«Доха против всех»

5 июня 2017 г. Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия разорвали дипломатические отношения с Катаром. Крупнейшие арабские авиакомпании Emirates и Etihad Airways (ОАЭ), Saudia (КСА), Gulf Air (Бахрейн) и Egypt Air (Египет) прекратили воздушное сообщение с Дохой.

 

Противостояние за роль руководящего центра наиболее влиятельных фондов и организаций, действующих в интересах заказчика с разной степенью легальности, между Эр-Риядом и Дохой долгое время находилось в стадии пассивного негативизма. Влияние основного реципиента спонсорской поддержки Катара и одновременно его главного международного проекта, а именно организации «Братья-мусульмане», на политический процесс на Ближнем Востоке мешает устремлениям сразу нескольких ключевых игроков в арабском мире, как традиционных, представленных Египтом и Ливией, так и нарождающихся в лице Саудовской Аравии и ОАЭ.

При этом ранее хорошим тоном для данного противостояния считалось проведение политики «не выносить сор из избы», в чем были заинтересованы обе стороны холодного конфликта. В случае неприятия действий одной из сторон, другая стремилась передать надлежащий сигнал по непубличным каналам, демонстрируя миру единство арабских монархий в рамках формата ССАГПЗ. Таким образом, степень напряженности в отношениях вычислялась лишь по косвенным признакам – например, столкновениям соответствующих «proxy-» группировок на сирийско-иракском, ливийском и египетском театрах боевых действий.

Однако во второй половине мая 2017 г. сторона, которую в этом противостоянии условно можно характеризовать как «просаудовский блок», пошла на прямую эскалацию отношений. Известные медиа-холдинги  «Аль-Арабия» и «Скай ньюз Арабия», принадлежащие королевской семье, развернули информационную кампанию против Дохи, в ходе которой бывшего эмира Хамада бен Халифу обвиняли в сговоре с бывшим лидером ливийской Джамахирии М. Каддафи и экс-президентом Йемена А. Салехом против саудовской монархии. Принимая во внимание дискуссионный характер подлинности материалов, важно отметить, что масштаб и публичность подобных сигналов свидетельствует о серьезности намерений Эр-Рияда.

Нынешняя эскалация в отношениях имеет явно выраженную периодизацию. Так, в качестве следующего этапа можно рассматривать запрет властей ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (были заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.) с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации».

Подобная постепенность действий, с четко выраженной градацией (каждый следующий шаг оказывался обстоятельней предыдущего) подразумевает наличие определенных требований к катарскому руководству, невыполнение которых провоцирует более серьезный нажим.

Приоритетными требованиями Египта и Ливии является прекращение поддержки ассоциируемых с Дохой вооруженных формирований на Синае и северо-востоке Ливии.  В то время как для Саудовской Аравии главным лотом, безусловно, выступает снижение уровня партнерских отношений с Ираном. Об этом достаточно прямолинейно намекают материалы саудовских СМИиК, где ранее публиковалась неподтвержденная впоследствии никем информация о переговорах на территории Ирака между министром иностранных дел Катара М. бен Абдель Рахманом и командующим специальным подразделением корпуса стражей исламской революции «Кодс» генералом Касемом Сулеймани.

Одним из решающих факторов, катализировавшем нынешнее противостояние, оказалась публично бескомпромиссная позиция новой вашингтонской администрации по ряду принципиальных в данном контексте вопросов. Стремление кабинета Д. Трампа укрепить свое положение на Ближнем Востоке за счет внесения позитивных изменений в палестинско-израильское противостояние идет вразрез с ранее деструктивной позицией ХАМАС по этой проблематике. Известная, из-за публичной артикуляции, модальность американского президента к организации «Братья-мусульмане», которая заключалась в позиционировании последней в качестве террористической группировки, послужила сигналом к действию для Каира  Эр-Рияда и Абу-Даби. Подобная невольная, но активная степень вовлеченности США в прежде локальное противостояние выступила для Дохи в качестве «черного лебедя». Смягчение позиции групп влияния по ключевым для Вашингтона вопросам начало происходить еще до саммита в Эр-Рияде (см. «дайджест арабских стран: май 2017»). Стремление к дальнейшему снижению напряженности подтверждалось сообщениями о том, что руководство эмирата выражало готовность депортировать ограниченный круг должностных лиц группировки ХАМАС с территории эмирата с формулировкой «по причине внешнего давления на государство»

В 2014 г. мировая общественность уже становилась свидетелем подобного эпизода с отзывом послов КСА, ОАЭ, Бахрейна из Катара. Урегулирование конфликта заняло около 9 месяцев, статус отношений удалось сохранить на высоком уровне. На сей раз расстановка сил и совокупный баланс факторов отличаются от тех, что наличествовали два года назад. Например, исчезла острая необходимость продемонстрировать единение арабских государств под правильными знаменами по поводу конфликта в Йемене. Воздушная и морская транспортные «блокады» будут способствовать большей сговорчивости беспокойного эмирата.

***

Говорить о намеренном вмешательстве внерегиональных акторов в этот конкретный эпизод противостояния не представляется возможным, поскольку дальнейшая поляризация арабского мира не выгодна ни Москве, ни Вашингтону. США теряют последние надежды на реализацию проекта METO (Middle Eastern Treaty Organization – прообраз НАТО на БВ). России, выступающей с позиций «экспортера безопасности», также не выгодно возникновение дополнительных точек напряженности с высоким конфликтогенным потенциалом. Несмотря на то, что потенциально и та и другая сторона могут быть задействованы в качестве посредников в процессе восстановления, ключи от еще одного ближневосточного кризиса стоит искать как раз на Ближнем Востоке, а именно в Эр-Рияде, Каире, Абу-Даби и Дохе.

Д. Тарасенко

Арабские страны: май 2017 г. (дайджест)

Май для арабских стран Ближнего Востока – это активизация процессов в рамках арабо-израильского кейса, первый заграничный визит Д. Трампа, проект режима прекращения огня в четырех зонах в САР, треугольник Москва-Каир-Вашингтон, сигналы о переформатировании партнерств в регионе Персидского Залива.

«Реанимация ближневосточного мирного процесса»

3 мая 2017 в Вашингтоне состоялась встреча президента США Д. Трампа и главы Палестинской национальной администрации) М. Аббаса. Анализируя данные совместной пресс-конференции двух лидеров, становится очевидным, что основной темой стал мирный процесс, успех в котором Д. Трамп явно хотел бы записать на свой политический счет подобно тому, как его предшественник принял участие в дипломатическом прорыве на иранском направлении и подписании беспрецедентного соглашения по американской военной помощи Израилю. Акцент, сделанный Д. Трампом, на личности М. Аббаса позволяет сделать вывод о том, что его фигура воспринимается в качестве наиболее удобного переговорщика, обладающего хотя бы тенью влияния как на большую часть спектра палестинского общества. При этом уклончивость формулировок американского президента, в которых доминировали вопросы обеспечения безопасности и борьбы с терроризмом, в отношении американского видения итогов урегулирования свидетельствует о том, что предыдущая радикальная позиция, предполагающая слом формулы «двух государств для двух народов», не нашла поддержки у целевой аудитории.

Необходимо отметить, что переговоры предваряло сообщение от 1 мая, в котором палестинское движение ХАМАС обнародовало новую доктрину движения, где оно отказалось от планов по уничтожению Израиля. При этом в документе ХАМАС по-прежнему отказывает Израилю в праве на существование, но не призывает к вооруженной борьбе против еврейского государства. Также в доктрине говорится о согласии на создание единого палестинского государства в границах 1967 года, то есть с территориями сектора Газа, Западного берега и Восточного Иерусалима, проводится разграничение между евреями и «сионистами». Памятуя влияние на палестинские реалии таких игроков, как Каир и Вашингтон, ХАМАС официально отказался считать себя дочерней организацией «Братьев-мусульман». Фактически это ни сколько не повлияет на сам факт очевидных связей, как и на поддержку со стороны Дохи (где была представлена доктрина), но позволит Египту и США иметь большее пространство для проведения умеренного курса по отношению к руководству движения.

Несмотря на явное стремление заручиться поддержкой или, по крайней мере, гарантировать не полное содействие нынешнего руководства «града на холме» исключительно израильскому варианту разрешения проблемы, палестинский лидер поспешил нанести визит в Сочи, где заверил В. Путина в том, что урегулирование палестинской проблемы без реального участия России невозможно.

В мае «акцентуацию» глобальных и локальных игроков на израильско-палестинской проблематике завершили переговоры короля Абдаллы II и президента А. Ас-Сиси, пожелавших таким образом подчеркнуть заинтересованность в процессах вокруг арабо-израильского конфликта.

Паломничество в Саудию

Одним из центральных событий месяца стал первый заграничный визит Д. Трампа на посту президента США, поскольку символичность произошедшего высока даже по меркам государств Востока, где наиболее важный месседж предпочитают отправлять не напрямую. Доминировали две темы, которые условно можно обозначить, как «партнерство века» и «вызов Ирану». К первой категории можно отнести то, что Д. Трампа в аэропорту встречал лично король Салман, также перед началом переговоров монарх наградил американского лидера орденом имени основателя правящей династии короля Абдель Азиза (высшая награда, предусмотренная для главы иностранного государства за выдающийся вклад в укрепление сотрудничества между странами).

Подписанный пакет соглашений, предусматривающий закупку военного оборудования и предоставление услуг в общей сложности на $ 350 млрд в течение десяти лет, при немедленном вступлении в силу контрактов на $ 110 млрд, напрямую сопровождался утверждением о том, что «этот пакет оборонного оборудования и услуг поможет Саудовской Аравии в поддержании своей безопасности и безопасности всего Персидского залива перед лицом иранской угрозы…». Конечно, сам факт того, что первый наиболее знаковый по всем параметрам визит был нанесен в момент иранских президентских выборов именно в Саудовскую Аравию, которая является основным геополитическим и идеологическим соперником Тегерана в регионе, говорит о том, что на следующие 4 года США четко определились со своей позицией в данном противостоянии. Устойчивая циркуляция в экспертно-аналитической среде сообщений о проекте создания прообраза НАТО на Ближнем Востоке, чьими главными целями должны были бы стать борьба против ИГ и сдерживание Ирана, также являются демонстрацией соответствующих настроений в кабинете Д. Трампа. Арабо-исламский форум при участии США, состоявшийся в Эр-Рияде без делегации от Ирана, в таком контексте задумывался как событие, в котором контекст был более заметным, чем, собственно, текст. Еще одним подтверждением того, что подобный нарратив не только присутствует, но и активно поддерживается в Вашингтоне, служит заявление министра обороны США Джеймса Мэттиса в эфире американской телекомпании CBS, в котором тот обвинил Иран в попытке убийства саудовского посла в Вашингтоне в октябре 2011 года.

Влияние Эр-Рияда признают и другие внерегиональные игроки, формируя собственные каналы связи – 30 апреля канцлер ФРГ А. Меркель заявила, что Германия посодействует борьбе Саудовской Аравии против исламского терроризма обучением военнослужащих королевства на своей территории; 30 мая Президент РФ В. Путин поприветствовал наследного принца и министра обороны Мухаммеда  бин Сальмана в Москве.

Йеменский фронт

В мае один из крупнейших проектов министра обороны КСА Мухаммеда бин Сальмана – йеменская кампания – снова продемонстрировал шаткость политических альянсов на Ближнем Востоке, однако на сей раз уже по другую сторону баррикад. Бывший президент Йемена Али Абдалла Салех призвал Саудовскую Аравию к прямому диалогу, исключив при этом какое-либо участие в потенциальных переговорах спецпосланника генерального секретаря ООН по Йемену Исмаила ульд Шейх Ахмеда. Такое заявление сопровождалось одновременной заморозкой передачи ракетных боеприпасов хоуситам с подконтрольных подразделениям А. Салеха арсеналов, под предлогом того, что именно хоуситы являются первыми и целевыми получателями иранской материально-технической помощи. В ответ отряды хоуситов провели рейды с изъятием по указанным арсеналам, а также выразили свое неудовольствие самим фактом, намечающихся сепаратных переговоров с Эр-Риядом. Ранее привилегия организации коммуникаций с КСА и ОАЭ принадлежала главе Высшего политического совета хоуситов Салеху аль-Самаду, который был уполномочен вести любые переговоры как с А. Хади, так и с членами аравийской коалиции. Однако фиксировать крушение альянса между А. Салехом и хоуситами как свершившийся факт – преждевременно. Пока в Йемене действует аравийская коалиция, этот альянс будет существовать перед лицом основной угрозы.

При этом сам Эр-Рияд не собирается договариваться с хоуситами в силу их проиранского настроя, менять кандидатуру А. Хади, пусть не однозначно, но на данный момент наиболее легитимную, на А. Салеха представляется маловероятным и ошибочным сразу на нескольких уровнях – от репутационного до прагматического. Поэтому на призывы А. Салеха принц Сальман ответил продолжением бомбардировок, жертвами которых становятся гражданские лица. Так, например, 17 мая по меньшей мере 23 мирных жителя были убиты в результате бомбардировки ВВС коалиции во главе с Саудовской Аравией в йеменской провинции Таиз в районе Мавза.

Зоны деэскалации

3 и 4 мая в Астане состоялись переговоры по сирийскому урегулированию, по итогам которых страны-гаранты действующего с 30 декабря 2016 года режима прекращения боевых действий в САР – Россия, Турция и Иран – подписали меморандум о создании четырех зон деэскалации в Сирии: север Сирии (провинция Идлиб, северо-восточные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама), север провинции Хомс, восточная Гута и юг Сирии (приграничные с Иорданией районы провинций Дейра и Кунейтра). Несмотря на внушительный комплекс проблем, связанных с успешной реализацией данного меморандума (среди которых стоить выделить – неприятие данного проекта со стороны количественно значимой и качественно боеспособной части вооружённой оппозиции, недовольство региональными игроками легитимацией военного присутствия Ирана в Сирии, риск нарушения соглашения о прекращении огня протурецкими группировками в долине Африн), подобные проекты позволяют хотя бы номинально зафиксировать статус-кво по линии противостояния Дамаск-оппозиция, снизить накал военных столкновений для гражданского населения, сконцентрироваться на борьбе с общим врагом в лице боевиков ИГ и «Аль-Каиды».

Стабильности соглашениям не добавляет показательно скептический настрой США по отношению к перспективам соблюдения режима прекращения огня, который они озвучили через помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока Стюарта Джонса. Такое отношение может быть интерпретировано «умеренной оппозицией», как «добро» на нарушение оговоренных принципов со стороны заокеанского партнера. Израильские власти также уведомили Москву, что российская инициатива о создании зон деэскалации в Сирии, над которыми будут запрещены полеты боевой авиации, ни к чему не обязывает Израиль. При этом израильтяне приветствуют создание такой зоны в южной части САР, прилегающей к границам Израиля и Иордании.

Бомбежка Сирии

Стремление новой американской администрации продемонстрировать миру очевидный успех на фронтах борьбы с террористическими организации на Ближнем Востоке провоцирует интенсификацию авиаподдержки наземных действий «Сирийских демократических сил» (SDF), состоящих из курдских и арабских отрядов, что выражается в реализации методов, неприятно напоминающих тактику «выжженной земли» времен войны во Вьетнаме. Так, 30 апреля Al Mayadeen сообщил о гибели 14 мирных жителей в результате авиаударов международной коалиции в провинции Ракка на севере Сирии. 27 мая SANA транслировала новость о гибели двадцати мирных жителей в районе города Ракка в результате налета авиакрыла коалиции. Кроме того, после нескольких недель категорических опровержений Пентагон признал, что в результате удара от 16 марта погибло, по меньшей мере, 38 гражданских, из-за бомбового удара по комплексу мечети, где должна была начаться молитва. Согласно нормам международного гуманитарного права любая религиозная структура должна быть в так называемом списке запретных для бомбежек объектов, наряду с больницами и школами. При этом существуют специальные процедуры для удаления структур из списка, если стало ясно, что они потеряли свой защищенный статус в силу того, что террористы используют их в своих целях, и на объекте отсутствуют гражданские лица. Согласно информации от правозащитников США не задействовали этих механизмов, ограничившись комментарием о том, что была получена информация о нахождении боевиков «Аль-Каиды» в здании мечети (впоследствии независимые источники не смогли подтвердить эту информацию). При этом необходимо отметить, что зона контроля сил SDF вокруг Ракки стремительно расширяется, на конец месяца составляя более 200 квадратных км.

Вашингтон и Москва и Ближний Восток

Традиционные заявления о том, что напряженные отношения между Россией и США неприемлемы особенно в контексте потенциальной совместной работы по сирийскому кейсу, были озвучены американским президентом и госсекретарем на различных площадках – на встрече с министром иностранных дел России С. Лавровым, выступлении Р. Тиллерсона в Госдепе. Отсутствие реального измерения подобной риторики можно трактовать комплексом факторов, среди которых выделяются крайняя непопулярность подобных шагов среди американского истеблишмента и, согласно опросам, достаточно низкая поддержка Д. Трампа даже среди своего электорального сегмента.    

Отбрасывая риторику, мы имеем 18 мая удар по правительственным силам в Сирии со стороны ВВС коалиции во главе с США, которые действовали в пределах установленной зоны деэскалации к северо-западу от города Ат-Танф. Последовавшая за этим закономерно негативная реакция с сирийской и российской сторон и не раздувались в публичном пространстве (как собственно и сам авиаудар). Также обеими сторонами был сделан шаг навстречу друг другу – был открыт дополнительный военный канал связи, теперь на уровне генералов, с целью предотвращения инцидентов в Сирии. Это косвенно свидетельствует о том, что стороны все же рассчитывают на улучшение в будущем двусторонних отношений, пытаясь сегодня не придавать огласке неминуемые на нынешнем уровне взаимодействия конфликтные эпизоды.

Борьба за Египет

США стремительно возвращают позиции стратегического партнера крупнейшей арабской республики. Президент Трамп стремится восстановить нарушенные своим предшественником связи с Каиром. Такие намерения находят положительный отклик в стране, переживающей тяжелейший социально-экономический кризис. Последним жестом, символизирующим готовность к кооперации, с египетской стороны было решение освободить из заключения гражданку США египетского происхождения Айю Хиджази после проведённых ею трёх лет в тюрьме. Так, еще не успев ещё завершить свой первый зарубежный визит в Саудовскую Аравию Д. Трамп принял приглашение египетского лидера А. Ф. ас-Сиси посетить АРЕ.

Укреплением отношений с египетскими коллегами озабочены и в Москве. Визит в формате «два плюс два» российских министров иностранных дел и обороны от 29 мая в Каир свидетельствует о стратегической важности диалога и преемственности сотрудничества (это уже третья с 2013 г. подобная встреча). Двусторонняя египетско-российская повестка прирастает проектами и проблематикой. Умение согласовывать комплексные вопросы было продемонстрировано завершением переговоров по проекту сооружения атомной станции «Эль-Дабаа», также была подготовлена первая партия из 46 ударных вертолетов Ка-52 для египетского заказчика. Диалог  в области антитеррора может обрести реальное измерение в совместных учениях, программах по подготовке специалистов, поставках специализированного оборудования, что особенно актуально в рамках работы египетской стороны над усилением безопасности в аэропортах. Кроме того, общность взглядов на проблему решения конфликтов в Сирии, Ливии и Ираке, позволяет предположить, что обсуждение методов и путей их урегулирования во время визита выйдет за рамки формальной декларации намерений.

Необходимым представляется напомнить, что Египет с 2013 г. непрерывно ведет войну против террористических организаций на собственной территории и в ближнем зарубежье, что, как и на любой другой войне сопровождается потерями и трагедиями для мирного населения. Так, 26 мая в египетской провинции Эль-Минья исламисты атаковали в Египте два автобуса с паломниками-коптами, в результате были убиты не менее 26 человек. После чего египетские ВВС нанесли авиаудары по местам дислокации террористов в районе города Дерна на северо-востоке Ливии. Этот шаг был положительно отмечен генеральным секретарь Лиги арабских государств Ахмедом Абуль Гейтом, призвавшим к поддержке египтян в борьбе против терророра.

Иракский фронт

Уже в конце апреля иракский генералитет выразил уверенность, что операцию по освобождению западной части Мосула будет завершена до наступления священного для мусульман месяца Рамадан 26 мая. К 17 мая  командование ВС Ирака заявляет об установлении контроля над 90% территории западных районов Мосула и скором разгроме остающейся в городе «горстки» террористов, однако 31 мая в городе еще продолжались активные боевые действия.

Как уже отмечалось в материалах за предыдущие месяцы, взятие Мосула не означает автоматический разгром террористических группировок на территории Ирака. Следующей главной задачей правительства после возвращения под контроль захваченных территорий выступает гарантия безопасности гражданского населения в освобожденных населенных пунктах. Эта задача представляется на несколько порядков сложнее, если даже в столице Ирака за 24 часа могут быть проведены два теракта с массовыми жертвами (15 и 7 человек погибших).

 Сирийский фронт

В Сирии ИГ также наглядно демонстрирует направление, по которому будет развиваться военная кампания после ликвидации основных центров скопления боевиков. Так, 2 мая более 30 человек, включая курдских ополченцев, погибли в результате атаки ИГ на лагерь беженцев «Раджм аль-Салиби» в сирийской провинции эль-Хасаке.

При этом частота эпизодов прямого боевого столкновения на фронтах также остается высокой. После атак боевиков ИГ на позиции правительственных войск в центральной части Сирии, в районе прохождения стратегически важной автодороги Дамаск – Алеппо, 22−23 мая была организована масштабная операция контрнаступления, в ходе которой сирийские правительственные войска при поддержке авиации смогли освободить большую территорию к юго-востоку от города Кариатен в провинции Хомс. Были освобождены несколько ключевых высот и селений по фронту протяженностью более 100 километров.

Политический процесс за пределами Астаны в мае не может похвастаться сравнимыми по масштабу успехами. Наиболее примечательным событием очередного раунда межсирийских переговоров в Женеве стало предложение спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры о переходе к работе над новой сирийской конституцией, чтобы избежать «правового вакуума» в момент переходного периода.

Одновременно в дискуссии о большем вовлечении НАТО в сирийско-иракскую кампанию на данном временном отрезке была поставлена точка. Генеральный секретарь Альянса отметил, что вовлечение НАТО в конфликт за рамками текущей поддержки коалиции самолетами дальнего радиолокационного обнаружения и обучения не предполагается. Рассматривая позиции отдельных членов североатлантического альянса по этом у вопросу, можно прийти к в выводу, что они больше верят в делегирование подобных обязанностей изначально мертворожденному проекту МЕТО (Middle East Treaty Organization, аналог NATO), чем в собственное вовлечение в боевые действия.

Объединение хотя бы отдаленно, предполагающее подобные функции в рамках организации «Щит полуострова», по умолчанию обладавшее меньшим набором противоречий, сегодня начинает все чаще демонстрировать свою дисфункциональность. Одним из наиболее заметных проявлений раскола внутри ССАГПЗ является запрет властями ОАЭ и Саудовской Аравии на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.), впоследствии поддержанный Египтом, с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации»..

***

На Ближнем Востоке продолжается борьба за сферы влияния на всех доступных осевым акторам уровнях. Тактики, опробованные и потрясшие экспертное сообщество в предыдущих месяцах, становятся частью обыденности в последующих. Попытки выстроить политический процесс в основных конфликтных узлах региона имеют шаткую основу по причине объективного исключения или сознательного отмежевания одного из ключевых игроков из таких процессов. В последующих месяцах ожидается завершение сразу нескольких «громких» военных акций, среди которых «штурм столиц» — Мосула и Ракки.

В.Аватков, Д. Тарасенко

Арабские страны: апрель 2017 г. (дайджест)

Апрель для Ближнего Востока ознаменовался чередой встреч на высшем и высоком уровне как на внтурирегиональном уровне, так и на кроссстрановом. Были обозначены новые тенденции в подходе американской администрации по сирийскому конфликту, которые повлекли за собой столкновения с Москвой и Анкарой в публичном пространстве (каждое по собственному уникальному кейсу). Операции по освобождению Мосула и Ракки развиваются в рамках сценариев, отмеченных в дайджестах за предыдущие месяцы. В Египте война с террором получила новый виток эскалации. Йеменская кампании приносит саудовцам новые потери сразу на нескольких уровнях.

 Мосул. Седьмой месяц штурма

В апреле не было зафиксировано кого-либо «перелома» или хотя бы заметного продвижения в операции по освобождению Мосула. Источники сообщают о снижении потерь по сравнению с первой фазой штурма города, завершившейся в конце января 2017 г. В узких пространствах улочек Старого города западного Мосула бронетехника не может быть использована, сам масштаб операций перешел на ротный, максимум батальонный, уровень, линия соприкосновения по сравнению со штурмом восточной части сузилась в несколько раз. На десятках роликов, которые размещают в сети ресурсы обеих сторон, заметно, что и атакующие, и обороняющиеся действуют компактными группами, иногда в десяток человек не более. Боевики ИГ существенно снизил применение смертников на автомобилях, потому что противник уже не скапливается крупными силами, в то время как смертники ресурс в нынешних условиях быстро исчерпываемый. Большую часть работы сейчас выполняют снайперы — по отчетам, не менее трети всех потерь иракцы несут именно от снайперского огня. Именно поэтому  на некоторые угрозы военные США отвечают в непропорциональном масштабе – обрушивая целый дом, если в здание укрывается вражеский снайпер. Соотношение потерь за полгода боев в Мосуле находится на уровне 1:10 не в пользу иракцев. Размен территорий на людские ресурсы в подобных масштабах со стратегической точки зрения выступает «пирровой победой» — без выделения достаточных сил для удержания захваченной местности она снова перейдет под контроль противника, провоцируя новые штурмы и новые потери, а война для Иракского правительства взятием Мосула не заканчивается. Официальному правительству все сложнее проводить набор новых солдат, массовый рекрутинг в условиях «гонки за взятие столицы к сотому дню» не предполагает подготовку должного уровня, поэтому прогнозировать снижение потерь не приходится.

27 марта иракское командование приняло решение приостановить наступление на фоне резко возросшего числа жертв среди гражданского населения. Однако изменение тактики боевых действий спровоцировали и серьезные потери иракской армии (на форуме в Сулеймании 8–9 марта 2017 г., эксперты оценивали потери только Контртеррористической службы Ирака почти в половину всего состава). В материале за предыдущий месяц уже упоминалось, что американская коалиция не считает себя особо стеснённой в применении ударных систем, избирательность которых вызывает большие сомнения. Авиаудар 17 марта по жилым зданиям в мосульском районе Джадида стал крупнейшей «непреднамеренной ошибкой» коалиционных сил, повлекшей две сотни жертв со стороны мирных жителей. Далее только в период с 23 по 26 марта была получена информация о гибели 95 жителей города.

Генштаб ВС России рекомендовал контрпартнерам в Пентагоне и Объединённом комитете начальников штабов ВС США обратить внимание на методы, примененные при освобождении Алеппо: минимальное использование со стороны ВКС РФ авиаударов (полное их отсутствие на финальных этапах операции); формирование гуманитарных коридоров для вывода гражданских лиц с территории боевых действий и даже боевиков, пожелавших покинуть городскую застройку. В Мосуле подобные коридоры преднамеренно не создавались. Часть из примерно 4-тысячной группировки ИГ ушла на запад Ирака и в Сирию до замыкания кольца вокруг города. Когда оцепление по внешнем периметру западной части Мосула было сформировано (взятие под полный контроль пригорода западного Мосула Аль-Танек было самым значительным продвижением позиций штурмующих с начала операции  по освобождению западной части города) и террористы оказались отрезаны от своих баз в иракских аль­-Баадже и аль-Каиме, в «котле» оказались не только боевики, но и от 400 до 600 тысяч простых жителей. Использование коалицией «умных» бомб, к сожалению, совсем не является панацеей в вопросе минимизации потерь среди гражданских.

Сомнений по поводу того, что упорное сопротивление боевиков, рано или поздно, будет сломлено, нет. Вопрос в цене и сроках. Правительство в Багдаде называет конец весны предельным рубежом, до которого город будет очищен от террористов. Американский генералитет более сдержан в прогнозах.

Неизбежное освобождение Мосула является знаменательной вехой на пути восстановления иракской государственности, однако следующий кризис может разразиться почти сразу и иметь не менее деструктивные последствия. Проблематика статуса Киркука или референдума в Иракском Курдистане, о проведении которого в 2017 г. договорились Демократическая партия Курдистана и Патриотический союз Курдистана, касается весьма чувствительно на Ближнем Востоке пограничного вопроса, провоцирующего далекоидущие последствия при внесении изменений в текущее межевание на политической карте региона. Отношения Иракского Курдистана с шиитским правительством в Багдаде на протяжении последних лет осложнились по ряду причин, в том числе из-за противоречий по поводу контроля над местными нефтяными месторождениями и доходами от них. Пришедший к власти в 2014 году премьер-министр Хайдер аль-Абади проводит курс на нормализацию отношений с Курдистаном и признавал за ним право на самоопределение.

«Химическая атака». Последствия

4 апреля по западным СМИ со ссылкой на базирующуюся в Лондоне НПО «Сирийская обсерватория прав человека» прошла информация о том, что в городе Хан-Шейхун провинции Идлиб в результате удара с применением химического оружия «сирийских или российских самолётов» 80 человек погибли и 200 пострадали. Позднее Минобороны РФ сообщило, что удар по восточным окраинам Хан-Шейхуна нанесла сирийская авиация, и согласно российской версии произошедшего в результате были разбомблены цеха, где боевики производили боеприпасы с отравляющими веществами. Отрицая свою причастность, сирийские власти выразили готовность к проведению международного расследования обстоятельств предполагаемой химической атаки. Позицию о необходимости проведения тщательного расследования также выразили Российская Федерация и Европейский Союз. Однако за весь месяц не было организовано официальной экспедиции для сбора доказательного материала. Во-первых, провинция находится под контролем боевиков и доступ туда ограничен. Во-вторых, уже 7 апреля международное сообщество оказалось расколото по принципу одобрение/осуждение авиаудара, который был нанесен крылатыми ракетами «Томагавк» ВМС США по базе сирийских ВВС Шайрат близ города Хомс, что осложнило всю ситуацию. Таким образом, Вашингтон не только не поддержал инициативу партнеров по организации расследования, но и самостоятельно вынес приговор, отделавшись уже привычной формулировкой о доступе к «неопровержимым доказательствам», которые невозможно предъявить международному сообществу.

Акцию, которую президент Соединенных Штатов Дональд Трамп охарактеризовал как «пропорциональный ответ» на «химическую атаку в Идлибе» в Москве была воспринята как «грубое нарушение международного права и актом агрессии против суверенного государства». Временно было приостановлено действие меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, но фактически была брошена тень на репутацию российского государство, которое не только принимало непосредственное участие в процессе утилизации сирийского ХО, но и впоследствии выступило гарантом его отсутствия у официального правительства САР.

Единовременная силовая акция Вашингтона была положительно воспринята его союзниками, а также прибавила популярности Д. Трампу среди собственного электората. Подобный отклик на фактическое нарушение международного права провоцирует губительную динамику более частого обращения к подобным методам воздействия. Так, 12 апреля самолетами международной коалиции, возглавляемой США, был нанесен авиаудар по складу с химоружием террористической группировки «Исламское государство» в провинции Дейр-эз-Зор. От отравления ядовитыми веществами погибли сотни боевиков и мирных жителей, что снова, как и в Мосуле, ставит действия коалиции на грань, за которой начинается территория военного преступления.

Сирия

В таких условиях закономерными представляется заявление президента Сирии Б. Асада, в котором он сравнивает действия турецких войск, американских военных сил с присутствием террористов на сирийской территории. Это «вторжение», ценой которого становятся жизни граждан его страны.

Дипломатический инструментарий, гуманитарные миссии и процесс размежевания боевиков и правительственных войск могут спровоцировать определенные сигналы со стороны тех участников конфликта, которых не включили в переговорный формат. К сожалению, на Ближнем Востоке реалии таковы, что подобные сигналы приобретают форму вооруженной агрессии, терактов. Согласно договоренностям, достигнутым ранее правительствами Ирана и Катара, мирные жители и боевики покидают города Фуа и Кефрайя в провинции Идлиб, которые уже более трех лет находятся под контролем боевиков, а также населенные пункты Мадайя и Забадани в провинции Дамаск. Гуманитарная катастрофа в этих поселениях стоила жизни почти 20 тыс. человек и без проведения эвакуации это число продолжало бы расти. По словам очевидцев, для эвакуации в первый же день было выделено более 80 автобусов. Всего, как ожидалось, из четырех городов будет эвакуировано 30 тысяч человек. 15 апреля в результате теракта в районе Рашидин под Алеппо погибли 70 человек, более 130 человек ранены, среди погибших – женщины и дети, которые были эвакуированы из Фуа и Кефрая и находились на момент взрыва в автобусах.

«Щит Тигра» vs «Гнев Евфрата»

Несмотря на то, что за последние месяцы «Сирийские демократические силы» вплотную приблизились к Ракке и взяли район в плотное полукольцо с запада, севера и востока, демонстрируя серьезную угрозу второй столице ИГ (интенсивные потоки боевиков с семьями в направление Дейр аз-Зора подтверждают данный тезис), курдские племена на севере Сирии пригрозили прекратить наступление. Главы племен потребовали у западной коалиции установить на севере страны бесполетную зону, чтобы прекратить бомбежки региона турецкой авиацией. В ином случае Командиры курдских формирований обещают покинуть свои позиции у Ракки, чтобы самостоятельно защищать себя. Видимо, Вашингтон не способен обезопасить своих союзников уже и от авиаударов, поскольку обстрелы курдских деревень из танков и гаубиц начались еще в марте в кантоне Африн. Салих Муслим, лидер курдской партии «Демократический союз» (PYD) потребовал объяснений от руководства антитеррористической коалиции, которому турки непременно должны были заранее сообщить о проведении операции, в которой было задействовано 26 истребителей: «без одобрения коалиции турецкие самолеты не поднялись бы в воздух в регионе». Ранее, 25 апреля, турецкие ВВС нанесли авиаудар по Генштабу YPG на севере Сирии и позициям курдских формирований в иракском Синджаре.

«Военная акция Турции против курдов показывает, что Турция может быть союзником, но не партнером. Пришло время для стратегического пересмотра политики США», — написал в Twitter директор американского Совета по иностранным отношениям Ричард Хаас. Вместе с тем, представитель коалиции по борьбе с  ИГ полковник ВВС США Джон Дорриан сообщил, что Турция предупредила Вашингтон об ударе по курдским вооруженным формированиям в Сирии и Ираке менее чем за час, поэтому не произошло должной координации с союзниками по коалиции «Демократические силы Сирии». Подобную реакцию США одна сторона посчитала недостаточной, другая – оскорбительной. Дальнейшее проведение операции может оказаться под угрозой.

«Отступать есть куда»

Тем временем решением «правительства» террористической группировки ИГ «столица халифата» была перенесена из сирийской Ракки в Дейр-эз-Зор. По данным военных США, с помощью дронов они несколько недель наблюдали за тем, как Ракку покидают сотни «чиновников ИГ», направляясь в город Меядин, который находится немного южнее осажденного боевиками Дейр-эз-Зора на Евфрате.

Египет

В Египте продолжается война против террора. 9 апреля 2017 г. в египетских городах Танта и Александрия произошла серия скоординированных террористических актов. Террористы-смертники атаковали коптский и православный храмы в двух городах с разницей в несколько часов. В результате взрывов погибли 45 человек, более 140 человек пострадали.

Одним из примечательных итогов данной атаки послужил тот факт, что МИД Турции, выражая соболезнования, сделал это не только в адрес семей погибших, но и всего народа Египта, чего не было со времен июльской революции 2013 г. Возможно, это первый сигнал к тому, что турецкое руководство смирилось с фигурой А.Ф. Ас-Сиси в качестве главы АРЕ и готово восстанавливать подорванный потенциал отношений. Вероятной смене курса в отношении Египта могли способствовать переговоры, которые 3 апреля прошли между Д. Трампом и А.Ф. Ас-Сиси. По итогам встречи были сняты ограничения на контакты по военной и финансовой линиям между Вашингтоном и Каиром, Ас-Сиси был назван «дорогим другом» Трампа, а Египет стратегическим союзником США в регионе и партнером в борьбе с террором. Положительный эффект от контактов американской и египетской администраций также рассматривается в качестве фактора, повлиявшего на улучшение отношений на саудовско-египетском треке. Саудовские власти возобновили прерванные осенью 2016 года поставки нефти и продуктов её переработки в Египет, что плачевно сказалось на контракте по поставкам нефти в Египет из Ирака, который к неудовольствию Багдада был аннулирован египетской стороной. Кроме того Эр-Риядом были «разморожены» кредитная линия Королевства для крупнейшей арабской республики и многомиллиардные двусторонние экономические проекты. 23 апреля президент Ас-Сиси лично отправился с визитом Саудовскую Аравию, где, по сообщениям, будет заложен фундамент из договоренностей по широкому кругу проблем под новый формат двусторонних отношений.

Египетские власти в ответной попытке блокировать террористическое подполье 23 апреля провели на севере Египта в провинции Думьят операцию, в ходе которой были арестованы 52 члена запрещенной в стране организации «Братья-мусульмане», среди них 7 участников убийства полицейского в селении аль-Басарта.

Йеменская кампания

18 апреля, в Йемене разбился вертолёт UH-60 Black Hawk ВВС Саудовской Аравии. На борту машины в это время находились 12 офицеров Королевства, таким образом Саудовская Аравия понесла крупнейшие разовые потери в живой силе больше чем за два года операции в Йемене против местных повстанцев-хуситов. Репутационные и финансовые издержки для правящего дома аль-Сауд повышаются с каждым месяцем затягивания кампании, что напрямую сказывается на положении ее главного архитектора – принца Муххамеда бин Сальмана.

Дипломатический трек Российской Федерации на БВ 

Министр иностранных дел С. В. Лавров провел череду встреч со своими партнерами с Ближнего Востока: Сирия, Иран, Катар, Саудовская Аравия и Израиль. Переговоры глав министерств вешних сношений предварили соглашения между Катаром и Ираном по эвакуации мирных жителей и боевиков соответственно в провинциях Идлиб и Дамаск, также можно предположить, что во время встречи с монстром обороны Израиля А. Либерманом поднималась проблематика активизации израильской авиации на территории Сирии. О том, что у России и Саудовской Аравии нет непреодолимых разногласий по сирийскому урегулированию, заявил глава МИД России С.В. Лавров на совместной пресс-конференции со своим саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром в Москве. Это представляется особенно интересным в контексте очередного заявления А. аль-Джубейра о создании нового будущего Сирии, «в которой Башару Асаду нет места». В свою очередь, глава МИД Саудовской Аравии отметил, что Эр-Рияд не считает целесообразным свое участие в переговорах в Астане, так как речь на этих встречах идет по большей части о технических моментах, и еще один участник может привести к снижению эффективности процесса. Таким образом, он зафиксировал легитимацию площадки со стороны КСА, что является принципиально важным моментом, с учетом влияния Эр-Рияда на сирийский конфликт.

Переговоры министров предварял визит председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко  в столицу Саудовской Аравии, где она 16 апреля  встретилась с королем Саудовской Аравии Салманом ибн Абдул-Азизом аль-Саудом, а перед этим провела переговоры с  председателем Консультативного совета КСА Абдаллой аш-Шейхом. Подобная хронология свидетельствует о том, что позиция России по определенному блоку вопросов была донесена руководству КСА заранее для придания большей результативности последующей встрече глав министерств иностранных дел.

Контуры ближневосточной стратегии Трампа

Администрация Дональда Трампа слишком усердно стремиться размежеваться с невнятным курсом на Ближнем Востоке предыдущей команды в Белом доме. Данные устремления умноженные на задачу продемонстрировать максимум успеха на всех направлениях к стодневному рубежу приводят к излишней резкости при принятии решений, ориентации скорее на тактически «громкие» в своей результативности шаги, чем на стратегически верные. В то время как влияние генералитета ВС США сказывается на характере подобных действий, и есть основания предполагать, что такая политика будет продолжена. Так, 26 апреля Дональд Трамп предоставил Пентагону полномочия изменять ограничения на численность контингента Вооруженных сил государства, дислоцированных в Сирии и Ираке. На данный момент в Ираке, по официальным данным, находятся 5 262 американских военнослужащих, а в Сирии – 503.  Развитие курса на освобождение захваченных территорий подразумевает усиление сухопутных войск и артиллерии за счет направления новых частей, дабы не подвергать рискам уже отвоеванные участки на других направлениях. Увеличение контингента присутствия на последующих этапах кампании также может послужить двум стратегически более выгодным целям: демонстрации зависимости союзников от военной помощи американцев (ни правительство в Багдаде, ни иракские курды, ни местное проиранское шиитское ополчение не в состоянии самостоятельно добиться успехов на фронтах, поэтому присутствие ВС США является обязательным для восстановления мира) и легитимации присутствия на границах с Ираном (текущая политика «нажима» на Тегеран предполагает не только сохранение, но и усиление текущих элементов базирования в непосредственной близости от границ ИРИ).

При этом для поддержания имиджа «решительного парня» и «умелого военачальника» Д. Трампу необходимо избегать эпизодов, которые несут явно противоположный посыл, как эпизод с атакой ВВС США на пехотные части собственной арабо-курдской коалиции «Демократические силы Сирии» к югу от города Табка 11 апреля, в результате которой погибли 18 бойцов.

Выстраивание внешнеполитического курса с опорой на традиционных союзников используется командой Д. Трампа и на Ближнем Востоке. Договоренности с руководством КСА (например, снятие эмбарго на продажу Эр-Рияду спутниковых технологий, предназначенных для слежения, а также беспилотников) были закреплены предоставлением поста посла Саудовской Аравии в США Халиду бин Салману (сын короля Салмана), что свидетельствует о стремлении сторон иметь прямой и надежный канал связи.

***

В последующих месяцах следует ожидать увеличения военного присутствия США в регионе, формирование зоны безопасности на сирийско-иорданской границе, переход к активной фазе штурма Ракки (ситуация вокруг которого будет осложняться вмешательством Турции), не исключено, что далее последует операция в районе Дейр-эз-Зора. Все это плюс удержание освобожденных территорий повлечет за собой рост численности контингента в регионе. Вместе с тем, на нынешнем этапе антитеррористической кампании в Сирии Москвой было принято решение о сокращении военного контингента, таким образом Россия вывезла почти половину своей авиагруппировки, изначально базировавшейся на базе Хмеймим в Сирии. С начала операции в Сирии ВКС РФ совершили более 23 тысяч боевых вылетов и порядка 77 тысяч ударов по террористам, однако в ближайшем будущем ключевые пертурбации будут происходить в плоскости политического процесса.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Конференция и семинары в рамках конкурса им. Е.М. Примакова

14-15 апреля 2017 г. прошел комплекс мероприятий в рамках конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова. Они были организованы Центром востоковедных исследований и Центром внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова при поддержке Фонда публичной дипломатии имени А.М. Горчакова и Дипломатической Академии МИД России.

В конкурсе приняли участие 138 человек из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Италии, Казахстана, Кыргызстана, Сирии, Таджикистана, Турции, Узбекистана, Украины/ДНР, Эстонии, а также из 27 городов России, таких как Москва, Казань, Санкт-Петербург, Кемерово, Владимир, Пермь, Симферополь и др.

Комиссией было отобрано 20 финалистов. Ниже приведены победители конкурса по местам:

1. Рыженков Андрей Сергеевич (Турция, Бурса, Uludağ Üniversitesi),«Сирийские мигранты в современной Турции: особенности сообщества и его социокультурной адаптации»

2. Лабуткин Никита Сергеевич (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), Ирано-саудовские отношения на современном этапе как фактор складывания многосторонней системы региональной безопасности на Ближнем Востоке

3. Надтока Руслан Вугарович (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), «Роль частных военных компаний в контексте конфликтов на Ближнем Востоке: опыт Ирака и Афганистана»

4-5. Финохин Александр Сергеевич (Россия, Москва, ДА МИД РФ), «Образ Р.Т. Эрдогана как политического лидера в контексте взаимодействия с турецким электоратом»

4-5. Оганесян Тарон Грайрович (Армения, Ереван, Армянский государственный университет), «Изменения в Конституции Турции в контексте ограничения роли армии в политических процессах (2010-2016 гг.)»

14 апреля финалисты конкурса встретились на семинарах с экспертами-востоковедами:

  • д.и.н., проф. кафедры востоковедения МГИМО МИД России Л.М. Ефимовой,
  • д.и.н., проф., главным научным сотрудником ИВ РАН И.Д. Звягельской,
  • к.э.н., зав.сектором Ирана ИВ РАН Н.М. Мамедовой,
  • к.полит.н., доцентом кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директором Центра востоковедных исследований В.А. Аватковым.

15 апреля была организована большая конференция студентов-ближневосточников, в которой приняло участие более 100 человек. С приветственным словом к ним обратились в том числе Р.Н. Гришенин, заместитель исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова, директор Центра внешнеполитического сотрудничества им. Е.М. Примакова, а также В.А. Аватков, доцент кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии.

В адрес участников конференции поступили приветствия от Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, от Совета Федерации в лице сенатора И.Н. Морозова, а также от директора Департамента информации и печати МИД РФ М.В. Захаровой.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 IMG_0203 IMG_0229 IMG_0240 IMG_0267 IMG_0271 IMG_0273 IMG_0280 IMG_0284 IMG_0286 IMG_0294 IMG_0302

Арабские страны: январь 2017 г. (дайджест)

 

Центральным событием января для стран, прямо или косвенно вовлеченных в сирийский конфликт, стали переговоры в Астане, где впервые больше чем за 6 лет противостояния за один стол сели представители власти и вооруженной оппозиции. Гарантами достижений переговорного процесса выступили Россия, Иран и Турция. Вместе с тем в Сирии и Ираке продолжается борьба за восстановление контроля над собственной территорией. Так, начавшаяся в октябре 2016 г. операция по штурму Мосула получила новое развитие, а правительственные войска заняли стратегически важный район, питающий водные резервы столицы. Кроме того, 20 января 2017 года вступил в должность 45-й президент США – Дональд Трамп, и первые указы и поручения из Овального кабинета были напрямую связаны с ситуацией в государствах на Ближнем Востоке.

Переговоры в Астане

 В столице Казахстана с 23 по 24 января при участии семи делегаций прошли мирные переговоры по Сирии. Кроме сирийских властей и оппозиции на них в качестве гарантов подобного формата были представлены Россия, Турция и Иран, а также спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура и посол США в Казахстане Джордж Крол, чье присутствие на астанинском форуме может стать первым признаком расширения сотрудничества между США и Россией. Девять сирийских оппозиционных групп отказались от мирных переговоров, в том числе – крупнейшие после ИГ (запрещенная в России) группировки Джейш Фатх аш-Шам (запрещенная в России) и тесно аффилированная с ней Ахрар аш-Шам, мотивировав это нарушениями перемирия, вступившего в силу 29 декабря 2016 г., со стороны сирийской власти.

Однако высокий уровень репрезентативности удалось сохранить, в результате чего «сговорчивая» оппозиция, de facto противопоставила себя тем, кто не подключился к переговорному процессу. Раскол в рядах противниках Асада облегчит выполнение задач сирийской армии, что можно расценивать как изящную дипломатическую находку организаторов переговоров, прежде всего, России и Ирана. Следует отметить и сам прогрессивный формат переговоров, в котором участие принимают командиры вооруженных подразделений, которые принимают решение на местах, оказывая непосредственное влияние на ход конфликта, но не делегаты абстрактной оппозиции с неясными полномочиями, что присутствуют в Женеве.

Несмотря на то, что представители сирийской оппозиции не подписали итоговое коммюнике, стороны предпочитают классифицировать результаты как успешное дополнение к Женевскому процессу, который признан основным руслом для поиска сирийского урегулирования. Представитель делегации оппозиции Яхья аль-Ариди обосновал коллективное решение своей стороны фразой о том, что итоговый документ не показался оппозиционерам достаточно сильным, чтобы направить его на обсуждение в ООН.

Проект конституции Сирийской Арабской Республики

На переговорах в Астане Россией был предложен проект новой конституции Сирии, что гарантирует ряд свобод – мысли, слова, совести, вероисповедания и идеологического многообразия. Согласно тексту документа, территория Сирии едина, неприкосновенна и неделима, а вопросы об изменении государственной границы могут решаться только путем референдума. Что касается вооруженных формирований, то на этот счет в проекте конституции прописано, что все организации военной или военизированной деятельности вне государственной власти (сформированных армии, специальных служб и ведомств) оказываются вне закона.

Проект, разработанный отечественными специалистами, подчеркивает, что хотя официальным языком Сирии и является арабский, но госорганы и организации Курдской культурной автономии имеют право на использование арабского и курдского языков как равнозначных. Кроме того, каждый регион оставляет за собой право использования в качестве дополнения к официальному языку язык большинства населения, если это будет одобрено местным референдумом. Для подчеркивания важности фактора многонационального общества в жизни государства рекомендовалось изъять прилагательное «арабская» из официального названия республики. Кроме того, из конституции предлагают убрать пункт о главенстве законов шариата, а также ограничить полномочия президента одним семилетним сроком и передачей части законодательных функций парламентским структурам.

Реакция разделенного конфликтом сирийского общества на предложенный проект оказалась солидарной. Как представители официальной власти Сирии, так и делегаты от вооруженной оппозиции оказались не готовы принять документ. Но если в Дамаске отвергли конкретные пункты, касающиеся  трансфера законодательных функций от президента парламенту и правительству; создание нового органа власти, отправив поправки в Москву, тем самым, демонстрируя свою готовность к дальнейшей проработке данного вопроса. То сирийская оппозиция принципиально отказалась от обсуждения проекта Конституции страны, мотивировав это тем, что только сирийский народ имеет право писать Конституцию страны, поскольку Конституция, написанная другим государством, не будет работать политически.

По заявлению спецпредставителя российского президента по Сирии Александра Лаврентьева документ был подготовлен для того, «чтобы ускорить процесс принятия конституции Сирии, отражающей объективную реальность, и придать ему дополнительный импульс».

Присутствие группы ВС РФ в Сирии

6 января  Россия в качестве подтверждения ранее артикулированных намерений о необходимости перехода к политическому процессу, первым шагом на пути к которому является соблюдение режима прекращения огня,  сообщила о сокращении группировки войск в Сирии. «В пункт постоянного базирования Североморск с 6 января возвращается корабельная авианосная ударная группа Северного флота, в состав которой входит тяжелый авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов и более 40 летательных аппаратов корабельной авиации, использовавшихся для нанесения ударов по международным террористическим группировкам», – сообщил начальник Управления пресс-службы и информации Министерства обороны РФ Игорь Конашенков.

За время пребывания у берегов Сирии Россия потеряла два боевых самолета с единственного авианесущего корабля из-за технической неисправности крепежного оборудования, получив при этом бесценный опыт использования техники в реальных боевых условиях, который качественно отличается от результатов плановых учений.

Кроме того, Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ России в районе порта Тартус сроком на 49 лет, говорится на официальном портале правовой информации России. В соответствии с текстом документа, после расширения порт Тартус сможет принимать до 11 российских военных кораблей одновременно, включая судна с атомной силовой установкой. Защиту порта от нападений с моря и с воздуха будет обеспечивать российская сторона, в то время как за оборону от возможных нападений с суши будет отвечать сирийская армия. При этом пункт базирования будет полностью выведен из-под юрисдикции Сирии, говорится в документе. На его территории будет действовать исключительно российское законодательство.

Оживление на иракском театре боевых действий

Иракские войска заявили об освобождении восточной части города Мосул от террористов «Исламского государства», взяв под контроль восточный берег реки Тигр. Однако ход операции демонстрирует ошибочность тезиса о скором разгроме очагов флибустьерского государства на территории Ирака, в стиле wishful thinking (англ. попытка выдать желаемое за действительное).

Во время отступления боевики «Исламского государства», используют тактику, с которой сирийские войска столкнулись в Алеппо в декабре 2016 г. —  заминированные здания, организованные засады в мечетях, школах и госпиталях,  использование гражданских в качестве «живого щита». Кроме того, отступая, боевики террористической группировки Исламское государство жгут резервуары с нефтью и поджигают нефтяные скважины в окрестностях иракского города Мосул. Что ставит под угрозы здоровье и жизнь десятков тысяч мирных жителей, что все еще находятся в городе, и у которых нет необходимых средств защиты. По словам представителей иракской армии все эти факторы в совокупности серьезно затрудняют продвижение вглубь города.

Несмотря на достаточно скромные, особенно при учете фактора растянутости во времени, успехи иракских войск, эта часть военной кампании, как и предыдущая фаза операции по освобождению, сопровождалась победоносными реляциями и прогнозами со стороны иракцев и их союзников. Так, Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади, который ранее собирался взять Мосул под контроль правительственных войск до конца 2016 года, в начале месяца сообщил о том, что для победы над «Исламским государством» в Ираке потребуется еще три месяца. Президент Франции Франсуа Олланд, посетивший передовые позиции в Мосуле во время своего визита в Ирак, также сообщил о том, что иракские войска в течение нескольких недель освободят Мосул от боевиков Исламского государства, в связи с чем призвал международное сообщество усилить поддержку армии Ирака

Сообщение, поступившее от командования иракской армии, об открытии второго фронта борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» на западе провинции Анбар в купе с активизацией операции в Мосуле, свидетельствует о чрезвычайной важности для основных спонсоров предприятия продемонстрировать быстрый успех. Основной удар правительственных сил будет направлен на три расположенных в этом регионе города: Ана, Эль-Каим и Рава. В операции принимают участие 7-я бригада армии Ирака, отряды полиции провинции Анбар и ополчения местных племен. Данная военная кампания также нацелена на полное блокирование дорог, проложенных в пустынной местности в направлении Мосула.

Параллельно с развертыванием сил на новом направлении Ирак и Турция договорились о выводе турецких войск с военной базы на севере страны около населенного пункта Баашика. Данное событие также может выступать в качестве косвенного свидетельства смены установок в Вашингтоне в вопросе противостояния террористическим группировкам. Эффективная борьба с боевиками подразумевает тесную координацию усилий на разных участках фронта, в то время как рычаги влияния у Белого Дома есть в отношении обоих партнеров. Напомним, что прежде вопрос присутствия турецких военных частей на территории Ирака становился предметом серьезных разногласий между двумя государствами.

Блеск и нищета сирийской кампании

Войска президента Сирии Башара Асада впервые с 2012 г. полностью вернули контроль над долиной Вади Барада, из которой столица Дамаск снабжается водой. Это произошло благодаря соглашению между нынешними властями страны и оппозицией, согласно которым, оппозиционерам позволили перейти в северо-западную провинцию Идлиб, забрав с собой легкое оружие. В долину вошли сирийские военные, которые заняли периметр вокруг поселка Айн аль-Фиджа, где расположена насосная станция. В последние месяцы Дамаск испытывал большие проблемы с питьевой водой, поскольку оппозиционеры несколько раз прекращали ее подачу в столицу, а также загрязняли резервуары техническими отходами, чтобы сдержать наступление правительственных войск.

Б. Асад известен своим нежеланием переводить страну на «военные рельсы». Так, он последовательно отказывался проводить всеобщую мобилизацию или перестраивать предприятия гражданского назначения под военные нужды, рассчитывая на то, что при сохранении хотя бы видимости нормального функционирования в отдельных сферах жизни общества, страна сможет быстрее восстановиться после конфликта. В подобном ракурсе стоит рассматривать и программу работ по восстановлению города Алеппо, которую утвердило Правительство Сирии. Программа включает в себя открытие дорог, обеспечение города водой и электричеством, ремонт поврежденных, но пригодных для жилья зданий. Также был согласован срочный план для Минобразования по ремонту 50 школ в восточных районах города в течение шести месяцев, а к началу следующего учебного года планируется восстановить 100 школ. Правительство поручило Министерству внутренних дел начать патрулирование и отремонтировать полицейские участки. В то время как в секторе здравоохранения план работы включает в себя восстановление пяти медицинских центров и двух больниц.

Однако подобные созидательные планы омрачаются сообщениями о мародерстве правительственными войсками, которые фиксируются  в основном в районах Алеппо Сейфу ад-Девле, Аз-Зибдийе, Салахаддин и Ас-Суккери, где под предлогом очистки территории от мин врываются в дома, после того, как оттуда забираются ценные вещи. Также в ряде КПП сирийской армии у гражданских лиц требуют крупные суммы денег за провоз личных вещей, в результате чего некоторые местные жители вынуждены оставлять свое имущество на пропускных пунктах. Что совсем не добавляет популярности официальной власти.

Дональд Трамп и Ближний Восток. Пролог

Вступив в должность с лозунгом: «Радикальный исламский терроризм должен быть стерт с лица земли», президент Трамп с первых дней на посту развил деятельность в этом направлении. Например, 27 января Трамп подписал указ, согласно которому на территорию США запрещается въезд обладателям грин-карт – гражданам семи государств: Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана. Кроме того, сроком на 120 дней приостановлен прием сирийских беженцев. В документе отмечается, что въезд в страну сирийских мигрантов наносит ущерб интересам Соединенных Штатов. Несмотря на тот факт, что в закончившемся в октябре 2016-го финансовом году, Вашингтон принял около 12,5 тысячи сирийских беженцев из Сирии, что на порядок меньше других стран, в том числе Турции и Евросоюза. Всего же в том году приют в США был предоставлен 85 тысячам беженцев, а в 2013-2015 годах этот показатель составлял до 70 тысяч человек ежегодно. Шаг навстречу избирателю имел под собой тонкий политический расчет – решение напрямую не затрагивало ни интересы, ни достоинство региональных партнеров стратегической важности. Граждане ни Турции, ни Пакистана, ни Саудовской Аравии и других не получили «красной карточки», учитывая, что их связи с объявленными вне закона группировками является секретом полишинеля. При том, что американский лидер, комментируя свое решение, подчеркнул, что эта мера направлена не против мусульман, а против террористов.

Наиболее значимой для Вашингтона в этом контексте оказалась реакция Багдада. Парламент Ирака проголосовал за принятие ответных мер в связи с подписанием указа об ограничении въезда в США граждан своей страны. Кроме того, документ содержит призыв к ООН и ЛАГ занять твердую и однозначную позицию, осуждающую действия американских властей. Как пояснил неназванный собеседник, Ирак также выступает за экстренный созыв заседания Организации исламского сотрудничества.

В то же время один из духовных лидеров мусульман-шиитов Ирака Муктада ас-Садр назвал решение Трампа «заносчивым и высокомерным». «Заберите своих граждан, прежде чем запрещать мусульманам въезжать в США», — заявил ас-Садр, известный своей антиамериканской риторикой.

Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт отреагировал на общественный запрос, призвав президента США пересмотреть положения своего указа. «Решения Дональда Трампа наносят удар по единству семей и по связям между народами США и арабских стран в целом», — заявил он. По его словам, учитывая масштабы трагедии в Сирии, запрет на въезд ее граждан в США вызывает тревогу. Однако на Востоке наличие оживленной дискуссии совсем не эквивалентно решительным последующим действиям.

Так и в данном случае о конкретных ответных мерах в отношении граждан США не сообщается, по этой же причине остается неясным, будут ли они распространяться на американских военных, дислоцированных на территории Ирака. Необходимым представляется отметить, что радикальная смена акцентов маловероятна, принимая в расчет зависимость руководства Багдада от трансатлантической финансовой и технической поддержки.

Противоречивые сигналы

28 января Дональд Трамп провел телефонный разговор с Президентом России Владимиром Путиным. «Разговор длился около часа, велся вокруг тем, связанных с взаимным сотрудничеством по борьбе с «Исламским государством», а также с усилиями по достижению мира, включая ситуацию в Сирии», – сообщается в пресс-релизе Белого дома. Пресс-служба Кремля также оценила состоявшуюся беседу положительно, сообщив, что она проходила «в позитивном и деловом ключе». Однако искать в кратких комментариях больше смысла, чем вложили спичрайтеры, не стоит. До практических шагов на встречу друг другу еще далеко, поскольку даже когда представляется удобный шанс сымитировать кооперацию, послав верный сигнал акторам международного уровня и субъектам международных процессов на местах, им пренебрегают.

В оборонном ведомстве России утверждают, что командование авиагруппы ВКС России на авиабазе Хмеймим 22 января по прямой линии получило от штаба международной коалиции координаты целей ИГИЛ в городе Эль-Баб в провинции Алеппо. После этого два российских самолета и два самолета сил международной коалиции нанесли авиаудар по боевикам, в результате чего были уничтожены несколько складов боеприпасов и ГСМ, а также район скопления боевиков с техникой. Однако официальный представитель коалиции Джон Дорриан назвал заявление российского ведомства «чепухой» и «пропагандой». Позже также в Пентагоне прокомментировали заявление российского оборонного ведомства, заявив, что не координируют с Россией авиаудары в Сирии.

Вместе с тем, Трамп поручил министру обороны Джеймсу Мэттису разработать план по борьбе с группировкой «Исламское государство», который будет предусматривать поиск новых союзников для коалиции во главе с США, которая ведет боевые действия против ИГ. План должен быть подготовлен в течение 30 дней. Россия сегодня выступает в качестве одной из опорных сил в регионе, велика вероятность того, что новый план будет включать себя предложения о новом формате кооперации.

Ливия 2.0?

Сообщения о том, что президент США рассматривает вариант введения в Сирии безопасных зон для мирного населения, являются тревожным сигналом для российских ЛПР и их сирийских коллег, которые познакомились с концептом «безопасных (бесполетных) зон» на Ближнем Востоке в 2011 г.

По мнению специалистов, масштаб подобного решения подразумевает наличие ответов на целый комплекс принципиальных  вопросов: кто будет решать какие районы будут объявлены «безопасными»? по какому принципу будут выделяться данные районы? каким группировкам будет дозволено располагаться в данных районах? как с правовой и технической точек зрения будет обеспечен подобный режим? и т. д. Учитывая, что вопрос дополнительного размещения сил, техники и обслуживающего персонала, а также проблематика разграничения группировок уже неоднократно поднимались предыдущей администрации и так и не были решены, вероятность реализации сценария уменьшается. При этом, уже сейчас ясно одно — будучи примененным на практике данное решение неминуемо начнет сказываться на эффективности поддержки сирийской армии российскими ВКС.

Соответственно комментарии со стороны представителей российской власти были достаточно сдержанными. «США следовало бы просчитать все возможные последствия от создания зон безопасности в Сирии», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Важно, чтобы это не усугубило ситуацию c беженцами», — сказал он. На вопрос о том, советовался ли Вашингтон с Москвой по этому поводу, Песков ответил отрицательно.

Реакция не всех собеседников президента США оказалось столь же скептической, так саудовский король Салман после телефонного разговора с Дональдом Трампом, который продолжался более часа, поддержал создание зон безопасности для беженцев в Сирии и Йемене. По сообщениям стороны также договорились укреплять совместные усилия по противодействию распространению боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) на Ближнем Востоке. Вашингтон и Эр-Рияд согласились, что необходимо противостоять «дестабилизирующим действиям Ирана» в регионе. Общение с саудовцами не ограничилось единственным контактом с формальным главой государства. Так, Трамп также связался с наследным принцем Абу-Даби шейхом Мухаммедом ибн Зайдом аль-Нахайяном. Мухаммед не отклонился от генеральной линии Королевства, поддержав идею американского президента о создании зон безопасности для беженцев. Более того, как следует из слов принца, которые цитирует пресса ОАЭ, речь шла о противодействии «Братьям-мусульманам», данный факт также говорит в пользу прогнозов о грядущем упрочении контактов между Каиром и Вашингтоном и может вовлечь в «перезагрузку» Эр-Рияд, у которого сегодня наблюдаются определенные сложности в отношениях с египетскими коллегами.

23 января президенты Египта и США А.Ф. Ас-Сиси и Д. Трамп в телефонном разговоре обсудили вопросы двусторонних соглашений и борьбы с терроризмом. Были выражены обоюдные надежды на новый этап в двусторонней повестке дня, интенсификацию контактов и «координацию и консультацию между двумя сторонами с целью достижения чаяний дружественных народов».

***

Таким образом, первый месяц 2017 г. характеризуется постепенно активизацией действий Вашингтона в области борьбы с террористической угрозой в регионе, контекст сделанных звонков и обсуждаемых указов говорит в пользу грядущего расширения, в широком смысле, присутствия  США на Ближнем Востоке. Тенденцию подкрепляет параллельная ускорение действий союзников по коалиции на иракских фронтах, что может быть признаком как волюнтаристского стремления продемонстрировать свою полезность новой администрации заокеанских союзников, так и о прямом исполнении уже полученных из Града на холме директив. Москва стремится закрепить достигнутые к концу 2016 г. результаты , используя наработанный авторитет для ускорения и упрочения политического диалога между сторонами конфликта. Достижения на дипломатическом фронте оказываются не менее впечатляющими, чем успехи на фронтах военных, которые сделали переговорный процесс возможным.

Ситуация с террористической угрозой в регионе остается актуальной, о чем свидетельствуют многочисленные теракты в Багдаде, Дамаске, Триполи, сирийском Алеппо в районе Аазаза, рядом с лагерем беженцев Эр-Рекбан, в египетском городе Рафах на границе с Сектором Газа, Пальмире и т.д. Однако параллельно военным действиям произошел перезапуск дипломатического измерения конфликта, смещающийся акцент в гуманитарную сферу позволяет рассчитывать на постепенный переход к стабильно позитивной динамике. Хотя сам процесс восстановления государственности на пострадавших территориях будет долгим и болезненным.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Арабские страны: декабрь 2016 г. (дайджест)

Арабские станы: декабрь 2016 г. (дайджест)

Самым значительным событием в декабре 2016 года стало освобождение от террористов сирийского города Алеппо. Возвращение под контроль второго по величине города в стране является крупнейшей победой правительственных сил за весь шестилетний период гражданской войны в Сирии. С 2012 года именно Алеппо был разделен на две части: между правительственными войсками, контролировавшими запад, и повстанцами, которые контролировали восточные районы.

 

Армия Асада объявила о возвращении Алеппо

22 декабря 2016 года сирийская армия объявила о возвращении тотального контроля над важным индустриальным центром Сирии – городом Алеппо. Правительственные войска официально сообщили об этом после завершения эвакуации последней группы гражданских лиц и повстанцев за пределы города. При этом новость об освобождении Алеппо не вызвала широкого международного одобрения.

Президент Сирии Башар аль-Асад заявил, что «речь идет как о победе его страны, так и о победе России и Ирана над терроризмом на территории Сирии». Москва и Тегеран являются ключевыми союзниками Башара аль-Асада и сходятся во мнение относительно невозможности четкого разделения террористических групп (например, Джабхат Фатх аш-Шам (бывш. Джабхат ан-Нусра, запрещена в РФ) на умеренную оппозицию и террористов. Президент России Владимир Путин считает, что «результатом этого сотрудничества стала важная победа в деле борьбы с международным терроризмом».

Однако арабские СМИ неоднозначно охарактеризовали действия Ирана и России в Алеппо. Так, арабское новостное агентство «Аль-Арабия» считает, что «разрушительные» действия сирийской армии и ее союзников в Алеппо привели к небывалому увеличению потока беженцев из Сирии, которые «вынуждены спасаться от воздушных ударов». В данном сообщении речь явно идет о российской военной поддержке армии Сирии с воздуха. Интересно, что в качестве основной причины, по которой сирийцы покидают свои дома «Аль-Арабия» называет воздушные удары, а не преступления террористов в оккупированных ими районах, и даже не сам факт существования гражданской войны в стране. Вместе с тем «Аль-Арабия» считает, что именно вступление России в военный конфликт в Сирии переломило ход событий в пользу Башара аль-Асада, явно подчеркивая якобы не столь значительную роль Ирана в конфликте.

Со своей стороны главнокомандующий Стражей исламской революции генерал-майор Мохаммад Али Джаафари назвал Алеппо «линией фронта исламской революции». Это означает, что в настоящее Тегеран рассматривает свое участие в сирийском конфликте в том числе с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны. Более того, Иран рассматривает Сирию как одну из площадок для укрепления собственного влияния в регионе. Только два данных факта не дают оснований полагать, что роль Ирана в сирийском кризисе «незначительная».

 

Россия, Иран и Турция готовы помочь достичь мирного соглашения в Сирии

В то же время 20 декабря 2016 года в Москве прошла встреча между высокопоставленными представителями Ираном, Турции и России с целью обсудить пути урегулирования в Сирии. На совместной пресс-конференции глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что сотрудничество в подобном трехстороннем формате поможет достичь мирного соглашения между президентом Башаром аль-Асадом и оппозицией. По мнению Сергея Лаврова, в Сирии необходимо бороться с терроризмом, а не за смену легитимного режима.

Интересно, что, по сообщению арабского телеканала «Аль-Джазира», именно по просьбе Ирана из повестки дня были исключены другие международные вопросы. Это также свидетельствует о намерении Ирана направить сирийский конфликт находится в сфере геополитических, стратегических и региональных интересов Тегерана.

 

Башар аль-Асад: Дональд Трамп может быть союзником

Несомненно, освобождение Алеппо от террористов является переломным моментом в сирийском конфликте. Однако избрание нового президента в США и приход новой администрации также может существенным образом повлиять на развитие событий. После избрания Дональда Трампа новым главой Белого дома сирийский президент выразил надежду на будущее сотрудничество с США в борьбе с терроризмом. Аль-Асад считает, что  Дональд Трамп может стать естественным союзником Дамаска, так как последний демонстрирует «готовность бороться с экстремистами».

Действительно, в ходе предвыборной кампании Дональд Трамп четко высказывался за необходимость искоренения террористической группировки ИГ (запрещена в РФ), и в частности в Сирии, где сейчас ИГ представляет наибольшую угрозу. Более того, республиканский кандидат выразил мнение, что свержение Башара аль-Асада не сможет изменить ситуацию в лучшую сторону, ведь «оппозиция может оказаться еще хуже». Трамп не высказался прямо за поддержку действующего правительства в Сирии, но вместе с тем. говоря об оппозиции, заявил, что США «не знают тех, кого поддерживают».

Если после вступления в должность новый президент действительно сосредоточится на борьбе с террористической угрозой в Сирии и не будет следовать политике нынешней администрации Барака Обамы, заключающейся в оказании поддержки так называемой умеренной оппозиции, то победа над ИГ в Сирии может завершится куда быстрее. Вместе с тем, по мнению Трампа, если Штаты атакуют войска Башара аль-Асада, то окажется, что США одновременно сражается с Россией и Ираном, так как это основные союзники Дамаска. Важно также, что, несмотря на существующее похолодание в отношениях между Москвой и Вашингтоном, Россия воспринимает Дональда Трампа как куда более приемлемого партнера в работе на сирийском направлении, чем нынешняя администрация. И данная позиция связана именно с тем, что Трамп не приравнивал уход Башара аль-Асада с прекращением кровопролития в стране.

Тем не менее на данный момент невозможно однозначно утверждать, в направлении будут развиваться события в ближайшее время, но нет никаких сомнений в том, что на данный момент, ни Россия, ни Вашингтон, ни Иран не будут склоняться к необходимости усиливать боевые действия. Стороны явно нацелены на организацию переговоров и политического диалога между противоборствующими сторонами.

 

Взрыв коптской церкви в Египте

11 декабря 2016 года в коптском соборном комплексе в Аббасии в Каире произошел теракт, в результате которого погибли 26 человек, более 50 получили ранения. Этот теракт стал наиболее крупным нападением на коптскую церковь в Египте с 2011 года. Все церкви Египта взяты под усиленную охрану. Взрыв произошел в день национального праздника в Египте Мавлид ан-Наби – Рождение пророка Мухаммеда. Ответственность за взрыв взяла на себя группировка ИГ. В видеообращении, опубликованном в Интернете, террористы заявили, что будут продолжать атаки против «каждого кафира (с ар. неверного, представителя другой веры) в Египте и во всем мире».

Некоторые египетские эксперты полагают, что данный теракт является прямой попыткой подорвать экономику Египта, которая сегодня особенно остро нуждается в иностранных инвестициях, а также удержать туристов от посещения египетских курортов.

Однако все же преобладает мнение, что целью смертника были именно христиане-копты. По имеющимся данным, христиане составляют порядка 10% от 92-миллионного населения Египта. Во время нахождения у власти в Египте лидера «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси атаки на христиан особенно участились. В 2013 году возле собора Св. Марка в Каире произошли столкновения между группой коптов, участвующих в отпевании погибших в ходе религиозного насилия, и местными жителями. В феврале этого года суд Египта приговорил троих христианских подростков к пяти годам заключения за оскорбление ислама. Обвинением было предоставлено видео, на котором молодые люди якобы передразнивали молившихся мусульман. Сами осужденные утверждали, что они издевались таким образом над боевиками Исламского государства. После «арабской весны» 2011 года в Египте проходило много процессов по делу о богохульстве, и в качестве обвиняемых также часто выступали копты.

После свержения Мохаммеда Мурси в июле 2013 года к власти в Египте пришло правительство президента Абдель Фаттаха ас-Сисси, который объявил движение «Братьем-мусульман» вне закона и ведет борьбу с исламистами. Однако теперь нападения на коптские церкви совершают радикальные боевики в провинции Синай, где активно действуют джихадисты, связанные с ИГ. Напомним, что основная цель ИГ – создание единого исламского халифата и борьба против неверных (джихад).

 

Резолюция Совбеза ООН против израильских поселений

23 декабря 2016 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию №2334, осуждающую строительство израильских поселений на палестинских территориях. 14 из 15 членов Совбеза объявили ведение и расширение поселенческой деятельности нарушением международного права. В то же время союзник Иерусалима – США, которые традиционно блокируют подобные резолюции в отношении Израиля, воздержались. Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху назвал резолюцию позором и пригрозил принять дипломатические меры против стран, допустивших ее принятие и «институтов ООН, враждебно настроенных по отношению к еврейскому государству».

Тот факт, что во время голосования Соединенные Штаты воздержались, позволило Совету Безопасности принять первую с 1979 года резолюцию, осуждающую Израиль за его политику в отношении арабских территорий. Новый документ требует, чтобы «Израиль немедленно прекратил всю деятельность по строительству поселений на оккупированной палестинской территории, включая восточный Иерусалим». Согласно тексту резолюции, населенные пункты не имеют «никакой юридической силы» и представляют «опасность для существования плана урегулирования по принципу существования в двух государств».

С момента образования государства Израиль в 1948 году США считают его своим ключевым союзником в ближневосточном регионе. При том, что большинство членов ООН осуждают израильскую политику по отношению к Палестине, американское право вето играло ключевую роль для преодоления дипломатической изоляции Израиля. На протяжении более 30 лет США около сорока раз блокировали резолюции Совбеза, осуждающие Израиль. Так же было и в 2011 г., когда на голосование была вынесена аналогичная резолюция, осуждающая поселенческую активность.

Тем не менее спустя 5 лет Вашингтон фактически позволил Совету безопасности принять резолюцию №2334. В Вашингтоне это решение объяснили тем, что поселенческая политика премьер-министра Биньямина Нетанияху не привела ни к какому прогрессу в переговорном процессе. Резолюция, по словам официального представителя Белого Дома, «отражает принятые в мировом сообществе взгляды на израильские поселения». По словам госсекретаря США Джона Керри, Вашингтон «не мог препятствовать принятию резолюции, которая призывает обе стороны работать во имя достижения мира». Многие эксперты отмечают, что новая резолюция не предполагает никаких конкретных мер давления на Израиль, в том числе санкций, в связи с чем характеризуют ее как очередное ни к чему не ведущее решение. Более того, израильский премьер уже объявил, что не намерен подчиняться требованиям резолюции. Однако представляется, что новый документ все же имеет ряд практических последствий. Например, принятие резолюции №2334 может отразиться на судьбе  жалобы в отношении Израиля, которую администрация Палестины передала в Международный уголовный суд (МУС). В ней Израиль обвиняется в совершении военных преступлений в ходе операции в Секторе Газа в 2014 году, а также в процессе строительства поселений в 2015. До сих пор дело находилось на стадии предварительного рассмотрения, однако не исключено, что теперь МУС переквалифицирует его в уголовное разбирательство.

 

Таким образом, несмотря на то, что военно-политическая ситуация в регионе Ближнего Востока остается крайне напряженной, события завершающегося месяца в уходящем 2016 году дают основания предполагать наличие позитивных сдвигов в ближайшем будущем. Так, возвращение контроля над мегаполисом Алеппо в Сирии – явное позитивное изменение в балансе сил на сирийском фронте в пользу Башара аль-Асада. Более того, нельзя исключать возможность установления более тесного и предметного сотрудничества между Москвой и США по борьбе с ИГ в Сирии. Важно, что к сотрудничеству с Россией подключилась Анкара, которая высказывается за пресечение финансирования сирийских боевиков из-за границы. Весомую роль в сирийском конфликте продолжает играть Иран, который воспринимает Сирию как стратегически важное пространство, а власть алавитов в Дамаске – сильным союзником в борьбе за региональное влияние.

Что касается палестино-израильского урегулирования, в начале этого месяца был совершен исторический шаг на пути признания противоправной деятельности Израиля на оккупированной территории – первая с 1979 года резолюция, осуждающая поселенческую деятельность, не вотированная США. Таким образом, перспектива созыва широкой международной конференции с участием Израиля и Палестины не исключается, в том числе усилия Москвы по организации такой конференции приобретают особое значение.

 В.Аватков, Е.Кислова

 

Союз нерушимый государств арабских?

 

Долгое время, являясь столпом арабского мира, Египет выступал в качестве несущей конструкции в формирующейся системе безопасности на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Исторический и культурный потенциалы выгодно дополняют геостратегическое положение страны – «хранителя» переправы из Индийского океана в Атлантику, моста между Африкой и Азией. Добавим к этому внушительный ресурс народонаселения и высокую армейскую подготовку и получим державу, чье значение в регионе принято называть не иначе, как определяющим, несмотря на то, что в силу череды обстоятельств Египетская Республика временно выпала из игры наций. Преодоление внутренних социально-экономических противоречий, с которыми столкнулась страна, требовало «финансового костыля». Учитывая все переменные, оказалось, что кратчайший путь предполагает помощь из-за рубежа. Одновременно у такого амбициозного, но сравнительного молодого игрока на международной арене, как Саудовская Аравия, возникла необходимость в союзнике, что смог бы обеспечить должный статус Королевству сразу на нескольких уровнях: от имиджевого до военно-прикладного. Казалось бы, итог в виде той или иной формы тесного сотрудничества закономерен. Реальность, как всегда, оказалась несколько сложнее.

Позитивный опыт в двусторонних отношениях уходит корнями в глубь веков, так – Египет во многом обеспечивал экономическое существование прообраза современной Саудовской Аравии – Хиджаза, поставляя продукты и прочие ресурсы, необходимые в том числе для обеспечения хаджа.

В XX веке взаимодействие также было достаточно плотным (за исключением периода президентства Г. Насера; примечательно, что на церемонии прощания с полковником присутствовали руководители всех арабских стран, кроме короля Саудовской Аравии Фейсала). Традиционно в Саудовскую Аравию на заработки отправляются многочисленные египетские трудовые мигранты. Сегодня их более 2,5 миллионов человек, их отчисления на родину являются одним из трех китов египетской экономики. Помимо доходов от эксплуатации Суэцкого канала и туризма, поступления от рабочих-эмигрантов составляют третий по величине источник дохода в египетский бюджет (по египетским законам, до 5 млн граждан отсылают деньги на содержание своих семей).

Если президенты А. Садат и Х. Мубарак положительно оценивались саудитами как стратегические партнеры в сферах экономики и безопасности, то приход к власти прокатарского движения «Братьев мусульман» в 2011 г. обеспокоил хранителей двух святынь своим курсом на диверсификацию международных связей. С особенной опаской в Эр-Рияде было встречено решение о восстановлении отношений с Ираном – так, впервые с 1979 г. было открыто прямое авиасообщение между Каиром и Тегераном, возобновились политические контакты высокого уровня.

Ставка генералитета на личность Абдул-Фаттах Халила Ас-Сиси оправдала себя, в Королевстве правильно истолковали кандидатуру президента, который в свою бытность проработал несколько лет военным атташе в Саудовской Аравии, наладив необходимые связи с королевской семьей. Неудивительно, что в 2013 году саудовское руководство активно поддержало «рублем» свержение «Братьев-мусульман», и в экономику ЕАР потекли  значительные средства на поддержку новой египетской власти. После переворота июля 2013 г. саудовская помощь Египту составила около 27 млрд долларов , включая кредиты, гранты, займы и безвозмездные субсидии. Естественно, в Эр-Рияде такую политику проводят не из соображений чистого альтруизма – характерен пример последнего эпизода с принятием во флот Египта двух УДК типа «Мистраль», которые могут патрулировать побережье Йемена и справляться с пиратами, угрожающими нефтяным танкерам в Аравийском море.

Однако в, казалось бы, прочном и стратегически выгодном обеим сторонам союзе также имеются свои противоречия. Так, по некоторым источникам, весьма ограниченное (около 400 военнослужащих) участие Египта в уже упомянутой йеменской военной кампании не удовлетворяет саудовцев. При этом активно свое неудовольствие по этому вопросу они не демонстрируют, держа в уме такой вариант развития событий, при котором на южных границах хуситы переходят в контрнаступление, а на Севере – далеко не всегда управляемые радикалы решают навести порядок в «вилайете Хиджаз». Военные учения «Северный гром» (North Thunder), «Табук» (Tabuk Maneuvers) и «Фейсал» (Faisal Maneuvers) отвечают на вопрос о том, на чьи вооруженные силы Королевство сможет опереться в кратчайшие сроки, если произойдет резкое обострение ситуации.

Сирийский кризис в силу своей масштабности и значимости не мог не внести свои коррективы в двустороннюю повестку дня. Сто восьмидесяти градусный разворот наступательной инициативы на сирийских фронтах по сравнению с ситуацией годичной давности также опосредованно влияет на египетско-саудовские отношения. Отдельные факты говорят о том, что после взятия Алеппо под контроль, зеленый свет будет дан развитию политического процесса. Саудовская Аравия по всем признакам заинтересована в возможности дальнейшего участия в формировании нового политического будущего САР, поэтому стремится расширить влияние в условном списке «кандидатов в кандидаты». В этом качестве сообщения о том, что саудовцы решили примириться с «Братьями-мусульманами» не на своей территории, а в Сирии и в Йемене (через филиал движения – партию «Ислах»), для Египта являются совершенно неприемлемыми.

Также египтяне не могли оставить без внимания наличие объявленного «вилайета Исламского государства» на своей территории. Принимая во внимание активную поддержку саудовцами всевозможных оппозиционных правительству Асада сил, они в состоянии сложить два и два и получить формулу: «увеличение количества оружия и боевиков в Сирии – обострение вопросов безопасности на севере Синая и на западных границах с Ливией».

Более того, Египет признает Б. Асада и диалог с ним, но главное – не видит в будущем Сирии присутствия представителей террористических групп на руководящих постах. Встречи, подобные тем, что состоялись на полях 71-ой Генеральной ассамблеи ООН, где министр иностранных дел ЕАР общался со своими коллегами из Ирана и Сирии, свидетельствуют о приверженности подобному курсу. Тяжелым сюрпризом для саудовцев оказалась стратегия голосования ЕАР по резолюциям СБ ООН, связанных с наступлением правительственных войск Б. Асада на Алеппо (Египет проголосовал и за французскую и за российскую резолюции). На что последовала незамедлительная реакция – Министерство финансов КСА заморозило финансовую поддержку египетского фунта, прекращен экспорт нефти в Египет по льготным ценам через Saudi Arabian Oil Co. (Saudi Aramco). Эксперты заговорили о достижении низшей точки в двусторонних отношениях с 2013 года.

Динамика процесса передачи Королевству островов Тиран и Санафир – еще одно свидетельство в пользу наличия напряженности в саудовско-египетской повестке дня. Так, египетский парламент до сих пор не одобрил подписанное соглашение, в то время как саудовский кабинет министров ратифицировал его сразу. В конце июня административный суд Египта, инициативу которого трудно заподозрить в излишней самостоятельности, признал незаконным делимитацию морских границ и передачу островов, тем самым затягивая и усложняя весь процесс. Не лишним будет отметить, что сам факт «торговли территориями» был негативно воспринят египетским обществом, которое справедливо считает свое государство гораздо более древним и заслуживающим признания традиционных сфер влияния. Необходимость унижения перед «нефтяными нуворишами» идет вразрез с характерной чертой цивилизаций, имеющих за спиной тысячелетия истории, – национальной гордостью. Гордость и связанная с ней обида на текущее плачевное положение страны, прорываются в медиа-пространство не только репортажами о протестных шествиях, но и той поддержкой, с которой население откликнулось на слова водителя «тук-тука» :  «Где тот Египет, что контролировал Судан, Чад, Саудовскую Аравию и ту кучку стран Залива, которая сейчас потешается над нами и похваляется тем, сколько они якобы делают для нас?».

При этом «арабская улица» не питает иллюзий на счет того, можно ли преодолеть усугубляющийся социально-экономический кризис за счет саудовских дотаций. Об этом красноречиво говорят переговоры между АЕР и МВФ по поводу кредита в 12 млрд  долларов. Для текущего внутриполитического климата в Египте требования Фонда представляются не только трудновыполнимыми, но и чрезвычайно опасными: ужесточение бюджетной политики влечет за собой снижение дотаций малоимущим слоям населения, сокращение объемов закупок продовольствия, притом около половины населения живет меньше, чем на 2 доллара в день. Современный Египет – это образец импортно ориентированной страны, что означает зависимость от поставок из-за рубежа в стратегически важных областях, например продовольственного обеспечения. Поэтому курс фунта, который долгое время оставался на плаву только благодаря вливаниям со стороны КСА, для египтян далеко не просто цифра на бирже. Уместно сравнение с российским интересом к индексу нефтяного барреля. Решение об установлении плавающего курса египетского фунта – еще одно косвенное свидетельство того, что сегодня отношения между странами переживают не лучшую свою фазу и что экономика Египта находится в глубокой стагнации. Положение с наполняемостью бюджета и расходами на продовольствие настолько плачевно, что закупки зерна у традиционных партнеров приостанавливаются, а власти принудительно изымают запасы сахара у крупнейших торговых компаний на местном рынке.

По этой и по многим другим причинам текущее египетское руководство тщательно демонстрирует дружественный настрой, на фоне возрождения ИРИ посылая саудовцем сигналы лояльности – показательно, но не кардинально, ограничивая права шиитов в стране. Так, недавно был запрещен шиитский праздник Ашура с формулировкой-пояснением: «Чтобы не допускать столкновений египетских салафитов и египетских шиитов». Сохранение текущего баланса во взаимоотношениях соответствует интересам обеих держав, однако в условиях перманентной bellum omnium contra omnes (лат. — война всех против всех) на Ближнем Востоке, все союзы можно охарактеризовать как ситуативные, а случаи, когда бывший союзник становится заклятым и самым непримиримым врагом, отнюдь не новы для этих краев.

Д.Тарасенко

Арабские страны: ноябрь 2016 (дайджест)

Арабские страны: ноябрь 2016 г. (дайджест)

8 ноября 2016 года Дональд Трамп был избран новым президентом США. Это событие, несомненно, стало поворотным и для арабского мира, ведь Вашингтон является одним из крупнейших акторов в регионе. Интересно, что позиции ближневосточных государств относительно будущих возможностей сотрудничества с новым американским президентом оказались непохожими друг на друга. Также ноябрь ознаменовался первым крупным успехами сирийской армии по освобождению города Алеппо с 2012 года. При поддержке российской авиации правительственным войскам удалось взять под контроль восточный район города. По оценкам экспертов, на данный момент очевидно, что террористы будут полностью вытеснены из Алеппо, однако специалисты расходятся во мнении относительно сроков окончания операции по освобождению города.

 

Кем станет Дональд Трамп для Ближнего Востока?

8 ноября 2016 года неожиданно для многих экспертов и обывателей новым главой Белого дома был избран миллиардер Дональд Трамп, известный своими резкими заявлениями в том числе в адрес арабов и мусульман, что не могло не привлечь внимание со стороны как политического истеблишмента, так и широких масс в ближневосточных государствах. Интересно, по данным опроса общественного мнения, проведенного Арабским центром политических исследований (базируется в Вашингтоне) в девяти странах Ближнего Востока (Алжир, Египет, Ирак, Кувейт, Марокко, Иордания, Палестина (Западный берег реки Иордан и сектор Газа), Саудовская Аравия и Тунис)), 65 процентов жителей Саудовской Аравии заявили, победа Хиллари Клинтон положительно скажется на арабскиом регионе.

Победа Дональда Трампа стала большим шоком для лидеров политического ислама как суннитских в лице “Братьев мусульман”, так и шиитских, представленных правящим режимом в Иране. За последние восемь лет страны-представители обоих направлений ислама приложили немало усилий к тому, чтобы научится работать с демократами и выстроили определенные отношения с Вашинтоном. Арабские политики продолжили бы развивать отношения с Хиллари Клинтон, не нуждаясь в политическом повороте на 180 градусов Однако этого не произошло. Дональд Трамп, известный своей враждебностью и недоверием к исламским политическим элитам, имеет четкую антииранской позицию, явно отказываясь от любых позитивных отношений с Исламской Республикой, ведь как он считает Иран главным спонсором терроризма в регионе.

Несмотря на то, что позиция нового президента США по Ирану будет более ясной после того, как он официально вступит в должность, можно с уверенностью констатировать, что в отношении Ближнего Востока Трамп намерен начать жесткую военную политику против всех экстремистских группировок, которые провозглашают религиозные фундаменталистские лозунги, чтобы немедленно устранить их.

Если Иран явно не будет другом или союзником американчев в эпоху ДональдаТрампа, то в отношении сирийского кризиса его позиция более противоречивая. В частности это касается готовности сотрудничать с Россией по сирийскому уригулированию. Трамп считает, что его приоритетом является устранение ИГ (запрещена в РФ) и зачистка территории Сирии от боевиков. Тогда возникает вопрос, как он собирается одновременно работать по Сирии вместе с Москвой, отстранившись от Ирана, и выступать за отказ признавать Башара аль-Асада законным президентом.

При этом Трамп ясно дал понять, что он выступает за прочные отношения с уже привычными нам союзниками Америки на Ближнем Востоке, в том числе с Египтом, Иорданией, ОАЭ, Катаром и Саудовской Аравией. Эти суннитские государства, как представляется, довольны уходом администрации Обамы. Ведь они – особенно саудовцы – воспринимают подписание ядерного соглашения с Ираном как предательство со стороны Вашингтона. Теперь же, антииранская риторика Дональда Трампа дает странам Залива надежду на “восстановление справедливости”.

Избранный президент провел мощную избирательную кампанию, используя противоречивую, но популярную риторику, к примеру, о запрете на въезд в США для мусульман и депортации всех нелегальных иммигрантов. Однако позже он изменил некоторые из своих замечаний, которые были расценены как оскорбительные для мусульман. Но несмотря на это, исламский мир наодится в ожидании новой эры американско-арабских отношений.Те, кто был недоволен политикой Барака Обамы приветствует новую республиканскую администрацию, в то время как те, кто выиграл от его политики будут очень разочарованы, так как политика нового американского президента явно придаст новый импульс активности США в регионе.

 

Сирийская армия заняла ключевые районы Алеппо

  28 ноября 2016 года сирийские правительственные войска и их союзники при поддержки российской авиации захватили контроль над ключевыми районами воточной части города Алеппо. Этот город имеет ключевое стратегиеское значение, так как явлется Сирия крупнейшим экономическим центром Сирии.

С 2012 года Алеппо находится под контролем боевиков ИГ и других террористических групп, и сегоднящние купные успехи сирийской армии по освобождению города ознаменовали поворотный моментом в пятилетнем конфликте. Ведь, если правительственным войскам удасться захватить все восточные районы Алеппо, то правительство президента Башара аль-Асада будет находиться у власти в четырех крупнейших городах страны, а также в прибрежной области. Таким образом, справедливо полагать, что у ИГ и радикальной оппозиции нет шансов удержать ключевые центры страны.

Но несмотря на то, что на сегодняший день стало понятно, что Алеппо находится явно не под контролем демократических сил, порющихся против тирана-Асада, некоторые западные аналитики продолжают критиковать военную операцию сирийской армии в Алеппо.

Так, например, Чарльз Листер, старший научный сотрудник Вашингтонского Института Ближнего Востока, считает, что сам город Алеппо являлся базой умеренной оппозиционной деятельности, поэтому, если он будет захвачен провительственными силами, “это станет непереносимым ударом для умеренной оппозиции”, с которой и борется Башар аль-Асад. С тех пор, как Алеппо присоединился к восстанию четыре года назад во время Арабской весны, в восточной части города была сделана попытка установить “модель управления без Асада”. Были избраны местные лидеры, создана собственная систем образования и выстроены торговые отношения с повстанцами из приграничных деревни и с соседней Турцией. В результате американский исследователь делает вывод, что восточные районы, занятые исключительно умеренной оппозицией, подверглись жестокому наступлению со стороны правительственной армии и российским авиаударам.

Подобная оценка происходящего сегодня в Алеппо далеко не редкость. Несмотря на то, что даже новоизбранный президент США признал, что  основная проблема Сирии – террористы и даже заявил о готовности сотрудничать с Россией, чтобы решить эту проблему, большинство стран Запада продолжают поддерживать оппозицию и обвинять Башара аль-Асада в массовых убийствах мирных жителей.

Однако сложившиеся на сегодняший момент реалии могут дать аль-Асаду реальный шанс изменить ситуацию в стране и остановить гражданскую войну. В этом мысле в его пользу играет смена администрации в США, крупнейший прогресс на поле боя за последние пять лет, нормализация отношенияй между Москвой и Анкарой, а также явное моральное и материальное ослабление ИГ в силу начала военной операции по освобождению иракского Мосула и сирийской Ракки – провозглашенных центров исламского халифата. Таким образом, справедливо предположить, что, если Дамаску удастся удержать достигнутый успех, в ближайшее время контроль над значительной частью территории страны перейдет к правительственным силам.

 

Ирак ожидает поддержки от Трампа в борьбе против ИГ

  21 ноября 2016 года министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джафари заявил, что в ходе военной операции по освобождению Мосула от боевиков ИГ уже около одной трети города взято под контроль иракской армии и собзников. Причиной знаительных успехов операции, по мнению аль-Джафари, является “высокая степень скоординированнности и сплоченности между ее участникми”: иракскими силами безопасности и международной коалицией против ИГ под руководством США.

Действительно, с начала широкомасштабного наступления иракских военных и курдских ополценчев под Мосулом достигнут ощутимый прогресс:  убито около тысячи боевиков, взяты в плен около 600 (цит. по “Al-Arabiya” – прим. автора). Очевидно, что на успех операции серьезно влияет степень поддержки иракских сил с воздуха со стороны междунаролной коалиции. В этом смысле крайне важно, какую позицию в ближайшее время займет  новоизбранный президент США Дональд Трамп, так как Вашингтон является лидером коалиции. Для Багдада важно, чтобы США продолжили оказывать многоуровневую поддержку Ираку как в его борьбе против ИГ, но и в восстановлении инфраструктуры Мосула после освобождения. В этой связи американскую финансовую поддержду Ираку в больбе простив ИГ можно сравнить с программой  плана Маршалла, согласно которому Соединенные Штаты помогли западным государствам восстановить свою инфраструктуру и экономику после Второй мировой войны. План Маршалла также был тесно связан с “доктриной Трумэна”, направленной на противодействие ширению зоны влияния СССР в мире. Представляется, что Багдад с удовольствием примет необходимую помощь от Вашингтона, который в свою очередь будет заинтересован в крепком закреплении собственных интересов в Ираке после освобождения второго по величине города в стране. Особенно после того, как позиции России в Сирии имеют явные и непоколебимые преимущества.

Ибрагим Аль-Джафари также заявил, что Ирак не допустит какой-либо активности со стороны Турции в районе общей границы, в том числе военного вмешательства в операцию. Опасения Багада очевидны: Турция опасается, что шиитские ополчения, которые поддерживают иракскую армию могут начать борьбу против суннитских туркменов в городе Таль-Афар (северо-запад Ирака), который находится на главной дороге, связывающей между Мосул и территорию Сирии. Этот город также был центром иракских повстанцев во время войны Ираке в 2003 году. В этой связи представляется, что в случае возникновения ирако-турецкой напряженности в районе границы власти Ирака обратятся к Евросоюзу как к посреднику в урегулировании с Турцией, предполагая, что ЕС имеет определенное вляние и рычаги давления на турецкое руководство, при этом так же отвергает вмешательство Анкары в Ирак.

 

Очевидно, что ноябрь во многом стал поворотным месяцем для Ближнего Востока. Приход новой, республиканской администрации открывает для стран региона новые возможности для сотрудничества, а арабские лидеры в большинстве своем, хоть и осторожно, но позитивно оценивают перспективы работы с Дональдом Трампом, несмотря на жесткую риторику последнего в адрес мусульман в ходе предвыборной кампании. На сирийском и иракском направлении в деле борьбе против ИГ за прошедший месяц продемонстрирован значительный прогресс. Если легитимным правительственным силам удасться удержать достигнуй успех, то большинство территории обеих стран все-таки будет зачищена от боевиков. Основной проблемой наступающих сейчас является то, что террористы использут мирное население в качестве живого щита, а покидать город запрещено под страхом смерной казни.

 

В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: октябрь 2016 (дайджест)

Прошедший месяц ознаменовался важными событиями на иракском направлении: армия Ирака начала военную операцию по освобождению Мосула от боевиков ИГИЛ (запрещена в РФ). Вместе с тем в некоторой степени снизилось внимание международного сообщества к Сирии. Здесь не наблюдается подвижек в достижении компромисса между непрямыми участниками конфликта (Россией и США),  и продолжают приходить сообщения о срыве режима прекращения огня для открытия гуманитарного коридора, предложенного Россией, а также в целом об ухудшении гуманитарной обстановки в стране.

 

Битва за Мосул

17 октября 2016 года иракская армия и отряды курдских боевиков Пешмерга начали операцию по освобождению города Мосула, одного из крупнейших центров Ирака, от боевиков террористической группировки ИГИЛ. Важно отметить, Мосул является последним крупным оплотом ИГ в Ираке. Согласно оценке иракских военных специалисов, битва за Мосул, где по-прежнему проживает около 1,5 миллиона мирных жителей, станет самой тяжелой для Ирака после американского вторжения в 2003 году.

Попадание Мосула под тотальный контроль террористов ИГИЛ два года назад стало шоком для всего мира. Бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики ушел в отставку, несмотря на то, что в международных политических кругах полагали, будто ничто не сможет заставить аль-Малики покинуть свой пост, кроме окончания срока его полномочий. Однако можно справедливо полагать, что падение второго по величине иракского города стало результатом неверной политики Багдада.

Нури аль-Малики пришел к власти в Ираке в 2006 г., после после утверждения новой Конституции Ирака при активном участии США. Будучи представителем шиитской религиозной общины, новый премьер стремился к расширению своих полномочий, часто жертвуя интересами Ирака. Так, например, по мнению аль-Малики, если снизить до минимума полномочия суннитской оппозиции в парламенте, заставить суннитов покинуть правительство и отправить военных для разгона оппозиционных протестов, можно усмерить суннитов и победить терроризм. Также он окружил себя невсегда некомпетентными кадрами, близкими к нему, что привело к широкому распространению коррупции даже в структурах безопасности. Таким образом, Ирак стал уязвимым для ИГ, что подтвердилось взятием под контроль крупного промышленного центра на севере страны.

Более того, В июне 2014 года, когда уже было очевидным, что ИГИЛ скоро появится в Мосуле, Нури аль-Малики категорически отверг предложение курдских формирований Першмерга защитить город от исламистов. Возможно, причина подобного решение аль-Малики имеет исторические корни. Еще при Саддаме Хуссейне произошла так называемая «арабизация» Мосула. Понимая стратегическую важность города, правительство Ирака переселило туда сотни тысяч арабов-суннитов, представителей правящего меньшинства в стране. Арабами записывали и курдов, составлявших тогда большинство населения Мосула. Логика Хусейна вполне понятна, оставлять столь важный стратегический пункт в руках нелояльных к центральной власти курдов было решительно невозможно.

Текущая операция по свобождению Мосула может стать ключевым событием не только в современной истории Ирака, но и в истории религиозного шиитско-суннитского противостояния, ведь в военной операции участвуют представители обоих религиозных направлений ислама, а враг представляет из себя террористическую организацию суннитского толка.

Что касается стратегической значимости города, то с начала XX века развитие Мосула связано с открытием нефтяных месторождений в регионе. С этого момента город превратился в ключевую точку поставок нефтепродуктов в Турцию и Сирию.

Сейчас наступление на Мосул при поддержке авиации международной коалиции против ИГ под руководством США идет с восточного и южного направлений. Несмотря на то, что как иракские, так и американские официальные лица говорят об успехе наступления, очпвидно, что успех весьма относителен. Освобождены лишь несколько небольших населенных пунктов в окрестностях Мосула. Основные трудности начнутся во время боев непосредственно в городских кварталах. ИГИЛ под страхом смертной казни запретило гражданскому населению покидать город, а также используют мирных жителей в качестве живого щита.

Успех наступлению может обеспечить удар по ИГИЛ изнутри. В настоящее время начали поступать сообщения об очередном мятеже в Мосуле, причем в сообщениях говорится, что с боевиками ИГИЛ начали боевые действия боевики Армии Накшбанди, которая составляла костяк исламской полиции Мосула и состоит из бывших баасистов (членов партии Саддама Хусейна). Конечно, возможности полицейских формирований куда ниже, чем у иракской армии, но в условиях наступления на Мосул данный факт может быть весьма значимым во время непосредственных сражений в городе.

В Ливане избран новый президент

31 октября 2016 года парламент Ливана избрал Мишеля Наима Ауна, лидера христианской партии «Свободное патриотическое движение» (СПД), новым президентом страны. Избрание Мишеля Ауна положило конец президентскому вакууму в Ливане, продолжавшемуся более двух лет. После того, как 2014 году пост президента покинул Мишель Сулейман, ливанские парламентарии не могли достичь компромисса в выборе политической фигуры, которая устроила бы и христианские, и мусульманские партии. Голосование в парламенте переносилось 45 раз по причине отсутствия кворума.

Соперником Ауна выступил глава партии «Марада» Сулейман Франжье. Оба политика принадлежат к общине маронитов, составляющих большинство среди ливанских христиан. Из их числа, согласно конфессиональному устройству Ливана, выдвигаются кандидаты в президенты.

Для многих ливанцев избрание Мишеля Ауна связано с надеждами на долгожданные перемены. Новый президент уже неоднократно заявлял, что «намерен вернуть ливанским христианам ту роль, которую им подобает играть в государственных делах».

Ливан является уникальным государством на Ближнем Востоке, где христиане, мусульмане имеют равные права. В этой связи, программа Ауна по достижению «национальной консолидации» позволит обеспечить политическую стабильность в Ливане, а также экономический рост. Также перед новым президентом стоит вопрос о возвращении территорий на юге страны (Шебаа, Кфар-Шуба и Гаджар), оккупированных Израилем. Для достижения желаемой стабильности новым властям необходимо будет дистанцироваться от вооруженных конфликтов, которыми охвачен регион, так как Ливан в силу своих национальных особенностей является крайне конфликтогенным государством.

Также лидер СПД еще в начале 2000-х заключил политический союз с шиитской группировкой «Хизбалла», бойцы которой воюют сейчас на стороне правительственной армии в Сирии. Этот альянс долго препятствовал Мишелю Ауну в борьбе за президентский пост. Против его кандидатуры категорически выступала Саудовская Аравия — главный спонсор сирийской оппозиции, однако на днях в Эр-Рияде заявили, что «готовы принять генерала Ауна в случае его избрания президентом».

В целом ливанский политический истеблишмент положительно оценивает избрание Мишеля Ауна на пост президента. Ливанский эксперт Саркис Наум полагает, что преодоление политического вакуума в Ливане окажет положительное воздействие на межконфессиональную обстановку на

Ближнем Востоке. По его мнению, избрание Ауна повлияет в том числе на сирийское урегулирование. «Через Бейрут может открыться окно диалога между Дамаском и Западом», — считает Наум.

 

Саудовская Аравия предотвратила воздушный удар по Мекке

28 октября 2016 года представители арабской коалиции против повстанцев-хуситов в Йемене заявили, что им удалось перехватить баллистическую ракету, упавшую в 65 км от священного для всех мусульман города Мекки. В Эр-Рияде заявили, что ракета была выпущена шиитскими ополченцами хуситами в Йемене.

Подобное действие вызвало волну осуждений со стороны арабских государств, в том числе Бахрейн и ОАЭ отреагировали заявлениями, открыто осуждающими Иран за запуск ракеты по Мекке. Очевидно, что речь идет о том, что Иран поставляет оружие шиитским мятежникам хуситам, ведущим вооруженную борьбу за власть в Йемене. В данном случае суннитские монархии полагают, что планируемый авиаудар по Мекке был совершен не без участия Ирана.

Более того, египетский военный эксперт Хишам аль-Халаби изучил тип и возможности ракеты, которая была запущена по направлению к Мекке. В заявлении телеканалу «аль-Арабия», эксперт заявил, что это была баллистическая ракета вида поверхность-поверхность. Йеменская армия приобрела этот тип ракет у России, затем они были захвачены сторонниками бывшего президента Йемена Али Абдаллы Салеха. Аль-Халаби подчеркнул, что при работе транспортного средства, который несет ракету и его запуска, требуются высокие технологии и достаточная квалификация военных, следовательно боевики-хуситы не смогли бы совершить столь сложное в техническом плане действие. Таким образом, военный эксперт делает вывод о том, что ракета была запущена со стороны иранских экспертов или военных должностных лиц, выступающих со сторонниками свергнутого президента Салеха.

В результате продолжительной войны в Йемене в данный момент страна переживает крупнейшую гуманитарную катастрофу. Участились случаи смерти от холеры, голода и обезвоживания. А воздушные удары арабской коалиции под руководством Саудовской Аравии все чаще наносятся по гражданским объектам, таким как школы, госпитали, жилые дома и даже больница «Красного креста». Однако данный случай является беспрецедентным примером отсутствия каких-либо правил ведения войны у участников конфликта. Запуск ракеты по священному городу Мекке представляет прямое оскорбление по отношению к мусульманам во всем мире и представляет собой религиозное преступление со стороны лиц, совершивших эту атаку. Очевидно, что данное событие усугубит обстановку на йеменском направлении и будет являться серьезным препятствием на пути к урегулированию.

Ситуация в регионе Ближнего Востока остается напряженной. Ирак стал свидетелем исторической битвы за освобождение Мосула от боевиков ИГ, от результата которой зависит будущее самого Ирака, соседней Сирии и Турции, а значит всего региона.  Несмотря на то, что результаты операции не представляют значительного успеха, сам факт объединения представителей разных этнических групп и направлений ислама, существующих в Ираке,  является знаковым событием в борьбе против исламского терроризма. Также важно отметить, что освобождение Мосула станет ключом к освобождению от ИГ сирийского города Ракка, который террористы считают столицей сирийской части исламского халифата.

Обстановка в Йемене не дает оснований полагать, что в ближайшее время напряженность спадет. Несмотря на активную деятельность ООН и ССГПЗ по йеменскому урегулированию, арабская коалиция продолжает удары по гражданским объектам, Иран не прекращает оказывать военную поддержку хуситам, и сами ополченцы не готовы идти на компромисс.

Таким образом, конфликтогенные государства региона, которые прямо не вовлечены в вооруженные конфликты становятся более уязвимыми и требуют особых усилий со стороны собственных властей по поддержанию стабильности и безопасности.

В.Аватков, Е.Кислова