Иран: июль-август 2017 (дайджест)

 

Основной настрой иранской внутренней политики второго периода президентства Хасана Рухани, скорее всего, заключался в попытке провести его без лишних претензий к действующему правительству, чтобы сохранить главное достижение своих восьми лет – принятие Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), согласованного со странами «шестерки» переговорщиков в июле 2015 г. Тем временем, в связи с крайне незаметными, помимо репутационных, последствиями СВПД и стремлением иранских консерваторов взять реванш, борьба за власть обещает быть более обостренной, нежели в предыдущие четыре года президентства «умеренного» политика. Последние два месяца были настолько плотно наполнены различными связанными с Ираном событиями, что, казалось бы, борьба за власть остается в тени. Однако по-прежнему многие поводы используются разными лагерями в политической жизни Ирана для того, чтобы ослабить противника, так что иногда вместо здоровой рефлексии о реальной проблеме наблюдается болезненный обмен критикой.

 

Напряжение после выборов

Шествие Хасана Рухани ко второму президентскому сроку не оказалось столь победоносным, как это осветили в СМИ. Кандидат от консерваторов глава фонда Астан-е Кодс-е Разави Эбрахим Раиси набрал 15,8 миллиона (38,5%) голосов – немалое количество, заявляющей о существенной оппозиции Рухани, независимо от причин, по которым эта группа электората поддержала Раиси.

По мнению иранских принципалистов, команда Рухани-Джахангири (*Эсхаг Джахангири – вице-президент, кандидат в президенты в минувшей гонке за президентское кресло) нарушила неписанное правило не затрагивать ряд острых углов – Джахангири открыто напомнил мэру Тегерана Мохаммад-Багеру Галибафу о деле распродажи городской собственности по заниженным ценам в пользу своих приближенных без каких-либо юридических последствий. По-видимому, после такой публичной огласки Фронт исламских революционных сил (известный в Иране под аббревиатурой jamna) решил, что Галибаф должен покинуть гонку, чтобы увеличить шансы коллеги по партии – уже упомянутого Эбрахима Раиси. Галибаф, меж тем, лишился и поста мэра города Тегеран, поскольку избранный 19 мая муниципальный совет по составу оказался прореформистским и предпочел сменить консерватора в кресле городского главы. Скорее всего, это станет закатом карьеры политика.

Ответ на выпады и победу команды умеренных не заставил себя долго ждать. В июле по обвинению в финансовых махинациях был арестован брат Хасана Рухани – Хусейн Ферейдун. Среди основных обвинений – назначение на должность банка Рефах человека с сомнительной репутацией и получение безвозмездных кредитов. В СМИ подробно освещали ту роль, которую Ферейдун стал играть с приходом к власти Рухани в 2013 г. Он не занял официальной должности вице-президента, а вместо этого был назван «специальным помощником президента», лично представлял Рухани на переговорах по ядерному вопросу и стал основным проводником, через которого можно было добиться внимания президента к тому или иному вопросу. Вопрос, правда, не в том, знал ли Рухани о действиях своего брата или даже являлся соучастником по каким-либо эпизодам. Важнее оказывается понять, почему решение об аресте было принято именно в июле, ведь дело было подготовлено уже давно, но не получало хода. Возможно, именно уверенные выпады Рухани и Джахангири в сторону консерваторов во время предвыборной кампании спровоцировали последних оказать давление на судебную власть с целью дать отпор.

Одновременно в прессе снова вышли на поверхность догадки о мистической смерти сына Рухани в 1992 г. По официальной версии, сын тогдашнего секретаря Высшего совета национальной безопасности совершил самоубийство, но по некоторой информации, смерть наступила в результате выстрела из оружия, принадлежавшего самому Хасану Рухани, что оставляет пространство для догадок. Это превратилось в своеобразное поле битвы, где реформисты парировали, намекая на возможное исполнение убийства силами безопасности из-за конфликта с Рухани или намерением его сына предать огласке конфиденциальную информацию.

Градус напряженности повысился в преддверии инаугурационной церемонии, назначенной на 5 августа. Тем временем, президент проводил консультации с духовным лидером по поводу состава нового кабинета. Согласно конституции, президент не обязан советоваться с рахбаром по поводу даже ключевых портфелей – обороны, разведки, внутренних дел, иностранных дел, культуры и исламского руководства – но политической практикой была закреплена необходимость таких консультаций. Тем более, на фоне давления на Рухани, оказываемого лагерем консерваторов, снискать поддержку Али Хаменеи оказалось для президента крайне важным.

Не всегда можно четко определить, с кем именно конфликтует Рухани, с администрацией духовного лидера или Корпусом стражей исламской революции (КСИР), учитывая взаимозависимость этих институтов власти. В некоторых случаях высказывания Хаменеи интерпретировались его сторонниками как призыв к атаке на администрацию президента. Например, призыв Хаменеи после двойной террористической атаки 7 июня «стрелять по необходимости» был истолкован консервативными группами по-разному, вплоть до начала серьезных атак на правительственные силы. Некоторые представители истеблишмента призвали рассматривать слова Хаменеи как призыв к «джихаду» в более конструктивном смысле. Только спустя некоторое время духовный лидер уточнил, что он имел ввиду, а именно спонтанную и умеренную культурную работу, и ни в коем случае не беззаконие или бранную речь в сторону президента.

КСИР ощутил необходимость провести мероприятия по поддержке собственного имиджа после двойного теракта. 4 июля командующий КСИР Мохаммад-Али Джафари назначил командующим тегеранским подразделением «Мохаммад Расульуллах» бригадного генерала Мохаммадрезу Язди, заменив на этом посту Мохсена Каземини. Некоторыми это рассматривается в ключе проведения перемен в КСИР в связи с атаками 7 июня.

 

Начало второго президентского срока Хасана Рухани

3 августа прошла церемония утверждения президента духовным лидером, а 5 августа – официальная инаугурация, сопровождаемая обращением президента в присутствии официальных лиц иностранных государств. С одной стороны, посещение церемонии таким количеством различных официальных лиц из-за рубежа, казалось бы, означает изменения в международном положении Ирана в первый срок президентства Рухани, а присутствие главы европейской дипломатии Федерики Могерини – потепление отношений с ЕС. С другой стороны, реальные изменения не так заметны. А эпизод с тем, как иранские официальные лица наперебой снимали с Могерини селфи, вышел на первые полосы даже зарубежных газет и стал поводом для обширного троллинга в социальных сетях. Иранские консерваторы даже предприняли попытку использовать это против своих оппонентов, неожиданно объявив о том, что это реформисты портят имидж Ирана такими спонтанно необдуманными действиями. Конечно, это были не только реформисты, желающие сделать фото с «матерью антииранских санкций ЕС».

Центр статистической информации Ирана заявил о том, что безработица находится на уровне 12,6%. Правительство предложило план по созданию одного миллиона рабочих мест до конца текущего иранского года (до марта 2018). План вызывает сомнения, поскольку неизвестно, сколько в действительности правительство сможет проинвестировать средств в создание этих новых мест и объявить решительную борьбу тяжелой бюрократической машине, создающей препятствия для стартапов, которые и должны участвовать в создании рабочих мест.

 

Санкции США против Ирана

После подписания президентом Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» HR 3364 2 августа в Иране еще более серьезно заговорили о принятии ответных мер. Иранцы рассматривают этот акт, как и претензии к своей ракетной программе как попытку в конечном итоге свести на нет СВПД. По представлениям иранских экспертов и представителей власти, включая министра иностранных дел Джавада Зарифа или его заместителя Аббаса Арагчи, новый американский акт прямо противоречит статьям 26, 28 и 29 СВПД.

В ответ на американские санкции в парламент Ирана был представлен закон, предполагающий увеличение оборонного бюджета на 540 миллионов долларов. Средства предполагается направить на нужды КСИР в целом, развитие ракетной программы и операции подразделения Кодс, действующего за рубежом. Это притом, что общий оборонный бюджет страны составляет 14 миллиардов долларов, половина из которых направляется в КСИР.

Другие статьи законопроекта относятся к созданию специальной отрасли судебной власти, которая будет заниматься делами, связанными с терроризмом, и обязывают президента представить обновленный лист террористических организаций, а также направлены на поощрение взаимодействия между различными институтами власти по вопросу борьбы с терроризмом. Содержит проект и символические действия в отношении США, например, администрация президента обязывается предпринять меры по поводу нарушения прав человека в США.

Командующий КСИР Мохаммад-Али Джаффари незадолго до подписания закона предложил США сначала убрать все свои военные базы в радиусе 1000 км вокруг Ирана в целях безопасности.

Новый закон также заставил Иран более пристально взглянуть в сторону России. Во-первых, это очередной повод для консерваторов обвинить президента в большем стремлении сближения с Западом, нежели с Россией, с которой Иран оказался в одном и том же законе как объект наложения санкций. Во-вторых, даже пятничные имамы высказались по вопросу: например, имам города Кум Мохаммад Саиди предложил Ирану объединиться с Москвой и Пхеньяном для противодействия санкциям. В-третьих, аналитики естественным образом задумались, как еще можно укрепить отношения с Россией, сформировав таким образом новую «ось сопротивления» высокомерной политике США. Однако трезвые оценки не заявляют о каких-либо переменах в российско-иранских отношениях. Период наибольшего сближения Москвы с Тегераном за чуть менее четырех десятков лет с исламской революции наблюдается именно сейчас и именно в сирийском кризисе. Но даже в этом в этом вопросе стороны преследуют различные цели и имеют различное видение. Рассчитывать на формирование полноценного стратегического партнерства не приходится. Путин и Рухани в телефонном разговоре 14 августа протокольно отметили необходимое развитие двусторонних отношений. Посол России в Иране Левон Джагарян во время визита российской бизнес-делегации в Керман в августе напомнил иранской стороне о готовности Москвы отменить визовый режим в ожидании ответных действий от Тегерана. Посол также сделал эмоциональное замечание по поводу того, что в Сирии проливается кровь сражающихся бок иранцев и россиян.

 

Региональная обстановка

В августе иранский начальник штаба посетил с рабочим визитом Турцию, встретившись с рядом высокопоставленных лиц, включая Реджепа Тайипа Эрдогана. Визит военного лица, а не политика в данном случае подчеркнул технический характер переговоров и заставил экспертов говорить о новой эре в иранско-турецких отношениях, спустя шесть лет поддержки различных сторон конфликта в Сирии. Сближающим фактором также стало общее беспокойство по поводу приближающегося в сентябре референдума о независимости иракского Курдистана. Успехи курдских группировок, действующих под знаменем Сирийских демократических сил и при поддержке США продвигающихся по направлению к Ракке, также вызывают беспокойство в Анкаре и Тегеране. Конструктивные договоренности, достигнутые во время визита, могут стать предпосылкой для выхода из тупика по поводу зоны де-эскалации в районе сирийского Идлиба на следующих переговорах в рамках Астанинского процесса. Во время визита стороны договорились о наращивании взаимодействия в оборонной сфере.

Спустя два года бойкота хаджа Тегераном, с момента, когда в 2015 г. массовая давка унесла жизни 465 иранцев, Иран в августе отправил 86000 паломников (на 40% больше, чем в 2015 г.) в Саудовскую Аравию. Министры иностранных дел Ирана и КСА удивили наблюдателей рукопожатием на встрече Организации исламского сотрудничества, проводившейся в Стамбуле 1 августа. 13 августа министр иностранных дел Ирака Касим аль-Араджи сообщил о предложении Саудовской Аравии к премьер-министру Хайдеру аль-Абади выступить в качестве посредника для сглаживания противоречий между Ираном и Саудовской Аравией.

Ю.Свешникова

 

Арабские страны: июль-август 2017 г. (дайджест)

 

Период с июля по август 2017 года для арабских стран характеризовался обострением палестино-израильского противостояния; успехами антитеррористических коалиций на фронтах Сирии и Ирака; прямым включением в войну против террористов «Исламского государства» (ИГ) и Джабхат Фатх аш-Шам (запрещенных в Российской Федерации); плодотворным взаимодействием между Россией, США и Египтом по организации зон деэскалации в Сирии; обострением внутриполитического кризиса в Марокко; работой российских дипломатов по укреплению связей с партнерами в Персидском Заливе.

 

ИРАК

 

9 июля премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил о завершении операции по освобождению Мосула от террористов ИГ. Данный эпизод войны против терроризма на иракском театре военных действий имел стратегическую значимость как с точки зрения территориального контроля и расположения фронтов, так и исходя из идеологического посыла. При этом за Мосул пришлось дорого заплатить — по различным данным, потери иракских силовых структур составили порядка 30 тысяч человек, среди гражданских жертвами действий террористов и бомбардировок коалиции стали около 7 тысяч его жителей. Восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, а также жилья в Мосуле, по предварительным оценкам, потребует около миллиарда долларов. Всего на восстановление экономики северного Ирака потребуется порядка 70 миллиардов долларов. В этих условиях иракцы начинают диверсифицировать свои внешнеполитические контакты, поскольку фигура спонсора в их положении приобретает сакральное значение.

В июле Иракский министр внутренних дел посетил Саудовскую Аравию, где договорился о создании объединённого штаба по вопросам обмена развединформацией. С подобным визитом посетил Иран иракский министр обороны, в августе получивший приглашение из Эр-Рияда и частично взявший на себе посреднические функции по нормализации диалога между этими странами по достаточно актуальному вопросу посещения иранскими паломниками святых мест на территории Саудовской Аравии. Здесь также необходимо отметить, что МВД и Федеральная полиция, возглавляемые К. аль-Аараджи, имеют не только высокую боевую репутацию, но и не уступают по численности и технической оснащенности частям Министерства обороны, соответственно влиятельность министра напрямую сказывается на его высокий уровень его полномочий в переговорной позиции. В тоже время спикер иракского парламента принял с визитом коллегу из Турции, по итогу которого объявил, что Ирак приветствует Турции в освобождённых от ИГ регионах для их восстановления и строительства. В Москве с визитом оказалась другая влиятельная фигура с иракского политического небосклона — бывший премьер Нури аль-Малики. По части контактов Российской Федерации и Ирака также поступила информация о серьезном контракте на приобретение Багдадом большой партии российских танков Т-90. Является ли данный эпизод частью традиционной для Ближнего Востока «военно-технической дипломатии» или данью качественной технике, хорошо зарекомендовавшей себя в боевых действиях в данной климатической зоне? Скорее всего и то и другое.

Однако наиболее примечательным в череде дипломатических контактов иракцев с ключевыми игроками в регионе представляется визит шиитского политика-богослова Ирака Муктады ас-Садра в Саудовскую Аравию в конце июля. О содержании и результатах переговоров ас-Садра в Джидде крайне ограниченная информация. В официальной сводке саудовских СМИ отмечался лишь взаимный настрой сторон видеть Ирак территориально целостным, единым и сильным в борьбе с терроризмом. Влиятельность богослова в Ираке имеет многоуровневый характер. Так, блок Ахрар, возглавляемый ас-Садром, имеет 32 места в парламенте Ирака. Именно ас-Садр, как никакой другой иракский лидер, может вывести на улицы сотни тысяч людей, его сподвижники  являются de facto основной частью достаточно боеспособного подразделения иракских сил народного ополчения аль-Хашд аш-Шаабий. Данная ситуация является свидетельством не только запущенного процесса переформатирования союзных связок в регионе на межгосударственном уровне, но и динамического оформления борьбы за власть уже в самом Ираке в свете приближающихся выборов.

 

КАТАР

 

На протяжении июля-августа 2017 г. «соседский кризис» вокруг Катара продолжает демонстрировать живучесть при одновременном падении в интенсивности и накале. Подобная динамика конфликта объясняется, в первую очередь, исчерпанием прямых рычагов воздействия друг на друга у сторон конфликта из легального и наиболее доступного арсенала. Предсказуемо получив отрицательный ответ на ультиматум, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Мавритания Бахрейн и ОАЭ ограничились откровенно пустой угрозой о бойкоте Чемпионата мира по футболу от 2022 года, который должен пройти в Катаре, апеллируя к кодексу Международной федерации футбола. Там указывается, что организация должна перенести чемпионат мира в другую страну в случае наступления чрезвычайных ситуаций, роль которых в данном случае выполняет «поддержка терроризма» Дохой. Опять-таки предсказуемо данный запрос не оказал никакого видимого эффекта ни на одну из сторон. Отдельно отметим, что сами принципиальные борцы с терроризмом – ОАЭ и Египет, не гнушаются катарским газом. ОАЭ как ни в чем не бывало продолжает получать природный газ по трубопроводу  Dolphin, а Египет принимает поставки СПГ.

В пользу данного тезиса также свидетельствует череда откровенно пропагандистского фальсификата в СМИиК Залива. Так, в июле изданием WatanaNews был обнародован «секретный документ», свидетельствующий о том, что Катар пригрозил Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива выходом из этой организации, если по истечении  трех дней с Дохи не будут сняты все санкции. Перед этим телеканал ОАЭ Dubai TV распространил репортаж о проведении в столице Катара антиправительственной демонстрации, к разгону которой были привлечены «турецкие солдаты». Переход к подобной быстро опровергаемой дезинформации говорит скорее об инерции, чем о реальном противостоянии на данном этапе.

Второй значимой причиной именно такого развития событий стало отсутствие поддержки саудовско-египетско-эмиратской позиции со стороны сразу нескольких ключевых акторов в регионе. Так, во время июльского визита госсекретаря США в Доху был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма, что очевидно вступает в противоречие с обвинениями, выдвигаемыми против Катара. Характеристика Р. Тиллерсоном позиции катарской стороны в конфликте как «искренней и очень разумной» ставит крест на всех спекуляциях вокруг мнения Вашингтона по этой проблеме. Одновременно в первую неделю августа на территории Катара с вполне понятным подтекстом прошли совместные турецко-катарские военные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронированной техники.

В то время как продуктовая изоляция не состоялась, в том числе, благодаря воздушному мосту и грузовым судоперевозкам из Ирана. В эмират поставляются питьевая вода, мясо птицы, томатная паста, рис, консервированные фрукты и овощи, молочная продукция, средства бытовой химии и товары для ухода за домом, средства личной гигиены.

Таким образом, на фоне противостояния «изолированный» Катар упрощает визовый режим для граждан 80 стран. В итоге Доха оказывается более «открытым и демократичным государством» по сравнению со своими соседями по ССАГПЗ, строго соблюдающими условия достаточно жесткого визового барьера. И в итоге в качестве первого зримого шага к нормализации отношений возникает решение Саудовской Аравии открыть границу между двумя странами для совершения хаджа катарскими гражданами к главным исламским святыням в Мекке и Медине, в рамках которого саудовский монарх распорядился отправить в Доху несколько частных лайнеров, чтобы «доставить катарских паломников за счёт его личных средств».

 

СИРИЯ

 

В Сирии террористические группировки терпят поражения практически на всех имеющихся фронтах и направлениях. С начала июля свыше 40 стационарных нефтяных насосных станций снова оказались под контролем правительства Сирии. Террористы вытеснены из ключевых нефтедобывающих районов Ракки. Так, под контроль государства возвратились нефтяные районы Дабсан, Дайлаа, Рамилан, Тбисан, Саура, Вахаб, близ Эс-Сухне. Хотя в функциональное состояние месторождения вернутся не скоро, поскольку отступающие боевики уничтожают все объекты инфраструктуры.

Также 21 августа поступили сообщения о полном освобождении от террористического элемента провинции Алеппо. Правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли существенное поражение крупной группировке ИГ в центральной части Сирии – всего от боевиков освобождено 50 населенных пунктов и более 2,7 тысячи квадратных километров сирийской территории. Даже несмотря на тот факт, что «котлы» в пустыне считаются понятием достаточно относительным, в конце августа в провинции Хама в районе селений Хамди аль-Омар, Суха, Наамия, Акербат были окружены крупные группировки боевиков ИГ. Такой же «котел» формируется в соседней провинции Хомс, где была возвращена под контроль важная стратегическая точка бывший крупнейший опорным пунктом ИГ в провинции – город Эс-Сухне. Протяженность фронта, на котором ведется наступление, увеличилась 27 августа, когда подразделения сирийской армии совместно с союзными шиитскими отрядами, при воздушной поддержке российских ВКС полностью разгромили ИГ в долине реки Евфрат в районе города Ганем-Али.

Следующей целью правительственных войск должен выступить Дейр-эз-Зор, куда бегут террористы со всей площади освобождаемой территории. При это ВКС России работают на перспективу круглосуточно выявляя и уничтожая бронетехнику, пикапы с тяжелым вооружением и автомобили боевиков до того, как они попадают в плотную городскую застройку, тем самым облегчая бойцам грядущий штурм и косвенно минимизируя неизбежные потери среди гражданского населения, которые возникают при освобождении городских кварталов.

Параллельно с боевыми действиями против террористов протекает политический процесс, воплотившийся в реализации нескольких зон деэскалации. 7 июля было подписано совместное российско-американское соглашение при участии Иордании о создании зоны деэскалации конфликта на юго-западе Сирии, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра. 24 июля аналогичное соглашение было подписано относительно создания мирной зоны в пригородном районе Дамаска Восточная Гута, население которого составляет не менее 1,2 миллиона человек. Отмечается, что соглашения были подписаны по результатам проведённых в Каире переговоров представителей Минобороны России и умеренной сирийской оппозиции при посредничестве египетской стороны. Согласно данному договору, боевики из группировки «Джейш аль-Ислам», с представителями которой было подписано соглашение, сохраняют за собой легкое стрелковое оружие, сдают все тяжелое вооружение, разминируют минные поля и демонтируют КПП. В Восточную Гуту получает доступ сирийская правительственная администрация, но не Сирийская Арабская Армия. М.Аллюш, лидер «Джейш аль-Ислам», изъявил желание, чтобы в Восточную Гуту были введены отряды египетских миротворцев по образцу 600 российских военных полицейских на севере Сирии и отряда в 400 военных полицейских в Дераа. Документами также определены границы зоны деэскалации, места развёртывания и полномочия сил контроля деэскалации, а также маршруты доставки населению гуманитарной помощи и свободного прохода жителей

Вместе с тем в провинции Идлиб, которая стала приютом для всего спектра сирийского антигосударственного элемента, повсеместно на протяжении всей второй половины июля продолжались ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и формированиями группировки «Ахрар аш-Шам». Последняя представляет собой повстанческую группировку исламистского толка, которая пользуется поддержкой Турции и Саудовской Аравии. Только с 19 по 21 июля в боях погибли свыше 90 человек, в том числе 15 гражданских лиц. В этом контексте считается, что эвакуация боевиков полностью устраивает власти в Дамаске, которые таким образом решают множество задач военно-политического свойства при минимальных издержках. Взамен на оставление своих позиций в повстанческих городах и районах – либо с лёгким стрелковым оружием на руках они отправляются именно в Идлиб, либо отказываются вести подрывную работу против режима и подвергаются амнистии (последних, к слову, оказывается на порядок меньше).

Выбор Идлиба боевиками в качестве своего эвакуационного аэродрома объясняется тем, что прочие зоны деэскалации в провинциях Алеппо, Латакия, Хама, Хомс, Дераа, Кунейтра и Дамаск, как можно понять, будут иметь ограниченный во времени характер. У вооружённой оппозиции ничтожно мало шансов удержать свои анклавы вне Идлиба, тем более, когда им приходиться делить там территорию с наиболее радикальными группировками, на которых режим прекращения боевых действий не распространяется.
Несмотря на тактические успехи и благоприятный стратегический прогноз некоторые эксперты опасаются того, что создание многочисленных зон деэскалации может привести к потере страной суверенитета, поскольку сами зоны снижения напряженности имеют шанс превратиться в зоны влияния различных иностранных государств.

С ноября 2016 года подразделения арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» при поддержке США окружали столицу «халифата», а в начале июня приступили к её непосредственному штурму. К началу августа под контролем ИГ оставалось порядка 10% всей территории провинции Ракка, которая вместе с её одноимённым административным центром до 2016 года находилась под полной властью террористов. Арабо-курдская коалиция отбила у «халифата» более двух третей всей территории провинции Ракка. Ещё около 22% районов этой сирийской области перешло под контроль правительственных войск Дамаска.

Тем временем авиация США стирает город с лица земли, открывая огонь по каждому зданию, где штурмующим оказывается сопротивление. По сообщениям гуманитарных НКО, только в период с 14 по 21 августа жертвами авиаударов в Ракке стали 167 мирных жителей. Стремясь минимизировать потери своих союзников, охваченные духом «гонки за столицы», желанием продемонстрировать ощутимый успех новой администрации в Вашингтоне перестали включать параметр недопустимости жертв среди гражданского населения в перечень требований при разработке операций.  Данная практика распространяется и прочие объекты, представляющие тактическое либо стратегическое значение для коалции. Так, 30 июля воздушные силы международной коалиции во главе с США отбомбились по поселению Абукемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где бомбардировке подверглась больница и спортивный клуб в результате чего шесть человек погибли и 10 получили ранения. Только за июль было совершено четыре подобных налета. А в конце июня самолеты коалиции нанесли три последовательных авиаудара по городу Аль-Маядин и деревне Ат-Деблян, в результате чего погибли 90 мирных граждан, включая женщин и детей.

Несмотря на подобный бескомпромиссный подход в августе продвижение бойцов СДС не окончилось конкретным результатом, который можно было бы предъявить в качестве демонстрации необоримой мощи коалиции. Периодические контратаки террористов отбрасывают как проправительственные силы, так и арабо-курдскую коалицию, что вынуждает штурмовать одни и те же кварталы по нескольку раз.

 

ЖЕНЕВА

 

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с отдельными значимыми результатами. В частности, возникла вероятность формирования единой делегации от трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» «московской» и «каирской». Подобные пертурбации стали возможны в силу корректировки позиции Высшего комитета по переговорам по отношению к президенту САР Б. Асаду – в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. Одной из причин понижения градуса риторики могло послужить изменение на сирийских фронтах, где позиции проправительственных сил заметно укрепились.

 

ЛИВАН

 

19 августа Ливанская армия объявила о начале наступления на позиции боевиков ИГ. Ливанские военные развернули операцию по ликвидации боевиков в районе населённых пунктов Рас-Баальбек и Эль-Каа, населенных христианами. Вооруженные силы страны используют против боевиков ракеты, артиллерийские орудия и вертолеты. Операцию поддержали сирийские власти – участок фронта в районе западных склонов гор Каламун взяли на себя подразделения сирийской армии и ливанского движения «Хизбалла». Уже через три дня ливанская армия взяла под контроль 80% территории на границе с Сирией, которая ранее была захвачена боевиками террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и ИГ. Однако 27 августа Армия Ливана объявила о прекращении боевых действий, причиной чего стало намерение Бейрута провести с боевиками ИГ переговоры об освобождении девяти военнослужащих, которые были захвачены в плен террористами в приграничном городе Арсаль в 2014 году. Данная операция происходит в соответствии с общесирийской динамикой по масштабному наступлению на позиции боевиков.

 

ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Палестино-израильский конфликт в июле вернулся в фокус международного сообщества. Причиной этому послужила установка израильтянами металлоискателей на Храмовой горе в Иерусалиме после убийства поблизости двух бойцов пограничной стражи (МАГАВ) 14 июля. Данная акция израильских властей спровоцировала вспышку недовольства у палестинской стороны сразу на нескольких уровнях. Так, Махмуд Аббас заявил о приостановке контактов с израильской стороной «на всех уровнях» до тех пор, пока «израильское правительство не отменит принятых им мер против мечети Аль-Акса и палестинского народа в целом». Затем на Храмовой горе произошли массовые столкновения между израильской полицией и мусульманами с применением камней с одной стороны и слезоточивого газа и резиновых пуль – с другой, что привело к человеческим жертвам.

Мусульмане собрались на Храмовой горе после того, как лидеры общины объявили о возобновлении молитв на этом месте. Это произошло после того, как израильские власти согласились убрать металлодетекторы и заграждения, установленные после убийства у комплекса двоих полицейских.

14 июля трое израильских арабов около Храмовой горы открыли стрельбу по полицейским, убив двоих человек. Нападавшие были убиты. Мечеть на Храмовой горе была временно закрыта, а израильские власти установили на комплексе металлодетекторы, камеры видеонаблюдения и заграждения. С осени 2015 года после очередного конфликта вокруг Храмовой горы в Израиле резко выросло количество уличных нападений радикально настроенных арабов на евреев, вследствие которых погибли более 270 палестинцев и более 40 израильтян.

Даже после демонтажа металлоискателей со всех входов на Храмовую гору в конце июля ситуация продолжала накаляться – тысячи израильских арабов-мусульман участвовали в городе Ум эль-Фахм в похоронах трех ликвидированных на Храмовой горе террористов, убивших двух бойцов МАГАВа. Похороны превратились в массовую антиизраильскую акцию. Участники похорон выражали свою радость по поводу совершенного террористического акта стрельбой в воздух из огнестрельного оружия и салютом. В условиях ползучей радикализации населения неудивительным представляется решение Европейского суда юстиции о сохранении за основными эмиссарами данного процесса, палестинским движением ХАМАС, статуса террористической организации.

На этом фоне израильские власти продолжили политику дальнейшей секьюритизации собственных территорий – 2 августа 2017 г. было объявлено о завершении работ по возведению 42-километрового участка стены безопасности в районе Хевронского нагорья. Решение о возведении данного участка разделительного барьера было принято правительством в марте 2016 г. в ответ на серию террористических атак, совершенных в Иерусалиме, Яффо и Петах-Тикве.

 

ЕГИПЕТ

 

Активное взаимодействие по целой группе проблемных вопросов между Каиром и Москвой в июле-августе закрепилось в сверке часов между министрами иностранных дел. Комплементарные позиции сторон  в отношении стабилизации региона Ближнего Востока и Северной Африки, прекращения его использования «террористами, наркодельцами и прочими представителями организованной преступности», требуют продолжения российско-египетского сотрудничества в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке и в более широком контексте повышения эффективности институтов ООН, а также всевозможных глобальных форумов. Данный тезис зафиксировали С.В. Лавров и С. Шукри на двусторонних переговорах в Москве 21 августа.

Безусловно, одним из наиболее волнующих для египтян вопросов остается проблема возобновления регулярного авиасообщения с Россией. Несмотря на то, что по заявлениям министра гражданской авиации Египта, на модернизацию систем безопасности и аэронавигации аэропортов страны будет выделено $ 360 млн, из которых $ 60 млн уже потрачено на развитие систем безопасности аэропортов, а еще $ 300 млн пойдет на модернизацию аэронавигационных систем, перспектива отмены запрета отодвинулась на 2018 г. Спекулировать жизнями своих граждан даже при наличии политической целесообразности Москва оказалась не готова.

Между тем место стратегического партнера крупнейшей арабской страны и традиционного центра силы в регионе является привлекательным сразу для нескольких внерегиональных игроков. США в этом году впервые за последние восемь лет проведут совместные с Египтом военные учения «Bright Star». Даже учитывая сравнительно небольшую численность американского контингента (около 200 человек), данное событие является достаточно прозрачным сигналом, подтверждающим проводимую кабинетом Д. Трампа реанимацию американо-египетских отношений.

Подобный месседж отправляет своему ценному торговому партнеру Париж – в июле в акватории Средиземного моря, прилегающей к Египту, а также в Красном море прошли франко-египетские учения ВМС «Клеопатра-2017». Ранее Египет осуществил беспрецедентные закупки вооружений во Франции, приобретя 24 истребителя «Рафаль», ракетный фрегат типа FREMM и ракетное вооружение на сумму 5,2 млрд евро, а также два пресловутых десантных вертолетоносных корабля типа «Мистраль», которые в свое время были построены для ВМФ России, но не проданы ей.

 

МАРОККО

 

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и далее по стандартному списку. Центром протестной активности стала историческая местность Риф на севере королевства, где диалог по линии власть-общество деградировал до состояния открытого противостояния. Митинг от 21 июля закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Ситуацию осложняет то, что местные жители считают себя весьма автономной общностью, «рифанцами», на чем спекулируют власти, инкриминируя протестующим сепаратизм. Несмотря на острый характер борьбы организации Hirak («Движение»), объединившей в своих рядах разрозненные группы оппозиции, риторика, приветствующая свержение верховной власти продолжает быть крайне непопулярной среди протестующих. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. При этом продолжающий оставаться над схваткой король Марокко Мухаммед VI действует в духе «отца народов». Так, 20 августа он принял сенсационное решение помиловать более 400 человек, осужденных за терроризм. Это решение вызвало большой общественный резонанс, так как было принято на фоне серии кровавых атак в каталонском Камбрильсе и Барселоне и финском Турку, вину за которые возлагают на граждан Марокканского Королевства.

 

Российская дипломатия в Персидском Заливе

 

Тем временем Россия на Ближнем Востоке продолжает действовать, исходя из долгосрочных государственных интересов, укрепляя связи с осевыми партнерами в ключевых точках региона. Так, министр иностранных дел С.В. в рамках своей поездки по странам Персидского залива в августе уже посетил Кувейт и ОАЭ. Ожидается, что основными темами переговоров в столицах аравийских государств станут кризисы в Сирии и ситуация вокруг Катара, а также развитие всего спектра двусторонних отношений со странами региона от торговых контактов до взаимодействия по формированию субрегиональной системы безопасности.

 

***

Летний сезон закончился без тектонических потрясений для арабских государств, фиксируемые в предыдущие месяцы тенденции получили прогнозируемое в соответствующих выпусках дайджестов развитие. Что касается Сирии и Ирака, где мы могли наблюдать прогрессирующий разгром террористических группировок на всей протяженности фронтов, то здесь и далее основной фокус будет смещаться в область политико-дипломатического процесса. Такие вопросы, как транзит власти, формирование новых партнерств, экономическое вспомоществование будут вытеснять новости с фронтов, если не в количественном, то в качественном отношении.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Иран: июнь 2017 (дайджест)

 Июнь выдался для Ирана насыщенным различными событиями, отчасти – очень тревожными. Двойной теракт в сердце страны – ее столице Тегеране, ответственность за который взяла на себя ИГИЛ, потряс страну, по праву считающуюся самой безопасной на Ближнем Востоке. Нападение террористов на мавзолей Имама Хомейни и здание иранского парламента пришлось на месяц рамадан, в который террористическая группировка Исламское государство (ИГ) пригрозила усилить свою активность за рубежом.

 

Внешняя политика

Знаковым событием для региона и Ирана в частности стал разрыв отношений арабских государств с Катаром – Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Египет, Йемен, Ливия, а за ними и несколько других стран объявили дипломатическую блокаду Катара 5 июня. Учитывая, что единственную сухопутную границу Катар имеет с Саудовской Аравией, через которую и поступает основная часть импорта, в особенности продуктов питания, жители страны стали моментально скупать продовольствие. Иран использовал эту возможность предложить свои услуги по поставкам и призвать стороны к диалогу, тем самым также преследуя собственный интерес по противодействию антииранской арабо-американской коалиции. Союз Катара с Ираном рискует обострить отношения Дохи с Вашингтоном, где стали слышны голоса о возможности закрытия военной базы аль-Удейд, крупнейшей в Персидском заливе.

Иран помог Катару избежать и другого существенного экономического ущерба в связи с закрытием воздушного пространства стран, предъявивших ультиматум, предоставив собственное. Так, пассажирский трафик в небе Ирана увеличился с 955 до 1100 рейсов в день в связи с переориентацией рейсов авиакомпании Qatar Airways.

На фоне поддержки Катара, а также продолжения астанинских переговоров по сирийскому вопросу, следующий раунд которых прошел 3-4 июля, наблюдается более близкое взаимодействие Ирана и Турции в связи с общностью некоторых интересов. Президент Турции Эрдоган в июне заявил, что Иран является важной страной в регионе, без которой невозможно урегулировать существующие проблемы. Глава МИД России Сергей Лавров также подчеркнул, что у Москвы и Тегерана схожие позиции в отношении Катара и обе стороны убеждены в необходимости диалога, который разрешит дипломатический скандал.

2 июня директор МАГАТЭ Юкиа Амано подтвердил соблюдение Ираном условий СВПД и следование Дополнительному протоколу к ДНЯО по всем пунктам. Тем временем администрация Трампа в связи с не удавшимися пока амбициями пересмотреть Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), продолжает принимать меры против иранской ракетной программы. Сенат США принял законопроект «О противодействии дестабилизирующим действиям Ирана 2017», предусматривающий ужесточение санкций против Ирана. Президент США должен будет вводить санкции против лиц, имеющих отношение к ракетной программе Ирана и разработке оружия массового уничтожения (ОМУ). Основаниями для введения санкций может служить оказание материальной и технической помощи, финансовых и транспортных услуг. Также санкции вводятся против Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и сотрудничающих с ним лиц.

Примечательно, что ужесточение санкций против Ирана было принято Сенатом накануне рассекречивания документов о перевороте 1953 г. Раскрытые документы наглядно подтверждают участие американской стороны в государственном перевороте против премьер-министра Мохаммада Мосаддыка. Так, заметил советник рахбара Али-Акбар Велаяти, американцам следует озаботиться собственными проблемами, вместо того, чтобы совершать действия, противоречащие духу СВПД и влезать во внутреннюю политику Ирана. Представитель Ирана в МАГАТЭ Реза Наджафи в связи с усиливающимся давлением США, на ежеквартальном заседании, продлившемся с 12 по 16 июня, вновь призвал агентство рассмотреть военную ядерную программу Израиля и принять меры. Постпред Ирана при ООН Голамали Хошроу также подал Генеральному секретарю организации письменную жалобу на попытку США вмешиваться во внутренние дела Ирана, ссылаясь на заявления американского госсекретаря по поводу смены режима в Тегеране.

Уже в конце июня в иранском меджлисе был подготовлен законопроект по существенному увеличению финансирования ракетной программы и деятельности КСИР по борьбе с терроризмом в качестве ответной меры на антииранские действия администрации Трампа, о чем заявил глава соответствующей комиссии Алаэддин Боруджерди. Законопроект будет рассмотрен в ближайшее время.

Тем временем, в ЦРУ 6 июня также был создан центр, который будет заниматься сбором и анализом информации исключительно по Ирану, его главой назначен Майкл Д’Андре.

ВМС Ирана и Народно-освободительная армия Китая (НОАК) провели совместные учения в Ормузском проливе до северной части Индийского океана. Совместная повестка военно-морских учений двух стран, помимо заявленного обмена опытом, может нести в себе послание внешнему миру по поводу совместных стратегических интересов в регионе. Новая глава в иранско-китайских отношениях открылась в январе 2016 г. с визитом президента КНР Си Цзиньпина в Иран.

 

Двойной теракт 7 июня

В ходе двойного теракта 7 июня четыре человека напали на парламент Ирана и трое – на мавзолей Имама Хомейни, один из которых взорвал себя. 18 человек погибли, 52 получили ранения. Ответственность на себя взяла ИГ. Саудовская Аравия не выразила соболезнований, а глава МИД Адель аль-Джубейр отказался прокомментировать теракт в Тегеране, хотя и отметил, что «Саудовская Аравия осуждает теракты, где бы они ни происходили». Дональд Трамп же, выразив соболезнования по поводу терактов, заявил, что Иран стал жертвой терроризма, который сам и распространяет в регионе.

Специальный помощник главы иранского парламента по международным делам Хоссейн Амир-Абдоллахиан заявил, что теракт был осуществлен по заказу службы безопасности Саудовской Аравии. Аналитики указывают, что теракт произошел как раз после подтверждения Госдепом военных договоров с Саудовской Аравией и вспоминают заявление арабских официальных лиц перенести войну вовнутрь иранских границ.

На протяжении июня Иран усилил меры безопасности и противодействия распространению терроризма на собственной территории. Министр безопасности Махмуд Алави сообщил, что 14 июня была ликвидирована террористическая банда «Ансар аль-Фуркан» в провинции Курдистан, состоящая из пяти человек, из которых двое были гражданами иностранных государств, отметив роль Саудовской Аравии в финансировании террористов. Другая группа, по сообщениям иранских властей, была задержана 23 июня, в последнюю пятницу рамадана, то есть в день, когда в Иране традиционно отмечается международный День Кодс.

Иран также обещал, что действия террористов не останутся безнаказанными, и в ответ на теракт 18 июня силы специального назначения Кодс нанесли ракетный удар по командному центру и центру подготовки смертников ИГ в сирийском Дейр-аз-Зоре. Ракеты «Шахаб» были запущены из Керманшаха и иранского Курдистана и преодолели дистанцию в 650 км. Это был первый удар, нанесенный Ираном со своей территории по позициям противника за последние 30 лет (после ирано-иракской войны). Спикер КСИР бригадный генерал Рамазан Шариф заявил, что удар с территории преимущественно суннитских провинций является посланием о единстве страны в противостоянии терроризму. Примечательно, что сразу вслед за сообщениями о ракетных ударах некоторые иранские СМИ и пользователи в соцсетях распространили инфографику с оценкой дистанции от иранских военных баз до Тель-Авива (1100 км) и Эр-Рияда (680 км), намекая на военный потенциал Ирана в противостоянии недругам.

По поводу теракта, в самом деле, имеются несколько фактов. Во-первых, подобного масштаба (не по количеству жертв, а по объектам и их расположению) терактов не случалось с 1981 г., когда масштабная атака была произведена Организацией моджахединов иранского народа (ОМИН). Поэтому переживания Ирана в данном случае заключаются не столько в количестве жертв, сколько в статусе произошедшего – нарушен имидж страны как наиболее безопасной в окружении очень нестабильных соседей по региону. Во-вторых, непоколебимая вера в качество работы иранских спецслужб, которым до этого момента, за некоторыми исключениями, эффективно удавалось сохранять безопасность внутри собственных границ, породила множество сомнений и предположений о том, что теракт мог быть организован кем-то из властных кругов с целью сплочения разобщенной нации. Впрочем, эта версия не является превалирующей. В-третьих, сама возможность этих терактов вызвала повышенный интерес к внутрииранским проблемам, которые могли побудить иранских граждан примкнуть к ИГ и осуществить теракт на территории своей страны.

 

Экономика

Межарабский кризис для иранской экономики сыграл положительную роль, так как Иран, быстро отреагировав, стал поставлять в Катар продукты питания. Так, глава ассоциации сельскохозяйственных производителей Реза Нурани заявил о готовности поставлять в Катар продовольствие, которого на данный момент в Доху поставляется по 1100 т в день.

В июне было открыто движение судов между индийским портом Кандла и иранским Чабахар – одним из ключевых узлов международного транспортного коридора «Север-Юг» (из Кандлы отправлен контейнер с рисом).

Иранские авиакомпании продолжили действия по обновлению авиапарка. Так, Aseman Airlines подписала с американской Boeing контракт на поставку 30 самолетов Boeing 737 MAX с последующим рассмотрением возможности покупки еще 30 самолетов. Поставки первых самолетов планируется начать с 2022 г. Иранская Zagros Airline, в свою очередь, подписала с Airbus меморандум о приобретении 28 самолетов этой компании.

На полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) между Россией и Ираном вновь были подписаны соглашения в рамках сделки «нефть в обмен на товары», согласно которой предполагаются поставки Ираном в Россию 100 тыс. барр. нефти в сутки (5 млн т/год), российские трейдеры будут участвовать в сбыте иранской нефти в обмен на поставки российских товаров. Сделка обсуждалась еще в 2014 г., но тогда стороны решили, что необходимость в ней отпала в связи с новостями о снятии санкции с Ирана в 2016 г.

 

Внутренняя политика

Внутренняя политика в июне во многом находилась под влиянием внешних событий. В июне дискуссии по внутриполитической повестке затмил кратковременный шок теракта, сплотивший страну. Даже не согласные с политикой властей проявляют единство в том, что касается угроз безопасности нации в целом, не обвиняя при этом действующее правительство. Сразу после теракта в социальных сетях даже появились сообщения о том, что если противники команды умеренных политиков во главе с Рухани попробуют использовать национальную трагедию для того, чтобы упрочить свои позиции, это будет сродни измене.

При этом накал борьбы между умеренными/реформистами и консерваторами не снижается. В международный День Кодс, когда Рухани шествовал вместе с процессией, группа ультраконсерваторов, подойдя вплотную, атаковала его обидными слоганами, говоря о сходстве с первым президентом Исламской республики Абольхасаном Банисадром, бежавшим из страны. Рухани в период своего президентства призывал к тому, чтобы иранцы перестали использовать «варварские» слоганы «смерть Америке!», «смерть Израилю!», и противники использовали это в своих выкриках 23 июня, называя его «американским шейхом». Впрочем, на пользу ультраконсерваторам это не пошло, и некоторые из них даже поспешили дистанцировать себя от группы скандирующих в тот день людей. Сторонники же Рухани мобилизовались в поддержку президента в социальных сетях.

Дата инаугурации Рухани, одержавшего победу на выборах 19 мая, назначена на 5 августа, и сразу после этого президенту предстоит сформировать кабинет, кандидатуры в который уже активно обсуждаются. Правда, несмотря на обещания существенно омолодить команду, возраст претендентов разительно не отличается от состава действующего кабинета.

 

***

В июне 2017 продолжило нарастать противостояние между Ираном и США. Напряженность в регионе также усилилась после майского арабо-мусульмано-американского саммита и последующего раскола между странами ССАГПЗ, в котором Иран, Турция и косвенно – Россия поддержали Катар. Иран успешно вклинился в создавшийся зазор противоречий между своими арабскими соседями, которые во главе с Саудовской Аравией согласились укрепить арабо-американский антииранский альянс.

Кратковременный шок после теракта быстро рассеялся, заставив Иран обратить более пристальное внимание на внутреннюю безопасность и выведя Тегеран в ранг еще более активных игроков в Сирии за счет нанесения ракетных ударов по позициям ИГ в Сирии.

 

Ю.Свешникова

Арабские страны: июнь 2017 г. (дайджест)

Июнь для арабских стран на Ближнем Востоке прошел под знаменем сразу нескольких ключевых (по масштабу, резонансу и глубине последствий) событий, среди которых – развернувшийся кризис вокруг Катара с прямым или косвенным участием всех осевых игроков в регионе; передача Египтом островов Тиран и Санафир под юрисдикцию Саудовской Аравии; назначение Мухаммеда бин Сальмана наследником престола в КСА; агрессия США против сирийского бомбардировщика на территории САР. Более активное вмешательство институтов ООН в Йеменский конфликт и принятие новой конституции Ливана на этом фоне оказались менее заметны, но значение этих кейсов для регионального политического процесса не стоит приуменьшать.

 

Катарский кризис

 

В начале месяца (5 и 6 июня) Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Египет, Йемен, Ливия, Мальдивы, Маврикий, Мавритания и Коморские Острова разорвали дипломатические отношения с Катаром, сопроводив это решение фактической сухопутной, авиа- и морской блокадой со своей стороны. Государства обвинили Катар в дестабилизации региона, утверждая, что страна медийно и финансово поддерживает сразу несколько террористических формирований. После чего Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет предпринимали дополнительные индивидуальные меры воздействия на катарское руководство.

Банки ОАЭ прекратили свое участие в торгах в Катаре, что резко замедлило оборот финансовой системы эмирата. Власти Объединённых Арабских Эмиратов запретили своим гражданам выражать поддержку или симпатии Катару. Публичное выражение сочувствия и симпатий Катару в соцсетях приравнивается к «киберпреступлению» и покушению на «национальное единство и стабильность» и грозит нарушителям тюремным сроком от 3 до 15 лет, штрафом в размере 500 тыс. эмиратских динаров ($ 136 тыс.).

Власти Египта обратились с требованием к «Интерполу» обеспечить экстрадицию из других стран около 400 «террористов», включая 26 человек, которые находятся на территории Катара. Поскольку данные лица причастны к террористическим актам и их финансированию, и заочно приговорены египетским судом к различным срокам тюремного заключения.

В Саудовской Аравии был издан приказ о полном удалении из учебных программ и библиотек школ, колледжей и вузов книг президента Всемирного союза мусульманских ученых, шейха Юсуфа Кардави, проживающего на данный момент в Катаре, выступающего на данный момент в роли главного идеолога движения «Братья-мусульмане» (запрещенного в Российской Федерации).

Далее 8 июня данные арабские страны распространили список, где в качестве «террористических» указываются 59 частных лиц и 12 организаций, находящихся в Катаре или спонсируемых этой страной. Список включает 18 физических лиц, граждан Катара: бизнесменов, политиков и даже членов правящей в эмирате семьи аль-Тани.
Следующий этап эскалации произошел 22 июня, когда КСА, ОАЭ, Египет и Бахрейн предъявили Катару список претензий из 13 требований, выполнение которых в десятидневный срок позволило бы Дохе нормализовать отношения с указанными странами. В данном списке указывается предоставление информации о способах поддержки террористических группировок; выдача лиц, получивших катарское подданство, из ранее опубликованного списка «террористического списка» в страны происхождения;  закрытие телеканала Al Jazeera и ассоциированных с ним медиа-структур; снижение уровня дипотношений с Ираном; полный разрыв связей с исламистской организацией «Братья-мусульмане» и ее многочисленными ответвлениями в регионе; необходимость прекращения военного присутствия Турции на катарской территории.

На данном временном отрезке тактика «нажима» оказалась не в состоянии продемонстрировать свою эффективность. Проблема продовольственного и товарного обеспечения была решена за счет Турции и Ирана. Пустые полки и очереди в супермаркетах были краткосрочным следствием общественной паники. Обращение эмира к населению оказало благотворное воздействие на целевую аудиторию, сплотив общество вокруг своего лидера.

Продемонстрировав готовность к сотрудничеству и совместному разрешению кризису катарские власти не стали предпринимать симметричные меры по высылке иностранных граждан со своей территории и приняли у себя делегацию из Кувейта, который взял на себя роль миротворца.

Однако затем Катар также успешно показал, что не собирается примерять на себя роль жертвы, обвинив власти Объединённых Арабских Эмиратов в поддержке организаторов терактов 11 сентября 2001 года в США, отметив участие подданных ОАЭ среди угонщиков самолетов, и упоминание Абу-Даби в специальном докладе Конгресса США по терактам 9/11, где говорилось об участии представителей правящей в Эмиратах семьи в «отмывании денег» для террористов.
Охарактеризовав требования, предъявленные для восстановления дипломатических отношений, как нереалистичные и направленные на нарушение суверенитета страны, катарцы также умело использовали «анкарский актив» для упрочения своей позиции в данном диспуте.  Анкара очень четко дала понять, что не собирается отказываться от своего намерения разместить 5000 турецких военнослужащих на базе в Катаре. Так, президент Турции Р.Т. Эрдоган назвал изоляцию Катара «бесчеловечной и противоречащей исламским ценностям». В то время, как телефонный разговор с президентом Ирана Х. Роухани в день окончания священного месяца Рамадан и встреча лиц из руководства страны с шейхом Ю. Кардави выступают в качестве наглядного ответа на ультиматум «антикатарского блока».

Одновременно катарским руководством проводится политика по недопущению ассоциирования Вашингтона лишь с одной из сторон конфликта. Так, министр обороны США Дж. Мэттис и глава МИД Катара Х. аль-Атыйя подписали письмо о продаже Катару 36 истребителей F-15QA на сумму около 12 млрд долларов. Кроме того, было объявлено, что Катар и США намерены провести совместные учения ВМС двух государств.

В этой ситуации министр иностранных дел Саудовской Аравии А. аль-Джубейр, находясь в Вашингтоне, 13 июня был вынужден выступить с менее радикальных позиций, заявив о готовности королевства направить продовольственную и медицинскую помощь Катару, если это необходимо, назвав введенные против эмирата меры бойкотом, а не блокадой.

Несмотря на подчеркнуто нейтральную позицию Москвы в конфликте, американскими СМИ была сделана попытка представить ее в качестве действующего участника. Телеканал CNN со ссылкой на источники в разведке США выступил с утверждением, что именно российские хакеры получили доступ к системам государственного информационного агентства Катара и разместили там сфабрикованную новость, что частично спровоцировало скандал и последовавший разрыв дипломатических отношений между этой страной и рядом других арабских государств. На это сообщение отреагировал министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, назвав CNN средством массовой дезинформации, которое подрывает собственную репутацию.
Тем не менее, работа по прояснению позиций сторон ведется, и 16 июня специальный представитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел М.Ю. Богданов принял аккредитованных в Москве послов Объединенных Арабских Эмиратов, Арабской Республики Египет, Королевства Бахрейн и временного поверенного в делах Королевства Саудовская Аравия по их просьбе.

 

Саудовская Аравия

 

21 июня произошло довольно важное событие, способное оказать значительное влияние на ситуацию не только в крупнейшем нефтедобывающем государстве мира – Саудовской Аравии, но и на всем Ближнем Востоке. Принц Мухаммед бен Сальман был официально объявлен наследником саудовского престола и назначен первым вице-премьером, сохранив при этом за собой пост министра обороны и статус реформатора экономической модели королевства. Приход к власти молодого наследника встречен позитивно не только на уровне молодых принцев-внуков основателя государства, но и большинством населения КСА, которое составляет молодежь в возрасте до 25 лет.

Принца принято характеризовать, как неолиберала в экономической и социальной жизни страны (уже сейчас в КСА ограничиваются полномочия религиозной полиции, расширяется культурное поле подданных королевства – проводятся фестивали и концерты) и авантюриста в вопросах внешней политики (Йеменская кампания, эскалация напряженности в отношениях с Катаром, Сирией, Египтом и Ливаном считаются итогами именно его политического курса).

Следующий шаг в иерархии власти, а именно вступление на престол, может произойти в относительно скором времени, по причине слабого здоровья нынешнего короля, которое ведет к неспособности исполнять свои обязанности.

 

Йемен

 

В конце месяца ООН распространила коммюнике, в котором выражается озабоченность планами коалиции под руководством Саудовской Аравии распространить боевые действия на территории, прилегающие к красноморскому порту Ходейда, поскольку подобные акции могут увеличить потери среди гражданского населения, провоцируя новый виток гуманитраной катастрофы в стране.

Через порт Ходейда осуществляются поставки до 80% всех грузов, прибывающих из-за рубежа, прежде всего, продовольственных, в блокируемый силами аравийской коалиции, Северный Йемен. Ранее ВМС КСА перенаправляли суда, идущие в Йемен с продуктами питания и товарами первой необходимости, в саудовский порт Джидду.

Ключевое геостратегическое положение порта (единственный транспортный путь, связывающий Северный Йемен с остальным миром; контроль проливной зоны Баб эль-Мандеба) объясняет почему каждая из сторон конфликта стремиться закрепиться в этой точке. Саудовцам контроль над портовой зоной также должен облегчить задачу по охране танкерных судов, идущих через пролив и подвергающихся атакам повстанцев-хоуситов. Например, в начале июня обстрелу подверглось судно, следовавшее в районе острова Перим, который с 2015 года контролируют войска саудовской коалиции.

Тем временем, в стране продолжает деградировать гуманитарная обстановка. По сообщениям ЮНИСЕФ и ВОЗ, общее количество жителей Йемена с подозрением на холеру превысило 200 тысяч. От холеры за два месяца – столько времени понадобилось болезни, чтобы распространиться во всех регионах страны – в охваченной гражданской войной стране скончались 1300 человек, четверть от этого числа составляют дети.

 

Воздушное пространство

 

18 июня американский самолет сбил сирийский бомбардировщик Су-22, который, по заверениям американской стороны, наносил удары по позициям СДС («Сирийские демократические силы»), но не террористов. После данного инцидента Москва заявила о прекращении использования системы связи с Вашингтоном по предотвращению столкновений в воздушном пространстве Сирии. Однако позже полковник ВС США Райан Диллон, представитель коалиции, сообщил, что данная система коммуникации с Россией «открыта и действует». Это свидетельствует о прагматичной позиции Москвы и возможных негласных установках на воздержание от эскалации напряженности в двусторонних отношениях до встречи президентов на саммите G20 в Гамбурге.

Также после атаки американцев на сирийский бомбардировщик представитель Министерства обороны РФ выступил с заявлением, согласно которому в районах выполнения боевых задач российской авиацией в небе Сирии любые воздушные объекты, включая самолеты и БПЛА международной коалиции, обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными и воздушными средствами противовоздушной обороны в качестве воздушных целей.

Между тем в Ираке и Сирии наблюдатели продолжают фиксировать многочисленные нарушений норм гуманитарного права со стороны авиации возглавляемой США коалиции. Так, на юго-востоке сирийской провинции Эль-Хасака, где в рамках борьбы с ИГ самолеты коалиции нанесли авиаудары, погибли 12 мирных жителей. Международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала США отказаться от использования в ходе боевых действий фосфорных боеприпасов из-за повышенной опасности, которую влечет их применение, для жизни и здоровья гражданского населения.

По данным ООН, которые, по оценкам наблюдателей из других организаций, являются заниженными, с начала захвата боевиками ИГ Ракки в 2014 году жертвами воздушных рейдов на город, включая авиацию американской коалиции, стали более 300 мирных жителей; также 160 тысяч мирных жителей Ракки и расположенных рядом населенных пунктов (например, Айн-Исса) были вынуждены покинуть свои дома.

Напряжение сохраняется также на отдельных участках сирийско-израильской границы. Преднамеренные провокации боевиков, а также ошибки сирийских наводчиков, в ходе которых артиллерийские снаряды разрываются на территории Израиля, заканчиваются ударами израильских ВВС по местам, откуда велся обстрел. Так, в результате воздушного удара от 24 июня, когда были уничтожены два танка и крупнокалиберный пулемет террористов.

Ирак

 

19 июня иракский премьер-министр Х. аль-Абади посетил Саудовскую Аравию, где был принят в Мекке наследным принцем и министром обороны королевства Мухаммедом бен Сальманом. Вопросы развития двустороннего экономического сотрудничества и борьбы с терроризмом стали повесткой дня. По итогам визита было выпущено комплексное коммюнике, подчеркивающее совпадении взглядов сторон по многим вопросам, и общность вызовов и угроз для двух стран.

Уже на следующий день Х. аль-Абади в Тегеране обсудил с высшим иранским руководством проект строительства нового газопровода между двумя странами и планы по преодолению последствий «навязанной войны» 1980-1988 гг.

Подобное распределение визитов подтверждает тезис о том, что растущая зависимость Багдада от влияния Тегерана провоцирует иракское руководство на диверсификацию связей в другом политическом лагере.
Операция по освобождению Старого Мосула выходит на заключительный отрезок финишной прямой. Последний оплот боевиков ИГ в этом городе сократился до 1% исторической части Мосула. Приурочить завершение операции к окончанию священного месяца Рамадан не получилось так же, как срывались все предыдущие «дедлайны». Бои за город оказались тяжелым испытанием для иракских ВС даже при активной поддержке со стороны авиации США, в том числе на территории старого города. Символичным событием стало уничтожение мечети

«Ан-Нури» с её «падающим» минаретом, которая выступала эмблемой могущества ИГ, где в июле 2014 года было провозглашено создание «халифата». Информагентства обеих сторон перекладывают ответственность за разрушение комплекса друг на друга.

Сирия

 

С неизбежными, но ограниченными по масштабу и продолжительности, нарушениями продолжает функционировать режим прекращения огня в четырех зонах деэскалации, чье формирование и выполнение «спонсировали» Россия, Турция и Иран. По словам Министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова, одной из принципиальных задач реализации инициативы о создании зон деэскалации выступает полное прекращение боевых действий между правительством Сирии и вооруженной оппозицией, поскольку данный проект напрямую способствует размежеванию оппозиции и террористических группировок.

Среди рисков данного соглашения, которые упоминались в дайджесте за май 2017 г., в долгосрочной перспективе отдельное беспокойство вызывает де-факто узаконивание территорий в САР, которые согласно соглашению освобождаются от любого административного контроля и управления со стороны Дамаска. Исламистская идеология и силы вооруженных группировок  с равной степенью вероятности могут оказаться дестабилизационным и объединяющим фактором для подобных анклавов. Во втором случае целостность страны снова ставится под вопрос.

На фоне практической эскалации напряженности в отношении Сирии западные страны ограниченно снижает риторическую. Посол США в России Дж. Теффт выступил с заявлением, в котором признал, что немедленный ухода из власти президента Сирии Б. Асада не является самоцелью, и что на период политического транзита он сможет находиться во главе страны. Еще дальше в своих формулировках позволил себе зайти президент Франции Э. Макрон, который 21 июня заявил, что он больше не делает «смещение Асада предварительным условием для всего», поскольку не видит «никого в качестве его легитимного преемника».

Правительственные войска и отряды ополченцев в июне продолжают закреплять и развивать успех на фронтах: были отбиты попытки террористов ИГ вернуть под свой контроль нефтяные и газовые колодцы в 40 км к северу от Пальмиры, освобожден населенный пункт Аль-Будах в провинции Хомс, группировка правительственных сил была увеличена на южном участке сирийско-иракской границы.
Параллельно с военными успеха продолжает развиваться дипломатическая составляющая процесса нормализации. Так, 21 июня в течение суток подписано 100 соглашений о присоединении к режиму прекращения боевых действий населённых пунктов в провинции Алеппо. Данная цифра рекордом процесса примирения в САР. Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения по всей стране, к концу месяца увеличилось до 1864.

 

Египет

 

Солидарность с решением Верховного командования ВС САР о прекращении боевых действий в городе Дараа на 48 часов в поддержку национального примирения выразили несколько арабских стран, в том числе и МИД Египта.

Непротиворечивая позиция руководства АРЕ по вопросам борьбы с терроризмом стимулирует Москву к укреплению союзнических отношений с Каиром. В июне практическая сторона российско-египетского партнерства нашла свое выражение в поставках первой партии из совокупного заказа на три полка ЗРС «Антей-2500».

Однако главным событием этого месяца для Египта стала ратификация Президентом А. Ф. ас-Сиси соглашения о демаркации морской границы с Саудовской Аравией, что означает вступление в силу договора, в рамках которого Саудовской Аравии отходят острова Тиран и Санафир в Красном море. После ратификации соглашения египетским парламентом, Высший конституционный суд Египта приостановил исполнение всех вынесенных ранее судебных решений по этому вопросу, поскольку в начале года Верховный суд Египта, вердикт которого не подлежит обжалованию, признал передачу островов недействительной.

Передачу «красных островов» Каир классифицирует как возвращение территорий под изначальную юрисдикцию, поскольку острова принадлежат королевству, а под защитой Египта они находились по просьбе саудовцев с 1950 года. В таком контексте соглашение формально не противоречит конституции страны. Тем не менее, данная проблематика дополнительно поляризует египетское общество, так как «улица» трактует соглашение как обмен национальных территорий на финансовую помощь. Этот шаг точно не добавил популярности нынешней администрации, которую обвиняют ужесточении методов контроля над населением и неспособности справится с социально-экономическим кризисом, раздирающим государство.

 

Ливан

 

16 июня депутаты парламента Ливана приняли новый избирательный закон, на основе которого будут проведены всеобщие выборы в мае 2018 г. Голосование состоится на основе пропорциональной избирательной системы по 15 округам. Достигнутый компромисс между мусульманскими и христианскими политиками стал еще одним шагом на пути укрепления внутренней стабильности в Ливане и может послужить примером юстиционного и политического консенсуса для сирийского народа, которому вскоре предстоит сделать аналогичный выбор по реформе национального Основного закона.

 

***

Переход кризиса вокруг Катара в затяжную фазу означает устойчивую позицию руководства полуостровного эмирата, что свидетельствует в пользу теории о скором наступлении этапа «торга» в противовес этапу «кавалерийской атаки». Маловероятной представляется ситуация с выполнением требований и уже 2 июля по крайней мере одна из сторон будет вынуждена пересматривать правила игры. В июле также стоит ожидать завершение освобождения Мосула, и дальнейшего продвижения сирийских проправительственных сил и коалиции СДС в своей борьбе против террористических группировок. Также в ближайшем будущем будет продолжаться ограниченное потепление в египетско-саудовских отношениях, запущенное новой американской администрацией. Однако системным и долгосрочным этот процесс назвать нельзя, поскольку базовые противоречия в двусторонней повестке решены не были, а лишь временно отодвинуты на второй план.

В.Аватков, Д.Тарасенко

«Доха против всех»

5 июня 2017 г. Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия разорвали дипломатические отношения с Катаром. Крупнейшие арабские авиакомпании Emirates и Etihad Airways (ОАЭ), Saudia (КСА), Gulf Air (Бахрейн) и Egypt Air (Египет) прекратили воздушное сообщение с Дохой.

 

Противостояние за роль руководящего центра наиболее влиятельных фондов и организаций, действующих в интересах заказчика с разной степенью легальности, между Эр-Риядом и Дохой долгое время находилось в стадии пассивного негативизма. Влияние основного реципиента спонсорской поддержки Катара и одновременно его главного международного проекта, а именно организации «Братья-мусульмане», на политический процесс на Ближнем Востоке мешает устремлениям сразу нескольких ключевых игроков в арабском мире, как традиционных, представленных Египтом и Ливией, так и нарождающихся в лице Саудовской Аравии и ОАЭ.

При этом ранее хорошим тоном для данного противостояния считалось проведение политики «не выносить сор из избы», в чем были заинтересованы обе стороны холодного конфликта. В случае неприятия действий одной из сторон, другая стремилась передать надлежащий сигнал по непубличным каналам, демонстрируя миру единство арабских монархий в рамках формата ССАГПЗ. Таким образом, степень напряженности в отношениях вычислялась лишь по косвенным признакам – например, столкновениям соответствующих «proxy-» группировок на сирийско-иракском, ливийском и египетском театрах боевых действий.

Однако во второй половине мая 2017 г. сторона, которую в этом противостоянии условно можно характеризовать как «просаудовский блок», пошла на прямую эскалацию отношений. Известные медиа-холдинги  «Аль-Арабия» и «Скай ньюз Арабия», принадлежащие королевской семье, развернули информационную кампанию против Дохи, в ходе которой бывшего эмира Хамада бен Халифу обвиняли в сговоре с бывшим лидером ливийской Джамахирии М. Каддафи и экс-президентом Йемена А. Салехом против саудовской монархии. Принимая во внимание дискуссионный характер подлинности материалов, важно отметить, что масштаб и публичность подобных сигналов свидетельствует о серьезности намерений Эр-Рияда.

Нынешняя эскалация в отношениях имеет явно выраженную периодизацию. Так, в качестве следующего этапа можно рассматривать запрет властей ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (были заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.) с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации».

Подобная постепенность действий, с четко выраженной градацией (каждый следующий шаг оказывался обстоятельней предыдущего) подразумевает наличие определенных требований к катарскому руководству, невыполнение которых провоцирует более серьезный нажим.

Приоритетными требованиями Египта и Ливии является прекращение поддержки ассоциируемых с Дохой вооруженных формирований на Синае и северо-востоке Ливии.  В то время как для Саудовской Аравии главным лотом, безусловно, выступает снижение уровня партнерских отношений с Ираном. Об этом достаточно прямолинейно намекают материалы саудовских СМИиК, где ранее публиковалась неподтвержденная впоследствии никем информация о переговорах на территории Ирака между министром иностранных дел Катара М. бен Абдель Рахманом и командующим специальным подразделением корпуса стражей исламской революции «Кодс» генералом Касемом Сулеймани.

Одним из решающих факторов, катализировавшем нынешнее противостояние, оказалась публично бескомпромиссная позиция новой вашингтонской администрации по ряду принципиальных в данном контексте вопросов. Стремление кабинета Д. Трампа укрепить свое положение на Ближнем Востоке за счет внесения позитивных изменений в палестинско-израильское противостояние идет вразрез с ранее деструктивной позицией ХАМАС по этой проблематике. Известная, из-за публичной артикуляции, модальность американского президента к организации «Братья-мусульмане», которая заключалась в позиционировании последней в качестве террористической группировки, послужила сигналом к действию для Каира  Эр-Рияда и Абу-Даби. Подобная невольная, но активная степень вовлеченности США в прежде локальное противостояние выступила для Дохи в качестве «черного лебедя». Смягчение позиции групп влияния по ключевым для Вашингтона вопросам начало происходить еще до саммита в Эр-Рияде (см. «дайджест арабских стран: май 2017»). Стремление к дальнейшему снижению напряженности подтверждалось сообщениями о том, что руководство эмирата выражало готовность депортировать ограниченный круг должностных лиц группировки ХАМАС с территории эмирата с формулировкой «по причине внешнего давления на государство»

В 2014 г. мировая общественность уже становилась свидетелем подобного эпизода с отзывом послов КСА, ОАЭ, Бахрейна из Катара. Урегулирование конфликта заняло около 9 месяцев, статус отношений удалось сохранить на высоком уровне. На сей раз расстановка сил и совокупный баланс факторов отличаются от тех, что наличествовали два года назад. Например, исчезла острая необходимость продемонстрировать единение арабских государств под правильными знаменами по поводу конфликта в Йемене. Воздушная и морская транспортные «блокады» будут способствовать большей сговорчивости беспокойного эмирата.

***

Говорить о намеренном вмешательстве внерегиональных акторов в этот конкретный эпизод противостояния не представляется возможным, поскольку дальнейшая поляризация арабского мира не выгодна ни Москве, ни Вашингтону. США теряют последние надежды на реализацию проекта METO (Middle Eastern Treaty Organization – прообраз НАТО на БВ). России, выступающей с позиций «экспортера безопасности», также не выгодно возникновение дополнительных точек напряженности с высоким конфликтогенным потенциалом. Несмотря на то, что потенциально и та и другая сторона могут быть задействованы в качестве посредников в процессе восстановления, ключи от еще одного ближневосточного кризиса стоит искать как раз на Ближнем Востоке, а именно в Эр-Рияде, Каире, Абу-Даби и Дохе.

Д. Тарасенко

Арабские страны: май 2017 г. (дайджест)

Май для арабских стран Ближнего Востока – это активизация процессов в рамках арабо-израильского кейса, первый заграничный визит Д. Трампа, проект режима прекращения огня в четырех зонах в САР, треугольник Москва-Каир-Вашингтон, сигналы о переформатировании партнерств в регионе Персидского Залива.

«Реанимация ближневосточного мирного процесса»

3 мая 2017 в Вашингтоне состоялась встреча президента США Д. Трампа и главы Палестинской национальной администрации) М. Аббаса. Анализируя данные совместной пресс-конференции двух лидеров, становится очевидным, что основной темой стал мирный процесс, успех в котором Д. Трамп явно хотел бы записать на свой политический счет подобно тому, как его предшественник принял участие в дипломатическом прорыве на иранском направлении и подписании беспрецедентного соглашения по американской военной помощи Израилю. Акцент, сделанный Д. Трампом, на личности М. Аббаса позволяет сделать вывод о том, что его фигура воспринимается в качестве наиболее удобного переговорщика, обладающего хотя бы тенью влияния как на большую часть спектра палестинского общества. При этом уклончивость формулировок американского президента, в которых доминировали вопросы обеспечения безопасности и борьбы с терроризмом, в отношении американского видения итогов урегулирования свидетельствует о том, что предыдущая радикальная позиция, предполагающая слом формулы «двух государств для двух народов», не нашла поддержки у целевой аудитории.

Необходимо отметить, что переговоры предваряло сообщение от 1 мая, в котором палестинское движение ХАМАС обнародовало новую доктрину движения, где оно отказалось от планов по уничтожению Израиля. При этом в документе ХАМАС по-прежнему отказывает Израилю в праве на существование, но не призывает к вооруженной борьбе против еврейского государства. Также в доктрине говорится о согласии на создание единого палестинского государства в границах 1967 года, то есть с территориями сектора Газа, Западного берега и Восточного Иерусалима, проводится разграничение между евреями и «сионистами». Памятуя влияние на палестинские реалии таких игроков, как Каир и Вашингтон, ХАМАС официально отказался считать себя дочерней организацией «Братьев-мусульман». Фактически это ни сколько не повлияет на сам факт очевидных связей, как и на поддержку со стороны Дохи (где была представлена доктрина), но позволит Египту и США иметь большее пространство для проведения умеренного курса по отношению к руководству движения.

Несмотря на явное стремление заручиться поддержкой или, по крайней мере, гарантировать не полное содействие нынешнего руководства «града на холме» исключительно израильскому варианту разрешения проблемы, палестинский лидер поспешил нанести визит в Сочи, где заверил В. Путина в том, что урегулирование палестинской проблемы без реального участия России невозможно.

В мае «акцентуацию» глобальных и локальных игроков на израильско-палестинской проблематике завершили переговоры короля Абдаллы II и президента А. Ас-Сиси, пожелавших таким образом подчеркнуть заинтересованность в процессах вокруг арабо-израильского конфликта.

Паломничество в Саудию

Одним из центральных событий месяца стал первый заграничный визит Д. Трампа на посту президента США, поскольку символичность произошедшего высока даже по меркам государств Востока, где наиболее важный месседж предпочитают отправлять не напрямую. Доминировали две темы, которые условно можно обозначить, как «партнерство века» и «вызов Ирану». К первой категории можно отнести то, что Д. Трампа в аэропорту встречал лично король Салман, также перед началом переговоров монарх наградил американского лидера орденом имени основателя правящей династии короля Абдель Азиза (высшая награда, предусмотренная для главы иностранного государства за выдающийся вклад в укрепление сотрудничества между странами).

Подписанный пакет соглашений, предусматривающий закупку военного оборудования и предоставление услуг в общей сложности на $ 350 млрд в течение десяти лет, при немедленном вступлении в силу контрактов на $ 110 млрд, напрямую сопровождался утверждением о том, что «этот пакет оборонного оборудования и услуг поможет Саудовской Аравии в поддержании своей безопасности и безопасности всего Персидского залива перед лицом иранской угрозы…». Конечно, сам факт того, что первый наиболее знаковый по всем параметрам визит был нанесен в момент иранских президентских выборов именно в Саудовскую Аравию, которая является основным геополитическим и идеологическим соперником Тегерана в регионе, говорит о том, что на следующие 4 года США четко определились со своей позицией в данном противостоянии. Устойчивая циркуляция в экспертно-аналитической среде сообщений о проекте создания прообраза НАТО на Ближнем Востоке, чьими главными целями должны были бы стать борьба против ИГ и сдерживание Ирана, также являются демонстрацией соответствующих настроений в кабинете Д. Трампа. Арабо-исламский форум при участии США, состоявшийся в Эр-Рияде без делегации от Ирана, в таком контексте задумывался как событие, в котором контекст был более заметным, чем, собственно, текст. Еще одним подтверждением того, что подобный нарратив не только присутствует, но и активно поддерживается в Вашингтоне, служит заявление министра обороны США Джеймса Мэттиса в эфире американской телекомпании CBS, в котором тот обвинил Иран в попытке убийства саудовского посла в Вашингтоне в октябре 2011 года.

Влияние Эр-Рияда признают и другие внерегиональные игроки, формируя собственные каналы связи – 30 апреля канцлер ФРГ А. Меркель заявила, что Германия посодействует борьбе Саудовской Аравии против исламского терроризма обучением военнослужащих королевства на своей территории; 30 мая Президент РФ В. Путин поприветствовал наследного принца и министра обороны Мухаммеда  бин Сальмана в Москве.

Йеменский фронт

В мае один из крупнейших проектов министра обороны КСА Мухаммеда бин Сальмана – йеменская кампания – снова продемонстрировал шаткость политических альянсов на Ближнем Востоке, однако на сей раз уже по другую сторону баррикад. Бывший президент Йемена Али Абдалла Салех призвал Саудовскую Аравию к прямому диалогу, исключив при этом какое-либо участие в потенциальных переговорах спецпосланника генерального секретаря ООН по Йемену Исмаила ульд Шейх Ахмеда. Такое заявление сопровождалось одновременной заморозкой передачи ракетных боеприпасов хоуситам с подконтрольных подразделениям А. Салеха арсеналов, под предлогом того, что именно хоуситы являются первыми и целевыми получателями иранской материально-технической помощи. В ответ отряды хоуситов провели рейды с изъятием по указанным арсеналам, а также выразили свое неудовольствие самим фактом, намечающихся сепаратных переговоров с Эр-Риядом. Ранее привилегия организации коммуникаций с КСА и ОАЭ принадлежала главе Высшего политического совета хоуситов Салеху аль-Самаду, который был уполномочен вести любые переговоры как с А. Хади, так и с членами аравийской коалиции. Однако фиксировать крушение альянса между А. Салехом и хоуситами как свершившийся факт – преждевременно. Пока в Йемене действует аравийская коалиция, этот альянс будет существовать перед лицом основной угрозы.

При этом сам Эр-Рияд не собирается договариваться с хоуситами в силу их проиранского настроя, менять кандидатуру А. Хади, пусть не однозначно, но на данный момент наиболее легитимную, на А. Салеха представляется маловероятным и ошибочным сразу на нескольких уровнях – от репутационного до прагматического. Поэтому на призывы А. Салеха принц Сальман ответил продолжением бомбардировок, жертвами которых становятся гражданские лица. Так, например, 17 мая по меньшей мере 23 мирных жителя были убиты в результате бомбардировки ВВС коалиции во главе с Саудовской Аравией в йеменской провинции Таиз в районе Мавза.

Зоны деэскалации

3 и 4 мая в Астане состоялись переговоры по сирийскому урегулированию, по итогам которых страны-гаранты действующего с 30 декабря 2016 года режима прекращения боевых действий в САР – Россия, Турция и Иран – подписали меморандум о создании четырех зон деэскалации в Сирии: север Сирии (провинция Идлиб, северо-восточные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама), север провинции Хомс, восточная Гута и юг Сирии (приграничные с Иорданией районы провинций Дейра и Кунейтра). Несмотря на внушительный комплекс проблем, связанных с успешной реализацией данного меморандума (среди которых стоить выделить – неприятие данного проекта со стороны количественно значимой и качественно боеспособной части вооружённой оппозиции, недовольство региональными игроками легитимацией военного присутствия Ирана в Сирии, риск нарушения соглашения о прекращении огня протурецкими группировками в долине Африн), подобные проекты позволяют хотя бы номинально зафиксировать статус-кво по линии противостояния Дамаск-оппозиция, снизить накал военных столкновений для гражданского населения, сконцентрироваться на борьбе с общим врагом в лице боевиков ИГ и «Аль-Каиды».

Стабильности соглашениям не добавляет показательно скептический настрой США по отношению к перспективам соблюдения режима прекращения огня, который они озвучили через помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока Стюарта Джонса. Такое отношение может быть интерпретировано «умеренной оппозицией», как «добро» на нарушение оговоренных принципов со стороны заокеанского партнера. Израильские власти также уведомили Москву, что российская инициатива о создании зон деэскалации в Сирии, над которыми будут запрещены полеты боевой авиации, ни к чему не обязывает Израиль. При этом израильтяне приветствуют создание такой зоны в южной части САР, прилегающей к границам Израиля и Иордании.

Бомбежка Сирии

Стремление новой американской администрации продемонстрировать миру очевидный успех на фронтах борьбы с террористическими организации на Ближнем Востоке провоцирует интенсификацию авиаподдержки наземных действий «Сирийских демократических сил» (SDF), состоящих из курдских и арабских отрядов, что выражается в реализации методов, неприятно напоминающих тактику «выжженной земли» времен войны во Вьетнаме. Так, 30 апреля Al Mayadeen сообщил о гибели 14 мирных жителей в результате авиаударов международной коалиции в провинции Ракка на севере Сирии. 27 мая SANA транслировала новость о гибели двадцати мирных жителей в районе города Ракка в результате налета авиакрыла коалиции. Кроме того, после нескольких недель категорических опровержений Пентагон признал, что в результате удара от 16 марта погибло, по меньшей мере, 38 гражданских, из-за бомбового удара по комплексу мечети, где должна была начаться молитва. Согласно нормам международного гуманитарного права любая религиозная структура должна быть в так называемом списке запретных для бомбежек объектов, наряду с больницами и школами. При этом существуют специальные процедуры для удаления структур из списка, если стало ясно, что они потеряли свой защищенный статус в силу того, что террористы используют их в своих целях, и на объекте отсутствуют гражданские лица. Согласно информации от правозащитников США не задействовали этих механизмов, ограничившись комментарием о том, что была получена информация о нахождении боевиков «Аль-Каиды» в здании мечети (впоследствии независимые источники не смогли подтвердить эту информацию). При этом необходимо отметить, что зона контроля сил SDF вокруг Ракки стремительно расширяется, на конец месяца составляя более 200 квадратных км.

Вашингтон и Москва и Ближний Восток

Традиционные заявления о том, что напряженные отношения между Россией и США неприемлемы особенно в контексте потенциальной совместной работы по сирийскому кейсу, были озвучены американским президентом и госсекретарем на различных площадках – на встрече с министром иностранных дел России С. Лавровым, выступлении Р. Тиллерсона в Госдепе. Отсутствие реального измерения подобной риторики можно трактовать комплексом факторов, среди которых выделяются крайняя непопулярность подобных шагов среди американского истеблишмента и, согласно опросам, достаточно низкая поддержка Д. Трампа даже среди своего электорального сегмента.    

Отбрасывая риторику, мы имеем 18 мая удар по правительственным силам в Сирии со стороны ВВС коалиции во главе с США, которые действовали в пределах установленной зоны деэскалации к северо-западу от города Ат-Танф. Последовавшая за этим закономерно негативная реакция с сирийской и российской сторон и не раздувались в публичном пространстве (как собственно и сам авиаудар). Также обеими сторонами был сделан шаг навстречу друг другу – был открыт дополнительный военный канал связи, теперь на уровне генералов, с целью предотвращения инцидентов в Сирии. Это косвенно свидетельствует о том, что стороны все же рассчитывают на улучшение в будущем двусторонних отношений, пытаясь сегодня не придавать огласке неминуемые на нынешнем уровне взаимодействия конфликтные эпизоды.

Борьба за Египет

США стремительно возвращают позиции стратегического партнера крупнейшей арабской республики. Президент Трамп стремится восстановить нарушенные своим предшественником связи с Каиром. Такие намерения находят положительный отклик в стране, переживающей тяжелейший социально-экономический кризис. Последним жестом, символизирующим готовность к кооперации, с египетской стороны было решение освободить из заключения гражданку США египетского происхождения Айю Хиджази после проведённых ею трёх лет в тюрьме. Так, еще не успев ещё завершить свой первый зарубежный визит в Саудовскую Аравию Д. Трамп принял приглашение египетского лидера А. Ф. ас-Сиси посетить АРЕ.

Укреплением отношений с египетскими коллегами озабочены и в Москве. Визит в формате «два плюс два» российских министров иностранных дел и обороны от 29 мая в Каир свидетельствует о стратегической важности диалога и преемственности сотрудничества (это уже третья с 2013 г. подобная встреча). Двусторонняя египетско-российская повестка прирастает проектами и проблематикой. Умение согласовывать комплексные вопросы было продемонстрировано завершением переговоров по проекту сооружения атомной станции «Эль-Дабаа», также была подготовлена первая партия из 46 ударных вертолетов Ка-52 для египетского заказчика. Диалог  в области антитеррора может обрести реальное измерение в совместных учениях, программах по подготовке специалистов, поставках специализированного оборудования, что особенно актуально в рамках работы египетской стороны над усилением безопасности в аэропортах. Кроме того, общность взглядов на проблему решения конфликтов в Сирии, Ливии и Ираке, позволяет предположить, что обсуждение методов и путей их урегулирования во время визита выйдет за рамки формальной декларации намерений.

Необходимым представляется напомнить, что Египет с 2013 г. непрерывно ведет войну против террористических организаций на собственной территории и в ближнем зарубежье, что, как и на любой другой войне сопровождается потерями и трагедиями для мирного населения. Так, 26 мая в египетской провинции Эль-Минья исламисты атаковали в Египте два автобуса с паломниками-коптами, в результате были убиты не менее 26 человек. После чего египетские ВВС нанесли авиаудары по местам дислокации террористов в районе города Дерна на северо-востоке Ливии. Этот шаг был положительно отмечен генеральным секретарь Лиги арабских государств Ахмедом Абуль Гейтом, призвавшим к поддержке египтян в борьбе против терророра.

Иракский фронт

Уже в конце апреля иракский генералитет выразил уверенность, что операцию по освобождению западной части Мосула будет завершена до наступления священного для мусульман месяца Рамадан 26 мая. К 17 мая  командование ВС Ирака заявляет об установлении контроля над 90% территории западных районов Мосула и скором разгроме остающейся в городе «горстки» террористов, однако 31 мая в городе еще продолжались активные боевые действия.

Как уже отмечалось в материалах за предыдущие месяцы, взятие Мосула не означает автоматический разгром террористических группировок на территории Ирака. Следующей главной задачей правительства после возвращения под контроль захваченных территорий выступает гарантия безопасности гражданского населения в освобожденных населенных пунктах. Эта задача представляется на несколько порядков сложнее, если даже в столице Ирака за 24 часа могут быть проведены два теракта с массовыми жертвами (15 и 7 человек погибших).

 Сирийский фронт

В Сирии ИГ также наглядно демонстрирует направление, по которому будет развиваться военная кампания после ликвидации основных центров скопления боевиков. Так, 2 мая более 30 человек, включая курдских ополченцев, погибли в результате атаки ИГ на лагерь беженцев «Раджм аль-Салиби» в сирийской провинции эль-Хасаке.

При этом частота эпизодов прямого боевого столкновения на фронтах также остается высокой. После атак боевиков ИГ на позиции правительственных войск в центральной части Сирии, в районе прохождения стратегически важной автодороги Дамаск – Алеппо, 22−23 мая была организована масштабная операция контрнаступления, в ходе которой сирийские правительственные войска при поддержке авиации смогли освободить большую территорию к юго-востоку от города Кариатен в провинции Хомс. Были освобождены несколько ключевых высот и селений по фронту протяженностью более 100 километров.

Политический процесс за пределами Астаны в мае не может похвастаться сравнимыми по масштабу успехами. Наиболее примечательным событием очередного раунда межсирийских переговоров в Женеве стало предложение спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры о переходе к работе над новой сирийской конституцией, чтобы избежать «правового вакуума» в момент переходного периода.

Одновременно в дискуссии о большем вовлечении НАТО в сирийско-иракскую кампанию на данном временном отрезке была поставлена точка. Генеральный секретарь Альянса отметил, что вовлечение НАТО в конфликт за рамками текущей поддержки коалиции самолетами дальнего радиолокационного обнаружения и обучения не предполагается. Рассматривая позиции отдельных членов североатлантического альянса по этом у вопросу, можно прийти к в выводу, что они больше верят в делегирование подобных обязанностей изначально мертворожденному проекту МЕТО (Middle East Treaty Organization, аналог NATO), чем в собственное вовлечение в боевые действия.

Объединение хотя бы отдаленно, предполагающее подобные функции в рамках организации «Щит полуострова», по умолчанию обладавшее меньшим набором противоречий, сегодня начинает все чаще демонстрировать свою дисфункциональность. Одним из наиболее заметных проявлений раскола внутри ССАГПЗ является запрет властями ОАЭ и Саудовской Аравии на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.), впоследствии поддержанный Египтом, с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации»..

***

На Ближнем Востоке продолжается борьба за сферы влияния на всех доступных осевым акторам уровнях. Тактики, опробованные и потрясшие экспертное сообщество в предыдущих месяцах, становятся частью обыденности в последующих. Попытки выстроить политический процесс в основных конфликтных узлах региона имеют шаткую основу по причине объективного исключения или сознательного отмежевания одного из ключевых игроков из таких процессов. В последующих месяцах ожидается завершение сразу нескольких «громких» военных акций, среди которых «штурм столиц» — Мосула и Ракки.

В.Аватков, Д. Тарасенко

Арабские страны: апрель 2017 г. (дайджест)

Апрель для Ближнего Востока ознаменовался чередой встреч на высшем и высоком уровне как на внтурирегиональном уровне, так и на кроссстрановом. Были обозначены новые тенденции в подходе американской администрации по сирийскому конфликту, которые повлекли за собой столкновения с Москвой и Анкарой в публичном пространстве (каждое по собственному уникальному кейсу). Операции по освобождению Мосула и Ракки развиваются в рамках сценариев, отмеченных в дайджестах за предыдущие месяцы. В Египте война с террором получила новый виток эскалации. Йеменская кампании приносит саудовцам новые потери сразу на нескольких уровнях.

 Мосул. Седьмой месяц штурма

В апреле не было зафиксировано кого-либо «перелома» или хотя бы заметного продвижения в операции по освобождению Мосула. Источники сообщают о снижении потерь по сравнению с первой фазой штурма города, завершившейся в конце января 2017 г. В узких пространствах улочек Старого города западного Мосула бронетехника не может быть использована, сам масштаб операций перешел на ротный, максимум батальонный, уровень, линия соприкосновения по сравнению со штурмом восточной части сузилась в несколько раз. На десятках роликов, которые размещают в сети ресурсы обеих сторон, заметно, что и атакующие, и обороняющиеся действуют компактными группами, иногда в десяток человек не более. Боевики ИГ существенно снизил применение смертников на автомобилях, потому что противник уже не скапливается крупными силами, в то время как смертники ресурс в нынешних условиях быстро исчерпываемый. Большую часть работы сейчас выполняют снайперы — по отчетам, не менее трети всех потерь иракцы несут именно от снайперского огня. Именно поэтому  на некоторые угрозы военные США отвечают в непропорциональном масштабе – обрушивая целый дом, если в здание укрывается вражеский снайпер. Соотношение потерь за полгода боев в Мосуле находится на уровне 1:10 не в пользу иракцев. Размен территорий на людские ресурсы в подобных масштабах со стратегической точки зрения выступает «пирровой победой» — без выделения достаточных сил для удержания захваченной местности она снова перейдет под контроль противника, провоцируя новые штурмы и новые потери, а война для Иракского правительства взятием Мосула не заканчивается. Официальному правительству все сложнее проводить набор новых солдат, массовый рекрутинг в условиях «гонки за взятие столицы к сотому дню» не предполагает подготовку должного уровня, поэтому прогнозировать снижение потерь не приходится.

27 марта иракское командование приняло решение приостановить наступление на фоне резко возросшего числа жертв среди гражданского населения. Однако изменение тактики боевых действий спровоцировали и серьезные потери иракской армии (на форуме в Сулеймании 8–9 марта 2017 г., эксперты оценивали потери только Контртеррористической службы Ирака почти в половину всего состава). В материале за предыдущий месяц уже упоминалось, что американская коалиция не считает себя особо стеснённой в применении ударных систем, избирательность которых вызывает большие сомнения. Авиаудар 17 марта по жилым зданиям в мосульском районе Джадида стал крупнейшей «непреднамеренной ошибкой» коалиционных сил, повлекшей две сотни жертв со стороны мирных жителей. Далее только в период с 23 по 26 марта была получена информация о гибели 95 жителей города.

Генштаб ВС России рекомендовал контрпартнерам в Пентагоне и Объединённом комитете начальников штабов ВС США обратить внимание на методы, примененные при освобождении Алеппо: минимальное использование со стороны ВКС РФ авиаударов (полное их отсутствие на финальных этапах операции); формирование гуманитарных коридоров для вывода гражданских лиц с территории боевых действий и даже боевиков, пожелавших покинуть городскую застройку. В Мосуле подобные коридоры преднамеренно не создавались. Часть из примерно 4-тысячной группировки ИГ ушла на запад Ирака и в Сирию до замыкания кольца вокруг города. Когда оцепление по внешнем периметру западной части Мосула было сформировано (взятие под полный контроль пригорода западного Мосула Аль-Танек было самым значительным продвижением позиций штурмующих с начала операции  по освобождению западной части города) и террористы оказались отрезаны от своих баз в иракских аль­-Баадже и аль-Каиме, в «котле» оказались не только боевики, но и от 400 до 600 тысяч простых жителей. Использование коалицией «умных» бомб, к сожалению, совсем не является панацеей в вопросе минимизации потерь среди гражданских.

Сомнений по поводу того, что упорное сопротивление боевиков, рано или поздно, будет сломлено, нет. Вопрос в цене и сроках. Правительство в Багдаде называет конец весны предельным рубежом, до которого город будет очищен от террористов. Американский генералитет более сдержан в прогнозах.

Неизбежное освобождение Мосула является знаменательной вехой на пути восстановления иракской государственности, однако следующий кризис может разразиться почти сразу и иметь не менее деструктивные последствия. Проблематика статуса Киркука или референдума в Иракском Курдистане, о проведении которого в 2017 г. договорились Демократическая партия Курдистана и Патриотический союз Курдистана, касается весьма чувствительно на Ближнем Востоке пограничного вопроса, провоцирующего далекоидущие последствия при внесении изменений в текущее межевание на политической карте региона. Отношения Иракского Курдистана с шиитским правительством в Багдаде на протяжении последних лет осложнились по ряду причин, в том числе из-за противоречий по поводу контроля над местными нефтяными месторождениями и доходами от них. Пришедший к власти в 2014 году премьер-министр Хайдер аль-Абади проводит курс на нормализацию отношений с Курдистаном и признавал за ним право на самоопределение.

«Химическая атака». Последствия

4 апреля по западным СМИ со ссылкой на базирующуюся в Лондоне НПО «Сирийская обсерватория прав человека» прошла информация о том, что в городе Хан-Шейхун провинции Идлиб в результате удара с применением химического оружия «сирийских или российских самолётов» 80 человек погибли и 200 пострадали. Позднее Минобороны РФ сообщило, что удар по восточным окраинам Хан-Шейхуна нанесла сирийская авиация, и согласно российской версии произошедшего в результате были разбомблены цеха, где боевики производили боеприпасы с отравляющими веществами. Отрицая свою причастность, сирийские власти выразили готовность к проведению международного расследования обстоятельств предполагаемой химической атаки. Позицию о необходимости проведения тщательного расследования также выразили Российская Федерация и Европейский Союз. Однако за весь месяц не было организовано официальной экспедиции для сбора доказательного материала. Во-первых, провинция находится под контролем боевиков и доступ туда ограничен. Во-вторых, уже 7 апреля международное сообщество оказалось расколото по принципу одобрение/осуждение авиаудара, который был нанесен крылатыми ракетами «Томагавк» ВМС США по базе сирийских ВВС Шайрат близ города Хомс, что осложнило всю ситуацию. Таким образом, Вашингтон не только не поддержал инициативу партнеров по организации расследования, но и самостоятельно вынес приговор, отделавшись уже привычной формулировкой о доступе к «неопровержимым доказательствам», которые невозможно предъявить международному сообществу.

Акцию, которую президент Соединенных Штатов Дональд Трамп охарактеризовал как «пропорциональный ответ» на «химическую атаку в Идлибе» в Москве была воспринята как «грубое нарушение международного права и актом агрессии против суверенного государства». Временно было приостановлено действие меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, но фактически была брошена тень на репутацию российского государство, которое не только принимало непосредственное участие в процессе утилизации сирийского ХО, но и впоследствии выступило гарантом его отсутствия у официального правительства САР.

Единовременная силовая акция Вашингтона была положительно воспринята его союзниками, а также прибавила популярности Д. Трампу среди собственного электората. Подобный отклик на фактическое нарушение международного права провоцирует губительную динамику более частого обращения к подобным методам воздействия. Так, 12 апреля самолетами международной коалиции, возглавляемой США, был нанесен авиаудар по складу с химоружием террористической группировки «Исламское государство» в провинции Дейр-эз-Зор. От отравления ядовитыми веществами погибли сотни боевиков и мирных жителей, что снова, как и в Мосуле, ставит действия коалиции на грань, за которой начинается территория военного преступления.

Сирия

В таких условиях закономерными представляется заявление президента Сирии Б. Асада, в котором он сравнивает действия турецких войск, американских военных сил с присутствием террористов на сирийской территории. Это «вторжение», ценой которого становятся жизни граждан его страны.

Дипломатический инструментарий, гуманитарные миссии и процесс размежевания боевиков и правительственных войск могут спровоцировать определенные сигналы со стороны тех участников конфликта, которых не включили в переговорный формат. К сожалению, на Ближнем Востоке реалии таковы, что подобные сигналы приобретают форму вооруженной агрессии, терактов. Согласно договоренностям, достигнутым ранее правительствами Ирана и Катара, мирные жители и боевики покидают города Фуа и Кефрайя в провинции Идлиб, которые уже более трех лет находятся под контролем боевиков, а также населенные пункты Мадайя и Забадани в провинции Дамаск. Гуманитарная катастрофа в этих поселениях стоила жизни почти 20 тыс. человек и без проведения эвакуации это число продолжало бы расти. По словам очевидцев, для эвакуации в первый же день было выделено более 80 автобусов. Всего, как ожидалось, из четырех городов будет эвакуировано 30 тысяч человек. 15 апреля в результате теракта в районе Рашидин под Алеппо погибли 70 человек, более 130 человек ранены, среди погибших – женщины и дети, которые были эвакуированы из Фуа и Кефрая и находились на момент взрыва в автобусах.

«Щит Тигра» vs «Гнев Евфрата»

Несмотря на то, что за последние месяцы «Сирийские демократические силы» вплотную приблизились к Ракке и взяли район в плотное полукольцо с запада, севера и востока, демонстрируя серьезную угрозу второй столице ИГ (интенсивные потоки боевиков с семьями в направление Дейр аз-Зора подтверждают данный тезис), курдские племена на севере Сирии пригрозили прекратить наступление. Главы племен потребовали у западной коалиции установить на севере страны бесполетную зону, чтобы прекратить бомбежки региона турецкой авиацией. В ином случае Командиры курдских формирований обещают покинуть свои позиции у Ракки, чтобы самостоятельно защищать себя. Видимо, Вашингтон не способен обезопасить своих союзников уже и от авиаударов, поскольку обстрелы курдских деревень из танков и гаубиц начались еще в марте в кантоне Африн. Салих Муслим, лидер курдской партии «Демократический союз» (PYD) потребовал объяснений от руководства антитеррористической коалиции, которому турки непременно должны были заранее сообщить о проведении операции, в которой было задействовано 26 истребителей: «без одобрения коалиции турецкие самолеты не поднялись бы в воздух в регионе». Ранее, 25 апреля, турецкие ВВС нанесли авиаудар по Генштабу YPG на севере Сирии и позициям курдских формирований в иракском Синджаре.

«Военная акция Турции против курдов показывает, что Турция может быть союзником, но не партнером. Пришло время для стратегического пересмотра политики США», — написал в Twitter директор американского Совета по иностранным отношениям Ричард Хаас. Вместе с тем, представитель коалиции по борьбе с  ИГ полковник ВВС США Джон Дорриан сообщил, что Турция предупредила Вашингтон об ударе по курдским вооруженным формированиям в Сирии и Ираке менее чем за час, поэтому не произошло должной координации с союзниками по коалиции «Демократические силы Сирии». Подобную реакцию США одна сторона посчитала недостаточной, другая – оскорбительной. Дальнейшее проведение операции может оказаться под угрозой.

«Отступать есть куда»

Тем временем решением «правительства» террористической группировки ИГ «столица халифата» была перенесена из сирийской Ракки в Дейр-эз-Зор. По данным военных США, с помощью дронов они несколько недель наблюдали за тем, как Ракку покидают сотни «чиновников ИГ», направляясь в город Меядин, который находится немного южнее осажденного боевиками Дейр-эз-Зора на Евфрате.

Египет

В Египте продолжается война против террора. 9 апреля 2017 г. в египетских городах Танта и Александрия произошла серия скоординированных террористических актов. Террористы-смертники атаковали коптский и православный храмы в двух городах с разницей в несколько часов. В результате взрывов погибли 45 человек, более 140 человек пострадали.

Одним из примечательных итогов данной атаки послужил тот факт, что МИД Турции, выражая соболезнования, сделал это не только в адрес семей погибших, но и всего народа Египта, чего не было со времен июльской революции 2013 г. Возможно, это первый сигнал к тому, что турецкое руководство смирилось с фигурой А.Ф. Ас-Сиси в качестве главы АРЕ и готово восстанавливать подорванный потенциал отношений. Вероятной смене курса в отношении Египта могли способствовать переговоры, которые 3 апреля прошли между Д. Трампом и А.Ф. Ас-Сиси. По итогам встречи были сняты ограничения на контакты по военной и финансовой линиям между Вашингтоном и Каиром, Ас-Сиси был назван «дорогим другом» Трампа, а Египет стратегическим союзником США в регионе и партнером в борьбе с террором. Положительный эффект от контактов американской и египетской администраций также рассматривается в качестве фактора, повлиявшего на улучшение отношений на саудовско-египетском треке. Саудовские власти возобновили прерванные осенью 2016 года поставки нефти и продуктов её переработки в Египет, что плачевно сказалось на контракте по поставкам нефти в Египет из Ирака, который к неудовольствию Багдада был аннулирован египетской стороной. Кроме того Эр-Риядом были «разморожены» кредитная линия Королевства для крупнейшей арабской республики и многомиллиардные двусторонние экономические проекты. 23 апреля президент Ас-Сиси лично отправился с визитом Саудовскую Аравию, где, по сообщениям, будет заложен фундамент из договоренностей по широкому кругу проблем под новый формат двусторонних отношений.

Египетские власти в ответной попытке блокировать террористическое подполье 23 апреля провели на севере Египта в провинции Думьят операцию, в ходе которой были арестованы 52 члена запрещенной в стране организации «Братья-мусульмане», среди них 7 участников убийства полицейского в селении аль-Басарта.

Йеменская кампания

18 апреля, в Йемене разбился вертолёт UH-60 Black Hawk ВВС Саудовской Аравии. На борту машины в это время находились 12 офицеров Королевства, таким образом Саудовская Аравия понесла крупнейшие разовые потери в живой силе больше чем за два года операции в Йемене против местных повстанцев-хуситов. Репутационные и финансовые издержки для правящего дома аль-Сауд повышаются с каждым месяцем затягивания кампании, что напрямую сказывается на положении ее главного архитектора – принца Муххамеда бин Сальмана.

Дипломатический трек Российской Федерации на БВ 

Министр иностранных дел С. В. Лавров провел череду встреч со своими партнерами с Ближнего Востока: Сирия, Иран, Катар, Саудовская Аравия и Израиль. Переговоры глав министерств вешних сношений предварили соглашения между Катаром и Ираном по эвакуации мирных жителей и боевиков соответственно в провинциях Идлиб и Дамаск, также можно предположить, что во время встречи с монстром обороны Израиля А. Либерманом поднималась проблематика активизации израильской авиации на территории Сирии. О том, что у России и Саудовской Аравии нет непреодолимых разногласий по сирийскому урегулированию, заявил глава МИД России С.В. Лавров на совместной пресс-конференции со своим саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром в Москве. Это представляется особенно интересным в контексте очередного заявления А. аль-Джубейра о создании нового будущего Сирии, «в которой Башару Асаду нет места». В свою очередь, глава МИД Саудовской Аравии отметил, что Эр-Рияд не считает целесообразным свое участие в переговорах в Астане, так как речь на этих встречах идет по большей части о технических моментах, и еще один участник может привести к снижению эффективности процесса. Таким образом, он зафиксировал легитимацию площадки со стороны КСА, что является принципиально важным моментом, с учетом влияния Эр-Рияда на сирийский конфликт.

Переговоры министров предварял визит председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко  в столицу Саудовской Аравии, где она 16 апреля  встретилась с королем Саудовской Аравии Салманом ибн Абдул-Азизом аль-Саудом, а перед этим провела переговоры с  председателем Консультативного совета КСА Абдаллой аш-Шейхом. Подобная хронология свидетельствует о том, что позиция России по определенному блоку вопросов была донесена руководству КСА заранее для придания большей результативности последующей встрече глав министерств иностранных дел.

Контуры ближневосточной стратегии Трампа

Администрация Дональда Трампа слишком усердно стремиться размежеваться с невнятным курсом на Ближнем Востоке предыдущей команды в Белом доме. Данные устремления умноженные на задачу продемонстрировать максимум успеха на всех направлениях к стодневному рубежу приводят к излишней резкости при принятии решений, ориентации скорее на тактически «громкие» в своей результативности шаги, чем на стратегически верные. В то время как влияние генералитета ВС США сказывается на характере подобных действий, и есть основания предполагать, что такая политика будет продолжена. Так, 26 апреля Дональд Трамп предоставил Пентагону полномочия изменять ограничения на численность контингента Вооруженных сил государства, дислоцированных в Сирии и Ираке. На данный момент в Ираке, по официальным данным, находятся 5 262 американских военнослужащих, а в Сирии – 503.  Развитие курса на освобождение захваченных территорий подразумевает усиление сухопутных войск и артиллерии за счет направления новых частей, дабы не подвергать рискам уже отвоеванные участки на других направлениях. Увеличение контингента присутствия на последующих этапах кампании также может послужить двум стратегически более выгодным целям: демонстрации зависимости союзников от военной помощи американцев (ни правительство в Багдаде, ни иракские курды, ни местное проиранское шиитское ополчение не в состоянии самостоятельно добиться успехов на фронтах, поэтому присутствие ВС США является обязательным для восстановления мира) и легитимации присутствия на границах с Ираном (текущая политика «нажима» на Тегеран предполагает не только сохранение, но и усиление текущих элементов базирования в непосредственной близости от границ ИРИ).

При этом для поддержания имиджа «решительного парня» и «умелого военачальника» Д. Трампу необходимо избегать эпизодов, которые несут явно противоположный посыл, как эпизод с атакой ВВС США на пехотные части собственной арабо-курдской коалиции «Демократические силы Сирии» к югу от города Табка 11 апреля, в результате которой погибли 18 бойцов.

Выстраивание внешнеполитического курса с опорой на традиционных союзников используется командой Д. Трампа и на Ближнем Востоке. Договоренности с руководством КСА (например, снятие эмбарго на продажу Эр-Рияду спутниковых технологий, предназначенных для слежения, а также беспилотников) были закреплены предоставлением поста посла Саудовской Аравии в США Халиду бин Салману (сын короля Салмана), что свидетельствует о стремлении сторон иметь прямой и надежный канал связи.

***

В последующих месяцах следует ожидать увеличения военного присутствия США в регионе, формирование зоны безопасности на сирийско-иорданской границе, переход к активной фазе штурма Ракки (ситуация вокруг которого будет осложняться вмешательством Турции), не исключено, что далее последует операция в районе Дейр-эз-Зора. Все это плюс удержание освобожденных территорий повлечет за собой рост численности контингента в регионе. Вместе с тем, на нынешнем этапе антитеррористической кампании в Сирии Москвой было принято решение о сокращении военного контингента, таким образом Россия вывезла почти половину своей авиагруппировки, изначально базировавшейся на базе Хмеймим в Сирии. С начала операции в Сирии ВКС РФ совершили более 23 тысяч боевых вылетов и порядка 77 тысяч ударов по террористам, однако в ближайшем будущем ключевые пертурбации будут происходить в плоскости политического процесса.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Конференция и семинары в рамках конкурса им. Е.М. Примакова

14-15 апреля 2017 г. прошел комплекс мероприятий в рамках конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова. Они были организованы Центром востоковедных исследований и Центром внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова при поддержке Фонда публичной дипломатии имени А.М. Горчакова и Дипломатической Академии МИД России.

В конкурсе приняли участие 138 человек из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Италии, Казахстана, Кыргызстана, Сирии, Таджикистана, Турции, Узбекистана, Украины/ДНР, Эстонии, а также из 27 городов России, таких как Москва, Казань, Санкт-Петербург, Кемерово, Владимир, Пермь, Симферополь и др.

Комиссией было отобрано 20 финалистов. Ниже приведены победители конкурса по местам:

1. Рыженков Андрей Сергеевич (Турция, Бурса, Uludağ Üniversitesi),«Сирийские мигранты в современной Турции: особенности сообщества и его социокультурной адаптации»

2. Лабуткин Никита Сергеевич (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), Ирано-саудовские отношения на современном этапе как фактор складывания многосторонней системы региональной безопасности на Ближнем Востоке

3. Надтока Руслан Вугарович (Россия, Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова), «Роль частных военных компаний в контексте конфликтов на Ближнем Востоке: опыт Ирака и Афганистана»

4-5. Финохин Александр Сергеевич (Россия, Москва, ДА МИД РФ), «Образ Р.Т. Эрдогана как политического лидера в контексте взаимодействия с турецким электоратом»

4-5. Оганесян Тарон Грайрович (Армения, Ереван, Армянский государственный университет), «Изменения в Конституции Турции в контексте ограничения роли армии в политических процессах (2010-2016 гг.)»

14 апреля финалисты конкурса встретились на семинарах с экспертами-востоковедами:

  • д.и.н., проф. кафедры востоковедения МГИМО МИД России Л.М. Ефимовой,
  • д.и.н., проф., главным научным сотрудником ИВ РАН И.Д. Звягельской,
  • к.э.н., зав.сектором Ирана ИВ РАН Н.М. Мамедовой,
  • к.полит.н., доцентом кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директором Центра востоковедных исследований В.А. Аватковым.

15 апреля была организована большая конференция студентов-ближневосточников, в которой приняло участие более 100 человек. С приветственным словом к ним обратились в том числе Р.Н. Гришенин, заместитель исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова, директор Центра внешнеполитического сотрудничества им. Е.М. Примакова, а также В.А. Аватков, доцент кафедры международных отношений ДА МИД РФ, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии.

В адрес участников конференции поступили приветствия от Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, от Совета Федерации в лице сенатора И.Н. Морозова, а также от директора Департамента информации и печати МИД РФ М.В. Захаровой.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 IMG_0203 IMG_0229 IMG_0240 IMG_0267 IMG_0271 IMG_0273 IMG_0280 IMG_0284 IMG_0286 IMG_0294 IMG_0302

Арабские страны: январь 2017 г. (дайджест)

 

Центральным событием января для стран, прямо или косвенно вовлеченных в сирийский конфликт, стали переговоры в Астане, где впервые больше чем за 6 лет противостояния за один стол сели представители власти и вооруженной оппозиции. Гарантами достижений переговорного процесса выступили Россия, Иран и Турция. Вместе с тем в Сирии и Ираке продолжается борьба за восстановление контроля над собственной территорией. Так, начавшаяся в октябре 2016 г. операция по штурму Мосула получила новое развитие, а правительственные войска заняли стратегически важный район, питающий водные резервы столицы. Кроме того, 20 января 2017 года вступил в должность 45-й президент США – Дональд Трамп, и первые указы и поручения из Овального кабинета были напрямую связаны с ситуацией в государствах на Ближнем Востоке.

Переговоры в Астане

 В столице Казахстана с 23 по 24 января при участии семи делегаций прошли мирные переговоры по Сирии. Кроме сирийских властей и оппозиции на них в качестве гарантов подобного формата были представлены Россия, Турция и Иран, а также спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура и посол США в Казахстане Джордж Крол, чье присутствие на астанинском форуме может стать первым признаком расширения сотрудничества между США и Россией. Девять сирийских оппозиционных групп отказались от мирных переговоров, в том числе – крупнейшие после ИГ (запрещенная в России) группировки Джейш Фатх аш-Шам (запрещенная в России) и тесно аффилированная с ней Ахрар аш-Шам, мотивировав это нарушениями перемирия, вступившего в силу 29 декабря 2016 г., со стороны сирийской власти.

Однако высокий уровень репрезентативности удалось сохранить, в результате чего «сговорчивая» оппозиция, de facto противопоставила себя тем, кто не подключился к переговорному процессу. Раскол в рядах противниках Асада облегчит выполнение задач сирийской армии, что можно расценивать как изящную дипломатическую находку организаторов переговоров, прежде всего, России и Ирана. Следует отметить и сам прогрессивный формат переговоров, в котором участие принимают командиры вооруженных подразделений, которые принимают решение на местах, оказывая непосредственное влияние на ход конфликта, но не делегаты абстрактной оппозиции с неясными полномочиями, что присутствуют в Женеве.

Несмотря на то, что представители сирийской оппозиции не подписали итоговое коммюнике, стороны предпочитают классифицировать результаты как успешное дополнение к Женевскому процессу, который признан основным руслом для поиска сирийского урегулирования. Представитель делегации оппозиции Яхья аль-Ариди обосновал коллективное решение своей стороны фразой о том, что итоговый документ не показался оппозиционерам достаточно сильным, чтобы направить его на обсуждение в ООН.

Проект конституции Сирийской Арабской Республики

На переговорах в Астане Россией был предложен проект новой конституции Сирии, что гарантирует ряд свобод – мысли, слова, совести, вероисповедания и идеологического многообразия. Согласно тексту документа, территория Сирии едина, неприкосновенна и неделима, а вопросы об изменении государственной границы могут решаться только путем референдума. Что касается вооруженных формирований, то на этот счет в проекте конституции прописано, что все организации военной или военизированной деятельности вне государственной власти (сформированных армии, специальных служб и ведомств) оказываются вне закона.

Проект, разработанный отечественными специалистами, подчеркивает, что хотя официальным языком Сирии и является арабский, но госорганы и организации Курдской культурной автономии имеют право на использование арабского и курдского языков как равнозначных. Кроме того, каждый регион оставляет за собой право использования в качестве дополнения к официальному языку язык большинства населения, если это будет одобрено местным референдумом. Для подчеркивания важности фактора многонационального общества в жизни государства рекомендовалось изъять прилагательное «арабская» из официального названия республики. Кроме того, из конституции предлагают убрать пункт о главенстве законов шариата, а также ограничить полномочия президента одним семилетним сроком и передачей части законодательных функций парламентским структурам.

Реакция разделенного конфликтом сирийского общества на предложенный проект оказалась солидарной. Как представители официальной власти Сирии, так и делегаты от вооруженной оппозиции оказались не готовы принять документ. Но если в Дамаске отвергли конкретные пункты, касающиеся  трансфера законодательных функций от президента парламенту и правительству; создание нового органа власти, отправив поправки в Москву, тем самым, демонстрируя свою готовность к дальнейшей проработке данного вопроса. То сирийская оппозиция принципиально отказалась от обсуждения проекта Конституции страны, мотивировав это тем, что только сирийский народ имеет право писать Конституцию страны, поскольку Конституция, написанная другим государством, не будет работать политически.

По заявлению спецпредставителя российского президента по Сирии Александра Лаврентьева документ был подготовлен для того, «чтобы ускорить процесс принятия конституции Сирии, отражающей объективную реальность, и придать ему дополнительный импульс».

Присутствие группы ВС РФ в Сирии

6 января  Россия в качестве подтверждения ранее артикулированных намерений о необходимости перехода к политическому процессу, первым шагом на пути к которому является соблюдение режима прекращения огня,  сообщила о сокращении группировки войск в Сирии. «В пункт постоянного базирования Североморск с 6 января возвращается корабельная авианосная ударная группа Северного флота, в состав которой входит тяжелый авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов и более 40 летательных аппаратов корабельной авиации, использовавшихся для нанесения ударов по международным террористическим группировкам», – сообщил начальник Управления пресс-службы и информации Министерства обороны РФ Игорь Конашенков.

За время пребывания у берегов Сирии Россия потеряла два боевых самолета с единственного авианесущего корабля из-за технической неисправности крепежного оборудования, получив при этом бесценный опыт использования техники в реальных боевых условиях, который качественно отличается от результатов плановых учений.

Кроме того, Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ России в районе порта Тартус сроком на 49 лет, говорится на официальном портале правовой информации России. В соответствии с текстом документа, после расширения порт Тартус сможет принимать до 11 российских военных кораблей одновременно, включая судна с атомной силовой установкой. Защиту порта от нападений с моря и с воздуха будет обеспечивать российская сторона, в то время как за оборону от возможных нападений с суши будет отвечать сирийская армия. При этом пункт базирования будет полностью выведен из-под юрисдикции Сирии, говорится в документе. На его территории будет действовать исключительно российское законодательство.

Оживление на иракском театре боевых действий

Иракские войска заявили об освобождении восточной части города Мосул от террористов «Исламского государства», взяв под контроль восточный берег реки Тигр. Однако ход операции демонстрирует ошибочность тезиса о скором разгроме очагов флибустьерского государства на территории Ирака, в стиле wishful thinking (англ. попытка выдать желаемое за действительное).

Во время отступления боевики «Исламского государства», используют тактику, с которой сирийские войска столкнулись в Алеппо в декабре 2016 г. —  заминированные здания, организованные засады в мечетях, школах и госпиталях,  использование гражданских в качестве «живого щита». Кроме того, отступая, боевики террористической группировки Исламское государство жгут резервуары с нефтью и поджигают нефтяные скважины в окрестностях иракского города Мосул. Что ставит под угрозы здоровье и жизнь десятков тысяч мирных жителей, что все еще находятся в городе, и у которых нет необходимых средств защиты. По словам представителей иракской армии все эти факторы в совокупности серьезно затрудняют продвижение вглубь города.

Несмотря на достаточно скромные, особенно при учете фактора растянутости во времени, успехи иракских войск, эта часть военной кампании, как и предыдущая фаза операции по освобождению, сопровождалась победоносными реляциями и прогнозами со стороны иракцев и их союзников. Так, Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади, который ранее собирался взять Мосул под контроль правительственных войск до конца 2016 года, в начале месяца сообщил о том, что для победы над «Исламским государством» в Ираке потребуется еще три месяца. Президент Франции Франсуа Олланд, посетивший передовые позиции в Мосуле во время своего визита в Ирак, также сообщил о том, что иракские войска в течение нескольких недель освободят Мосул от боевиков Исламского государства, в связи с чем призвал международное сообщество усилить поддержку армии Ирака

Сообщение, поступившее от командования иракской армии, об открытии второго фронта борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» на западе провинции Анбар в купе с активизацией операции в Мосуле, свидетельствует о чрезвычайной важности для основных спонсоров предприятия продемонстрировать быстрый успех. Основной удар правительственных сил будет направлен на три расположенных в этом регионе города: Ана, Эль-Каим и Рава. В операции принимают участие 7-я бригада армии Ирака, отряды полиции провинции Анбар и ополчения местных племен. Данная военная кампания также нацелена на полное блокирование дорог, проложенных в пустынной местности в направлении Мосула.

Параллельно с развертыванием сил на новом направлении Ирак и Турция договорились о выводе турецких войск с военной базы на севере страны около населенного пункта Баашика. Данное событие также может выступать в качестве косвенного свидетельства смены установок в Вашингтоне в вопросе противостояния террористическим группировкам. Эффективная борьба с боевиками подразумевает тесную координацию усилий на разных участках фронта, в то время как рычаги влияния у Белого Дома есть в отношении обоих партнеров. Напомним, что прежде вопрос присутствия турецких военных частей на территории Ирака становился предметом серьезных разногласий между двумя государствами.

Блеск и нищета сирийской кампании

Войска президента Сирии Башара Асада впервые с 2012 г. полностью вернули контроль над долиной Вади Барада, из которой столица Дамаск снабжается водой. Это произошло благодаря соглашению между нынешними властями страны и оппозицией, согласно которым, оппозиционерам позволили перейти в северо-западную провинцию Идлиб, забрав с собой легкое оружие. В долину вошли сирийские военные, которые заняли периметр вокруг поселка Айн аль-Фиджа, где расположена насосная станция. В последние месяцы Дамаск испытывал большие проблемы с питьевой водой, поскольку оппозиционеры несколько раз прекращали ее подачу в столицу, а также загрязняли резервуары техническими отходами, чтобы сдержать наступление правительственных войск.

Б. Асад известен своим нежеланием переводить страну на «военные рельсы». Так, он последовательно отказывался проводить всеобщую мобилизацию или перестраивать предприятия гражданского назначения под военные нужды, рассчитывая на то, что при сохранении хотя бы видимости нормального функционирования в отдельных сферах жизни общества, страна сможет быстрее восстановиться после конфликта. В подобном ракурсе стоит рассматривать и программу работ по восстановлению города Алеппо, которую утвердило Правительство Сирии. Программа включает в себя открытие дорог, обеспечение города водой и электричеством, ремонт поврежденных, но пригодных для жилья зданий. Также был согласован срочный план для Минобразования по ремонту 50 школ в восточных районах города в течение шести месяцев, а к началу следующего учебного года планируется восстановить 100 школ. Правительство поручило Министерству внутренних дел начать патрулирование и отремонтировать полицейские участки. В то время как в секторе здравоохранения план работы включает в себя восстановление пяти медицинских центров и двух больниц.

Однако подобные созидательные планы омрачаются сообщениями о мародерстве правительственными войсками, которые фиксируются  в основном в районах Алеппо Сейфу ад-Девле, Аз-Зибдийе, Салахаддин и Ас-Суккери, где под предлогом очистки территории от мин врываются в дома, после того, как оттуда забираются ценные вещи. Также в ряде КПП сирийской армии у гражданских лиц требуют крупные суммы денег за провоз личных вещей, в результате чего некоторые местные жители вынуждены оставлять свое имущество на пропускных пунктах. Что совсем не добавляет популярности официальной власти.

Дональд Трамп и Ближний Восток. Пролог

Вступив в должность с лозунгом: «Радикальный исламский терроризм должен быть стерт с лица земли», президент Трамп с первых дней на посту развил деятельность в этом направлении. Например, 27 января Трамп подписал указ, согласно которому на территорию США запрещается въезд обладателям грин-карт – гражданам семи государств: Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана. Кроме того, сроком на 120 дней приостановлен прием сирийских беженцев. В документе отмечается, что въезд в страну сирийских мигрантов наносит ущерб интересам Соединенных Штатов. Несмотря на тот факт, что в закончившемся в октябре 2016-го финансовом году, Вашингтон принял около 12,5 тысячи сирийских беженцев из Сирии, что на порядок меньше других стран, в том числе Турции и Евросоюза. Всего же в том году приют в США был предоставлен 85 тысячам беженцев, а в 2013-2015 годах этот показатель составлял до 70 тысяч человек ежегодно. Шаг навстречу избирателю имел под собой тонкий политический расчет – решение напрямую не затрагивало ни интересы, ни достоинство региональных партнеров стратегической важности. Граждане ни Турции, ни Пакистана, ни Саудовской Аравии и других не получили «красной карточки», учитывая, что их связи с объявленными вне закона группировками является секретом полишинеля. При том, что американский лидер, комментируя свое решение, подчеркнул, что эта мера направлена не против мусульман, а против террористов.

Наиболее значимой для Вашингтона в этом контексте оказалась реакция Багдада. Парламент Ирака проголосовал за принятие ответных мер в связи с подписанием указа об ограничении въезда в США граждан своей страны. Кроме того, документ содержит призыв к ООН и ЛАГ занять твердую и однозначную позицию, осуждающую действия американских властей. Как пояснил неназванный собеседник, Ирак также выступает за экстренный созыв заседания Организации исламского сотрудничества.

В то же время один из духовных лидеров мусульман-шиитов Ирака Муктада ас-Садр назвал решение Трампа «заносчивым и высокомерным». «Заберите своих граждан, прежде чем запрещать мусульманам въезжать в США», — заявил ас-Садр, известный своей антиамериканской риторикой.

Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт отреагировал на общественный запрос, призвав президента США пересмотреть положения своего указа. «Решения Дональда Трампа наносят удар по единству семей и по связям между народами США и арабских стран в целом», — заявил он. По его словам, учитывая масштабы трагедии в Сирии, запрет на въезд ее граждан в США вызывает тревогу. Однако на Востоке наличие оживленной дискуссии совсем не эквивалентно решительным последующим действиям.

Так и в данном случае о конкретных ответных мерах в отношении граждан США не сообщается, по этой же причине остается неясным, будут ли они распространяться на американских военных, дислоцированных на территории Ирака. Необходимым представляется отметить, что радикальная смена акцентов маловероятна, принимая в расчет зависимость руководства Багдада от трансатлантической финансовой и технической поддержки.

Противоречивые сигналы

28 января Дональд Трамп провел телефонный разговор с Президентом России Владимиром Путиным. «Разговор длился около часа, велся вокруг тем, связанных с взаимным сотрудничеством по борьбе с «Исламским государством», а также с усилиями по достижению мира, включая ситуацию в Сирии», – сообщается в пресс-релизе Белого дома. Пресс-служба Кремля также оценила состоявшуюся беседу положительно, сообщив, что она проходила «в позитивном и деловом ключе». Однако искать в кратких комментариях больше смысла, чем вложили спичрайтеры, не стоит. До практических шагов на встречу друг другу еще далеко, поскольку даже когда представляется удобный шанс сымитировать кооперацию, послав верный сигнал акторам международного уровня и субъектам международных процессов на местах, им пренебрегают.

В оборонном ведомстве России утверждают, что командование авиагруппы ВКС России на авиабазе Хмеймим 22 января по прямой линии получило от штаба международной коалиции координаты целей ИГИЛ в городе Эль-Баб в провинции Алеппо. После этого два российских самолета и два самолета сил международной коалиции нанесли авиаудар по боевикам, в результате чего были уничтожены несколько складов боеприпасов и ГСМ, а также район скопления боевиков с техникой. Однако официальный представитель коалиции Джон Дорриан назвал заявление российского ведомства «чепухой» и «пропагандой». Позже также в Пентагоне прокомментировали заявление российского оборонного ведомства, заявив, что не координируют с Россией авиаудары в Сирии.

Вместе с тем, Трамп поручил министру обороны Джеймсу Мэттису разработать план по борьбе с группировкой «Исламское государство», который будет предусматривать поиск новых союзников для коалиции во главе с США, которая ведет боевые действия против ИГ. План должен быть подготовлен в течение 30 дней. Россия сегодня выступает в качестве одной из опорных сил в регионе, велика вероятность того, что новый план будет включать себя предложения о новом формате кооперации.

Ливия 2.0?

Сообщения о том, что президент США рассматривает вариант введения в Сирии безопасных зон для мирного населения, являются тревожным сигналом для российских ЛПР и их сирийских коллег, которые познакомились с концептом «безопасных (бесполетных) зон» на Ближнем Востоке в 2011 г.

По мнению специалистов, масштаб подобного решения подразумевает наличие ответов на целый комплекс принципиальных  вопросов: кто будет решать какие районы будут объявлены «безопасными»? по какому принципу будут выделяться данные районы? каким группировкам будет дозволено располагаться в данных районах? как с правовой и технической точек зрения будет обеспечен подобный режим? и т. д. Учитывая, что вопрос дополнительного размещения сил, техники и обслуживающего персонала, а также проблематика разграничения группировок уже неоднократно поднимались предыдущей администрации и так и не были решены, вероятность реализации сценария уменьшается. При этом, уже сейчас ясно одно — будучи примененным на практике данное решение неминуемо начнет сказываться на эффективности поддержки сирийской армии российскими ВКС.

Соответственно комментарии со стороны представителей российской власти были достаточно сдержанными. «США следовало бы просчитать все возможные последствия от создания зон безопасности в Сирии», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Важно, чтобы это не усугубило ситуацию c беженцами», — сказал он. На вопрос о том, советовался ли Вашингтон с Москвой по этому поводу, Песков ответил отрицательно.

Реакция не всех собеседников президента США оказалось столь же скептической, так саудовский король Салман после телефонного разговора с Дональдом Трампом, который продолжался более часа, поддержал создание зон безопасности для беженцев в Сирии и Йемене. По сообщениям стороны также договорились укреплять совместные усилия по противодействию распространению боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) на Ближнем Востоке. Вашингтон и Эр-Рияд согласились, что необходимо противостоять «дестабилизирующим действиям Ирана» в регионе. Общение с саудовцами не ограничилось единственным контактом с формальным главой государства. Так, Трамп также связался с наследным принцем Абу-Даби шейхом Мухаммедом ибн Зайдом аль-Нахайяном. Мухаммед не отклонился от генеральной линии Королевства, поддержав идею американского президента о создании зон безопасности для беженцев. Более того, как следует из слов принца, которые цитирует пресса ОАЭ, речь шла о противодействии «Братьям-мусульманам», данный факт также говорит в пользу прогнозов о грядущем упрочении контактов между Каиром и Вашингтоном и может вовлечь в «перезагрузку» Эр-Рияд, у которого сегодня наблюдаются определенные сложности в отношениях с египетскими коллегами.

23 января президенты Египта и США А.Ф. Ас-Сиси и Д. Трамп в телефонном разговоре обсудили вопросы двусторонних соглашений и борьбы с терроризмом. Были выражены обоюдные надежды на новый этап в двусторонней повестке дня, интенсификацию контактов и «координацию и консультацию между двумя сторонами с целью достижения чаяний дружественных народов».

***

Таким образом, первый месяц 2017 г. характеризуется постепенно активизацией действий Вашингтона в области борьбы с террористической угрозой в регионе, контекст сделанных звонков и обсуждаемых указов говорит в пользу грядущего расширения, в широком смысле, присутствия  США на Ближнем Востоке. Тенденцию подкрепляет параллельная ускорение действий союзников по коалиции на иракских фронтах, что может быть признаком как волюнтаристского стремления продемонстрировать свою полезность новой администрации заокеанских союзников, так и о прямом исполнении уже полученных из Града на холме директив. Москва стремится закрепить достигнутые к концу 2016 г. результаты , используя наработанный авторитет для ускорения и упрочения политического диалога между сторонами конфликта. Достижения на дипломатическом фронте оказываются не менее впечатляющими, чем успехи на фронтах военных, которые сделали переговорный процесс возможным.

Ситуация с террористической угрозой в регионе остается актуальной, о чем свидетельствуют многочисленные теракты в Багдаде, Дамаске, Триполи, сирийском Алеппо в районе Аазаза, рядом с лагерем беженцев Эр-Рекбан, в египетском городе Рафах на границе с Сектором Газа, Пальмире и т.д. Однако параллельно военным действиям произошел перезапуск дипломатического измерения конфликта, смещающийся акцент в гуманитарную сферу позволяет рассчитывать на постепенный переход к стабильно позитивной динамике. Хотя сам процесс восстановления государственности на пострадавших территориях будет долгим и болезненным.

В.Аватков, Д.Тарасенко