсека ООН по Сирии. В день своего вступления в должность Г. Педерсен поблагодарил своего предшественника Стаффана де Мистуру за неустанную работу по сирийскому направлению, а также заявил, что для него будет «большой честью служить сирийскому народу и поддерживать стремление сирийцев к миру».

Первым делом новый спецпосланник посетил Дамаск и Москву, где провёл ряд консультационных встреч. Позже, 23 января, на полях Всемирного экономического форума в Давосе Г. Педерсен заявил о намерении посетить Анкару и Тегеран, т.к. сейчас будущее конституционного комитета САР, по его словам, зависит именно от стран-гарантов Астанинского процесса.

Первое заседание конституционного комитета Сирии по новым спискам, в связи с вступлением Г. Педерсена в должность, было решено перенести на февраль. 28 января глава МИД России Сергей Викторович Лавров сообщил прессе о том, что очередной саммит лидеров России, Турции и Ирана по Сирии планируется провести в Астане в середине февраля. По мнению большинства экспертов, февральская встреча «астанинской тройки» может стать заключительным этапом подготовки работы будущего сирийского комитета.

Позже, 31 января, турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу назвал точную дату встречи лидеров стран-гарантов Астанинского процесса – 14 февраля.

Что касается военной обстановки в Сирии, то январь сохранил негативную динамику декабря прошлого года. Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС) опубликовал следующую статистику зафиксированных случаев нарушения режима прекращения огня:

  • 107 нарушений – 5-12 января
  • 127 нарушений – 12-19 января
  • 212 нарушений – 19-26 января

Подавляющее большинство зафиксированных случаев по-прежнему приходится на Алеппо и провинцию Идлиб, которая является одной из ключевых зон деэскалации. По мнению турецкой стороны, такое положение дел вызвано попытками коалиции под началом США сорвать российско-турецкий «идлибский меморандум», о чём 31 января сообщил М. Чавушоглу.

В ночь на 21 января ВВС Израиля атаковали несколько объектов в пригородах Дамаска. В результате авиаударов, по данным Министерства обороны России, погибло 4 сирийских военнослужащих, 6 получили ранения, также была частично повреждена инфраструктура международного аэропорта в Дамаске. В связи с данным инцидентом Министерство иностранных дел САР направило в ООН официальное обращение, в котором израильская агрессия названа «попыткой продлить кризис и войну с террористами».

30 января руководитель ЦПВС генерал-лейтенант Сергей Соломатин заявил, что курдские ополченцы из состава Сирийских демократических сил (СДС), поддерживаемых американцами, заблокировали направленную российским командованием колонну с гуманитарной помощью, направленную в Хаджин. По словам С. Соломатина, бойцы СДС развернули конвой, «сославшись на категорический запрет со стороны представителей ВС США».

Относительно объявленного в 20-х числах декабря вывода войск США из Сирии в этом месяце возникли определённые разногласия. Фактически вывод войск оказался сокращением американского контингента. 23 января в ходе еженедельного брифинга официальный представитель МИД России Мария Захарова отметила, что конкретных шагов на этом направлении Вашингтоном предпринято не было.

ПАЛЕСТИНА

4 января, согласно заявлению палестинского министерства здравоохранения, в ходе очередной акции «Великого марша возвращения» пострадало 25 палестинцев, 5 из которых являются сотрудниками скорой помощи.

Следующая демонстрация на границе анклава прошла 11 января и собрала несколько тысяч человек. Информации о пострадавших не поступало, однако, по словам очевидцев, этот протест отличился особой ожесточённостью столкновений с израильскими военными. Вполне вероятно, что причиной тому стало решение премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху о приостановке перечисления Газе средств из $15 млн, выделенных Катаром.

18 января во время 43-й пятничной акции в рамках «марша» пострадало 43 палестинца, среди которых были 2 журналиста и 3 медика. Согласно заявлению местного минздрава, помимо резиновых пуль и слезоточивого газа, бойцы ЦАХАЛ применяли и боевые патроны.

29 января правительство Палестины во главе с премьер-министром Рами Хамдаллой ушло в отставку. В своём официальном обращении Р. Хамдалла отметил, что правительство продолжит исполнять свои обязанности до формирования нового кабинета министров, для успеха работы которого необходимо «доверие граждан и искренняя поддержка всех сил, фракций и составляющих палестинского общества». Примечательно, что в этот же день официальный представитель ХАМАС призвал провести в Палестине всеобщие выборы президента, парламента и национального совет.

Что касается палестино-израильского и межпалестинского урегулирования, то запланированный на 15 января визит лидера ХАМАС Исмаила Хании в Москву было решено перенести на неопределённый срок.

Позже, 25 января, посол Палестины в Москве Абдельхафиз Нофаль сообщил прессе, что межпалестинская встреча с участием представителей 10 фракций в Москве пройдёт 13-14 февраля. 29 января данную информацию подтвердили в МИД России.

***

На данный момент суданским властям более-менее удаётся справляться с протестной активностью граждан. Оппозиция наконец-то нашла своего лидера в лице давнего соперника президента О. аль-Башира – Садыка аль-Махди. На данный момент в Судане есть две программы действия – «Декларация» С. аль-Махди и петиция, подписанная представителями 22 политических партий. «Декларация» отличается более радикальным характером требований, в то время как петиция скорее предполагает «внутреннюю перестановку» в правительстве. Вполне вероятно, что, в случае успеха действующего режима, О. аль-Башир покинет пост самостоятельно (как минимум, в силу возраста) в 2020 г., когда планируется проведение очередных президентских выборов.

Формирование правительства в Ливане стало важным шагом на пути к национальному примирению. Новый кабинет министров можно назвать инклюзивным. Министерские портфели поделены между представителями враждующих Коалиций 8 марта и 14 марта с небольшим перевесом в пользу первых. Нестабильная экономическая ситуация в стране, вероятно, заставит давних соперников какое-то время сосредоточиться на текущей повестке, отложив политические разногласия. В любом случае, даже короткая передышка от политических «трясок» пойдёт на благо ливанскому обществу. Сохранение стабильности в Ливане входит в интересы всего региона, т.к. эта небольшая страна уже не первый год является одной из арен ирано-саудовского противостояния, а также играет важную роль в рамках сирийского кризиса.

События января на сирийском треке в очередной раз продемонстрировали, что, несмотря на участившиеся случаи нарушения режима прекращения огня, основные усилия теперь сосредоточены на политическом урегулировании. Дать старт работе конституционного комитета САР в этом месяце не удалось, однако, судя по заявлениям представителей стран-гарантов Астанинского процесса, подготовительные мероприятия завершены, и дело остаётся за малым. Вероятно, что первое заседание комитета будет проведено после встречи лидеров России, Турции и Ирана, намеченной на 14 февраля.

В. Останин-Головня

Турция: январь 2019 г. (дайджест)

В списке значимых событий на внешнеполитическом направлении за январь необходимо отметить переговоры лидеров России и Турции, в ходе которых состоялся обмен мнениями по вопросам сотрудничества в различных сферах, двусторонние контакты Турции с США, в основном по вопросу урегулирования ситуации в Сирии, а также встречу Р.Т. Эрдогана с лидером Хорватии и телефонные переговоры с главой Венесуэлы на фоне развития последних событий, происходящих в этой стране.

Центральным событием во внутренней политике остаются муниципальные выборы, в том числе выдвижение новых кандидатур, вопросы безопасности, а также изменения, произошедшие на внутриэкономическом направлении.

Внешняя политика

Поскольку изначально запланированный на январь трехсторонний саммит формата Россия – Турция – Иран в итоге был перенесен на 14 февраля, одним из главных событий на российско-турецком направлении стал однодневный рабочий визит президента Турции Р.Т. Эрдогана в Россию, совершенный 23 января, получивший статус первого зарубежного визита главы Турецкой Республики в этом году, а также ставший своего рода «сверкой часов» в преддверии трехсторонней встречи.

В ходе визита лидер Турции встретился с президентом России В.В. Путиным. Переговоры, которые в целом длились 3 часа, предполагали сначала беседу глав государств с глазу на глаз, а затем – в расширенном составе с участием министров. К слову, в состав сопровождающей президента Турции делегации вошли министр иностранных дел М. Чавушоглу, министр обороны Х. Акар, глава Национальной разведывательной организации Х. Фидан, а также министр энергетики и природных ресурсов, министр сельского и лесного хозяйства, пресс-секретарь президента и глава управления по связям с общественностью администрации президента. Темы переговоров были вполне ожидаемы – как и всегда в центре внимания находились сирийский вопрос, в том числе проблема создания Конституционного комитета, двусторонние отношения стран, сотрудничество в области безопасности и совместные экономические проекты.

На пресс-конференции по итогам переговоров В. Путин подчеркнул, что основная работа по созданию Конституционного комитета ведется в двустороннем российско-турецком формате без участия Женевы. Что касается ситуации вокруг Идлиба, то Россия и Турция договорились продолжать координацию совместных действий и контролировать процесс возвращения сирийских беженцев. При этом вопрос создания буферной зоны на турецко-сирийской границе по-прежнему остается открытым – переговоры и консультации на эту тему состоятся в ближайшем будущем при участии министров обороны двух стран. Помимо этого, лидеры государств не обошли стороной вопрос вывода американских войск из Сирии. В особенности данный вопрос волнует Турцию, которая, вероятно, стремится занять позиции США после того, как американские подразделения покинут Сирийскую Арабскую Республику. Именно по этой причине Р.Т. Эрдоган особенно подчеркнул, насколько важной задачей является предотвращение образования «вакуума» на территориях, некогда подконтрольных американским войскам. В отношении дальнейших двусторонних контактов стало известно, что в 2019 году состоится сессия совета Россия-Турция по сотрудничеству, однако точная дата ее проведения пока не уточняется.

На американо-турецком направлении почти все двусторонние контакты обусловлены попытками разрешить ряд противоречий, в частности, по вопросу ситуации в Сирии.

На фоне появившейся 11 января информации о том, что Турция продолжает подготовку одной из самых масштабных военных операций в Сирии и активно проводит учения в районе Яйладагы, президент США Д. Трамп 14 января в своем аккаунте Twitter заявил о начале вывода своих войск и предупредил Турцию о том, что ей следует ждать экономических санкций в случае ударов по курдским формированиям. Однако спустя день, 15 января, состоялись телефонные переговоры лидеров двух стран, по завершении которых президент Эрдоган заявил, что США и Турецкая Республика достигли понимания по вопросу ситуации в Сирии. 17 января М. Чавушоглу сообщил, что Соединенные Штаты и Турция продолжают переговоры о создании зоны безопасности в регионе, а 24 января эти же вопросы обсуждались в рамках визита спецпредставителя госсекретаря США по Сирии Д. Джеффри в Анкару. Тогда министр обороны Турции Х. Акар заявил, что Анкара ждет от западных партнеров выполнения дорожной карты по Манбиджу и прекращения сотрудничества с курдами.

Помимо Сирии, камнем преткновения в американо-турецких отношениях по-прежнему остается вопрос закупки Турцией российских ЗРК С-400. Вашингтон продолжает высказывать опасения по поводу российско-турецкой сделки и всячески пытается инициировать переговоры с представителями оборонной промышленности Турецкой Республики с целью повлиять на решение своего союзника по НАТО, однако Анкара остается непреклонна – 10 января глава МИД Турции четко дал понять США, что Турция не возражает против закупки ЗРК Patriot, однако если условием заключения контракта станет отказ от С-400, то сделка не состоится.

Говоря о других двусторонних контактах, необходимо отметить, что 16 января в столице Турецкой Республике состоялись переговоры Р.Т. Эрдогана с президентом Хорватии К. Грабар-Китарович. И хотя в ходе встречи в основном обсуждались аспекты двустороннего взаимодействия, широкое внимание общественности привлекло высказывание Эрдогана на совместной пресс-конференции по итогам переговоров о необходимости пересмотра Дейтонских соглашений, которые, по словам лидера Турции, не решают проблемы Боснии и Герцеговины.

Кроме того, 23 января пресс-секретарь Р.Т. Эрдогана И. Калын сообщил о том, что президент Турции провел телефонные переговоры с лидером Венесуэлы, в ходе которых выразил поддержку Н. Мадуро в связи с попыткой осуществления военного переворота в стране.

Внутриполитическая обстановка

Главной темой внутриполитической повестки января по-прежнему остаются муниципальные выборы, до которых остается чуть больше, чем два месяца. Как сообщил глава Высшего избирательного совета Турции, по состоянию на конец января в Турецкой Республике уже было зарегистрировано приблизительно 57 миллионов избирателей.

Помимо того, что 23 января появилась новость о том, что в процессе переговоров представители двух главных оппозиционных блоков Турции – Народно-республиканской партии (НРП) и Хорошей партии – достигли понимания и преодолели все разногласия относительно условий выдвижения кандидатов в некоторых районах, по-настоящему всколыхнуло не только турецкие, но и мировые СМИ известие о новом кандидате, который принял решение баллотироваться на пост мэра Алании в марте 2019 года. Им оказалась Анастасия Петрова-Четинкая – именно так зовут очередного кандидата на грядущих муниципальных выборах Турции. Известно, что женщина является русской по происхождению, но проживает в Турции и имеет двойное гражданство. На выборы А. Петрова-Четинкая баллотируется как независимый кандидат под лозунгом «Перемены в тебе», а в случае своей победы планирует сконцентрироваться на развитии туризма в регионе. Кроме того, 28 января в турецких СМИ появилась информация о том, что кандидаты от Демократической партии народов (ДПН) не будут представлены на выборах в Стамбуле, Анкаре, Измире, а также в Газиантеп, Шанлыурфа, Адане и Мерсине.

Вместе с тем в конце января спикер парламента Турции Б. Йылдырым подтвердил, что вскоре уходит в отставку с целью выдвижения на пост главы муниципалитета Стамбула и даже обнародовал конкретную дату – Бинали Йылдырым официально завершит свою деятельность в качестве спикера ВНСТ Турции 18 февраля.

Интересно также и то, что в Турции продолжают приниматься меры по укреплению безопасности. Так, например, 17 января Турция депортировала из страны голландского журналиста, который подозревается в связях с террористическими организациями, а днем ранее правоохранительные органы Турецкой Республики арестовали 42 человека по тем же причинам. К слову, министр внутренних дел Турции С. Сойлу сообщил, что накануне и в день выборов меры безопасности также будут усилены, в частности, будет задействована береговая охрана, а также вертолеты и беспилотники. Представители Центральной избирательной комиссии Турции, в свою очередь, сообщили, что 31 марта, в день проведения местных выборов, до 18:00 будет запрещено проведение мероприятий, в том числе свадебных, а также под запретом будет возможность делать какие-либо прогнозы относительно результатов голосования на телевидении и радиоканалах.

Экономическая ситуация

Вопросы внешней торговли и внешнеэкономических отношений обсуждались президентами России и Турции в ходе вышеупомянутой встречи в конце января. В частности, лидеры двух стран затронули тему газопровода «Турецкий поток». По итогам переговоров президент России В.В. Путин выразил надежду на то, что работы по укладке сухопутной части газопровода будут вестись настолько же активно, как до этого осуществлялась работа на морской части. Кроме того, глава России заявил, что проект с наибольшей степенью вероятности будет запущен до конца 2019 года. Также в январе стало известно о том, что торговую политику двух стран затронут некоторые изменения. 18 января глава Министерства сельского хозяйства Российской Федерации сообщил о том, что Турция намерена выделить России квоту в объеме 5 тысяч тонн, которая позволит Российской Федерации ввозить говядину с нулевой ставкой ввозной пошлины, а размер объема, как уточнил министр, впоследствии может быть увеличен.

Помимо экономических проектов с Россией, Эрдоган, судя по всему, переживает за торговые отношения с Европой, в частности, с Великобританией, которая в скором времени готовится осуществить выход из Европейского Союза. Так, 16 января, по завершении переговоров с президентом Хорватии Р.Т. Эрдоган заявил, что Турция продолжит переговоры с Великобританией для того, чтобы выход государства из ЕС не оказал негативного влияния на двусторонние экономические отношения.

На внутриэкономическом направлении январь начался с достаточно резкого падения лиры к доллару, что было вызвано разногласиями Турции и США по вопросу сирийских курдов. В то же время некоторые экономисты выражают опасения, что почти любой информационный повод и высказывание Д. Трампа, как, например, угрозы об «экономическом истощении Турции», могут нанести серьезный удар по итак ослабленной лире. В связи с этим 16 января состоялось заседание Центробанка по вопросам ставки. Еще до начала заседания было очевидно, что ЦБ Турции с наименьшей долей вероятности решится смягчить денежно-кредитную политику и понизить ставку, и эти догадки подтвердились – ставка была сохранена на том же уровне – 24%, после чего курс лиры к доллару укрепился на 1%, составив 5,38.

Через день после этого, 17 января, парламент Турции принял решение наделить президента Турецкой Республики особыми полномочиями. Отныне в компетенцию Р.Т. Эрдогана входит принятие мер по стабилизации экономической ситуации в том случае, когда существует угроза всей финансовой системе. Кроме того, парламент поддержал идею создания Комитета по финансовой стабильности и развитию, который должен быть сформирован под контролем Министерства финансов. И хотя правильность принятого решения – вопрос достаточно спорный, в непростой экономической ситуации, которую переживает Турция, могут стать хороши почти все методы. К тому же, обнародованные 30 января прогнозы Центрального банка Турции относительно экономического положения в стране не являются утешительными – по предположениям, к концу текущего года уровень инфляции в стране составит 14,6%, что является весьма высоким показателем, а значит для устаревших финансовых механизмов и методов Турции точно пришло время перемен.

***

Внешняя политика Турции в январе не претерпела особых изменений – она, прежде всего, охарактеризована укреплением контактов с Россией. Переговоры В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана показали, что на повестке дня двух стран находится ряд принципиально важных обеим сторонам тем – стратегически важные вопросы безопасности, в том числе координация действий и сотрудничество в Сирии, проблема формирования Конституционного комитета и экономические проекты, что говорит о широко развитых областях взаимодействия государств. В настоящий период времени Р.Т. Эрдогану особенно выгодно сотрудничать с Россией на фоне заявлений Соединенных Штатов о выводе войск из Сирии – Анкаре представляется жизненно важной задача занять позиции своего западного партнера, однако она понимает, что об условиях нахождения там турецких войск прежде необходимо договориться с Россией. Для Российской Федерации, в свою очередь, важно повлиять на Анкару таким образом, чтобы даже укрепившись в Сирии, Турция вела максимально ориентированную на Россию политику.

Американо-турецкие отношения, как и все двусторонние контакты, напротив, обусловлены необходимостью разрешить накопившиеся противоречия или хотя бы поддерживать диалог, чтобы разногласия по отдельно взятым вопросам не вылились в открытую конфронтацию. В этом случае такие вопросы, как сотрудничество Турции и США в Сирии и реализация дорожной карты по Манбиджу отходят на второй план. В то же время Эрдоган пытается примерить на себя роль вершителя мировых процессов, то периодически высказываясь о неверно заключенных Дейтонских соглашениях, то поддерживая такие государства, как Венесуэла, к слову, недружественные по отношению к США.

Во внутренней политике Турция начинает серьезную подготовку к приближающимся выборам – теперь, когда все противоречия между партиями и союзами партий разрешены и все кандидаты известны, власти приняли решение сосредоточиться на мерах обеспечения безопасности и небезосновательно, ведь количество арестов граждан по подозрению в связях с террористическими группировками возрастает с каждым месяцем. Что касается экономики, то в то время как развиваются внешнеторговые связи, в том числе с Россией, прогнозы экономистов и даже ЦБ Турции позволяют сделать обратные выводы об экономическом благополучии внутри страны. Лира по-прежнему зависима не только от доллара, но и от политики США в целом. По всей видимости, принимая во внимание тот факт, что ситуацию так и не удалось стабилизировать до конца со времен кризиса, разразившегося в августе прошлого года, парламент Турции решил дать шанс исправить ситуацию лично Эрдогану, однако, насколько эффективным станет такое решение предположить сложно, учитывая, что президент страны имеет свой взгляд на экономические процессы и выступает ярым противником повышения процентных ставок, что зачастую идет вразрез с методами ЦБ.

В. Аватков, А. Сбитнева

Китай: январь 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за январь традиционно характеризуется как активная. Необходимо отметить два раунда американо-китайских торговых переговоров, продолжающееся давление американцев и их союзников на Huawei, дальнейшее ухудшение китайско-канадских отношений, визит лидера КНДР в Китай.

Во внутренней политике внимание стоит уделить экономике и нарастающему напряжению вокруг Тайваня.

Внешняя политика

Россия – Китай

30-31 января в Пекине прошла встреча пятерки стран, обладающих ядерным оружием (“ядерная пятерка” – Россия, Великобритания, Китай, США, Франция). По словам заместителя главы МИД России Сергея Рябкова, Россия и Китай намерены укреплять сотрудничество в сфере стратегической стабильности.

В начале января Центральный Банк РФ опубликовал отчет о деятельности по управлению активами в золоте и в иностранной валюте. Согласно документу, доля Юаня в активах ЦБ РФ увеличилась в 147 раз, с 0,1 процента от общей суммы, до 14,7 процентов.

США – КНР

О двух раундах американо-китайских торговых переговоров и событиях, связанных с ними в течении всего января можно прочитать в отдельной статье.

29 января, за день до официального начала переговоров, Министерство юстиции США официально предъявило обвинения китайской компании Huawei Technologies и его подразделениям, а также финансовому директору компании Мэн Ваньчжоу, задержанной в Канаде в начале декабря 2018 года. Как заявил и.о. Генерального прокурора США М. Уитакер, Huawei обвиняют “почти в двух десятках преступлений”.

В ответ на обвинения Министр Иностранных дел КНР Ван И выразил мнение, что “использование политики для дискредитации бизнеса, не только не честно, но и аморально”.

Официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан заявил, что Китай против односторонних действий Соединенных Штатов в отношении Венесуэлы. В Пекине поддержали Мадуро как президента страны.

Китай – Канада

В январе продолжилась тенденция к ухудшению китайско-канадских отношений. Китайский посол в Канаде Лу Шае (卢沙野) заявил, что канадскому правительству стоит прекратить набор сторонников против ситуации вокруг Huawei и канадских граждан. Также посол охарактеризовал международную кампанию по призыву к освобождению двух канадских граждан как “превосходство белой расы”.

Китай — Польша

В начале января польские власти обвинили в шпионаже в пользу Китая директора по продажам польского отделения концерна Huawei Ван Вэйцзина. Вместе с ним арестовали польского гражданина, который ранее работал в государственных структурах Польши. Несколько позже, 12 января, Huawei уволил задержанного в Польше сотрудника.

В конце января Huawei предложила польскому правительству доступ к своим исходным кодам, что даст возможность их проверки с точки зрения безопасности.

Китай – Северная Корея

С 7 до 10 января состоялся визит Ким Чен Ына в Китай. Лидер КНДР встретился с председателем КНР Си Цзиньпином. Безусловно, главной темой переговоров должна была стать предстоящая встреча господина Кима с президентом США Д. Трампом. Однако есть и другая важная проблема, на которую стоит обратить внимание.

А именно, куда в этот раз приехал господин Ким. Фармацевтический завод – это явный намек на то, что северокорейский лидер сильно заинтересован в медицинских технологиях.

Если обратиться к истории модернизации так называемых “азиатских тигров”, то все они начинали с того, что привлекали иностранный капитал через экспорт продукции сельского хозяйства. В этом отношении Северная Корея может предоставить дешевые и экологически чистые продукты, что достаточно высоко ценится в современном мире.

Возвращаясь к визиту, необходимо также отметить определенную известность корейских лекарств на основе трав, для чего и нужны медицинские технологии. Учитывая особенности Азии, это может стать одной из статей экспорта Северной Кореи в будущем.

Северная Корея, по всей видимости, готовится к началу процесса снятия санкций, о чем и будет разговор между Д. Трампом и Ким Чен Ыном во Вьетнаме в конце февраля.

Подтверждает эту версию завершение строительства пляжного курорта в районе Вонсан-Калма на восточном побережье Корейского моря, который ориентирован на иностранного туриста.

Россия должна способствовать выводу Северной Кореи из-под санкций, а также процессу получения взаимных многосторонних гарантий для Северной Кореи в случае ее дальнейшего разоружения от пятерки стран (Россия, США, Китай, Япония, Южная Корея). Это позволит Москве получать преимущества и реализовывать экономические проекты на территории КНДР в таких сферах, как энергетика, торговля, ж-д транспорт, развитие сельского хозяйства и в прочих.

Китай – АТР

В январе получила подкрепление тенденция к пересмотру оценки китайских инвестиций. И если Австралия уже не первый месяц на уровне властей пытается разными способами “ограничить” китайское влияние (нельзя не вспомнить “борьбу” с китайским студенческим влиянием), то Малайзия резко поменяла отношение после прихода премьера Махатхира.

С января власти Австралии будут усилено проверять все слияния и поглощения, которые имеют отношения к Китаю, так как Канберра рассматривает даже частные китайские компании как несвободные от влияния Пекина.

В случае с Малайзией новый Премьер-министр решил отказаться, по словам малазийской стороны, от убыточного проекта железной дороги стоимостью в 20 млрд. долларов. Еще в конце 2018 года Махатхир заявил о непрозрачности выбора подрядчиков при строительстве железной дороги. Добавить сюда надо январское расследование The Wall Street Journal, в котором утверждается, что китайские власти обещали всемерную помощь прежнему руководству Малайзии, в обмен на осуществление проекта железной дороги.

Дело явно не связано с конфликтом Китая с США. Если даже зависимая, в известной сфере от Китая, Мьянма пересматривает китайский инфраструктурный проект, то можно сделать вывод о невыгодности данных проектов для правительства данных стран. Таким образом продолжает разрушаться миф о “волшебных” китайских инвестициях, что может привести к торможению проекта “Один пояс — Один путь”. А он является основой внешней политики Си Цзиньпина, его позиционирования для внешнего мира. На фоне неясности в американо-китайских переговорах, внутренних экономических проблемах, подрыв проекта “Пояса и Пути” и уменьшение “историй успеха” может отразится на всей внешней политики КНР.

Безусловно, причины Австралии и Малайзии имеют разную природу, однако стоит обратить внимание на общее “торможение” китайской внешней политики в регионе.

Внутренняя политика

Тайвань

2 января в заседании в честь сорокалетия «Обращения к тайваньским соотечественникам», председатель Си подчеркнул, что “независимость Тайваня” противоречит ходу истории.

В ответ Президент Тайваня Цай Инвэнь обратилась к мировому сообществу с просьбой защитить Тайвань от Китая.

Также в январе стало известно, что Тайвань также готовится ввести ограничения на деятельность китайских компаний на острове. Помимо уже традиционного списка из Huawei и ZTE, туда может войти ряд компаний, занимающихся поставкой различного оборудования.

Завершает своеобразный ряд новостей решение властей в Тайбэе принять новую конституцию, чтобы подчеркнуть “национальную идентичность”

Экономика

В январе китайское правительство продолжает стимулировать экономику и внутреннее потребление. Если в начале 2018 года Пекин занимался проблемой внутреннего кредитования, пытаясь сократить долги регионов и компаний, то к концу года и в начале нового можно наблюдать обратные явления. Новые экономические реформы направлены на большую доступность кредитов, особенно для местных властей, что означает увлечение внутреннего долга провинций и домохозяйств.

Сокращение налоговой нагрузки на население в январе также направлено на стимуляцию роста потребления. Кроме экономических целей, реформа имеет и политический подтекст, правительство КНР таким образом сокращает разрыв между богатыми и бедными, в первую очередь освобождая от налоговой нагрузки наименее обеспеченную часть населения.

Китайская комиссия по регулированию ценных бумаг предоставит иностранным инвесторам более легкий доступ к рынкам ценным бумаг КНР (торговым и облигационным), правда в рамках утвержденных правительством КНР квот.

Борьба с коррупцией продолжается, несмотря на то, что Си в речи, посвященной 40-летию реформам и развитию, высказывался, что она побеждена. 11 января председатель опубликовал список из 6 задач, в которые входят уже привычные продвижение партийного духа 19-ого съезда, укрепление партийного строительства и т.д.

Вывод

Январь выдался достаточно сложным для внешней политики КНР. Пекин несколько переоценил свои силы и в январе можно было увидеть своеобразное “отступление” Китая.

Во-первых, торговые переговоры, которые завершились 31 января. Судя по всему, китайцы готовы пойти на ряд мер – от сокращения торгового дефицита вплоть до проверок со стороны Вашингтона за ходом реформ в КНР (эта тема, как минимум, точно обсуждалась на переговорах).

Во-вторых, Китай пока внятно не смог ответить США на их кампанию против Huawei (ранее ZTE, по сути, откупилась, заплатив штраф 1 млрд. долларов США и еще 400 млн. в качестве взноса за возможные будущие нарушения). Китайские власти проводят реформы для создания условий равной конкуренции на китайском рынке, американцы инициируют уголовные дела, а администрация президента готовит указ об ограничении деятельности китайских кампаний на американском рынке.

Единственная страна, против которой КНР выступил открыто, стала Канада, которая совсем не искала конфликта с КНР. В итоге после ареста двух канадских граждан и пересмотра приговора еще одному, Пекин получил международную кампанию за освобождение двух граждан Канады, что, конечно, не сказалось положительно на имидже страны.

В-третьих, главный внешнеполитический проект Си Цзиньпина –инициатива “Пояса и Пути” – получил очередные “истории неуспеха”. На этом фоне тревожным видится активизация риторики Си о “воссоединении Родины”.

Времена, когда закрепился раскол между КНР и КР давно прошли. Военная мощь КНР возросла до третьей-второй армии мира. Напомнить стоит, что КНР не побоялась развязать военные кампании против СССР на острове Даманском, а также против Вьетнама десятилетием позже. В обоих случаях армия КНР была очевидно слабее армии СССР (которая была союзником Вьетнама и могла вступить в конфликт) и не обладала сегодняшней мощью.

В 2018 году кампания по лишению Тайваня дипломатического признания ряда стран была успешной. Тайвань сегодня может рассчитывать только на поддержку США. Большой вопрос, готов ли Д. Трамп, который высказывался против 5 статьи устава НАТО, пойти на реальную защиту Тайваня.

Судя по изменению внутренней экономической политики, КНР действительно испытывает ощутимое напряжение в экономике в связи с торговым конфликтом с США. Однако не стоит недооценивать “прочность” экономики КНР. Она продолжает демонстрировать устойчивый рост, несмотря на накопившиеся структурные проблемы роста. Напомнить стоит, что ее крах предрекают чуть ли не с самого основания в 1949 году, нынешней же модели – с момента символического старта в 1978 году.

Кроме опоры на внутренние силы, о чем много говорит председатель Си, нужно отметить политику внешнеполитической переориентации на новые рынки. Здесь и рост торговли с Россией, сотрудничество с Индией и Японией, чтобы не допустить окончательной консолидации двух этих стран с США.

С другой стороны, мягкое побеждает жесткое, поэтому пока рано делать окончательные выводы. Следующая промежуточная дата – окончание 90-дневного торгового перемирия 2 марта.

П. Прилепский

Рональд и Дональд – новые «звездные войны»

Современная система международных отношений переживает важный и довольно болезненный для всех ее акторов этап. Этап «хаотизации», «миробеспорядка», который сложился на мировой арене на данный момент, все чаще в последнее время затрагивает наиболее существенную сторону всей системы, а именно – безопасность. И события последних нескольких месяцев вновь ставят мировое сообщество перед вопросом урегулирования стремительно меняющейся международной обстановки в целях установления стратегической стабильности и сохранения международного мира.

Освоение космического пространства на протяжении долгого времени было своего рода «соревнованием» для стран, чьи технологии позволяли осуществлять не только полеты человека в космос, но и вывод туда собственных орбитальных станций. И на Советский Союз в этом плане можно было только равняться. Однако, как известно, всегда найдется кто-то, кто захочет быть «немного равнее».

23 марта 1983 года президентом Соединенных Штатов Америки Рональдом Рейганом была объявлена программа научно-исследовательских работ «Стратегическая оборонная инициатива» (далее СОИ), которая предполагала разработку научной и технической базы для создания противоракетного «щита» для США – системы ПРО с элементами космического базирования. Однако вопрос отсутствия необходимых ресурсов и условий для реализации этого проекта для американского правительства не был важнее установки «перегнать» Советский Союз в космическом пространстве и указать СССР его «место» не только в данной сфере, но и на международной арене в целом. Так Р. Рейган начал качественно новую гонку вооружений, названную в истории «Звездными войнами», на что сами Штаты потратили около 400 млн. долларов.

И спустя примерно сорок лет вектор на установление американского первенства в мире и за его пределами не изменился. Риторика 45-ого президента Соединенных Штатов Дональда Трампа, начиная с июня 2018 года, гласит: «США должны доминировать в космосе». Отданный в то время приказ о создании космических вооруженных сил, как отдельного, шестого вида войск, уже тогда навел мировое сообщество на мысль о начале нового витка гонки вооружений.

Как известно, и как было признано Д. Трампом – Российская Федерация и Китайская Народная Республика намного раньше занялись созданием космических вооруженных сил, хотя официально они существуют только у России (с 2001 года).

КНР, в свою очередь, утверждает, что не будет наращивать вооружение и участвовать в гонке вооружений в космосе, призывая к миру на планете. Несмотря на подобную «мирную доктрину» и отсутствие официального рода космических войск, Китай на данный момент является одной из самых успешных мировых держав в освоении далекого пространства. И недавняя высадка зонда на обратную сторону Луны это подтверждает. Тем не менее, такой информационный шум, который поднялся вокруг исторической высадки, не показывает полноты всех амбиций КНР в этой сфере, и, наоборот, отвлекает от возможных реальных планов китайского руководства.

Как известно, кто громче кричит о мире, тот больше всех готовится к войне. На данный момент КНР работает над созданием космического лифта и многоразовых ракет-носителей. Большие надежды возлагаются на обновленную версию «Чанчжэн-5» – «Чанчжэн-5B», которая сможет выводить на низкую околоземную орбиту грузы с весом до 25 тонн. Самой мощной из ныне существующих ракет-носителей считается сверхтяжелая Falcon Heavy американской компании SpaceX, способная доставить до 64 тонн груза. В подвешенном состоянии, исходя из этого, остается вопрос зачем именно Китаю необходимо на данный момент не только создание, но и введение в эксплуатацию не просто ракет-носителей, но и многоразовых версий? При том, что в полную эксплуатацию космическую станцию КНР «Тяньгун-2» введут только к 2020 году – на данный момент у нее нет постоянного экипажа, как, скажем, у МКС. И здесь напрашивается один единственный вывод – к этому моменту Китай уже будет обладать возможностью эффективной логистической связи с «Тяньгун-2» с Земли. И гарантий исключительно мирного использования – пока что нет. В особенности с учетом демонстрации Китаем возможности уничтожать объекты, находящиеся на земной орбите в 2007 году.

Опасения насчет этого высказываются и американской стороной. Ведь у США появились несколько конкурентов по выводу нового поколения ракет-носителей в космос – Китай, а теперь уже и Россия. По недавним заявлениям главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина, стало известно, что к 2028 году должен состояться первый полет российской ракеты-носителя сверхтяжелого класса «Енисей».

И такие резкие высказывания США можно понять – ведь на их территории ближе всех к созданию экономически эффективных ракет-носителей подошла частная компания SpaceX, возглавляемая Илоном Маском. В то время как в России и Китае данными разработками занимаются исключительно государственные компании, с которыми нет необходимости договариваться. А учитывая довольно противоречивые отношения Д. Трампа и И. Маска, очень сложно дать прогноз о том, согласится ли последний на условия сотрудничества, которые сможет предложить ему американское правительство.

Внутренние договоренности необходимы для развития Штатами своей собственной космической программы, но ведь этого недостаточно, – также им необходимо либо затормозить, либо нарушить планы развития программ конкурентов. И не только космических, но и военных разработок в принципе.

Выведение системы ПРО или целых комплексов вооружений на опорные орбиты – это вторичный вопрос. Первым является разработка таких систем. Ведь даже для Рейгановской СОИ и ударных вооружений, входящих в нее, необходимы были элементы распознавания целей, систем наведения и определение траектории полета объектов. А на данный момент Соединенные Штаты очень обеспокоены наличием у других стран новых типов вооружения, технологии которых для американской стороны неизвестны. И здесь вопрос касается не столько космического, сколько воздушного пространства.

1 марта 2018 года В.В. Путин во время послания Федеральному Собранию Российской Федерации анонсировал целый ряд новейших стратегических вооружений, которые способны поражать цели почти в любой точке мира и способны проникнуть сквозь американский противоракетный щит. Возможности данных типов оружия выходят далеко за рамки современных американских разработок, что снова ставит перед Штатами вопрос о необходимости скорейшего развития новых военных технологий (в частности, для дальнейшей эксплуатации их в космосе).

Существует, конечно, Командование воздушно-космической обороны Северной Америки (сокращенно «NORAD»), которое ориентировано на борьбу с высотными целями, но для уничтожения опасных объектов уровня новейших российских ракет комплекса «Сармат» или «Кинжал» у «NORAD» нет соответствующих вооружений.

Однако наибольшие опасения у США вызвало нечто другое – а именно российские комплексы новых крылатых ракет, которым американской стороне противопоставить нечего. И их появление предоставило Штатам достаточно удачную возможность вновь напомнить России о высокоточных крылатых ракетах большой дальности наземного базирования 9М729, создание и испытания которых в наземном варианте признаются западными наблюдателями нарушением Договора о сокращении РСМД, который был подписан в 1987 г. между СССР и США. И эта тема на сегодняшний момент вновь стала актуальной.

Однако вопросы к соблюдению данного Договора есть и к самой американской стороне, что было отмечено Министром иностранных дел РФ С. Лавровым. Министр подчеркнул, что США начали создавать ракеты средней и меньшей дальности, производство которых запрещено ДРСМД. Речь, вероятно, идет о гиперзвуковой крылатой ракете Boeing X-51 от американской компании Boeing – она же ранее и принимала участие в разработке вооружений для СОИ при Р. Рейгане.

Такая настойчивость Белого дома в вопросе Договора о РСМД имеет несколько объяснений.

На данный момент помимо Российской Федерации, крылатыми ракетами большой дальности обладает и Китайская Народная Республика, которая не подписывала ДРСМД и не является его участником. В китайском военном арсенале существует крылатая ракета наземного базирования Dongfeng-10А (была представлена еще в 2009 г.), предназначенная для нанесения ударов по авианосным группам США в западной части Тихого океана. Ее дальность (1500-2500 км) позволяет КНР контролировать все спорные территории – моря и архипелаги вдоль побережья Китая, размещая пусковые установки в любой точке страны.

Естественно, данный факт является угрозой для безопасности Соединенных Штатов и именно выход из ДРСМД дал бы им возможность для ее предотвращения. Соседство КНР с Японией и Южной Кореей довольно удобно для расположения на их территории крылатых и баллистических ракет наземного базирования. Подобные действия также позволили бы США разместить там и системы ПРО для «окружения» КНР и даже Российской Федерации с еще одной стороны – с Востока. Ведь система «ЕвроПРО» уже «зажала Россию в тиски» с Запада. Однако, даже при всем желании, такие действия не могут быть предприняты Штатами именно потому, что Россия настаивает на сохранении ДРСМД как одного из краеугольных камней глобальной системы безопасности.

С точки зрения собственной безопасности, Соединенным Штатам одновременно и невыгодно выходить из ДРСМД. Ведь это бы означало, что Россия получит возможность расположения новых военных комплексов в любой точке мира. И именно поэтому США поняли, что необходимо срочно заняться разработкой контрсилового потенциала для возможного удара по России. И именно так, как это планировал ранее сделать Р. Рейган в отношении СССР с программой СОИ, чем и занимается сейчас Д. Трамп.

Договор, как считается на Западе, сможет спасти только подтвержденная ликвидация «вызывающих опасение» ракет. Конечно же, речь идет, прежде всего, о данных действиях со стороны Кремля. Ведь уничтожение гиперзвуковых ракет Россией гарантирует для США меньше трудностей для создания систем ПРО, как в космосе в будущем, так и в принципе – ведь не нужно настраивать системы на распознавание неизвестных для них вооружений. И тем временем американская сторона пока сама займется разработкой и совершенствованием своих военных технологий – этим «контрсиловым потенциалом».

На данный момент подобные действия США пытаются объяснить «защитой своей национальной безопасности», как и многие другие действия, которые подрывают общую международную безопасность. И вопрос, связанный с ДРСМД, и создание «комплекса внешних врагов» с мощным ракетным и ядерным потенциалом в виде Ирана, КНДР, а теперь еще и в лице России с Китаем, – все это даст Америке возможность в дальнейшем безнаказанно проводить военные операции в защиту своих интересов в любой точке земного шара. Ведь по мнению Соединенных Штатов, если они окружены врагами, значит защищаться надо любыми способами.

Все это становится все больше похоже на своего рода паранойю со стороны американского руководства – они привыкли дружить и действовать «против» кого-то, в то время как Российская Федерация действует прежде всего «на себя» и в действительности исходя из интересов своей собственной национальной безопасности.

В угоду своим собственным амбициям, внутренним «обидам» по причине утекающего «однополярного преимущества» во всех сферах, правительство Соединенных Штатов противоречит не только принципам сохранения глобального мира, будучи постоянным членом Совета Безопасности ООН, но и здравому смыслу. Попытки диктовать свои условия при разрешении конфликтов, объяснение незаконных военных ударов статьей Конституции США, попытки выхода из международных договоров путем откровенного шантажа – все это давно перестало внушать веру в то, что целью таких действий является сохранение международного мира и «защита» его от тех, кто, по мнению Белого дома, может нанести миру непоправимый вред.

И теперь главный вопрос, который хотелось задать американскому руководству – так может быть именно от них надо защищать все мировое сообщество? От их личных интересов, которые, по их мнению, выше международного права, от этого «синдрома первенства»?

Ведь новый виток гонки вооружений и выход США из ДРСМД неминуемо означает старт новой эпохи противостояния, но уже не биполярного, а глобального. И все еще актуальным остается договор СНВ-III.

Нужны ли с такими технологиями войны, которые по объективным причинам могут стать завершающими в истории международных отношений? Выступление Владимира Путина перед Федеральным собранием в 2018 году дало ответ на этот вопрос – не нужны. В соответствии с современной международной обстановкой это был призыв именно к тому, чтобы остановиться. Ведь потенциал данных видов оружия действительно молниеносен и разрушителен.

Таким образом, последствия развязываемых США новых «звездных войн» могут исчисляться не только потраченными миллиардами, но и разрушенной системой международной безопасности.

М. Крицкая

Китай: декабрь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за декабрь традиционно характеризуется как активная. Необходимо отметить взаимные аресты граждан Китая и Канады, продолжение американо-китайского переговорного процесса по 90-дневной сделке и инциденты вокруг этого события.

Во внутренней политике внимание стоит уделить экономическим вопросам и посвященной 40-летию “Реформ и развития” (改革开放) речи Си Цзиньпина.

Внешняя политика

США – КНР

19 декабря президент США Д. Трамп подписал закон, который запрещает китайским чиновникам въезд в США, если те ограничивают въезд американцев в Тибет.

МИД КНР выразил свой протест, заявив, что данное дело является внутренним для Китая.

Китай – Канада

В начале декабря в Канаде была арестована финансовый директор Huawei (华为) Мэн Ваньчжоу (孟晚舟). Ситуация осложнялась ожиданием реакции сторон на данный инцидент в связи с торговыми договоренностями, достигнутыми 1 декабря на саммите G-20 в Аргентине. Однако США и Китай не стали связывать вместе два этих вопроса, а премьер-министр Канады Дж. Трюдо указывал на отсутствие политики в данном аресте.

Развитием этого кейса стал арест нескольких канадских граждан в Китае: М. Коврига и М. Спавора. Обоим были предъявлены обвинения в действиях, подрывающих национальную безопасность КНР.

Несколько позже третьему гражданину Канады, ранее осужденному за распространение наркотических средств на территории Китая, была изменена мера наказания на смертную казнь.

На данный момент Мэн Ваньчжоу ожидает экстрадиции в США. Нарастающее давление на граждан Канады можно рассматривать как попытку Китая принудить к отказу Канады экстрадировать госпожу Мэн в США.

КНР – Африка

13 декабря Советник президента США по нацбезопасности Дж. Болтон представил новую “Африканскую стратегию администрации президента Д. Трампа” (Trump administration’s new Africa Strategy).

Кроме описания нового видения политики США в Африке, в документе присутствует критика действий Китая, который “подкупает правительства и практикует непрозрачные сделки”, а также использует экономические инструменты для увеличения своего влияния.

Тон публикации новой стратегии выглядит ожидаемо в рамках парадигмы октябрьской речи вице-президента США М. Пенса.

В этом же месяце в международных СМИ появились публикации о ситуации с портом Момбаса (Mombasa), который может перейти под управление китайских компаний. В частности, приводятся аргументы того, что китайцы собираются использовать схемы, подобные тем, что ранее были применены, например, в ситуации с инфраструктурой на Шри-Ланке.

Однако кроме предположений, реальных фактов приведено не было.

Внутренняя политика

Экономика

Правительство Китая ужесточает контроль над публикацией экономических данных. В частности, местному правительству провинции Гуандун было запрещено публиковать некоторые экономические данные (индексы производственной активности). Будущие расчеты будут представлены Национальным бюро статистики, находящимся в Пекине.

Власти Китая ускоряют принятие закона о защите интеллектуальной собственности иностранных инвесторов. В представленной версии законопроект предоставляет ряд стимулов для добровольной передачи технологий, а не форсированной, как это могло происходить ранее.

Несмотря на все изменения в новом законопроекте, правительство КНР все равно оставляет за собой право принудительного изъятия технологий в исключительных ситуациях. Однако и такое вмешательство теперь подразумевает “справедливую” компенсацию.

12 декабря состоялось первое заседание Малой ведущей группы по науке и технике (科技领导小组) под руководством Ли Кэцяна. Основной вопрос – стимулирование дальнейшего развития высоких технологий, что, по словам Ли Кэцяна, является “будущим страны” (创新事关国家前途命运).

24 декабря на совещании Госсовета КНР было принято решение о введении большего количества мер, направленных на поддержку частного бизнеса, малых и средних предприятий.

Речь Си к 40-летнему юбилею реформ и открытости

Кроме наиболее важных моментов, особо стоит выделить слова Си о том, что Китаю удалось победить коррупцию. Данное высказывание можно рассматривать с нескольких точек зрения. Во-первых, как заявку Си на эффективность персоналистской системы власти.

Во-вторых – как действительно определенную победу над коррупцией: в Китае Си Цзиньпину гораздо сложнее устроить званый ужин за счет госбюджета, чиновнику нельзя появиться в общественном месте в “неподобающем виде”, а их детям в компании девушек разбивать дорогие машины в Пекине. Более того, внимательное изучение рынка недвижимости в последние годы в развитых странах укажет на то, что китайские “инвесторы” избавлялись от дорогостоящей недвижимости. Учитывать нужно и ряд громких арестов руководителей госкомпаний и чиновников с момента прихода Си Цзиньпина к должности председателя КНР.

В-третьих – на фоне определенных экономических трудностей, снижения темпов роста (а значит и доходов населения), в период “новой нормальности” (新常态) стране будут нужны новые победы. Если победа над коррупцией уже произошла, значит должны появиться новые истории успеха. Наиболее алармистские комментаторы упоминают “тайваньскую” речь Си, сказанную в начале января, указывая на то, что тайваньский вопрос может стать следующей исторической победой КПК и лично Си. В этом случае важными видятся две даты: 2020 – год президентских выборов на Тайване и 2021 – сто лет с основания КПК.

Существующие системные проблемы, такие как экология, простой концентрацией власти в одних руках решить будет достаточно сложно, поэтому стоит обращать внимание на другие сферы, где “побед исторического характера” (历史性胜利) можно добиться гораздо проще и быстрее.

***

В вопросах внешней политики КНР за декабрь необходимо отметить несколько важных моментов. Во-первых, декабрьские события показали, что в американо-китайском конфликте невозможно будет занимать промежуточную позицию. США сделали сильный ход “поссорив” Китай и Канаду, невольно заставив Оттаву принять одну из сторон конфликта.

Во-вторых, вне зависимости от результатов переговоров с США, китайские технологические компании будут подвергаться давлению и вытесняться с рынка экономическими и внеэкономическими способами.

В-третьих, Китай готов использовать “инструмент ареста” как способ давления уже на такие страны, как Канада. С учетом того, что ранее китайские власти смогли безболезненно арестовать главу такой международной организации, как Интерпол, “инструмент ареста” будет применяться гораздо чаще.

Экономическая стимуляция внутреннего рынка и ослабление инвестиционных барьеров, а также важнейшая поправка в закон об интеллектуальной собственности указывают на две важные тенденции. С одной стороны, Пекин прикладывает усилия для реализации торговой сделки с США, с другой – готовится к дальнейшему противостоянию, последствия которого будут преодолеваться в основном путем развития внутреннего спроса.

Важно указать, что в вопросах открытия новых секторов китайской экономики для иностранных инвестиций и защиты интеллектуальной собственности власти КНР все равно оставляют за собой право изымать технологии или же вытеснять иностранные компании внеэкономическими способами, если этого потребует необходимость. Вступление в силу нового закона защиты интеллектуальной собственности напрямую зависит от результатов торговых переговоров с США.

В вопросах внутренней политики необходимо отметить, что, судя по всему, рост экономики Китая несколько меньше, чем указывают официальные власти, что может быть объяснено несколькими ключевыми факторами, одним из которых является торговый конфликт с США. Ввиду того, что население Китая привыкло к постоянному росту благосостояния (что является базой для легитимности КПК), стоит обратить внимание на сдвиги в других вопросах внутренней и внешней политики КНР, в которых может быть достигнута “историческая победа” для укрепления режима КПК и лично Си.

Прилепский. П.

Турция: декабрь 2018 г. (дайджест)

Внешнеполитическая повестка декабря для Турции была наполнена визитами и различными встречами. В начале месяца президент Эрдоган направился в Буэнос-Айрес для участия в саммите «Большой двадцатки», где провел ряд двусторонних переговоров, в частности, с главами России и США. Кроме того, состоялись переговоры по сирийскому конституционному комитету в Женеве, а в конце месяца делегация Турции посетила Россию. На ближневосточном направлении продолжается борьба за сирийский Манбидж, которую Турция, по всей видимости, уже проиграла, а Р.Т. Эрдоган продолжает анонсировать новые военные кампании к востоку от Евфрата.

Во внутренней политике были обнародованы данные о кандидатах от главной оппозиционной партии Турции, появились сообщения о договоренностях об альянсе НРП и «Хорошей партии», а также информация о последних достижениях Турецкой Республики в области атомных технологий и экономической ситуации.

Отношения с Россией                                                                 

Для президента Турции месяц начался с посещения саммита G20 в Аргентине, где он имел возможность встретиться с лидером России В.В. Путиным. Ввиду внезапно отмененных переговоров В. Путина с президентом США Д. Трампом, главы России и Турции приняли решение провести двусторонние переговоры на полях саммита. И даже несмотря на то, что в последний раз они виделись буквально за неделю до этого события в Турции, лидерам двух стран было что обсудить.

По словам пресс-секретаря Президента России Д. Пескова, переговоры Путина и Эрдогана в рамках G20 могут быть охарактеризованы как «сверка часов» по ключевым вопросам. В центре внимания сторон на этот раз находился сирийский кризис, а если быть точнее – его урегулирование. Так, Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в Идлибе, а также вопрос создания демилитаризованной зоны в этом регионе. В. Путин, в частности, отметил, что проблемы по вопросу освобождения ее от террористов сохраняются, но Турция работает над этим. Таким образом стороны согласовали меры, направленные на реализацию договоренности по Идлибу, а со стороны Р.Т. Эрдогана прозвучал призыв провести специальный саммит, посвященный ситуации в Идлибе.

Своего рода «прорыв» произошел на другом, но также напрямую связанным с сирийской проблематикой направлении. 20 декабря в Женеве прошла очередная встреча министров иностранных дел России, Ирана, Турции и спецпосланника Организации Объединенных Наций по Сирии С. де Мистуры. В тот день указанные выше страны передали ООН согласованный список, включающий в себя 150 участников сирийского конституционного комитета, споры о составе которого велись на протяжении достаточно долгого времени. При этом стороны условились, что первое заседание комитета, призванного рассмотреть поправки в конституцию Сирии, должно состояться уже в январе следующего года. В то же время стоит отметить, что С. де Мистура, который с недавних пор скуп на оптимизм в вопросе оценки усилий трех стран-гарантов перемирия по урегулированию кризиса в Сирии, воспринял новость о готовности списка без особого энтузиазма. Стаффан де Мистура, который, к слову, в скором времени готовится покинуть свой пост, заявил, что предоставленный сторонами список по-прежнему далек от идеального и нуждается в доработке. Тем не менее, несмотря на такого рода негативные оценки, работа комитета должна начаться со дня на день, а контролировать этот процесс со стороны ООН уготовано уже новому спецпосланнику в лице Г. Педерсона.

Что касается других российско-турецких контактов, 29 декабря Москву посетила делегация из Турции. Министры иностранных дел, министры обороны двух стран, а также глава разведки Турецкой Республики, специальный представитель президента Турции и посол государства в России провели детальные переговоры, посвященные ситуации в Сирии, в частности, вопросу Манбиджа, процессу политического разрешения кризиса и решении Д. Трампа вывести войска из Сирии. Эрдоган, в свою очередь, заявил о своем намерении посетить Москву отдельно, однако, как пояснил Д. Песков, такая встреча, вероятно, состоится в первой половине 2019 года. Кроме того, в декабре стало известно, что очередной саммит формата Россия – Турция – Иран по Сирии планируется провести в России приблизительно в первую неделю 2019 года.

Отношения с Западом

Говоря об отношениях Турции с Соединенными Штатами, то, с одной стороны, можно сказать, что стороны обсуждают актуальные вопросы, находящиеся на повестке дня, с другой – что некоторые противоречия все еще сохраняются.

В рамках упомянутого выше саммита G20 президент Эрдоган также встретился с лидером США Д. Трампом, однако проведенные переговоры едва ли можно назвать полноформатными. В ходе непродолжительной встречи в 50 минут стороны успели обсудить ситуацию в Манбидже и Идлибе, вопросы борьбы с терроризмом, а также волнующий Эрдогана вопрос экстрадиции Ф. Гюлена. Кроме того, за последний месяц стороны часто проводили телефонные переговоры на разных уровнях для обсуждения актуальных проблем. В ходе крайней такой беседы, состоявшейся 14 декабря, Эрдоган пригласил Трампа в Турцию в 2019 году, который, по сообщениям СМИ, ответил на предложение удовлетворительно. При этом Трамп станет не единственным официальным лицом США, визит которого ожидается в новом году. Турцию также должен посетить помощник президента США по национальной безопасности Д. Болтон. Переговоры при этом будут сконцентрированы на сирийской проблематике. Стоит отметить, что кризис в Сирии действительно нуждается в обсуждении Турции и США ввиду сохраняющихся разногласий. США, прежде всего, не устраивает самостоятельность Турции, которая выражается в проведении новых военных кампаний против курдов, Турцию, в свою очередь, поддержка курдов Соединенными Штатами. Так, например, официальный представитель министерства обороны США Ш. Робертсон раскритиковал намерение Эрдогана провести очередную операцию в Сирии, заявив, что считает односторонние военные кампании на территории государства неприемлемыми. Эрдоган, однако, вскоре после этого заявил, что Д. Трамп одобрил планы Турции. МИД Турции, в свою очередь, упомянув, что на такой исход повлияла Анкара, достаточно позитивно оценил решение США о выводе своих войск из Сирии, ведь выход США – главных «помощников» курдов – из региона может позволить армии Турции держать приграничные территории, включая курдские анклавы, под своим контролем. Еще одним вопросом двусторонней повестки являются антииранские санкции. В декабре стало известно, что Турция, которой ранее Вашингтон в качестве исключения позволил вести торговлю с Ираном, намерена добиваться продления своего привилегированного положения, ссылаясь на двусторонние торговые соглашения. И хотя ответ от США пока не поступил, можно предположить, что западные партнеры не сильно обрадуются такому желанию Турции. Помимо всего этого, о разных взглядах двух стран на политические вопросы и о смещении курса Турции в сторону России также свидетельствует тот факт, что М. Чавушоглу назвал «неудачными» слова спецпосланника США по Сирии Д. Джеффри о том, что астанинский и сочинский процессы необходимо «свернуть», совершенно справедливо отметив, что благодаря именно этим форматам переговоров в Сирии обеспечивается политический диалог между воюющими сторонами.

Что касается европейского направления турецкой политики, то в отношениях с Европой все достаточно стабильно. МИД Турции периодически делает заявления о том, что Турецкая Республика обладает всеми правами для вступления в ЕС, которые, однако, остаются без ответа европейских партнеров. Последний месяц Турция также находилась под давлением Австрии и ОБСЕ по вопросу ареста австрийского журналиста М. Цирнгаста, которого задержали ранее в сентябре по подозрениям в связях с РПК. После обвинений в несправедливости и нарушении прав человека, прозвучавших от канцлера Австрии С. Курца, Анкара все же приняла решения освободить журналиста под подписку о невыезде. Однако, несмотря на то, что Турция удовлетворила требования Австрии, данный шаг с наименьшей степенью вероятности приблизит государство к ЕС. Кроме этого, страны ЕС не поддержали Турцию в вопросе проведения военной операции в Сирии, фактически процитировав заявления официальных лиц США о неприемлемости таких действий. В этой связи последнее время обсуждается возможность проведения следующего четырехстороннего саммита между Россией, Францией, Германией и Турцией для совместного обсуждения ситуации в Сирии, однако дата и место проведения пока уточняются.

Ближний Восток

На ближневосточной арене Р.Т. Эрдоган, похоже, вновь вспомнил о своих претензиях на лидерство в регионе и готовится продемонстрировать свою военную мощь на приграничных с Сирией территориях.

С начала декабря мировые СМИ не утихают о том, что после заявлений президента, сделанных 12 декабря о планах провести военную операцию, Турецкая Республика начала переброску военной техники на границу с Сирией, которая следовала в приграничный район Хатай. Вероятно, намерение Турции связано с недавней критикой Б. Асада по вопросу нарушения режима перемирия в Идлибе и с продвижением курдский отрядов в приграничных районах. Стоит отметить, что в 2015 году Турция уже проводила операцию против курдов в данном регионе, преследуя цель оттеснить курдские формирования от Евфрата. Эрдоган на протяжении всего декабря повсеместно заявлял о том, что готов начать операцию, которая будет координироваться с Россией, в любой момент и без предупреждения, однако на фоне заявлений США о намерении вывести свои войска из региона, по всей видимости, решил занять выжидательную позицию, немного отложив свои планы. Тем не менее, 25 декабря глава министерства обороны Х. Акар заявил, что подготовка к контртеррористической операции завершена, что может означать начало операции в самое ближайшее время.

В то же время, вместо проведения военной кампании против отрядов «Сил народной самообороны» и «Демократического союза» только на востоке от Евфрата, как изначально планировалось, в Турции ранее заявили о планах войти еще и в сирийских Манбидж в том случае, если курдские формирования не покинут его. Об этом заявил сам президент в ходе своего выступления на конференции высших судебных инстанций стран Организации исламского сотрудничества в Стамбуле 14 декабря.     Тогда же Эрдоган обрушился с критикой на США, заявив, что Соединенные Штаты хотят ослабить решимость Турции в их борьбе с терроризмом путем затягивания реализации дорожной карты по Манбиджу. Тем не менее, планам Р.Т. Эрдогана касательно Манбиджа не суждено было сбыться по другой причине: 28 декабря стало известно, что армия официального правительства Сирии, опередив Турцию, вошла в Манбидж, причем по приглашению курдских отрядов, и установила контроль над территорией. Реакция Эрдогана последовала незамедлительно. Лидер Турции заявил, что не верит заявлениям курдов, которые, как он выразился, не имеют права никого приглашать от своего имени, и Сирии, отметив, что считает их не более, чем «психологическим давлением». Так или иначе, но промедление турецкой армии с началом операции дало курдам и правительственной армии Б. Асада определенный карт-бланш на вышеуказанные действия. Над Манбиджем теперь возвышается сирийский флаг, и учитывая, что 16 декабря М. Чавушоглу впервые за долгое время заявил о готовности Турции сотрудничать с Б. Асадом в будущем в случае его победы на выборах, о том, какие действия теперь предпримет армия Эрдогана на сирийской земле – остается только догадываться.

Внутриполитическая обстановка

В декабре на внутриполитическом направлении Турецкой Республики стали известны некоторые подробности предстоящих муниципальных выборов.

Прежде всего, президент Турции Р.Т. Эрдоган в начале месяца в очередной раз подтвердил, что союз между Партией националистического движения (ПНД) и правящей Партией справедливости и развития (ПСР) состоится. Также стало известно, что незадолго до выборов лидеры ПСР и ПНД – Р.Т. Эрдоган и Д. Бахчели – планируют провести совместные митинги в наиболее крупных городах страны. Вместе с тем оправдались ожидания турецкой общественности относительно выдвижения спикера ВНСТ Б. Йылдырыма, который 21 декабря подал в отставку, на пост мэра Стамбула. Что касается оппозиционно настроенных партий, то в декабре стали известны имена кандидатов на пост мэров в Стамбуле и в Анкаре от Народно-республиканской партии (НРП). Так, согласно обнародованным данным, на пост мэра Стамбула претендует известный лишь в узких кругах политик Э. Имамоглу, а кандидатом на пост мэра Анкары от НРП, в свою очередь, стал М. Яваш, который уже предпринимал попытки баллотироваться на этот пост на выборах 2014 года.

При этом долгое время оставался открытым вопрос о возможном союзе оппозиционных сил на местных выборах Турции ввиду того, что партии не могли договорить об аспектах его создания. После длительных переговоров, а также встреч, решающая из которых состоялась 12 декабря в штаб-квартире НРП, стороны все же пришли к согласию. В ходе переговоров между лидерами двух партий – К. Кылычдароглу и М. Акшенер – стороны, преодолев часть противоречий, договорились о создании союза, а также приняли решение относительно того, кандидаты каких партий будут представлены в различных регионах. В частности, было решено, что в Мерсине каждая партия выдвинет своего кандидата; кандидаты от НРП будут представлены в следующих провинциях: Айдын, Мугла, Текирдаг, Хатай, Измир, Эскишехир, Анкара, Стамбул, Анталья, Бурса и Адана; «Хорошая партия», в свою очередь, выдвинет кандидатов в данных регионах: Балыкэсир, Денизли, Маниса, Коджаэли, Конья, Самсун, Трабзон, Кайсери, Сакарья и Газиантеп. Относительно других регионов переговоры между партиями, вероятно, продолжатся.

Говоря о других событиях, не связанных с выборами, стоит отметить, что в декабре Турция впервые испытала атомную авиабомбу МК-84 собственного производства на специализированной базе HABRAS, причем, по заявлению Министерства промышленности и технологий, которое охарактеризовало событие как «историческое», испытание прошло достаточно успешно.

Экономическая ситуация

На внешнеэкономическом направлении продолжают осуществляться совместные российско-турецкие проекты. Так, например, 13 декабря президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о том, что Турция начала строительство сухопутной части газопровода «Турецкий поток». Вместе с тем, в соответствии с информацией «Росатома», стало известно о выдаче разрешения Турецким агентством по атомной энергии (TAEK) на строительство второго энергоблока АЭС «Аккую». Кроме того, Эрдоган заявил, что Турецкая Республика, а рамках своего «стодневного плана работы» по реализации различных проектов, планирует провести тендер на осуществление проекта судоходного канала «Стамбул». Говоря о торговых отношениях, стоит упомянуть, что 29 декабря Министерство сельского хозяйства России подготовило проект приказа об увеличении объема ввозимых из Турции томатов вдвое – до 100 тыс. тонн в год, что в значительной степени помогло бы повысить долю экспорта Турции. При этом, согласно подсчетам, опубликованным Министерством торговли Турецкой Республики, показатель экспорта государства за прошлый месяц стал самым высоким за последний год и составил 15,5 миллиардов долларов, а ранее Турция приняла решение увеличить пошлины на импорт от 10% до 30% на ряд товаров, в том числе на строительные материалы, бумагу и картон, а также игрушки и телевизоры.

Что касается внутриэкономической ситуации, то в декабре наблюдалась волатильность турецкой лиры – в начале месяца валюта немного ослабла, затем вновь повысилась на 1,16% после заявлений ЦБ Турции о готовности принять меры по стабилизации национальной валюты. Тем не менее, по состоянию на 13 декабря, Центробанк Турции оставил базовую процентную ставку на прежнем уровне – 24%. Также в декабре, с одной стороны, стало известно о замедлении годовой инфляции, уровень которой снизился до 21,6% и о резком росте безработицы среди молодежи – с другой. Кроме того, в конце месяца появилась информация о том, что с 1 января 2019 года Турция вводит так называемый налог «на безопасность» в отношении всех лиц, вылетающих из аэропортов страны. Сумма такого налога составит 1,5 евро.

***

Таким образом в декабре на внешнеполитическом направлении Турецкая Республика в очередной раз продемонстрировала, что смотрит на мировые политические процессы в одном направлении именно с Россией, а не с Западом и с США в частности. Участившиеся контакты с российской стороной, согласование списка конституционного комитета Сирии между странами-гарантами перемирия и координация действий России и Турции в Сирийской Арабской Республике, прежде всего, говорят о том, что отношения Турецкой Республики с Российской Федерацией и с Ираном выходят на принципиально новый уровень. Однако такого нельзя сказать о турецко-американский отношениях, поскольку политика двух стран в основном ограничивается переговорами по Сирии и в последнее время сводится к двум крайностям – либо к достижению двусторонних соглашений и заявлениям о плодотворной совместной контртеррористической работе, либо к взаимным обвинениям по невыполнению достигнутых договоренностей.

Во внутренней политике, как и ожидалось, оппозиционные силы, по примеру правящей партии, объединились в союз и даже смогли согласовать некоторые детали проведения выборов 2019 года. Внутриэкономическую ситуацию Турции по-прежнему нельзя назвать стабильной, хотя следует признать, что в целом ситуация могла бы быть хуже. Внешнеэкономические связи, напротив, позволяют говорить об успехах Турции на этом направлении – реализуются многие российско-турецкие энергетические проекты, которые в ближайшем будущем должны в значительной степени способствовать экономическому росту двух стран.

В. Аватков, А. Сбитнева

Китай: ноябрь 2018 г. (дайджест)

 

Внешняя политика КНР за ноябрь традиционно характеризуется как активная. В центре внимания – переговоры США и КНР по торговым вопросам. В российско-китайских отношениях необходимо отметить экономический трек. Во внутренней политике произошли два важных события: выборы на Тайване и продолжающиеся усиление контроля внутри государства.

Внешняя политика

Россия – Китай

29 ноября в Пекине прошел Первый российско-китайский энергетический форум. Мероприятие проводилось по прямому поручению глав двух государств, с целью более эффективного развития диалога в области энергетики, увеличения количества совместных проектов и привлечения дополнительных инвестиций.

Участие приняли более 90 компаний, а также политические деятели и главы корпораций, такие как: глава “Роснефти” И. Сечин, глава “Транснефти” Н. Токарев,  Председатель Правления ПАО “Интер РАО” Б. Ковальчук, первый вице-премьер Госсовета КНР Хань Чжэн, руководитель Госэнергоуправления страны Чжан Цзяньхуа, замминистра иностранных дел Ли Юйчэн, заместитель председателя госкомитета по развитию и реформе Лянь Вэйлян, вице-президент Alibaba Лю Сун и ряд других высокопоставленных лиц.

Во время проведения форума вице-президент КНР Ван Цишань обратился к участникам форума с предложением создать постоянную площадку для обмена мнениями и проектами между российскими и китайскими бизнесменами.

По итогам мероприятий был подписан ряд соглашений.

Во время выставки China Airshow 2018 Рособоронэкспорт заключил три контракта на поставку оружия в Китай. Детали контракта не разглашаются.

 

США — КНР

9 ноября в Вашингтоне прошел американо-китайский диалог по вопросам дипломатии и безопасности, который должен был состояться еще в сентябре, однако был перенесен по инициативе китайской стороны. С китайской стороны делегацию возглавляли министр обороны КНР Вэй Фэнхэ и ответственный секретарь руководящей группы по иностранным делам при ЦК КПК Ян Цзечи, с американской – министр обороны США Дж. Мэттис и госсекретарь М. Помпео.

На встрече стороны подняли ряд вопросов включая ситуацию с правами человека в СУАР, Южно-Китайское море, Тайвань, а также несколько международных вопросов, включая Корейский полуостров, Афганистан, Иран

14 ноября Конгрессу США был представлен 525-страничный доклад американо-китайской обзорной комиссии по экономике и безопасности (USCC). Доклад призывает законодателей США принять широкий спектр мер противодействия глобальным амбициям КНР, их торговой практике и кампаниям по увеличению влияния за рубежом.

Форум АТЭС, прошедший в Папуа-Новой Гвинеи, завершился без итогового коммюнике. Причиной явилось невозможность согласовать позиции со стороны США и КНР. Более того, участвующие от США Вице-президент М. Пенс и председатель КНР Си Цзиньпин не стали слушать выступления друг друга.

Господин Пенс в своей речи указал, что США готовы ввести 25-процентные ограничения, до тех пор КНР не изменит “несправедливые” торговые практики. Также Вице-президент предупредил страны региона о последствиях кредитной зависимости от Китая, а также призвал “не получать кредитные займы, которые могут подорвать суверенитет”. В свою очередь, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что “протекционизм ведет к провалу”.

Перед встречей на полях саммита G20 президент США Д. Трамп исключил из комиссии П. Наварро, что указывало на смягчении позиции администрации Д. Трампа по поводу торгового соглашения.

Перед саммитом фигурировала информация, что Пекин заранее предложил Вашингтону проект торгового соглашения.

Встреча двух лидеров в рамках G20 завершилась согласованием 90-дневного периода, в течении которого, стороны обязываются договориться по спорным вопросам и не поднимать торговые тарифы с 1 января 2019 года.

Также по итогам встречи, Си Цзиньпин заявил, что готов одобрить ранее непринятую сделку по приобретению американским производителем процессоров и компонентов для мобильных устройств Qualcomm, которая не состоялась, по причине отсутствия разрешения от китайского рыночного регулятора, Кроме этого стороны согласились начать переговоры по изменениям в отношении передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности, кибербезопасности, торговле и т.д.

Министр иностранных дел КНР Ван И сообщил о намерении лидеров обменяться визитами «в подходящее время».

 

Внутренняя политика

24 ноября на Тайване прошли выборы в местные органы власти и референдум по ряду вопросов. Из 22 муниципалитетов Гоминьдан одержал победу в 15, а правящая Демократическая прогрессивная партия — в 6. В Тайбэе на выборах мэра победил независимый кандидат, действующий мэр города Кэ Вэньчжэ (известный по высказываниям, что Китай и Тайвань – это одна семья). После оглашения результатов выборов действующий президент Тайваня Цай Инвэнь практически сразу покинула пост председателя ДПП.

Результаты референдума показали, что большинство избирателей против выступления на Олимпийских играх под именем “Тайвань”, оставляя команде старое название “Китайский Тайбэй”. Кроме этого, провалилась инициатива легализации однополых браков.

В ноябре СМИ сообщили о ужесточении партийного контроля над студенческими организациями в университетах Китая. Сообщалось также об одновременной пропаже двенадцати активистов в крупных городах Китая. Большинство комментаторов связывают подобные действия властей как ответ на увеличение общей протестной активности в Китае, в том числе с такими акциями как #Metoo.

 

Вывод

В минувшем месяце ключевым вопросом китайской дипломатии стали американо-китайские отношения.

В течении месяца американская сторона (к примеру, Л. Кадлоу) заявляла, что у администрации Д. Трампа нет задачи прийти к торговому соглашению с КНР. На саммите АТЭС Вице-президент США М. Пенс публично подчеркивал наличие политической воли президента США продолжать политику торговых ограничений. Судя по открытой информации, администрация Трампа не имела четкого плана действий по торговым вопросам, не исключено, что даже к началу саммита в Аргентине его не существовало. В то время как китайская сторона предложила заранее проработанный план действий. Этот фактор может сыграть роль катализатора отказа или пересмотра достигнутых договоренностей со стороны Д. Трампа несмотря на то, что он лично заявил о достижении договоренностей.

В целом, договоренности видятся более выгодными для Китая несмотря на то, что Пекин пошел на ряд существенных уступок (некоторые из них все равно были бы реализованы, только несколько позднее). Пекин получил время для проработки дальнейшей торговой стратегии и успокоения внутренних недовольств среди групп влияния и компаний, ведущих торговлю с США.

Кроме этого, программа “Made in China 2025”, чувствительный вопрос для США не был затронут. Несмотря на инициативу Пекина смягчить свою позицию по ряду вопросов таких как лицензирование, трансфер технологий, достаточно сложно представить, как стороны найдут решение, устраивающее и США, и КНР.

В целом, данное 90-дневное перемирие можно рассмотреть, как время для подготовки к дальнейшей эскалации торгового противостояния. Здесь необходимо указать два наиболее вероятных сценария:

  1. Д. Трамп пересмотрит условия сделки еще до окончания 90 дневного срока, обвинив Китай в промышленном шпионаже, несправедливой торговой практике и т.д.
  2. Стороны после истечения 90 дневного срока по средствам переговоров продлят “перемирие” на новый срок менее 90 дней.

Главным фактором “прочности” договоренностей, достигнутых на полях G20, станут отношения США и Китая в таких вопросах как Северная Корея, Синьцзян, Южно-Китайское Море, Тайвань. Продолжение реального давления в этих вопроса со стороны администрации Президента (есть и другие группы влияния, которые, несмотря на достигнутый компромисс будут продолжать поднимать вышеобозначенные темы (к примеру: М. Рубио, П. Наварро и т.д.)) будут четко указывать на минимальную возможность достижения договоренностей между странами после 90-дневного периода. Относительно “затишье” с периодическими дежурными обвинениями будут указывать на продолжение диалога и согласование позиций.

Пересмотр договора ДРСМД для Китая может обозначать новую точку противостояние с США. Ранее Китаю удавалось выстраивать свою стратегию на основе двухсторонних советско-американских и российско-американских договорах ограничения вооружений, теперь же существует риск эскалации в Южно-Китайском море и на Корейском полуострове. Однако уже в начале декабря президент Д. Трамп указал на возможность вместе с Россией и Китаем сесть за стол переговоров.

Успенышный исход выборов для Гоминьдана на так называемых промежуточных выборах в Тайване (за два года президентских), а также результаты референдума, дает Пекину возможность снизить уровень конфликтности в Тайваньском проливе.

Появивишиеся сообщения о вмешательстве Пекина в выборы на Тайване является подтверждением нового тренда мировой политики, что, безусловно будет использовано для давления на Пекин.

Несмотря на торговое перемирие между США и Китаем Россия должна использовать возможности открытия китайских рынков (где уже ведется определенная работа). Ключевым направлением является продолжение создания и улучшения условий двухсторонней торговли в сегментах малого и среднего бизнеса, повышения бизнес-культуры и понимания специфики двух стран (чтобы не избегать скандалов, как в случае известного итальянского бренда одежды), снятие определенных экономических и неэкономических барьеров. Учитывая низкую вероятность прекращения торгового конфликта между США и Китаем, необходимо обратить внимание возможности не только увеличения российского экспорта, но и на возможность построения связей с компаниями, которые ранее работали на американский рынок.

Другим важным вопросом является скорейшее решение вопроса возникновения проблем с обслуживанием российских юридических и физических лиц со стороны китайских банков (широкая трактовка санкций), что мешает не только бизнесу, но и туризму.

Одним из наиболее важных вопросов для внешней политики России является закрепления краткосрочных успехов и перевод их в долгосрочные.

П.Прилепский

Турция: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика Турции в ноябре охарактеризована проведением большого количества встреч и мероприятий, среди которых: переговоры на министерском уровне с Россией, церемония по случаю завершения строительства части «Турецкого потока», очередной раунд астанинских переговоров, политический диалог высокого уровня с Евросоюзом и ряд других.

Главным событием во внутренней политике стала новость о возобновлении «альянса» ПСР и ПНД и оглашение кандидатов от ПСР, которые примут участие в муниципальных выборах.

Внешняя политика

Ноябрь отмечен интенсивностью российско-турецких контактов: так, например, 2-4 ноября в Анталье состоялся Российско-турецкий форум общественности, министр обороны России С. Шойгу провел переговоры со своим коллегой Х. Акаром и главой Национальной разведывательной организации Х. Фиданом в Сочи, состоялся очередной раунд астанинского процесса, однако центральным событием на российско-турецком направлении в этом месяце стал визит В. Путина в Турцию по случаю завершения строительства морской части газопровода «Турецкий поток».

19 ноября в Стамбуле лидер России встретился президентом Турции Р.Т. Эрдоганом. В ходе встречи главы государств обсудили вопросы развития двусторонних отношений, международную проблематику, а также приняли участие в церемонии, приуроченной к завершению достаточно важного этапа в реализации совместного проекта. Стоит отметить, что вместе с президентом России на церемонию прибыл глава «Газпрома» Алексей Миллей, а с турецкой стороны, в свою очередь, на мероприятии присутствовал гендиректор «BOTAŞ» Бурхан Озджан. В ходе церемонии В. Путин и Р.Т. Эрдоган совместно дали команду на укладку последней части морского участка трубопровода, а также обратились с речью к присутствовавшим. Эрдоган, подчеркнув техническую сложность проекта, обратил внимание на то, что Россия остается принципиально важным партнером и поставщиком газа для Турции, а совместный проект стран является взаимовыгодным. В целом Эрдоган прав – «Турецкий поток» действительно освободит Турцию от энергетической зависимости и даст возможность России развивать свою деятельность в регионе, однако важно помнить, что в настоящее время Турция также реализует другой не менее важны для нее проект – TANAP, который в том числе может уменьшить ее зависимость и от российского газа.

Как уже отмечалось, еще одним важным этапом внешнеполитической повестки месяца стало проведение 11-го раунда международных переговоров по Сирии, прошедших в Астане 28-29 ноября. И хотя по итогам переговоров спецпосланник ООН по Сирии подчеркнул, что за 10 месяцев стороны так и не достигли прогресса по вопросу состава конституционного комитета, а волну пессимизма, инициированную С. де Мистурой, подхватили почти все западные СМИ, А. Лаврентьев данную точку зрения не разделил. Проблемы по вопросу того, кто будет представлять третью часть комитета, учитывая, что первые две будут сформированы правительством Сирии и оппозицией, действительно сохраняются и пока что стороны не пришли к консенсусу, однако странами-гарантами предпринимают все усилия для того, чтобы решить этот вопрос в ближайшее время. Вместе с тем, в ходе встречи стороны обсудили условия возвращения беженцев, вопрос зоны деэскалации в Идлибе, призвали вооруженную оппозицию отмежеваться от террористических формирований, а также осудили применение химоружия в Сирии, потребовав расследования ситуации от ОЗХО. Следующая встреча в таком формате запланирована на конец января.

Что касается западного направления, то 22 ноября в Брюсселе впервые за полтора года возобновился политический диалог высокого уровня в формате Турция-ЕС, где, в частности, обсуждался вопрос вступления Турции в Евросоюз, взаимодействие с Таможенным Союзом и ряд других вопросов. В ходе встречи М. Чавушоглу прямо заявил о намерении Турции вступить в Европейский Союз, подчеркнув, что 11 декабря Турцией планируется провести второе заседание Группы действий по ускорению демократических реформ (первое состоялось в августе). Впрочем, реакция верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини, как и комиссара по вопросам расширения ЕС Й. Хана, была весьма сдержанной. ЕС продолжает предъявлять претензии Турции по вопросу несоблюдения необходимых критериев, в том числе, – антидемократическим арестам журналистов. Наряду с этим, точки соприкосновения у Турции и ЕС по некоторым вопросам все же есть. Не говоря о необходимости сотрудничества по сокращению потоков беженцев, стороны разделяют точку зрения по иранскому вопросу, заявляя о необходимости сохранения СВПД и получения Тегераном экономических выгод. Кроме того, страны ЕС поддерживают меморандум России и Турции по Идлибу.

Для турецко-американских отношений месяц начался позитивно – в начале ноября стороны отменили взаимные санкции. Так, США отменили санкции в отношении министра юстиции и главы МВД Турции, а Турецкая Республика, в свою очередь, сняла ограничения с генерального прокурора и министра внутренней безопасности США. Кроме того, 1 ноября стороны уже во второй раз осуществили совместную патрульную миссию в сирийском Манбидже. И хотя глава МИД Турции заявил, что дорожную карту по Манбиджу планируется реализовать до конца текущего года, Турецкая Республика по-прежнему продолжает обвинять США в поддержке террористических формирований, а США выражают недовольство закупкой Турцией российских комплексов С-400, что в значительной степени затрудняет двустороннее сотрудничество. Говоря о других турецко-американских контактах, президент Турции Эрдоган и глава США Д. Трамп имели возможность пообщаться в рамках мероприятий в Париже, посвященных 100-летию со дня окончания Первой мировой войны, однако, по сообщениям пресс-секретаря Белого Дома С. Сандерс, ввиду того, что накануне Турция передала аудиозаписи убийства Д. Хашогджи США, Франции, Великобритании, Германии и Саудовской Аравии, в ходе беседы лидеры двух стран сосредоточились на обсуждении дела саудовского журналиста. В частности, стоит отметить, что в ходе телефонных переговоров глав Турции и США, Турция подала запрос Соединенным Штатам об экстрадиции лиц, причастных к убийству.

Среди других международных контактов можно отметить участие президента Эрдогана в саммите G20, который продлится до 4 декабря, а также участившиеся в последнее время турецко-катарские контакты. Так, 9 ноября эмир Катара нанес визит в Турцию, а 26 ноября в Стамбуле было проведено 4-е заседание Высшего комитета стратегического сотрудничества Турции и Катара, в рамках которого состоялись переговоры президента Турецкой Республики и эмира Катара. В результате заседания стороны также подписали протокол о стратегическом сотрудничестве в различных сферах, в том числе – в области экономики, торговли, культуры и транспорта.

Внутриполитическая обстановка

Внимание внутриполитической ситуации в Турции в последнее время акцентировано на подготовке к местным выборам. И хотя выборы пройдут только в конце марта следующего года, кандидаты, намеренные выдвинуть свою кандидатуру на муниципальных выборах, должны пройти регистрацию в Центральной избирательной комиссии Турции до 1 декабря.

21 ноября лидер Партии справедливости и развития Р.Т. Эрдоган провел встречу с лидером Партии националистического движения Д. Бахчели. Напомним, что партии шли на летние парламентские выборы в альянсе, однако осенью они официально объявили о прекращении сотрудничества. По всей видимости, внутриполитические реалии заставили лидеров партий задуматься о целесообразности такого шага. Главной темой, которая обсуждалась на проведенной встрече, к удивлению многих, стал вопрос о возобновлении «Народного альянса». Чем конкретно было вызвано подобное решение – не пояснялось, однако можно предположить, что причина кроется в неуверенном положении ПСР перед выборами и в снижении поддержки избирателей ввиду нестабильной экономической ситуации в стране. Стоит отметить, что практически сразу после объявления данного решения последовала реакция главы «Хорошей партии» М. Акшенер, которая сама начинала политическую карьеру в ПНД и крайне неодобрительно высказалась о желании националистов поддержать правящую партию. При этом в таких условиях «Хорошая партия», вероятно, сохранит контакты с НРП. Спустя несколько дней после объявления о возобновлении союза ПСР и ПНД произошла другая встреча – на этот раз глав Народно-республиканской партии и исламистской «Партии счастья», обеспокоенные лидеры которых также заговорили о возможном союзе.

Вместе с этим, в последнее время широко обсуждается список кандидатов от Партии справедливости и развития на пост мэра Анкары и Измира, который был оглашен Р.Т. Эрдоганом. Всего лидер ПСР объявил о 40 кандидатах, которые примут участие в муниципальных выборах. В соответствии с объявленными данными, на пост мэра Анкары был предложен помощник генерального секретаря ПСР М. Озхасеки, а на пост Измира – бывший министр экономики Турции Н. Зейбекчи. Ранее сообщалось, что президент также должен был назвать кандидата от Стамбула, однако этого не произошло. Если верить СМИ, то в информационном пространстве всерьез обсуждается кандидатура Б. Йылдырыма, который, предположительно, в скором времени покинет пост спикера ВНСТ. Что касается кандидатов от других партий, то в турецких СМИ также существует масса предположений по этому поводу, однако официальных заявлений от их представителей пока не поступало.

Среди других событий можно назвать памятные мероприятия, прокатившиеся по всей стране и приуроченные к 80-й годовщине смерти основателя Турецкой Республики М.К. Ататюрка. 10 ноября тысячи человек собрались возле мавзолея Ататюрка, неся в руках национальные флаги и портреты «отца-основателя». В частности, в мероприятиях принял участие и действующий президент Турции Р.Т. Эрдоган. Он по традиции посетил мавзолей, возложив цветы к могиле Ататюрка, после чего его двери были открыты для других граждан.

Экономическая ситуация

По-прежнему не отличается стабильностью экономика Турецкой Республики. 5 ноября Турецкий статистический институт (TurkStat) опубликовал неутешительную статистику: годовая инфляция в Турции достигла 25%. И пока в экспертных кругах началась паника относительно того, что будет с турецкой экономикой дальше, министр экономики Б. Албайрак сохраняет подозрительное спокойствие, которое, однако, не разделяют как турецкие, так и мировые экономисты. Албайрак уверен, что запущенная программа «Тотальная борьба с инфляцией» еще принесет свои плоды и в декабре инфляция должна существенно замедлиться. Тем не менее, по данным Европейского банка реконструкции и развития, ожидается, что в 2019 году Турция может возглавить список стран с наихудшей экономикой.

В то же время стоит отметить, что позитивных изменений в сфере экономики происходит мало, но все же они есть. Так, в начале ноября, после того, как Вашингтон объявил, что Турция вошла в список стран, которым временно разрешается вести торговлю с Ираном, курс турецкой лиры к доллару укрепился, составив 5,34. Кроме того, курс национальной валюты Турции продолжил свой рост и в конце месяца, чему, в частности, способствовала новость о завершении строительства части трубопровода «Турецкий поток». Тогда лира подорожала на 2,34%. В то же время в Турции впервые за несколько месяцев отметили увеличение индекса экономической уверенности, что позволяет говорить о незначительном улучшении ситуации.

***

В ноябре Турция продолжила развивать контакты с Россией, остающейся для нее приоритетным партнером – об этом свидетельствует не только успешная реализация проекта совместного трубопровода, но и ряд важных политических контактов. Со странами Запада отношения Турции остаются стабильными: контакты с Европейским Союзом, в первую очередь, обусловлены тем, что несмотря на все противоречия, главным из которых остается вопрос вступления Турции в ЕС, стороны осознают необходимость взаимодействия друг с другом для решения большого количества других, волнующих как Турцию, так и Европу проблем. США, периодически заявляющие, что Турция остается стратегическим партнером, были вынуждены снять введенные ранее санкции, однако дали Турции понять, что на мгновенное потепление отношений во всех областях рассчитывать не стоит: прохладные турецко-американские отношения прослеживаются, прежде всего, на ближневосточной арене, где ни одна, ни другая сторона, в силу ряда разногласий, не хотят идти на уступки.

Что касается внутренней политики, то решение о возобновлении альянса ПСР и ПНД, как и на июньских выборах, является, скорее, стратегическим взаимовыгодным ходом, нежели намеком на долгосрочное партнерство по причине расхождений во взглядах по некоторым политическим вопросам. В условиях, когда даже новая экономическая политика Турции и другие инициативы Албайрака не внушают доверия, а экономика по-прежнему остается нестабильной, правящая Партия справедливости и развития осознает, что в настоящий период времени ей как никогда нужен «союзник» на грядущих выборах, и отказываться от такой возможности будет в крайней степени нерационально.

В. Аватков, А. Сбитнева

Арабские страны: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Ноябрь 2018 г. ознаменовался критическим обострением гуманитарной ситуации в Йемене. Не лучшим образом дела обстояли и вокруг оказания помощи беженцам в лагере «Эр-Рукбан» в Сирии, в создании конституционного комитета которой, тем не менее, был достигнут значительный прогресс.

Октябрьская эскалация напряжённости в секторе Газа получила своё продолжение, палестинская проблема вновь оказалась на повестке международного сообщества. Саудовская Аравия столкнулась с новыми обвинениям в связи с действиями арабской коалиции в Йемене и ходом расследования убийства журналиста Дж. Хашукджи.

 

ПАЛЕСТИНА

Несмотря на достигнутое 27 октября при посредничестве Египта соглашение о прекращении огня, в ноябре ситуации вокруг сектора Газа продолжила стремительно ухудшаться. 9 ноября на границе с Израилем возобновились акции в рамках «Великого марша возвращения», в результате которых, по сообщениям министерства здравоохранения Палестины, от боевых пуль пострадали 25 человек.

12 ноября после заявлений пресс-службы ЦАХАЛ об убийстве израильского офицера в ходе перестрелки и перехвате двух ракет, выпущенных со стороны Газы, Армия обороны Израиля провела масштабную операцию, в ходе которой было атаковано более 70 объектов ХАМАС и «Исламского джихада». Агентство WAFA сообщило о гибели шести палестинцев в городе Хан-Юнис на юге анклава, о других жертвах данных не поступало. После полудня стало известно, что Биньямин Нетаньяху решил прервать свой визит в Париж «в связи с ситуацией на юге страны».

13 ноября глава ПНА Махмуд Аббас обратился к мировому сообществу с просьбой вмешаться в ситуацию на границе сектора Газа, а также через официального представителя запросил срочное заседание ЛАГ для обсуждения текущего положения. Наперекор лидеру Палестины руководство ХАМАС пригрозило сосредоточить ракетный огонь на израильских городах Ашдод и Беер-Шева, если ЦАХАЛ продолжит атаковать их объекты. Тем не менее, призыв генсека ООН Антониу Гутерреша к сторонам конфликта «проявить максимальную сдержанность» в совокупности с посредническими усилиями Египта возымел успех. Вечером того же дня было опубликовано совместное заявление группировок палестинских радикалов, в котором говорилось, что они готовы придерживаться режима прекращения огня, если Израиль поступит так же.

Казалось бы, возврат к октябрьским договорённостям должен был хотя бы на время успокоить стороны конфликта. Однако, 14 ноября министр обороны Авигдор Либерман сложил с себя полномочия и сообщил о выводе депутатов партии «Наш дом Израиль», которую он возглавляет, из правящей коалиции. Это в очередной раз продемонстрировало, что политические противоречия существуют не только внутри палестинского лагеря, но и среди израильской элиты. Такой поворот событий вызвал определённую тревогу во многих кругах, и лишь ХАМАС приветствовал отставку А. Либермана, назвав её «политической победой сектора Газа».

Хрупкое перемирие вновь оказалось под угрозой срыва 19 ноября, когда в результате пограничного инцидента на Западном берегу реки Иордан израильские военные ранили четырёх палестинцев. Тем же днём выступая на заседании Совбеза ООН спецкоординатор по ближневосточному урегулированию Николай Младенов заявил, что ситуация в секторе Газа критическая и может вновь «взорваться» в любой момент. Однако резкого обострения не последовало, и 21 ноября, неожиданно для многих, ХАМАС согласилась направить делегацию в Каир для обсуждения межпалестинского примирения и прекращения блокады Газы. Спустя два дня, 23 ноября, руководство организации заявило о безрезультатности прошедших переговоров и инициировало новые акции «Великого марша возвращения». В результате протестов на границе анклава пострадало более 100 палестинцев.

28 ноября глава политбюро ХАМАС Исмаил Хания ответил согласием на приглашение МИД России посетить Москву, что во многом может способствовать налаживанию внутрипалестинского диалога. Министр иностранных дел Палестины Рияд аль-Малики также отметил, что И. Хания высоко ценит усилия российской стороны в палестинском вопросе. Тем не менее, точной даты визита не называлось, и, в свете того, что 30 ноября стало известно о намерении США вынести в понедельник, 3 декабря, на рассмотрение Генассамблеи ООН проект резолюции по осуждению деятельности ХАМАС и «Исламского джихада», дальнейшее развитие событий видится весьма неопределённым. Как известно, руководство Газы крайне болезненно реагирует на нападки со стороны американцев и их демарши. Остаётся надеяться на их сдержанность и успех визита в Москву.

 

СИРИЯ

После того, как 31 октября генсек ООН А. Гутерреш окончательно утвердил кандидатуру опытного норвежского дипломата Гейра Педерсена в качестве будущего приемника Стаффана де Мистуры на посту спецпредставителя по Сирии, основным в рамках сирийского урегулирования стал вопрос о формировании конституционного комитета.

19 ноября С. де Мистура, оценивая ряд прошедших после саммита «стамбульской квадриги» двусторонних переговоров, выразил надежду, что первое заседание конституционного комитета Сирии по «третьему списку» удастся провести уже в декабре этого года. Позже спецпосланник генсека ООН принял участие в саммите, прошедшим в Астане 28-29 ноября. Во встрече приняли участие страны-гаранты (Россия, Турция и Иран), делегации сирийского правительство и вооружённой оппозиции, а также Иордания в роли наблюдателя. В целом, астанинский формат в очередной раз подтвердил свой конструктивный характер. Стороны не только обсудили широкий комплекс вопросов по текущей ситуации в Сирии, но и значительно продвинулись в формировании конституционного комитета. Специальный представитель президента РФ Александр Лаврентьев отметил, что работа в этом направлении близка к завершению, а список кандидатов будет согласован и представлен Дамаску в обозримой перспективе.

В то же время в ноябре военная ситуация в Сирии продемонстрировала обратную по сравнению с октябрём динамику. Центр по примирению враждующих сторон отметил резкий рост количества провокаций в ряде районов страны:

  • 23 нарушения – 3-10 ноября
  • 31 нарушение – 10-17 ноября
  • 81 нарушение – 17-24 ноября

При этом наибольшее количество случаев нарушения режима прекращения огня пришлось на провинцию Алеппо, что во многом может быть связано с намерением России и Турции включить эту область в будущую идлибскую зону деэскалации и пристуствием там курдских боевиков.

В провинции Эс-Сувейда при активной поддержке ВКС России сирийской армии удалось окружить боевиков ИГ. 12 ноября поступило сообщение о том, что сирийские военные продвинулись на 2 км вглубь позиций джихадистов, а в результате продолжавшегося 13-14 ноября штурма было уничтожена порядка 30 боевиков. 17 ноября террористы окончательно покинули южную часть страны. Тем не менее, по некоторым данным, примерно 1000 уцелевших боевиков ИГ смогли уйти из окружения и скрыться на востоке мухафазы Хомс.

В Дейр эз-Зоре также велись активные боевые действия. 4 ноября на востоке провинции смертник на заминированном автомобиле въехал в блокпост «Сил демократической Сирии» (СДС), в результате атаки 20 бойцов было ранено, 12 погибли. 7 ноября международная коалиция нанесла авиаудары по позициям ИГ в населённом пункте Хаджин. Согласно сообщениям, было уничтожено порядка 45 джихадистов. Позже сирийское правительство заявило, что из-за удара по Хаджину погибли 26 мирных жителей и направило официальную жалобу в Совбез ООН. Дамаск призвал взять международное сообщество принять «серьёзные и немедленные действия» с целью недопущения подобных инцидентов. Тем не менее, уже 11 ноября командование СДС объявило об очередном наступлении на позиции ИГ при поддержке с воздуха силами коалиции. 24 ноября боевики ИГ провели контратаку, убив 47 бойцов СДС и захватив в плен по меньшей мере 10 человек. На текущий момент обстановка в Дейр эз-Зоре остаётся весьма напряжённой.

Что касается гуманитарной ситуации в Сирии, то в ноябре в центре внимания снова оказался лагерь беженцев на сирийско-иорданской границе «Эр-Рукбан», который стабильно испытывает нехватку продовольствия и медикаментов. 3 ноября российская военная полиция обеспечила безопасность международного гуманитарного конвоя. Вклад военных из России высоко оценили ООН и США, хотя последние преждевременно обвинили 2 ноября российскую сторону в отказе поддержать доставку гумпомощи из Дамаска в лагерь временно перемещённых лиц.

11 ноября в Аммане прошла встреча представителей РФ и США при посреднической роли иорданской стороны, в результате переговоров был достигнут ряд договорённостей по доставке гуманитарных грузов в «Эр-Рукбан». 12 ноября российские военные из Центра примирения враждующих сторон в Сирии отчитались о том, что в лагерь прибыл новый конвой с продовольствием и медикаментами. Однако, несмотря на усилия сторон ситуация в «Эр-Рукбане», по сообщениям ООН, близка к катастрофической. Российская сторона склонна возлагать ответственность на США, которые, по заявлению официального представителя Минобороны России в Женеве Юрия Тарасова, «используют гуманитарные проблемы лагеря беженцев для легитимизации своего военного присутствия на юге Сирии».

 

ЙЕМЕН

Не лучшим образом дела в ноябре обстояли и в Йемене. 2 ноября в ходе пресс-конференции генсек ООН А. Гутерреш заявил, что самый серьёзный гуманитарный кризис в мире сегодня происходит именно в Йемене, который находится на грани полномасштабного голода. 15 ноября глава Всемирной продовольственной программы Дэвид Бисли описал увиденное в йеменской столице как настоящую катастрофу, рассказав об ужасном положении истощённых детей и отчаявшихся родителей. При этом Д. Бисли указал, что такая ситуация, в первую очередь, вызвана непрекращающейся осадой портового города Ходейда, через который проходило 70% всех гуманитарных грузов.

Ранее, 5 ноября, президент США Дональд Трамп заявил, что Саудовская Аравия «неумело использует» в Йемене оружие, поставляемое американцами. 10 ноября официальный представитель Пентагона сообщил о намерении Штатов прекратить помощь авиации арабской коалиции с дозаправкой в небе, на что в тот же день саудовцы заявили, что сами отказались от «услуг» США. Позже, 16 ноября, несколько американских сенаторов предложили законопроект, предполагающий новые санкции против Эр-Рияда, которые будут включать и запрет на продажу оружия КСА. Однако вероятность его принятия, учитывая финансовые объёмы американо-саудовского сотрудничество в военно-технической сфере, вызывает больше сомнения. Также стоит отметить, что, по заявлению самих сенаторов, их предложение, прежде всего, обусловлено ситуацией вокруг убийства журналиста Джамаля Хашукджи и систематическим нарушением прав человека властями Саудовской Аравии как на территории королевства, так и за его пределами.

16 ноября координатор чрезвычайной гуманитарной помощи ООН Марк Локок, выступая перед Совбезом, заявил, что «катастрофически ухудшающуюся» ситуацию с продовольствием в Йемене можно решить только через скорейшую активизацию мирного процесса. 19 ноября неожиданно для многих повстанцы-хуситы через руководство движения «Ансар Алла» сообщили, что прекращают атаки «против государств-агрессоров США, Саудвоской Аравии, ОАЭ и их йеменских союзников» с целью лишить арабскую коалицию возможности оправдывать «агрессию и блокаду». Позже правительство Йемена согласилось принять участие в мирных переговорах в Швеции.

23 ноября по итогам посещения Ходейды спецпредставитель генсека ООН по Йемену Мартин Гриффитс заявил о необходимости передачи портового города под международный контроль. Его инициатива была поддержана Соединёнными Штатами. Однако в сообщении Госдепа формулировка была немного изменена, и, вместо «международного контроля», в нём говорилось о передаче Ходейды «нейтральной стороне». 28 ноября А. Гуттереш анонсировал дату мирных переговоров в Швеции – 6 декабря, а также выразил готовность провести предварительную встречу с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Салманом, чтобы обсудить ситуацию в Йемене.

 

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

12 ноября состоялся официальный визит главы МИД Соединённого Королевства Джереми Ханта в Саудовскую Аравию. Ключевой темой переговоров Дж. Ханта с саудовским монархом Салманом ибн Абд аль-Азизом стало мирное урегулирование йеменского конфликта. Вслед за США Великобритания выступила за немедленное начало мирного процесса и начало диалога между саудовцами и хуситами. Тем не менее, основные внешнеполитические усилия Саудовской Аравии в ноябре были направлены на нейтрализацию ущерба, нанесённого ситуацией вокруг убийства Дж. Хашукджи.

15 ноября, после призывов госсекретаря США Майка Помпео привлечь к ответственности виновных в убийстве журналиста, генеральный прокурор КСА запросил смертную казнь для пяти подозреваемых по делу и возложил вину на главу группы, созданной для «возвращения в страну» Дж. Хашукджи. Согласно заявлению главы прокуратуры, чиновник отдал приказ о ликвидации журналиста в случае провала операции. Однако в сообщении не было сказано ни слова о том, кто разработал и инициировал операцию. Тем же днём министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр без каких-либо пояснений отклонил требование Анкары о международном расследовании, обвинив при этом СМИ Катара и Турции в антисаудовской кампании.

В таком контексте в 20-х числах ноября состоялось первое турне Мухаммада ибн Салмана по «дружественным арабским странам», в рамках которого наследный принц посетил ОАЭ, Бахрейн, Египет и Тунис. Первый визит, продлившийся с 22 по 25 ноября, выглядел скорее дружеским, нежели деловым. На повестке переговоров были весьма общие темы, конкретика почти не присутствовала, а их итогом стало подтверждение общих интересов и «особых связей братских государств». 25 ноября на Байхрейне М. ибн Салман встретился с королём Хамадом, который заявил, что его государство с осуждением относится ко всем попыткам очернить репутацию Эр-Рияда.

Наиболее интересным и продуктивным в серии визитов наследного принца стало посещение Египта 26-27 ноября. По результатам его встречи с Абель Фаттахом ас-Сиси было объявлено об ускорении реализации предыдущих экономических соглашений на общую сумму $16 млрд. и создании Саудовско-египетского инвестиционного фонда. Прибытие М. ибн Салмана в Тунис было встречено многочисленными акциями протеста, организованного как гражданскими активистами, так и представителями ряда оппозиционных партий. Тем не менее, среди правящей элиты многие политики выразили солидарность с Саудовской Аравией в связи с расследованием дела Хашукджи.

Также весьма любопытным событием в этом месяце относительно КСА стало подписание 26 ноября контракта с США на поставку системы ПРО THAAD. Стоит отметить, что о заключение саудовско-американского контракта прессе стало известно лишь после официального визита М. Помпео в Эр-Рияд. Примечательно, что сделка состоялась на фоне обвинений со стороны Вашингтона по делу Дж. Хашукджи и резкой критики действий Саудовской Аравии в Йемене. Это явно демонстрирует, что на данном этапе «раскол» между саудовцами и американцами имеет место быть лишь на уровне риторики, а не в пересмотре существующих двусторонних связей.

 

***

 

Развитие событий вокруг Газы в ноябре в очередной раз доказало, что одним из ключевых элементов ближневосточного урегулирования является примирение внутри палестинского лагеря. Если лидер ФАТХ и глава ПНА Махмуд Аббас по-прежнему апеллирует к международному сообществу, то ХАМАС предпочитает вести диалог посредством оружия, по большому счёту, признавая лишь посреднические усилия Египта. Однако демонстративный уход в отставку министра обороны Израиля Авигдора Либермана показал, что серьёзные внутренние противоречия присущи обеим сторонам конфликта.

На сирийском треке значительный успех был достигнут в сфере политического урегулирования. Вероятнее всего, «третий список» будущего конституционного комитета, в формировании которого наиболее активную роль сейчас играют государства-гаранты астанинского процесса (Россия-Турция-Иран), удовлетворит Дамаск. Однако ситуация в лагере «Эр-Рукбан» напомнила, что, помимо послевоенного политического процесса, крайне сложным является вопрос сирийских беженцев, которые пока не могут вернуться домой, а оказание им гуманитарной помощи то и дело встречает препятствия на своём пути.

Что касается ставшей катастрофической по своему характеру гуманитарной ситуации в Йемене, то ключевым событием в рамках её нормализации станут мирные переговоры в Швеции, начало которых назначено на 6 декабря. Важнейшим здесь будет вопрос о контроле над портовым городом Ходейда, пропускавшим до блокады 70% всего продовольствия и медикаментов. При этом критика действий арабской коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, со стороны США выглядит скорее, как попытка продемонстрировать свою позитивную роль в процессе стабилизации Ближнего Востока, нежели оказать реальное давление на Эр-Рияд, т.к., несмотря на все громкие заявления, 26 ноября между странами был подписан очередной многомиллиардный военный контракт.

Также стоит отметить, что в контексте усилившегося на фоне расследования убийства Дж. Хашукджи давления со стороны ряда стран Саудовская Аравия стремится защитить своей имидж и сохранить позиции в регионе, о чём свидетельствует ноябрьское турне наследного принца М. ибн Салмана по «дружественным арабским странам».

 

В. Останин-Головня

III международная научная студенческая конференция по АТР: хроники

27 ноября 2018 г. в Дипломатической академии МИД РФ прошла III международная научная студенческая конференция «Место Азиатско-Тихоокеанского региона в современных международных отношениях: проблемы безопасности и перспективы развития», в которой приняло участие более 60 человек из разных стран и городов России.

Мероприятие было организовано Центром востоковедных исследований и Восточным Клубом при поддержке кафедр международных отношений и восточных языков Дипломатической академии МИД РФ.
В оргкомитет также входили сотрудники Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии:

  • Аватков Владимир Алексеевич, директор Центра;
  • Крицкая Мария Александровна, помощник директора Центра;
  • Сбитнева Алина Игоревна, координатор турецкого направления Центра;
  • Рыженков Андрей Сергеевич, тюрколог, руководитель полевых исследований Центра в Турции;
  • Будаева Мария Сергеевна, иранист, координатор иранского направления Центра;
  • Останин-Головня Василий Дмитриевич, арабист, руководитель арабского направления Центра.

Студенты-бакалавры, магистры и аспиранты представили результаты своих исследований в рамках пяти секций, посвященных вопросам безопасности, двусторонним и многосторонним отношениям, а также внутренней политике отдельно взятых стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Со вступительными словами перед участниками выступили заведующие и сотрудники кафедр международных отношений и восточных языков Дипломатической Академии МИД РФ. На пленарное заседание был вынесен ряд студенческих докладов, в их числе:

Ноженко Дарья Дмитриевна – Японская концепция «Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона» (ДА МИД РФ)
Крицкая Мария Александровна – Фактор нации в тихоокеанской модели интеграции – особенности и отличие от европейского понимания единства (ГАУГН)
Сидоренко Анна Юрьевна – Ядерное оружие как фактор современных международных отношений в АТР (ДА МИД РФ)
Вершинина Валерия Валерьевна – Активизация двусторонних отношений Вьетнама с Индонезией, Малайзией и Филиппинами (2010-2017 г.) (МГИМО МИД России)

С каждым годом расширяется круг участников, углубляется тематика их выступлений. Подобного рода мероприятия способствуют вовлечению молодых востоковедов в научную деятельность, позволяют им приобрести навыки в том числе для практической работы.