Арабские страны: апрель 2016 г. (дайджест)

Переговоры в Женеве не должны превратиться в «восточный базар»

 

Очередной раунд переговоров межсирийских переговоров открылся 13 апреля в Женеве. Согласно международному плану, текущий раунд должен завершиться формированием коалиционного правительства в Сирии, принятием новой конституции и проведением парламентских и президентских выборов. Однако, не успев приступить к мирному диалогу, представители оппозиции (так называемая «эр-риядская группа») выдвинули обвинения в адрес сирийской делегации в «монопольном представительстве», что, по заявлению российского МИДа, является совершенно необоснованным. Уже 18 апреля делегация оппозиции заявила о намерении отложить участие в «Женеве», а значит завести переговоры в тупик. Как сообщает межарабское новостное агентство «Аль-Арабия», глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров заявил, что переговоры по Сирии заморожены.

Становится понятным, что в очередной раз площадка мирных переговоров превратилась, как сообщили в МИД РФ, в «восточный базар» с элементами грубого шантажа международного сообщества. Очевидно, что заигрывания Высшего комитета по переговорам оппозиции Сирии (ВКП) с представителями режима и другими участниками диалога не отвечают задачам политического урегулирования и тормозят предотвращение гуманитарной катастрофы в Сирийской Арабской Республике (САР).

Интересно, что международное сообщество возлагало большие надежды именно на данный этап межсирийских переговоров, который должен был продолжаться до 27 апреля, так как на данный момент политическая остановка в САР располагала к успеху: до сих пор периодические нарушения режима прекращения огня со стороны различных оппозиционных (в том числе террористических) групп не помешали старту «Женевы». Несомненным прорывом стало решение делегации режима участвовать в переговорах без предварительных условий, однако одновременно проводимые на освобожденных территориях в Сирии парламентские выборы не признаны большинством западных государств, что станет серьезным препятствием достижению практических результатов.

Самым большой проблемой на переговорах остаются разногласия по поводу будущего президента Башара аль-Асада. Подавляющее большинство представителей оппозиции выступают категорически против пребывания аль-Асада у власти. Вместе с тем, несмотря на проявленную гибкость позиции, уход президента без решения о том в результате всенародного голосования является неприемлемым для Дамаска.

Еще одним препятствием является спор вокруг того, какой документ будет правовой основой, регулирующей политический переход в Сирии. Правительство и оппозиция должны договориться о том, кто будет участвовать в разработке послевоенной сирийской конституции и как избежать повторения кризиса в САР.

Работа судебных органов во время переходного периода станет еще одним жизненно важным вопросом, особенно для сирийской оппозиции, которая, по-видимому, не готова принять новую Сирию без наказания виновных в совершении военных преступлений. Значительно осложнит решение проблемы расхождение во мнении относительно признания части оппозиционных группировок террористическими.

Преодоление взаимного недоверия между сторонами имеет решающее значение в решении вышеуказанных вопросов, но один только отказ от федерализации САР дает надежду на то, что противоборствующие стороны найдут способ работать вместе ради будущего своей страны.

 

Хуситы бойкотировали мирные переговоры по Йемену

В ночь на 11 апреля в Йемене вступил в силу режим прекращения огня, который впоследствии должен стать основой для мирного урегулирования. Очередная попытка остановить кровавый конфликт в Йеменской Республике представляется удачным, так как в целом, согласно сообщениям официального новостного агентства Йемена, перемирие соблюдается.

18 апреля в Кувейте планировалось проведение мирных переговоров между правительством и шиитскими повстанцами хуситами (третья попытка урегулирования конфликта путем мирного диалога при посредничестве ООН). Спецпосланник ООН в Йемене Уалид Шейх Ахмад заявил тогда, что «стороны находятся как никогда близко к достижению мира».

Спустя неделю со дня вступления в силу режима прекращения огня, который по сообщениям СМИ региона, неоднократно нарушался обеими сторонами конфликта в целом ряде районов страны. Речь в частности идет о следующих провинциях: двух северных – Амран и Эль-Джауф (граничащая с Саудовской Аравией, ВС которой проводят военную операцию против шиитских мятежников в поддержку правительства Йемена); центральной – Мариб; и Таиз, расположенной на юге. Как заявил в пятницу Уалид Шейх Ахмед, наибольшую угрозу представляет ситуация именно в Таизе, третьем по величине городе Йемена, в котором бои не прекращаются более года.

Однако в то время, как делегация правительства Йемена прибыла в Кувейт в назначенное время, 19 апреля представители мятежников и бывший президент Али Абдалла Салех отказались от участия в переговорах. По мнению представителя хуситов, спустя неделю после вступления перемирия в силу боевые действия на территории страны все равно продолжаются, и поэтому просто-напросто нет смысла проводить запланированное обсуждение.

Так, помимо проблем с соблюдением перемирия есть и другие немаловажные аспекты. Одним из основных препятствий, как отмечают многие арабские аналитики и наблюдатели, по-прежнему остается соблюдение резолюции Совета Безопасности ООН №2216, которая предусматривает освобождение мятежниками контролируемых ими городов и сдачу оружия. Как считает специалист по Йемену Эйприл Элли, хуситы вряд ли согласятся на реализацию этого документа, на чем настаивает действующий президент Абд Раббо Мансур Хади. “У правительства Хади и лояльных ему групп нет стимула прекращать войну до тех пор, пока Саудовская Аравия не захочет поддерживать попытки решить конфликт военным путем”, – заявила Эйприл Элли изданию «National Yemen».

 

Визит Махмуда Аббаса в Москву

18 апреля в Москве состоялись переговоры между президентом России Владимиром Путиным и главой палестинской автономии Махмудом Аббасом. В ходе встречи лидеры обсудили перспективы урегулирования палестино-израильского конфликта и возможность возобновления переговорного процесса, ситуацию на Ближнем Востоке, а также двустороннее сотрудничество.

В ходе своего рабочего визита глава Палестины рассказал о намерении активизировать переговорный процесс с Израилем и предложил созвать международную конференцию по ближневосточному урегулированию (инициатива Франции). Важно отметить, что предыдущая конференция проходила в США, а второй раунд должен был состояться в Москве, но был отложен из-за ухудшения международной обстановки.

Очевидно, что с затишьем после очередного витка насилия между арабами и израильтянами вокруг мечети аль-Акса  и тяжелой ситуации в Сирии вопрос урегулирования арабо-израильского кризиса словно отошел на второй план. Однако такая перспектива не может привести ни к чему хорошему, ведь продолжающийся более 60 лет кровавое противостояние требует последующих усилий по урегулированию. И как раз такая конференция способна внести значительный вклад в определение принципов урегулирования, учитывая новые реалии международной обстановки и ситуацию в регионе, и временные рамки для проведения переговоров.

Прошедший визит стал 15-ой поездкой Махмуда Аббаса в Москву, что подчеркивает важность роли России в создании условий для создания и комплексного развития палестинского государства, а также в процесс арабо-израильского урегулирования.

 

Последний визит Обамы в Эр-Рияд

20 апреля президент США Барак Обама, как ожидается, совершил свой последний официальный визит в Саудовскую Аравию (КСА), прежде чем покинуть пост президента в этом году. Барак Обама встретился с королем КСА Салманом ибн Абдель Азизом ас-Саудом в преддверии саммита глав государств-членов ССГПЗ, который прошел 21 апреля. Президент Соединенных Штатов также провел консультации с союзниками в Персидском заливе по поводу ситуации в Йемене и Сирии.

Примечательно, что накануне визита Обамы в КСА министр обороны США Эштон Картер после проведения переговоров с коллегами из ССГПЗ заявил, что Америка надеется на более тесное сотрудничество со странами Залива, которое предполагает активное взаимодействие между силами специального назначения и военно-морского флота союзников, чтобы противостоять «дестабилизирующей деятельности» Ирана в регионе.

«Новая» Саудовская Аравия для нового президента США

Удивительно, как настолько много может измениться за два года, особенно, когда речь идет о такой стране, как Саудовская Аравия, где традиционно кардинальные перемены случаются крайне редко. Однако именно Бараку Обаме «посчастливилось» увидеть «обновленное» Королевство в ходе своего последнего визита в Эр-Рияд.

В марте 2014 года покойный король Абдалла посетил Вашингтон, тогда, по оценкам аналитиков, американо-саудовские отношения сохранялись на стабильном уровне. Завидные отношения союзников испортились, когда Вашингтон занял сторону «Братьев-мусульман» (организация признана террористической в большинстве стран ССГПЗ) во время отставки президента Мохаммеда Мурси, затем роль сыграли американские обвинения в адрес Башара аль-Асада в применении химического оружия, и самое знаменательное – достижение ядерного соглашения с Ираном. Ядерная сделка, по мнению саудитов, впервые за 30 лет лишила международное сообщество мощного инструмента сдерживания Ирана, которого сами Штаты обвиняли в поддержке террористов по всему миру.

Также ведутся серьезные споры вокруг правопреемственности власти в КСА после осуществления радикальных перемен в руководстве страны и смены правящей династии. Новый король (Салман) взошел на престол как раз в то время, когда цены на нефть упали, и теперь КСА продает нефть в два раза дешевле, чем это было при Абдалле. Более того, в соседнем Йемене шиитские повстанцы-хуситы свергли законное правительство президента Абдо Раббо Мансура Хади, и теперь южная граница КСА находится под угрозой. В то же время для всего региона возрастают угрозы, исходящие от запрещенной в России террористической организации ИГИЛ.

Результатом всех этих сложных трансформаций и напряженных условий, а также целого ряда спорных политических решений Эр-Рияда и отсутствия надлежащей связи с внешним миром (например, отсутствие полноценного освещения внутренних дел Королевства в мировых СМИ) является часто преувеличенная жесткая оценка внутриполитической ситуации в саудовской Аравии мировыми информационными агентствами и аналитиками.

Кроме того, наблюдатели склонны забывать, что в течение последних 18 месяцев женщинам было разрешено голосовать и участвовать в выборах в муниципалитеты впервые в истории Саудии. Совет шуры Королевства планирует пересмотреть целый ряд спорных запретов, распространяющихся на на женщин, в частности запрет на вождение автомобиля. Кроме того, саудовские рынки в настоящее время открыты для иностранных инвестиций.

Правда состоит в том, что в настоящее время Саудовская Аравия переживает кардинальную трансформацию, и тот, кто станет следующим президентом США, безусловно, будет иметь преимущество, заключающееся в работе с молодой, динамичной, ориентированной на внешних акторов Саудовской Аравией.

 В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: март 2016 г. (дайджест)

Ключевые события в регионе Ближнего Востока (март 2016)

         На протяжении текущего месяца важные глобальные политические события так или иначе влияли на изменение баланса сил в арабском мире, а значит геополитическая карта региона Ближнего Востока переживает очередной этап трансформации. Все более активная включенность современной России в ближневосточные дела предопределяет тот факт, что каждое новое решение российского руководства имеет потенциал кардинальным образом изменить политическую и военную обстановку как в субрегионе Персидского Залива и на Аравийском полуострове, так и непосредственно близ собственных границ.

 

Межсирийские переговоры в Женеве. Будет ли удачной
«третья попытка»?

14 марта в Женеве стартовал очередной (третий) раунд переговоров между правительством Сирии и оппозицией по урегулированию кризиса в стране. В результате переговоров, проведенных Спецпосланником ООН по Сирии Стеффаном де Мистурой поочередно с представителями Дамаска и с различными оппозиционными группами, был разработан итоговый документ, отражающий общую позицию сторон. Переговоры «Женева-3» проводятся в рамках резолюции Совета Безопасности ООН №2254 и, как ожидается, продлятся еще шесть месяцев.

Первый день переговоров по Сирии завершился большим сюрпризом для всех участников. Россия объявила о начале вывода основной части своих войск из САР, начиная с 15 марта. Президент России Владимир Путин заявил, что военная операция российских ВКС «достигла поставленных целей». Заявление президента Путина в значительной степени приветствовали в Женеве, а новость об отводе российских войск была воспринята как признак ощутимого прогресса на переговорах.

Представляется, что именно «Женева-3» станет первым реальным шагом на пути сирийского урегулирования, ведь основа этих переговоров тщательно выстраивалась заранее. Удачный визит Госсекретаря США Джона Керри в Саудовскую Аравию, плодотворные переговоры между Джоном Керри и Министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в Москве, решение Кремля покинуть Сирию, ощутимое «затишье» в позиции Турции – все это дает надежду на успех «третьей женевской попытки». Пожалуй, основным импульсом третьего раунда переговоров по Сирии стало именно поведение Москвы: стоило России сделать заявление о выводе войск, как обе стороны конфликта (особенно оппозиция) заявили о готовности к диалогу.

Иран также приветствовал завершение военно-воздушной операции России. Очевидно, что расширенное присутствие России вблизи Ирана заставляет Тегеран понервничать, даже если он не говорит об этом открыто. Экономические издержки военных действий Ирана в САР берут свое, что может негативно повлиять на режим в Тегеране. Число иранцев, погибших в ходе военных действий в Сирии, и растущее общественное недовольство иранским вмешательством в сирийский кризис заставили некоторых видных иранских политиков задуматься о важности скорейшего достижения урегулирования и, что важно, исключения любой угрозы дальнейшего усугубления ситуации, предполагающего большие затраты из иранского бюджета. Более того, сирийскому режиму также невыгодно укреплять позиции Тегерана внутри собственной страны, что исключает предоставление Ирану каких-либо особенных привилегий, которые могли бы компенсировать иранские затраты, даже в ответ на его военную поддержку Дамаска.

Все эти причины, плюс глобальная цель положить конец пятилетней войне и гуманитарной катастрофе в Сирии, дают ощущение того, что переговоры «Женева-3» могут добиться реального успеха.

 

Мусульманские военачальники собрались в Эр-Рияде

         27 марта военные начальники штабов 34 мусульманских стран собрались в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде на первую встречу членов Исламской коалиции по борьбе с терроризмом для координации усилий стран-участников в деле противодействия террористической угрозе. Министр обороны Саудовской Аравии Мохаммед бен Салман объявил о создании мусульманского военного альянса в декабре прошлого года в попытке сформировать первый в своем роде единый мусульманский антитеррористический орган.

В ходе первого совещания начальников штабов мусульманских стран в Эр-Рияде участники встречи обсудили финансовые, военные и идеологические аспекты борьбы с терроризмом, а также высказали обещание «уничтожить все ресурсы террористов». Саудовский генерал Ахмед Ассейри отметил, что присутствие на встрече представителей пяти мусульманских стран, не являющихся членами военного альянса, демонстрирует важность созданной по инициативе КСА военной коалиции.

Несмотря на отсутствие реальных действий со стороны Исламской антитеррористической коалиции, сама по себе идея объединения арабов и других мусульманских стран под эгидой единой организации против общего врага в лице международного терроризма сегодня оказывается крайне необходимой. Заседание военачальников в Эр-Рияде, несомненно, станет в некотором роде фундаментом дальнейшей деятельности Исламской коалиции, ведь сейчас представители стран-членов и стран, не входящих в альянс, вырабатывают «единую стратегию» на основе предложенных ими же инициатив. Учитывая склонность арабских стран к решению вопросов радикальными методами, например, через прямое военное вмешательство, важно, что работа в рамках Исламского антитеррористического альянса предполагает исключение любой активности в одностороннем порядке.

 

Пальмира освобождена!

         25 марта сирийские правительственные войска освободили от боевиков запрещенной в России группировки ИГИЛ древнейший город Пальмира. Как сообщается в докладе государственного военного источника, вооруженные силы Сирии при поддержке народных сил обороны взяли под контроль населенный пункт Пальмира, «которому боевиками ИГИЛ был нанесен непоправимый урон». 24 марта при поддержке российских ВКС сирийские правительственные войска вошли в Пальмиру, которую ИГИЛ удерживала с мая 2015 года. В ходе операции по освобождению исторического центра погиб российский летчик, который наносил удары с воздуха по террористам.

27 марта в ходе телефонного разговора президента России Владимира Путина и его сирийского коллеги Башара аль-Асада, российский лидер поздравил сирийских военных с обретением полного контроля над Пальмирой.  По сообщению российских информагентств, Башар аль-Асад отметил, что освобождение древнейшего культурного центра было бы невозможно без помощи России.

Освобождение столь важного для всего человечества сирийского города Пальмира, несомненно, явилось важным достижением правительственных войск. В то же время это важное доказательство эффективности сирийской армии и ее союзников в борьбе против террористов, а также того, что Дамаск и союзники являются единственной силой, действительно способной победить терроризм в Сирии в лице таких группировок, как ИГИЛ и «Джаюхат ан-Нусра» и др. Более того, вклад, который российские военные внесли в освобождение древней Пальмиры, показывает, что начало операции ВКС РФ в САР кардинальным образом повернуло ход событий пятилетнего конфликта в стране.

 

Иракская армия начинает освобождать Мосул

24 марта иракская армия при поддержке союзных народных ополченцев и курдских боевых отрядов Пешмерга начала   наступательную операцию по освобождению города Мосул, второго по величине центра ИГИЛ в Ираке, захваченного еще в 2014 году. Как сообщает иракское командование, армейские военизированные силы и народное ополчение начали «первый этап наступательной операции» в северной провинции Ниневия, столицей которой является город Мосул.

Очевидно, что хотя в заявлении иракского генштаба не уточняется, как долго будет продолжаться «первый этап освободительной операции», в данный момент иракские силы далеко не в состоянии взять под контроль такую крупную цель, как Мосул. Справедливости ради отметим, что в прошлом месяце иракская армия имела внушительный успех в борьбе против боевиков ИГИЛ, взяв под контроль столицу провинции Эр-Рамади, город Анбар. Но Мосул, который наряду с городом Ракка в Сирии является главным оплотом террористов в стране, был бы главным призом для Багдада. Для этого иракский премьер Хайдер аль-Абади прибегает ко всем возможным мерам, включая  поддержку веры населения в мощь и широкие возможности иракской армии: еще в январе премьер заявил, что к концу 2016 года ИГИЛ на территории Ирака будет побежден. В этой связи эксперты утверждают, что любое сражение за Мосул будет стоить иракцам тяжелых потерь и больших затрат, учитывая огромное количество джихадистов и мощные укрепления, выстроенные террористами с 2014 года на подъезде к городу. А руководство США, которые также проводят обстрелы ИГИЛ в Ираке, вовсе заключили, что иракской армии не удастся вернуть Мосул до конца 2016 года, а то и до середины 2017.

 

В Кувейте обсудят прекращение войны в Йемене

         22 марта высокопоставленный чиновник в правительстве Йемена заявил, что мирные переговоры, направленные на прекращение войны в стране пройдут 17 апреля в Кувейте. В этой связи посол Саудовской Аравии в США принц Абдулла бен Фейсал бен Турки ас-Сауд выразил надежду на то, что при посредничестве ООН на переговорах между противоборствующими сторонами «будет совершен прорыв».

Вместе с трогательным комментарием журналистам “Wall Street Journal” в свете предстоящих переговоров в Кувейте саудовский посол попытался объяснить, чем руководствовалось руководство КСА, когда арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией начала бомбить Йемен. На протяжении года Саудовская Аравия и союзные арабские государства наносят воздушные удары по позициям шиитских мятежников-хуситов на территории Йемена в попытке восстановить власть международно признанного правительства президента Абд Раббо Мансура Хади. По словам принца Абдуллы, «Саудовское Королевство не имеет тенденции к включению в военные авантюры». КСА решило вмешаться после того, как в декабре 2014 года столица Йемена Сана была захвачена боевиками-хуситами, и между аэропортами Тегерана и Сана было совершено четыре рейса за одну ночь, когда самолеты доставляли оружие и военных советников шиитским повстанцам в Йемен из Ирана. По словам саудовского посла в США, Королевство действовало в интересах безопасности собственных границ, ведь территорию Саудии отделяет от Йемена всего 1800 километров.

Несомненно, в связи с тем, что правительство президента Хади после захвата столицы в декабре 2014 года вынуждено было переехать в южный город Аден, а затем президент и вовсе покинул страну, хуситам были обеспечены условия для активного продвижения на юг Йемена. В этом смысле, возможно, арабская коалиция и смогла бы принести пользу правительственным силам, однако власти КСА не всегда поддерживали международно признанное руководство Йемена. Вначале конфликта Саудия вовсе заявила о готовности оказать помощь силам свергнутого в ходе протестов «Арабской весны» 2011 года бывшего президента Али Абдалы Салеха. Более того, армия Саудовской Аравии, которая совершает львиную долю воздушных ударов в Йемене, прямо скажем, не в состоянии вести действительно эффективную борьбу против хуситов, поддерживаемых такой серьезной силой, как Иран.

Здесь возникает угроза прямого вмешательства Ирана в йеменский кризис, ведь заместитель начальника вооруженных сил ИРИ намекнул в начале марта, что его страна может послать военных в Йемен, как это случилось в Сирии, ввиду того, что Тегеран «чувствует долг по отношению к обеим странам». Именно расширение иранского присутствия близ своих границ стало еще одной причиной вмешательства Саудовской Аравии в Йемен. Вначале многие сомневались, что Иран вовлечен в войну в Йемене, но сегодня мы редко слышим мнение экспертов, отрицающих серьезную иранскую роль, которую он играет на протяжении всего кризиса. То же самое можно сказать и роли Ирана в Сирии, Бахрейне и Ираке. Тегерану не хватает смелости принимать более активное участие в Йемене, ведь это будет иметь негативные последствия в военном и политическом плане. Возможно, это то, что Эр-Рияд должен доказать: угроза Ирана для Саудовской Аравии и других издавна конфликтующих с ним суннитских монархий увеличилась после достижения ядерной сделки.

Получается, примирение конфликтующих в Йемене сторон усилит давление на Иран в других конфликтных точках, где присутствуют его войска, например, в Сирии, так что в интересах Тегерана оказывается оттянуть переговоры и поддерживать боевые действия.

 

В.Аватков, Е.Кислова

Арабские страны: февраль 2016 г. (дайджест)

Напряженность в регионе Ближнего Востока продолжает расти. Рост угрозы международного терроризма, в частности в лице крупнейшей организации ИГИЛ (ДАИШ), ухудшением отношений между Саудовской Аравией и Ираном, срыв режима прекращения огня в Сирии, а также возможность вмешательства Турции в сирийский конфликт, продолжающаяся эскалация насилия в Йемене – все это напрямую касается России, ее внешней политики и интересов национальной безопасности.

 

Сирийский кризис

Ключевым событием прошедшего месяца стал объявленный 27 февраля режим «прекращения огня» в Сирийской Арабской Республике (САР) после договоренности между Россией и США, достигнутой 22 февраля. В то время как взаимные обвинения сторон о нарушении перемирия последовали уже в первый день его действия, интересна реакция турецких властей и деятельность Анкары в приграничной северной Сирии: ведь именно район сирийско-турецкой границы остаётся крупным очагом напряжённости. Обеспокоенность международного сообщества возможным вмешательством Турции в сирийский конфликт возросла после начала турецких воздушных ударов по позициям ИГИЛ в Сирии 29 февраля в рамках борьбы международной антитеррористической коалиции. Арабские эксперты отмечают, что вооружённое вмешательство Турции может нанести непоправимый удар соглашению о прекращении огня.

Очевидно, что Турция все настойчивей призывает США начать наземную операцию в Сирии, так как без Вашингтона Анкара не решится отправить войска, но сейчас Штаты явно не пойдут на сухопутную операцию. При этом турецкое вторжение в Сирию чревато военным столкновением России и Турции. Не говорят даже о возможности отправки сухопутных войск в САР и в Эр-Рияде, но Анкара вовсе заявляет, что без такой операции невозможно положить конец сирийскому кризису.

Отсутствие реальной причины для начала легитимной турецкой сухопутной операции (ни призыва Дамаска, ни резолюция ООН) повышает вероятность вооруженного конфликта с Россией, которая решительно выступит против турецкого вмешательства, да и США (а с ними НАТО), Саудовская Аравия не станут поддерживать одностороннее вмешательство Турции.

Одержавший целый ряд дипломатических побед после снятия международных санкций Иран все более включается в международные дела. В случае военного вмешательства суннитских стран в Сирию в стороне не останется шиитская «Хизбалла», а поэтому ничего не мешает ему включиться в прямой вооруженный конфликт против Саудовской Аравии и Турции, несмотря на риски, непосредственно связанные с подобным решением.

Достигнутое соглашение о прекращении огня в Сирии способно в корне изменить ситуацию на Ближнем Востоке, однако такой сценарий возможен лишь в том случае, если все так или иначе включенные в конфликт страны будут придерживаться принципов, выработанных Москвой и Вашингтоном.

 

 «Гром севера»

28 февраля на севере Саудовской Аравии, в районе города Хафр аль-Батин, стартовали военные учения сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил двадцати арабских и мусульманских стран под названием «Гром севера». Официально заявленная цель учений – повышение подготовки войск перед угрозами со стороны террористических организаций.

В маневрах «Гром севера» участвуют военные подразделения Саудовской Аравии, ОАЭ, Иордании, Бахрейна, Сенегала, Судана, Кувейта, Мальдивских островов, Египта, Туниса, Марокко, Мавритании, Малайзии, Катара, Омана, Коморских островов, Джибути, Пакистана и Чада.

Очевидное усиленное включение саудитов в военные дела региона подтверждает и тот факт, что 25 февраля Саудовская Аравия стала пятой страной, отправившей свои ВВС на турецкую военную базу Инджерлик (наряду с США, Великобританией, Германией и Катаром), объявив о готовности принять участие в воздушной операции международной коалиции против ИГИЛ в Сирии. Также Королевство будет проводить разведывательные полеты вдоль турецко-сирийской границы. Более того, ранее, с 14 по 19 февраля Турция и Саудия провели совместные военно-воздушные учения в провинции Конья в центральной Турции.

В последнее время крупнейшая суннитская монархия все более концентрируется на сирийском направлении, словно забыв о серьезности ситуации в соседнем Йемене, где саудиты поддерживают бывшего президента Али Абдаллу ас-Салеха в войне против шиитских мятежников хуситов. Перспективы расширенного военного присутствия Саудии на двух фронтах не только подрывает без того хрупкий статус-кво в районе Персидского залива, но и разжигает напряженность в саудовско-иранских отношениях. Возможно, именно полномасштабное возвращение Ирана на международную арену пугает саудитов так, что последние готовы максимально задействовать свою, прямо скажем, не самую сильную ближневосточную армию, чтобы показать суннитскую мощь Тегерану.

 

Йемен. Больше, чем война

28 февраля международно признанное правительство Йемена обвинило ООН в отсутствии поддержке усилий йеменской армии по прорыву блокады южной провинции Таиз, отметив ключевую роль стран Персидского залива в урегулировании кризиса в Йемене. Ранее, в прошлом месяце, поддерживаемые Ираном шиитские мятежники хуситы осадили провинцию Таиз, удерживая порядка 200,000 гражданских лиц в блокаде.

Абдул Ракид Сайф Фатех, председатель Высшего комитета по оказанию помощи Йемену, выступая на благотворительной конференции в Катаре, призвал представителей Залива занять «братскую позицию» по отношению к Йемену, а не руководствоваться «религиозными предрассудками», ведь, по его мнению, именно арабские монархии должны сыграть ведущую роль в дипломатическом процессе в Йемене.

Примечательно, что в своей речи Фатех не называл конкретных имен, когда обращался к «поддерживаемым из-за рубежа группировкам», деятельность которых направлена на подрыв администрации действующего президента Абд Раббо Мансура Хади, только усугубляют ситуацию в стране, возвращая йеменцев в 2011 год (тогда президент Али Абдалла Салех был свергнут под давлением протестных движений). Обращение прозвучало явно в адрес Саудовской Аравии. С марта прошлого года Королевство ведет вооруженную борьбу против хуситов на стороне бывшего президента Салеха, который поставил своей целью возвращение к власти.

Учитывая расстановку сил, ситуация в Йемене перекликается с сирийским кризисом, а значит создает угрозу распада йеменской государственности. Десять месяцев назад три группы захватили контроль над страной: мятежники-хуситы, связанные с Ираном; силы, верные бывшему президенту Али Абдалле Салеха, который был свергнут во время Арабской весны, и “Аль-Каида”. В результате война в Йемене перекликается с гражданским конфликтом в Сирии, где все началось со столкновений между оппозицией и сторонниками президента Башара аль-Асада, который теперь в союзе с Ираном и Россией борется с террористами ИГИЛ.

Йемен является важным военным и политическим игроком не только с точки зрения регионального баланса, но и в контексте управления кризисами на Ближнем Востоке. Несмотря на то, что даже сейчас рано делать окончательные выводы о планах Залива и Саудовской Аравии относительно возможного участия в урегулировании в Йемене, анализ событий делает очевидным неизбежность включения всего Аравийского полуострова в йеменский политический процесс.

Кризис в Йемене, а также региональная эскалация на нескольких фронтах между суннитскими монархиями и Ираном в настоящее время дает возможность впервые разрешить региональный кризис без американского вмешательства. Однако то, что произошло в Йемене, было откровенным предательством Саудовской Аравии и стран Персидского залива йеменского народа. Их движение против президента Салеха оказалось самым мирным среди арабских революций. А сегодня саудиты военным путем стараются вернуть свергнутого лидера в президентское кресло. Как и хуситы, Салех прибег к военной силе, чтобы навязать свои условия йеменцам, а затем дошел до захвата обширных территорий. Тут для Саудовской Аравии и стран Совета сотрудничества государств Персидского залива (ССГПЗ) стало ясно, что Иран решил расширить свои сферы влияния и что после Йемена будет и расширение его присутствия в Ираке.

На фоне этих необычных для региона обстоятельств Саудовская Аравия поменяла приоритеты и решила построить военный альянс и вмешаться в Йемен в целях поддержки законного йеменского президента Хади и правительства, признанного ООН. Многие арабские эксперты по ближневосточным делам охарактеризовали саудовскую интервенцию как отчаянную попытку добиться политического решения в Йемене. В итоге мы видим, что растущая мощь в Йемене сегодня принадлежит именно законному правительству, поскольку его поддерживает большинство политических и племенных (что важно) представителей Йемена. Следовательно, теперь, когда Саудовская Аравия все-таки заняла сколько-нибудь правильную позицию, йеменскому правительству необходимо убедить государства Залива запустить мирные переговоры и также поддерживать легитимную власть. Тогда появляется хрупкая, но довольно реальная перспектива окончания кровопролития в Йемене.

 

Напряженность между Ливаном и странами Залива

14 февраля Кувейт и Катар присоединились другим странам Персидского залив, которые призвали своих граждан покинуть Ливан, в среду. Министерство иностранных дел Катара обратилось к своим гражданам, находящимся в Ливане, «покинуть страну для собственной безопасности», и постоянно контактировать с посольством Катара в Бейруте. Посольство Кувейта также призвало своих граждан не забывать о мерах предосторожности во время поездок и избегать «опасных мест».

Подобные новости из монархий поступили на следующий день после того, как Саудовская Аравия и Бахрейн сделали аналогичные предупреждения относительно поездок Ливана. ОАЭ, тем временем, наложили полный запрет на путешествия в Ливан для своих граждан.

Напряженность с Ливаном была вызвана отказом Саудовской Аравии предоставить Ливану 4 млрд долларов военной помощи после того, как Бейрут не поддержал суннитское королевство в споре с шиитским Ираном, ведущим сторонником «Хизбаллы», которая в свою очередь поддержала режим Башара аль-Асада в Сирии, что вызвало отрицательную реакцию в Эр-Рияде.

На протяжении всего хода истории страны Персидского залива состояли с Ливаном как в хороших, как в плохих отношениях. Саудовская Аравия, в частности, была хорошим другом для ливанского народа: только в прошлом году Эр-Рияд пообещал предоставить ливанскому правительству грант в 3 млрд долларов на модернизацию вооруженных сил, а ранее Королевство направляло еще 1 млрд в виде военной помощи на нужды армии для борьбы с боевиками ИГИЛ. Также Ливан традиционно был излюбленным местом отдыха для саудовцев и арабов, проживающих в странах Персидского залива, а по некоторым оценкам, существуют сотни тысяч ливанских эмигрантов в Саудовской Аравии, ОАЭ и Катаре, многие из которых отправляют регулярные денежные переводы своим семьям в Ливан. Поэтому сегодня, когда ливанская экономика находится в глубоком кризисе — отягощенная потребностями 1,5 миллиона сирийских беженцев — туристическая индустрия Ливана приняла на себя основной удар из-за нестабильной обстановки в сфере безопасности. Соответственно, напряженность между Ливаном и суннитскими монархиями в настоящее время могут довести Ливан до наивысшего кризиса.

Однако несмотря на то, что, по мнению саудовцев Ливан ведет себя как «послушная иранская марионетка», и настоящая политика Саудовской Аравии и стран Залива явно направлена на то, чтобы «перетянуть» ливанское руководство на сторону суннитских арабских стран, популярность «Хизбаллы» в Ливане не падает, не колеблются и ее связи с Ираном. Следовательно, подобные действия арабских монархий по отношению к Ливану только негативно влияют на экономику всех задействованных в эти политические маневры сторон при наименьшем воздействии на ливанские внешнеполитические приоритеты.

 

В.Аватков, Е.Кислова