Арабские страны: декабрь 2018 г. (дайджест)

Последний месяц уходящего года для Арабского Востока стал богатым на события. Очередной саммит ССАГПЗ после решения Катара покинуть ОПЕК вновь привлёк внимание к неразрешённому дипломатическому межарабскому кризису. Успех переговоров по Йемену в Швеции ознаменовался соглашением по Ходейде, однако ситуация в стране остаётся критической. Вспыхнувшие в Судане протесты заставляют с тревогой смотреть на дальнейшую судьбу режима О. аль-Башира. Не лучшим образом ситуация в декабре сложилась и на палестинско-израильском треке, обстановка стала накаляться и на Западном берегу р. Иордан, перемирие с ХАМАС вновь под угрозой. Успехи, достигнутые на политическом пути сирийского урегулирования, могут омрачиться изменением расстановки сил в Сирии по причине вывода войск США из страны.

 

КАТАР

3 декабря стало известно о решении катарского правительства прекратить членство своей страны в Организации стран-экспортёров нефти с 1 января 2019 г. Об этом генсека ОПЕК Мохаммеда Баркиндо в официальном письме уведомил министр энергетики Катара Саад аль-Кааби. По заверениям С. аль-Кааби, выход Катара из организации не связан с какими-либо конфликтами с другими членами картеля и не является политически мотивированным.

И действительно, экономические причины такого шага Дохи лежат на поверхности. Во-первых, решения ОПЕК по сокращению объёмов добычи нефти в 2018 г. сильно ограничили экспорт энергоресурсов Катара, который занимает лишь 11-е место по объёмам добычи «чёрного золота» среди всех участников организации. Во-вторых, полуостровной эмират уже не первый год пытается сменить образ «одной из» нефтяных монархий Залива на имидж крупнейшего в мире поставщика СПГ (по оценкам 2014 г. на долю небольшого по своей территории Катара приходилось 12,2% от мировых запасов природного газа). Однако в политическом измерении выход Катара из ОПЕК больше походит на демарш, целью которого является желание продемонстрировать безрезультативность дипломатической блокады, начатой Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и Египтом 5 июня 2017 г.

Тем не менее, явным политическим жестом со стороны Дохи стал отказ эмира Тамима ибн Хамада Аль Тани принять участие в 39-м саммите ССАГПЗ, прошедшем 9 декабря в Эр-Рияде. Несмотря на личное приглашение саудовского короля Салмана ибн Абд аль-Азиза, шейх Тамим воздержался от участия в саммите под предлогом «продолжающегося конфликта с соседями». В итоге, на встрече глав государств Персидского Залива Катар представлял госминистр (т.е. министр без портфеля) иностранных дел Султан ибн Саад аль-Мурайхи, который даже не является членом правящей династии Аль Тани. В целом же, 39-й саммит ССАГПЗ прошёл в весьма мрачной атмосфере и не увенчался какими-либо значимыми решениями, кроме очередных заявлений о создании единого экономического пространства к 2025 г. и интенсификации процесса формирования общего военного командования арабских стран Залива.

Весьма выигрышно на таком фоне выглядел прошедший 15–16 декабря в Катаре международный форум «Доха-2018». На 18-ю по счету конференцию съехалось рекордное количество участников из почти 70 стран мира, среди которых были не только политики и дипломаты, но также крупные бизнесмены, учёные и выдающиеся деятели культуры. Среди наиболее авторитетных гостей можно выделить генсека ООН Антониу Гутерреша, главу международного Контртеррористического управления Владимира Воронкова и министров иностранных дел Турции и Ирана – Мевлюта Чавушоглу и Мохаммада-Джавада Зарифа.

Знаковой стала речь главы МИД Катара Мухаммада ибн Абд ар-Рахмана Аль Тани, в которой он обрушился с критикой на ССАГПЗ, заявив, что у совета «в его нынешнем виде «нет зубов» для разрешения какого-либо спора», и поэтому необходим новый региональный альянс. Однако М. ибн Абд ар-Рахман Аль Тани также подчеркнул посредническую роль Кувейта, не присоединившегося к блокаде, и выразил надежду на урегулирование дипломатического кризиса в Заливе. Двоякое по своей сути выступление катарского министра иностранных дел было воспринято неоднозначно. Тем не менее, его посыл весьма очевиден: Доха готова к диалогу с соседями, но лишь на условиях невмешательства во внутренние дела и взаимного уважения.

 

ЙЕМЕН

6 декабря, как и планировалось, в Швеции стартовали мирные переговоры по Йемену. В консультациях во дворце Йоханнесбург в 77 км от Стокгольма приняли участие представители правительства президента Абд-Раббу Мансура Хади, поддерживаемого коалицией во главе с Саудовской Аравией, и делегация шиитских повстанцев из движения «Ансар Алла» (хуситов).

Переговоры открыл спецпредставитель генсека ООН по Йемену Мартин Гриффитс. Во вступительной речи он сказал, что «будущее Йемена – в руках тех, кто сегодня находится в этой комнате», а «предстоящие дни – это Рубикон» для поиска политического решения. Тем не менее, выступая перед прессой, М. Гриффитс назвал то, что анонсировалось как полноценные мирные переговоры, лишь «предварительными консультациями», т.к. дальнейший ход встречи зависел лишь от самих её участников.

Однако, несмотря на множество опасений, 13 декабря стороны йеменского конфликта впервые пожали друг другу руки и объявили результаты «предварительных консультаций». Важнейшим пунктом среди ряда договорённостей стало решение о прекращении огня в провинции Ходейда с 18 декабря и передаче портового города под управление ООН.

Для многих это стало поводом вздохнуть с облегчением, т.к. через Ходейду проходит 70% всей гуманитарной помощи для населения Йемена, оказавшегося на грани голода. 10 ноября координатор ООН по гуманитарным вопросам Марк Локок, ещё в ноябре бивший тревогу, заявил, что сейчас в стране, охваченной гражданской войной, количество голодающих возросло до 20 млн. человек, что составляет более 2/3 всех жителей государства.

Немаловажным фактором на пути йеменского урегулирования стали также две резолюции Сената США, которые, несмотря на декларативный по своей сути характер, могут оказать определённое давление на Саудовскую Аравию. Так, 13 декабря американские сенаторы с небольшим перевесом (56 – за, 41 – против) приняли резолюция о прекращении военной поддержки Эр-Рияду в рамках конфликта в Йемене, и уже единогласно – резолюцию, согласно которой вся ответственность за убийство журналиста Джамаля Хашукджи возлагается на наследного принца КСА Мухаммада ибн Салмана. В целом же, решения Сената США стали скорее обнадёживающим сигналом для международного сообщества, нежели реальным политическим решением.

21 декабря Совет Безопасности ООН единогласно одобрил план по поддержанию прекращению огня в Ходейде и её окрестностях. Согласно документу, контроль над перемирием должен осуществляться группой наблюдателей на протяжении 30 дней. 24 декабря в Аден прибыла передовая группа Координационного комитета по передислокации войск в Йемене, которую возглавил бывший нидерландский генерал Патрик Каммарт. Согласно заявлению М. Гриффитса, эта группа состоит из безоружных наблюдателей, каждый из которых будет контролировать ключевые точки по всей Ходейде, а результатом их работы будут еженедельные отчёты для Совбеза ООН.

Тем не менее, стоит отметить, что ранее, 21 декабря, ещё до начала работы Координационного комитета по передислокации войск, официальный представитель хуситов генерал Яхъя Сариа заявил, что коалиция продолжает нарушать перемирие в Ходейде. Однако, к удивлению многих, боевики «Ансар Алла» не воспользовались таким удачным предлогом для возобновления боевых действий, проявили сдержанность и пообещали лишь уведомить спецгруппу международных наблюдателей обо всех актах несоблюдения режима прекращения огня «наёмниками и агрессорами».

 

СИРИЯ

Одним из важнейших событий на сирийском треке в последнем месяце уходящего года стала встреча министров иностранных дел России, Турции и Ирана со спецпосланником генсека ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой 18 декабря в Женеве.

Главной темой переговоров глав МИД стран-гарантов астанинского процесса стал новый список участников конституционного комитета Сирии. По итогам встречи стороны заявили о намерении провести первую сессию комитета в столице Швейцарии уже в январе 2019 г. Позже, выступая на пресс-конференции, С. де Мистура положительно оценил результаты переговоров, а также озвучил дату, когда Гейр Педерсен сменит его на должности спецпосланника по Сирии – 7 января 2019 г.

Вполне вероятно, что встреча в Женеве станет финальным аккордом в работе С. де Мистуры по сирийскому урегулированию, а задача проведения первого заседания конституционного комитета уже ляжет на плечи Г. Педерсена. Однако на этом пути остаётся одно потенциальное препятствие – отвержение нового списка Дамаском, как это было в прошлом месяце. Тем не менее, учитывая, что новый список подготовлен Россией, Турцией и Ираном, шансы на успех заметно возрастают.

Что касается военной обстановки в Сирии, то декабрь был отмечен резким ростом количества случаев нарушения режима прекращения огня:

  • 72 нарушения – 1-8 декабря
  • 151 нарушение – 8-15 декабря
  • 165 нарушений – 15-22 декабря

Как и в прошлом месяце, который так же был отмечен негативной динамикой, наибольшее количество зафиксированных нарушений пришлось на провинцию Алеппо и Идлиб.

На дальнейшее развитие военной ситуации в Сирии большое влияние окажет приказ о полном выводе из страны американских военнослужащих, отданный президентом США Дональдом Трампом 19 декабря, т.к. это меняет существующий баланс, или, точнее, дисбаланс, сил на сирийской арене. Вывод контингента из САР в Белом доме мотивировали разгромом ИГ, что, по словам Д. Трампа, и было единственной целью пребывания там американских военных.

Примечательно, что поддерживаемые Вашингтоном Сирийские демократические силы (СДС), которые уже не первый месяц ведут бои против террористов ИГ в Дейр эз-Зоре, крайне негативно восприняли решение американского президента. В официальном заявление СДС вывод контингента США называется ударом в спину, т.к. это позволит ИГ перегруппироваться и укрепить свои позиции после ряда ощутимых ударов в октябре и ноябре.

21 декабря представители Белого дома сообщили, что в вывод войск подразумевает и ликвидацию базы Эт-Танф, расположенной близ одного из крупнейших лагерей беженцев на сирийско-иорданской границе «Эр-Рукбан». Ликвидация американской базы вряд ли скажется на безопасности лагеря, т.к. этим вопросом вполне способны заняться и вооружённые силы Иордании. Тем не менее, неизвестно как это отразится на доставке гуманитарной помощи в «Эр-Рукбан», с которой в ноябре возникли определённые затруднения по причине трений между американским и российским командованием.

В целом же, приказ Д. Трампа вызвал весьма неоднозначную реакцию. 29 декабря С. де Мистура в интервью швейцарскому телеканалу RTS заявил, что уход американского контингента из Сирии не только увеличит риск усиления ИГ, но и сильно ударит по курдам, которые являются «очень важным компонентом» будущего политического урегулирования. Тем не менее, как заявил 21 декабря глава МИД России С. Лавров на пресс-конференции по итогам встречи с палестинским коллегой Риядом аль-Малики, «вывод войск, незаконно находящийся на территории, – шаг в правильном направлении».

 

ПАЛЕСТИНА

7 декабря ГА ООН, как и ожидалось, не приняла выдвинутый США проект резолюции по осуждению деятельности ХАМАС и «Исламского джихада». Тем не менее, после осенней эскалации вокруг Сектора Газа декабрь ознаменовался резким обострением ситуации на Западном берегу р. Иордан.

После нескольких стычек палестинцев с израильскими солдатами, 10 декабря, войска ЦАХАЛ провели в Рамалле рейд. Согласно сообщениям агентства WAFA, операция проводилась в северной части города близ резиденции главы ПНА Махмуда Аббаса. Предположительно, целью израильских военных был поиск боевиков, атаковавших 9 декабря семерых поселенцев возле г. Офра.

13 декабря палестинский боевик открыл огонь по автобусной остановке на Западном берегу, ранив одного и убив двух граждан Израиля. При этом теракт произошёл недалеко от того же г. Офра. В ответ на это израильские силовики в ночь с 13 на 14 декабря провели ещё одну операцию в Рамалле, задержав 40 человек по подозрению в терроризме и организации массовых беспорядков.

14 декабря в Секторе Газа прошла очередная акция «Великого марша возвращения», в результате которой, по заявлению представителя местного минздрава Ашрафа аль-Кидры, пострадали по меньшей мере 75 палестинцев. При этом, стоит отметить, что данный протест не был таким масштабным, как выступления жителей Газы в прошлом месяце. Позже, в период с 21 по 22 декабря, в стычках с израильскими солдатами на границе Сектора было убито четыре палестинских активиста.

Отдельные столкновения, аресты и спецоперации продолжались на протяжении всей второй половины декабря. По мере возможностей, палестинская и израильские стороны старались проявить сдержанность. Однако 29 декабря в ответ на выпущенную со стороны Газы ракету израильский вертолёт атаковал объект боевиков ХАМАС. Формально это стало единственным за весь месяц нарушением соглашения о прекращении огня, достигнутого ещё 27 октября при посредничестве Египта.

Что касается активизации усилий российской дипломатии в области урегулирования внутрипалестинских противоречий, то здесь, прежде всего, стоит выделить встречу С. Лаврова с палестинским коллегой Риядом аль-Малики 21 декабря, в ходе которой главы МИД России и Палестины обсудили возможность проведения межпалестинских переговоров с участием ФАТХ и ХАМАС в Москве в 2019 г. Также на итоговой пресс-конференции С. Лавров напомнил, что предложение о проведении прямых палестино-израильских переговоров на территории РФ по-прежнему остаётся в силе. Позже, 28 декабря, замглавы МИД России Михаил Богданов озвучил точную дату визита лидера ХАМАС в Москву – 15 января.

 

СУДАН

16 декабря состоялся официальный визит президента Судана Омара аль-Башира в Дамаск. Согласно сообщению агентства SANA, ключевыми пунктами переговоров О. аль-Башира с лидером САР Башаром Асадом были двусторонние отношения и обстановка в арабском регионе. Также среди общих тем, обсуждаемых главами двух государств, было восстановление членства Сирии в ЛАГ (приостановлено 16 ноября 2011 г.).

Примечательно, что по данным ряда западных и арабских СМИ, в Дамаск О. аль-Башир прибыл на российском самолёте Ту-154. Однако 17 декабря пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, комментируя соответствующий вопрос, заявил, что не располагает такой информацией и переадресовал его к министерству обороны.

Ранее, 12 декабря, стало известно, что «Газпром» намерен принять участие в проекте разработки нефтегазового блока на шельфе Красного моря в территориальных водах Судана, а российские и суданские банки, как рассказал журналстам посол Судана в Москве Надир Бабикер, планируют выработать механизм расчёта между странами в национальных валютах. Тем не менее, дальнейшее развитие данная тема в декабре не получила по причине начавшихся в крупнейших городах Республики массовых протестов.

19 декабря тысячи суданцев вышли на улицы, протестуя против повышения цен на хлеб и коррупции. На следующий день полиция начала применять слезоточивый газ и перешла к силовым методам разгона митингов. По неофициальным данным, на 21 декабря число жертв составило 12 человек, при этом отмечалось, что среди погибших есть и несовершеннолетние. Позже суданское агентство SUNA сообщило, что власти приняли решение отменить занятия во всех школах с 23 декабря на неопределенный срок. Также отмечается рост насилия среди демонстрантов, которые от поджогов полицейских машин постепенно перешли к нападениям на госучреждения.

В целом же, протесты нельзя назвать неожиданными или внезапными. Ещё с середины ноября ряд суданских городов начал испытывать нехватку хлеба на фоне общего подорожания продуктов питания и медикаментов. На протяжении всего года экономика страны постепенно ухудшалась, в последнем квартале 2018 г. инфляция достигла 70%, что привело к значительному падению курса национальной валюты.

Тем не менее, пока неясно какие именно политические силы стоят за демонстрантами. Основным организационным инструментом протестующих, как это стало заведено с «арабской весны», является интернет. Поступает информация о перебоях с трафиком и блокировке оппозиционных сайтов. Основная коммуникация протестующих перешла в социальные сети «Facebook» и «Twitter», что пока не позволяет говорить о ключевых координаторах и конкретных лидерах протеста. Однако примечательным эпизодом стало удачно совпавшее по времени с началом массовых выступлений возвращение в Судан Садыка аль-Махди, свергнутого в О. аль-Баширом в 1989 г. На текущий момент С. аль-Махди, по некоторым данным, находится в 3-милионном Омдурмане – городе-спутнике столицы, но каких-либо призывов или громких заявлений от него не поступало.

25 декабря президент О. аль-Башир обвинил в организации протестов «предателей и наёмников», которые эксплуатируют трудную ситуацию в Судане в «интересах его врагов». При этом, стоит отметить, что произнёс эти слова О. аль-Башир не по телевидению, а на стадионе в провинции Эль-Гезира к юго-востоку от Хартума, где люди собрались, чтобы, по его выражению, дать «ответ каждому предателю и агенту». Выступление суданского лидера транслировалось правительственным информагентством SUNA.

 

***

Заявление о выходе из ОПЕК вновь обратило внимание мирового сообщества на Катар. Громкие заявления Дохи и отказ эмира Тамима Аль Тани принять участие в 39-м саммите ССАГПЗ в очередной раз продемонстрировали, что говорить о политическом единстве монархий Залива не приходится и вряд ли придётся говорить в ближайшей перспективе. Во многом активизация катарской внешней политики в декабре 2018 г. обусловлена временным ослаблением Саудовской Аравии на международной арене в связи с событиями вокруг убийства Дж. Хашукджи. В сложившихся условиях Катар стремится не упустить момент и поставить свои условия для будущего диалога со своими оппонентами (КСА, ОАЭ, Бахрейн и Египет), ключевым посредником в котором, вероятнее всего, станет Кувейт, сохранивший нормальные отношения с полуостровным соседом.

Соглашение по Ходейде, достигнутое в Швеции, является большим успехом на пути нормализации гуманитарной ситуации в Йемене. Однако будущее перемирия между правительственными войсками и хуситами зависит не только от самих йеменцев, но и от коалиции, возглавляемой Эр-Риядом. Пока что стороны конфликта сдерживают себя, несмотря на ряд сообщений о провокациях и единичных случаях нарушения режима прекращения огня.

Негативная динамика, связанная с увеличением количества провокаций в САР и ростом насилия на палестинских территориях, идёт в разрез с продвижением политического урегулирования обоих конфликтов. Дальнейшее развитие событий в Сирии и на палестино-израильском направлении напрямую зависит от серии переговоров и встреч, намеченных на январь.

Непрекращающиеся протесты в Судане, в принципе, были предсказуемы. Однако их интенсивность и масштаб заставляют воспринимать их со всей серьёзностью. Демонстрации развиваются по сценариям «арабской весны», что может напрямую угрожать действующему режиму О. аль-Башира.

В. Останин-Головня

Турция: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика Турции в ноябре охарактеризована проведением большого количества встреч и мероприятий, среди которых: переговоры на министерском уровне с Россией, церемония по случаю завершения строительства части «Турецкого потока», очередной раунд астанинских переговоров, политический диалог высокого уровня с Евросоюзом и ряд других.

Главным событием во внутренней политике стала новость о возобновлении «альянса» ПСР и ПНД и оглашение кандидатов от ПСР, которые примут участие в муниципальных выборах.

Внешняя политика

Ноябрь отмечен интенсивностью российско-турецких контактов: так, например, 2-4 ноября в Анталье состоялся Российско-турецкий форум общественности, министр обороны России С. Шойгу провел переговоры со своим коллегой Х. Акаром и главой Национальной разведывательной организации Х. Фиданом в Сочи, состоялся очередной раунд астанинского процесса, однако центральным событием на российско-турецком направлении в этом месяце стал визит В. Путина в Турцию по случаю завершения строительства морской части газопровода «Турецкий поток».

19 ноября в Стамбуле лидер России встретился президентом Турции Р.Т. Эрдоганом. В ходе встречи главы государств обсудили вопросы развития двусторонних отношений, международную проблематику, а также приняли участие в церемонии, приуроченной к завершению достаточно важного этапа в реализации совместного проекта. Стоит отметить, что вместе с президентом России на церемонию прибыл глава «Газпрома» Алексей Миллей, а с турецкой стороны, в свою очередь, на мероприятии присутствовал гендиректор «BOTAŞ» Бурхан Озджан. В ходе церемонии В. Путин и Р.Т. Эрдоган совместно дали команду на укладку последней части морского участка трубопровода, а также обратились с речью к присутствовавшим. Эрдоган, подчеркнув техническую сложность проекта, обратил внимание на то, что Россия остается принципиально важным партнером и поставщиком газа для Турции, а совместный проект стран является взаимовыгодным. В целом Эрдоган прав – «Турецкий поток» действительно освободит Турцию от энергетической зависимости и даст возможность России развивать свою деятельность в регионе, однако важно помнить, что в настоящее время Турция также реализует другой не менее важны для нее проект – TANAP, который в том числе может уменьшить ее зависимость и от российского газа.

Как уже отмечалось, еще одним важным этапом внешнеполитической повестки месяца стало проведение 11-го раунда международных переговоров по Сирии, прошедших в Астане 28-29 ноября. И хотя по итогам переговоров спецпосланник ООН по Сирии подчеркнул, что за 10 месяцев стороны так и не достигли прогресса по вопросу состава конституционного комитета, а волну пессимизма, инициированную С. де Мистурой, подхватили почти все западные СМИ, А. Лаврентьев данную точку зрения не разделил. Проблемы по вопросу того, кто будет представлять третью часть комитета, учитывая, что первые две будут сформированы правительством Сирии и оппозицией, действительно сохраняются и пока что стороны не пришли к консенсусу, однако странами-гарантами предпринимают все усилия для того, чтобы решить этот вопрос в ближайшее время. Вместе с тем, в ходе встречи стороны обсудили условия возвращения беженцев, вопрос зоны деэскалации в Идлибе, призвали вооруженную оппозицию отмежеваться от террористических формирований, а также осудили применение химоружия в Сирии, потребовав расследования ситуации от ОЗХО. Следующая встреча в таком формате запланирована на конец января.

Что касается западного направления, то 22 ноября в Брюсселе впервые за полтора года возобновился политический диалог высокого уровня в формате Турция-ЕС, где, в частности, обсуждался вопрос вступления Турции в Евросоюз, взаимодействие с Таможенным Союзом и ряд других вопросов. В ходе встречи М. Чавушоглу прямо заявил о намерении Турции вступить в Европейский Союз, подчеркнув, что 11 декабря Турцией планируется провести второе заседание Группы действий по ускорению демократических реформ (первое состоялось в августе). Впрочем, реакция верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини, как и комиссара по вопросам расширения ЕС Й. Хана, была весьма сдержанной. ЕС продолжает предъявлять претензии Турции по вопросу несоблюдения необходимых критериев, в том числе, – антидемократическим арестам журналистов. Наряду с этим, точки соприкосновения у Турции и ЕС по некоторым вопросам все же есть. Не говоря о необходимости сотрудничества по сокращению потоков беженцев, стороны разделяют точку зрения по иранскому вопросу, заявляя о необходимости сохранения СВПД и получения Тегераном экономических выгод. Кроме того, страны ЕС поддерживают меморандум России и Турции по Идлибу.

Для турецко-американских отношений месяц начался позитивно – в начале ноября стороны отменили взаимные санкции. Так, США отменили санкции в отношении министра юстиции и главы МВД Турции, а Турецкая Республика, в свою очередь, сняла ограничения с генерального прокурора и министра внутренней безопасности США. Кроме того, 1 ноября стороны уже во второй раз осуществили совместную патрульную миссию в сирийском Манбидже. И хотя глава МИД Турции заявил, что дорожную карту по Манбиджу планируется реализовать до конца текущего года, Турецкая Республика по-прежнему продолжает обвинять США в поддержке террористических формирований, а США выражают недовольство закупкой Турцией российских комплексов С-400, что в значительной степени затрудняет двустороннее сотрудничество. Говоря о других турецко-американских контактах, президент Турции Эрдоган и глава США Д. Трамп имели возможность пообщаться в рамках мероприятий в Париже, посвященных 100-летию со дня окончания Первой мировой войны, однако, по сообщениям пресс-секретаря Белого Дома С. Сандерс, ввиду того, что накануне Турция передала аудиозаписи убийства Д. Хашогджи США, Франции, Великобритании, Германии и Саудовской Аравии, в ходе беседы лидеры двух стран сосредоточились на обсуждении дела саудовского журналиста. В частности, стоит отметить, что в ходе телефонных переговоров глав Турции и США, Турция подала запрос Соединенным Штатам об экстрадиции лиц, причастных к убийству.

Среди других международных контактов можно отметить участие президента Эрдогана в саммите G20, который продлится до 4 декабря, а также участившиеся в последнее время турецко-катарские контакты. Так, 9 ноября эмир Катара нанес визит в Турцию, а 26 ноября в Стамбуле было проведено 4-е заседание Высшего комитета стратегического сотрудничества Турции и Катара, в рамках которого состоялись переговоры президента Турецкой Республики и эмира Катара. В результате заседания стороны также подписали протокол о стратегическом сотрудничестве в различных сферах, в том числе – в области экономики, торговли, культуры и транспорта.

Внутриполитическая обстановка

Внимание внутриполитической ситуации в Турции в последнее время акцентировано на подготовке к местным выборам. И хотя выборы пройдут только в конце марта следующего года, кандидаты, намеренные выдвинуть свою кандидатуру на муниципальных выборах, должны пройти регистрацию в Центральной избирательной комиссии Турции до 1 декабря.

21 ноября лидер Партии справедливости и развития Р.Т. Эрдоган провел встречу с лидером Партии националистического движения Д. Бахчели. Напомним, что партии шли на летние парламентские выборы в альянсе, однако осенью они официально объявили о прекращении сотрудничества. По всей видимости, внутриполитические реалии заставили лидеров партий задуматься о целесообразности такого шага. Главной темой, которая обсуждалась на проведенной встрече, к удивлению многих, стал вопрос о возобновлении «Народного альянса». Чем конкретно было вызвано подобное решение – не пояснялось, однако можно предположить, что причина кроется в неуверенном положении ПСР перед выборами и в снижении поддержки избирателей ввиду нестабильной экономической ситуации в стране. Стоит отметить, что практически сразу после объявления данного решения последовала реакция главы «Хорошей партии» М. Акшенер, которая сама начинала политическую карьеру в ПНД и крайне неодобрительно высказалась о желании националистов поддержать правящую партию. При этом в таких условиях «Хорошая партия», вероятно, сохранит контакты с НРП. Спустя несколько дней после объявления о возобновлении союза ПСР и ПНД произошла другая встреча – на этот раз глав Народно-республиканской партии и исламистской «Партии счастья», обеспокоенные лидеры которых также заговорили о возможном союзе.

Вместе с этим, в последнее время широко обсуждается список кандидатов от Партии справедливости и развития на пост мэра Анкары и Измира, который был оглашен Р.Т. Эрдоганом. Всего лидер ПСР объявил о 40 кандидатах, которые примут участие в муниципальных выборах. В соответствии с объявленными данными, на пост мэра Анкары был предложен помощник генерального секретаря ПСР М. Озхасеки, а на пост Измира – бывший министр экономики Турции Н. Зейбекчи. Ранее сообщалось, что президент также должен был назвать кандидата от Стамбула, однако этого не произошло. Если верить СМИ, то в информационном пространстве всерьез обсуждается кандидатура Б. Йылдырыма, который, предположительно, в скором времени покинет пост спикера ВНСТ. Что касается кандидатов от других партий, то в турецких СМИ также существует масса предположений по этому поводу, однако официальных заявлений от их представителей пока не поступало.

Среди других событий можно назвать памятные мероприятия, прокатившиеся по всей стране и приуроченные к 80-й годовщине смерти основателя Турецкой Республики М.К. Ататюрка. 10 ноября тысячи человек собрались возле мавзолея Ататюрка, неся в руках национальные флаги и портреты «отца-основателя». В частности, в мероприятиях принял участие и действующий президент Турции Р.Т. Эрдоган. Он по традиции посетил мавзолей, возложив цветы к могиле Ататюрка, после чего его двери были открыты для других граждан.

Экономическая ситуация

По-прежнему не отличается стабильностью экономика Турецкой Республики. 5 ноября Турецкий статистический институт (TurkStat) опубликовал неутешительную статистику: годовая инфляция в Турции достигла 25%. И пока в экспертных кругах началась паника относительно того, что будет с турецкой экономикой дальше, министр экономики Б. Албайрак сохраняет подозрительное спокойствие, которое, однако, не разделяют как турецкие, так и мировые экономисты. Албайрак уверен, что запущенная программа «Тотальная борьба с инфляцией» еще принесет свои плоды и в декабре инфляция должна существенно замедлиться. Тем не менее, по данным Европейского банка реконструкции и развития, ожидается, что в 2019 году Турция может возглавить список стран с наихудшей экономикой.

В то же время стоит отметить, что позитивных изменений в сфере экономики происходит мало, но все же они есть. Так, в начале ноября, после того, как Вашингтон объявил, что Турция вошла в список стран, которым временно разрешается вести торговлю с Ираном, курс турецкой лиры к доллару укрепился, составив 5,34. Кроме того, курс национальной валюты Турции продолжил свой рост и в конце месяца, чему, в частности, способствовала новость о завершении строительства части трубопровода «Турецкий поток». Тогда лира подорожала на 2,34%. В то же время в Турции впервые за несколько месяцев отметили увеличение индекса экономической уверенности, что позволяет говорить о незначительном улучшении ситуации.

***

В ноябре Турция продолжила развивать контакты с Россией, остающейся для нее приоритетным партнером – об этом свидетельствует не только успешная реализация проекта совместного трубопровода, но и ряд важных политических контактов. Со странами Запада отношения Турции остаются стабильными: контакты с Европейским Союзом, в первую очередь, обусловлены тем, что несмотря на все противоречия, главным из которых остается вопрос вступления Турции в ЕС, стороны осознают необходимость взаимодействия друг с другом для решения большого количества других, волнующих как Турцию, так и Европу проблем. США, периодически заявляющие, что Турция остается стратегическим партнером, были вынуждены снять введенные ранее санкции, однако дали Турции понять, что на мгновенное потепление отношений во всех областях рассчитывать не стоит: прохладные турецко-американские отношения прослеживаются, прежде всего, на ближневосточной арене, где ни одна, ни другая сторона, в силу ряда разногласий, не хотят идти на уступки.

Что касается внутренней политики, то решение о возобновлении альянса ПСР и ПНД, как и на июньских выборах, является, скорее, стратегическим взаимовыгодным ходом, нежели намеком на долгосрочное партнерство по причине расхождений во взглядах по некоторым политическим вопросам. В условиях, когда даже новая экономическая политика Турции и другие инициативы Албайрака не внушают доверия, а экономика по-прежнему остается нестабильной, правящая Партия справедливости и развития осознает, что в настоящий период времени ей как никогда нужен «союзник» на грядущих выборах, и отказываться от такой возможности будет в крайней степени нерационально.

В. Аватков, А. Сбитнева

Арабские страны: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Ноябрь 2018 г. ознаменовался критическим обострением гуманитарной ситуации в Йемене. Не лучшим образом дела обстояли и вокруг оказания помощи беженцам в лагере «Эр-Рукбан» в Сирии, в создании конституционного комитета которой, тем не менее, был достигнут значительный прогресс.

Октябрьская эскалация напряжённости в секторе Газа получила своё продолжение, палестинская проблема вновь оказалась на повестке международного сообщества. Саудовская Аравия столкнулась с новыми обвинениям в связи с действиями арабской коалиции в Йемене и ходом расследования убийства журналиста Дж. Хашукджи.

 

ПАЛЕСТИНА

Несмотря на достигнутое 27 октября при посредничестве Египта соглашение о прекращении огня, в ноябре ситуации вокруг сектора Газа продолжила стремительно ухудшаться. 9 ноября на границе с Израилем возобновились акции в рамках «Великого марша возвращения», в результате которых, по сообщениям министерства здравоохранения Палестины, от боевых пуль пострадали 25 человек.

12 ноября после заявлений пресс-службы ЦАХАЛ об убийстве израильского офицера в ходе перестрелки и перехвате двух ракет, выпущенных со стороны Газы, Армия обороны Израиля провела масштабную операцию, в ходе которой было атаковано более 70 объектов ХАМАС и «Исламского джихада». Агентство WAFA сообщило о гибели шести палестинцев в городе Хан-Юнис на юге анклава, о других жертвах данных не поступало. После полудня стало известно, что Биньямин Нетаньяху решил прервать свой визит в Париж «в связи с ситуацией на юге страны».

13 ноября глава ПНА Махмуд Аббас обратился к мировому сообществу с просьбой вмешаться в ситуацию на границе сектора Газа, а также через официального представителя запросил срочное заседание ЛАГ для обсуждения текущего положения. Наперекор лидеру Палестины руководство ХАМАС пригрозило сосредоточить ракетный огонь на израильских городах Ашдод и Беер-Шева, если ЦАХАЛ продолжит атаковать их объекты. Тем не менее, призыв генсека ООН Антониу Гутерреша к сторонам конфликта «проявить максимальную сдержанность» в совокупности с посредническими усилиями Египта возымел успех. Вечером того же дня было опубликовано совместное заявление группировок палестинских радикалов, в котором говорилось, что они готовы придерживаться режима прекращения огня, если Израиль поступит так же.

Казалось бы, возврат к октябрьским договорённостям должен был хотя бы на время успокоить стороны конфликта. Однако, 14 ноября министр обороны Авигдор Либерман сложил с себя полномочия и сообщил о выводе депутатов партии «Наш дом Израиль», которую он возглавляет, из правящей коалиции. Это в очередной раз продемонстрировало, что политические противоречия существуют не только внутри палестинского лагеря, но и среди израильской элиты. Такой поворот событий вызвал определённую тревогу во многих кругах, и лишь ХАМАС приветствовал отставку А. Либермана, назвав её «политической победой сектора Газа».

Хрупкое перемирие вновь оказалось под угрозой срыва 19 ноября, когда в результате пограничного инцидента на Западном берегу реки Иордан израильские военные ранили четырёх палестинцев. Тем же днём выступая на заседании Совбеза ООН спецкоординатор по ближневосточному урегулированию Николай Младенов заявил, что ситуация в секторе Газа критическая и может вновь «взорваться» в любой момент. Однако резкого обострения не последовало, и 21 ноября, неожиданно для многих, ХАМАС согласилась направить делегацию в Каир для обсуждения межпалестинского примирения и прекращения блокады Газы. Спустя два дня, 23 ноября, руководство организации заявило о безрезультатности прошедших переговоров и инициировало новые акции «Великого марша возвращения». В результате протестов на границе анклава пострадало более 100 палестинцев.

28 ноября глава политбюро ХАМАС Исмаил Хания ответил согласием на приглашение МИД России посетить Москву, что во многом может способствовать налаживанию внутрипалестинского диалога. Министр иностранных дел Палестины Рияд аль-Малики также отметил, что И. Хания высоко ценит усилия российской стороны в палестинском вопросе. Тем не менее, точной даты визита не называлось, и, в свете того, что 30 ноября стало известно о намерении США вынести в понедельник, 3 декабря, на рассмотрение Генассамблеи ООН проект резолюции по осуждению деятельности ХАМАС и «Исламского джихада», дальнейшее развитие событий видится весьма неопределённым. Как известно, руководство Газы крайне болезненно реагирует на нападки со стороны американцев и их демарши. Остаётся надеяться на их сдержанность и успех визита в Москву.

 

СИРИЯ

После того, как 31 октября генсек ООН А. Гутерреш окончательно утвердил кандидатуру опытного норвежского дипломата Гейра Педерсена в качестве будущего приемника Стаффана де Мистуры на посту спецпредставителя по Сирии, основным в рамках сирийского урегулирования стал вопрос о формировании конституционного комитета.

19 ноября С. де Мистура, оценивая ряд прошедших после саммита «стамбульской квадриги» двусторонних переговоров, выразил надежду, что первое заседание конституционного комитета Сирии по «третьему списку» удастся провести уже в декабре этого года. Позже спецпосланник генсека ООН принял участие в саммите, прошедшим в Астане 28-29 ноября. Во встрече приняли участие страны-гаранты (Россия, Турция и Иран), делегации сирийского правительство и вооружённой оппозиции, а также Иордания в роли наблюдателя. В целом, астанинский формат в очередной раз подтвердил свой конструктивный характер. Стороны не только обсудили широкий комплекс вопросов по текущей ситуации в Сирии, но и значительно продвинулись в формировании конституционного комитета. Специальный представитель президента РФ Александр Лаврентьев отметил, что работа в этом направлении близка к завершению, а список кандидатов будет согласован и представлен Дамаску в обозримой перспективе.

В то же время в ноябре военная ситуация в Сирии продемонстрировала обратную по сравнению с октябрём динамику. Центр по примирению враждующих сторон отметил резкий рост количества провокаций в ряде районов страны:

  • 23 нарушения – 3-10 ноября
  • 31 нарушение – 10-17 ноября
  • 81 нарушение – 17-24 ноября

При этом наибольшее количество случаев нарушения режима прекращения огня пришлось на провинцию Алеппо, что во многом может быть связано с намерением России и Турции включить эту область в будущую идлибскую зону деэскалации и пристуствием там курдских боевиков.

В провинции Эс-Сувейда при активной поддержке ВКС России сирийской армии удалось окружить боевиков ИГ. 12 ноября поступило сообщение о том, что сирийские военные продвинулись на 2 км вглубь позиций джихадистов, а в результате продолжавшегося 13-14 ноября штурма было уничтожена порядка 30 боевиков. 17 ноября террористы окончательно покинули южную часть страны. Тем не менее, по некоторым данным, примерно 1000 уцелевших боевиков ИГ смогли уйти из окружения и скрыться на востоке мухафазы Хомс.

В Дейр эз-Зоре также велись активные боевые действия. 4 ноября на востоке провинции смертник на заминированном автомобиле въехал в блокпост «Сил демократической Сирии» (СДС), в результате атаки 20 бойцов было ранено, 12 погибли. 7 ноября международная коалиция нанесла авиаудары по позициям ИГ в населённом пункте Хаджин. Согласно сообщениям, было уничтожено порядка 45 джихадистов. Позже сирийское правительство заявило, что из-за удара по Хаджину погибли 26 мирных жителей и направило официальную жалобу в Совбез ООН. Дамаск призвал взять международное сообщество принять «серьёзные и немедленные действия» с целью недопущения подобных инцидентов. Тем не менее, уже 11 ноября командование СДС объявило об очередном наступлении на позиции ИГ при поддержке с воздуха силами коалиции. 24 ноября боевики ИГ провели контратаку, убив 47 бойцов СДС и захватив в плен по меньшей мере 10 человек. На текущий момент обстановка в Дейр эз-Зоре остаётся весьма напряжённой.

Что касается гуманитарной ситуации в Сирии, то в ноябре в центре внимания снова оказался лагерь беженцев на сирийско-иорданской границе «Эр-Рукбан», который стабильно испытывает нехватку продовольствия и медикаментов. 3 ноября российская военная полиция обеспечила безопасность международного гуманитарного конвоя. Вклад военных из России высоко оценили ООН и США, хотя последние преждевременно обвинили 2 ноября российскую сторону в отказе поддержать доставку гумпомощи из Дамаска в лагерь временно перемещённых лиц.

11 ноября в Аммане прошла встреча представителей РФ и США при посреднической роли иорданской стороны, в результате переговоров был достигнут ряд договорённостей по доставке гуманитарных грузов в «Эр-Рукбан». 12 ноября российские военные из Центра примирения враждующих сторон в Сирии отчитались о том, что в лагерь прибыл новый конвой с продовольствием и медикаментами. Однако, несмотря на усилия сторон ситуация в «Эр-Рукбане», по сообщениям ООН, близка к катастрофической. Российская сторона склонна возлагать ответственность на США, которые, по заявлению официального представителя Минобороны России в Женеве Юрия Тарасова, «используют гуманитарные проблемы лагеря беженцев для легитимизации своего военного присутствия на юге Сирии».

 

ЙЕМЕН

Не лучшим образом дела в ноябре обстояли и в Йемене. 2 ноября в ходе пресс-конференции генсек ООН А. Гутерреш заявил, что самый серьёзный гуманитарный кризис в мире сегодня происходит именно в Йемене, который находится на грани полномасштабного голода. 15 ноября глава Всемирной продовольственной программы Дэвид Бисли описал увиденное в йеменской столице как настоящую катастрофу, рассказав об ужасном положении истощённых детей и отчаявшихся родителей. При этом Д. Бисли указал, что такая ситуация, в первую очередь, вызвана непрекращающейся осадой портового города Ходейда, через который проходило 70% всех гуманитарных грузов.

Ранее, 5 ноября, президент США Дональд Трамп заявил, что Саудовская Аравия «неумело использует» в Йемене оружие, поставляемое американцами. 10 ноября официальный представитель Пентагона сообщил о намерении Штатов прекратить помощь авиации арабской коалиции с дозаправкой в небе, на что в тот же день саудовцы заявили, что сами отказались от «услуг» США. Позже, 16 ноября, несколько американских сенаторов предложили законопроект, предполагающий новые санкции против Эр-Рияда, которые будут включать и запрет на продажу оружия КСА. Однако вероятность его принятия, учитывая финансовые объёмы американо-саудовского сотрудничество в военно-технической сфере, вызывает больше сомнения. Также стоит отметить, что, по заявлению самих сенаторов, их предложение, прежде всего, обусловлено ситуацией вокруг убийства журналиста Джамаля Хашукджи и систематическим нарушением прав человека властями Саудовской Аравии как на территории королевства, так и за его пределами.

16 ноября координатор чрезвычайной гуманитарной помощи ООН Марк Локок, выступая перед Совбезом, заявил, что «катастрофически ухудшающуюся» ситуацию с продовольствием в Йемене можно решить только через скорейшую активизацию мирного процесса. 19 ноября неожиданно для многих повстанцы-хуситы через руководство движения «Ансар Алла» сообщили, что прекращают атаки «против государств-агрессоров США, Саудвоской Аравии, ОАЭ и их йеменских союзников» с целью лишить арабскую коалицию возможности оправдывать «агрессию и блокаду». Позже правительство Йемена согласилось принять участие в мирных переговорах в Швеции.

23 ноября по итогам посещения Ходейды спецпредставитель генсека ООН по Йемену Мартин Гриффитс заявил о необходимости передачи портового города под международный контроль. Его инициатива была поддержана Соединёнными Штатами. Однако в сообщении Госдепа формулировка была немного изменена, и, вместо «международного контроля», в нём говорилось о передаче Ходейды «нейтральной стороне». 28 ноября А. Гуттереш анонсировал дату мирных переговоров в Швеции – 6 декабря, а также выразил готовность провести предварительную встречу с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Салманом, чтобы обсудить ситуацию в Йемене.

 

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

12 ноября состоялся официальный визит главы МИД Соединённого Королевства Джереми Ханта в Саудовскую Аравию. Ключевой темой переговоров Дж. Ханта с саудовским монархом Салманом ибн Абд аль-Азизом стало мирное урегулирование йеменского конфликта. Вслед за США Великобритания выступила за немедленное начало мирного процесса и начало диалога между саудовцами и хуситами. Тем не менее, основные внешнеполитические усилия Саудовской Аравии в ноябре были направлены на нейтрализацию ущерба, нанесённого ситуацией вокруг убийства Дж. Хашукджи.

15 ноября, после призывов госсекретаря США Майка Помпео привлечь к ответственности виновных в убийстве журналиста, генеральный прокурор КСА запросил смертную казнь для пяти подозреваемых по делу и возложил вину на главу группы, созданной для «возвращения в страну» Дж. Хашукджи. Согласно заявлению главы прокуратуры, чиновник отдал приказ о ликвидации журналиста в случае провала операции. Однако в сообщении не было сказано ни слова о том, кто разработал и инициировал операцию. Тем же днём министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр без каких-либо пояснений отклонил требование Анкары о международном расследовании, обвинив при этом СМИ Катара и Турции в антисаудовской кампании.

В таком контексте в 20-х числах ноября состоялось первое турне Мухаммада ибн Салмана по «дружественным арабским странам», в рамках которого наследный принц посетил ОАЭ, Бахрейн, Египет и Тунис. Первый визит, продлившийся с 22 по 25 ноября, выглядел скорее дружеским, нежели деловым. На повестке переговоров были весьма общие темы, конкретика почти не присутствовала, а их итогом стало подтверждение общих интересов и «особых связей братских государств». 25 ноября на Байхрейне М. ибн Салман встретился с королём Хамадом, который заявил, что его государство с осуждением относится ко всем попыткам очернить репутацию Эр-Рияда.

Наиболее интересным и продуктивным в серии визитов наследного принца стало посещение Египта 26-27 ноября. По результатам его встречи с Абель Фаттахом ас-Сиси было объявлено об ускорении реализации предыдущих экономических соглашений на общую сумму $16 млрд. и создании Саудовско-египетского инвестиционного фонда. Прибытие М. ибн Салмана в Тунис было встречено многочисленными акциями протеста, организованного как гражданскими активистами, так и представителями ряда оппозиционных партий. Тем не менее, среди правящей элиты многие политики выразили солидарность с Саудовской Аравией в связи с расследованием дела Хашукджи.

Также весьма любопытным событием в этом месяце относительно КСА стало подписание 26 ноября контракта с США на поставку системы ПРО THAAD. Стоит отметить, что о заключение саудовско-американского контракта прессе стало известно лишь после официального визита М. Помпео в Эр-Рияд. Примечательно, что сделка состоялась на фоне обвинений со стороны Вашингтона по делу Дж. Хашукджи и резкой критики действий Саудовской Аравии в Йемене. Это явно демонстрирует, что на данном этапе «раскол» между саудовцами и американцами имеет место быть лишь на уровне риторики, а не в пересмотре существующих двусторонних связей.

 

***

 

Развитие событий вокруг Газы в ноябре в очередной раз доказало, что одним из ключевых элементов ближневосточного урегулирования является примирение внутри палестинского лагеря. Если лидер ФАТХ и глава ПНА Махмуд Аббас по-прежнему апеллирует к международному сообществу, то ХАМАС предпочитает вести диалог посредством оружия, по большому счёту, признавая лишь посреднические усилия Египта. Однако демонстративный уход в отставку министра обороны Израиля Авигдора Либермана показал, что серьёзные внутренние противоречия присущи обеим сторонам конфликта.

На сирийском треке значительный успех был достигнут в сфере политического урегулирования. Вероятнее всего, «третий список» будущего конституционного комитета, в формировании которого наиболее активную роль сейчас играют государства-гаранты астанинского процесса (Россия-Турция-Иран), удовлетворит Дамаск. Однако ситуация в лагере «Эр-Рукбан» напомнила, что, помимо послевоенного политического процесса, крайне сложным является вопрос сирийских беженцев, которые пока не могут вернуться домой, а оказание им гуманитарной помощи то и дело встречает препятствия на своём пути.

Что касается ставшей катастрофической по своему характеру гуманитарной ситуации в Йемене, то ключевым событием в рамках её нормализации станут мирные переговоры в Швеции, начало которых назначено на 6 декабря. Важнейшим здесь будет вопрос о контроле над портовым городом Ходейда, пропускавшим до блокады 70% всего продовольствия и медикаментов. При этом критика действий арабской коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, со стороны США выглядит скорее, как попытка продемонстрировать свою позитивную роль в процессе стабилизации Ближнего Востока, нежели оказать реальное давление на Эр-Рияд, т.к., несмотря на все громкие заявления, 26 ноября между странами был подписан очередной многомиллиардный военный контракт.

Также стоит отметить, что в контексте усилившегося на фоне расследования убийства Дж. Хашукджи давления со стороны ряда стран Саудовская Аравия стремится защитить своей имидж и сохранить позиции в регионе, о чём свидетельствует ноябрьское турне наследного принца М. ибн Салмана по «дружественным арабским странам».

 

В. Останин-Головня

Арабские страны: октябрь 2018 г. (дайджест)

В октябре 2018 г. основные события в странах Арабского Востока разворачивались на сирийском и палестино-израильском треках, а также вокруг убийства саудовского журналиста Джамаля Хашукджи. Египет, в контексте 75-летнего юбилея отношений с Россией, подтвердил свою приверженность курсу на сближение и укрепление связей в сфере безопасности с Москвой. Во внешней политике Иордании наметился ряд существенных изменений.

ЕГИПЕТ
75-летие российско-египетских дипломатических отношений ознаменовалось двухдневным официальным визитом президента Египта Абдель Фаттаха Ас-Сиси в Россию.
16 октября Ас-Сиси выступил с речью перед членами Совета Федерации. В своём обращении глава АРЕ подчеркнул необходимость объединения усилий в борьбе с терроризмом и отметил важность развития экономических отношений, упомянув проект АЭС в районе ад-Дабаа, контракт на строительство которой «Росатом» получил ещё 19 ноября 2015 г.
17 октября состоялась встреча Абдель Фаттаха Ас-Сиси с Владимиром Путиным в Сочи. По итогам переговоров, одной из ключевых тем которых стало расширение связей в военной и военно-технической областях, главами двух государств был подписан Договор о всестороннем партнерстве и стратегическом сотрудничестве.
О серьёзности намерений египетской стороны по расширению сотрудничества с Россией в области безопасности и ВТС свидетельствует тот факт, что визит Абдель Фаттаха Ас-Сиси совпал по времени с проводимыми 13-26 октября под Каиром масштабными совместными учениями «Защитники дружбы-2018».
Также знаковыми мероприятиями в рамках празднования 75-летнего юбилея двусторонних отношений стали открытие 14 октября памятника Е.М. Примакову на территории Российского центра науки и культуры, на котором присутствовал глава Татарстана Рустам Минниханов, и проведённый 30 октября торжественный вечер в Каирской опере.

СИРИЯ
Важнейшим событием октября на сирийском треке стал четырёхсторонний саммит, прошедший в Стамбуле 27 октября.
Переговоры лидеров России, Турции, Германии и Франции, впервые прошедшие в таком составе, подтвердили, что все стороны привержены политико-дипломатическому пути урегулирования сирийского конфликта, выступают за интенсификацию гуманитарной помощи и готовы всячески содействовать добровольному возвращению беженцев, а также поддерживают российско-турецкий «идлибский меморандум». Одним из ключевых элементов итогового коммюнике стал пункт о формировании сирийского конституционного комитета до конца 2018 г.
Ранее, 26 октября, спецпосланник ООН по Сирии Стеффан де Мистура, который также присутствовал на саммите в Стамбуле, проинформировал Совет безопасности о том, что Дамаск целиком отверг предложенный список членов будущего конституционного комитета, отказавшись обсуждать отдельных кандидатов. Комментируя итоги своих переговоров с министром иностранных дел Сирии Валидом аль-Муаллемом 24 октября, С. де Мистура заявил, что сирийское правителсьтво настаивает на том, чтобы новый список составили страны-гаранты астанинского процесса.
В этом контексте, дальнейшие встречи стамбульской «четвёрки» могут способствовать объединению усилий астанинского формата (Россия, Турция, Иран) и «малой группы» (США, Великобритания, Германия, Франция, Иордания, Египет и Саудовская Аравия) и стран астанинского формата по политическому урегулированию сирийской проблемы.
Что касается военной ситуации в Сирии, то в этом месяце совместной российско-турецкой комиссией было зафиксировано постепенное снижение случаев нарушения Единого соглашения о прекращении огня:
¬ 60 нарушений – 6-13 октября
¬ 49 нарушений – 13-20 октября
¬ 38 нарушений – 20-27 октября
Тем не менее, несмотря на такую позитивную тенденцию, положение в ряде районов остаётся весьма напряжённым.
20 октября «Силы демократической Сирии» при поддержке авиации международной коалиции провели несколько рейдов на восточном берегу Евфрата. В результате ожесточённых боёв с отрядами ИГ в районах Суса, Аш-Шаафа и Хаджин было уничтожено 35 джихадистов, при этом сообщалось о 60 погибших в результате ударов с воздуха мирных жителях. Также отдельные стычки имели место быть в Африне, Хаме, Эс-Сувейде и Дейр эз-Зоре.
21 октября на западе провинции Идлиб неизвестными был убит один из полевых командиров «Тахрир аш-Шам» известный как Мухаммад Абу Фарес Туркистани, предположительно, выходец из Центральной Азии. 25 октября с позиций джихадистов в предполагаемой демилитаризованной зоне был произведён запуск нескольких реактивных снарядов, разорвавшихся в Алеппо, артиллерия сирийской армии открыла ответный огонь. О потерях сторон и жертвах среди мирного населения информации не поступало.
Также, 26 октября, российскими военными и Миссией ООН было проведено первое совместное патрулирование демилитаризованной зоны в провинции Эль-Кунейтра у сирийско-израильской границы.

ПАЛЕСТИНА
Вновь начавшиеся в конце сентября беспорядки на границе сектора Газа привели в октябре к очередному обострению палестино-израильской проблемы. Октябрьские протесты стали прямым продолжением «Великого марша возвращения», организованного движением ХАМАС ещё в марте 2018 г.
5 октября пресс-служба ЦАХАЛ сообщила о 20 тыс. человек, принявших участие в столкновениях с армией Израиля на границе Газы. На следующий день представитель местного Министерства здравоохранения Ашраф аль-Кидра заявил, что в этот день пострадали 376 палестинцев.
Негативно сказалось на ситуации в анклаве поручение от 6 октября израильского министра обороны Авигдора Либермана о сокращении рыболовной зоны сектора Газа с девяти до шести морских миль. Такая реакция ожидаемо спровоцировала палестинцев, и в сторону территории Израиля вновь полетели воздушные шары с горючими веществами. Ответом на эту акцию 7 октября стал авиаудар по группе «террористов», предположительно запускавших самодельные снаряды на юге сектора.
14 октября израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху призвал ХАМАС и их сторонников к прекращению огня, пригрозив в ином случае нанесением «крайне болезненных ударов». 17 октября, под предлогом обстрела со стороны сектора Газа, ЦАХАЛ нанёс 20 ударов по палестинским объектам, в результате чего один человек погиб, и двое были ранены.
21 октября Израиль, под предлогом «снижения напряжённости в регионе», возобновил работу двух КПП для транспортировки коммерческих и гуманитарных грузов, а также прохода людей. Тем не менее, уже на следующий день, 22 октября, израильская полиция арестовала губернатора Восточного Иерусалима Аднана Гейта и одного из командиров Главной разведслужбы Палестинской автономии Джихада Факиха, что свело на нет хрупкие достижения последних дней.
26 октября в беспорядках на границе сектора Газа по разным данным приняли участие около 16 тыс. палестинцев, отдельные столкновения с израильскими военными также были зафиксированы на Западном берегу р. Иордан. Позже поступили сообщения о шести убитых и 187 раненых палестинцах. Пресс-служба ЦАХАЛ также заявила о 34 ракетах, выпущенных боевиками «Исламского джихада» по приказу из Ирана и Сирии. В ночь с 26 на 27 октября ВВС Израиля нанесли несколько точечных ударов по военным объектам ХАМАС.
Несмотря на крайне обострившуюся ситуацию, днём 27 октября представители «Исламского джихада» заявили о достигнутом, благодаря посредничеству Египта, соглашении о прекращении огня в секторе Газа.
В последних числах октября в арабской прессе появились слуха о том, что новым посредником на палестино-израильском треке может стать Оман. Основанием этому послужил визит 26 октября Б. Нетаньяху в Оман по приглашению султана Кабуса ибн Саида. Учитывая, что султанат имеет нормальные отношения со всеми региональными и международными акторами и поддерживает нейтралитет в ирано-саудовском противостоянии, у Омана есть все шансы добиться успеха в межпалестинском диалоге, примирив конфликтующие ФАТХ и ХАМАС. Однако обоснованность такого мнения сможет показать лишь дальнейшее развитие событий.

ИОРДАНИЯ
Важным событием для Хашимитского Королевства в октябре стало открытие границы с Сирией в рамках программы по возращению сирийских беженцев на родину.
15 октября, после длительных переговоров иорданского и сирийского технических комитетов, состоялось открытие сирийско-иорданской границы. Учитывая ухудшающуюся экономическую ситуацию в Иордании, которая с 2013 г. приняла около 1,5 млн. беженцев, снижение гуманитарной нагрузки правительства королевства может способствовать оздоровлению экономики и дальнейшему поддержанию стабильности в государстве. Как заявил иорданский министр иностранных дел Айман Сафади, к концу ноября ожидается возвращение 20-25% беженцев в Сирию.
21 октября, на фоне ухудшения ситуации вокруг Газы, король Абдалла II проинформировал Израиль о прекращении действия приложений к мирному договору 1994 г., согласно которым в пользовании Тель-Авива находилось два анклава – Аль-Бакура и Аль-Гамр – на условиях аренды. Решение иорданского монарха связано не только с истечением 25-летнего срока пользования этими землями, но также и внутренними факторами.
19 октября в Аммане прошли крупные протестные акции, вызванные экономическим кризисом, который не прекращается в стране с прошлого года. Среди требований митингующих был и пересмотр мирного соглашения с Израилем. Соответствующую петицию также подписали 80 депутатов иорданского парламента. Более того, значительная часть подданных королевства (около 55%) являются выходцами из Палестины или потомками палестинских беженцев, и все события в Газе и на Западном берегу имеют в иорданском сообществе широкий резонанс.
С точки зрения международного контекста, решение Абдаллы II может свидетельствовать об определённых изменениях во внешнеполитическом курсе страны. Учитывая, что в последнее время Иордания фактически перестала оказывать какую-либо поддержку сирийской оппозиции в рамках участия в международной коалиции, а в сентябре состоялся визит делегации из 80 иорданских бизнесменов, среди которых были и представители госкомпаний, в Дамаск, где они провели ряд переговоров с правительством Башара Асада, можно говорить о постепенном и очень плавном отдалении Аммана от саудовского вектора региональной политики. Что особенно актуально в свете событий вокруг убийства Джамаля Хашукджи.
Также в пользу намерения иорданского правительства нормализовать отношения с Дамаском свидетельствует подписанный с Россией 3 октября меморандум о военно-техническом сотрудничестве.

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ
23-25 октября в Эр-Рияде состоялся второй экономический форум Future Investment Initiative, прошедший в контексте расследования убийства саудовского журналиста Джамаля Хашукджи, которое взбудоражило всё мировое сообщество.
Несмотря на отказ от участия главы МВФ Кристин Лагард, отзыв представителей ряда крупных компаний и бойкот со стороны журналистов некоторых западных СМИ, а также совместный демарш Великобритании, Франции и Германии от 21 октября, участники форума сочли его успешным. По итогам трёхдневной конференции были подписаны значимые инвестиционные договоры на общую сумму в $60 млрд., что крайне важно для королевства в рамках амбициозного проекта «Видение 2030», основная цель которого заключается в диверсификации экономики государства и избавление КСА от «нефтяной иглы».
Исчезновение 2 октября саудовского журналиста Джамаля Хашукджи в здании генерального консульства КСА в Стамбуле вызвало широкий резонанс в международном сообществе. Учитывая, что последние годы некогда приближённый к королевской семье журналист весьма жёстко критиковал политику наследного принца Мухаммада ибн Салмана, возникшая версия об убийстве почти сразу же была связана с саудовскими спецслужбами.
После подтверждения версии об убийстве, правительство КСА довольно долго хранило молчание. Лишь 20 октября генеральный прокурор Саудовской Аравии признал смерть Дж. Хашукджи, вслед за этим последовал арест 18 подданных королевства и отстранение от должности советника Сауда аль-Кахтани. Позже, тем же днём, король Салман ибн Абд аль-Азиз личным указом освободил от должности замглавы Службы общей разведки генерала Ахмада Асири и поручил своему наследнику Мухаммада ибн Салману провести реорганизацию ведомства.
Такие показательные меры, тем не менее, не смогли предотвратить возникновение напряжённости в отношениях традиционных союзников – Вашингтона и Эр-Рияда. 23 октября госсекретарь США Майк Помпео заявил, что Соединённые Штаты аннулируют визы 21 саудовского подданного, а также что, если в ходе расследования подтвердится причастность властей королевства к убийству, то в Конгрессе будет поставлен вопрос о введении санкций в отношении Эр-Рияда.
31 октября Майк Помпео призвал прекратить боевые действия в Йемене и начать переговорный процесс под эгидой ООН. Более того, в заявлении госсекретаря США содержались прямые требования к саудовскому руководству прекратить авиаудары по населённым пунктам и позициям хуситов. Для Эр-Рияда это является тревожным звонком, т.к. прежде Вашингтон если не открыто, то с молчаливого согласия одобрял действия коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией. Более того, около 60-70% сделок по закупке вооружения за последние пять лет КСА заключило именно с американцами. Однако сокращение или, тем более, прекращение американо-саудовского сотрудничества в военной сфере вряд ли возможно, особенно в контексте иранской ядерной сделки, которая вновь оказалась под угрозой срыва.

***

Стамбульский саммит стал важным шагом на пути сирийского урегулирования. Дальнейшие встречи по формату «стамбульской квадриги», при условии сохранения своего конструктивного характера, имеют большой потенциал в сфере политического решения конфликта. Ключевым здесь является вопрос – смогут ли Россия, Турция, Франция и Германия в рамках своих договорённостей составить до конца года список конституционного комитета, который наконец-то примет Дамаск?
В то же время обострение ситуации вокруг Газы продемонстрировало необходимость поиска новых подходов к разрешению палестино-израильской проблемы. Фактический превращение, после решения Д. Трампа по Иерусалиму в декабре 2017 г., «квартета» (Россия-США-ЕС-ООН) в «трио» (Россия-ЕС-ООН) вновь сделало актуальным поиск посредников среди государств региона.
События вокруг убийства Дж. Хашукджи, безусловно, крайне негативно сказалась как на имидже Саудовской Аравии, так и на отношениях Эр-Рияда и Вашингтона. Однако на данном этапе о потере позиций КСА на международной арене говорить не приходится. Успешные итоги «Давоса в пустыне» доказали, что, несмотря на проблемы во внешнеполитической сфере, Саудовская Аравия остаётся ключевым экономическим звеном региона.

В. Останин-Головня

Турция: октябрь 2018 г. (дайджест)

На внешнеполитическом направлении Турция отметилась осуществлением ряда политических визитов и контактов на разных уровнях. В их числе четырехсторонний саммит в Стамбуле, где приняли участие главы России, Турции, Франции и Германии; Визит Р.Т. Эрдогана в Венгрию, а также переговоры между министрами иностранных дел Турции и Госсектретаря США.
Во внутренней политике произошел так называемый раскол союза ПСР и ПНД, а также прошли празднования по случаю 95-летия со дня основания Турецкой Республики. Кроме того, впервые за несколько месяцев начала налаживаться экономическая ситуация в стране.
Отношения с Россией
В октябре главным событием на российско-турецком направлении стал четырехсторонний саммит лидеров России, Турции, Франции и Германии, который стартовал 27 октября в Стамбуле. Важность проведенной встречи демонстрирует участие в ней не только делегаций, возглавляемых лидерами государств, но и спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры.
Незадолго до начала саммита, который проводился в подобном формате впервые, президент Турции Р.Т. Эрдоган провел ряд двусторонних встреч с канцлером Германии А. Меркель, президентом Франции Э. Макроном, а также с главой России В.В. Путиным, однако переговоры проходили за закрытыми дверями. Кроме того, на полях саммита прошла встреча министров обороны России и Турции, а также министров иностранных дел двух государств, которые обсуждали аспекты урегулирования сирийского кризиса, в том числе вопрос реализации соглашения по Идлибу. В ходе саммита, который был посвящен сирийскому урегулированию и продлился 3 часа, стороны обсудили ряд вопросов, связанных с сирийской проблематикой, а по завершении переговоров приняли итоговое заявление. Незадолго до саммита Россия и Турция также начали обсуждать создание демилитаризованной зоны в Идлибе и даже определили ее границы. 10 октября, Министерство обороны Турецкой Республики сообщило о завершении выводы тяжелой техники из буферной зоны, а неделей позже Россия и Турция проинформировали ООН о том, что срок действия соглашения по Идлибу будет продлен. На стамбульском саммите Президент Турции Эрдоган выразил надежду на то, что все стороны, принявшие участие в саммите, будут вовлечены в процесс мирного разрешения сирийского кризиса. Важным итогом также стало то, что стороны подтвердили важность договоренностей по Идлибу, достигнутых ранее между Турцией и Россией, и условились прикладывать все усилия для того, чтобы перемирие приобрело долгосрочный характер. На пресс-конференции по итогам саммита лидер Турции сообщил, что Турецкая Республика будет контролировать радикальные группировки, а Россия, в свою очередь, будет ответственна за то, чтобы правительственные сирийские войска не осуществляли наступление на территории, упомянутые в достигнутом в Сочи соглашении. Что касается зоны деэскалации в Идлибе, то Путин и Эрдоган подтвердили ее временный характер. Президент России также заявил, что Россия сохраняет за собой право оказывать помощь Сирии в случае продолжения каких-либо провокаций со стороны боевиков. Также стороны затронули вопрос о создании Конституционной комиссии, которая, по их мнению, должна быть сформирована до конца текущего года. Помимо этого, стороны не исключили возможность расширения формата саммита в дальнейшем. В частности, на это обратили внимание президенты России и Турции, а Р.Т. Эрдоган при этом отметил, что данный саммит не подменяет собой встречи астанинского формата.
Помимо саммита в Стамбуле, где российская и турецкая стороны смогли обсудить волнующие их вопросы, в октябре также стали известны некоторые подробности поставок Россией С-400 в Турцию. По словам вице-премьера Ю. Борисова, Турецкая Республика получила право на дополнительные поставки ЗРК С-400 после выполнения их основной части. При этом получить свои первые зенитно-ракетные комплексы Турция должна где-то через год, в октябре 2019-го.
Отношения с Западом
В то время как со странами Евросоюза у Турции постепенно налаживаются отношения, то с когда-то ближайшим союзником США двустороннее взаимодействие все еще остается достаточно напряженным. Улучшение отношений со странами ЕС подтверждается рядом контактов, включая вышеупомянутый саммит, а также визит Эрдогана в Венгрию в начале октября, в ходе которого премьер-министр Венгрии В. Орбан поддержал турецкого президента по вопросу вступления Турции в Евросоюз. С США дела обстоят немного иначе.
В октябре стало известно о том, что суд Турции вынес решение об освобождении американского пастора Э. Брансона из-под домашнего ареста, после чего он отправился домой в США. Учитывая, что несколько месяцев назад именно арест Брансона стал предлогом для стремительного ухудшения турецко-американских отношений, данное решение турецкой стороны должно было стать одним из шагов для потепления на турецко-американском фронте, однако нормализации двусторонних отношений не случилось. Мгновенной отмены санкций не произошло (хотя Турция открыто заявляла, что ожидает этого), однако стороны как минимум начали обсуждать этот вопрос. В частности, санкционная политика двух государств в отношении друг друга стала предметом для обсуждения на переговорах министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу и его коллеги из США М. Помпео в ходе визита последнего в Анкару 17 октября. Тогда стороны сошлись во мнении, что санкции необходимо отменить, поскольку они препятствуют развитию двусторонних отношений, однако ни одна из сторон этого так и не сделала. Причин для такого поведения США может быть несколько: во-первых, США по-прежнему не устраивает политика Турции, которая все больше сближается с Россией, Ираном, некоторыми странами Евросоюза, при этом не считаясь с США по ряду вопросов. Так, например, США могло «оскорбить» проведение четырехстороннего саммита в Стамбуле, куда Соединенные Штаты, которые считают себя одним из главных игроков на Ближнем Востоке и в Сирии, приглашены не были. Турецкая сторона, в свою очередь, разочаровалась в сирийской политике США и видит с Россией, Францией и Германией гораздо больше точек соприкосновения. К примеру, Турция и США по-прежнему только договариваются по вопросу совместного патрулирования Манбиджа, однако существенного прогресса на данном направлении достигнуто так и не было, а Турция уже не раз выражала недовольство американской стороной в вопросе выполнения Америкой ее обязательств. В частности, неудовлетворение реализацией соглашения по Манбиджу выразил Эрдоган Трампу в ходе телефонных переговоров двух президентов, попутно заявив, что США по-прежнему продолжают поддерживать курдов. На этом фоне успешная реализация соглашения по Идлибу России и Турции выглядит более выигрышным и является более полезным на практике, что частично признал даже советник Д. Трампа по национальной безопасности Д. Болтон, подчеркнув важность российско-турецкого соглашения. Помимо этого, на данный момент Турция и США имеют разные взгляды по вопросу убийства саудовского журналиста: в то время как Турция критикует Запад за весьма сдержанную реакцию, США твердит о том, что позиция Анкары по этому вопросу, напротив, слишком жесткая. Кроме того, Турецкой Республике стали очевидны «двойные стандарты» американского руководства – если Турция по любому поводу критикуется США за «антидемократические меры» внутри страны, то убийство журналиста не стало поводом для обвинений Саудовской Аравии в подобном.
Ближний Восток
Что касается ближневосточной политики Турции за последний месяц, то помимо сотрудничества с Россией в Идлибе, Турецкая Республика вновь пытается оказывать сопротивление сирийским курдам.
Так, в конце октября в турецких СМИ появилась информация о том, что армия Турции нанесла удары по курдским формированиям в сирийском районе Зор Магар. Спустя несколько дней президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о начале очередной военной операции, направленной против сирийских курдов. Напомним, что анонсированная турецким лидером военная кампания станет уже третьей по счету на сирийской земле. Так, в 2016 году Турция проводила операцию под названием «Щит Евфрата», в январе 2018 – «Оливковую ветвь» в Африне. На этот раз Турция вновь намерена бороться с курдами на востоке от Евфрата. При этом интересно, что Турция таким образом в очередной раз пытается продемонстрировать свою военную мощь и независимость от Запада, как бы намекая США на то, что с курдами она может разобраться и без помощи Запада. И хотя пока об официальной реакции Вашингтона на новую операцию Турции объявлено не было, предположить, что Соединенные Штаты, как минимум, будут не слишком довольны, можно уже сейчас.
В октябре также немного пошатнулись дружественные турецко-саудовские отношения. Причина тому – убийство саудовского журналиста. 2 октября в Стамбуле в здании консульства Саудовской Аравии при достаточно странных обстоятельствах бесследно исчез оппозиционный журналист Д. Хашогджи родом из Саудовской Аравии. В то время как официальный Эр-Рияд не торопился расследовать дело и утверждал, что система наблюдения консульства ничего не зафиксировала, одной из первых на исчезновение Хашогджи отреагировала Турция, заявив, что обязательно выяснит подробности произошедшего и начнет расследование. Стоит отметить, что совместная команда Турции и Саудовской Аравии провела обыск в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле, после чего Турция стала заявлять о якобы имеющихся доказательствах пыток и последующего убийства журналиста. Как заявляли представители Турции, им удалось получить аудиозапись допроса пропавшего журналиста с его наручных часов, и Турция даже была готова предоставить доказательства, однако этого так и не случилось. Немного позже факт гибели подтвердил и Эр-Рияд, а генпрокуроры двух стран провели несколько встреч с целью обсуждения обстоятельств произошедшего, однако, как впоследствии отмечала турецкая сторона, существенного продвижения в деле Хашогджи данные переговоры не обеспечили. В конце октября генеральная прокуратура Стамбула опубликовала заявление, в котором вновь был отмечен факт убийства, однако по-прежнему не фигурировали какие-либо существенные доказательства. И хотя окончательных итогов расследования мировой общественности, судя по всему, ждать придется еще долго, реакция Турции и ее желание расследовать данное дело вполне объяснимы. Саудовская Аравия является центром исламского мира, а значит автоматически приобретает статус одного из конкурентов Турции, которая в рамках своей неоосманской политики также позиционирует себя одним из лидеров исламского мира на региональной арене. Ситуация с убийством оппозиционного Эр-Рияду журналиста как никогда выгодна Турции: у Турецкой Республики есть шанс настроить часть стран Запада против недемократичного режима наследного принца, и в то же время получить какие-либо выгодные для себя уступки от Эр-Рияда в том случае, если доказательства его причастности действительно имеются. В настоящее время Турция манипулирует относящимися к делу Хашогджи фактами, хотя и достаточно сомнительными, будто бы выжидая каких-то действий или, возможно, компенсаций за молчание от Саудовской Аравии, которая совершенно не заинтересована в обнародовании доказательств о причастности наследного принца к делу убитого журналиста. Как бы ни было на самом деле, тот факт, что официальный Эр-Рияд достаточно скромно отвечает на обвинения Турция, отказывается огласить список лиц и передать подозреваемых по делу Анкаре для суда на территории Турции, вместо этого приглашая турецкую делегацию во главе с генпрокурором И. Фиданом обсудить ситуацию в королевстве, может говорить о многом.
Внутриполитическая обстановка
1 октября президент Турции Р.Т. Эрдоган выступил на открытии сессии парламента. Речь президента в основном была посвящена внешней политике, причем особое внимание он уделили развитию отношений с Россией. Таким образом парламент Турецкой Республики начал работу осенней сессии, а незадолго после этого между его главными партиями, наметился «раскол».
Как известно, правящая ПСР и ПНД шли на июньские выборы в качестве альянса и по результатам выборов смогли сформировать большинство. Однако настоящего «союза» между партиями, судя по всему, не получилось. В октябре между ПСР и ПНД возникли первые разногласия. Так, партии не смогли договориться сразу по двум вопросам – по поводу законопроекта об общей амнистии, который не нашел поддержки среди депутатов ПСР, и введении клятвы, с которой должны начинаться занятия в школах. После этого стало известно о том, что ПСР и оппозиционная ПНД по причине ряда разногласий официально прекращают сотрудничество, что подтвердил в том числе и президент страны Эрдоган, а члены ПНД вдруг резко стали голосовать против инициатив ПСР в парламенте. Когда Высшая избирательная комиссия Турции сообщила, что общенациональные местные выборы в Турции пройдут 31 марта 2019 года, стало известно, что Партия националистического движения и Партия справедливости и развития будут представлены на выборах отдельно. В целом такой исход можно было предположить заранее, поскольку взгляды двух партий на многие вещи действительно не совпадают. При этом союз ПСР и ПНД был нужен в свое время как одной партии, так и другой для прохождения в меджлис на парламентских выборах, однако теперь, когда общие цели достигнуты, каждая из партий стала преследовать свои личные, которые, как выяснилось, не слишком пересекаются друг с другом.
29 октября в Турции также отмечался день 95-летия республики. По всей стране проходили масштабные мероприятия, посвященные празднованию годовщины. В связи с этим событием президент страны Р.Т. Эрдоган лично открыл новый аэропорт под названием «аэропорт Стамбул», который в будущем претендует на звание самого крупного аэропорта в мире. Самолет Эрдогана стал первым судном, осуществившем посадку в новом аэропорту. При этом в ходе своей речи по случаю открытия аэропорта, президент Турции отметил, что аэропорт имени М.К. Ататюрка продолжит функционировать до полного введения в строй аэропорта Стамбула, что планируется осуществить уже к столетию республики, в 2023 году. После этого аэропорт Ататюрка будет закрыт для коммерческих рейсов, а всю нагрузку возьмет на себя новый аэропорт. В настоящее время площадь аэропорта составляет 76,5 миллиона квадратных метров. Первое время большая часть рейсов будет осуществляться по внутренним направлениям – в Анкару, Анталью и Измир. Первые международные рейсы, в свою очередь, должны будут отправиться в Баку и на Северный Кипр.
Экономическая ситуация
После летнего кризиса экономическая ситуация в Турции постепенно начинает налаживаться, хотя говорить о каких-то значимых достижениях в этой области по-прежнему рано.
Прошло больше месяца с того момента, как министр экономики и финансов Турции представил новую экономическую программу. В начале октября Б. Албайрак сообщил о том, что частный сектор Турции согласился снизить цены на товары и услуги на 10% в рамках предлагаемой правительством программы по борьбе с инфляцией, однако тогда курс лиры не только не возрос, но, наоборот, немного ослаб. При этом почти тогда же президент страны, выступая перед активистами ПСР, заявил о том, что Турция больше не будет брать кредиты у МВФ и будет решать экономические вопросы своими силами. Немного позже Турецкая Республика проинформировала ВТО о том, что с 17 октября введет импортные квоты на сталь в целях защиты своих производителей. Тем не менее, внутренние меры не слишком сильно помогли укрепить национальную валюту. Изменения в турецкой экономике, как и предполагалось, произошли после освобождения Турцией Э. Брансона. Так, почти сразу после этого события, с 12 октября лира укрепилась на 7% и, по состоянию на конец октября, ее показатели по отношению к доллару стали самыми высокими за последние несколько месяцев и были равны 5,52. Такое развитие событий заставило министра экономики и финансов Турции Б. Албайрака сделать заявление о том, что турецкая экономика пережила этап нормализации, а также заверить инвесторов в том, что им больше нечего опасаться.
Что касается внешнеэкономического направления, то Турция продолжает развивать энергетическое партнерство, на этот раз с Азербайджаном. Так, например, 19 октября лидеры Турции и Азербайджана открыли проект нефтяной компании Азербайджана – нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) Star в турецком Измире. Предполагается, что завод будет обеспечивать приблизительно 25% потребностей Турции в нефтепродуктах посредством производства дизельного топлива с низким содержанием серы, сжиженного газа и ряда других продуктов. При этом его перерабатывающая мощность будет равна 10 миллионов тонн продукции в год.
Кроме того стали известны некоторые подробности строительства одного из главных российско-турецких проектов – газопровода «Турецкий поток». В своем пресс-релизе «Газпром» сообщил о том, что на конец октября построено уже 95% морской части газопровода, а в общей сумме уложено уже 1775 километров труб.
***
В настоящий период времени внешняя политика Турецкой Республики по-прежнему основана на сотрудничестве с Россией и, как показали результаты четырехстороннего саммита в Стамбуле, с некоторыми странами Евросоюза. Турция действительно старается выработать эффективный механизм работы в Сирии для урегулирования кризиса, но при этом не отказывается от своих неоосманских амбиций, периодически объявляя о подготовке новых военных операций на сирийских территориях в ответ на неудовлетворительную политику Вашингтона.
Расхождение во взглядах между правящей ПСР и ПНД во внутренней политике прослеживалось почти всегда, поэтому решение партий идти на местные выборы по отдельности и отказаться от альянса, скорее, стало следствием разных целей, которые преследуют партии. Что касается начала экономического подъема Турции, то на данный момент Турецкая Республика действительно почти восстановила экономические показатели, которые были до кризиса с США, однако, во-первых, не по всем параметрам (согласно прогнозам, уровень инфляции, как ожидается, еще будет возрастать), во-вторых, это произошло благодаря, прежде всего, политическому маневру, а не внутриэкономическим мерам, которые с момента начала кризиса в августе, к сожалению, были практически неэффективны.
В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: сентябрь 2018 г. (дайджест)

Осень для Турции началась с чрезвычайно важных событий на внешнеполитическом направлении. За последний месяц президент Эрдоган успел побывать в Тегеране, где принял участие в трехстороннем саммите Россия – Турция – Иран; Сочи, где был принят В.В. Путиным; Берлине, ставшим местом переговоров лидера Турции с ключевыми политическими фигурами Германии, а также США, где лидер Турции выступил на сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
Внутриполитическая обстановка характеризуется относительной стабильностью, которая, однако, иногда нарушается массовыми арестами и тяжелой экономической ситуацией.
Внешняя политика
7 сентября столица Ирана стала местом проведения очередного трехстороннего саммита формата Россия – Турция – Иран. Несмотря на то, что по итогам переговоров, призванных обсудить ситуацию в Сирии, была принята итоговая декларация и в основном звучали слова об общем стремлении урегулировать конфликт, в ходе обсуждения некоторых вопросов у лидеров возникла оживленная дискуссия, показавшая, что позиции трех стран по вопросу обсуждаемой проблематики все же несколько различаются.
Предметом обсуждения, заслужившим особого внимания стран-гарантов Астанинского процесса, стал северо-западный сирийский район Идлиб. При этом до конца непонятно, была ли дискуссия запланированной или же разговор стал достоянием общественности по неосторожности организаторов, вероятно не проследивших за тем, чтобы микрофоны были выключены. Так или иначе стало известно, что в ходе переговоров, президент Турции Р.Т. Эрдоган заявил о том, что в регионе необходимо объявить перемирие, к которому, по его словам, должны присоединиться в том числе и террористические группировки, а также предложил коллегам не отдавать Идлиб под контроль официального правительства САР. Позиция Турецкой Республики в этом вопросе ясна – Турция опасается нового притока беженцев, который может быть спровоцирован военными действиями в Идлибе, однако в ответ на инициативу президента Турции глава России В.В. Путин справедливо заметил, что если стороны могут быть ответственны за себя в вопросе соблюдения вышеупомянутого перемирия, то за террористические группировки – нет. Лидер Ирана Х. Рухани, в свою очередь, согласился с тем, что группировки должны сложить оружие, при этом отметив, что Иран намерен сохранить свое присутствие в Сирии, но выступает за вывод с территории американских подразделений. В конечном итоге стороны составили декларацию, состоящую из 12-ти пунктов, и сошлись на том, что будут искать способы урегулирования ситуации в соответствии с принципами Астанинского процесса. Также на саммите было решено, что следующая встреча состоится в России.
Тем не менее, вскоре стороны поняли, что вопрос Идлиба не станет ждать следующего саммита и требует принятия решения уже сейчас. С этой целью президенты России и Турции встретились спустя всего 10 дней после их последней встречи, 17 сентября в Сочи, однако на этот раз без главы Ирана. По итогам двусторонних переговоров было принято решение о создании демилитаризованной зоны в провинции Идлиб глубиной 15-20 километров к 15 октября. При этом к 10 числу следующего месяца планируется вывести из региона тяжелое вооружение оппозиционных групп, включая танки, минометы и так далее. При этом контроль над демилитаризованной зоной будет осуществляться Россией совместно с Турцией.
Еще одним важным внешнеполитическим событием стало выступление президента Турции на полях 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Не считая ставшее уже традиционным выражение «мир больше пяти», которое в очередной раз прозвучало с трибуны Генассамблеи, выступление лидера Турецкой Республики в целом было посвящено общим вопросам, в том числе урегулированию конфликта в Сирии, гуманитарной деятельности, где Эрдоган не удержался от того, чтобы не похвалить свою страну за то, что она, по его мнению, преуспевает в этом направлении, а также борьбе с терроризмом. Не обошлось и без жалоб на Западный мир и США в частности. Так, например, колкости в адрес Соединенных Штатов прозвучали в контексте отказа экстрадировать Ф. Гюлена, а также активной критики торговых войн. Кроме того, уже по возвращении лидер Турции добавил, что выступление Д. Трампа было противоречивым, ссылаясь на высказывания президента Соединенных Штатов о Палестине. Что касается ЕС, то здесь Эрдоган припомнил западным коллегам соглашение по беженцам, обвинив их в том, что их обещание по финансированию не выполняется в полной мере. Кроме того, в сети активно обсуждается демонстративный уход Р.Т. Эрдогана во время выступления лидера США Д. Трампа, который, по некоторым сведениям, был связан исключительно с необходимостью президента Турции подготовиться к своему выступлению. Как было на самом деле – известно одному только Эрдогану, но даже если президент Турции действительно покинул зал Генассамблеи без каких-либо намерений продемонстрировать США свое презрение, то более удачное совпадение и придумать сложно.
Наряду с этим, в конце сентября Р.Т. Эрдоган нанес государственный визит в Берлин, сопровождавшийся массовыми протестами против его приезда. Программа визита была обширная – от встречи со Штайнмайером до переговоров с Меркель, однако итоги можно описать следующим образом – интересы сторон где-то совпадают, но и противоречия сохраняются. Германия снова недовольна положением прав человека, Турция – претензиями Берлина. Кроме того, Эрдогану в очередной раз отказали в проведении встречи с турецкой диаспорой Германии, а проведение пресс-конференции Р.Т. Эрдогана и А. Меркель по итогам переговоров вообще находилась на грани срыва из-за того, что на нее был аккредитован получивший несколько лет назад политическое убежище в Германии журналист турецкого происхождения Д. Дюндар, обвиняемый Турцией в разглашении государственной тайны. Сам Дюндар впоследствии от участия в конференции отказался. Таким образом, существенного прогресса по европейскому направлению не наблюдается. Вероятно, ситуация может несколько измениться по итогам ожидаемого четырехстороннего саммита между Россией, Турцией, Германией и Францией, однако пока о сроках его проведения точная информация отсутствует.
Внутриполитическая обстановка
Последний месяц во внутренней политике Турции преобладает тема безопасности. 25 сентября Генштаб Турции анонсировал проведение Турецкой Республикой с 28 сентября по 7 октября на востоке Средиземного моря учений «Синий кит – 2018» (Mavi Balina 2018) с целью отработки действий по противолодочной обороне, где примут участие ВМС и ВВС государства. Помимо самой Турции, в период проведения учений среди участников также можно будет заметить ВМС и ВВС США, Саудовской Аравии, Байхрейна, Катара, Кувейта, Алжира, Азербайджана и Румынии. Помимо того, отдельное место во внутриполитической жизни Турции занимает вопрос террористической угрозы. В то время как лидер государства повсеместно заявляет о стремлении Турции бороться с терроризмом, внутри страны продолжаются массовые аресты по подозрению в террористической деятельности.
Так, например, за сентябрь в стране было арестовано как минимум 85 военнослужащих и большое количество гражданских лиц. При этом стоит упомянуть, что большая часть арестованных – подозреваемые в связях с FЕТО и РПК (признаны террористическими только на территории Турции), а не с международно признанной в качестве террористической и запрещенной на территории Российской Федерации ИГИЛ, поэтому такие «контртеррористические» меры в случае Турецкой Республики могут рассматриваться как один из способов укрепления власти Эрдогана путем отправления за решетку неугодных ему лиц. Эта точка зрения подтверждается тем, что 7 сентября суд Турции вынес приговор сопредседателю прокурдской Демократической партии народов (ДПН) С. Демирташу, который по совместительству являлся соперником действующего президента на июньских выборах, заняв там третье место. Демирташа, который вот уже на протяжении 22-х месяцев находится в тюрьме, приговорили к четырем годам и восьми месяцам тюремного заключения по обвинению в пропаганде терроризма. При этом, учитывая предъявленные ранее обвинения, сегодня политику в общей сложности грозит 142 года тюремного заключения, поэтому в целом можно считать, что С. Демирташ, как и ряд других недружественных Эрдоагну деятелей, исключен из политической жизни Турецкой Республики. При этом особенно показательно, что на фоне вышеперечисленных арестов в Турции по-прежнему звучат взрывы и осуществляются новые террористические акты. Один из последних, в результате которого погибли как минимум два человека, произошел в юго-восточной провинции Ширнак. В организации, как и всегда, подозреваются представители РПК.
Наряду с этим, в некоторых западных СМИ, ссылающихся на официальных лиц Турецкой Республики, появилась информация о том, что 12 октября, после очередного заседания суда, из-под домашнего ареста может быть освобожден американский пастор Э. Брансон, задержание которого стало главным поводом для введения США санкций в отношении Турции. При этом отмечается, что Брансон будет освобожден только в том случае, если США прекратят оказывать давление на Турцию.
Также в сентябре представители турецких политических партиий уже начали задумываться о предстоящих местных выборах, которые состоятся в марте 2019 года. 14 сентября президент Р.Т. Эрдоган заявил, что не исключает возможность формирования альянса с националистической партией, как это было сделано в феврале для участия в президентских выборах. После этого, 25 сентября, были осуществлены первые контакты заместителей председателей правящей ПСР и ПНД, по завершении которых стороны условились сохранить альянс и продолжить переговоры по этому вопросу по возвращении в страну президента Эрдогана, который, как ожидается, должен встретиться с лидером Партии националистического движения Д. Бахчели.
Экономическая ситуация
Экономика Турции, как и прежде, переживает не самые лучшие времена, однако при этом некоторые положительные изменения все же наблюдаются.
По сравнению с предыдущими месяцами, когда из мира экономики, казалось, ушло словосочетание «рост лиры», в сентябре она впервые за долгое время смогла укрепить свои показатели. Отрицательным моментом этой истории является то, что увеличились они относительно ненамного и не без помощи Центрального банка. 13 сентября Центробанк Турции, по завершении заседания по монетарной политике, принял решение повысить ключевую ставку сразу на 625 базисных пункта до 24%, что практически мгновенно отразилось на показателях национальной валюты Турции, позволив ей подорожать на 5% и достичь уровня, равного 6,08 за доллар. Вместе с тем, разовое укрепление валюты не означало достижения полной экономической стабильности – утром следующего дня, 14 сентября, курс лиры, пусть ненамного, но все же снова снизился. Вместе с тем, исторический с 2010 года рекорд побили предельно низкие показатели валовых валютных резервов Центробанка Турецкой Республики, которые уменьшились на 1,25 млрд. долларов. Таким образом, по состоянию на конец месяца, курс лиры достигает 6,01 по отношению к доллару, однако ее рост экономисты связывают прежде всего с надеждами на нормализацию отношений Турции с США и ЕС, чего в ближайшее время может и не случиться.
Вместе с тем, правительство Турции осознает необходимость борьбы с экономической нестабильностью. По этой причине в сентябре Турция представила так называемую новую экономическую программу, призванную предотвратить крупномасштабный экономический кризис. Амбициозная цель новой программы, озвученная министром финансов Турции Б. Албайраком, выглядит следующим образом: рост в 5%, начиная с 2021 года. Кроме того, правительство ожидает постепенного снижения уровня инфляции до 6% в 2021 году и уровня безработицы до 11,9% в 2020 году. В соответствии с выдвинутым Турцией планом, основная его идея заключается в сокращении государственных расходов, прежде всего, на инфраструктурные проекты. Вероятно, именно по этой причине было отложено на 3 года строительство нового проекта Эрдогана – канала «Стамбул», который должен был соединить Черное море с Мраморным.
***
Сентябрь стал для Турции особенно плодотворным с внешнеполитической точки зрения. Активное участие Турецкой Республики в трехсторонней встрече со странами-гарантами Астанинского процесса – Россией и Ираном – свидетельствует о заинтересованности государства не только в урегулировании сирийского кризиса, но и в дальнейшем развитии контактов со своими союзниками, а принятие решения по Идлибу в ходе двусторонних переговоров между главами России и Турции демонстрирует умение сторон слышать друг друга и искать компромиссы даже там, где изначально позиции, как стало известно по завершении трехсторонней встречи в Тегеране, могут различаться.
Что касается европейского направления, то в целом положительным фактором может считаться активизация контактов Турции с Германией, даже несмотря на то, что пока они не приносят желаемых результатов. Противоречия все еще имеют место быть, однако, в отличие от США, Турция и Германия, по всей видимости, осознали, что самым верным способом преодолеть или хотя бы сгладить имеющиеся разногласия является двусторонний диалог.
Экономика Турции, как уже отмечалось, не отличается стабильностью. Центробанк Турции, вопреки мнению президента, принимает экстренные меры по поддержанию национальной валюты, однако их по-прежнему недостаточно, что на практике демонстрирует неустойчивый курс турецкой лиры. Вместе с тем, нельзя также утверждать, что новая экономическая программа Турецкой Республики существенно спасет положение, ведь даже в том случае, если ситуация начнет налаживаться, всегда есть новая порция санкций и экономического давления со стороны США, которые, как бы не продолжал отрицать Эрдоган, к сожалению, все еще могут оказывать существенное влияние на турецкую экономику в своих целях.
В. Аватков, А. Сбитнева

Иран: октябрь 2017 (дайджест)

Октябрь для Ирана сжался преимущественно в болезненный узел обсуждения «новой стратегии» администрации президента Трампа, о котором было объявлено 13 октября 2017 г. На третий раз президент США отказался подтвердить исполнение Ираном своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) и передал вопрос для поисков решения в Конгрессе. В течение 60 дней Конгресс будет решать, останется ли Вашингтон приверженцем соглашения или предложит меры по его пересмотру. Частично осуществление иранской политики на курдском направлении связано с демонстрацией Вашингтону своих возможностей в регионе как ответ на возрастающее давление.

 

Внутренняя политика

В октябре произошло задержание по обвинению в коррупции Махди Джахангири, брата первого вице-президента Эсхага Джахангири. Окружение вице-президента изо всех сил постаралось дистанцировать его от образа брата, обвиняемого в коррупции, хотя некоторые считают, инцидент может повлиять на возможность выдвижения нынешней правой руки президента Рухани в качестве кандидата от реформистов на выборах 2021 г., невзирая на его успешное участие в предвыборных дебатах 2017 г.

Несмотря на то, что президент Рафсанджани ушел из жизни в начале этого года, очевидно, негласный запрет на упоминание его фигуры в медиа сохраняется. СМИ подробно освещали мероприятия, связанные с его уходом из жизни и похоронами, однако в «неделю священной обороны» телевизионные каналы воздержались от освещения роли Рафсанджани в ирано-иракской войне – период, когда он занимал президентский пост. Также ограничения на появление в СМИ продолжают действовать для другого бывшего президента-реформиста – здравствующего Мохаммада Хатами.

 

Региональная политика

 Иран продолжил обозначать свое внимание к курдскому вопросу и безопасности на своих границах. 2 октября начался третий этап учений сухопутных сил армии совместно с частями иракской армии «Хейдар Каррар» на западной границе. Учения проводились с целью оценки мобильности вооруженных сил в приграничных районах и прошли на участке общей границы от Каср Ширин до Маривана и на участке Тамарчин в районе Пираншахра.

В октябре глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф провел ближневосточное турне и встретился с главой МИД Омана Юсефом бен Алави в Маскате. Также Зариф посетил Доху для обсуждения расширения двусторонних отношений и кризиса вокруг Катара, продолжающегося с июня текущего года.

 

Глава Объединенного штаба турецкой армии генерал Хулуси Акар 2 октября провел переговоры с начальником генерального штаба Вооруженных сил ИРИ Мохаммадом Багери. Во время своего пребывания в Тегеране Акар также провел встречу с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани. Стороны обсудили вопросы региональной безопасности, включая ситуацию вокруг иракского Курдистана. Визит стал ответным на посещение Анкары военной делегацией из Ирана в августе 2017 г. во главе с генералом Багери и предтечей визита турецкого лидера в Тегеран. На встрече с Акаром Шамхани отметил, что координация между Ираном, Турцией и Ираком необходима для противодействия сепаратистским проектам в регионе.

Стороны неспроста обсуждают расширение взаимоотношений, несмотря на давние противоречия. За последнее время увеличился экспорт нефти из Ирана в Турцию. За 2017 г. Иран поставил Турции более половины от общего импорта нефти, что составило 7,3 млн. тонн и является значительным ростом (с 3,6 млн. тонн) по сравнению с предыдущим годом. Иран и Турция в лице глав Центральных банков двух стран подписали окончательное соглашение о переводе двусторонней торговли на национальные валюты – риал и лиру. Вице-президенты двух стран заявили о намерении довести объем взаимной торговли до 30 млрд. долларов в год.

Уже 4 октября президент Рухани принял в резиденции Саадабад президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Помимо региональной и международной проблематики, а также расширения экономических отношений стороны уделили значительное внимание курдскому вопросу. Оба президента отметили, что считают незаконным референдум по поводу независимости иракского Курдистана.

16 октября Иран в лице подразделения «Кодс» и региональных союзников принял участие в возвращении Киркука под контроль иракского правительства. Иран поддерживает давние связи с Силами народной мобилизации (Хашд аш-шааби), которые приняли участие в захвате города. Перед непосредственной операцией координатор взаимоотношений с курдскими силами иранский генерал Экбалпур провел встречу с влиятельными командующими силами пешмерга Абу Махди аль-Мухандисом и Хади аль-Амери, предупредив о необходимости мирной передачи контроля над городом.

 

Иран и Россия

3 октября в Москву для участия в Форуме стран-экспортеров газа прибыл министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане, который успел обсудить сотрудничество в подконтрольной ему сфере с главой компании «Лукойл» Вагитом Алекперовым и министром энергетики Александром Новаком. Стороны продолжили обсуждение сделки по продаже иранской нефти России в обмен на евро и поставки товаров и оборудования.

Иран и Россия в лице министра дорог и градостроительства Аббаса Ахунди и министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаила Меня подписали Программу двустороннего сотрудничества в сфере строительства, предполагающую взаимодействие по поводу разработки норм и требований в области строительства, проектирования и эксплуатации, обмену опытом по техническому регулированию в сфере строительства.

31 октября официально были запущены работы по строительству второго энергоблока Бушерской АЭС при участии директора Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) и главы корпорации «Росатом» Алексея Лихачева. Подготовительные строительные работы начались уже в сентябре 2016 г. Каждый из новых энергоблоков (второй и третий) рассчитаны на производство 1057 МВт энергии.

Россия рассматривает возможность замены комплектующих американского производства в самолетах Сухой СуперДжет-100 для поставки их в Иран без согласования с США. Иран является желанным клиентом для «Рособоронэкспорта», однако в свете ограничений, предусмотренных СВПД, поставка тяжелых вооружений (например, танков Т-90 и самолетов СУ-30) пока является невозможной.

Иран выразил беспокойство возможными договоренностями между Москвой и Эр-Риядом, достигнутыми в ходе визита саудовского короля Салмана бен Абдель Азиза в Москву, который многие назвали «знаковым». В частности, по поводу готовности Москвы поступиться Ираном для укрепления связей с КСА, продажи ЗРК С-400 «Триумф» (в то время, как Ирану после периода напряженности были поставлены только С-300).

 

Ядерная программа Ирана

13 октября Администрация США опубликовала текст «новой стратегии» в отношении Ирана. В стратегию входит «усиление контроля над ядерным соглашением, инспекция военных объектов и увеличение давления на КСИР». «Новая стратегия» также сообщает, что Иран действует не в соответствии с «духом СВПД». Президент Трамп уже обещал пересмотреть политику США в отношении Ирана, направление которой было задано «неудачным» соглашением, доставшимся в наследство от администрации Обамы. Попытка сформулировать новую стратегию является результатом восьмимесячных исследований, но по-прежнему не представляет собой хорошо продуманного плана.

По словам американского президента, Иран подавляет собственный народ уже почти 40 лет с момента революции, не раз проявлял агрессию в отношении американских военных и гражданских лиц, а также является лидирующим спонсором терроризма, финансируя «Талибан», ХАМАС и «Хезболлу». «Также многие считают, что Иран взаимодействует с Северной Кореей», — заявил Д. Трамп, и это риторически позволяет вернуться американской администрации к терминологии «оси зла».

Еще накануне подписания в августе 2017 г. Д. Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» (H.R.3364) главнокомандующий КСИР генерал Мохаммад-Али Джаафари предупредил, что в случае включения всего КСИР в список террористических организаций (на данный момент таковым признано только подразделение «Кодс», ведущее операции за рубежом), США придется обезопасить свои военные базы на расстоянии 2000 км от Ирана. Генерал также отметил, что если КСИР будет признан террористической организацией, Иран сделает аналогичный шаг в отношении армии США. В итоге КСИР был включен в менее конфликтный список организаций-спонсоров терроризма (а не акторов как таковых), в том числе на основании финансирования собственного подразделения «Кодс», уже признанного террористическим.

Трамп в своей речи упомянул «Арабский залив» вместо исторического названия «Персидский залив», что вызвало протест не только иранских властей, но и граждан. Кстати, в тексте «новой стратегии» значится «Персидский», а не «Арабский залив», как президент США озвучил в своей речи. Предшественники Трампа в своих заявлениях всегда использовали название «Персидский залив». После выступления Д. Трампа иранцы провели акцию «Послание для Д. Трампа», выступив с плакатами, на которых географическое название «Персидский залив» было написано на 85 языках мира. В соцсетях появились слоганы и хэштеги «#man_ham_sepahiam», «#ma_hame sepahi_hastim» – «я страж исламской революции», «мы все стражи исламской революции».

Морально выигравшим на данном этапе можно считать Иран – сторону, добросовестно исполняющую соглашение, что уже восемь раз подтверждалось докладами МАГАТЭ, и, более того, постоянно заявляющую о своей приверженности международным обязательствам. Впрочем, накануне предполагаемого отказа американского президента подтвердить выполнение Тегераном условий соглашения скептики призвали подождать реакции «евротройки» и других потенциальных инвесторов в иранскую экономику. В итоге «евротройка» выступила с заявлением в поддержку соглашения, а также призвала президента США пересмотреть свою позицию, как и глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано, в конце октября посетивший Иран с визитом, МИД России и другие. В целом, 28 министров иностранных дел ЕС заявили о своей поддержке СВПД, назвав его одной из ключевых опор глобальной архитектуры нераспространения.

Политические разногласия между США и остальными заинтересованными в сохранении СВПД сторонами, несомненно, выступают в пользу Ирана. Однако у данного вопроса есть и экономическая сторона. Если США решатся на возврат или принятие новых санкций, то экономические ограничения коснутся сторон, желающих вернуться на иранский рынок, например, недавно подписавших контракты с иранцами «Тоталь» и «Пежо».

Иран, меж тем, пытается установить контакты с европейскими банками после отмены санкций в результате принятия СВПД, в число которых вошли австрийские Oberbank и датский Danske Bank (финансирующие свои национальные компании, осуществляющие экспорт товаров в Иран). В Национальном банке Ирана сообщили, что парижский филиал банка подключился к единой европейской банковской системе оплат «таргет», действующей в зоне евро и состоящей из Европейского центробанка и центробанков стран-участниц ЕС. Французская «Тоталь» заявила, что продолжит сотрудничество с Ираном по нефтегазовым проектам, даже если будут введены новые санкции США. Учитывая сложности с финансированием больших проектов соответствующего уровня финансовыми институтами, «Тоталь» пошла на беспрецедентный ход – финансирование проекта с Ираном из собственных резервов.

В связи с «новой стратегией» США, скорее всего, потенциальные инвесторы вновь замрут в ожидании дальнейшего развития событий вокруг Ирана.

 

***

Политическая повестка в Иране остается сконцентрированной на последствиях «новой стратегии» Трампа, обсуждении сценариев развития событий и демонстрации своих военно-технических возможностей и политического влияния в регионе. При этом внутри страны больших изменений в связи с этим не происходит, за исключением очередного скачка курса доллара по отношению к риалу, в том числе не стоит и преувеличивать значение консолидации народ вокруг КСИР, который был включен США в список спонсоров терроризма. Население преимущественно занято внутренними проблемами, имеющими отношение к действующей власти, а не международным событиям вокруг так называемой ядерной сделки.

На этом фоне происходит рост интереса к более интенсивным усилиям по укреплению двустороннего сотрудничества между Тегераном и Москвой, которые провели огромное количество встреч на различных уровнях за последние месяцы.

 

Ю.Свешникова

Арабские страны: октябрь 2017 г. (дайджест)

Октябрь для арабских стран был в первую очередь связан с продолжением развития ситуации вокруг объявления независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. В Египте на повестке дня стоит проблематика безопасности и ее отдельные измерения – восстановление авиасообщения с Россией, ликвидация ячеек террористических организаций. События на «сирийском» и «катарском» треках, свидетельствуют о том, что данные кризисы развиваются в соответствии с прогнозами, сформулированными в выпусках дайджестов за предыдущие месяцы. Для Москвы одним из главных событий на ближневосточном направлении выступил визит Короля Саудовской Аравии в Россию.

 

ЕГИПЕТ

В октябре Каир продолжает интересовать проблема возобновления авиасообщения с Россией. Согласно заявлениям министра гражданской авиации АРЕ Ш. Фатхи, возобновление авиасообщения между арабской республикой и Россией зависит от внутренних решений с российской стороны, поскольку Египет выполнил все требования по безопасности аэропортов и авиасообщения, выдвинутые Москвой, потратив на это около  60 млн. долларов. Дополнительным аргументом Каира в пользу ускоренного принятия позитивного решения является ожидаемый наплыв футбольных болельщиков из Египта, желающих посмотреть выступление своей команды на Чемпионате мира по футболу 2018 года. Учитывая тот факт, что в финальной части подобного первенства сборная Египта получила право выступить впервые за 28 лет и, принимая во внимание феноменальную любовь к данному виду спорта в Египте, такое развитие событие действительно представляется возможным.

Конечно, интерес руководства страны лежит в более стратегической плоскости – известия о том, что российский турпоток в Израиль за девять месяцев вырос на 46% к тому же периоду прошлого года, свидетельствуют о том, что в скором времени бороться за отечественного туриста Египту в своем сегменте придется не только с Турцией, но и с Израилем. В то время как страдающая от множества проблем экономика страны не может позволить дальнейшую потерю позиций на своих уже традиционных потребительских рынках.

Если ситуацию с безопасностью в воздушных гаванях только предстоит оценить профильным комиссиям, то уже сейчас можно сказать, что в целом по стране проблема противостояния террористической угрозе продолжает стоять очень остро. По сообщениям из страны, 20 октября в ходе проведения спецоперации по обезвреживанию террористической ячейки, скрывавшейся в пустынном районе Эль-Вахат в 135 километрах от Каира, силы внутренней безопасности АРЕ попали в засаду. Число бойцов египетского спецназа, погибших в результате столкновения, разнится от трех от шести десятков, в зависимости от источника.
Наличие у террористических групп достаточного для организации диверсий числа боевиков и оружия помимо всего прочего обуславливается нестабильной ситуацией в соседних странах – Сирии и Ливии. На ливийском направлении Каир сделал ставку на поддержку фельдмаршала Х. Хафтара и проведение эпизодических силовых операций в пограничной зоне – так, 23 октября  ВВС Египта уничтожили на западной границе 8 машин с оружием, которые пытались проникнуть в страну из Ливии. В случае с Сирией Египет также рассчитывает на политическое урегулирование, оказывая активную поддержку Центру по примирению сторон в зонах деэскалации. В данном контексте логичным представляется заявление о готовности Египта присоединиться к астанинскому процессу в качестве наблюдателя в поисках лучшего разрешения сирийского кризиса.

Сотрудничество с Москвой продолжает формироваться на многоплановой основе – так, 9 октября было официально объявлено  о том, что НК «Роснефть» закрыла сделку по приобретению у итальянской Eni 30% в концессионном соглашении на разработку крупнейшего газового месторождения на глубоководном шельфе Египта в Средиземном море Zohr.

 

БАХРЕЙН

За октябрь на Бахрейне было совершенно два нападения на полицейских, впоследствии классифицированных как теракты. Сначала 2 октября в день шиитского религиозного праздника Ашура пятеро сотрудников полиции получили ранения в результате взрыва в столице Манаме.  Затем 27 октября боевики напали на автобус с полицейскими в окрестностях столицы.

Поскольку проблемы с ситуацией в области безопасности на Бахрейне традиционно связывают с влиянием Ирана и спонсируемыми им группировками, то на этом фоне закономерными представляются очередные эскапады Манамы в сторону Дохи, которая налаживает отношения с персоязычным соседом по региону. Министр иностранных дел королевства заявил, что Бахрейн не примет участие в саммите ССАГПЗ, который должен состояться в декабре в Кувейте, если на нём будет присутствовать Катар. Глава МИД Бахрейна также призвал к «заморозке» членства Катара в ССАГПЗ.

 

КСА

Во время своего ближневосточного турне отсутствие прогресса в урегулировании кризисной ситуации вокруг Катара был вынужден констатировать Госсекретарь США Р. Тиллерсон, заявив о нежелании Саудовской Аравии приступить к прямому диалогу с Катаром для урегулирования межарабского кризиса.

Состоявшийся в начале месяца «исторический» визит короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза аль-Сауда в Москву, согласно риторике первых лиц королевства и дискурсу в официальных СМИиК, открыл новую страницу во взаимоотношениях двух государств. Саудовская Аравия намерена развивать сотрудничество с Россией в сферах экономики, военно-технического сотрудничества, безопасности и культуры, несмотря на разногласия по линии России и Запада.

В экономическом измерении подобная идиллия оформилась в пакет оружейных контрактов на сумму примерно в 3,5 млрд долларов. Что представляется значимым шагом вперед в масштабах двусторонней повестки, но не в разрезе прочих контрактов саудовцев в данной сфере. Символично, что во время визита саудовского короля в Россию американский Госдепартамент одобрил продажу Саудовской Аравии подвижных противоракетных комплексов THAAD примерно на  15 млрд. долларов.

В принципе отношения между США и КСА с приходом администрации Д. Трампа имеют стабильно позитивный окрас. Эр-Рияд полностью поддерживает «твердую стратегию, провозглашенную Трампом в отношении Ирана и его агрессивной деятельности, поддержки терроризма в регионе и во всем мире», в которую органично вписывается очередное решение об ужесточении санкций против ливанской организации «Хизбалла», являющейся проводником интересов Ирана в регионе.

Йеменский конфликт продолжает награждать проблемами Эр-Рияд. Отсутствие военных успехов подтверждаются самонадеянными, но показательными попытками хуситов контратаковать противника на его же территории – 14 октября небольшая вооруженная группа пыталась совершить прорыв на территорию Саудовской Аравии на бронетранспортерах и была уничтожена силами арабской коалиции. На международном уровне методы ведения военной кампании вынудили ООН внести Саудовскую Аравию в «чёрный список» за нанесение неизбирательных ударов по гражданским объектам. Незначительная в единственном качестве, но на общем фоне наглядная демонстрация губительности данного проекта для имиджа Саудовского Королевства.

 

СИРИЯ

Все чаще в информационном поле появляются сигналы о готовности России к постепенному свертыванию военного компонента присутствия в сирийском кризисе. Так, глава комитета Госдумы по обороне В. Шаманов заявил, что российские военные практически выполнили основные задачи операции в Сирии, тезис о том, что операция в Сирии идет к завершению также озвучил министр обороны РФ С. Шойгу на встрече с главой военного ведомства Израиля А. Либерманом 16 октября.

Тем временем боевые действия на направлении от Дейр-эз-Зора до Маядина не прекращаются. Во второй половине октября части сирийской армии продолжают освобождать населенные пункты северо-западнее города Маядин на правом берегу Евфрата.

На дипломатическом направлении баталии развернулись вокруг вопроса причастности правительства
Б. Асада к эпизоду применения химического оружия в  населенном пункте Хан-Шейхун (провинция Идлиб) 4 апреля 2017 года и горчичного газа (иприта) в Умм-Хоше 15−16 сентября 2016 года.

24 октября, Россия заблокировала проект резолюции Совета Безопасности ООН о продлении мандата миссии по расследованию химических атак в Сирии. Данное решение было мотивировано стремлением российской стороны приостановить обсуждение до обнародования доклада Совместный механизм ООН и ОЗХО с результатами расследования вышеозначенных инцидентов. 27 октября официальный представитель МИД Китая Г. Шуан поддержал подобную позицию, заявив, что любые выводы о применении химического оружия в Сирии должны делаться на основе неопровержимых доказательств.

 

ИРАК

В октябре произошел как минимум один серьезный эпизод эскалации в ситуации вокруг автономного региона на севере страны, после проведенного референдума о независимости от 25 сентября. На этот раз решение пересмотреть хрупкий статус-кво было принято в Багдаде. В период с 16 по 20 октября иракские правительственные силы (армия и федеральная полиция при поддержке отрядов шиитского ополчения «Хашд аль-Шааби») вытеснили военизированные формирования «пешмерга» из  провинции Киркук, взяв под контроль находящиеся на её территории нефтяные месторождения с суммарной суточной добычей на уровне около 350 тыс. баррелей. Данный шаг центральных властей Ирака сместил баланс сил в свою и пользу, поскольку удар «по кошельку» Курдистана фактически эквивалентен удару по его претензиям на независимость.

Закономерным в этом контексте представляется призыв премьер-министра Ирака Х. аль-Абади к «полному аннулированию» состоявшегося 25 сентября в Иракском Курдистане референдума о независимости. Тем самым, глава правительства Ирака отверг идею «заморозки» итогов прошедшего плебисцита и установления прямого диалога с Эрбилем, которую 25 октября предложили власти Иракского Курдистана.

Отсутствие внятной реакции со стороны международного сообщества (кроме призывов перейти от эскалации к переговорам) при общей поддержке со стороны Ирана, Турции, арабских государств (в лице генсека ЛАГ), и даже части мусульманской уммы (в лице ученых авторитетного египетского религиозного университета Аль-Азхар) также провоцирует Багдад на попытку разрешить кризис на своих условиях. Дополнительную напряженность для Эрбиля формируют тысячи семей курдов, покинувших провинцию, опасаясь этнических чисток.

 

***

С большой долей вероятности стоит прогнозировать восстановление пассажиропотока между Египтом и Россией в ближайшее время. Также вероятен переход к диалогу по линии Багдад-Эрбиль, в условиях контроля над Киркуком у центрального Ирака появился серьезный рычаг давления, усиливающий его переговорную позицию. В противном случае дальнейшие попытки разрешить ситуацию путем одностороннего проведения локальных военных операций могут привести к резкому росту жертв, а фактор «пролитой крови» может спровоцировать новую динамику абсолютно деструктивного характера, которая отодвинет момент урегулирования конфликта за все возможные горизонты прогнозирования. Визит саудовского короля в Москву подтверждает растущую значимость России в регионе, и даже относительно успешные контракты в оружейной области приобретают совершенно особое значение в контексте заявленного стремления к сближению позиций двух стран в отношении сирийского конфликта.

 

В.Аватков, Д.Тарасенко

Иран: июль-август 2017 (дайджест)

 

Основной настрой иранской внутренней политики второго периода президентства Хасана Рухани, скорее всего, заключался в попытке провести его без лишних претензий к действующему правительству, чтобы сохранить главное достижение своих восьми лет – принятие Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), согласованного со странами «шестерки» переговорщиков в июле 2015 г. Тем временем, в связи с крайне незаметными, помимо репутационных, последствиями СВПД и стремлением иранских консерваторов взять реванш, борьба за власть обещает быть более обостренной, нежели в предыдущие четыре года президентства «умеренного» политика. Последние два месяца были настолько плотно наполнены различными связанными с Ираном событиями, что, казалось бы, борьба за власть остается в тени. Однако по-прежнему многие поводы используются разными лагерями в политической жизни Ирана для того, чтобы ослабить противника, так что иногда вместо здоровой рефлексии о реальной проблеме наблюдается болезненный обмен критикой.

 

Напряжение после выборов

Шествие Хасана Рухани ко второму президентскому сроку не оказалось столь победоносным, как это осветили в СМИ. Кандидат от консерваторов глава фонда Астан-е Кодс-е Разави Эбрахим Раиси набрал 15,8 миллиона (38,5%) голосов – немалое количество, заявляющей о существенной оппозиции Рухани, независимо от причин, по которым эта группа электората поддержала Раиси.

По мнению иранских принципалистов, команда Рухани-Джахангири (*Эсхаг Джахангири – вице-президент, кандидат в президенты в минувшей гонке за президентское кресло) нарушила неписанное правило не затрагивать ряд острых углов – Джахангири открыто напомнил мэру Тегерана Мохаммад-Багеру Галибафу о деле распродажи городской собственности по заниженным ценам в пользу своих приближенных без каких-либо юридических последствий. По-видимому, после такой публичной огласки Фронт исламских революционных сил (известный в Иране под аббревиатурой jamna) решил, что Галибаф должен покинуть гонку, чтобы увеличить шансы коллеги по партии – уже упомянутого Эбрахима Раиси. Галибаф, меж тем, лишился и поста мэра города Тегеран, поскольку избранный 19 мая муниципальный совет по составу оказался прореформистским и предпочел сменить консерватора в кресле городского главы. Скорее всего, это станет закатом карьеры политика.

Ответ на выпады и победу команды умеренных не заставил себя долго ждать. В июле по обвинению в финансовых махинациях был арестован брат Хасана Рухани – Хусейн Ферейдун. Среди основных обвинений – назначение на должность банка Рефах человека с сомнительной репутацией и получение безвозмездных кредитов. В СМИ подробно освещали ту роль, которую Ферейдун стал играть с приходом к власти Рухани в 2013 г. Он не занял официальной должности вице-президента, а вместо этого был назван «специальным помощником президента», лично представлял Рухани на переговорах по ядерному вопросу и стал основным проводником, через которого можно было добиться внимания президента к тому или иному вопросу. Вопрос, правда, не в том, знал ли Рухани о действиях своего брата или даже являлся соучастником по каким-либо эпизодам. Важнее оказывается понять, почему решение об аресте было принято именно в июле, ведь дело было подготовлено уже давно, но не получало хода. Возможно, именно уверенные выпады Рухани и Джахангири в сторону консерваторов во время предвыборной кампании спровоцировали последних оказать давление на судебную власть с целью дать отпор.

Одновременно в прессе снова вышли на поверхность догадки о мистической смерти сына Рухани в 1992 г. По официальной версии, сын тогдашнего секретаря Высшего совета национальной безопасности совершил самоубийство, но по некоторой информации, смерть наступила в результате выстрела из оружия, принадлежавшего самому Хасану Рухани, что оставляет пространство для догадок. Это превратилось в своеобразное поле битвы, где реформисты парировали, намекая на возможное исполнение убийства силами безопасности из-за конфликта с Рухани или намерением его сына предать огласке конфиденциальную информацию.

Градус напряженности повысился в преддверии инаугурационной церемонии, назначенной на 5 августа. Тем временем, президент проводил консультации с духовным лидером по поводу состава нового кабинета. Согласно конституции, президент не обязан советоваться с рахбаром по поводу даже ключевых портфелей – обороны, разведки, внутренних дел, иностранных дел, культуры и исламского руководства – но политической практикой была закреплена необходимость таких консультаций. Тем более, на фоне давления на Рухани, оказываемого лагерем консерваторов, снискать поддержку Али Хаменеи оказалось для президента крайне важным.

Не всегда можно четко определить, с кем именно конфликтует Рухани, с администрацией духовного лидера или Корпусом стражей исламской революции (КСИР), учитывая взаимозависимость этих институтов власти. В некоторых случаях высказывания Хаменеи интерпретировались его сторонниками как призыв к атаке на администрацию президента. Например, призыв Хаменеи после двойной террористической атаки 7 июня «стрелять по необходимости» был истолкован консервативными группами по-разному, вплоть до начала серьезных атак на правительственные силы. Некоторые представители истеблишмента призвали рассматривать слова Хаменеи как призыв к «джихаду» в более конструктивном смысле. Только спустя некоторое время духовный лидер уточнил, что он имел ввиду, а именно спонтанную и умеренную культурную работу, и ни в коем случае не беззаконие или бранную речь в сторону президента.

КСИР ощутил необходимость провести мероприятия по поддержке собственного имиджа после двойного теракта. 4 июля командующий КСИР Мохаммад-Али Джафари назначил командующим тегеранским подразделением «Мохаммад Расульуллах» бригадного генерала Мохаммадрезу Язди, заменив на этом посту Мохсена Каземини. Некоторыми это рассматривается в ключе проведения перемен в КСИР в связи с атаками 7 июня.

 

Начало второго президентского срока Хасана Рухани

3 августа прошла церемония утверждения президента духовным лидером, а 5 августа – официальная инаугурация, сопровождаемая обращением президента в присутствии официальных лиц иностранных государств. С одной стороны, посещение церемонии таким количеством различных официальных лиц из-за рубежа, казалось бы, означает изменения в международном положении Ирана в первый срок президентства Рухани, а присутствие главы европейской дипломатии Федерики Могерини – потепление отношений с ЕС. С другой стороны, реальные изменения не так заметны. А эпизод с тем, как иранские официальные лица наперебой снимали с Могерини селфи, вышел на первые полосы даже зарубежных газет и стал поводом для обширного троллинга в социальных сетях. Иранские консерваторы даже предприняли попытку использовать это против своих оппонентов, неожиданно объявив о том, что это реформисты портят имидж Ирана такими спонтанно необдуманными действиями. Конечно, это были не только реформисты, желающие сделать фото с «матерью антииранских санкций ЕС».

Центр статистической информации Ирана заявил о том, что безработица находится на уровне 12,6%. Правительство предложило план по созданию одного миллиона рабочих мест до конца текущего иранского года (до марта 2018). План вызывает сомнения, поскольку неизвестно, сколько в действительности правительство сможет проинвестировать средств в создание этих новых мест и объявить решительную борьбу тяжелой бюрократической машине, создающей препятствия для стартапов, которые и должны участвовать в создании рабочих мест.

 

Санкции США против Ирана

После подписания президентом Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» HR 3364 2 августа в Иране еще более серьезно заговорили о принятии ответных мер. Иранцы рассматривают этот акт, как и претензии к своей ракетной программе как попытку в конечном итоге свести на нет СВПД. По представлениям иранских экспертов и представителей власти, включая министра иностранных дел Джавада Зарифа или его заместителя Аббаса Арагчи, новый американский акт прямо противоречит статьям 26, 28 и 29 СВПД.

В ответ на американские санкции в парламент Ирана был представлен закон, предполагающий увеличение оборонного бюджета на 540 миллионов долларов. Средства предполагается направить на нужды КСИР в целом, развитие ракетной программы и операции подразделения Кодс, действующего за рубежом. Это притом, что общий оборонный бюджет страны составляет 14 миллиардов долларов, половина из которых направляется в КСИР.

Другие статьи законопроекта относятся к созданию специальной отрасли судебной власти, которая будет заниматься делами, связанными с терроризмом, и обязывают президента представить обновленный лист террористических организаций, а также направлены на поощрение взаимодействия между различными институтами власти по вопросу борьбы с терроризмом. Содержит проект и символические действия в отношении США, например, администрация президента обязывается предпринять меры по поводу нарушения прав человека в США.

Командующий КСИР Мохаммад-Али Джаффари незадолго до подписания закона предложил США сначала убрать все свои военные базы в радиусе 1000 км вокруг Ирана в целях безопасности.

Новый закон также заставил Иран более пристально взглянуть в сторону России. Во-первых, это очередной повод для консерваторов обвинить президента в большем стремлении сближения с Западом, нежели с Россией, с которой Иран оказался в одном и том же законе как объект наложения санкций. Во-вторых, даже пятничные имамы высказались по вопросу: например, имам города Кум Мохаммад Саиди предложил Ирану объединиться с Москвой и Пхеньяном для противодействия санкциям. В-третьих, аналитики естественным образом задумались, как еще можно укрепить отношения с Россией, сформировав таким образом новую «ось сопротивления» высокомерной политике США. Однако трезвые оценки не заявляют о каких-либо переменах в российско-иранских отношениях. Период наибольшего сближения Москвы с Тегераном за чуть менее четырех десятков лет с исламской революции наблюдается именно сейчас и именно в сирийском кризисе. Но даже в этом в этом вопросе стороны преследуют различные цели и имеют различное видение. Рассчитывать на формирование полноценного стратегического партнерства не приходится. Путин и Рухани в телефонном разговоре 14 августа протокольно отметили необходимое развитие двусторонних отношений. Посол России в Иране Левон Джагарян во время визита российской бизнес-делегации в Керман в августе напомнил иранской стороне о готовности Москвы отменить визовый режим в ожидании ответных действий от Тегерана. Посол также сделал эмоциональное замечание по поводу того, что в Сирии проливается кровь сражающихся бок иранцев и россиян.

 

Региональная обстановка

В августе иранский начальник штаба посетил с рабочим визитом Турцию, встретившись с рядом высокопоставленных лиц, включая Реджепа Тайипа Эрдогана. Визит военного лица, а не политика в данном случае подчеркнул технический характер переговоров и заставил экспертов говорить о новой эре в иранско-турецких отношениях, спустя шесть лет поддержки различных сторон конфликта в Сирии. Сближающим фактором также стало общее беспокойство по поводу приближающегося в сентябре референдума о независимости иракского Курдистана. Успехи курдских группировок, действующих под знаменем Сирийских демократических сил и при поддержке США продвигающихся по направлению к Ракке, также вызывают беспокойство в Анкаре и Тегеране. Конструктивные договоренности, достигнутые во время визита, могут стать предпосылкой для выхода из тупика по поводу зоны де-эскалации в районе сирийского Идлиба на следующих переговорах в рамках Астанинского процесса. Во время визита стороны договорились о наращивании взаимодействия в оборонной сфере.

Спустя два года бойкота хаджа Тегераном, с момента, когда в 2015 г. массовая давка унесла жизни 465 иранцев, Иран в августе отправил 86000 паломников (на 40% больше, чем в 2015 г.) в Саудовскую Аравию. Министры иностранных дел Ирана и КСА удивили наблюдателей рукопожатием на встрече Организации исламского сотрудничества, проводившейся в Стамбуле 1 августа. 13 августа министр иностранных дел Ирака Касим аль-Араджи сообщил о предложении Саудовской Аравии к премьер-министру Хайдеру аль-Абади выступить в качестве посредника для сглаживания противоречий между Ираном и Саудовской Аравией.

Ю.Свешникова

 

Арабские страны: июль-август 2017 г. (дайджест)

 

Период с июля по август 2017 года для арабских стран характеризовался обострением палестино-израильского противостояния; успехами антитеррористических коалиций на фронтах Сирии и Ирака; прямым включением в войну против террористов «Исламского государства» (ИГ) и Джабхат Фатх аш-Шам (запрещенных в Российской Федерации); плодотворным взаимодействием между Россией, США и Египтом по организации зон деэскалации в Сирии; обострением внутриполитического кризиса в Марокко; работой российских дипломатов по укреплению связей с партнерами в Персидском Заливе.

 

ИРАК

 

9 июля премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил о завершении операции по освобождению Мосула от террористов ИГ. Данный эпизод войны против терроризма на иракском театре военных действий имел стратегическую значимость как с точки зрения территориального контроля и расположения фронтов, так и исходя из идеологического посыла. При этом за Мосул пришлось дорого заплатить — по различным данным, потери иракских силовых структур составили порядка 30 тысяч человек, среди гражданских жертвами действий террористов и бомбардировок коалиции стали около 7 тысяч его жителей. Восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, а также жилья в Мосуле, по предварительным оценкам, потребует около миллиарда долларов. Всего на восстановление экономики северного Ирака потребуется порядка 70 миллиардов долларов. В этих условиях иракцы начинают диверсифицировать свои внешнеполитические контакты, поскольку фигура спонсора в их положении приобретает сакральное значение.

В июле Иракский министр внутренних дел посетил Саудовскую Аравию, где договорился о создании объединённого штаба по вопросам обмена развединформацией. С подобным визитом посетил Иран иракский министр обороны, в августе получивший приглашение из Эр-Рияда и частично взявший на себе посреднические функции по нормализации диалога между этими странами по достаточно актуальному вопросу посещения иранскими паломниками святых мест на территории Саудовской Аравии. Здесь также необходимо отметить, что МВД и Федеральная полиция, возглавляемые К. аль-Аараджи, имеют не только высокую боевую репутацию, но и не уступают по численности и технической оснащенности частям Министерства обороны, соответственно влиятельность министра напрямую сказывается на его высокий уровень его полномочий в переговорной позиции. В тоже время спикер иракского парламента принял с визитом коллегу из Турции, по итогу которого объявил, что Ирак приветствует Турции в освобождённых от ИГ регионах для их восстановления и строительства. В Москве с визитом оказалась другая влиятельная фигура с иракского политического небосклона — бывший премьер Нури аль-Малики. По части контактов Российской Федерации и Ирака также поступила информация о серьезном контракте на приобретение Багдадом большой партии российских танков Т-90. Является ли данный эпизод частью традиционной для Ближнего Востока «военно-технической дипломатии» или данью качественной технике, хорошо зарекомендовавшей себя в боевых действиях в данной климатической зоне? Скорее всего и то и другое.

Однако наиболее примечательным в череде дипломатических контактов иракцев с ключевыми игроками в регионе представляется визит шиитского политика-богослова Ирака Муктады ас-Садра в Саудовскую Аравию в конце июля. О содержании и результатах переговоров ас-Садра в Джидде крайне ограниченная информация. В официальной сводке саудовских СМИ отмечался лишь взаимный настрой сторон видеть Ирак территориально целостным, единым и сильным в борьбе с терроризмом. Влиятельность богослова в Ираке имеет многоуровневый характер. Так, блок Ахрар, возглавляемый ас-Садром, имеет 32 места в парламенте Ирака. Именно ас-Садр, как никакой другой иракский лидер, может вывести на улицы сотни тысяч людей, его сподвижники  являются de facto основной частью достаточно боеспособного подразделения иракских сил народного ополчения аль-Хашд аш-Шаабий. Данная ситуация является свидетельством не только запущенного процесса переформатирования союзных связок в регионе на межгосударственном уровне, но и динамического оформления борьбы за власть уже в самом Ираке в свете приближающихся выборов.

 

КАТАР

 

На протяжении июля-августа 2017 г. «соседский кризис» вокруг Катара продолжает демонстрировать живучесть при одновременном падении в интенсивности и накале. Подобная динамика конфликта объясняется, в первую очередь, исчерпанием прямых рычагов воздействия друг на друга у сторон конфликта из легального и наиболее доступного арсенала. Предсказуемо получив отрицательный ответ на ультиматум, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Мавритания Бахрейн и ОАЭ ограничились откровенно пустой угрозой о бойкоте Чемпионата мира по футболу от 2022 года, который должен пройти в Катаре, апеллируя к кодексу Международной федерации футбола. Там указывается, что организация должна перенести чемпионат мира в другую страну в случае наступления чрезвычайных ситуаций, роль которых в данном случае выполняет «поддержка терроризма» Дохой. Опять-таки предсказуемо данный запрос не оказал никакого видимого эффекта ни на одну из сторон. Отдельно отметим, что сами принципиальные борцы с терроризмом – ОАЭ и Египет, не гнушаются катарским газом. ОАЭ как ни в чем не бывало продолжает получать природный газ по трубопроводу  Dolphin, а Египет принимает поставки СПГ.

В пользу данного тезиса также свидетельствует череда откровенно пропагандистского фальсификата в СМИиК Залива. Так, в июле изданием WatanaNews был обнародован «секретный документ», свидетельствующий о том, что Катар пригрозил Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива выходом из этой организации, если по истечении  трех дней с Дохи не будут сняты все санкции. Перед этим телеканал ОАЭ Dubai TV распространил репортаж о проведении в столице Катара антиправительственной демонстрации, к разгону которой были привлечены «турецкие солдаты». Переход к подобной быстро опровергаемой дезинформации говорит скорее об инерции, чем о реальном противостоянии на данном этапе.

Второй значимой причиной именно такого развития событий стало отсутствие поддержки саудовско-египетско-эмиратской позиции со стороны сразу нескольких ключевых акторов в регионе. Так, во время июльского визита госсекретаря США в Доху был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма, что очевидно вступает в противоречие с обвинениями, выдвигаемыми против Катара. Характеристика Р. Тиллерсоном позиции катарской стороны в конфликте как «искренней и очень разумной» ставит крест на всех спекуляциях вокруг мнения Вашингтона по этой проблеме. Одновременно в первую неделю августа на территории Катара с вполне понятным подтекстом прошли совместные турецко-катарские военные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронированной техники.

В то время как продуктовая изоляция не состоялась, в том числе, благодаря воздушному мосту и грузовым судоперевозкам из Ирана. В эмират поставляются питьевая вода, мясо птицы, томатная паста, рис, консервированные фрукты и овощи, молочная продукция, средства бытовой химии и товары для ухода за домом, средства личной гигиены.

Таким образом, на фоне противостояния «изолированный» Катар упрощает визовый режим для граждан 80 стран. В итоге Доха оказывается более «открытым и демократичным государством» по сравнению со своими соседями по ССАГПЗ, строго соблюдающими условия достаточно жесткого визового барьера. И в итоге в качестве первого зримого шага к нормализации отношений возникает решение Саудовской Аравии открыть границу между двумя странами для совершения хаджа катарскими гражданами к главным исламским святыням в Мекке и Медине, в рамках которого саудовский монарх распорядился отправить в Доху несколько частных лайнеров, чтобы «доставить катарских паломников за счёт его личных средств».

 

СИРИЯ

 

В Сирии террористические группировки терпят поражения практически на всех имеющихся фронтах и направлениях. С начала июля свыше 40 стационарных нефтяных насосных станций снова оказались под контролем правительства Сирии. Террористы вытеснены из ключевых нефтедобывающих районов Ракки. Так, под контроль государства возвратились нефтяные районы Дабсан, Дайлаа, Рамилан, Тбисан, Саура, Вахаб, близ Эс-Сухне. Хотя в функциональное состояние месторождения вернутся не скоро, поскольку отступающие боевики уничтожают все объекты инфраструктуры.

Также 21 августа поступили сообщения о полном освобождении от террористического элемента провинции Алеппо. Правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли существенное поражение крупной группировке ИГ в центральной части Сирии – всего от боевиков освобождено 50 населенных пунктов и более 2,7 тысячи квадратных километров сирийской территории. Даже несмотря на тот факт, что «котлы» в пустыне считаются понятием достаточно относительным, в конце августа в провинции Хама в районе селений Хамди аль-Омар, Суха, Наамия, Акербат были окружены крупные группировки боевиков ИГ. Такой же «котел» формируется в соседней провинции Хомс, где была возвращена под контроль важная стратегическая точка бывший крупнейший опорным пунктом ИГ в провинции – город Эс-Сухне. Протяженность фронта, на котором ведется наступление, увеличилась 27 августа, когда подразделения сирийской армии совместно с союзными шиитскими отрядами, при воздушной поддержке российских ВКС полностью разгромили ИГ в долине реки Евфрат в районе города Ганем-Али.

Следующей целью правительственных войск должен выступить Дейр-эз-Зор, куда бегут террористы со всей площади освобождаемой территории. При это ВКС России работают на перспективу круглосуточно выявляя и уничтожая бронетехнику, пикапы с тяжелым вооружением и автомобили боевиков до того, как они попадают в плотную городскую застройку, тем самым облегчая бойцам грядущий штурм и косвенно минимизируя неизбежные потери среди гражданского населения, которые возникают при освобождении городских кварталов.

Параллельно с боевыми действиями против террористов протекает политический процесс, воплотившийся в реализации нескольких зон деэскалации. 7 июля было подписано совместное российско-американское соглашение при участии Иордании о создании зоны деэскалации конфликта на юго-западе Сирии, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра. 24 июля аналогичное соглашение было подписано относительно создания мирной зоны в пригородном районе Дамаска Восточная Гута, население которого составляет не менее 1,2 миллиона человек. Отмечается, что соглашения были подписаны по результатам проведённых в Каире переговоров представителей Минобороны России и умеренной сирийской оппозиции при посредничестве египетской стороны. Согласно данному договору, боевики из группировки «Джейш аль-Ислам», с представителями которой было подписано соглашение, сохраняют за собой легкое стрелковое оружие, сдают все тяжелое вооружение, разминируют минные поля и демонтируют КПП. В Восточную Гуту получает доступ сирийская правительственная администрация, но не Сирийская Арабская Армия. М.Аллюш, лидер «Джейш аль-Ислам», изъявил желание, чтобы в Восточную Гуту были введены отряды египетских миротворцев по образцу 600 российских военных полицейских на севере Сирии и отряда в 400 военных полицейских в Дераа. Документами также определены границы зоны деэскалации, места развёртывания и полномочия сил контроля деэскалации, а также маршруты доставки населению гуманитарной помощи и свободного прохода жителей

Вместе с тем в провинции Идлиб, которая стала приютом для всего спектра сирийского антигосударственного элемента, повсеместно на протяжении всей второй половины июля продолжались ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и формированиями группировки «Ахрар аш-Шам». Последняя представляет собой повстанческую группировку исламистского толка, которая пользуется поддержкой Турции и Саудовской Аравии. Только с 19 по 21 июля в боях погибли свыше 90 человек, в том числе 15 гражданских лиц. В этом контексте считается, что эвакуация боевиков полностью устраивает власти в Дамаске, которые таким образом решают множество задач военно-политического свойства при минимальных издержках. Взамен на оставление своих позиций в повстанческих городах и районах – либо с лёгким стрелковым оружием на руках они отправляются именно в Идлиб, либо отказываются вести подрывную работу против режима и подвергаются амнистии (последних, к слову, оказывается на порядок меньше).

Выбор Идлиба боевиками в качестве своего эвакуационного аэродрома объясняется тем, что прочие зоны деэскалации в провинциях Алеппо, Латакия, Хама, Хомс, Дераа, Кунейтра и Дамаск, как можно понять, будут иметь ограниченный во времени характер. У вооружённой оппозиции ничтожно мало шансов удержать свои анклавы вне Идлиба, тем более, когда им приходиться делить там территорию с наиболее радикальными группировками, на которых режим прекращения боевых действий не распространяется.
Несмотря на тактические успехи и благоприятный стратегический прогноз некоторые эксперты опасаются того, что создание многочисленных зон деэскалации может привести к потере страной суверенитета, поскольку сами зоны снижения напряженности имеют шанс превратиться в зоны влияния различных иностранных государств.

С ноября 2016 года подразделения арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» при поддержке США окружали столицу «халифата», а в начале июня приступили к её непосредственному штурму. К началу августа под контролем ИГ оставалось порядка 10% всей территории провинции Ракка, которая вместе с её одноимённым административным центром до 2016 года находилась под полной властью террористов. Арабо-курдская коалиция отбила у «халифата» более двух третей всей территории провинции Ракка. Ещё около 22% районов этой сирийской области перешло под контроль правительственных войск Дамаска.

Тем временем авиация США стирает город с лица земли, открывая огонь по каждому зданию, где штурмующим оказывается сопротивление. По сообщениям гуманитарных НКО, только в период с 14 по 21 августа жертвами авиаударов в Ракке стали 167 мирных жителей. Стремясь минимизировать потери своих союзников, охваченные духом «гонки за столицы», желанием продемонстрировать ощутимый успех новой администрации в Вашингтоне перестали включать параметр недопустимости жертв среди гражданского населения в перечень требований при разработке операций.  Данная практика распространяется и прочие объекты, представляющие тактическое либо стратегическое значение для коалции. Так, 30 июля воздушные силы международной коалиции во главе с США отбомбились по поселению Абукемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где бомбардировке подверглась больница и спортивный клуб в результате чего шесть человек погибли и 10 получили ранения. Только за июль было совершено четыре подобных налета. А в конце июня самолеты коалиции нанесли три последовательных авиаудара по городу Аль-Маядин и деревне Ат-Деблян, в результате чего погибли 90 мирных граждан, включая женщин и детей.

Несмотря на подобный бескомпромиссный подход в августе продвижение бойцов СДС не окончилось конкретным результатом, который можно было бы предъявить в качестве демонстрации необоримой мощи коалиции. Периодические контратаки террористов отбрасывают как проправительственные силы, так и арабо-курдскую коалицию, что вынуждает штурмовать одни и те же кварталы по нескольку раз.

 

ЖЕНЕВА

 

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с отдельными значимыми результатами. В частности, возникла вероятность формирования единой делегации от трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» «московской» и «каирской». Подобные пертурбации стали возможны в силу корректировки позиции Высшего комитета по переговорам по отношению к президенту САР Б. Асаду – в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. Одной из причин понижения градуса риторики могло послужить изменение на сирийских фронтах, где позиции проправительственных сил заметно укрепились.

 

ЛИВАН

 

19 августа Ливанская армия объявила о начале наступления на позиции боевиков ИГ. Ливанские военные развернули операцию по ликвидации боевиков в районе населённых пунктов Рас-Баальбек и Эль-Каа, населенных христианами. Вооруженные силы страны используют против боевиков ракеты, артиллерийские орудия и вертолеты. Операцию поддержали сирийские власти – участок фронта в районе западных склонов гор Каламун взяли на себя подразделения сирийской армии и ливанского движения «Хизбалла». Уже через три дня ливанская армия взяла под контроль 80% территории на границе с Сирией, которая ранее была захвачена боевиками террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и ИГ. Однако 27 августа Армия Ливана объявила о прекращении боевых действий, причиной чего стало намерение Бейрута провести с боевиками ИГ переговоры об освобождении девяти военнослужащих, которые были захвачены в плен террористами в приграничном городе Арсаль в 2014 году. Данная операция происходит в соответствии с общесирийской динамикой по масштабному наступлению на позиции боевиков.

 

ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Палестино-израильский конфликт в июле вернулся в фокус международного сообщества. Причиной этому послужила установка израильтянами металлоискателей на Храмовой горе в Иерусалиме после убийства поблизости двух бойцов пограничной стражи (МАГАВ) 14 июля. Данная акция израильских властей спровоцировала вспышку недовольства у палестинской стороны сразу на нескольких уровнях. Так, Махмуд Аббас заявил о приостановке контактов с израильской стороной «на всех уровнях» до тех пор, пока «израильское правительство не отменит принятых им мер против мечети Аль-Акса и палестинского народа в целом». Затем на Храмовой горе произошли массовые столкновения между израильской полицией и мусульманами с применением камней с одной стороны и слезоточивого газа и резиновых пуль – с другой, что привело к человеческим жертвам.

Мусульмане собрались на Храмовой горе после того, как лидеры общины объявили о возобновлении молитв на этом месте. Это произошло после того, как израильские власти согласились убрать металлодетекторы и заграждения, установленные после убийства у комплекса двоих полицейских.

14 июля трое израильских арабов около Храмовой горы открыли стрельбу по полицейским, убив двоих человек. Нападавшие были убиты. Мечеть на Храмовой горе была временно закрыта, а израильские власти установили на комплексе металлодетекторы, камеры видеонаблюдения и заграждения. С осени 2015 года после очередного конфликта вокруг Храмовой горы в Израиле резко выросло количество уличных нападений радикально настроенных арабов на евреев, вследствие которых погибли более 270 палестинцев и более 40 израильтян.

Даже после демонтажа металлоискателей со всех входов на Храмовую гору в конце июля ситуация продолжала накаляться – тысячи израильских арабов-мусульман участвовали в городе Ум эль-Фахм в похоронах трех ликвидированных на Храмовой горе террористов, убивших двух бойцов МАГАВа. Похороны превратились в массовую антиизраильскую акцию. Участники похорон выражали свою радость по поводу совершенного террористического акта стрельбой в воздух из огнестрельного оружия и салютом. В условиях ползучей радикализации населения неудивительным представляется решение Европейского суда юстиции о сохранении за основными эмиссарами данного процесса, палестинским движением ХАМАС, статуса террористической организации.

На этом фоне израильские власти продолжили политику дальнейшей секьюритизации собственных территорий – 2 августа 2017 г. было объявлено о завершении работ по возведению 42-километрового участка стены безопасности в районе Хевронского нагорья. Решение о возведении данного участка разделительного барьера было принято правительством в марте 2016 г. в ответ на серию террористических атак, совершенных в Иерусалиме, Яффо и Петах-Тикве.

 

ЕГИПЕТ

 

Активное взаимодействие по целой группе проблемных вопросов между Каиром и Москвой в июле-августе закрепилось в сверке часов между министрами иностранных дел. Комплементарные позиции сторон  в отношении стабилизации региона Ближнего Востока и Северной Африки, прекращения его использования «террористами, наркодельцами и прочими представителями организованной преступности», требуют продолжения российско-египетского сотрудничества в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке и в более широком контексте повышения эффективности институтов ООН, а также всевозможных глобальных форумов. Данный тезис зафиксировали С.В. Лавров и С. Шукри на двусторонних переговорах в Москве 21 августа.

Безусловно, одним из наиболее волнующих для египтян вопросов остается проблема возобновления регулярного авиасообщения с Россией. Несмотря на то, что по заявлениям министра гражданской авиации Египта, на модернизацию систем безопасности и аэронавигации аэропортов страны будет выделено $ 360 млн, из которых $ 60 млн уже потрачено на развитие систем безопасности аэропортов, а еще $ 300 млн пойдет на модернизацию аэронавигационных систем, перспектива отмены запрета отодвинулась на 2018 г. Спекулировать жизнями своих граждан даже при наличии политической целесообразности Москва оказалась не готова.

Между тем место стратегического партнера крупнейшей арабской страны и традиционного центра силы в регионе является привлекательным сразу для нескольких внерегиональных игроков. США в этом году впервые за последние восемь лет проведут совместные с Египтом военные учения «Bright Star». Даже учитывая сравнительно небольшую численность американского контингента (около 200 человек), данное событие является достаточно прозрачным сигналом, подтверждающим проводимую кабинетом Д. Трампа реанимацию американо-египетских отношений.

Подобный месседж отправляет своему ценному торговому партнеру Париж – в июле в акватории Средиземного моря, прилегающей к Египту, а также в Красном море прошли франко-египетские учения ВМС «Клеопатра-2017». Ранее Египет осуществил беспрецедентные закупки вооружений во Франции, приобретя 24 истребителя «Рафаль», ракетный фрегат типа FREMM и ракетное вооружение на сумму 5,2 млрд евро, а также два пресловутых десантных вертолетоносных корабля типа «Мистраль», которые в свое время были построены для ВМФ России, но не проданы ей.

 

МАРОККО

 

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и далее по стандартному списку. Центром протестной активности стала историческая местность Риф на севере королевства, где диалог по линии власть-общество деградировал до состояния открытого противостояния. Митинг от 21 июля закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Ситуацию осложняет то, что местные жители считают себя весьма автономной общностью, «рифанцами», на чем спекулируют власти, инкриминируя протестующим сепаратизм. Несмотря на острый характер борьбы организации Hirak («Движение»), объединившей в своих рядах разрозненные группы оппозиции, риторика, приветствующая свержение верховной власти продолжает быть крайне непопулярной среди протестующих. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. При этом продолжающий оставаться над схваткой король Марокко Мухаммед VI действует в духе «отца народов». Так, 20 августа он принял сенсационное решение помиловать более 400 человек, осужденных за терроризм. Это решение вызвало большой общественный резонанс, так как было принято на фоне серии кровавых атак в каталонском Камбрильсе и Барселоне и финском Турку, вину за которые возлагают на граждан Марокканского Королевства.

 

Российская дипломатия в Персидском Заливе

 

Тем временем Россия на Ближнем Востоке продолжает действовать, исходя из долгосрочных государственных интересов, укрепляя связи с осевыми партнерами в ключевых точках региона. Так, министр иностранных дел С.В. в рамках своей поездки по странам Персидского залива в августе уже посетил Кувейт и ОАЭ. Ожидается, что основными темами переговоров в столицах аравийских государств станут кризисы в Сирии и ситуация вокруг Катара, а также развитие всего спектра двусторонних отношений со странами региона от торговых контактов до взаимодействия по формированию субрегиональной системы безопасности.

 

***

Летний сезон закончился без тектонических потрясений для арабских государств, фиксируемые в предыдущие месяцы тенденции получили прогнозируемое в соответствующих выпусках дайджестов развитие. Что касается Сирии и Ирака, где мы могли наблюдать прогрессирующий разгром террористических группировок на всей протяженности фронтов, то здесь и далее основной фокус будет смещаться в область политико-дипломатического процесса. Такие вопросы, как транзит власти, формирование новых партнерств, экономическое вспомоществование будут вытеснять новости с фронтов, если не в количественном, то в качественном отношении.

В.Аватков, Д.Тарасенко