Арабские страны: март 2017 г. (дайджест)

События марта 2017 г. в Сирии и Ираке следуют алгоритмам, формировавшимся на протяжении всего конфликта. Обстановка на сирийском театре военных действий представляет собой шаткий конструкт из множества участников с пересекающимися интересами,  базовые структурные элементы операции в Мосуле отзеркаливают освобождение Алеппо. Бегство боевиков так называемого ИГ (запрещена в России) напрямую свидетельствует о прохождении переломного момента в кампании и смене баланса сил на фронтах. На этом фоне ближневосточная повестка расширяется в области экономики (см. российско-египетские отношения, саудовская подготовка к «экономической перестройке») и урегулирования прочих конфликтов (см. йеменский кризис, роль Трампа в арабо-израильском противостоянии).

Сирийские фронты

Штурм Ракки еще не перешел в непосредственную фазу зачистки города, однако угрозу со стороны коалиции «Сирийских демократических сил», поддерживаемой США, террористы восприняли всерьез. Только за 28 марта около 80 полевых командиров и иностранных боевиков с семьями покинули столицу «халифата», направившись на лодках вниз по течению Евфрата. Как сообщает Al Arabiya, ранее в течение двух недель в направлении Аль-Маядин (находится под контролем ИГ) ретировались из города около 300 семей боевиков ИГ и других жителей Ракки.

В соседней с Раккой провинцией Халеб наблюдаются подобные процессы – сирийский спецназ совместно с силами специальных операций ВС РФ и группами разминирования взяли под контроль город Дейр-Хафир, избежав сценария «аллепо-мосульского» типа, когда за каждый дом и квартал велись ожесточенные бои. В этот раз боевики ушли из города еще до его окружения.

Правительственные войска постепенно занимают оставляемые курдским ополчением районы к западу от города Манбидж на северо-востоке сирийской провинции Алеппо. Это происходит согласно ранее достигнутой договорённости между прокурдским «Военным советом Манбиджа» и правительственными силами при посредничестве российской стороны. Решение о передаче под контроль сирийской армии прилегающие с запада к Манбиджу районы было принято с целью «пресечь экспансию Турции и оккупацию ею сирийской территории». Мудрость «про врага моего врага» на сирийских театрах военных действиях работает безотказно, хоть зачастую и меняет полярность из-за постоянной текучки тех или иных сил между категориями «союзник»-«противник».

Подразделения сирийской армии освободили от боевиков террористической группировки ИГ три десятка населенных пунктов селений к северо-востоку от города Алеппо. Сирийская правительственная армия постепенно продвигается на юго-восток вдоль трассы N-4 Алеппо – Абу Камаль (на границе с Ираком) и приближается к стратегически важной авиабазе «Джира».
Периодически напоминает о себе сирийско-израильский фронт, где 17 марта произошло столкновение с невыясненным пока результатом. Командование сирийских ВС заявляет, что при помощи системы ПРО С-200 был сбит один из четырех самолетов ВВС Израиля, нарушивших воздушное пространство страны вблизи города Пальмира. Между тем, израильская сторона не подтверждает информацию о сбитом самолете, утверждая, что выпущенная сирийской армией ракета в свою очередь была перехвачена системой ПРО дальнего действия «Хец-3»( Arrow-3), и самолеты не пострадали. Подобная эскалация не осталась незамеченной в МИД РФ, где  для дачи разъяснений был вызван посол Израиля в Москве Гарри Корена. Несмотря на то, что эпизод остался непрокомментированным израильским посольством, жест можно считать достаточно прозрачным: «Россия не будет сидеть, сложа руки, при несанкционированной агрессии против своего союзника».

Весьма угрожающей, с точки зрения возможных последствий, является ситуация с дамбой Фурат вблизи Табки, где в результате боев с применением тяжелого вооружения между отрядами вооружённой коалиции «Демократические силы Сирии» и боевиками группировки ИГ, произошло частичное обрушение крупнейшей в стране плотины на реке Евфрат. ИГ, к концу месяца продолжающее удерживать дамбу, с понятным намеком заявляет, что плотина обесточена и держится на честном слове.

Слова и дела

Как заведено, бои в воздухе и на земле сопровождаются с столкновениями в конференц-залах и переговорных. На открывшемся накануне пятом раунде межсирийских переговоров в Женеве правительственная делегация выдвигает на передний край актуальную в данный момент проблематику необходимости борьбы с террористами в пригородах Дамаска (Джобар и Кабун) и провинции Хама, в то время как оппозиция предпочитает обсуждать такие вопросы вечного, с точки зрения конфликта, порядка, как транзит власти. «Все террористические атаки имеют только одну цель — подрыв переговоров в Астане и в Женеве. Позиция правительства Сирии была всегда конструктивной. Мы никогда не угрожали покинуть переговоры, как во время астанинского процесса, так и в Женеве», — заявил постпред САР при ООН Башар Джаафари.

Данный комментарий представляется особенно актуальным в свете отказа вооруженной сирийской оппозиции от участия в третьем раунде переговоров в Астане. Российская сторона, в лице главы МИД РФ Сергея Лаврова, посчитала причины «окончательного решения» представителей вооруженных группировок в Сирии неубедительными. «Они ссылаются на нарушение режима прекращения огня, эти нарушения никогда не сводились к нулю, как и в любой подобной ситуации, это абсолютно естественный процесс. Главное то, что этих нарушений стало многократно меньше, чем до подписания соответствующих соглашений в конце декабря», — отметил глава внешнеполитического ведомства.

При этом политика выстраивания конструктивного диалога в Сирии начинает приносить реальные плоды. Ярким примером тому служат события в провинциях Идлиб и Дамаск, где, соответственно, сирийские повстанцы согласились предоставить жителям двух крупных поселков Фоа и Кефрая возможность покинуть свои дома в обмен на такое же решение властей САР в отношении боевиков и их семей в городах Мадая и Забадани. В прошлом месяце ООН назвала ситуацию в вышеперечисленных поселках «катастрофической» около 64 тыс. человек были вынуждены бороться за жизнь в условиях постоянных обстрелов, нехватки продуктов и товаров первой необходимости.

Процесс примирения также был продолжен в провинции Дамаск, где начался третий этап по возвращению жителей посёлка Ад-Диябия в свои дома. Процесс проходит согласно плану, составленному министерством по вопросам национального примирения, на первом и втором этапе под родной кров вернулись 2890 семей, это около 15 000 жителей Ад-Диябия. Восстановлены 80% электросетей, медицинский пункт, 4 школы и 9 колодцев питьевой воды. К реализации третьего этапа было решено приступить после возникновения уверенности в вопросе обеспечения безопасности жителям посёлка. В министерстве прорабатывается аналогичный план возвращения людей в еще несколько селений на юге провинции Дамаск.

Штурм Мосула

В уже знакомой по Алеппо динамике развивается кампания по освобождению от террористов Мосула. Непосредственно штурм городского массива – по данным иракского командования, вместе с продвижением штурмовых групп в западной части Мосула, к югу от мегаполиса продолжается зачистка населенных пунктов от расставленных боевиками мин и самодельных взрывных устройств. Замыкание кольца вокруг города – подразделения Контртеррористических сил ВС Ирака взяли под контроль два южных пригорода Мосула – Наблус и Ярмук. Паузы в ведении боевых действий – многочисленные жертвы среди мирного населения вынудили иракских военных приостановить наступательную операцию в западном Мосуле.

По сообщениям СМИ стало известно, что в результате авиаударов 17 марта в районе Джадида в Мосуле погибли более 200 человек. Российская сторона запросила специальный брифинг в Совете Безопасности ООН для обсуждения данной проблематики. После этого со стороны официальных представителей как армии, так и ополчения было заявлено и о пересмотре планов по зачистке в целом, и даже о смене контингента на местах: «в будущем подобные операции будут осуществлять войска, обученные для городского боя».

«И все бегут, бегут, бегут, бегут…»

В иракских СМИ утверждается, что Аль-Багдади распорядился распространить «прощальное напутствие» среди «клириков и военных лидеров ИГ» закрыть «штабы ИГ, командующие воинами Аллаха». Также сообщается, что вслед за обращением Аль-Багдади резко возрос поток бегущих из Ирака в Сирию боевиков и полевых командиров группировки. И поскольку подтверждения распространённой иракским телеканалом Al Sumaria информации не поступало, скорее всего, сведения являются примером ведения психологической войны и направлены на дезориентацию противника, который продолжает ожесточенное сопротивление в западном Мосуле. При этом практически бесспорной признается информация о том, что сам главарь ИГ покинул западный Мосул перед тем, как войска отсекли боевиков в этой части иракского мегаполиса от баз террористов в городе Тель-Афар. В этом отношении отношении весьма символичным является взятие 29 марта мечети «Ан-Нури», где в июле 2014 года Аль-Багдади объявил о создании террористической группировки ИГ.

Российско-египетское сотрудничество

С 3 по 5 марта в Каир с официальным визитом присутствовала парламентская делегация во главе с председателем Совета Федерации РФ Валентиной Матвиенко. В центре обсуждений на встречах с президентом Египта, премьер-министром и председателем Палаты депутатов парламента АРЕ находились вопросы развития межпарламентского сотрудничества, совместной борьбы с терроризмом и восстановления авиаперелётов. С последним пунктом египетские власти связывали большие надежды, последние полтора года усиливая меры безопасности в аэропортах в соответствии с требованиями российской стороны.

Несмотря на явное стремление египетских коллег форсировать принятие положительного решения по этому вопросу Москва не торопиться возобновлять авиасообщение, поскольку в Египте продолжает идти война. Так, 23 марта в ходе операции египетской армии и сил внутренней безопасности против группировки «Велайят Синай» обе стороны понесли серьёзные потери в живой силе. На уничтожение 15 боевиков силами антитеррора фидаины ответили подрывом бронемашины египетских ВС, где погибли 10 военнослужащих. Переход к партизанским методам ведения войны, опробованным «Талибаном» на афганских просторах, многократно усложняет задачу по искоренению радикального элемента на территории страны.

Подпольная позиционная война предполагает атаки на места отправления культа, образовательные учреждения и различные богословские организации. Места, где общественность получает прививку против одного из самых главных инструментов в арсенале террористов – идеологии. Неудивительным в данном контексте представляется подрыв здания исламского института в административном центре египетской провинции Северный Синай городе Эль-Ариш. Исламский институт в Эль-Арише является отделением всемирно известного мусульманского университета Аль-Азхар Необходимо подчеркнуть, что присутствие строгого географического критерия в названии египетской ячейки ИГ отнюдь не гарантирует спокойствие во всей остальной части страны, это доказывают прошлогодние теракты в Каире.

Как известно, война в XXI веке – дело техники. В данном контексте знаменательными представляются скорые (вторая половина 2017 г.) поставки по контракту в Египет 46 российских многоцелевых боевых вертолетов Ка-52 «Аллигатор».

На двусторонней российско-египетской экономической повестке также находится  модернизация крупных объектов, построенных специалистами СССР, включая Асуанскую ГЭС, создание особой промышленной зоны для производства на территории Египта продукции российского машиностроения для стран Ближнего Востока и Северной Африки в районе Суэцкого канала и т. д. Стратегическим, с точки зрения вопросов региональной безопасности, является соглашение о строительстве первой в Египте атомной электростанции с участием российской госкорпорации «Росатом», а именно вопрос взаимодействия с отработанным топливом (строительство резервуаров, процесс утилизации и т.д.).

Страховка по-саудовски

Монархии Персидского Залива также проявляют интерес закупке продукции российского ВПК. Согласно комментариям гендиректора госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова по итогам прошедшей в Абу-Даби оружейной выставки IDEX-2017 Кувейт и Саудовская Аравия намерены приобрести российские танки стрелковое оружие, артиллерийские, ракетные системы, и вертолеты.

При этом в самом королевстве перед проведением IPO крупнейшего в мире энергетического холдинга Saudi Aramco было принято решение о снижении налогов для компаний соответствующего сектора с 85% до 50%. Данное решение свидетельствует о чрезвычайной важности для Королевства грядущего размещения акций, поскольку высвободившиеся после снижения налога средства должны максимизировать рыночную стоимость холдинга. Это, несмотря на тот факт, что по нынешним оценкам совокупная стоимость таких крупнейших мировых компаний, как Apple, Google, Walmart, City Band, Exxon Mobil не составляет даже половины потенциальной стоимости Saudi Aramco.

Необходимость проведения экономической реструктуризации, на которую будут направленны вырученные на IPO средства, и жесточайший бюджетный кризис вынуждают саудовцев искать дополнительные источники финансовых поступлений и диверсификацию рынков сбыта. Именно с этими целями король Салман Абдул-Азиз ас-Сауд в марте отправился в месячное турне по странам Азии. Наиболее знаменательной в цепочке посещений стал визит в КНР, где были подписаны двусторонние меморандумы и договоры, охватывающие все сферы «от энергетики до космоса», общей стоимостью в  65 млрд. долл.

Йеменский кризис

Подобная перестраховка саудовцев может объясняться неудачами, которые преследуют руководителей королевства сразу на нескольких направлениях. Так, например,  сторона, поддерживаемая саудовцами в йеменском конфликте, пережила не лучший для себя месяц. Более двадцати человек погибли в результате ракетной атаки на мечеть, расположенную на территории военной базы «Кофаль» в йеменской провинции Мариб, где дислоцированы верные йеменскому президенту Мансуру Хади войска.

Следующий шаг хуситов в противостоянии был сделан на информационном фронте противостояния. Суд в столице Йемена Сане, контролируемой боевиками шиитского движения «Ансар Алла», «за подстрекательство и помощь агрессору, Саудовской Аравии, и её союзникам» приговорил к смертной казни президента страны Хади и нескольких высокопоставленных чиновников, включая посла Йемена в США Ахмеда Авад Бин Мубарка и бывшего министра иностранных дел Рияда Ясина. Таким образом, повстанцы придали дополнительное правовое обеспечение своей борьбе против режима, и начали формировать параллельные институты государственности, основывая свою деятельность на их решениях.

«Трамповщина»

В свете популяризации российского оружия на нетрадиционных для Москвы рынках, администрация Дональда Трампа  намерена закрепить свое присутствие в качестве поставщиков продукции ВПК в монархии Залива. С такого ракурса логичной выглядит «разморозка» крупной оружейной сделки с Бахрейном стоимостью почти $ 5 млрд на поставку 19 многоцелевых истребителей F-16, комплектующих и сопутствующего оборудования, вроде радарных систем обнаружения.

Оценка влияния фигуры президента Трампа на новую реальность в ближневосточной повестке будет одной из главных тем для обсуждений на открывшемся 29 марта в Иордании 28-м саммите Лиги арабских государств. По сообщениям, в центре дискуссий между королями Саудовской Аравии, Иордании, главами Египта и Палестины, генсеком ООН в данном блоке будет отношение команды Д. Трампа к палестино-израильскому урегулированию, прежде всего, приверженность Вашингтона принципу «двух государств для двух народов». В данном контексте итог проведенных телефонных переговоры между Д. Трампом и М. Аббасом представляются обнадеживающими для «арабской улицы». Белый Дом заявил о «принципиальной возможности мира между палестинцами и израильтянами» и намерении Вашингтона поспособствовать его скорейшему заключению. Важно отметить то, что на встрече с Б. Нетаньяху в феврале Трамп подтвердил свое желание перенести посольство США в Иерусалим, отказался от жесткой критики строительства поселений, которую практиковал его предшественник, а также заявил, что  ему не важно сколько государств будет в итоге на спорных территориях: «Я рассматриваю два государства и одно государство, и мне нравится то, что нравится обеим сторонам».

***

Несмотря на успехи сил, противостоящих террору, потерю ИГ территорий и живой силы, интенсивность боевых действий не снижается, меняется лишь вектор движения наступательных кампаний, поэтому число беженцев из Сирии в соседние страны (Турцию, Ливан, Иорданию, Ирак и Египет) продолжает расти – к концу марта 2017 г., по сообщениям UNHCR, оно превысило 5 млн человек. На протяжении 2016 года число беженцев из Сирии в этих странах держалось на уровне 4,8 млн человек. Однако, согласно новым данным наблюдателей гуманитарных миссий и властей Турции, с начала 2017 года фиксируется стабильный рост количества лиц, бегущих от ужасов современной войны.

 

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: февраль 2017 г. (дайджест)

В феврале 2017 г. получают свое развитие процессы, стихийно зародившиеся или тщательно спланированные еще в 2016 г.  На разных этапах и с различной степенью интенсивности проводятся операции по освобождению от террористов Мосула и Ракки, что помимо всего прочего является знаковым имиджевым уроном для последователей ИГ (запрещенная в России террористическая группировка). Армии Сирии и Турции в северных провинциях САР выходят на позиции, ранее согласованные как линии разграничения, избегая прямых столкновений и демонстрируя приверженность ранее заключенных при посредничестве Москвы договоренностей. Саудовская Аравия выражает непреклонность по вопросу выстраивания диалога с Ираном на фоне трудностей в йеменской военной кампании. Египет на своей. Российская Федерация  силовой компонент (сирийская армия к 26 февраля при помощи российских ВКС освободила от ИГ более 60 населенных пунктов с начала года) сопровождает работой по гуманитарному (поставки продовольствия в осажденные районы) и дипломатическому (вторая встреча в Астане) направлениям.

 Штурм «столицы» в Сирии

4−5 февраля руководством Ирака было объявлено о начале «третьей фазы» операции по освобождению Ракки от боевиков ИГ. Напомним, что начало операции «Гнев Ефрата» приходится на 5 ноября 2016 года. Согласно заявлению пресс-секретаря штаба коалиционных сил «Гнев Евфрата» Джигана Шейх Ахмада, цель «третьей фазы» – освобождение восточных районов провинции Ракка вплоть до реки Евфрат.

Наступление началось сразу на двух направлениях к северо-востоку от Ракки. В ходе наступательной операции за двое суток курдам удалось продвинуться вперед на 16−18 километров, взяв под контроль селения Дукхан, Абу Натулия, Хади и Бир Саид. Ударной силой операции выступают курдские «Отряды народной самообороны» (YPG), составляющие до 80% всех сил СДС, при активной поддержке ВВС США. Высокая значимость роли курдских вооруженных сил в планах Пентагона подчеркивается фактом визита в районы Сирии, находящиеся под контролем курдского ополчения, главы сенатского Комитета по делам вооружённых сил Конгресса США Джона Маккейна. В ходе конфиденциальной поездке обсуждались «контртеррористическая кампания против ИГ, а также детали операции по освобождению Ракки».

При этом среди союзников США по антитеррористической коалиции «согласья нет» – 6 февраля турецкая артиллерия и авиация нанесли удары по позициям курдских YPG в анклаве Африн на севере сирийской провинции Алеппо, восточнее города Африн в районе селений Мараназ, Вилат аль-Кади, Шейх Исса (2 км восточнее города Тель-Рифаат). Дальнейшая эффективность кампании по зачистке Сирии и Ирака от террористического элемента будет зависеть от способности Вашингтона лавировать между двумя влиятельными силами в регионе, не позволяя их противоречиям влиять на ход операции.

Министерство обороны США успешно выступает в качестве рецензента собственной операции. Так, во время брифинга 17 февраля представитель Пентагона Джефф Дэвис заявил, что командование Исламского государства, чиновничий аппарат и поддерживающее боевиков население начали покидать свою сирийскую столицу. В Пентагоне не уточнили, сколько членов ИГ покинуло город, но подчеркнули, что «конец Ракки близок, и мы видим сейчас массовое бегство их командования по единственной свободной дороге на юго-востоке Ракки, которая ведет к Дейр-эз-Зору».

Reuters сообщает, что поддерживаемую ЦРУ программу помощи сирийским повстанцам заморозили из-за масштабной атаки со стороны исламистов, которые завладели частью поставленных из США вооружений и денег. Два источника в правящих кругах США в беседе с агентством сообщили, что приостановка помощи не связана с приходом к власти президента Дональда Трампа. Остается предположить, что виновными является вся команда Д. Трампа, поскольку администрация Б. Обамы не перекрывала каналы обеспечения «умеренной оппозиции», даже когда выяснялось, что кадры и оружие напрямую переходят в стан представителей «Аль-Каеды» в Сирии как во время программы «Обучи и оснасти».

Выстраивание рационального взаимодействия в таких многокомпонентных предприятиях, как война, подразумевает умелое использование наработанного базиса с союзниками. Так, новое руководство Минобороны США во главе с Джеймсом Мэттисом проводит обзор российско-американского меморандума об обеспечении безопасности полетов в воздушном пространстве Сирии в рамках пересмотра унаследованных от предыдущего руководства Пентагона соглашений. Согласно информации изложенной начальником штаба американских ВВС генерал Дэвидом Голдфином, «владеющие русским языком» офицеры американского центра операций ВВС на Ближнем Востоке и в Южной Азии, расположенного на базе Эль-Удейд в Дохе, ведут «каждодневный диалог с российскими партнерами». Эти консультации призваны «обеспечить предотвращение конфликтов между операциями» ВКС России и ВВС США в Сирии. Таким образом, в рабочем состоянии находятся каналы по снятию информационной неопределенности, сводящие к минимуму потенциал возникновения непреднамеренной ЧС.

Кто защищает Евфрат?

В северной провинции Сирии Алеппо произошло взятие вооружёнными силами Турции и отрядами сирийской оппозиции города Эль-Баб. Сообщение из Генштаба ВС Турции ознаменует собой реализацию турками одного из ключевых тактических компонентов в стратегии на сирийском направлении. Здесь необходимым представляется подчеркнуть, что линии разграничения между операцией коалиции «Щит Евфрата» и действиями подразделений сирийской армии являются хорошо согласованными, поскольку формально две антагонистично настроенные группировки войск действуют в непосредственной близости, концентрируя огонь на боевиках ИГ. Так, при поддержке российских ВКС войска Б. Асада освободили населенный пункт Тадеф – наиболее укрепленный форпост боевиков группировки ИГ на подступах к городу Эль-Баб, не только уничтожив внушительные силы противника (650 террористов),  но и полностью взяв под контроль дорогу, по которой снабжались боевики в Эль-Бабе, тем самым облегчив задачу турецким контрпартнерам.

При этом на дипломатическом треке накал противостояния не спадает. МИД Сирии в письме, направленном генсеку ООН и председателю Совбеза ООН, призвал Всемирную организацию оказать влияние на Турцию в вопросах отношений двух стран. По мнению Дамаска, турецкая агрессия в отношении Сирии продолжается в течение пяти лет и включает предоставление военной, материальной и материально-технической поддержки террористическим организациям. Уровень публичности и влиятельности целевого международного института говорит о том, что сирийское правительство не приравнивает договоренности между Анкарой и Москвой к нормализации по линии Дамаск-Анкара, что означает весьма узкие рамки для их ad hog взаимоотношений на фронтах.

Пересечение «красных линий»?

Президент Сирии Башар Асад продолжает линию постепенного отхода от использования исключительно силового инструментария при контактах с вооруженной оппозицией.  5 февраля президент подписал указ о продлении на пол года действия амнистии для сдавшихся с оружием. «Каждый, кто принял меры по благополучному и бескорыстному освобождению похищенного им человека, полностью освобождается от наказания, если сдастся в течение месяца с момента объявления настоящего законодательного указа», – заявляется в указе. Также Б. Асад санкционировал проведение 19 февраля выборов глав муниципалитетов города Алеппо, развивая концепцию нормализации жизни гражданских на освобожденных территориях в противовес убеждениям сторонников чрезвычайных мер для страны в условиях гражданской войны. Несмотря на это, наиболее активные представители международного сообщества продолжают оказывать давление на администрацию Б. Асада и ее союзников. Правозащитная организация Human Rights Watch в очередной раз обвинила правительство Сирии в применении химического оружии в последние месяцы битвы за Алеппо. На основании телефонных и очных интервью со свидетелями, а также анализа видеоматериалов, фотографий и постов в соцсетях, эксперты пришли к выводу, что за период с 17 ноября по 13 декабря 2016 года произошло по меньшей мере восемь эпизодов, когда правительственные вертолеты сбрасывали хлор на жилые районы Алеппо.

Отталкиваясь от собственной экспертизы, HRW призывает Совет безопасности ООН ввести санкции в отношении командования правительственных войск Сирии за применение химического оружия. В заявлении организации подчеркивается, что у правозащитников нет фактов, доказывающих непосредственную причастность России к случаям применения отравляющих веществ. В то же время,  что на российской стороне также лежит часть ответственности, поскольку Москва, по мнению правозащитников, явно располагает достаточным ресурсом влияния, чтобы принять меры по недопущению использования Дамаском химоружия в рамках совместной кампании.

Штурм «столицы» в Ираке

19 февраля  Премьер Ирака Хайдер аль-Абади объявил о начале операции по освобождению западной части Мосула от боевиков террористической группировки ИГ. Западный Мосул включает исторический центр города, где находятся старые рынки, большая мечеть и значительная часть правительственных учреждений. Военные считают, что битва здесь будет труднее, поскольку узкие улочки станут препятствием для использования танков и бронетехники. Напоминаем, что 24 января премьер-министр Ирака Х. аль-Абади объявил о полном освобождении восточного Мосула от боевиков ИГ, к концу следующего месяца в освобожденные районы вернулись уже около 30 тысяч человек.

Перед штурмом западной части города вооруженными силами была проведена работа по замыканию кольца (с разной степенью целостности существовало в течение трех месяцев) вокруг Мосула — под контроль правительства перешли две деревни к югу города, от террористов ИГ также были освобождены селения Бахира, Азба и Аль-Ляззака на западе. Одновременно авиация коалиции под руководством США продолжает наносить удары по позициям ИГ в городе с воздуха.

К 23 февраля иракскими ВС был взят аэропорт Мосула, одновременно перед Совбезом ООН спецпредставитель генсека ООН в Ираке Ян Кубиш выразил уверенность, что со взятием Мосула «дни так называемого ИГ будут сочтены». Вместе с тем он указал на «экстремально высокий процент» жертв среди гражданского населения города. Эта цифра при штурме западных районов иракского мегаполиса продолжит расти. Экспертами отмечаются факты усилившегося террора против местного населения в Сирии и Ираке со стороны боевиков группировки ИГ. Как пишет панарабская газета Asharq Al-Awsat, ссылаясь на информацию экспертов Египта, с целью устрашения террористы ИГ практически ежедневно проводят публичные казни гражданских лиц, схваченных при попытке покинуть контролируемые «халифатом» города. Также террористы в беспрецедентных масштабах пользуются тактикой прикрытия «живыми щитами», которые всё чаще создаются из женщин и детей.

При этом, судя по отсутствию в правозащитных организациях и свободных СМИ всплеска негодования аналогичного освещению штурма Алеппо, иракские войска нашли секретный ингредиент, автоматически обеспечивающий легитимность своих действий, самолетами сбросив на западный Мосул миллионы листовок, в которых предупредили жителей о приближении наступления для освобождения от террористов.

Диалог по-саудовски

Иран направил делегацию в Саудовскую Аравию для проведения переговоров по организации паломничества иранских граждан в этом году в Мекку и Медину. По сообщениям, иранское руководство готово к установлению прямого диалога Ирана с арабскими монархиями Залива. Акцент был сделан на том, что прагматизация взаимодействия должна проходить «без каких-либо предварительных условий». Саудовская Аравия на такой шаг отреагировала стандартным заявлением МИДа Королевства, в котором Иран был назван главным спонсором глобального терроризма, таким образом, отказавшись от призывов Тегерана к диалогу.

Саудовская радикальная позиция в отношении Ирана подкрепляется проблемами на йеменских фронтах. Со ссылкой на информационные ресурсы йеменских повстанцев-хуситов иранское агентство Fars передает о ракетном ударе шиитских мятежников Йемена по столице Саудовской Аравии, а именно, по военной базе к западу от Эр-Рияда. Таким образом, йеменские повстанцы решили продемонстрировать наличие у них средств поражения, способных нанести урон «оккупантам» уже на их территории. Абсолютная защита от ракетного удара не может быть гарантирована даже для столицы, по мнению саудовцев, именно благодаря Тегерану, поддерживающему хуситов. Возможно, это событие добавило вдохновения министру иностранных дел КСА на Мюнхенской конференции, где он заявил, что: «Иран остается единственным и основным спонсором терроризма в мире. Тегеран нацелен уничтожить порядок на Ближнем Востоке (…) пока Иран не сменит модель поведения, сотрудничество с подобной страной представляется весьма затруднительным».

Отрицательную динамику демонстрируют также саудовско-египетские отношения. Три риэлтерские компании Египта приостановили свои проекты в Саудовской Аравии, по которым ранее в 2016 г. крупные египетские фирмы в сфере недвижимости подписали предварительные соглашения с правительством Саудовской Аравии. Подобный пример является частью большого паззла, в котором Саудовская Аравия гарантирует реализацию своих национальных интересов через поддержку лояльных радикальных группировок в регионе (как это происходит в Сирии), в то время как Египет полностью сконцентрирован на внутренней повестке, где одной из проблем выступает террористическая угроза, подпитываемая сирийским конфликтом.

Системное противостояние

Руководство Египта проводит комплексную борьбу с радикалами ИГ, которые напрямую угрожают национальной безопасности государства. Данная идея подчеркивается в февральском видео за авторством исламистов, которое содержит угрозы в адрес египетских христиан и демонстрирует заявление боевика-смертника, осуществившего теракт в коптском храме столицы Египта в декабре 2016 года.

Каир достаточно успешно координируют свою борьбу против террористов на Синае с Тель-Авивом, который также заинтересован в снижении концентрации экстремистов у своих границ. Так, в ночь на 19 февраля беспилотник Армии обороны Израиля нанес удар по ракетному расчету боевиков на севере Синайского полуострова, уничтожив  четверо боевиков группировки «Вилайет Синай» в момент подготовки к запуску ракеты в сторону израильского города Эйлат.

Кроме того, начальник Генштаба ВС Египта осуществляет миссию посредника в непрямых переговорах между двумя ведущими политическими силами Ливии. В Каире генерал-лейтенант Махмуд Хегази провел отдельные встречи с главой признанного ООН ливийского правительства Файезом Сарраджем и генералом Халифой Хафтаром. По их результатам, ливийские стороны дали окончательное согласие на создание комитета, который займется внесением поправок в одобренный в 2015 году ООН план национального примирения в Ливии. Тенденция на примирение двух правительств освобождает ресурсы для борьбы с эмиссарами ИГ в Ливии, позволяет восстанавливать контроль государства на тех территориях, которые сейчас являются «кормовой базой» для террористов.

Ни ружьем единым

На этом фоне только растет поддержка действий России в Сирии, и представители государств региона охотно артикулируют данную позицию перед прессой. Так, 10 февраля, президент Ливана Мишель Аун на встрече с депутатами Госдумы в Бейруте заявил, что Россия «не преследует в Сирии свои цели, а защищает общие мировые интересы в борьбе за мир» и Ливан поддерживает усилия российских коллег. В то время как 11 февраля Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани заявил, что власти страны могут разрешить российским самолётам использовать воздушное пространство Исламской Республики для поддержки операции в Сирии.

В подобных вопросах количество коммуникативных связей на всех возможных уровнях (от межличностного общественного – до межинституционального государственного) играет принципиально важную роль. Поэтому с 1 февраля начала работать арабская версия официального сайта Министерства обороны России. Как сообщили в военном ведомстве, на интернет-портале Минобороны РФ арабоговорящая аудитория теперь будет получать информацию по ситуации в Сирии в специальном разделе. Ожидаются ежедневные публикации сообщений российского Центра по примирению враждующих сторон в САР, бюллетень по гуманитарной ситуации в городе Алеппо и других крупных населенных пунктах Сирии, новостная лента о самых значимых событиях в Вооруженных Силах РФ. Из-за слабо развитого, по сравнению с охватываемой аудиторией западных коллег, медийного сектора многие достижения российской операции в САР остаются незамеченными населением региона. Таким образом, остается нереализованным колоссальный ресурс влияния, потенциально могущий позитивно повлиять на условия, в которых приходится работать российским военным и гуманитарным служащим.

Например, только за 4 февраля российским Центром по примирению враждующих сторон проведено пять гуманитарных акций в городе Алеппо, в ходе которых произведена передача мирным жителям 3,3 тонны хлеба и 2 тыс. порций горячей еды. Гуманитарную помощь получили 2,7 тыс. жителей. Российскими самолетами с использованием парашютных платформ в район города Дейр-эз-Зор 3 февраля доставлено 20,8 тонн гуманитарных грузов (продуктов питания), полученных сирийскими властями по линии ООН.

Переговоры в Астане. Часть вторая

На первый взгляд, итогом переговоров по Сирии в Астане 16 февраля стала лишь очередная фиксация позиций гарантов переговорного процесса. Представители России, Ирана и Турции подтвердили свои намерения по контролю за соблюдением режима прекращения огня в Сирии. Сами консультации «не привели ни к чему конкретному», как заявил глава делегации вооруженной сирийской оппозиции Мохаммед Аллуш, не было принято общего документа. Также как и в прошлый раз, 23−24 января, прямых переговоров между представителями конфликтующих сторон  не состоялось. Более того, на этот раз делегация оппозиционных сил прибыла в Астану в усеченном составе. Не приехал в столицу Казахстана и спецпосланник ООН по Сирии Стеффан де Мистура, хотя и сделал заявление о том, что ООН поддерживает усилия России, Турции и Ирана по урегулированию в Сирии. Данный жест представителя международного сообщества в сирийском конфликте подчеркивает показательную приоритетность нового раунда переговоров под эгидой ООН, который начался 23 февраля в Женеве.

Однако вторая встреча в Астане не была совершенно безрезультатной. Начальник Главного управления Генштаба ВС России Сергей Афанасьев 16 февраля в ходе телемоста Москва – Астана – Дамаск заявил, что на переговорах в Астане удалось сформировать механизм обмена в Сирии насильственно удерживаемых лиц, прежде всего, женщин и детей. Он также отметил, что «впервые в положение о совместной оперативной группе, которое сегодня было утверждено, включен пункт об обмене телами погибших». Данные шаги являются особенно важными, поскольку действие протекает на Востоке, где символизм и ценности – категории более влиятельные, чем рационализм и интересы.

В свою очередь, директор департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ, заместитель главы российской делегации на переговорах в Астане Сергей Вершинин заявил, что итогом переговоров в Астане стало создание трехсторонней оперативной мониторинговой группы по перемирию в Сирии с участием Ирана, России, Турции, чья деятельность будет направлена на соблюдение сторонами конфликта режима прекращения боевых действий и укрепление взаимного доверия между вооруженной сирийской оппозицией и властями САР. Институализация достигнутых договоренностей также является показателем приверженности сторон согласованному ходу процесса, что косвенно свидетельствует о преодолении всеми тремя сторонами наиболее острых взаимных противоречий по поводу урегулирования сирийской проблемы.

***

В заключении хотелось бы привести заявление министра обороны России Сергея Шойгу о том, что основные задачи, поставленные президентом России Владимиром Путиным перед началом операции в Сирии, выполнены – нанесён существенный ущерб международным террористическим организациям в Сирии, нарушены их финансовая подпитка и система ресурсного обеспечения, предотвращён распад сирийского государства, практически остановлены гражданская война и попытки смены законной власти, управляемые из-за рубежа, прервана цепь цветных революций, тиражируемых на Ближнем Востоке и в Африке.

Российская авиация совершила 1760 вылетов, нанеся 5682 удара по инфраструктуре террористов. При этом ликвидировано 40 тренировочных лагерей, 475 пунктов управления, 45 заводов и мастерских по производству боеприпасов, 1500 единиц военной техники террористов, 3119 боевиков, в их числе – 26 полевых командиров.

Министр обороны сообщил, что в ходе боевых действий в Сирии апробированы 162 образца современного и модернизированного вооружения, которые показали высокую эффективность. Среди них – новейшие авиационные комплексы Су-30СМ и Су-34, вертолёты Ми-28Н и Ка-52. Тактические характеристики подтвердили высокоточные боеприпасы, крылатые ракеты морского базирования, впервые применявшиеся в боевых условиях.

В настоящее время в Сирии полноценно функционируют авиационная группа ВКС России на аэродроме Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе, на которых возведена современная военная и социальная инфраструктура. Подписаны международные соглашения, создавшие юридическую основу для долговременной эксплуатации данных объектов. «Это позволит поддерживать стратегический баланс в регионе, сдерживать распространение террористических группировок в Сирии и соседних с ней странах», — подытожил Шойгу.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: январь 2017 г. (дайджест)

 

Центральным событием января для стран, прямо или косвенно вовлеченных в сирийский конфликт, стали переговоры в Астане, где впервые больше чем за 6 лет противостояния за один стол сели представители власти и вооруженной оппозиции. Гарантами достижений переговорного процесса выступили Россия, Иран и Турция. Вместе с тем в Сирии и Ираке продолжается борьба за восстановление контроля над собственной территорией. Так, начавшаяся в октябре 2016 г. операция по штурму Мосула получила новое развитие, а правительственные войска заняли стратегически важный район, питающий водные резервы столицы. Кроме того, 20 января 2017 года вступил в должность 45-й президент США – Дональд Трамп, и первые указы и поручения из Овального кабинета были напрямую связаны с ситуацией в государствах на Ближнем Востоке.

Переговоры в Астане

 В столице Казахстана с 23 по 24 января при участии семи делегаций прошли мирные переговоры по Сирии. Кроме сирийских властей и оппозиции на них в качестве гарантов подобного формата были представлены Россия, Турция и Иран, а также спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура и посол США в Казахстане Джордж Крол, чье присутствие на астанинском форуме может стать первым признаком расширения сотрудничества между США и Россией. Девять сирийских оппозиционных групп отказались от мирных переговоров, в том числе – крупнейшие после ИГ (запрещенная в России) группировки Джейш Фатх аш-Шам (запрещенная в России) и тесно аффилированная с ней Ахрар аш-Шам, мотивировав это нарушениями перемирия, вступившего в силу 29 декабря 2016 г., со стороны сирийской власти.

Однако высокий уровень репрезентативности удалось сохранить, в результате чего «сговорчивая» оппозиция, de facto противопоставила себя тем, кто не подключился к переговорному процессу. Раскол в рядах противниках Асада облегчит выполнение задач сирийской армии, что можно расценивать как изящную дипломатическую находку организаторов переговоров, прежде всего, России и Ирана. Следует отметить и сам прогрессивный формат переговоров, в котором участие принимают командиры вооруженных подразделений, которые принимают решение на местах, оказывая непосредственное влияние на ход конфликта, но не делегаты абстрактной оппозиции с неясными полномочиями, что присутствуют в Женеве.

Несмотря на то, что представители сирийской оппозиции не подписали итоговое коммюнике, стороны предпочитают классифицировать результаты как успешное дополнение к Женевскому процессу, который признан основным руслом для поиска сирийского урегулирования. Представитель делегации оппозиции Яхья аль-Ариди обосновал коллективное решение своей стороны фразой о том, что итоговый документ не показался оппозиционерам достаточно сильным, чтобы направить его на обсуждение в ООН.

Проект конституции Сирийской Арабской Республики

На переговорах в Астане Россией был предложен проект новой конституции Сирии, что гарантирует ряд свобод – мысли, слова, совести, вероисповедания и идеологического многообразия. Согласно тексту документа, территория Сирии едина, неприкосновенна и неделима, а вопросы об изменении государственной границы могут решаться только путем референдума. Что касается вооруженных формирований, то на этот счет в проекте конституции прописано, что все организации военной или военизированной деятельности вне государственной власти (сформированных армии, специальных служб и ведомств) оказываются вне закона.

Проект, разработанный отечественными специалистами, подчеркивает, что хотя официальным языком Сирии и является арабский, но госорганы и организации Курдской культурной автономии имеют право на использование арабского и курдского языков как равнозначных. Кроме того, каждый регион оставляет за собой право использования в качестве дополнения к официальному языку язык большинства населения, если это будет одобрено местным референдумом. Для подчеркивания важности фактора многонационального общества в жизни государства рекомендовалось изъять прилагательное «арабская» из официального названия республики. Кроме того, из конституции предлагают убрать пункт о главенстве законов шариата, а также ограничить полномочия президента одним семилетним сроком и передачей части законодательных функций парламентским структурам.

Реакция разделенного конфликтом сирийского общества на предложенный проект оказалась солидарной. Как представители официальной власти Сирии, так и делегаты от вооруженной оппозиции оказались не готовы принять документ. Но если в Дамаске отвергли конкретные пункты, касающиеся  трансфера законодательных функций от президента парламенту и правительству; создание нового органа власти, отправив поправки в Москву, тем самым, демонстрируя свою готовность к дальнейшей проработке данного вопроса. То сирийская оппозиция принципиально отказалась от обсуждения проекта Конституции страны, мотивировав это тем, что только сирийский народ имеет право писать Конституцию страны, поскольку Конституция, написанная другим государством, не будет работать политически.

По заявлению спецпредставителя российского президента по Сирии Александра Лаврентьева документ был подготовлен для того, «чтобы ускорить процесс принятия конституции Сирии, отражающей объективную реальность, и придать ему дополнительный импульс».

Присутствие группы ВС РФ в Сирии

6 января  Россия в качестве подтверждения ранее артикулированных намерений о необходимости перехода к политическому процессу, первым шагом на пути к которому является соблюдение режима прекращения огня,  сообщила о сокращении группировки войск в Сирии. «В пункт постоянного базирования Североморск с 6 января возвращается корабельная авианосная ударная группа Северного флота, в состав которой входит тяжелый авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов и более 40 летательных аппаратов корабельной авиации, использовавшихся для нанесения ударов по международным террористическим группировкам», – сообщил начальник Управления пресс-службы и информации Министерства обороны РФ Игорь Конашенков.

За время пребывания у берегов Сирии Россия потеряла два боевых самолета с единственного авианесущего корабля из-за технической неисправности крепежного оборудования, получив при этом бесценный опыт использования техники в реальных боевых условиях, который качественно отличается от результатов плановых учений.

Кроме того, Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ России в районе порта Тартус сроком на 49 лет, говорится на официальном портале правовой информации России. В соответствии с текстом документа, после расширения порт Тартус сможет принимать до 11 российских военных кораблей одновременно, включая судна с атомной силовой установкой. Защиту порта от нападений с моря и с воздуха будет обеспечивать российская сторона, в то время как за оборону от возможных нападений с суши будет отвечать сирийская армия. При этом пункт базирования будет полностью выведен из-под юрисдикции Сирии, говорится в документе. На его территории будет действовать исключительно российское законодательство.

Оживление на иракском театре боевых действий

Иракские войска заявили об освобождении восточной части города Мосул от террористов «Исламского государства», взяв под контроль восточный берег реки Тигр. Однако ход операции демонстрирует ошибочность тезиса о скором разгроме очагов флибустьерского государства на территории Ирака, в стиле wishful thinking (англ. попытка выдать желаемое за действительное).

Во время отступления боевики «Исламского государства», используют тактику, с которой сирийские войска столкнулись в Алеппо в декабре 2016 г. —  заминированные здания, организованные засады в мечетях, школах и госпиталях,  использование гражданских в качестве «живого щита». Кроме того, отступая, боевики террористической группировки Исламское государство жгут резервуары с нефтью и поджигают нефтяные скважины в окрестностях иракского города Мосул. Что ставит под угрозы здоровье и жизнь десятков тысяч мирных жителей, что все еще находятся в городе, и у которых нет необходимых средств защиты. По словам представителей иракской армии все эти факторы в совокупности серьезно затрудняют продвижение вглубь города.

Несмотря на достаточно скромные, особенно при учете фактора растянутости во времени, успехи иракских войск, эта часть военной кампании, как и предыдущая фаза операции по освобождению, сопровождалась победоносными реляциями и прогнозами со стороны иракцев и их союзников. Так, Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади, который ранее собирался взять Мосул под контроль правительственных войск до конца 2016 года, в начале месяца сообщил о том, что для победы над «Исламским государством» в Ираке потребуется еще три месяца. Президент Франции Франсуа Олланд, посетивший передовые позиции в Мосуле во время своего визита в Ирак, также сообщил о том, что иракские войска в течение нескольких недель освободят Мосул от боевиков Исламского государства, в связи с чем призвал международное сообщество усилить поддержку армии Ирака

Сообщение, поступившее от командования иракской армии, об открытии второго фронта борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» на западе провинции Анбар в купе с активизацией операции в Мосуле, свидетельствует о чрезвычайной важности для основных спонсоров предприятия продемонстрировать быстрый успех. Основной удар правительственных сил будет направлен на три расположенных в этом регионе города: Ана, Эль-Каим и Рава. В операции принимают участие 7-я бригада армии Ирака, отряды полиции провинции Анбар и ополчения местных племен. Данная военная кампания также нацелена на полное блокирование дорог, проложенных в пустынной местности в направлении Мосула.

Параллельно с развертыванием сил на новом направлении Ирак и Турция договорились о выводе турецких войск с военной базы на севере страны около населенного пункта Баашика. Данное событие также может выступать в качестве косвенного свидетельства смены установок в Вашингтоне в вопросе противостояния террористическим группировкам. Эффективная борьба с боевиками подразумевает тесную координацию усилий на разных участках фронта, в то время как рычаги влияния у Белого Дома есть в отношении обоих партнеров. Напомним, что прежде вопрос присутствия турецких военных частей на территории Ирака становился предметом серьезных разногласий между двумя государствами.

Блеск и нищета сирийской кампании

Войска президента Сирии Башара Асада впервые с 2012 г. полностью вернули контроль над долиной Вади Барада, из которой столица Дамаск снабжается водой. Это произошло благодаря соглашению между нынешними властями страны и оппозицией, согласно которым, оппозиционерам позволили перейти в северо-западную провинцию Идлиб, забрав с собой легкое оружие. В долину вошли сирийские военные, которые заняли периметр вокруг поселка Айн аль-Фиджа, где расположена насосная станция. В последние месяцы Дамаск испытывал большие проблемы с питьевой водой, поскольку оппозиционеры несколько раз прекращали ее подачу в столицу, а также загрязняли резервуары техническими отходами, чтобы сдержать наступление правительственных войск.

Б. Асад известен своим нежеланием переводить страну на «военные рельсы». Так, он последовательно отказывался проводить всеобщую мобилизацию или перестраивать предприятия гражданского назначения под военные нужды, рассчитывая на то, что при сохранении хотя бы видимости нормального функционирования в отдельных сферах жизни общества, страна сможет быстрее восстановиться после конфликта. В подобном ракурсе стоит рассматривать и программу работ по восстановлению города Алеппо, которую утвердило Правительство Сирии. Программа включает в себя открытие дорог, обеспечение города водой и электричеством, ремонт поврежденных, но пригодных для жилья зданий. Также был согласован срочный план для Минобразования по ремонту 50 школ в восточных районах города в течение шести месяцев, а к началу следующего учебного года планируется восстановить 100 школ. Правительство поручило Министерству внутренних дел начать патрулирование и отремонтировать полицейские участки. В то время как в секторе здравоохранения план работы включает в себя восстановление пяти медицинских центров и двух больниц.

Однако подобные созидательные планы омрачаются сообщениями о мародерстве правительственными войсками, которые фиксируются  в основном в районах Алеппо Сейфу ад-Девле, Аз-Зибдийе, Салахаддин и Ас-Суккери, где под предлогом очистки территории от мин врываются в дома, после того, как оттуда забираются ценные вещи. Также в ряде КПП сирийской армии у гражданских лиц требуют крупные суммы денег за провоз личных вещей, в результате чего некоторые местные жители вынуждены оставлять свое имущество на пропускных пунктах. Что совсем не добавляет популярности официальной власти.

Дональд Трамп и Ближний Восток. Пролог

Вступив в должность с лозунгом: «Радикальный исламский терроризм должен быть стерт с лица земли», президент Трамп с первых дней на посту развил деятельность в этом направлении. Например, 27 января Трамп подписал указ, согласно которому на территорию США запрещается въезд обладателям грин-карт – гражданам семи государств: Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана. Кроме того, сроком на 120 дней приостановлен прием сирийских беженцев. В документе отмечается, что въезд в страну сирийских мигрантов наносит ущерб интересам Соединенных Штатов. Несмотря на тот факт, что в закончившемся в октябре 2016-го финансовом году, Вашингтон принял около 12,5 тысячи сирийских беженцев из Сирии, что на порядок меньше других стран, в том числе Турции и Евросоюза. Всего же в том году приют в США был предоставлен 85 тысячам беженцев, а в 2013-2015 годах этот показатель составлял до 70 тысяч человек ежегодно. Шаг навстречу избирателю имел под собой тонкий политический расчет – решение напрямую не затрагивало ни интересы, ни достоинство региональных партнеров стратегической важности. Граждане ни Турции, ни Пакистана, ни Саудовской Аравии и других не получили «красной карточки», учитывая, что их связи с объявленными вне закона группировками является секретом полишинеля. При том, что американский лидер, комментируя свое решение, подчеркнул, что эта мера направлена не против мусульман, а против террористов.

Наиболее значимой для Вашингтона в этом контексте оказалась реакция Багдада. Парламент Ирака проголосовал за принятие ответных мер в связи с подписанием указа об ограничении въезда в США граждан своей страны. Кроме того, документ содержит призыв к ООН и ЛАГ занять твердую и однозначную позицию, осуждающую действия американских властей. Как пояснил неназванный собеседник, Ирак также выступает за экстренный созыв заседания Организации исламского сотрудничества.

В то же время один из духовных лидеров мусульман-шиитов Ирака Муктада ас-Садр назвал решение Трампа «заносчивым и высокомерным». «Заберите своих граждан, прежде чем запрещать мусульманам въезжать в США», — заявил ас-Садр, известный своей антиамериканской риторикой.

Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт отреагировал на общественный запрос, призвав президента США пересмотреть положения своего указа. «Решения Дональда Трампа наносят удар по единству семей и по связям между народами США и арабских стран в целом», — заявил он. По его словам, учитывая масштабы трагедии в Сирии, запрет на въезд ее граждан в США вызывает тревогу. Однако на Востоке наличие оживленной дискуссии совсем не эквивалентно решительным последующим действиям.

Так и в данном случае о конкретных ответных мерах в отношении граждан США не сообщается, по этой же причине остается неясным, будут ли они распространяться на американских военных, дислоцированных на территории Ирака. Необходимым представляется отметить, что радикальная смена акцентов маловероятна, принимая в расчет зависимость руководства Багдада от трансатлантической финансовой и технической поддержки.

Противоречивые сигналы

28 января Дональд Трамп провел телефонный разговор с Президентом России Владимиром Путиным. «Разговор длился около часа, велся вокруг тем, связанных с взаимным сотрудничеством по борьбе с «Исламским государством», а также с усилиями по достижению мира, включая ситуацию в Сирии», – сообщается в пресс-релизе Белого дома. Пресс-служба Кремля также оценила состоявшуюся беседу положительно, сообщив, что она проходила «в позитивном и деловом ключе». Однако искать в кратких комментариях больше смысла, чем вложили спичрайтеры, не стоит. До практических шагов на встречу друг другу еще далеко, поскольку даже когда представляется удобный шанс сымитировать кооперацию, послав верный сигнал акторам международного уровня и субъектам международных процессов на местах, им пренебрегают.

В оборонном ведомстве России утверждают, что командование авиагруппы ВКС России на авиабазе Хмеймим 22 января по прямой линии получило от штаба международной коалиции координаты целей ИГИЛ в городе Эль-Баб в провинции Алеппо. После этого два российских самолета и два самолета сил международной коалиции нанесли авиаудар по боевикам, в результате чего были уничтожены несколько складов боеприпасов и ГСМ, а также район скопления боевиков с техникой. Однако официальный представитель коалиции Джон Дорриан назвал заявление российского ведомства «чепухой» и «пропагандой». Позже также в Пентагоне прокомментировали заявление российского оборонного ведомства, заявив, что не координируют с Россией авиаудары в Сирии.

Вместе с тем, Трамп поручил министру обороны Джеймсу Мэттису разработать план по борьбе с группировкой «Исламское государство», который будет предусматривать поиск новых союзников для коалиции во главе с США, которая ведет боевые действия против ИГ. План должен быть подготовлен в течение 30 дней. Россия сегодня выступает в качестве одной из опорных сил в регионе, велика вероятность того, что новый план будет включать себя предложения о новом формате кооперации.

Ливия 2.0?

Сообщения о том, что президент США рассматривает вариант введения в Сирии безопасных зон для мирного населения, являются тревожным сигналом для российских ЛПР и их сирийских коллег, которые познакомились с концептом «безопасных (бесполетных) зон» на Ближнем Востоке в 2011 г.

По мнению специалистов, масштаб подобного решения подразумевает наличие ответов на целый комплекс принципиальных  вопросов: кто будет решать какие районы будут объявлены «безопасными»? по какому принципу будут выделяться данные районы? каким группировкам будет дозволено располагаться в данных районах? как с правовой и технической точек зрения будет обеспечен подобный режим? и т. д. Учитывая, что вопрос дополнительного размещения сил, техники и обслуживающего персонала, а также проблематика разграничения группировок уже неоднократно поднимались предыдущей администрации и так и не были решены, вероятность реализации сценария уменьшается. При этом, уже сейчас ясно одно — будучи примененным на практике данное решение неминуемо начнет сказываться на эффективности поддержки сирийской армии российскими ВКС.

Соответственно комментарии со стороны представителей российской власти были достаточно сдержанными. «США следовало бы просчитать все возможные последствия от создания зон безопасности в Сирии», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Важно, чтобы это не усугубило ситуацию c беженцами», — сказал он. На вопрос о том, советовался ли Вашингтон с Москвой по этому поводу, Песков ответил отрицательно.

Реакция не всех собеседников президента США оказалось столь же скептической, так саудовский король Салман после телефонного разговора с Дональдом Трампом, который продолжался более часа, поддержал создание зон безопасности для беженцев в Сирии и Йемене. По сообщениям стороны также договорились укреплять совместные усилия по противодействию распространению боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) на Ближнем Востоке. Вашингтон и Эр-Рияд согласились, что необходимо противостоять «дестабилизирующим действиям Ирана» в регионе. Общение с саудовцами не ограничилось единственным контактом с формальным главой государства. Так, Трамп также связался с наследным принцем Абу-Даби шейхом Мухаммедом ибн Зайдом аль-Нахайяном. Мухаммед не отклонился от генеральной линии Королевства, поддержав идею американского президента о создании зон безопасности для беженцев. Более того, как следует из слов принца, которые цитирует пресса ОАЭ, речь шла о противодействии «Братьям-мусульманам», данный факт также говорит в пользу прогнозов о грядущем упрочении контактов между Каиром и Вашингтоном и может вовлечь в «перезагрузку» Эр-Рияд, у которого сегодня наблюдаются определенные сложности в отношениях с египетскими коллегами.

23 января президенты Египта и США А.Ф. Ас-Сиси и Д. Трамп в телефонном разговоре обсудили вопросы двусторонних соглашений и борьбы с терроризмом. Были выражены обоюдные надежды на новый этап в двусторонней повестке дня, интенсификацию контактов и «координацию и консультацию между двумя сторонами с целью достижения чаяний дружественных народов».

***

Таким образом, первый месяц 2017 г. характеризуется постепенно активизацией действий Вашингтона в области борьбы с террористической угрозой в регионе, контекст сделанных звонков и обсуждаемых указов говорит в пользу грядущего расширения, в широком смысле, присутствия  США на Ближнем Востоке. Тенденцию подкрепляет параллельная ускорение действий союзников по коалиции на иракских фронтах, что может быть признаком как волюнтаристского стремления продемонстрировать свою полезность новой администрации заокеанских союзников, так и о прямом исполнении уже полученных из Града на холме директив. Москва стремится закрепить достигнутые к концу 2016 г. результаты , используя наработанный авторитет для ускорения и упрочения политического диалога между сторонами конфликта. Достижения на дипломатическом фронте оказываются не менее впечатляющими, чем успехи на фронтах военных, которые сделали переговорный процесс возможным.

Ситуация с террористической угрозой в регионе остается актуальной, о чем свидетельствуют многочисленные теракты в Багдаде, Дамаске, Триполи, сирийском Алеппо в районе Аазаза, рядом с лагерем беженцев Эр-Рекбан, в египетском городе Рафах на границе с Сектором Газа, Пальмире и т.д. Однако параллельно военным действиям произошел перезапуск дипломатического измерения конфликта, смещающийся акцент в гуманитарную сферу позволяет рассчитывать на постепенный переход к стабильно позитивной динамике. Хотя сам процесс восстановления государственности на пострадавших территориях будет долгим и болезненным.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: апрель 2016 г. (дайджест)

Переговоры в Женеве не должны превратиться в «восточный базар»

 

Очередной раунд переговоров межсирийских переговоров открылся 13 апреля в Женеве. Согласно международному плану, текущий раунд должен завершиться формированием коалиционного правительства в Сирии, принятием новой конституции и проведением парламентских и президентских выборов. Однако, не успев приступить к мирному диалогу, представители оппозиции (так называемая «эр-риядская группа») выдвинули обвинения в адрес сирийской делегации в «монопольном представительстве», что, по заявлению российского МИДа, является совершенно необоснованным. Уже 18 апреля делегация оппозиции заявила о намерении отложить участие в «Женеве», а значит завести переговоры в тупик. Как сообщает межарабское новостное агентство «Аль-Арабия», глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров заявил, что переговоры по Сирии заморожены.

Становится понятным, что в очередной раз площадка мирных переговоров превратилась, как сообщили в МИД РФ, в «восточный базар» с элементами грубого шантажа международного сообщества. Очевидно, что заигрывания Высшего комитета по переговорам оппозиции Сирии (ВКП) с представителями режима и другими участниками диалога не отвечают задачам политического урегулирования и тормозят предотвращение гуманитарной катастрофы в Сирийской Арабской Республике (САР).

Интересно, что международное сообщество возлагало большие надежды именно на данный этап межсирийских переговоров, который должен был продолжаться до 27 апреля, так как на данный момент политическая остановка в САР располагала к успеху: до сих пор периодические нарушения режима прекращения огня со стороны различных оппозиционных (в том числе террористических) групп не помешали старту «Женевы». Несомненным прорывом стало решение делегации режима участвовать в переговорах без предварительных условий, однако одновременно проводимые на освобожденных территориях в Сирии парламентские выборы не признаны большинством западных государств, что станет серьезным препятствием достижению практических результатов.

Самым большой проблемой на переговорах остаются разногласия по поводу будущего президента Башара аль-Асада. Подавляющее большинство представителей оппозиции выступают категорически против пребывания аль-Асада у власти. Вместе с тем, несмотря на проявленную гибкость позиции, уход президента без решения о том в результате всенародного голосования является неприемлемым для Дамаска.

Еще одним препятствием является спор вокруг того, какой документ будет правовой основой, регулирующей политический переход в Сирии. Правительство и оппозиция должны договориться о том, кто будет участвовать в разработке послевоенной сирийской конституции и как избежать повторения кризиса в САР.

Работа судебных органов во время переходного периода станет еще одним жизненно важным вопросом, особенно для сирийской оппозиции, которая, по-видимому, не готова принять новую Сирию без наказания виновных в совершении военных преступлений. Значительно осложнит решение проблемы расхождение во мнении относительно признания части оппозиционных группировок террористическими.

Преодоление взаимного недоверия между сторонами имеет решающее значение в решении вышеуказанных вопросов, но один только отказ от федерализации САР дает надежду на то, что противоборствующие стороны найдут способ работать вместе ради будущего своей страны.

 

Хуситы бойкотировали мирные переговоры по Йемену

В ночь на 11 апреля в Йемене вступил в силу режим прекращения огня, который впоследствии должен стать основой для мирного урегулирования. Очередная попытка остановить кровавый конфликт в Йеменской Республике представляется удачным, так как в целом, согласно сообщениям официального новостного агентства Йемена, перемирие соблюдается.

18 апреля в Кувейте планировалось проведение мирных переговоров между правительством и шиитскими повстанцами хуситами (третья попытка урегулирования конфликта путем мирного диалога при посредничестве ООН). Спецпосланник ООН в Йемене Уалид Шейх Ахмад заявил тогда, что «стороны находятся как никогда близко к достижению мира».

Спустя неделю со дня вступления в силу режима прекращения огня, который по сообщениям СМИ региона, неоднократно нарушался обеими сторонами конфликта в целом ряде районов страны. Речь в частности идет о следующих провинциях: двух северных – Амран и Эль-Джауф (граничащая с Саудовской Аравией, ВС которой проводят военную операцию против шиитских мятежников в поддержку правительства Йемена); центральной – Мариб; и Таиз, расположенной на юге. Как заявил в пятницу Уалид Шейх Ахмед, наибольшую угрозу представляет ситуация именно в Таизе, третьем по величине городе Йемена, в котором бои не прекращаются более года.

Однако в то время, как делегация правительства Йемена прибыла в Кувейт в назначенное время, 19 апреля представители мятежников и бывший президент Али Абдалла Салех отказались от участия в переговорах. По мнению представителя хуситов, спустя неделю после вступления перемирия в силу боевые действия на территории страны все равно продолжаются, и поэтому просто-напросто нет смысла проводить запланированное обсуждение.

Так, помимо проблем с соблюдением перемирия есть и другие немаловажные аспекты. Одним из основных препятствий, как отмечают многие арабские аналитики и наблюдатели, по-прежнему остается соблюдение резолюции Совета Безопасности ООН №2216, которая предусматривает освобождение мятежниками контролируемых ими городов и сдачу оружия. Как считает специалист по Йемену Эйприл Элли, хуситы вряд ли согласятся на реализацию этого документа, на чем настаивает действующий президент Абд Раббо Мансур Хади. “У правительства Хади и лояльных ему групп нет стимула прекращать войну до тех пор, пока Саудовская Аравия не захочет поддерживать попытки решить конфликт военным путем”, – заявила Эйприл Элли изданию «National Yemen».

 

Визит Махмуда Аббаса в Москву

18 апреля в Москве состоялись переговоры между президентом России Владимиром Путиным и главой палестинской автономии Махмудом Аббасом. В ходе встречи лидеры обсудили перспективы урегулирования палестино-израильского конфликта и возможность возобновления переговорного процесса, ситуацию на Ближнем Востоке, а также двустороннее сотрудничество.

В ходе своего рабочего визита глава Палестины рассказал о намерении активизировать переговорный процесс с Израилем и предложил созвать международную конференцию по ближневосточному урегулированию (инициатива Франции). Важно отметить, что предыдущая конференция проходила в США, а второй раунд должен был состояться в Москве, но был отложен из-за ухудшения международной обстановки.

Очевидно, что с затишьем после очередного витка насилия между арабами и израильтянами вокруг мечети аль-Акса  и тяжелой ситуации в Сирии вопрос урегулирования арабо-израильского кризиса словно отошел на второй план. Однако такая перспектива не может привести ни к чему хорошему, ведь продолжающийся более 60 лет кровавое противостояние требует последующих усилий по урегулированию. И как раз такая конференция способна внести значительный вклад в определение принципов урегулирования, учитывая новые реалии международной обстановки и ситуацию в регионе, и временные рамки для проведения переговоров.

Прошедший визит стал 15-ой поездкой Махмуда Аббаса в Москву, что подчеркивает важность роли России в создании условий для создания и комплексного развития палестинского государства, а также в процесс арабо-израильского урегулирования.

 

Последний визит Обамы в Эр-Рияд

20 апреля президент США Барак Обама, как ожидается, совершил свой последний официальный визит в Саудовскую Аравию (КСА), прежде чем покинуть пост президента в этом году. Барак Обама встретился с королем КСА Салманом ибн Абдель Азизом ас-Саудом в преддверии саммита глав государств-членов ССГПЗ, который прошел 21 апреля. Президент Соединенных Штатов также провел консультации с союзниками в Персидском заливе по поводу ситуации в Йемене и Сирии.

Примечательно, что накануне визита Обамы в КСА министр обороны США Эштон Картер после проведения переговоров с коллегами из ССГПЗ заявил, что Америка надеется на более тесное сотрудничество со странами Залива, которое предполагает активное взаимодействие между силами специального назначения и военно-морского флота союзников, чтобы противостоять «дестабилизирующей деятельности» Ирана в регионе.

«Новая» Саудовская Аравия для нового президента США

Удивительно, как настолько много может измениться за два года, особенно, когда речь идет о такой стране, как Саудовская Аравия, где традиционно кардинальные перемены случаются крайне редко. Однако именно Бараку Обаме «посчастливилось» увидеть «обновленное» Королевство в ходе своего последнего визита в Эр-Рияд.

В марте 2014 года покойный король Абдалла посетил Вашингтон, тогда, по оценкам аналитиков, американо-саудовские отношения сохранялись на стабильном уровне. Завидные отношения союзников испортились, когда Вашингтон занял сторону «Братьев-мусульман» (организация признана террористической в большинстве стран ССГПЗ) во время отставки президента Мохаммеда Мурси, затем роль сыграли американские обвинения в адрес Башара аль-Асада в применении химического оружия, и самое знаменательное – достижение ядерного соглашения с Ираном. Ядерная сделка, по мнению саудитов, впервые за 30 лет лишила международное сообщество мощного инструмента сдерживания Ирана, которого сами Штаты обвиняли в поддержке террористов по всему миру.

Также ведутся серьезные споры вокруг правопреемственности власти в КСА после осуществления радикальных перемен в руководстве страны и смены правящей династии. Новый король (Салман) взошел на престол как раз в то время, когда цены на нефть упали, и теперь КСА продает нефть в два раза дешевле, чем это было при Абдалле. Более того, в соседнем Йемене шиитские повстанцы-хуситы свергли законное правительство президента Абдо Раббо Мансура Хади, и теперь южная граница КСА находится под угрозой. В то же время для всего региона возрастают угрозы, исходящие от запрещенной в России террористической организации ИГИЛ.

Результатом всех этих сложных трансформаций и напряженных условий, а также целого ряда спорных политических решений Эр-Рияда и отсутствия надлежащей связи с внешним миром (например, отсутствие полноценного освещения внутренних дел Королевства в мировых СМИ) является часто преувеличенная жесткая оценка внутриполитической ситуации в саудовской Аравии мировыми информационными агентствами и аналитиками.

Кроме того, наблюдатели склонны забывать, что в течение последних 18 месяцев женщинам было разрешено голосовать и участвовать в выборах в муниципалитеты впервые в истории Саудии. Совет шуры Королевства планирует пересмотреть целый ряд спорных запретов, распространяющихся на на женщин, в частности запрет на вождение автомобиля. Кроме того, саудовские рынки в настоящее время открыты для иностранных инвестиций.

Правда состоит в том, что в настоящее время Саудовская Аравия переживает кардинальную трансформацию, и тот, кто станет следующим президентом США, безусловно, будет иметь преимущество, заключающееся в работе с молодой, динамичной, ориентированной на внешних акторов Саудовской Аравией.

 В.Аватков, Е.Кислова