Китай: июль-август 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика за июнь и август традиционно характеризуется как активная. В российско-китайских отношениях отмечается дальнейшее сближение, продолжается торговый конфликт между США и Китаем, а Малайзия приостанавливает работу китайский компаний по реализации ряда инфраструктурных проектов. Во внутренней политике необходимо отметить новые меры борьбы с уйгурским сепаратизмом и религиозные ограничения для мусульман и буддистов. Важным видится очередной арест высокопоставленного офицера НОАК.
Россия-Китай
Китайские военные примут участия в российских военных учениях “Восток-2018”, которые пройдут на полигоне Цугол в Забайкальском крае с 11 по 15 сентября 2018 года. Это приглашение можно рассматривать как новый этап доверия между странами и возможное дальнейшее расширение военного сотрудничества.
В 2018 году завершилась программа сотрудничества регионов Восточной Сибири Дальнего Востока России и Северо-Востока Китая на 2009–2018 годы. Достигнуты достаточно скромные результаты, ряд проектов так и не был реализован. С другой стороны, был получен ценный опыт и выработаны эффективные механизмы сотрудничества, которые можно использовать в новом договоре. Его подписание может состояться уже на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) во Владивостоке 11–13 сентября, который впервые посетит Си Цзиньпин.
Этот же опыт может быть использован в проектах перекрестного межрегионального сотрудничества России и Китая в 2018-2019 годах.
15 августа 2018 год состоялась встреча Владимира Путина с членом политбюро ЦК Коммунистической партии Китая Ян Цзечи. Из-за закрытости подобного рода встреч, информации о ходе переговоров и принятых решениях очень мало. Однако из открытой части в этот раз стоит отметить то, что Ян Цзечи отметил в позитивном ключе увеличения количества встреч между первыми лицами России и Китая. Из этого можно сделать вывод, что серьезна расширилась и повестка для обсуждения.
США-Китай
Шпионаж, кибератаки, Институты Конфуция
В минувшие два месяца США обвинили власти Китая в использовании проекта “Пояс и Путь” для слежки за иностранными правительствами и компаниями. По заявлению Вашингтона, атакам подверглись Беларусь, Мальдивы, Камбоджа, ряд министерств иностранных дел стран Европы, а также некоторые международные неправительственные организации.
Кроме этого США обвинили неназванную китайскую компанию в организации взломала частного сервера Хиллари Клинтон, когда та занимала должность госсекретаря. В Вашингтоне считают, что таким образом эта кампания получила доступ практически ко всей находящейся там информации.
Внутри США продолжается кампания по борьбе с “китайским влиянием”. Университет Северной Флориды в Джексонвилле объявил о намерении закрыть институт Конфуция, открытый в 2014 году.
Financial Times пишет, что некоторые кибератаки, зафиксированные в последние месяцы, могли произойти с адресов китайского университета Цинхуа.
Демократическая партия США призвала демократов, которые намерены участвовать в ноябрьских промежуточных выборах в Конгресс, не использовать смартфоны китайских производителей ZTE и Huawei. Ранее австралийские власти отказались от использования оборудования 5G Huawei, из-за возможной угрозы шпионажа.
Торговый конфликт
11 июля администрация президента США решила ввести новые пошлины на товары из Китая на сумму 200 млрд. долларов США. Тем не менее американские власти рассчитывают продолжать переговоры с Пекином. Несколько позже Президент США Дональд Трамп заявил, о том, что он готов к введению пошлин на товары КНР объемом в 500 млрд. долларов США, то есть почти на весь экспорт Китая в США.
21 июня Министр финансов США Стивен Мнучин отметил, что Вашингтон готов к торговому соглашению с Пекином, при условии, что китайские власти поменяют свой подход к торговле.
“Мы хотим, чтобы они (китайские власти) играли по правилам. Это означает отсутствие принудительной передачи технологий, совместных предприятий и предоставление нашим компаниям возможности честно конкурировать”. И добавил, что к условиям соглашения “также относится защита американской интеллектуальной собственности”.
В это же время власти США принимают действия к смягчению последствий торгового конфликта. Правительство США планирует выделить 12 млрд. долларов США в качестве помощи пострадавшим фермерам из-за торговой войны.
В начале августа на встрече Главы МИД КНР Ван И с Госсекретарем США Майком Помпео никаких результатов достигнуто не было. Стороны обсудили ряд вопросов и заявили лишь о “согласии по ряду вопросов”.
08 августа Офис торгового представителя США Роберта Лайтхайзера опубликовал список китайских товаров, которые попадают под пошлины в 25 процентов. Список содержит товары с объемом поставок на 16 млрд. долларов США в год.
В ответ Китай введет пошлины на американские товары объемом в 16 млрд долларов США. Это произойдет одновременно с введением Вашингтоном пошлин.
16 августа Президент США Дональд Трамп заявил, что Пекин не смог предложить Вашингтону приемлемых условий для заключения торговой сделки, добавив, что в переговоры между США и КНР продолжаются. По сообщению The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники Вашингтон и Пекин могут провести несколько раундов торговых переговоров для снижения напряженности в экономических отношения двух стран.
23 августа вступили в силу новые тарифные пошлины двух стран на сумму в 16 млрд. долларов США.
24 августа Заместитель министра коммерции Китая Ван Шоувэнь встретился с Заместителем министра финансов США по международным делам Дэвидом Малпассом. Судя по заявлениям сторон, переговоры не привели ни к каким договоренностям. Это могло стать причиной того, что через два дня Президент США Дональд Трамп заявил, что “сыт по горло” внешнеторговой политикой Китая, о чем он якобы сказал своим советникам в Белом доме. По словам президента США, КНР давить на него перед ноябрьскими промежуточными выборами.
И наконец, по сообщениям агентства Bloomberg, 30 августа Президент США Дональд Трамп планирует ввести дополнительные пошлины на товары КНР на сумму в $200 млрд долларов США. Трамп хочет ввести новые пошлины против КНР после 6 сентября, однако окончательного решения по введению новых торговых ограничений пока нет.
Уйгурский вопрос
По сообщениям Financial Times, китайским властям удалось наладить сотрудничество в “уйгурском вопросе” с некоторыми странами, входящими в инициативу “Один пояс и один путь”. В частности, эффективное сотрудничество осуществляется со странами Центральной Азии. Это приводит к тому, что многие уйгуры переезжают в Турцию и Саудовскую Аравию, которую они рассматривают как более безопастные.
Кроме сотрудничества с приграничными странами, КНР приступил к строительству первой военно-тренировочной базы в провинции Бадахшан на северо-востоке Афганистана. База будет располагаться в Ваханском коридоре, на границе с тремя странами: Таджикистаном, с Пакистаном и китайским Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР). КНР намерен содержать там как минимум один батальон с вооружениями и оборудованием для учебной подготовки афганских военнослужащих, в рамках сотрудничества с Афганистаном в борьбе с терроризмом. Одной из целей лагеря может быть противодействие уйгурскому сепаратизму.
Министерство обороны КНР до сих пор официально не подтвердило планы о создании базы в Афганистане.
По сообщениям источников в правительстве Пакистана, китайские власти несколько раз вели переговоры с афганским террористическим движением “Талибан” (запрещенным в РФ). По их же мнению, это связано с тем, что Китай хотел бы играть более активную роль в урегулировании в стране и противодействию уйгурскому сепаратизму.
10 августа, впервые на официальном уровне в ООН был поднят вопрос “массового ущемления прав уйгур и других меньшинств, проживающих на территории СУАР”. Пекин не признает существование так называемых “лагерей перевоспитания”, о которых активно сообщают различные источники и СМИ в последние несколько месяцев.
Неожиданный путем борьбы с уйгурским сепаратизмом может стать решение Госсовета КНР стимулировать рождаемость в западных регионах страны путем выдачи субсидий на второго ребенка.
Летом КПК пересмотрела свое отношение к членам партии, которые придерживают любых религиозных убеждений. В новом своде правил на официальном уровне (на неофициальном уровне такая практика существовала и ранее) предусмотрены наказания за активное распространение религиозных взглядов.
В июле Ван Ян призвал установить жесткий контроль КПК над буддийскими религиозными организациями, для сохранения стабильности и национального единства. Во время летних каникул тибетским школьникам официально запретили участвовать в религиозных обрядах. Со школьников брали соответствующие расписки, а контроль над исполнением этих решений лег на директоров школ и родителей.
Инициатива Пояса и Пути
В сентябре Китай отметит пятилетие инициативы “Одного пояса, одного пути”. В рамках этой инициативы Пекин подписал 118 документов о сотрудничестве со 103 странами и международными организациями. Китайские инвестиции в страны “Пояса и пути” составили более 70 млрд. долларов США. Отметить стоит, что за пять лет инициатива не превратилась в полноценную стратегию и напоминает скорее мозаику разбросанных по разным регионам мира инфраструктурных проектов.
Реализация идеи такого масштаба безусловно, проходит с ожидаемыми осложнениями, ввиду того, что достаточно часто мотивацией выступает не экономические, а политические причины. Часто страны-получатели оказываются в экономических затруднениях еще на стадии начальной реализации. Зачастую вопросы оставляет закрытость тендеров, цена и даже необходимость постройки того или иного инфраструктурного объекта.
Одними из таких проектов стало строительство газопроводов и железнодорожной ветки в Малайзии. Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад в ходе визита в Пекин официально объявил о замораживании этих построек на сумму более 20 млрд. долларов США. Причиной были названы непрозрачная процедура выбора исполнителей, реализации, а также “кабальные” условия кредитования, навязанные китайцами.
Источники из окружения премьера сообщают, что Махатхир Мохамад твердо намерен на отмену реализации этих проектов (при этом реализация проекта железной дороги между Сингапуром и Куала-Лумпуром также была отложена).
США, ЕС и некоторые азиатские страны начали противодействовать китайской экономической экспансии. Кроме возрастающего количества публикаций, в которых содержится критика китайской инициативы с точки зрения непрозрачности распределения подрядов, реализации, нарушения экологических, технических и других норм, прав человека и тд, США, Япония и Австралия согласились начать инвестирование в инфраструктурные проекты в Индо-Тихоокеанском регионе. Данное трехстороннее партнерство будет служить знаком поддержки и проводиться в целях укрепления мира и процветания в Индо-Тихоокеанском регионе, а также противодействовать китайскому влиянию от востока Африки до Гавайев.
Аресты и разжалования
В августе стали известны подробности антикоррупционного дела в НОАК. Генералы Вэй Лян и Сюй Фэньлинь были разжалованы сразу на 7 рангов. Генерал Ян Хуэй предположительно был взят под стражу.
Причиной разжалование предположительно послужили тесные связи двух генералов с ранее осужденными китайскими военными Го Босюном и Сюй Цайхоу. Генерал Ян Хуэй предположительно обвиняется в коррупции.
С 2012 года были осуждены более 13 тысяч военнослужащих НОАК.
Вывод
В летние месяцы подтверждается тренд углубления российско-китайских отношений как двух стратегических партнеров, но не союзных держав. Особо стоит отметить внешний фактор в виде давления США на оба государства. Этот фактор является не столько движением в сторону союза, сколько проверкой стратегического российско-китайского партнёрства. Россия и Китай продолжат демонстрировать единство подходов по региональным и глобальным вопросам, возможно расширение сотрудничества, более формального, чем реального, так как достигнута определенная планка, выше которой страны пока не хотят подниматься. Безусловно, существуют и усиляются группы влияния, которые готовы перешагнуть линию к дальнейшему сближению.
Повышение частотности контактов и укрепление стратегического партнерства можно и нужно использовать, например, в более продуктивном приграничном и экономическом сотрудничестве, что выгодно обеим сторонам.
Важным видится и китайская поддержка в таких российско-американских вопросах как СНВ-III и ДРСМД, ведь изменения в них коснутся и КНР, а международные отношения продолжат дрейфовать в сторону большей неопределенности и возрастания внешнеполитических рисков.
Многоуровневый конфликт между США и Китаем продолжает углубляется. Китайские власти официально разрешили местным правительствам тратить деньги на большие проекты. Комиссия по регулированию банковской деятельности Китая разрешила государственным банкам снова обильно кредитовать частный сектор и инфраструктурные проекты. Это явно противоречит высказываниям Лю Хэ, главного экономического советника Си, который обещал в январе привести финансы Китая в порядок за три года.
Все это может свидетельствовать о затруднениях в китайской экономике, а торговый конфликт вряд ли добавит позитивных тенденций. В противовес экономические показатели США достигли достаточно высокого уровня. При этом раскладе, затруднения Пекина убеждают Вашингтон продолжить давление на КНР в торговых вопросах. В этой связи интересными видятся публикации, о том, что внутри Китая более четко проявляется недовольство политикой и стилем самопозиционирования Си Цзиньпина, а также очередными арестами в НОАК.
Торговая война ослабляет курсу юаня. Независимо от искусственного занижения юань теряет свою цену из-за вводимых ограничений США. Это делает китайские товары еще более конкурентоспособными. Вьетнамские экономисты уже призывают власти ограничить китайский импорт нетарифными методами, пока товары из КНР не вытеснили местные.
С другой стороны, как пишут аналитики из Morgan Stanley, торговая война Вашингтона и Пекина не нанесет значительного ущерба экономике Китая, так как китайское правительство успешно реализует ряд мер по смягчению последствий торгового конфликта.
Учитывая то, что администрация Трампа связывает вопросы торговых ограничений с общей региональной повесткой, а также недовольство определенных влиятельных лиц сделкой США с КНДР, возможна новая эскалация конфликта вокруг Северной Кореи. Неудивительно, что Си скорее всего отправится в Пхеньян уже в сентябре.
На этом фоне логичным видится стремление Китая нарастить арсенал ядерных вооружений, о чем в августе писали в The Global Times. Газета позиционируется как голос Пекина к иностранным читателям так что данный сигнал имеет ясного адресата.
В уйгурском вопросе Пекин демонстрирует расширение инструментария борьбы с инакомыслием. Однако, как часто уже было в истории, давление только сплачивает группу, которая подвергается гонениям. С высокой вероятностью можно ожидать дальнейшее углубление и ожесточение конфликта. Лишь после ухода Си можно ожидать снижение конфликтности и достижения консенсуса, который устроит все стороны.
Другой интересной стороной этого вопроса является то, как будут развиваться отношения с Турцией и Саудовской Аравией по этому вопросу и будет ли КНР оказывать давления на эти страны?
Инициатива “Пояса и Пути”, кроме экономического внешнеполитического инструмента КНР, выступает в некотором роде глобальной витриной Китай для мира. Поэтому китайцам важно сохранять общую успешность проекта. Это прекрасно понимают в Куала-Лумпуре, и, как говорят источники из окружения премьера Малайзии, он хочет найти оптимальный вариант для того, чтобы китайцы не потеряли лицо.
Премьер, возможно, оставляет пространство для пересмотра условий проекта (отсюда и его заявления то, что малайские компании якобы готовы были осуществить проект гораздо более дешевле). Однако для китайцев эта проблема видится гораздо шире. Уступки даже такому признанному лидеру, как премьер Малайзии, вызовет желание другие стран пересмотреть условия договоров.
В случае с Малайзией вряд ли сработает схема, осуществленная с Зимбабве, когда китайцы списали старый долг, но вместо этого выдали новый кредит, на еще большую сумму. Очевидно, что не сработает схема Шри-Ланки, когда взамен списания более 1 миллиарда долларов США долга, Пекин получил право контролировать порт страны.
Переговоры между двумя странами будут долгими, но возможно стороны смогут найти схему выхода из этой ситуации, вплоть до сохранения проекта, но при совершенно других условиях.

П. Прилепский

Китай: июнь 2018 г. (дайджест)

Внешнею политику Китая за июнь можно охарактеризовать как активную во всех направлениях. Необходимо отметить продолжение расширения сотрудничества в российско-китайских отношениях и по линии ШОС, большую американо-китайскую повестку, проблемы портов в Шри-Ланке и Мьянме. Во внутренней политике обратить внимание на Коммунистический союз молодёжи Китая.

Внешняя политика
Россия – Китай

8 июня Президент России В. Путин насел визит в Китай. Встреча состоялась в преддверии саммита ШОС, стороны обсудили ряд важных вопросов. Москва и Пекин будут активно работать по сохранению формата СВПД (Совместном всеобъемлющем плане действий по иранской ядерной программе), сохранению суверенитета и целостности Сирии, продвигать мирное урегулирование в Афганистане и продолжать прикладывать усилия по мирному комплексному решению проблем Корейского полуострова.
Россия и Китай договорились, что в “условиях нарастающей в мире нестабильности и неопределенности стороны продолжат углублять консультации по вопросам стратегической безопасности, поддерживать интенсивный диалог между министерствами иностранных дел, наращивать двустороннюю координацию на профильных международных площадках”.
Перед самым началом визита президента России, Си Цзиньпин объявил имя первого лауреата высшей государственной награды Китая для иностранцев: ордена Дружбы КНР. Им ожидаемо стал президент России В. Путин.
Си отметил, “что среди глав мировых держав он (Путин) больше всех посещал Китай, он самый знакомый и уважаемый в Китае”. Также китайский лидер добавил, что “президент Путин для меня самый хороший и близкий друг”.
Росатом подписал с Китаем соглашения о сотрудничестве в сооружении двух новых энергоблоков Тяньваньской АЭС, а также строительстве третьего и четвертого блока АЭС Сюйдапу в провинции Ляонин. В дополнении Росатом будет участвовать в разработке китайского демонстрационного реактора на быстрых нейтронах.
28 июня Китайская национальная ядерная корпорация объявила открытый тендер для судостроителей на создание атомного ледокола. Считается, что Россия будет участвовать в данном тендере.
Многие эксперты считают, что Китай сможет использовать эти технологии при создании своего авианосца следующего поколения – авианосца Тип 003.
Арктическая стратегия Китая пока не имеет четких перечня целей. В Белой книге по развитию Полярного шелкового Пекин лишь обозначил свое обязательное присутствие в регионе.
На данном этапе у Китая в наличии только несколько малоразмерных кораблей и один гражданский ледокол, мощности которых явно не будет хватать для присутствия и исследования арктического региона. Сейчас КНР совместно с Финляндией разрабатывает крупный неатомный ледокол, спуск на воду, которого запланирован в 2019 году. Тогда же запланирована первая экспедиция в Антарктику.
На данном этапе китайцы проявляют интерес к проекту Полярного шелкового пути и обсуждают возможность китайского участия и инвестиций в несколько ключевых портов российского Севера.
Протестный кейс в России
По сообщениям российских СМИ китайской компании ООО “Международная инвестиционная компания Цзинье” отдали под вырубку участок в 200 млн. кубометров лесов в аренду на 49 лет. Стоимость контракта, на основании которого было продано право на осваивание лесов – 1, 260 млрд. рублей. Данный кейс уже вызвал негативную реакцию местных экологов и части местных жителей.
Ранее в мае акция против передачи китайским кампаниям участков леса под вырубку прошла в Улан-Удэ.
Саммит ШОС в Циндао
9-10 июня состоялся саммит ШОС в Циндао. В первые к стандартному набору участников полноправно присоединились две страны: Пакистан и Индия. По итогам саммита была принято 17 документов, таких как: План действий на 2018-2022 годы по реализации положений Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов ШОС, документ об утверждении Программы сотрудничества государств-членов ШОС в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму на 2019-2021 годы и ряд других.
В конкретной плоскости принятые документы направлены на дальнейшее упрощение таможенных процедур и формальностей. Состоялся запуск Китаем кредитной линии на 5 млрд. долларов США в рамках межбанковского объедение ШОС.
Проблемы Южно-Китайского моря
В начале июня Министр обороны США Д. Мэттис во время “Диалога Шангри-Ла” представил новую стратегию США в Индо-Тихоокеанском регионе. Согласно этой стратегии, единственным противником США в регионе является Китай, проводящий “политику запугивания и милитаризации”. В “наказание” США отзывают свое приглашение Пекину к участию в крупнейших военных учениях в регионе RIMPAC. Спикер Министерства обороны США добавил, что отзыв приглашения также связан с милитаризацией спорных территорий со стороны КНР.
Здесь необходимо отметить, что в этом году впервые в качестве полноправного учениях RIMPAC примет участие Вьетнам
Продолжая тему выступлений на площадке “Диалога Шангри-Ла” нужно обратить внимание на слова премьер-министра Н. Моди, который в своей речи похвалил КНР, выразив мнение, что Азию ждет светлое будущее, если Индия и Китай будут работать вместе.
27 июня Си Цзиньпин встретился с Министром обороны США Д. Мэттисом. Си выразил мнение, что Китай не отдаст “ни пяти земли”, спорных территорий, которых КНР рассматривает как свои. По результатам переговоров, Мэттис отметил, что его встреча с Си прошла “очень и очень хорошо”.
Новоизбранный премьер Малайзии Махатхир Мохамад предложил формулу для решения проблемы Южно-Китайского моря. Отметив тот факт, что увеличение количества военных кораблей только усугубляют ситуацию, 92-летний политик предложил совместный патрули спорных территорий. В противном случае все это может привести к войне, “которую никто не хочет”.
В конце мая США снова послали два корабля в зону спорных островов. В начале июня США направили бомбардировщиков B-52 для пролета над акваторией вблизи архипелага Наньша. Обе акции Пекин охарактеризовал как провокации.
США – Китай
15 июня Д. Трамп, выполняя обещания, данные ранее (см. дайджест за май 2018 года), ввел 25 процентный налог на перечень китайских товаров на общую сумму 50 млрд. долларов США. Тарифы начнут действовать с 6 июля. В ответ на это, Пекин ввел ограничения на тождественную сумму.
Несколько позже, 18 июня, Д. Трамп разъяснил свои меры в обращении, опубликованном на сайте Белого Дома. Д. Трамп вводил тарифы, с целью пересмотра Китаем своей “несправедливой торговой практики”. Вместо ожидаемых американской стороной изменений, Китай отвечает, по словам президента, не правительству США, “а фермерам и рабочим, которые ничего плохо не сделали”.
Важно отметить дискурс Трампа, США справедливо вводит тарифы – Китай же наказывает ни в чем не виноватых рабочих и фермеров. И поэтому (в защиту своих граждан) президент поручил торговому представителю США обозначить список товаров на 200 млрд. долларов США для дополнительных тарифов в 10 процентов.
Защита именно рабочих мест становится одним из ключевых предлогов для введения торговых тарифов.
Несколько позже был опубликован 36-страничный доклад Белого Дома “Как китайская экономическая агрессия угрожает технологиям и интеллектуальной собственности США и всего Мира” (How China’s Economic Aggression Threatens the Technologies and Intellectual Property of the United States and the World).
В нем достаточно сжато, но одновременно подробно рассматриваются практики китайского правительства, которые по мнению авторов доклада, используются для незаконного овладения технологиями США и использования их в целях развития экономики и военного сектора Китая (краткий обзор в виде таблицы дан на странице 21).
Особое внимание стоит обратить на раздел “нетрадиционного сбора информации”, где под подозрения в шпионаже попадают все лица китайской национальности, работающие в технологическом секторе или проходящие обучения в американских учебных заведениях. По данным доклада китайское правительство имеет широкий пул инструментов для и имеет возможность стимулировать своих граждан для сбора информации начиная от поощрения, заканчивая угрозами.
Кроме этого уже традиционно описаны инструменты покупки передовых американских компаний, кибершпионажа, кражи интеллектуальной собственности и т.д.
В докладе также приведена выдержка из слушаний Комитета по разведке Сената США от февраля 2018 года. Сенатор. М. Рубио задал вопрос директору ФБР К. Рею по поводу рисков национальной безопасности, связанных с китайскими студентами. Тот ответил, что почти в каждом городе, где у ФСБ есть представители, было замечено использование нетрадиционных методов сборов информации, особенно в академической среде. Далее Рей добавил, что, по его мнению, угроза идет не только от правительства Китая, но и от всего общества, и что США нужно отвечать не правительству, а обществу.
Кроме этого нужно обратить внимание на проблему китайских инвестиций, точнее на возможные их государственные ограничения. Комитет по иностранным инвестициям в США (CFIUS) может получить право запрещать инвестирование ряду лиц. Это значит, что возможным инвесторам могут отказать по политическим причинам. Что означает удар по экономикам обоих стран, но прежде всего по США.
Пока Д. Трамп не собирается вводить ограничения по инвестициям, хотя существует информация, что президент рассматривает возможность ограничений на китайский инвестиций в более чем 1000 американских компаний. Ранее (см. дайджест за апрель) уже было отмечено падение китайских инвестиций в США по причинам, никак не связанных с экономикой.
3 июня Бывший сотрудник Разведывательного управления Министерства обороны США Рон Рокуэлл Хансен был арестован по обвинению в шпионаже в пользу Китая.
ZTE
Группа сенатор от обеих партий пытается заблокировать сделку президента Д. Трампа и ZTE, согласно которой с компании снимались ранее введенные ограничения (запрет на приобретение технологий в США в течении 7 лет) в обмен на выплату штрафа в 1 млрд. долларов США.
Китай – Северная Корея
После достижения договоренностей между США и КНДР в Сингапуре, лидер КНДР “по традиции” отправился в Пекин, на переговоры с Си Цзиньпинем. По итогам двухдневного визита стороны объявили о полном взаимопонимании по договоренностям, достигнутым в Сингапуре.
В это время, стоит отметит попытку противников договоренностей с КНДР повлиять на общественность и правительство США. Разведка США под конец месяца опубликовала документ, в котором, ссылаясь на неназванных официальных лиц, указала, что Северная Корея нарастила производство топлива для ядерного оружия.
Китай – Шри-Ланка
Нью-Йорк Таймс (NYT) опубликовало расследование вокруг роли Китая и глубоководного порта Хамбантота на территории Шри-Ланки, который китайцы получили в аренду на 99 лет.
В расследовании в частности указывается, что правительство президента Сирирсена вынуждено было подписать договор о сдаче порта в аренду, ввиду невозможности выплаты тех кредитов, которые были получены от китайцев предыдущим президентом.
В итоге китайцы получили порт с возможностью заводить военные корабли, но только с разрешения правительства.
В данном расследовании необходимо выделить еще несколько важных моментов: во-первых – выдавая кредит, китайцы ставили условия передачи тендера одной компании. И это не частный пример, а общая практика проектов Пояса и Пути.
Во-вторых, китайцы поставили условия получения информации о судах, заходящих в порт.
В-третьих, китайцы вкладывались в президентскую кампанию Раджпаксы (предыдущего президента, который и получал китайские кредиты).
В конце июня официальная Шри-Ланка заявила, что порт не может использоваться для военных целей и все происходящее находится под контролем.
Китай – Мьянма
Китай обозначил список инфраструктурных проектов для экономического коридора Китай-Мьянма. Идея экономического коридора была впервые выдвинута в конце прошлого года министром иностранных дел КНР Ван И. Началом коридора должна стать граничащая с территорией Мьянмы китайская провинция Юньнань, далее через Мандалай до порта Чаупхью в штате Ракхайн с ответвлением на юг до крупнейшего города страны Янгона. В Чаупхью, помимо глубоководного порта, китайцы намерены создать специальную экономическую зону.
Сам проект выгоден, как и правительству Мьянмы (создания и модернизация инфраструктуры), так и Пекину (выход в Индийский океан минуя Малаккский пролив).
Однако ситуация может усугубиться дальнейшим расколом Мьянмы. Не секрет, что во время столкновений в Кокане китайские националисты говорили о “страдающих соотечественниках”. Используя проекты, Китай не только улучшить жизнь местных жителей, но и продемонстрирует реальную помощь зарубежным соотечественникам. Как следствие негативным последствием этого проекта может стать дальнейшее расширение зависимости этих территорий от Китая.
Отдельно стоит выделить проект глубоководного порта в Чаупхью. Как и в случае с портом на Шри-Ланке существует вопрос о военном использовании данного порта. Однако правительство Мьянмы заверило, что подобное развитие событий маловероятно.
Китай – Вьетнам
В минувшем месяца во Вьетнаме прошли протестные акции антикитайской направленности. Основная причина – сдача в аренду земли китайским инвесторам на 99 лет.
Однако в данной ситуации скорее нужно смотреть на сопровождение протестов информационной составляющей, то, какие именно сюжеты и какие мнения по данному вопросу доминируют в информационном пространстве. Сам протест можно не рассматривать как субъект, а скорее повод оказать давление на вьетнамские круги работающих с Китаем и тех китайцев, что работают в стране.

Внутренняя политика
Тайвань

Неназванный мозговой центр в Тайване предложил отдать в аренду США один из тайваньских остров. Это может стать новой точкой напряжения в американо-китайских отношениях.
Еще одним таким поводом может стать открытие нового комплекса зданий американского представительства на Тайване, Американского Института на Тайване, де-факто – американского посольства.
Сам институт существовал еще с 1979 года, когда американцы признали политику одного Китая и закрыли официальное представительство на острове. Институт выполняет все функции посольства, а администрация Д. Трампа не исключает появления американских военных для охраны комплекса.
На открытии присутствовала президент Тайваня Цай Инвэнь помощник госсекретаря США по вопросам образования и культуры Мари Ройс и глава Института Джеймс Мориарти.
Комитет по вооружённым силам Сената США принял билль, в котором призвал Пентагон отправить военные соединения США для участия военных учениях Тайваня.
Коммунистический союз
Во внутренней политике необходимо выделить повышение значимости Коммунистического союза молодёжи Китая и лично его нового руководителя 49-летнего Хэ Цзюнькэ, который занял кресло министерского уровня (самый молодой на подобной позиции).
Коммунистический союз молодёжи Китая выступает кузницей кадров для китайского руководства и базой для клана “комсомольцев”. Однако в новой политической реальности Си Цзиньпина роль организации несколько снизилась, когда личная лояльность “ядру партии” стала играть большую роль, чем возраст.
Однако, судя по всему, теперь стоит более внимательно следить за продвижением кадров, лояльных Си по иерархии этой структуры.
2 июня, бывший заместитель председателя Комитета по делам развития и реформ провинции Ляонин Ван Яньдун был исключен из КПК и уволен с государственной службы. Было установлено, что Ван Яньдун серьезно нарушал партийную политическую дисциплину и препятствовал внутрипартийному расследованию.
Китайские банки стали предоставлять специальные более выгодные кредиты для членов коммунистической партии КНР. Таким образом, данный факт становится очередной частью линии китайского правительства на создания всекитайской системы социального кредита, где лояльное отношение к государству поощряется, а нелояльное – наказывается.

***
В российско-китайских отношениях несомненно нужно указать на визит президента России в Китай. Стороны выступили совместной четкой позицией по Ирану, Северной Корее, Афганистану, Сирии. Москва и Пекин в очередной раз продемонстрировали высокий уровень понимания и взаимодействия, что, по сути, является ядром дальнейшего развития формата ШОС.
Прошедший Саммит ШОС в Циндао часто рассматривается в связке с параллельным заседанием G7 в Квебеке. Как отмечают многие наблюдатели, ШОС демонстрирует единство на фоне противоречий внутри “семерки”. Однако необходимо отметить, что в этом случае большую роль играет контраст: разочарование в конфликте внутри семерки и определенная “стабильность и движение вперед” стран-членов ШОС.
Привлекательность ШОС в данный момент может сильно прирасти только на фоне неспособности “семерки” договориться, а если смотреть шире, противоречий между США и другими странами Запада. И именно способность выстроить контакты и физическое присутствие ШОС как простой альтернативы структурам Западных стран, становится некоторым драйвером привлекательности и фактором ускорения работы внутри организации.
Важный месседж, который необходимо отметить в американо-китайских отношениях – противостояние уже вышло за пределы государств – “торговая война” становится тотальной, плавно перетекать в межобщественный конфликт, в ту форму, которую необходимо было избегать всеми возможными силами. Конфронтацию между правительствами и отдельными компаниями в плотном информационном потоке и в ускорившемся социальном времени было бы забыто достаточно скоро. Теперь же конфликт необходимо рассматривать на новой стадии – противостояния обществ. Президент США и директор ФСБ уже открыто рассматривают конфликт как противостояние обществ, а значит стороны уже вряд ли смогут выйти из него с минимальными издержками.
Однако и на этом этапе необходимо искать “стоп-кран”, по сколько противостояние может перейти на уровень идей обществ, когда основополагающие ценности одного общества будут рассматривать как невозможные или враждебные другому обществу, то есть переход на четкое разделение “друга-врага” по К. Шмитту.
Другой месседж – это проведение переговоров между США и Китаем на различны уровнях, констатация понимания сторонами позиций друг друга, характеристика переговоров как “очень и очень хороших”, а отношений между лидерами – прекрасными. А по факту отсутствие договоренностей и продолжающиеся движение в сторону расширение и углубления конфронтации.
Данная тенденция может обозначать, как и отсутствие идей, которые могли бы вывести стороны из конфликта, как и нежелание идти на реальные уступки друг другу. Кроме того, из сообщений президента США Д. Трампа можно сделать вывод либо о нежелании открыто признать конкурента конкурентом или же неким символическим тупиком, когда наличествующая система мышления уже не совпадает с реальностью (в определенной степени кризис Большого Другого).
Третий месседж, дальнейшее расширения конфликта, закрепления официального ввода проблематики китайских инвестиций в американскую экономику, а также “нетрадиционных сред” как сбор информации студентами, работниками, преподавателями. Эта тенденция негативно отразится на науке в целом, межгосударственном и межличностном сотрудничестве.
Четвертый – ввод и закрепления таких понятий как “кража” в отношении китайского правительства в официальных документах. Это может вывести из поля “легитимного” китайское правительство и поставить под вопрос его законность, а значит и основание официальных отношений с ним.
Все эти факторы, в независимости от их дальнейшего развития, введут стороны лишь к большей конфронтации.
Важно отметь, что в начале месяца ЕС инициировал в ВТО спор с Китаем по интеллектуальной собственности, что в целом должно только усилить давление на практику лицензирования в КНР.
Уход Тортон в такой важный период (переговоры с КНДР, “торговая война” с Китаем, проблемы Южно-Китайского Моря) может свидетельствовать о разногласиях в рядах людей, которые проводят азиатскую политику администрации Д. Трампа. Это, в свою очередь, может играть на руку китайской дипломатии с одной стороны, но с другой, вести вносить непонимание в уже и так запутанную ситуацию с анализом решений Вашингтона.
В вопросе Северной Кореи нужно еще раз отметить четкую взаимосвязи северокорейского и американо-китайского трека. Заключенные договоренности в Сингапуре выглядят “слишком размытыми”, что может привести к пересмотру или отказу одной стороны от обязательств исторического саммита.
Для Пекина данный договор обернулся победой только в определенной степени: несмотря на очевидное снижение уровня конфронтации, приезды Кима на “консультации к старшему брату”, достигнутые договоренности нельзя рассматривать как прочные. К тому же вновь, на фоне падения уровня напряжённости северокорейской конфронтации, обостряются проблемы Южно-Китайского моря, которые одним договором решить не получится.
В контексте происходящих событий, также необходимо отметить фразу Д. Трампа в Twitter от 17 июня, где он назвал совместные американо-южнокорейские военные учения провокацией. Этот кейс интересен в рассмотрении ситуации в Южно-Китайском Море, где пройдут крупнейшие учения США в регионе.
В контексте проблемы Южно-Китайского моря, американо-китайских отношений, четверки “Quad” и саммита ШОС Индия не будет занимать определенную позицию. Дели будут использовать положения того, что и США видят Индию как центральную фигуру в своей Индо-Тихоокеанской стратегии, и Китай рассматривает Дели, как серьезного и ключевого игрока. Об этом в частности свидетельствует создание площадки неформального саммита двух лидеров, первый из которых прошел в Ухане.
Хотя и между Китаем и Индией поле противоречий только шириться (теперь к ним добавилась ситуация с Шри-Ланкой), сторонам пока удается находить взаимопонимание.

П. Прилепский

Китай: май 2018 г. (дайджест)

Внешнею политику Китая за май традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в различных областях в американо-китайских отношениях. Рост позитивной повестки в отношениях с Японией и Германией. Во внутренней политике необходимо выделить взаимоотношения с Тайванем.

Россия – Китай

Вице-премьер КНР Ван Цишань посетил Петербургский Международный Экономический Форум (ПМЭФ), где провел встречу с президентом России В. Путиным. Президент РФ в очередной раз отметил, что российско-китайские отношения достигли лучшего уровня в истории и имеют прекрасные перспективы.

22 мая в Пекине Ян Цзечи, член Политбюро ЦК КПК, и Мэн Цзяньчжу, секретарь политико-правовой комиссии ЦК, встретились с Секретарем Совбеза РФ Николаем Патрушевым в рамках 13 раунда консультаций по вопросам безопасности. В повестке были вопросы двухстороннего и военно-технического сотрудничества, а также международных отношений. Со стороны России в делегации присутствовали представители Министерства Обороны, ФСБ, Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству.

В Россию из города Дуннин была доставлена первая партия наличности в размере 15 млн. юаней. Такая мера упростит использования юаня на территории России.  В свою очередь 10 млн рублей было отправлено в Китай.

На фоне торговых ограничений с США китайские власти увеличивают закупку сои в России. За первую половину 2018 года было продано около 850 тыс. тонн, вместо 340 тыс. тонн.

США – Китай

3-4 мая в Пекине прошли переговоры по разрешению двухсторонних торговых противоречий. С американской стороны в них принимали участие министры финансов и торговли С. Мьючен и У. Росс, помощники президента США Л. Кадлоу и П. Наварро, торговый представитель Р. Лайтхайзер.

Требование американской стороны сократить дефицит бюджета, а также принять меры по защите интеллектуальной собственности, прекратить субсидирование компаний технологического сектора и отказаться от введения тарифов против американских фермеров, не были приняты китайской стороной, которая еще до переговоров заявила, что не пойдет на компромисс по снижению дефицита во внешней торговле. Кроме этого, китайцы выставили по сути противоположные требования такие как: прекращение рассмотрения всех дел касаемо трансфера технологий, прекращение притеснения китайских компаний на американском рынке.

Китайцы были готовы пойти также на дополнительную открытость своего рынка для иностранных инвестиций, снижение пошлин на импорт автомобилей в Китай, смягчить ограничения для коммерческих банков и предприятий, занимающихся страхованием жизни. Вице-премьер Лю Хэ предлагал ускорить процесс, по которому уже в мае-июне нынешнего года иностранцы будет получать контроль (51 процент) над китайскими брокерскими компаниями. Эту тенденцию к изменениям подтвердил Си Цзиньпин в своем выступлении на Боаоском Азиатском Форуме. Кроме того, китайцы предложили покупать больше полупроводников у США, чтобы сократить торговый дисбаланс, но в ущерб Южной Кореи и Тайваню.

В итоге переговоры ожидаемо провалились. Отметить стоит также информацию о имевшем место публичном споре между П. Наварро и С. Мнученом, которые выступают с разных позиций в торговом споре с КНР (первый – за более жесткий подход, второй – за менее). В итоге П. Наварро был отстранен от переговоров. Также отметить стоит, что Р. Лайтхайзер, также занимающий достаточно жесткую позицию, выражал скепсис по отношению к ходу переговоров.

17-18 мая прошел очередной раунд переговоров между США и Китаем в Вашингтоне. Китайскую делегацию возглавлял вице-премьер КНР Лю Хэ. После завершения переговоров, согласно заявлениям американской стороны (опубликованным на сайте Белого дома совместное заявление двух сторон), стороны пришли к согласию по вопросам “ощутимого увеличения экспорта” со стороны Китая американского энергетического и сельскохозяйственного сектора и внесения поправок в законы о защите интеллектуальной собственности, то есть два из восьми требований, с которыми американцы приезжали в Пекин в начале месяца.

Сначала в американских СМИ появилась информация о договоренности сократить торговый баланс на 200 млрд. долларов США со ссылкой на помощника президента США Л. Кадлоу. Чуть позже С. Мнучин выступил с заявлением, что стороны достигли “ощутимого прогресса” за счет соглашения КНР закупать больше товаров из США, а “торговая война ставиться на паузу”. Спустя несколько часов Р. Лайтхайзер практически опроверг заявления С. Мнучина.

В след за этим соглашения на “200 млрд. долларов США” опровергло и китайское правительство, а далее оно опубликовало официальное совместное заявление, в котором не было упоминаний о конкретных договоренностях (о чем говорил Мнучин), а лишь соглашения о дальнейших переговорах и расплывчатые формулировки. Лю Хэ пояснил, что стороны договорились не начинать торговую войну друг против друга.

Итогом переговоров стал не только отказ от торговых ограничений, но и снятие санкций с китайской компании ZTE, а также отсутствие ограничений для инвестиций китайскими компаниями в США и покупки американских компаний.

Договор был раскритикован внутри США, например, сенатором Марко Рубио. Против снятия санкций с ZTE выступило около 30 сенаторов в том числе и оба партийных лидера. Лю Хэ также заявил о “возможных трудностях”.

28 мая после препирательств американского и китайского представителя в ВТО стало очевидно, что новый раунд торговых ограничений очень близок.  29 мая Белый дом опубликовал заявления, по которому США поднимут тарифы на 25 процентов, касаемо товаров, стоимость которых оценивается в 50 млрд. долларов США, включая программу “Сделано в Китае 2025”. Список конкретных товаров будет опубликован 15 июня. Торговое представительство США продолжит начатый в марте спор в рамках ВТО, касаемо мер китайских компаний по нарушению прав интеллектуальной собственности. Американское правительство будет осуществлять особый контроль над китайскими компаниями и гражданами, которые будет получать контроль над высокотехнологичными производствами. Список будет обнародован.

На следующий день в китаеязычном издании The Global Times предназначенном для зарубежной аудитории срыв договорённостей назвали “потерей доверия”.

Забегая вперед, стоит сказать, что в начале июня визит в Пекин совершил У. Росс, известный своим более мягким подходом, чем П. Наварро или Р. Лайтхайзер. Этот визит был запланировал до того, как президент Д. Трамп 29 мая опубликовал список будущих ограничений. У. Росс встретится с вице-премьером Лю Хэ.

Санкции против ZTE

После раунда переговоров 17-18 мая в Вашингтоне Белый дом анонсировал поиск решений для снятия санкций с ZTE. Однако администрация президента столкнулась с сопротивлением конгрессменов. Уже было сказано, что около 30 сенаторов отправили С. Мнучину письмо с требованием сохранить наложенные на ZTE санкции. Ранее через Палату Представителей США прошел законопроект о запрете правительству США работать с устройствами ZTE, а Министерству обороны США возобновлять контакты с теми, кто уже работает с ZTE.

Оригинальное решение было предложено президентом США. Д. Трампом. Он высказался за снятие всех ограничений, если компания сможет гарантировать высокий уровень безопасности, изменения в составе руководства и выплатит штраф в размере 1.3 млрд. долларов.

Акт в сенате Fair Trade with China Enforcement Act

10 мая сенатором М. Рубио был представлен Fair Trade with China Enforcement Act, основная цель которого сохранить преимущества и интеллектуальную собственность США в сфере высоких технологий, а также отгородить США от влияния КНР в этой сфере.

Ограничения также могут быть наложены на закупку камер китайской компании Hikvision Digital Technology.

Тайвань

1 июня Сенатор США Д. Пердью, близкий к президенту США Д. Трампу, посетил с официальным визитом Тайвань. Для него этот визит стал не первым, он был на острове в 2015 и в 2017 году. Однако он стал вторым конгрессменом США в этом месяце, который посетил Тайвань. Первым был сенатор К. Гарднер, глава сенатского субкомитета международных отношений в Восточной Азии.  Оба встретились с президентом Тайваня Цай Инвэй.

Тайваньские военные были приглашены на церемонию в честь нового командующего Индо-Тихоокеанского региона (был переименован с Тихоокеанского региона) адмирала Ф. Давидсона.

Через газету The Global Times для англоязычной аудитории Китай в очередной раз предупредил что развитие военных связей между США и Тайванем опасно.

В документе US National Defence Authorisation Act for fiscal 2019 заложены призывы к военным контактам между США и Тайванем на высшем уровне, а также к поставке оборонительных вооружений для Тайваня.

Республиканский сенатор К. Гарднер и демократ Э. Маркей 25 мая обнародовали законопроект “Taiwan International Participation Act of 2018” (TIPA). В пресс-релизе к этому акту указано, что основная цель данного законопроекта – ответ на беспрецедентное давление, оказываемое на Тайвань со стороны КНР.

Другие сферы двухсторонних отношений

23 мая Ван И посетил Вашингтон где встретился с гос. секретарём США М. Помпео. Одним из центральных вопросов был связан с возможной встречей президента США и главы КНДР. 

Власти США приняли решения что с 11 июня 2018 года ужесточат правила выдачи студенческих и академических виз для Китая.

По информации South China Morning Post китайцы массово избавляются от дорогой недвижимости на территории США. Здесь же стоит отметить и падение китайских инвестиций в США, что в целом указывает на рост неэкономических факторов в экономических отношениях двух стран.

Китай – Япония

9-10 мая Премьер КНР Ли Кэцян в рамках своего визита в Японию провел встречу с императором Японии Акихито и премьер-министром Японии Синдзо Абэ. Как уже было подчёркнуто в прошлом месяце встречи на таком высоком уровне проводятся впервые за долгое время.

9 мая Ли также принял участие в Седьмой встрече лидеров Китая, Японии и Южной Кореи, а также в Шестом бизнес-саммите трех этих государств.

Китай – Германия

24 мая канцлер Германии А. Меркель совершила двухдневный официальный визит в КНР, где провела встречу с высшим руководством КНР. В рамках визита канцлер посетила Пекин и Шэньчжэнь, где ей были показаны совместные китайско-немецкие производства. Официальной основной темой повестки были вопросы экономического сотрудничества.

31 мая глава МИД КНР Ван И провел встречи с президентом Германии В. Штайнмайером и главой МИД ФРГ Х. Массом. Одним из центральных визитов стал проект 16+1 – экономическое сотрудничество КНР со 16 странами центральной и восточной Европы, куда входят в том числе 11 стран ЕС.

Берлин рассматривает такой формат как угрозу своим интересам в регионе. В апреле Х. Масс в Бундестаге назвал Китай один из факторов, способных разделить Европу. В свою очередь Ван И обещал Германии включить ее в инфраструктурные проекты в регионе, добавив, что “разделение Европы расходятся с интересами Китая”.

Китай – Австралия

Австралия запускает крупнейший пересмотр своего шпионского агентства за последние десять лет. В первую очередь такой пересмотр можно связать с возможной деятельностью китайского правительства, в чем их ранее обвиняли австралийские официальные лица.

Китай – Африка

17 стран африканского континента на форуме в Хараре обсуждали возможность использовать юань как средство хранения национальных резервов.

Китай – Афганистан

28 мая в Пекине состоялся второй раунд переговоров на уровне вице-премьеров иностранных дел Китая, Пакистана и Афганистана. В этот же день в Пекине состоялся Третий тройной диалог между Китаем, Пакистаном и Афганистаном. Следующая четвертая встреча пройдет в Исламабаде.

Китай – Филиппины

29 мая президент Филиппин Р. Дутерте готов объявить Китаю войну, если китайцы нарушат “красные линии”. Об этом заявил Глава МИД Филиппин Алан Питер Кайетано. Под красными линиями, в первую очередь, подразумеваются спорные территории между Китаем и Филиппинами. Отметить стоит и заявления Вьетнама в начале месяца, который попросил Китай убрать вооружения со спорных островов.

Китай — Северная Корея

8 мая в Даляне состоялась неформальная встреча Си Цзиньпина и лидера КНДР Ким Чен Ына.

Председатель КНР Си Цзиньпин провел встречу с группой северокорейских делегатов во главе с членом политбюро Трудовой Партии Кореи и вице-председателем ЦК ТПК Пак Тхэ Соном.

 

Внутренняя политика

Тайвань

По сообщению агентства Синьхуа, министр иностранных дел и регионального сотрудничества Буркина-Фасо Альфа Барри заявил о том, что республика разрывает дипломатические отношения с Тайванем. Таким образом, число стран, поддерживающих с Тайбэем дипломатические связи сократилось до 18.

После разрыва связей, президент Тайваня Цай Инвэй дала короткую пресс-конференцию, где заявила, что Китай “размывает национальный суверенитет Тайваня”.

Король Эстватини (Свазиленд) Мсвати III нанесёт визит на Тайвань 6 — 12 мая, в том числе, чтобы поддержать независимость острова. Эстватини остается одной из 18 стран, признающих суверенитет острова.

Отметить стоит, что экономическая ситуация острова ухудшается. С конца марта отмечается отток инвестиций в размере 3,9 млрд. долларов США. Одна из главных причин — “давление Китая”.

Коррупция

В апреле в Китае по данным Национальной Надзорной Комиссии за коррупцию было наказано 5,759 человек.

К пожизненному сроку заключения был приговорен бывший секретарь Чунцинского горкома КПК Сунь Чжэнцай за взятку более чем в 170 млн. юаней (26.7 млн. долларов США).

Новый банк развития

Новый Банк Развития БРИКС, планирует привлечь на внутреннем рынке 5 млрд. юаней (около 782 млн. долларов США). Основной деятельностью банка является финансирование инфраструктурных проектов. В России планируется, что банк будет финансировать три проекта, к примеру, на модернизацию водного хозяйства на берегу Волги деньги уже были выделены.

200-летие с рождения Карла Маркса

В Китае, одной из пяти стран, где коммунизм провозглашен правящей идеологией, прошли различные мероприятия в честь немецкого философа. Си Цзиньпин выступил с речью в Доме народных собраний, главной темой которой стало то, как китайцы смогли перенять и развить философию немецкого мыслителя.

Технологии

По информации китайских СМИ Пекин активно развивает новое поколение ядерного оружия – тактический малый ядерный заряд на высокоточном носителе, цель которого —  поражение отдельных труднодоступных целей с минимальными последствиями для окружающей среды.  Для этого китайцы используют симуляцию ядерных взрывов в лабораторных условиях.

Основная цель – создать подобный класс оружия в противовес США. В 2019 году Белый дом планирует выделить 65 млн. на разработку подобного типа оружия, в то время как на всю модернизацию ядерных сил в ближайшие годы планируется выделить 1,2 трлн. долларов США.

В рамках Национального плана по исследованию и развитию технологий китайское правительство вложит в дальнейшее развитие сферы высоких технологий около 800 млн. долларов США. К приоритетным направлениям относятся нанотехнологии, квантовые вычисления, стволовые клетки, автомобили на новых источниках энергии.

В Китае была учреждена Национальная федерация интернет компаний, в которую уже вошли 277 китайских и 23 зарубежных компании, работающих в КНР. Основная задача федерации – поддержка сетевой кибербезопасности в Китае.

Экономика

Задача снижения долговой нагрузки на регионы может обернуться проблемами для ряда компаний. Банки стали требовать возращение долгов в более строгие временные рамки, а также давать более жесткие сроки по кредитам.

Компания DunAn получила требования от банка заплатить по кредиту ранее срока и обратилось к местному правительству за помощью, чтобы расплатиться с долгами. Учитывая общую внутреннею долговую нагрузку компаний и ужесточение кредитной политики — это может привести к увеличению запросов к местным правительствам с подобными просьбами, что по сути будет являться не снижением, а увлечением долговой нагрузки на местные правительства.

 

Вывод

Текущий месяц для внешней политики Китая был насыщен множеством событий и может быть охарактеризован как достаточно напряженный.

В первую очередь это связанно с событиями в американо-китайских отношениях. Предсказуемый результат первого раунда переговоров неожиданно якобы обернулся в успех второго раунда в Вашингтоне. Однако спустя какое-то время оказалось, что результаты не такие, о каких изначально сообщали официальные лица США.

Самым главным выводом из всего происходящего стало то, что американская администрация связывает торговые ограничения в отношении Китая с северокорейским урегулированием. Судя по всему, в Белом Доме уверены, что смогут добиться успеха в северокорейском урегулировании с помощью комбинации давления и уступок на КНР.

Однако, тактика увязывания разных вопросов вместе с манерой введения политики Д. Трампа серьезно усложняет разрешение противоречий между государствами и ведет только к углублению кризиса в двухсторонних отношениях.

Отказ Трампа от встречи с Кимом и обнародование мер по новым ограничениям можно назвать связанными решениями после провала переговоров в Вашингтоне. Соответственно и дальнейшие успехи в этих двух вопросах связаны с друг с другом. Частые встречи северокорейцев и китайцев только подтверждают данную тенденцию.

Следующей контрольной точкой двухсторонних отношений станет саммит Трампа и Кима, и от его результатов, как ни странно это звучит, будет зависеть и торговые ограничения со стороны США (встреча 12 июня, сроки обнародования 15 июня).

Однако сразу стоит сказать, что в торговых спорах с Китаем Белый дом решает стратегические задачи, в то время как с Северной Кореей – скорее тактические (если сравнивать с первым). Поэтому такую увязку стоит рассматривать как, в целом слабую, но актуальную на сегодняшний день – вопрос встречи с Кимом для Трампа является вопросом престижа.

Из этого важным видится следующий вопрос: не станет ли политика давления на Китай американским инструментом дипломатии в отношении и других спорных вопросов, таких как Тайвань и спорные острова в Южно-Китайском Море?

Визиты американских сенаторов (теперь уже официально), приглашения военных Тайваня на официальные церемонии, различные законопроекты направленные на поддержку острова будут только ужесточать позицию Пекина по отношению к Тайбею.

В этой ситуации в очевидном проигрыше точно остается сам Тайвань. Распространенное сравнения Тайваня и Крыма дает возможность указать, что в отличие от России китайцы будут использовать другую стратегию, невоенного плана, при которой на Тайбей будет оказываться комплексное давление, а военная сила, если и будет использована, то только лишь как один из инструментов (а не крайней меры), наравне с другими и только в ситуации полного превосходства или же полного поражения.

Визиты Меркель в Китай показывают изменения роли Китая на мировой арене, точнее из-за действий США по отношению к Европе. Канцлер Германии отказалась от традиционной критики прав человека в Китае, сфокусировавшись на развитии экономического сотрудничества.

Отметить стоит и то, что практически одновременно с ней в России был другой лидер ЕС Э. Макрон, а сама Меркель нанесла визит в Россию несколько ранее в этом месяце. Все это дает право говорить о некой условном старте идейного раскола Европы и возможного постепенной переориентации.

Сюда же можно отнести и переговоры, прошедшие 25 мая в Вене между Германией, Францией, Великобританией, Россией и Китаем на предмет заключения новой иранской сделки. А также визит Ван И, который посетил Брюссель, чтобы принять участие в восьмом раунде стратегического диалога на высоком уровне между Китаем и ЕС, где одним из центральных вопросов стали санкции со стороны США и иранская сделка.

В этом контексте интересно предложение Китая включить Германию в инфраструктурный проект 16+1, который вызывает настороженность Берлина.

Давление США на Китай в вопросе высоких технологий заставляет Пекин вкладываться в развитие собственных производств. Более того, ответственный за переговоры США Лю Хэ характеризуется как человек более активно и агрессивно настроенный на развитие собственного сектора высоких технологий.

П. Прилепский

Китай: апрель 2018 г. (дайджест)

Внешнею политику Китая за апрель традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в различных областях в американо-китайских отношениях. Рост позитивной повестки в отношениях с Россией, Индией, Японией, Сингапуром, Австрией. Во внутренней политике необходимо выделить взаимоотношения с Тайванем и ряд новых экономических мер.

Внешняя политика

Россия – Китай

В Москве 4-5 апреля состоялась VII Московская конференция по международной безопасности. Вэй Фенхэ, новоназначенный Министр обороны КНР, перед конференцией сделал несколько высказываний: “китайская делегация прибыла на VII Московскую конференцию по международной безопасности и для того, чтобы дать американцам знать о тесных связях вооруженных сил России и Китая”.

Также он уточнил, что “поездка в Москву согласовывалась с председателем КНР Си Цзиньпином” и то, что “китайская сторона готова с российской стороной выразить нашу общую озабоченность и единую позицию по важной международной проблематике”. “Это мой первый визит за границу в качестве министра обороны. Я хочу показать миру, как развиты наши двусторонние отношения, и как тверда решимость наших вооруженных сил укреплять стратегическое сотрудничество” – сказал министр.

Вместе с Министром обороны конференцию посетил Министр иностранных дел Ван И.

22 апреля в Пекине Зам.председателя Центрального военного совета КНР Сюй Цилян встретился с министром обороны РФ Сергеем Шойгу, прибывшим в Китай для участия в заседании министров обороны государств-членов Шанхайской организации сотрудничества.

Министр иностранных дел России нанес официальный визит и принял участие в Совете Министров Иностранных дел ШОС в 23-24 апреля. Во время визита Лавров встретился с Председателем КНР и Министром иностранных дел КНР.

23 апреля главой в Доме народных собраний в Пекине МИД России Сергей Лавров провел встречу с Председателем КНР Си Цзиньпином. Си отметил, что стороны должны продвигать сопряжение Инициативы «Пояса и пути» и ЕАЭС, оказывать друг другу содействие в международных делах и общими усилиями защищать и поддерживать международное право, активизировать сотрудничество в рамках ШОС, БРИКС и «Группы 20». Си также отметил, что Китаю и России вместе с другими странами мира следует прикладывать усилия для создания международных отношений нового типа, формировать сообщество единой судьбы.

В этот же день Лавров встретился со своим китайским коллегой Ван И. Повестка предусматривала обмен мнениями в приоритетных направлениях деятельности ШОС, а также в актуальных глобальных и региональных вопросах, таких как: Корейский полуостров, положение дел в Афганистане, сохранение многосторонних договоренностей по иранской ядерной программе.

США – Китай

4 апреля Министерство коммерции КНР планирует ввести дополнительные пошлины в 25 процентов на 106 наименований товаров из США таких как автомобили, самолеты, нефтехимию и соевые бобы. Дата вступления в силу этих ограничений не была названа, однако в Министерстве отметили, что это полностью зависит от даты введения Вашингтоном пошлин в отношении 1300 товаров из Китая, список которых был опубликован американцами 3 апреля.

В торговом конфликте Китай призывает США к разрешению противоречий через переговоры. Так посол КНР в США Цуй Тянькай в очередной раз заявил, что стороны должны работать над разрешением этого вопроса и что он “отравляет” двухсторонние отношения. В таком же духе высказался Генеральный консул КНР в Сан-Франциско Ло Линьцюань.

В это время в других сферах наблюдается ухудшения двухсторонних отношений. Так кроме официальных документов в экспертной среде (например, в последнем выпуске журнала Foreign Policy) утверждается мнение о “модели китайского авторитаризма” противостоящего американской демократии. В то время как сама демократия теряет свои позиции и привлекательность как форма общественного развития, КНР рассматривается как активный распространитель своей “идеологии” на территории США и в других странах.

 

В это же время сенатор Марк Рубио предлагает внести некоторых чиновников из Китая в список Магнитского, то есть ввести против них персональные санкции.

В апреле Министерство коммерции США вводит 7-летний запрет для американских компаний на продажу любых товаров китайской фирме ZTE в связи с якобы нарушением последней санкционного режима в отношении Ирана. Также в США рассматривают введение пошлин в отношении другого китайского “технологического гиганта” Huawei.

В апреле была выпущена Резолюция Сената США по Тибету приуроченная к 59-летию восстания в Тибете. Согласно документу, США будут следить за тем, чтобы власти КНР не вмешивалось в выборы Далай-Ламы.

Представитель МИД КНР Хуа Чуньин выразила мнение, что резолюция Сената США по Тибету указала «устойчивое, необъяснимое невежество и высокомерие некоторых американцев» и призвала США управлять своей собственной страной, прежде чем обвинять других. Также в апреле Госсовет КНР, в ответ на американский доклад по правам человека в КНР, опубликовал свой документ по положению прав человека в США.

Одновременно с ухудшением двухсторонних отношений необходимо выделить продолжение диалога. Например, для обсуждения американо-китайских отношений используется площадка Американо-китайского саммита по вопросам качества (The China-US Quality Summit).

Также в апреле Премьер КНР Ли Кэцян встретился с Элейн Чао, министром транспорта США, которая прибыла для участия в девятом американо-китайском транспортном форуме. В ходе беседы Ли указал, что Си Цзиньпин постоянно ведет телефонные переговоры с президентом США Д. Трампом.

В апреле также было объявлено, что в мае Китай должны посетить Министр финансов Стивен Мнучин и Торговый представитель Роберт Лайтхайзер для продолжения торговых переговоров. Уже известно, что китайцы в ходе переговоров не будут обсуждать требование Д. Трампа немедленно снизить торговый дефицит между странами на 100 млрд. долларов.

Прямые инвестиции Китая в США упали на 28 процентов с рекордных 60 млрд. долларов США в 2016 до 43 млрд. долларов США в 2017 году. Эксперты из Rhodium Group связывают это с ростом политических противоречий между странами. Американские инвестиции в Китай практически не изменились, показав незначительный рост и составили 14 млрд. долларов США.

Китай – Индия

27-28 апреля в Ухане состоялся неформальный китайско-индийский “саммит”, в котором приняли участие председатель КНР Си Цзиньпин и Премьер-министр Индии Нарендра Моди. Сторонам удалось обсудить ряд важнейших двухсторонних и международных проблем. По словам Секретаря по иностранным делам Виджай Кешав Гокхейла в двухсторонних отношениях удалось добиться бОльшего взаимопонимания.

Впервые идея неформального саммита между двумя лидера прозвучало со стороны Министра иностранных дел Индии в феврале 2018 года. Прошедшему “саммиту” двух лидеров “сопутствовали” встречи Ван И и Виджай Кешав Гокхейла, вице-председателя КНР Ван Цишана с Министром иностранных дел Индии Сушма Сварадж.

Стоит также отметить, что никаких конкретных результатов, кроме заверений сторон о заморозке приграничного конфликта, встреча не принесла. Такой исход был ожидаем, так как никакой четкой повестки у “саммита” не было.

По итогам визита в англоязычном издании Global Times была опубликована статья, в которой призывали не торопиться с решением важнейших вопросов. С одной стороны, были приведены положительные моменты, такие как членство Индии в АБИИ и вариант снятия противоречий между двумя странами по вопросу Китайско-Пакистанского Экономического Коридора (предлагается развитие экономических коридоров между Китаем и Индией), с другой – некоторые требования Индии была вообще названы неконструктивными, например, запрос Индии на членство в Группу ядерных поставщиков.

Китай – Япония

Ван И принял участие в Китайско-японском экономическом диалоге на высшем уровне. Подобная встреча была первой за 8 лет (с 2009 года не было контактов на таком уровне). Во время визита Ван И провёл переговоры не только с японскими министрами, но и премьер-министром Синдзо Абэ. Прошедшая встреча была частью подготовки к запланированной на следующий месяц встрече Синдзо Абэ и Ли Кэцяна, а также к последующим возможным взаимным визитам Си и Абэ.

Министр иностранных дел Японии Таро Коно отметил, что именно экономика является важным двигателем для развития двухсторонних отношений. Перед лицом нарастающего протекционизма, Япония выступает за решение всех торговых споров по правилам ВТО – добавил Коно.

С 19 по 20 апреля в Японии прошел 9 раунд китайско-японских консультаций по морскому взаимодействию. По итогам встречи стороны договорились ускорить запуск морского и воздушного механизма по взаимодействию. При этом на встрече обсуждался куда более широкий ряд вопросов внешней политики, обороны, ресурсов транспорта, сельского хозяйства.

Китай – КНДР

8 апреля Китай запретил поставку КНДР ряд технологий двойного назначения для того чтобы пресечь попытку дальнейшего развития ядерной программы КНДР.

Как стало известно Министр Иностранных дел КНР Ван И нанесет визит в КНДР 2-3 мая.

Китай – Сирия

16 апреля пресс-секретарь МИД КНР Хуа Чуньин высказалась по поводу ракетного удара США, Великобритании и Франции по объектам в Сирии, сказав, что данная акция — нарушение базовых принципов международного права. Также выразила сомнение в легальности и легитимности таких действий.

22 апреля Специальный посланник КНР Се Сяоянь заявил, что только политическое урегулирование сможешь привести к решению сирийского кризиса. 25 апреля Специальный посланник КНР высказался, что борьба с терроризмом должна идти параллельно с мирным процессом в Сирии. Се отметил то, что нужно выяснить кто именно провел химическую атаку, а также то, что повторение “сценария Ирака при режиме Саддама Хусейна” было бы желательно.

Председатель КНР Си Цзиньпин во время телефонных переговоров (по отдельности) с Премьер-министром Великобритании Т. Мэй и президентом Турции Р. Эрдоганом призвал снизить уровень напряжения в сирийском конфликте и расследованию факта химической атаки.

Китай – Казахстан

Проблема притеснений этнических казахов может стать фактором, который минимум в краткосрочной перспективе осложнит двухсторонние отношения. Бекболат Тлеухан, депутат Мажилиса, нижней палаты парламента Казахстана высказался следующем образом: “Политику властей Китая в отношении этнических казахов тяжело назвать правильной».  “Главный вопрос – соблюдение прав человека в отношении этнических казахов в любой стране», – добавил депутат Мажилиса Куаныш Султанов. Данная тема уже поднята и доведена властями Казахстана до китайской стороны.

Китай – Сингапур

В кулуарах Боаоского Азиатского Форума во время встречи с Си Цзиньпином Премьер-министр Сингапура Ли Сяньлун сделал заявление о необходимости дальнейшей либерализации торговли. По мнению премьер-министра именно, развитие сотрудничества, а не ограничений позволят мировой экономике расти. Лидеры КНР и Сингапура высказались в пользу институционального решения торговых споров в рамках ВТО вместо использования пути односторонних санкций. Ли Сяньлун и Си Цзиньпин также отметили развитие двусторонних отношений в рамках реализуемых между странами проектов. В этом году, как ожидается, КНР и Сингапур подпишут договор о свободной торговле.

Выступление Си на Боаоском форуме

Си Цзиньпин выступил с речью на Боаоском Азиатском Форуме с 40-минутной речью, основной темой которой стала экономика и сотрудничество в торговле. При этом Си ни разу не упомянул торговый конфликт с Вашингтоном.

В отличие, например, от 2015 года, которую Си посвятил международной обстановке, в этом году председатель КНР сконцентрировался на экономике, указав на важность сотрудничества всех стран для достижения максимальной взаимной выгоды. Председатель рассказал о ряде планируемых нововведений в китайской экономике: большей свободе действий для иностранного капитала в производстве и фондовых рынках, снижении импортных пошлин на автомобили, улучшениях в сфере защиты интеллектуальной собственности и предоставлении новых стимулов для инвестирования в китайскую экономику.

Китай – Австрия

Во время визита президент Австрии Александра Ван дер Беллена в Китай стороны подписали договор о стратегическом партнерстве.

ШОС

23 апреля в рамках ШОС председатель Си встретился министрами обороны стран ШОС. Также на встрече присутствовали другие официальные лица, посол Индии в Китае и специально приглашенный на эту встречу Министр обороны Белоруссии.

Внутренняя политика

24 апреля Тайвань провел симуляцию отражения вторжения в ответ на ряд военных учений военных сил НОАК в Тайванском проливе. Разворачивание учений со стороны материкового Китая произошло на фоне визита президента Тайваня Цай Инвэнь в Свазиленд, в одно из государств, еще признающих Тайвань.

Китайская компания Huawei занялась разработкой собственной операционной системы, которая в будущем должна будет заменить системы Android и Microsoft. Разработка была начата еще в 2012 году на случай запрета на использование операционных систем. Отметить стоит, что по заявлениям компании, разрабатываемая система уступает американским аналогам.

Целый ряд эконмических изменений был обнародован в апреле в КНР. Центральный Банк КНР и его глава И Ган опубликовали новые конкретные меры, направленные на дальнейшую либерализацию экономики Китая: так, будет несколько ослаблен контроль за процессом инвестирования китайских капиталов за рубеж, с июня этого года иностранным юридическим лицам позволят владеть банками и компаниями по управлению активами, открывать филиалы и дочерние предприятия зарубежных финансовых организаций на территории КНР, а также ряд других. Также Народный банк Китая объявил о снижении нормы обязательных резервов для банков на 1 процентный пункт.

Согласно сообщениям прессы, также был издан запрет государственным финансовым учреждениям выдавать кредиты местным правительствам за исключением государственных бондов.

На первой встрече нового финансового органа КНР Центральной экономической и финансовой комиссии Си Цзиньпин заявил, что местные правительства и государственные компании обязаны будут сократить свою долговую нагрузку в будущем.

25 апреля был обнародован ряд мер по снижению налоговой нагрузки на сумму более 60 млрд. юаней. Основная задача — стимулировать инновации и малый бизнес. Этот шаг стал продолжением ранее обнародованных мер по сокращения налогов на 400 млрд. юаней, принятых на заседании исполнительного совета Государственного совета 28 марта 2018 года.

Сунь Чжэнцай был признан виновным по обвинению в коррупции. До лета 2017 года, почти до самого его неожиданного ареста, Сунь позиционировался как один из главных возможных кандидатов на пост генерального секретаря КПК после Си Цзиньпина.

В рамках всесторонней институциональной реформы, начавшейся после 1-й сессии ВСНП 13-го созыва в Китае, создаётся новая медиа-группа China Media Group. Эта платформа вещания, которая состоит из Центрального телевидения Китая (CCTV), Китайского государственного радио (CNR) и Китайского международного радио (CRI) и будет носить название Голос Китая.

Вывод

Для внешней политики КНР апрель стал непростым месяцем наполненным рядом значимых событий. В российско-китайских отношениях необходимо выделить укрепление отношений по линии военных ведомств. Новый министр обороны КНР высказался в пользу более тесного сотрудничества. Формат, при котором в центр российско-китайских отношений ставятся военно-дипломатическая повестка наиболее отвечает китайской стороне, но не российской, для которой экономические вопросы имеют важную значимость.

Однако ситуация, при которой на ядерную державу оказывают всесторонне политико-дипломатическое давление, а против второй вводят торговые ограничения заставляет Москву и Пекин искать более плотного взаимодействия с друг другом. На данном этапе взаимоотношения уже достигли очень высокой планки в формате стратегического сотрудничества, но несмотря на внешнее давление военно-политический союз пока не отвечает интересам двух стран.

Корейское урегулирование также ставит перед двумя державами ряд вопросов в сфере безопасности. Несмотря на одобрение широкими массами встречи двух корейских лидеров, объединение страны не выгодно ни внутренним, ни внешним силам. Основной задачей российской и китайской дипломатии воспользоваться складывающейся ситуацией и как минимум сохранить достигнутый результат и не допустить новой эскалаций конфликта (что будет достаточно сложно).

Визит лидера Северной Кореи в Китай показал роль и значимость Китая в данном конфликте (см. дайджест за март). То, что Китай именно сейчас ввел ограничение на поставку технологий двойного назначения можно трактовать как определенную форму давления и контроля развития переговорного процесса. Однако в любом случае плотную вовлеченность КНР в процесс показывает визит Ван И, который состоится практически сразу после межкорейских переговоров. В условиях ухудшения американо-китайских отношений успех переговоров двух Корей в Пекине воспринимается положительно, КНР будет дальше прикладывать формальные и неформальные усилия в управлении этим конфликтом.

Американо-китайские отношения, несмотря на переговорный процесс на различных уровнях, продолжают ухудшаться. В американских СМИ и у части экспертной и политической среды уже сложился противоречивый образ Китая, где китайцы одновременно наделены положительными и отрицательными качествами (их легко поймать за шпионаж, однако они очень умные и хитро скупают американские высокотехнологические компании). Такой образ прямо говорит о восприятии КНР как врага на уровне, идущем дальше чем официальные документы и высказывания.

Давление со стороны США, как уже было указано ранее, не связано только лишь с дефицитом внешней торговли. Линия противоречий лежит гораздо глубже и в конечном итоге это спор за лидерство. Будучи поднимающейся державой, Китай не заинтересован в конфликтах, которые будут мешать далее развиваться. Модель экономики США приспособлена под существующую мировую политическую архитектуру, и ее перестройка неизбежно приведет к падению уровня жизни в США (сегодня у части населения итак существует такое недовольство). Поэтому Вашингтон всячески будет оказывать различного рода давление (в краткосрочной перспективе политическое и экономическое) на Пекин для сохранений всех своих преимуществ.

В КНР ставят амбициозные задачи по экономическому и социальному развитию, поэтому ограничения со стороны других держав невозможны для Пекина. Очередное снижение налогов, меры для сокращения внутренней долговой нагрузки указывают на ряд проблем в китайской экономике. В этой ситуации требование администрации Д. Трампа снизить дисбаланс торговли на 100 млрд. долларов даже не рассматривается в Пекине (о чем и было открыто сказано).

Отсюда же вытекает очередной рост напряжения между материком и островом. Принятый Taiwan Travel Act очевидно задевает жизненно важные интересы Пекина, и с высоты сегодняшнего дня звонок Д. Трампа президенту Тайваня не выглядит так спонтанно, как могло это показаться некоторое время назад.

Рост противоречий в американо-китайских отношений заставит Пекин одновременно “нести флаг свободной торговли” и выстраивать собственную финансовую архитектуру. В первом случае КНР имеет прекрасную возможность найти общую платформу для переговоров с такими непростыми для Китая партнерами как Япония и Индия. Кроме этого, большинство стран, которые привыкли играть по правилам свободного рынка и торговли (к примеру, страны АСЕАН и, особенно, Сингапур) поддерживают КНР в ее стремлении в дальнейшем либерализации торговли, и именно поэтому Си посвятил свою сорокаминутную речь продолжению развития этого процесса.

Выстраивание собственной экономической архитектуры позволяет Пекину предлагать повестку, проекты и помощь тем государствам, которые имеют меньшие выгоды от процесса глобализации. Тем самым два этих фактора ставят Пекин в более выгодное международное положение, чем Вашингтон.

Давление на китайские компании ZTE и Huawei это один из инструментов сдерживание Китая в сфере высоких технологий. Она является одним из “бастионов” США и потеря лидерства в этой сфере повлечет окончательную потерю мирового лидерства. Поэтому КНР так важно разрабатывать свои операционные системы. Однако их качество является индикатором того, что Пекину предстоит немало работы для того, чтобы сравняться в высокотехнологичных разработках с США.

Суда же относится и вопрос формальных и неформальных ограничений инвестиций для граждан и компаний КНР. Падения уровня прямых инвестиций Китай в экономику США объясняется только лишь политическими причинами, а не экономической динамикой.

Как уже было указано апрельский успех китайской дипломатии в японском и индийском направлении связан с желанием не только Китая, но и двух этих стран к продолжению экономической либерализации. Однако это не решает всех других проблем между государствами, но может временно улучшить отношения и быть причиной того, чтобы не поднимать определенные вопросы в двухсторонних отношениях. Для России особенно важно дальше поддерживать формат РИК, который может потерять актуальность из-за китайско-индийских саммитов. С улучшением китайско-японских отношений (тем более под это есть символическая дата – 40 лет китайско-японского договора о мире и дружбе) также теряется ценность российской дипломатии для региона.

Подписанный договор о стратегическом партнерстве с Австрией может является индикатором в развитии отношений по линии Китай – Центральная и Восточная Европа. Необходимо внимательно следить за результатом июньского саммита 16+1 и в целом за форматом таких встреч. Учитывая экономическую структуры нынешней Европы, именно Китай может занять роль одного из экономических “центров притяжения” (вместо распадшегося СССР).

Обратить внимание также необходимо на возможные последствия набирающей обороты проблемы притеснения не только этнических казахов, но и всех других неханьских этносов со стороны китайских властей в СУАР. Экономическое присутствие КНР в Центральной Азии нарастает с каждым днем, дисбаланс такого присутствия, рост долгов стран ЦА перед КНР, потеря рабочих мест местным населением, преимущественно традиционное общество и ряд других факторов может послужить причиной роста межэтнических конфликтов и синофобии. То, что самая развитая страна региона Казахстан начала поднимать такие вопросы на официальном уровне (локальные вспышки синофобии были и ранее, но достаточно быстро решались) как минимум стоит внимательного наблюдения за ситуацией, а для КНР представляет еще один вызов для относительно “спокойного” направления внешней политики.

П.Прилепский

Китай: март 2018 г. (дайджест)

Внешнюю политику Китая за март традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в американо-китайских отношениях, развязывание “торговой войны”. Во внутренней политике необходимо выделить масштабные реформы и перестановки в правительстве.

Внешняя политика

Россия – Китай

17 марта президент России В. Путин поздравил председателя КНР Си Цзиньпина с переизбранием на пост главы КНР. В свою очередь Си Цзиньпин был одним из первых, кто поздравил Путина с победой в президентских выборах, отметив, что “русский народ избрал путь обновления”.

19 марта президент России В. Путин заявил, что “стратегии развития Китая и России схожи, а интересы двух стран в существенной степени совпадают”.

В марте в Китай была доставлена первые 100 тонн российской пшеницы, поставку осуществило ООО “Амурагрокомплекс”. Ранее китайская сторона сняла ряд ограничений на поставку продовольствия из России.

В марте в Пекине начал работать Российско-китайский центр интеллектуальной собственности, основная задача которого наладить взаимодействие в области защиты авторских прав. Центр должен отвечать за информацию о патентных сделках, развивать двухстороннею торговлю интеллектуальной собственностью, а также отвечать за подготовку специалистов соответствующего профиля.

США – Китай

Президент США Д. Трамп подписал распоряжение о введении торговых пошлин, которые, как ожидается, нанесут урон китайской экономике на 60 млрд. долларов США. Подписывая документ, Трамп заявил, что просил Председателя КНР принять меры по немедленному снижению торгового дисбаланса на 100 млрд. долларов США.

По заявлению советника президента США П. Наварро ограничения должны ударить по ключевым пунктам китайской инициативы “Сделано в КНР 2025”, включая информационные технологии нового поколения, электроника, робототехника, авио и космические разработки.

Сам план Д. Трампа включает 3 пункта:

  • Торговый представитель США Р. Лайтхайзер в течении 15 дней подготовить точный список примерно в 1300 китайских наименований, для окончательного утверждения в повышении торговых пошлин. После финального утверждения будут определены точный цифры увеличения пошлин.
  • Лайтхайзер также должен будет подготовить иск в ВТО, по обвинению Китая в нарушениях прав собственности.
  • Секретарь казначейства Стивен Мнучин в течении 60 дней должен подготовить план действий, направленный на ограничения китайских инвестиций в ключевые сектора экономика США, чтобы предотвратить утечку технологий, которые могут создать военные преимущества Китаю.

Ожидая ответа со стороны КНР, торговый представитель США организовал встречу с агрохозяйственным бизнесом, включая Американскую ассоциацию производителей сои, для дискуссии о возможном ответе со стороны Пекина. Тем более, что американские производители сои потенциально одни из первых, кто может попасть под ответные меры Пекина.

Чуть ранее, 18 марта 45 бизнес-ассоциаций США опубликовали письмо президенту страны Дональду Трампу. В нем они предостерегали президента от его развязывания торговой войны против Китая.

В ответ, со 2 апреля Таможенная комиссия по тарифам Госсовета Китая приняла решение приостановить действие пониженных тарифов на некоторые американские товары.  Китай “отказывается от таможенных уступок на семь видов и 128 наименований американских товаров. Фрукты и изготавливаемая из них продукция (120 наименований) впредь будут облагаться пошлиной в 15 процентов. Тариф на свинину, а также продукцию из нее составит 25 процентов”.

Официальный МИД КНР в лице свои спикеров еще в начале марта призывал не вводить протекционистские меры в отношении Китая. Так 2 марта пресс-секретарь МИД КНР Хуа Чуньин заявила, что использование США протекционистских мер не сможет положительно повлиять на экономику США, а только ухудшит благосостояние американского потребителя.

26 марта Китай заявил, что готов к переговорам для разрешения сложившихся противоречий.

27 марта официальный представитель Китай в ВТО Чжан Сянчэнь, что совершаемые США действия противоречат тем обязательствам, которые взяли на себя США в рамках этой организации.

29 марта официальный представитель министерства коммерции КНР Гао Фэн заявил, что те меры, которые американское правительство принимает в торговле с Китаем, могут болезненно отразиться на экономике США.

Неофициальные лица, выражались по поводу американских ограничений несколько жёстче. Профессор Народного Института Китай Ван Вэнь заявил, что Китай – это не Ирак, Иран и Россия, а у Пекина много возможностей ответить на торговые ограничения.

28 марта Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян принял делегацию конгресса США из четырех представителей республиканской партии под началом Стива Дениелса.

США потребует от Института Конфуция и других образовательных организаций с иностранным финансированием зарегистрировать себе как “иностранных агентов” Законопроект на основании законопроекта “О прозрачности иностранного влияния”.

Китай – Северная Корея

25 марта лидер Северной Кореи Ким Чен Ын совершил незапланированный визит в Китай, где встречался с председателем КНР Си Цзиньпином. Китайские государственные СМИ в том числе делали акцент на том, что “международное сообщество должно поддержать подобные визиты, поскольку эти шаги могут стать силой, которая поспособствует примирению на Корейском полуострове и выходу из нынешней тупиковой ситуации. В обозримом будущем дружественные связи между Пекином и Пхеньяном, станут наиболее стабильным каналом разрешения противоречий на полуострове”.

Торговые пошлины

Министерство коммерции КНР анонсировало планы о введении антидемпинговых мер на ввоз метилизобутилкетона из Южной Кореи, Японии и ЮАР. Данные пошлины будут введены на пять лет и начнут действовать с 20 марта.

Антидемпинговые пошлины на импорт из Южной Кореи (2 компании) будут назначены в диапазоне от 18,5 процента до 32,3 процентов, из Японии (3 компании) они назначены в диапазоне от 45 процентов до 190,4 процента, для ЮАР пошлины зафиксированы от 15,9 процента до 34,1 процента.

Внутренняя политика

Завершение работы “двух Сессий

Си Цзиньпин был переизбран председателем КНР. Обратить внимание стоит на его заключительную речь перед ВСНП, которая была произнесена в националистическом духе. Си заявил, что готов сокрушить любую попытку разделения Китая. Переизбранный председатель КНР призвал сплотиться вокруг китайской мечты и поддерживать ее, используя национализм и культурные достижения страны.

Ван Цишань был избран на пост вице-председателя Китая. Ли Кэцян был переизбран премьером Госсовета КНР. Хань Чжэн (первый вице-премьер), Сунь Чуньлань, Ху Чуньхуа и Лю Хэ были избраны вице-премьерами Госсовета. Членами Госсовета были стали: Ван Юн (без портфеля), министр иностранных дел Ван И, глава минобороны Вэй Фэнхэ (ранее – командующий Ракетными войсками НОАК и близкий соратник Си), секретарь Госсовета Сяо Цзе министр общественной безопасности Чжао Кэчжи.

Кроме указанных, остальные министерские портфели распределились следующим образом:

  • Государственный комитет по делам развития и реформ — Хэ Лифэн
  • Министерство трудовых ресурсов и социального обеспечения — Чжан Цзинань (ранее занимал пост главы Центральной комиссии КПК по институциональной реформе)
  • Министерство образования — Чэнь Баошэн
  • Министерство науки и технологий — Ван Чжиган (ранее занимал пост замминистра)
  • Министерство гражданской администрации — Хуан Шусянь
  • Министерство промышленности и информатизации — Мяо Вэй
  • Государственный комитет по делам национальностей — Багатур
  • Министерство юстиции — Фу Чжэнхуа (ранее — заместитель министра общественной безопасности)
  • Министерство государственной безопасности — Чэнь Вэньцин
  • Государственный комитет по делам здравоохранения — Ма Сяовэй (ранее занимал пост замглавы Госкомитета по делам здравоохранения и планирования семьи)
  • Министерство финансов — Ли Кун (ранее занимал пост замминистра)
  • Министерство природных ресурсов — Лу Хао (ранее занимал пост губернатор Хэйлунцзяна)
  • Министерство экологической среды — Ли Ганьцзе
  • Министерство жилья, городского и сельского строительства — Ван Мэнхуэй (ранее занимал пост ззамминистра)
  • Министерство по управлению чрезвычайными ситуациями — Ван Юйпу (ранее занимал пост председателя SINOPEC)
  • Министерство транспорта — Ли Сяопэн
  • Министерство водного хозяйства — Э Цзинпин (ранее занимал поcт замминистра)
  • Государственное контрольно-ревизионное управление — Ху Цзэцзюнь
  • Министерство коммерции – Чжун Шань
  • Министерство культуры и туризма — Ло Шуган
  • Министерство сельского хозяйства и сельских дел — Хань Чанфу
  • Министерство по делам ветеранов — Сун Чжаочэн (ранее первый секретарь провинции Шаньси)
  • Народный банк Китая — И Ган (ранее занимал пост заместителя)

Смена руководителей

21 марта по сообщениям агентства Синьхуа в провинциях Сычуань, Гуанси и Цзянси сменились партийные секретари. Ван Дунмин ушел с поста секретаря КПК провинции Сычуань, уступив место Пэн Цинхуа. Пэн являлся главой Гуанси-Чжуанского автономного района, которого в свою очередь сменил Лу Синьшэ. Лу уступил свой пост партийного секретаря КПК по провинции Цзянси Лю Ци.

Повышение статуса Политико-юридической комиссии ЦК КПК

Политико-юридической комиссии ЦК КПК вновь “возвращают” ее влияние, которое было потеряно после ареста Чжоу Юнкана. В конце февраля ЦК КПК проголосовало за это решение, однако опубликовано решение было только лишь в середине марта. В соответствии с изменениями в комиссию будут включены три координационные группы, ответственные за поддержание правопорядка, социальную стабильность и противодействие Фалуньгун. Также перед комиссией будут отчитываться полиция, прокуратура и суды.  Изменения направлены на укрепление и повышение эффективности руководства партии по обеспечению внутренней безопасности.

Реформы в правительстве

После завершения двух Сессий было обнародованы планы по реформам правительства КНР. Согласно плану, в составе Госсовета КНР будут 26 министерств и комитетов. Новыми станут министерство природных ресурсов, министерство по делам ветеранов, министерство по управлению чрезвычайными ситуациями.

При Госсовете планируется создать ряд новых управлений: агентство по сотрудничеству в области международного развития и государственное иммиграционное управление.

Также планируется что четыре из “ведущих групп” (по финансовым и экономическим вопросам, кибербезопасности, реформам и иностранным делам) будут модернизированы, чтобы стать комиссиями. Помимо реформ, партийные учреждения также возьмут на себя ответственность за подразделения, которые ранее находились в ведении Госсовета. Государственное управление по делам религий, Канцелярия по делам зарубежных китайцев и Государственная Комиссия по этническим вопросам, теперь попадают под управление отдела Единого фронта ЦК. Китайская Академия управления будет объединена с Центральной партийной школой.

Для создания «аутентичной и эффективной» системы аудита и усиления надзора будет создана Центральная Ревизионная комиссия.

Главное государственное управление КНР по делам печати, издательств, радио, кино и телевидения будет объединено с Отделом пропаганды ЦК КПК, а его сфера деятельности расшириться и будет включать импорт и экспорт фильмов и различной литературы.

23 марта была официально открыта Государственная надзорная комиссия КНР.

Экономика

По итогам Сессии Всекитайского собрания народных представителей были обозначены планы на 2018 год: рост ВВП должен составить 6,5 процентов, основные драйверы роста — инвестиции, внешняя торговля и внутреннее потребление.

Из важных аспектов стоит выделить:

  • продолжение процесса сокращения избыточных производственных мощностей. Планируется ликвидировать неэффективные производства стали и чугуна на 30 млн. тонн, угледобывающие – более чем 150 млн. тонн. В связи с этим вырастет уровень безработицы до 4,5 процентов. Вторым показателем, влияющим на рост безработицы, станет показатель роста новых рабочих мест, он будет достаточно низким и составит всего 11 млн.
  • снижение налоговой нагрузки на бизнес на сумму 800 млрд. юаней. Планируется также улучшить и упростить условия ведения бизнеса и инвестиционный климат. С 1 мая НДС для предприятий производственного сектора будет снижен с 17 до 16 процентов, а для предприятий транспортной, телекоммуникационной и строительной сфер — с 11 до 10 процентов.
  • Расходы научно-техническую деятельность вырастут чуть более чем на 10 процентов, субсидирование образования увеличиться на 6,5 процента.
  • Продолжение мероприятий по ликвидации нищеты: к 2020 году власти КНР поставили цель побороть нищету, в этом году на эти цели было выделено 106 млрд. юаней.
  • В 2018 году на природоохранную деятельность выделят 40,5 млрд юаней
  • В этом году власти КНР собираются ее более расширить доступ иностранных инвестиций на внутренние рынки. Список запрещенных к инвестициям отраслей пересмотрят, особенно это будет касаться телекоммуникации, образования медобслуживания. Местным правительствам разрешат разрабатывать собственную программу по привлечению инвестиций.

Вывод:

Во внешней политике КНР за март необходимо выделить два момента. Первый – Пекин показал свою готовность и устойчивость к тем мерам давления, которые использовали США.

О торговой войне активно говорят еще с 2017 года, а значит у Пекина было время подготовить минимум предварительный план действий. В сложившейся ситуации Китай будет придерживаться многокомпонентного подхода. Пекин попытается размыть сам процесс торговой войны, предлагая различные форматы взаимодействия, поиска решения и призывая решить проблемы за столом переговоров, одновременно оказывая влияние на администрацию Трампа, в том числе через американский бизнес.

В прямом торговом конфликте КНР будет терять больше, чем США, однако на структурные изменения, которые требует Вашингтон, Пекин не пойдет. Китайцы готовы пожертвовать незначительными областями двухсторонней торговли, но не откажутся от своих принципов (к примеру, субсидирование государственных компаний дешевыми и длинными деньгами).

На данный момент Пекин “мягко” ответил на торговые ограничения Вашингтона. Ввиду разгорающегося конфликта, скорее всего китайцы пойдут по пути примерно ассиметричных ответов (и даже несколько меньше). На первом этапе китайцы могут ввести пошлины на те группы товаров, производителями которых являются те штаты, которые голосовали за Трампа. Однако этот факт вряд ли изменит намерение администрации нынешнего президента США.

В случае продолжения Вашингтоном торгового конфликта и введением новых тарифов или ограничений, вероятен бойкот американских товаров в Китае, и, возможно, китайских в США.  В случае с американским бойкотом, нужно отметить, что китайцы имеют больше подобного опыта. Например, в 2012 году во время территориального спора с Японией или же частичного бойкота южнокорейских товаров в 2017 году, что только привело к росту потребления товаров китайского производства внутри КНР.

В краткосрочной перспективе, третьи страны будут выигрывать от торгового конфликта Вашингтона и Пекина. Частный бизнес будет уходить во Вьетнам (что уже происходило и будет только разгораться из-за конфликта), в государства Латинской Америки. Также необходимо рассмотреть страны, имеющие по отдельности торговые договоры с США и КНР (а также торговые многосторонние форматы, например, Региональное всестороннее экономическое партнерство (Regional Comprehensive Economic Partnership (RCEP), подписания которого возможно состоится в ноябре 2018 года). На этом фоне важным видится заявление Пекина о принятии мер по возращению крупных китайских компаний обратно в Китай.

Разгорающийся торговый конфликт может заставить Пекин усиливать свое влияние в зонах сухопутного маршрута инициативы “Пояса и Пути”. А Вашингтон искать большего сближения с Индией и своими азиатскими союзниками.

Чисто экономического решения, на данном этапе, нет. Вероятность того, что президент Д. Трамп станет инициатором более крупных ограничений, в краткосрочной перспективе мала, но существует. Скорее всего будущие ограничения в торговле и в инвестициях (к примеру запрет со стороны США американским инвесторам вкладывать в отдельные сектора китайской экономики) будут относительно небольшими по объему. По мнению Вашингтона, это будет подталкивать Пекин к принятию американских требований. Успешность подобных мер вызывает сомнение.

Вероятность того, что Вашингтон будет использовать политические и дипломатические меры очень высока, чему, к примеру, свидетельствует ситуация вокруг Taiwan Travel Act или назначение на пост советника по национальной безопасности Джона Болтона.

Второе важное внешнеполитическое событие – визит в Пекин северокорейского лидера Ким Чен Ына – это попытка показать значимую роль Китая в корейском урегулировании. Возможные переговоры между США и Северной Кореей, межкорейские переговоры – все эти события могли политически “оттеснить на обочину” Китай в переговорном процессе.

Характерно, что Ким Чен Ын записывал слова Си в блокнот, чем ясно указывал на роль “младшего брата” в китайско-северокорейских отношениях.

Внутренняя политика отмечена несколькими событиями. Во-первых – одобрение ВСНП изменения конституции КНР о снятии ограничения двух сроков правления для председателя. Это даст возможность действующему Си остаться в должности после 2023 года и консолидировать власть в своих руках. Для реализации внутренних и внешних программ, поставленных перед китайской нацией очевидно, что не хватит тех 5 лет, которые ему оставались по старой версии конституции.

Запущенные масштабные реформы в системе госуправления КНР есть логичное продолжение перестройки системы управления Китая под Си. Создание более управляемой и заточенной модели под одного человека в краткосрочной перспективе приведет у росту эффективности управления, однако эрозия институционального управления уже точно отразиться на управляемости после Си.

Кроме этого, подобная консолидация власти вызовет противодействия со стороны части китайской элиты, недовольных этим процессом. Учитывая это, можно предположить появления в Китае скрытого оппозиционного блока (опыт китайской цивилизации в тайных обществах достаточно велик).

Окончательно было найдено место ближайшему соратнику Си Цзиньпина. Ван Цишань был утвержден в роли вице-председателя. Несмотря на формальную должность Ван остается в обойме на ближайшие пять лет. Его назначение стало еще одним из столпов консолидации власти Си.

П.Прилепский

Китай: февраль 2018 г. (дайджест)

Внешнею политику Китая за февраль традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в американо-китайских и появление новой конфликтной повестки в китайско-индийских отношениях. Во внутренней политике необходимо выделить решение на отмену ограничения двух сроков для председателя КНР.

 

Внешняя политика

Россия – Китай

 

Карантинное ведомство КНР сняло запрет на ввоз пшеницы из шести регионов России. Теперь импортом в Китай официально разрешено заниматься из Новосибирской, Челябинской, Омской и Амурской областей, а также из Алтайских и Красноярских краев.

 

Россия по поставкам нефти в КНР уже как 11 месяцев подряд удерживает лидерство. Экспорт нефти в январе 2018 вырос на 23,4 процента и достиг 5,67 млн тонн.

 

США – Китай  

 

2 февраля Госсекретарь Тиллерсон заявил, что Китай обретает плацдарм в Латинской Америке и использует экономические рычаги для того, чтобы переместить регион под свое влияние. Например, такие страны как: Перу, Бразилия, Аргентина, Чили.

“Латинской Америке не нужна новая имперская держава, которая ищет лишь выгоду для своего народа”, — подчеркнул Тиллерсон.

 

Центр стратегических и международных исследований (CSIS) в начале февраля опубликовал доклад “Встречая вызов Китая” (Meeting the China Challenge). В 47-странином докладе кратко изложены возможные вызовы со стороны Китая и ответы на них. Доклад в основном касается экономических вопросов, однако в политическом измерении можно выделить два важнейших вывода:

  1. Китай будет пользоваться мощью своей экономики для изменения миропорядка. По мнению авторов доклада Пекин предлагает свою экономическую модель (“Chinese solution”) как альтернативную Западной демократии
  2. Явно изменение риторики, где Китай уже реальный оппонент, предлагающий миру свое виденье развития, противоположное виденью США. Кроме этого, того преимущества, которые эксперты видели еще несколько лет назад у США уже нет, Китай практически равен уже сейчас, а в скором времени способен обогнать США по некоторым направлениям.

 

Taiwan Travel Act

 

В феврале Taiwan Travel Act получил поддержку законодателей в США (прошел в Сенате) и до закона ему осталось только получить подпись президента США. Этот законопроект позволяет высшим руководителям Тайваня и США наносить взаимные визиты (что по сути, неформальное восстановление дипотношений). Широкая огласка в СМИ о прохождении это законопроекта через Сенат предшествовала визиту Ян Цзечи в США. Во время своей встречи с Ян Цзечи, госсекретарь США Тиллерсон подтвердил приверженность США политике “одного Китая”.

Представитель Канцелярии по делам Тайваня при Госсовете КНР Ма Сяогуан выступил против этого законопроекта и заявил, что: “Мы полностью уверены в нашей способности содействовать развитию наших отношений, поддерживая мирное воссоединение и принцип «одна страна, две системы”.

Еще 11 января Пресс-секретарь МИД Китая Лу Кан заявил, что США должны быть осторожными с проблемой Тайваня, добавив, что с 8 по 9 февраля в США по приглашению Госсекретаря Тиллерсона должна состояться встреча с Ян Цзечи.

5 февраля глава Канцелярии по делам Тайваня при ЦК Компартии Китая и Канцелярии по делам Тайваня при Госсовете КНР Чжан Чжицзюнь представил новую политику в отношение Тайваня, для гарантии равного отношения к тайваньским соотечественникам и бизнесменам

В 2018 году Пекин займется развитием сотрудничества с островным бизнесом, а также улучшением качества финансовых услуг с целью поддержки тайваньского бизнеса на материке. Всего было представлено 31 предложение по улучшению для бизнеса и обычных граждан.

 

В феврале президент Тайваня назначил новых министров иностранных дел и обороны. Ими стали Джозеф У и Дэвид Ли. Оба считаются политиками с сильными проамериканскими взглядами. Например, Джозеф У в статье 2014 года опубликованной в The Diplomat (The Future of U.S.-Taiwan Relations) подчеркивает ключевую роль США для Тайваня и стабильности региона в целом.

 

Назначение посла в Австралию

 

Президент США Д. Трамп номинировал на должность посла США в Австралии Х. Харриса, главу Тихоокеанского командования США (USPACOM).

 

Визиты Ян Цзечи и Лю Хэ в США

 

В феврале состоялись визиты членов Политбюро ЦК КПК в США. Визит Ян Цзечи состоялся 8-9 февраля, а Лю Хэ – с 27 февраля и завершился 3 марта. Ян встречался с Тиллерсоном. Лю с торговым представителем США Р. Лайтхайзером, с директором Национального экономического совета Г. Кохом и с Секретарем Казначейства С. Мнучином. Ранее некоторые китайские СМИ утверждали, что Лю Хэ может встретится с Д. Трампом.

 

Санкции США

 

23 февраля США объявили о введении санкций в противодействии ракетно-ядерной программы Северной Кореи, и они затронут 27 судоходных и транспортных компаний, 28 судов и одного физлица по всему миру. В список попали Weihai World-Shipping Freight  (Шаньдун), Shanghai Dongfeng Shipping (Шанхай), а также компании и корабли из Тайваня, Сингапура и Гонконга.

Официальный представитель МИД КНР Лу Кан заявил, что санкции США против китайских компаний, занимающихся бизнесом с Северной Кореей, являются неправильным шагом. Пекин признает только те санкции, которые согласовываются в ООН, а не те, которые вводятся отдельными странами.

 

Пошлины на сталь и алюминий

 

В конце февраля Президент США Д. Трамп объявил, что подпишет директиву о введении новых тарифов на импорт стали и алюминия. На импорт стали будет введена пошлина в размере 25 процентов, на импорт алюминия — в размере 10 процентов. Такие меры в первую очередь “ударят” по многим странам, но в первую очередь по Китаю и Канаде.

 

Китай – Индия

 

Кризис на Мальдивских островах может стать новой точкой противоречий между Китаем и Индией. Мальдивы входят в сферу внешних интересов Индии, в то время как КНР экономическими играет все большую роль в экономике островов. По прогнозам, внешний долг Мальдив вырастет с 34,7% в 2016 году до 51,2% ВВП в 2021. И основная его часть будет приходиться на Китай. Свидетельств того, что Китай уже сильно влияет на экономику Мальдив уже достаточно — в 2017 без голосования в парламенте было подписано торговое соглашения с Китаем, которое устранило 95 процентов тарифов на китайский импорт. В Дели серьезно опасаются, что с Мальдивами может произойти такая же история, что и с Шри-Ланкой.

В феврале в правительственной газете КНР The Global Times, которая направлена на зарубежного читателя, появилась статья, где говорилось, что “если Индия в одностороннем порядке отправит войска на Мальдивы, Китай предпримет действия, чтобы остановить Нью-Дели. Индия не должна недооценивать китайское противодействие идее одностороннего военного вмешательства”.

 

Китай – Филиппины

 

21 февраля агентство Синьхуа сообщило, что Китай сохраняет позиции главного торгового партнера Филиппин уже второй год подряд.

 

Внутренняя политика

 

В феврале Государственный комитет по делам развития и реформ КНР внес изменения в лист отраслей особой категории для зарубежных инвестиций. Нахождения в этом списке означает, что любые инвестиции граждан и компаний КНР в зарубежные компании в указанном в списке отраслей, будут под усиленным контролем властей КНР и потребуют дополнительных проверок и разрешений. Власти КНР добавили в отрасли особой категории разработку и производство вооружений, разработку водных ресурсов, также средства массовой информации. Из списка были вычеркнуты телекоммуникационный сектор, освоение земель и энергетические сети. Все изменения вступят в силу с 1 марта 2018 года

 

В конце февраля появилась информация о задержании главы компании «Хуасинь» Е Цзяньмин. На сегодняшний день нет информации, что послужило причиной ареста.

 

Изменение конституции

 

24 февраля стало решение об изменении Конституции КНР.  Из нее планируют убрать формулировку “не более двух сроков” из статьи 79: “Председатель и заместитель Председателя Китайской Народной Республики могут занимать эти должности не более чем два срока” Это позволит действующему председателю КНР Си Цзиньпину возглавлять страну еще минимум один срок. Однако по информации СМИ изменения могут коснуться только лишь должности Председателя.

Ранее было принято решение внести в конституцию КНР (а не только в партийный устав) концепции Си Цзиньпина о социализме в новую эпоху и положении о Государственной Надзорной Комиссии.

Вывод

 

В феврале основными вопросами во внешней политики для КНР стали отношения с США. Во внутренней – решение об отмене ограничения на два срока для должности председателя КНР.

Поездка Ян Цзечи, бывшего министра иностранных дел, топового синхрониста с английского языка, включенного в ЦК по итогам XIX съезда КПК для курирования американо-китайских отношений, была вызвана многими причинами, основные из которых стали нарастание противоречий в двухсторонних отношениях, в первую очередь в торговле, а также законопроект Taiwan Travel Act.

Судя по всему, предложения, сделанные Ян Цзечи не были приняты со стороны США. Такие предположения были сделаны Ши Иньхун, профессор, директор Центра исследований США в К   итайском Народном Университете и советником Госсовета.

Лю Хэ отправился с новой повесткой. О важности этой поездки свидетельствует то, что он отправился во время заседания ЦК партии и в преддверии ВСНП.

В Пекине всячески указывают, что готовы идти на переговоры и хотят снизить уровень общей конфронтации в том числе и угрозу “торговых войн”. Тем более, что события последних месяцев ставят под угрозу подписанные соглашения во время визита Д. Трампом (многие из которых были меморандумы и соглашения о намерениях, что позволяет американскому бизнесу давить на американское правительство).

В китайско-индийских отношениях уже в краткосрочной перспективе необходимо отметить новую точку противоречий между двумя государствами.  Если Индия применит силу – то воинственно настроенные круги в Китае воспримут данный инцидент как необходимость продолжение укрепления военного потенциала для сохранения экономических достижений и продолжение экономической экспансии Китая. Если – нет, то Китай имеет возможность подчинить экономически Мальдивы, как это было со Шри-Ланкой. Такое развитие событий играет против Дели. Однако возможен и третий вариант, “австралийский сценарий”, когда в стране будет раскручена антикитайская истерия, и этот вариант не будет противоречит мирному образу внешней политики Дели. На данный момент страны ведут сложную двухстороннею игру, в которых каждая сторона пытается максимизировать выгоды для себя.

Номинация на назначения послом в крупнейшую страну-союзника США в АТР (ИТР) такой фигуры как Харрис, ястреба в отношении Китая, указывает Пекину на все более складывающуюся конструкцию стран, пытающихся противостоять КНР, а также к формированию ИТР. Тем более обе страны в серьез обсуждают создание инициативы в противовес китайской инициативе “Пояс и Путь”. В это же время Китай укрепляет отношения с Филиппинами.

Вновь начинает активизироваться поездка по Южно-китайскому морю, Американских аналитический центр CSIS утверждает, что северо-восточный квадрат рифа Огненный крест оборудован средствами связи и сенсорными массивами намного больше, чем другие острова архипелага Спратли, что указывает не только на активизацию Китая, но и попытку создания станций отслеживания на искусственных островах.

Во внутренней политике важнейшие изменения в конституции продолжили тренд на ликвидацию системы формальных и неформальных правил, заложенных при Дэн Сяопине. Складывается новая политическая “система Си”, где институциональная власть будет гораздо слабее, а главную роль будет играть “ядро партии”.

 

П. Прилепский

Прогноз. Китай. Год Желтой Собаки

Китайское направление Центра востоковедных исследований представляет прогноз важнейших событий в Китае в год Собаки по китайскому лунному календарю.

В ночь с 15 на 16 февраля в Китае наступил Новый год по традиционному календарю. Год желтой Собаки по представлению китайских астрологов должен быть достаточно спокойным и точно более миролюбивым, чем предыдущий год огненного Петуха.

  1. Россия и Китай. Экономика и политика.

Что было: за предыдущие пять лет Россия и Китай сделали несколько важных шагов по сближению своих внешнеполитических позиций. Сближению также способствовал ряд внешнеполитических событий, например, постановка Вашингтоном Москвы и Пекина в один ряд “ревизионистских держав”.

Что ожидается: в период руководства Си Цзиньпина российско-китайские отношения принято характеризовать как “горячие в политике и холодные в экономике”. 2017 год несколько изменил картину, придав двухсторонним отношениям дополнительную экономическую повестку, пусть и не такую масштабную, как ожидала российская сторона. В 2018 году тенденция должна продолжится, реализация проектов ожидается как по двухсторонней линии, так и в формате инициативы “Пояса и Пути”. Однако серьезных прорывов не предвидится.

С 2016 года Россия закрепила роль главного поставщика нефти в Китай и подтвердит эту роль в новом году, открыв новую ветку поставки нефти. Будут увеличиваться темпы поставки российского продовольствия на рынки Китая.

Отдельно стоит указать на ожидаемый рост сотрудничества по вопросам Афганистана, Сирии, в противодействии в пересмотре “ядерной сделки” с Ираном и в корейском урегулировании.

События года: двухсторонние встречи лидеров России и Китая. Уже точно два раза: В. Путин нанесет визит в КНР, а в Циндао состоится двусторонняя встреча на саммите ШОС. Контакты между представителями российской и китайской стороны я в ходе Санкт-Петербургского экономического форума, Восточного экономического форума.

  1. Россия и Китай. Культура.

 

Что было: активно осуществлялось сотрудничество в сферах образования, культуры, здравоохранения и СМИ. Важным событием стало открытие российско-китайского университета в Шэньчжэне – совместного проекта МГУ им. М.В. Ломоносова и Пекинского политехнического университета.

Завершился перекрестный год обменов между СМИ. Он сыграл особенную роль в развитии и углублении российско-китайских отношений в контексте культурного взаимопонимания, сотрудничества в области телевещания. Началось вещание российского телеканала на китайском языке “Катюша”. В феврале в Харбине торжественно открылись Годы российско-китайского межрегионального сотрудничества.

Что ожидается: на высшем уровне руководства Китая большое внимание уделяется расширению связей с Дальним Востоком России. Особое внимание будет уделено сотрудничеству в области инноваций, молодежных обменов, спорта, культуры и туризма.

События года: Российско-китайский ЭКСПО.

 

  1. США – Китай. Впереди ли Америка?

 

Что было: в год Петуха продолжился формироваться тренд на нарастание противоречий в американо-китайских отношениях. Самым важным является то, что Вашингтон закрепил риторику “справедливой торговли”, в то время как Китай выступает за свободную торговлю. Если отбросить идеологическую составляющую и обратится к истории, только лидеры в экономике заинтересованы в сохранении и продвижении свободной торговли, остальные же страны предпочитают придерживаться политики протекционизма для своей промышленности. Американцы по-прежнему сохраняют лидерства во многих отраслях, в первую очередь в высоких и военных технологиях, однако Пекин по совокупной мощи догоняет (догнал?) Вашингтон намного быстрее, чем ожидалось, что и находит отражение в американской риторике “справедливой торговли”.

Что ожидается: рост эскалации в двухсторонних отношениях. Негативной тенденцией станет то, что это будет неконтролируемая спорадичная эскалация, связанная с определенной непоследовательностью решений администрации Д. Трампа и самого президента, а также слабых связей между командой Д. Трампа и Си Цзиньпина (исключение – линия Д. Кушнер — Цуй Тянькай, но она лишь подтверждает правило).

Еще один важнейших фактор – более “глубокое погружение” США во внутреннею повестку, где президенту Д. Трампу придется искать “очки популярности” выполняя свои внешнеполитические обещания, главное из которых было принудить Китай поменять правила торговли. Очевидно, что оно не будет выполнено и станет очередной точкой роста эскалации.

Не только президент, но и Сенат США внес свою негативную лепту, приняв под конец года Петуха, пока только в форме рекомендации, Taiwan Travel Act, который затрагивает базис американо-китайских отношений о признании только одного китайского государства.

Вышеперечисленные тенденции отразятся на всем спектре двухсторонних отношений. Стороны не договорятся по торговле, периодически будут вспыхивать шпионские скандалы, вопросы, связанные с защитой интеллектуальной собственности, инциденты вокруг спорных островов. При этом более важную роль в этих конфликтах будут играть союзники США.

Событие года: американо-китайские торговые переговоры.

 

  1. Китай в АТР или в ИТР?

 

Что было: Озвученная на последнем саммите АТЭС во Вьетнаме формулировка президента США Д. Трампа “ИТР” (Индо-тихоокеанский регион), представила геополитический конструкт, отражающий нынешнее виденье администрации президента США, и, очевидно, направленный на противодействие Китаю. В ноябре 2017 состоялась встреча в формате QUAD (США, Индия, Япония, Австралия), а под конец года Петуха разгорелся скандал “китайского влияния” в Австралии.  Конфликт на Корейском полуострове был вторым важным событием, прямо влияющим на внешнею политику КНР.

Что ожидается: рост конфликтного потенциала в АТР (ИТР), возобновление конфликта в Южно-Китайском море и вокруг спорных островов. Продолжение “антикитайской истерии” в Австралии и Новой Зеландии, возможный рост контролируемой эскалации с Индией. Продолжение диалога между двумя Кореями.

Событие года: рост конфронтационного потенциала во всем регионе, что неизбежно отразиться на Китае.

 

  1. Юг-Юг или Китай на Ближнем Востоке.

 

Что было: в 2016 году Си Цзиньпин совершил важный визит в Саудовскую Аравию, Иран и Египет, подписав несколько важных договоров со странами региона. Пекин сыграл значительную роль в иранской ядерной сделке. В 2017 году Китай заявил о готовности восстанавливать инфраструктуру в послевоенных Сирии и Иране, в сирийском конфликте принимает участие группы китайского спецназа, которые противодействуют уйгурским группировкам. В этом же году была открыта первая китайская военная база в Джибути.

Что ожидается: по прогнозам Китай к 2030 году будет потреблять на 87 процентов энергии больше, чем сегодня, что вынуждает Китай более активно участвовать в делах региона. Выдвинутая “расплывчатая” формулировка Си Цзиньпина по вопросу палестинского урегулирования является необходимым “входным билетом” в арабский мир для развития более тесного сотрудничества. Китай предложит региону (который по разным причинам испытывает экономические затруднения) проекты и инвестиции, и тем самым только укрепится на Ближнем Востоке.

Событие года: сирийский кризис и калибровка роли Китая в нем.

 

  1. После съезда: внешняя политика

 

Что было: по результатам XIX съезда КПК внешняя политика КНР обрела ряд новый ключевых черт. Главное – Китай вступил в новую эру (в последний раз в новую эру Китай вступал 1978 году с началом политики “открытости” Дэн Сяопина). Министр иностранных дел Ван И так определил постулаты новой политики:

  1. Продолжение развития социализма с китайской спецификой как примера нового пути для модернизации развивающихся стран, “китайский путь” для всего человечества
  2. Развитие социалистической демократии как вклад КНР в прогресс политического и социального развития человечества
  3. Инициатива КНР “Пояса и Пути” как новая платформа для международной кооперации и совместного развития
  4. Создание доступных инициатив, предоставление новых возможностей для совместной выгодной кооперации с КНР.
  5. Развитие Китая, его экономической системы по пути гармоничного сосуществования между человеком и природой, стремление к построению глобальной экоцивилизации

Кроме этого Пекин видит будущий тип международных отношений как отношения, основанные на взаимном уважении, честности, справедливости, стратегии “win-win” и выделяет механизмы достижения этого типа отношений: построение системы международного сотрудничества через диалог, бесконфликтность, партнерские отношения, отсутствие альянсов, добрососедство, основанное на дружелюбии, искренности, взаимной выгоде, солидарности, справедливости. КНР как большая социалистическая страна, должна, учитывая свою историческую роль, двигать человечество к прогрессу. Кроме того, появилась концепция “сообщества общей судьбы”.

Что ожидается: руководство КНР (большая его часть) рассматривает себя как сверхдержава и оно готово проводить курс на “формирование силы”. Пекин будет более жестко отставить свои позиции, что он уже продемонстрировал в вопросах Южно-китайского моря. Проект “Пояса и Пути” окончательно утвердится как основной внешнеполитический инструменты Пекина, концепт “сообщества общей судьбы” гармонично будет его дополнять.

События года: С 8 по 11 апреля на острове Хайнань пройдет Боаоский Азиатский форум 2018 года. В июне 2018 года в Циндао состоится 18-й Саммит Совета глав государств Шанхайской Организации Сотрудничества.

 

  1. После съезда: внутренняя политика

 

Что было: окончательное утверждение Си Цзиньпина как ядра партии, внесение его имени в партийный устав, нарушение нескольких ключевых негласных правил при формировании Постоянного комитета ЦК КПК, антикоррупционное дело против Сунь Чжэнцая, создание супер антикоррупционного комитета.

Что ожидается: в новом году будет несколько ключевых событий. Первое – в марте, в ходе “двух сессий» будет выбран и утвержден новый состав государственных руководителей. Будут озвучены планы экономического развития КНР. На практике конкретных экономических решений необходимо ожидать на третьем пленуме ЦК КПК XIX созыва осенью этого года.

Однако уже сейчас можно выделить некоторые моменты: темпы развития китайской экономики составят не менее 6,5 процентов. Во время съезда Си Цзиньпин озвучил некоторые меры в экономике. Во-первых, заоблачных темпов роста китайской экономики больше ожидать не стоит, за ними теперь не будут гнаться. Во-вторых, Китай продолжит поддерживать ставшие уже традиционными меры экономического развития. В-третьих, подтвержден курс на “ослабление государственного контроля над экономикой и передачу инициативы в руки народа”. Кроме этого Госсовет КНР уже принят ряд мер по дополнительной стимуляции иностранных инвестиций. Крупного экономического кризиса в Китае не произойдет, банки скопили достаточно большие “подушки безопасности”.

В новом году продолжится борьба с коррупцией, под удар подпадет очередной “тигр”, возможно связанный с Ли Кэцяном.

События года: Символическое — 40 лет с момента проведения политики реформ и открытости. Практическое — третий пленум ЦК КПК XIX созыва.

Китай: январь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политику Китая за январь традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в американо-китайских и китайско-австралийских отношениях. Во внутренней политике необходимо отметить очередной месседж в сторону действующего премьера Ли Кэцяна.

Внешняя политика

Россия – Китай

В тексте поздравления, присланного главе МИД РФ С. Лаврову, Министр иностранных дел КНР Ван И подчеркнул, что в 2018 году Китай в готов наращивать политическое взаимодействие с Россией.

Ранее 31 декабря 2017 года председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин в своем новогоднем поздравлении президенту РФ В. Путину, что Китай готов к “консолидации политического и стратегического доверия с Российской Федерации в наступающем 2018 году”.

22 января на встрече между председателем комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Виктором Бондаревым и военным атташе при посольстве КНР в России генералом-майором Куй Яньвэем, китайский генерал предложил совместное противостояние давлению со стороны США

США – Китай

9 января на заседании Подкомитета по Вооруженным силам Палаты Представителей Конгресса США эксперт Уильям Картер выступил на тему американо-китайской конкуренции в военной сфере. Он отметил очевидный прогресс НОАК в передовых военных технология (космос, киберпространство, искусственный интеллект, гиперзвук, квантовые технологии).

Второй важный момент его выступления – США уязвимы перед первым ударом со стороны Китая по системам связи и управления, что приведет к полной дезориентации и потере управления войсками (нет управления – нет войны).

Третье – “новая стратегическая конкуренция” США и Китая в киберпространстве, где по мнению аналитика Китай и США имеют сравнимые успехи, а в квантовых технологиях даже опередили американцев.

16 января по инициативе Вашингтона состоялся телефонный разговор между президентов США Д. Трампом и председателем КНР Си Цзиньпином. Трамп предложил найти “конструктивные меры” для расширения торгового сотрудничества.

19 января Пентагон опубликовал новую Национальную Оборонную Стратегию, где вслед за декабрьской Стратегией Национальной Безопасности Китай был назван стратегическим противником.

22 января Министр обороны США Джеймс Мэттис встретился с Президентом Индонезии Йоко Видодо и Министром обороны Риамизардом Риакуду. Диалоги происходили за закрытыми дверьми, однако известно, что в центре внимания был Китай.

В ежегодном докладе Конгрессу США Офис торгового представительства США назвал ошибкой то, что США поддержали вступление Китая в ВТО в 2001 году.

Д. Трамп выступая на всемирном экономическом форуме в Давосе заявил, что США “не будет больше терпеть несправедливые правила торговли”, при этом прямо не обвинив Китай.

В ежегодном обращении президента США Д. Трампа “О состоянии Государства” Китай в очередной раз был назван одной из угроз Америке. По словам президента Китай угрожает национальной безопасности США и ведет нечестную торговлю, крадет интеллектуальную собственность.

В США произошел шпионский скандал, связанный с Китаем. Бывший агент ЦРУ Джерри Чунь Шин Ли арестован по подозрению в хранении секретной информации. После ухода из секретной службы, бывший агент хранил конфиденциальную информацию и предположительно передавал ее китайской стороне. Из-за такой передачи пострадали десятки резидентов и информаторов США в Китае.

По итогам 2017 года дефицит торговли США с Китаем достиг рекордных 275.8 млрд. долларов США.

Китай – Австралия

Продолжается скандал, связанный с китайским вмешательством во внутренние дела Австралии. Расследование на уровне Премьер-министра Австралии привело к нахождению весомых доказательств китайского комплексного вмешательства (Soft Power, как говорится в статье, или по Уокеру и Людвиг – Sharp Power).

Основным инструментом китайского “вмешательства” называются китайские студенты, обучающиеся в Австралии.

Китай – Африка

Министерство коммерции КНР подписало соглашение с правительством Гвинеи о оказании услуг спутникового телевидения в более чем 300 населенных пунктов. Китайцы предлагают подключать телевиденье всего лишь за 1 доллар США в месяц.

Подобные соглашения не единственные в Африке, по плану сотрудничества с регионом концу этого года китайское спутниковое телевиденье будет доступно в 25 странах.

Внутренняя политика

Центральная комиссия по проверке дисциплины провела второй пленум.  По итогам пленума было объявлено, что в 2017 году было осуждено 527 тысяч чиновников, включая 58 человек министерского уровня и выше.

В 2017 году китайская экономика показала рост значительно выше, чем предполагалось правительством (6,5 процента). За год ВВП вырос на 6.9 процентов. Ускорение роста ВВП было обеспечено тремя основными факторами: увеличение инвестиций в инфраструктуру (в основном за счет государства). Расширение спроса на китайскую продукцию на внешних рынках. Вложения в недвижимость, которые продолжались в течение года несмотря на политику правительства по охлаждению рынка.

Инициатива “Пояса и Пути» в скором времени получит свои суды. Китайский Верховный Народный Суд учредит в Пекине, Сиане, Шэньчжэне коммерческие суды для разрешения торговых споров, возникающих в рамках инициативы «Пояс и Путь».

Бывший Министр финансов КНР Лоу Цзивэй охарактеризовал китайскую финансовую систему как “хаотическую”. Он заявил, что из-за текущих проблем существует большая вероятность возникновения системных рисков. Также бывший министр раскритиковал меры монетарной политики, которых сегодня придерживается экономический блок правительства во главе с нынешним Премьером Ли Кэцяном, из-за которых закредитованность китайских регионов растет.

23 января Министр иностранных дел КНР Ван И заявил, что итоги XIX съезда КПК являются самым авторитетным источником для понимания Китая в целом, и в частности его внешней политики и экономики.

Выводы

В январе основным направлением внешней политики КНР безусловно стало американское. Ряд заявлений и событий в декабре 2017 и в январе 2018 года дает право говорить, что центр внимания внешней политики США в краткосрочной перспективе очевидно далее будет смещаться в сторону противостояния с КНР и конфликтам в Южно-Китайском море. Во всех возможных документах американского правительства Китай назван стратегическим противником, а министр обороны США посещает страны региона с “китайской повесткой”.

Хаотичность внешней политики США при президенте Д. Трампе не дает возможность говорить, что политическое давление на Пекин будет возрастать (очевидно, что китайцы не пойдут на уступки в торговых вопросах, на которых так настаивает Д. Трамп), скорее стоит говорить о “переменной силе давления” из-за распыления внимания внешней политики США. И если демократы в США развивают антироссийскую повестку, то Трамп – антикитайскую (особенно если судить по последним его двум значимым выступлениям, в Давосе и “О состоянии государства”). В треугольнике Россия-США-КНР американская риторика будет подталкивать два других элемента к более тесному сотрудничеству.

Также можно утверждать, что серия шпионских скандалов между США и КНР будет продолжена уже в краткосрочной перспективе.

Ухудшаются и китайско-австралийские отношения, однако из-за “антикитайской истерии” в австралийских СМИ сложно сказать, насколько реален и глубок масштаб китайского вмешательства. Основных вывода из этой ситуации два: каков бы не был масштаб китайской “мягкой силы”, какие бы не были финансовые вливания со стороны Пекина, его можно резко снизить, используя антикитайскую риторику, раздутую до размеров истерии.

Второй вывод = Китае в кратко и среднесрочной перспективе получил нового оппонента в АТР (или ИТР – Индо-тихоокеанском регионе).

Продолжая о “мягкой силе” необходимо отметить усиления влияния КНР в Африке, где правительственные китайские компании откровенно демпингуют на рынке телевиденья, предоставляя местному населению услуги именно китайского телевизора.

Во внутренней политике важным видится очередной критический месседж в сторону Ли Кэцяна. Перед самым новым годов в китайском интернете снова появились слухи о том, что Ли Кэцян скоро будет отправлен в отставку.

П. Прилепский

Китай: декабрь 2017 г. (дайджест)

Внешняя политику Китая за декабрь традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее преобладание негативной повести в американо-китайских отношениях. Во внутренней политике необходимо отметить сложившийся тренд на централизацию власти. Кроме этого обратить внимание стоит на усиление контроля государства за населением.

Внешняя политика

Россия – Китай

14 декабря на своей пресс-конференции Президент РФ В. Путин ответил на три вопроса от китайских журналистов, касаемо КНР, один из которых относился к внутренней политике КНР.

31 декабря, председатель Си Цзиньпин обратился к китайской нации с новогодним обращением. Если обратить внимание на фотографии из рабочего кабинета Си, где он делал сообщения. Среди личных фотографий китайского лидера была только одна с международными лидерами. На ней четко на первом плане изображены Си Цзиньпин и российский президент Владимир Путин.

Согласно статистике главного таможенного управления КНР, товарооборот между Россией и Китаем за 11 месяцев текущего года вырос на 21,8 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года до 76,06 млрд. долларов США. Китайский экспорт в РФ за данный период вырос на 16,6 процента в годовом выражении, а импорт из РФ — на 27,8 процента.

США – Китай

Администрация президента США Дональда Трампа официально отклонила запрос Китая о признании его рыночной экономикой согласно правилам международной торговли

18 декабря Д. Трамп представил новую Стратегию Национальной безопасности США, в которой объявил Китай и Россию ревизионистскими державами, угрожающие США, которые пытаются создать мир, “противоположный американским ценностям и интересам». Так же эти страны «намерены сделать мировую экономику менее свободной и честной, увеличить свой военный потенциал, установить контроль над информацией, подавить их собственные общества и продвинуть их интересы”.

Китай – Пакистан

8 декабря китайское посольство в Пакистане получила угрозы о потенциальных террористических атаках против самого посольства и китайских граждан.

Китай – Австралия

Китайская официальная газета Женьминь Жибао назвала австралийский Доклад о китайском вмешательстве во внутренние дела Австралии “расистским и параноидальным”. Китайское посольство в Австралии опубликовала заявление по этому поводу, в котором также назвала происходящее “антикитайской истерией”, сфабрикованное местными СМИ.

Китай – Украина

Правительство КНР может вложить 7 млрд. долларов США в украинскую экономику. Об этом заявил китайский вице-премьер Ма Кай. Две стороны подписали “дорожную карту” по сотрудничеству в инициативе «Пояса и Пути», и ряд соглашения в разных сферах. В первую очередь договоренности касались строительство инфраструктуры. Следующая встреча запланирована на 2019 год.

Внутренняя политика

Политбюро ЦК объявило, что второй Пленум ЦК КПК будет проведен досрочно – 18 января, а не в конце февраля, как это бывает обычно. Анонсирована была и цель Второго пленума — внести поправки в Конституцию КНР для создания нового суперантикоррупционного органа. Новая структура, Национальная надзорная комиссия, соединит в себе функции всех партийных и государственных антикоррупционных органов.

Китайская газета South China Morning Post (SCMP) утверждает, что Ван Цишань продолжает присутствовать заседаниях ПК Политбюро ЦК КПК, однако без права голоса. Газета утверждает, что Ван Цишань будет назначен заместителем Председателя КПК (не является прецедентом, ранее были подобные случаи). Так же существует вариант, что Ван возглавит Госкомитет, новую суперкомиссию по борьбе с коррупцией, на экстренном 2 пленуме 19 съезда партии 18 января.

3 декабря в городе Учжэнь в Китае официально открылась 4-я Всемирная конференции по управлению интернетом. На конференции присутствовал Си Цзиньпин. Председатель КНР определил значение интернета не только как фактор социально-экономического развития, но и как угрозу безопасности суверенитета стран.

После ряда арестов и самоубийств в высших командных кругах НОАК китайских военных официально обязали к прочтению труд Си Цзиньпина «Об управлении Китаем». Это, по мнению партии, укрепит дух солдат.

25 декабря в провинции Гуандун стартовал эксперимент выпуска электронных индефикационных ID-карт с использованием мессенджера WeChat. Планируется, что в будущем WeChat ID можно будет использовать как удостоверения личности, 27 декабря Народный суд пекинского района Хайдянь опубликовал заявление, в котором говорилось, что WeChat можно использовать для подачи документов в суд, оплачивать пошлины и удостоверять свою личность и ряд других похожих услуг.

Китайские компании будут обязаны следовать 36 пунктам инвестируя средства в зарубежные активы.

Выводы

Российско-китайские отношения остаются на высоком уровне, тенденция роста экономической составляющей двухсторонних отношений продолжает укрепляется. Интересен также месседж Си Цзиньпина России, и Азии в целом.

Во внешней политике все более усиливается тенденция на обострение американо-китайских отношений, где в публичной сфере администрация президента Трампа оказывает видимое давление на Пекин. По уровню угроз КНР была поставлена на уровень с подсанкционной Россией, которую, к тому же, обвиняют во вмешательство в выборы Президента США (интересно, что в прошлом месяца китайские инвестиции официально были обозначены как прямая угроза суверенитету США).

При всех возможных неофициальных контактах, постановка роли Китая в новой американской стратегии – прямой шаг к усилению тех людей в Пекине, которые считают нынешнею внешнею политику недостаточно “жесткой” в отношении США и укрепляет точку зрения тех, что нынешний курс Си Цзиньпина верный. Все это ведет обе страны в обозначенную экспертами еще несколько лет назад “ловушку Фукидида”, где потенциальная сверхдержава обязана вступить в конфликт с нынешней.

Декабрьские события в Исламабаде указывают, что не все силы в Пакистане желают нынешнего уровня китайско-пакистанских отношений. Как известно, страну можно поделить на три условные области, из которой только одна получает реальные экономические выгоды от сотрудничества с Пекином. Нельзя не забывать и про синофобию, растущую параллельно с китайскими инвестициями.

Австралия и Новая Зеландия – две страны, у которых резко ухудшаются отношения с Китаем. СМИ обеих стран рассказывают читателям о разведывательной или антиправительственной деятельности китайских граждан.

Во внутренней политике необходимо в первую очередь отметить скорое появление нового суперантикоррупционного органа. Новый орган продолжит антикоррупционную кампанию, под действия которой может попасть новые “тигры”. В связи с этим интересен перевод Вооруженной полиции КНР из подчинения Госсовету перешла под контроль ЦВС, то есть от Ли Кэцяна к Си Цзиньпину. Интересно, что в конце декабря, на китайских интернет площадках снова появились слухи об отставке Ли Кэцяна.

Китай упрощает получения многих услуг от государства с помощью смартфона, однако одновременно с этим наращивает контроль за населением. Учитывая текущие тенденции в области контроля (система социальных кредитов, сеть камер слежения и т.д.) можно утверждать, что Китай одно из первых государств, входящих в эру сетевого управления и сетевого государства.

П.Прилепский

Китай: ноябрь 2017 г. (дайджест)

 

Внешняя политику Китая за ноябрь традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Центр ее тяжести безусловно находится на линии американо-китайских отношений. Во внутренней политике можно выделить несколько усиливающихся тенденций.

 

Россия – Китай

С 1 ноября, в рамках года двухстороннего сотрудничества в СМИ между Россией и Китаем, был запущен первый русскоязычный телеканал с китайскими субтитрами “Катюша”.

1 ноября завершился двухдневный визит премьера России Д. Медведева в КНР. По итогам визита был подписан ряд важных договоров, наиболее важные из которых:

  1. НОВАТЭК подписал стратегические партнерства с Госбанком развития Китая и CNPC (Китайская национальная нефтяная компания).
  2. ВЭБ подписал рамочное кредитное соглашение с Экспортно-импортным банком Китая в юанях на сумму до 3 млрд. долларов США.
  3. Гонконгская Debang Guangdong с Sinosteel, Rizhao Steel и Jianlong Group инвестируют 2 млрд. долларов США в промышленный парк на Дальнем Востоке и построят металлургический комбинат мощностью от 1 до 3 млн. тонн стали в год.
  4. Госкорпорация КНР China Chengtong Holding Group инвестируют 1,5 млрд. долларов США в постройку целлюлозно-бумажного комбината в Хабаровском крае.
  5. Китайская сторона увеличивает объемы закупаемой российской пшеницы и предоставляют доступ на свой рынок семенам подсолнечника, гречке, овсу и льну.

30 ноября в Сочи президент России В. Путин провел встречу с Премьером КНР Ли Кэцяном. Ли сказал, что Китай намерен сотрудничать с Россией в вопросе укрепления взаимодействия и координации внешней политики двух стран и отметил, роль РФ и КНР в совместном обеспечении глобального мирного развития.

США – Китай

1 ноября Конгресс США опубликовал доклад о возможностях китайского военного флота (China Naval Modernization: Implications for U.S. Navy Capabilities—Background and Issues for Congress).

Краткими выводами доклада стали:

  1. Китай успешно модернизирует свой флот
  2. Китай хочет добиться военного преимущества в регионе Южно-Китайского Моря и Тайваня, быть способным эффективно сдерживать флот США в случае конфликта с Тайванем
  3. Китай хочет обеспечивать свои интересы в регионах своего экономического присутствия

10 ноября завершился трехдневный визит президента США Д. Трампа в Китай. Президент США охарактеризовал переговоры как “очень плодотворные”.  Важно отметить, что Д. Трамп во время визита сказал, что китайская сторона не виновата в двустороннем торговом дефиците, обвинив во всем своих предшественников. В свою очередь Си Цзиньпин отметил, что Тихий Океан достаточно большой, для того, чтобы в нем хватило место двум державам.

По итогам встречи были заключены торговые договоры и меморандумы на 253 млрд. долларов США, самыми значимыми из которых можно выделить следующие:

  1. China Energy Investment Corporation инвестирует примерно 83,7 млрд. долларов США в добычу и переработку сланцевого газа в Западной Виргинии.
  2. Sinopec, Bank of China и China Investment Corporation совместно с Alaska Gasoline Development Corp подписали договор на 43 млрд. долларов США в развитии добычи СПГ на Аляске.
  3. Boeing поставит в Китай 300 лайнеров на сумму 37 млрд. долларов США.
  4. Qualcomm подписал несколько меморандумов с Xiaomi, OPPO и Vivo на 12 млрд. долларов США. China Investment Corporation с Goldman Sachs создаст фонд на 5 млрд. долларов США.
  5. General Electric подписались на поставку оборудования на 3,5 млрд. долларов США.
  6. com до 2020 году закупит американских сельхозпродуктов на 2 млрд. долларов США.
  7. Фонд Шелкового Пути создаст отдельный фонд в США

Контракты должны быть заверены к началу 2018 года, после одобрения правительствами двух стран.

Другим важным моментом двухсторонней встречи стали переговоры Торгового представителя США Роберта Лайтхайзера с китайскими коллегами. Предложенные Пекином уступки не устроили американскую сторону, настаивающую не на полумерах, а на реальном пересмотре двухсторонней торговли. Встреча закончилась примерно с тем же результатом, что и попытка министра торговли США Уилбура Росса, сразу после апрельской встречи Трампа и Си, однако, судя по всему Лайтхайзер намерен и далее жестко отстаивать позицию США в двухсторонней торговле.

15 ноября Комитет по американо-китайском отношениям по экономике и безопасности представил Конгрессу США 657-страничный обзорный доклад по КНР, затрагивающий внутреннею и внешнею политику КНР.

Основными моментами доклада стали:

  1. Отмечен рост инвестиций КНР в стратегически важные отрасли США: сельское хозяйство, телекоммуникации, биотехнологии. Основная задача КНР – вывоз технологий. Негосударственные китайские компании почти всегда являются государственными, часто создавая фонды в других странах, чтобы не демонстрировать откуда идут инвестиции. Кроме этого, китайцы выкупают перспективные стартапы и вывозят кадры из США. Доклад отмечает, что США потеряли такое технологическое лидерство над КНР, какое они имели 10 лет назад.

Американские компании, как говориться в докладе, испытывают трудности в работе на китайском рынке.

  1. В докладе отмечаются серьезные проблемы со свободой слова в КНР, отдельно критикуется система “социального кредита” в КНР, усиливается внешняя пропаганда Китая.
  2. Во внешней политике все более просматривается ставка Пекина на агрессивную линию, а также изучения китайцами опыта современных войн и локальных конфликтов. Кроме этого, продолжилось строительство инфраструктуры в Южно-Китайском море, параллельно с ростом инвестирования в регион.
  3. Отмечается усиление возможностей армии КНР и ВПК.

Китай – Вьетнам

3 ноября помощник министра иностранных дел КНР Чэнь Сяодун сообщил, что Китай и Вьетнам достигли взаимопонимания в вопросе разрешения разногласий в Южно-Китайском море.

Китай – Южная Корея

22 ноября Ван И встретился со своим южнокорейским коллегой Кан Гён Ква. Ван И отметил, что Китай оценил заявления Сеула о своем неучастии в американской системе противоракетной обороны, отсутствие желания к расширению уже размещенной в РК системы THAAD.

 

Китая – Мьянма

Пекин предлагает трехшаговый план для урегулирования конфликта в Мьянме:

  1. Перемирие и прекращение выдавливание рожинджа с территории Мьянмы.
  2. При посредничестве международного сообщества выработать работающее соглашение по беженцам в регионе конфликта.
  3. Решить проблему низкого уровня жизни в штате Ракхайн с помощью международных инвестиций.

Китай – АТЭС

Краткое резюме выступления Си Цзиньпин на Саммите АТЭС:

  1. Глобализация внесла огромный вклад в экономический рост, поэтому ее необходимо далее продвигать.
  2. Си снова указал на роль Китая в борьбе с бедностью и готов предоставить опыт КНР всему миру.
  3. Пекин продолжит политику модернизации, достигая обозначенных целей развития к 2020, 2035 и 2050 году.
  4. КНР переходит на новую ступень качественного экономического развития.

Китай – Европа

28 ноября состоялся визит премьера КНР Ли Кэцяна в Венгрию. Стороны подписали свыше 10 соглашений в сферах сельского хозяйства, электронной торговли, финансов, телекоммуникаций, туризма и образования во имя дальнейшего развития двусторонних отношений. Министерства коммерции Китая отметила, что объем торговли между КНР и Венгрией на вырос 10% в сравнении с 2016 годом, а импорт из Венгрии – на 20%. Так же премьер пообещал увеличить инвестирование в страны Центральной и Восточной Европы.

30 ноября в Венгрии прошла 6-я встреча Китая и стран Центральной и Восточной Европы в формате «16+1». По итогам саммита удалось добиться следующих соглашений:

  1. Создана Межбанковская ассоциация Китая и государств Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ)
  2. Банк развития Китая предоставит ассоциации 2 млрд. евро.
  3. Китай выделит 1 млрд. долларов США на нужды развития государств Центральной и Восточной Европы.

Китай – ОАЭ

15 ноября Государственная компания ОАЭ ADNOC (Abu Dhabi National Oil Company) подписала рамочное соглашение с китайской CNPC по расширению сотрудничества. Оно подразумевает различные сферы сотрудничества, такие как добычи нефти в прибрежных водах ОАЭ, а также развития проектов, связанных с нефтяным газом.

 

Китай – Лаос

11 ноября Си Цзиньпин совершил первый визит главы китайского государства в Лаос за 11 лет. По итогам страны подписали договор о продвижении “стратегического сообщества взаимной судьбы”.

 

Внутренняя политика

В Пекине совершил самоубийство генерал-полковник КНР Чжан Ян, член Центрального военного совета, который курировал всю политработу в НОАК. Генерал Чжан был тесно связан с ранее арестованными зампредами ЦВС (Го Босюн и Сюй Цайхоу). Он также подозревался в коррупции. В официальной газете НОАК по поводу его смерти написали следующее: он казался честным офицером, но на деле был человеком без моральных принципов. В South China Morning Post (SCMP) по этому поводу написали, что Чжан и его приблеженные проиграли внутреннюю борьбу в преддверии партийного съезда.

22 ноября программу Skype удалили из приложений App Store в Китае. Такое решение приняла корпорация Apple по требованию местных властей.

22 ноября в китайской провинции Цзянси пройдет празднование 1000-й годовщиной со дня рождения неоконфуцианского философа Чжоу Дуньи.

Вывод

Необходимо отметить тренд на расширение российского экономического присутствия на рынке продовольствия КНР. Кроме этого, были заключены несколько небольших, но важных договоров между Пекином и Москвой.

В американо-китайских отношениях можно выделить несколько моментов. Китай в целом позитивно воспринимает Д. Трампа. Изначальная риторика американского президента, касаемо Тайваня, торговых ограничений и валютной политики китайского ЦБ, на практике оказалась очевидно другой. Трамп рассматривается Пекином как в первую очередь президент-прагматик, способный договариваться. В подтверждении тому можно привести хотя бы контракты на 250 млрд. долларов США (хотя стоит отметить, что часть сделок – это необязывающие меморандумы, а не подписанные договоры), заключенные в этом месяце во время визита Д. Трампа в Китай. После памятного звонка Цай Инвэнь, тема Тайваня практически не поднималась, также, как и конфликт в Южно-Китайском Море. Единственным проблемным, по мнению китайцев, двухсторонним вопросом остается Северная Корея, непонятными остаются пределы эскалации, на которые способен пойти Трамп.  Но и здесь стороны стараются всячески взаимодействовать, несмотря на все противоречия.

Справедливости ради, необходимо отметить, что для американской стороны существует минимум еще один проблемный вопрос – двусторонняя торговля. Предложенные китайцами уступки не удовлетворяют американскую стороны, где хотят реальных изменений, а не полумер (к примеру, дефицит американо-китайской торговли каждый год — это примерно 350 млрд. долларов). Здесь отметить тенденцию увеличения конфликтности в торговых переговорах между Вашингтоном и Пекином.

Отметить необходимо успехи Китая южно-азиатском направлении политики, восточно-европейском и ближневосточном направлении. Если в первом случае нужно отметить политический характер принятых решений, то во втором и третьем – экономический.

Во внутренней политике необходимо также выделить несколько тенденций. Во-первых, в Китае преддверии съезда происходила серьезная политическая борьба, как минимум среди высших военных в НОАК. Об этом свидетельствуют аресты накануне съезда и самоубийство генерала Чжана в этом месяце.

Во-вторых, ужесточение линии интернет регулирования в Китае. Летом прошла информация о запрещении VPN в КНР, а также о возможности доступа к VPN только благонадежным гражданам. Далее информацию опровергли, однако здесь можно говорить о системе эксперимента, практикующейся во внутренней политике КНР. Запускается новость, а далее отслеживается реакция населения и уже после выносится окончательное решение, в случае неодобрения новость опровергают.

В-третьих, подтверждение и дальнейшая поддержка курса реализации всего духовного наследия Китая, в том числе и конфуцианской мысли, наряду с официальными марксистскими идеями.

 

П. Прилепский