Арабские страны: сентябрь 2017 г. (дайджест)

Сентябрь для арабских стран был в первую очередь связан с проведением референдума о независимости в курдском автономном регионе Ирака, поскольку данное событие является потенциальным катализатором для масштабных изменений, затрагивающих сразу несколько ключевых государств региона. На сирийском направлении фиксируется ликвидация последних очагов террористической группировки «Исламское государство» (запрещенной в Российской Федерации). Дипломатический трек ознаменовался чередой визитов высших должных лиц из государств арабского мира для переговоров в Россию. «Йеменский» и «Катарский» кризисы развиваются в соответствии с инерцией, набранной в предыдущие месяцы.

 

КАТАР

14 сентября конфликт между арабскими странами Персидского залива преодолел 100-дневный рубеж. На протяжении сентября по различным каналам Катар транслировал готовность перейти к диалогу ради урегулирования кризиса в отношениях с «арабским квартетом». 8 сентября именно с такого ракурса был освещен телефонный разговор между Тамимом бин Хамадом аль-Тани и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, состоявшийся по инициативе эмира Катара. Также готовность своей страны сесть за стол переговоров с четырьмя арабскими государствами катарский монарх еще раз подтвердил в ходе совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель. Однако инициатива катарской стороны не получила развития.

На этом фоне Доха продолжает демонстративно сближаться с Ираном в публичном пространстве. В конце августа посол Катара в Иране вернулся к исполнению своих обязанностей в Тегеране после 21-месячного отсутствия в иранской столице.

Обмен нелицеприятными заявлениями между Катаром и блоком арабских стран во главе Саудовской Аравии попал в прямой эфир телевидения.

Вместе с тем в своей вступительной речи на министерском заседании Лиги арабских государств (ЛАГ) представитель Катара, государственный министр Султан бин Саад аль-Мурайкхи назвал Иран «уважаемым государством» и указал на потепление отношений Дохи с Тегераном после установления рядом арабских стран блокады против Катара. Что закономерно спровоцировало резкую реакцию со стороны оппонентов катарских властей в межарабском кризисе.

 

СИРИЯ

 

5 сентября сирийские правительственные войска прорвали блокаду города Дейр эз-Зор, продолжавшуюся в течение трех лет. С лета 2014 года город с населением 100 тысяч человек был окружен вооруженными формированиями террористической организации «Исламское государство». В течение этого периода продовольствие, медикаменты и другие предметы жизненной необходимости  в Дейр эз-Зор доставлялись только по воздуху, а атаки боевиков отбивал гарнизон из примерно 5 тысяч военнослужащих. Успех военной операции был гарантирован ударом элитных подразделений правительственных войск (4-я моторизованная дивизия и отряды «Тигров» под командованием бригадного генерала Хасана Сухейля) одновременно с двух направлений.

В итоге, помимо организации «дороги жизни» для населения города, впервые за несколько лет была открыта для сообщения трасса Дамаск – Дейр эз-Зор. К  концу месяца правительственные войска держат под контролем 85% городских территорий. Столь стремительному продвижению сирийской армии способствовала активная помощь Минобороны РФ. Путь для наступления армейцев со стороны Пальмиры и Ракки был расчищен российскими ВКС, а на этапе штурма прилегающей к Дейр-эз-Зору авиабазы и окрестностей этого крупного населенного пункта подключились Силы специальных операций России. Российские военные дважды обеспечили союзникам форсирование Евфрата — на понтонных средствах и через малый автодорожный мост. Случаи массовых переходов боевиков под знамена правительственной армии подтверждают тезис о том, что в этот раз не стоит ожидать длительного противоборства в городской черте.

Сирийские войска успешно отражают попытки боевиков контратаковать – совместное наступление террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и «Исламское государство» на западе и востоке Сирии (в провинциях Идлиб и Дейр-эз-Зор), попытка захватить участок трассы Дейр-эз-Зор – Пальмира, завершились провалом.

В это время к концу месяца поддерживаемые Соединёнными Штатами формирования арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» выходят на этап завершения операции по освобождению города Ракка в одноимённой провинции от террористического элемента. Штурм города ведется с июня 2017 г.

Этот месяц принес еще одну значимую для региона юбилейную дату – 30 сентября исполняется два года с начала боевой миссии российских ВКС в Сирии. Благодаря уничтожению обширной инфраструктуры террористов и поддержке с воздуха, сирийская армия смогла освободить 90% своей территории.

Ранее на шестом раунде переговоров в Астане в совместном коммюнике Россия, Турция и Иран как гаранты перемирия в Сирии объявили о создании четырех зон деэскалации и ирано-российско-турецкого координационного центра для согласования действий в данных районах. В дайджестах арабских стран за предыдущие месяцы уже были рассмотрены отдельные аспекты решения о создании зон деэскалации. Здесь же необходимым представляться добавить, что силы спонсоров в данном случае играют роль миротворцев. Основной упор делается при этом именно на каналы народной дипломатии, которые позволят обществу самому восстанавливать горизонтальные торговые и социальные связи. Отсюда важность создания местных комитетов по национальному примирению, которые собственно и являются официально признанным механизмом такой дипломатии.

 

РОССИЯ

Роль России на Ближнем Востоке за последние несколько лет существенно усилилась и особенно после военного вмешательства России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года. Российское военное и политическое присутствие в регионе стало реальным фактором. Особенно актуально это для Ливана, стабильность и безопасность которого напрямую зависит от обстановки в Сирии. В этом контексте 13-15 сентября состоялся официальный визит премьер-министра Ливана Саада Харири в Российскую Федерацию. В состав делегации вошли вице-премьер, министр информации, министр финансов, министр внутренних дел, министр общественных работ и транспорта, министр экономики и торговли и министр культуры. В ходе визита ливанский премьер провел встречи с председателем правительства Российской Федерации, министром иностранных дел, а также переговоры с президентом РФ В.В. Путиным.

Закрепление признания статуса влиятельного внерегионального актора на Ближнем Востоке происходит на фоне упрочения формирующегося миротворческого статуса Москвы в ливийском кризисе. Сначала Грозный, а затем Москву с визитом посетил вице-премьер Ливии Ахмед Майтиг. Представитель правящего в Ливии правительства национального согласия обсуждал исключительно невоенную сторону урегулирования конфликта – отдельные аспекты инклюзивного политического процесса, предметные особенности возвращения производственных мощностей в страну, прагматичное использование безопасного Севера Ливии (коридора с запада на восток протяженностью 2 тыс. км вдоль средиземного моря) и т.д. Одновременно в Москву прибыл официальный представитель Ливийской национальной армии, бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари. Он провел встречи с представителями российского МИДа и Минобороны, а также с российскими экспертами и экспертными кругами. Эти переговоры носисли принципиально иной характер. «Мы представляем вооруженные силы и далеки от политических вопросов», — дал комментарий о цели своего визита Аль-Мисмари на пресс-конференции в Москве.

Российская дипломатия работала с представителями региональных сил не только на своей территории – 12 сентября Министр обороны РФ С. Шойгу побывал с официальным визитом в Сирии, а Министр иностранных дел С. Лавров с рабочими визитами посетил Джидду (9-10 сентября) и Амман (11 сентября).

 

ЙЕМЕН 

В Йемене продолжает сохраняться поляризация по линии противостояния саудовских и эмиратских интересов. В начале месяца ОАЭ запретили президенту Йемена А.М. Хади, позиционируемому как креатура Эр-Рияда, въезд в Аден. Таким образом, Абу-Даби развивают свою стратегию об исключительном контроле над южными провинциями и ключевыми портами Йемена.

 

ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН

25 сентября состоялся референдум о независимости автономного региона Иракского Курдистана от Ирака. По данным Высшей независимой избирательной комиссии Курдистана, явка на плебисците составила 72,61%. Из этого числа избирателей автономии 92,73% проголосовали за независимость.

Здесь необходимо отметить, что Москва заняла нейтральную позицию по данному вопросу, выступая за сохранение диалога между Багдадом и Эрбилем, в рамках которого стороны должны решить все внутренние противоречия. В то время как сам факт проведения референдума был отрицательно воспринят международным сообществом и практически всеми странами региона.

В связи с этим под сомнение ставится принципиальная возможность фиксация в реальности результатов волеизъявления. Напоминаем читателям, что прецедент референдума уже случался в 2005 году, однако в практической плоскости результаты оформлены не были.

Реакцию Багдада на курдское волеизъявление на конец сентября можно оценивать как достаточно сдержанную. Помимо логичной в данных условиях тональности риторики единственным практическим шагом по выражению своего недовольства оказался запрет на  прямое воздушное сообщение с Иракским Курдистаном. Несмотря на то, что решение было благосклонно воспринято странами-соседями по региону (Ливией, Катаром, Египтом, Турцией и Ираном), премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади отказался связывать его напрямую с проведением плебисцита. Официальной причиной послужил отказ Эрбиля передать под контроль федерального правительства все контрольно-пропускные пункты автономии на границе с Ираном, Турцией и Сирией.

 

***

Зачистка последних анклавов ИГ на территории Сирии и Ирака ожидается в самой краткосрочной перспективе. Все больше ответственности за будущий формат и устойчивость государственных институтов ложится на дипломатов, местные и центральные органы власти. Динамика йеменского и ливийского кризиса также демонстрирует тенденцию к отходу от преимущественного прямого (вооруженного, экономического) способов воздействия на оппонента. Роль военных с падением интенсивности боевых действий перестает быть ключевой, а значит, баталии переместятся за столы переговоров. По официальным и неофициальным каналам со стороны основных игроков стоит ожидать сигналы, контурирующие переговорные позиции сторон, их требования, пространство для торга/маневра.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Турция: сентябрь 2017 г. (дайджест)

В турецкой внутриполитической повестке сентября 2017 года особое место заняли меры по противодействию терроризму; была принята «Новая среднесрочная экономическая программа (2018-2020)». На политическом поле Турции готовится появление новой оппозиционной силы.

Внешнеполитический вектор турецкой политики сохраняет прежнее направление, что выражается в сближении с Россией, активном участии в процессах на Ближнем Востоке, политическом противостоянии с Германией (на фоне успехов двусторонних торгово-экономических отношений), а также умеренном потеплении отношений с США.

Внутриполитическая обстановка

В сентябре особое место во внутриполитической повестке Турции заняли меры по борьбе с терроризмом. В течение месяца был осуществлён целый ряд задержаний. Так, 23 сентября в Стамбуле по подозрению в связях с «Исламским государством» (ИГ; запрещённая в России террористическая организация) были задержаны 36 человек, часть из которых участвовала в боевых действиях на территории Сирии. Кроме того, по информации, предоставленной министерством внутренних дел Турции, только в период с 18 по 25 сентября было проведено 1420 антитеррористических операций. В общем счёте задержанию подверглись 1164 человека, среди которых: 132 – по подозрению в причастности к Рабочей партии Курдистана (РПК), 41 – к ИГ (запрещённая в России террористическая организация) и 970 – к «Террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ). Министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, имея в виду турецких граждан, прокомментировал ситуацию следующим образом: «В августе 2016 года число причастных к деятельности террористических организаций составляло 573 человека. В августе этого года их число составило всего 72 человека. Террористические организации трепещут. Они не могут рекрутировать новых членов».

На политическом поле Турецкой Республики назревает появление новой силы. В августе (2017 г.) бывший депутат от Партии националистического движения (ПНД) Мераль Акшенер объявила о намерении создать в Турции новую партию. Акшенер была исключена из ПНД в сентябре 2016 года за критику лидера турецких националистов Девлета Бахчели, при котором, по её словам, ПНД стала самой слабой оппозиционной силой в турецком парламенте. 27 сентября политик заявила, что название партии, её символика, а также окончательный состав учредителей будет объявлен 25 октября (2017 г.). По мнению Акшенер, в новую партию придут даже представители руководства правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Кроме того, учредители будущей партии, по всей видимости, надеются перетянуть значительную часть электората ПНД. В свою очередь, заместитель премьер-министра Турции Реджеп Акдаг ранее (8 сентября) выразил своё скептическое отношение к деятельности Акшенер, заявив, что Турция не раз была свидетельницей внезапно возникающих партий, неспособных обеспечить себе поддержку.

Экономическая ситуация

В начале сентября Ассамблея экспортёров Турции опубликовала данные относительно показателей турецкого экспорта в августе 2017 года. Так, по сравнению с тем же периодом прошлого года, объём турецкого экспорта вырос на 11,9% и составил почти 12,5 миллиардов долларов.

Примечательно, что автомобильная промышленность явилась в августе наиболее экспортируемой отраслью, принеся Турецкой экономике свыше 1,8 миллиардов долларов.

Крупнейшим импортером турецких товаров стала Германия, что на фоне нескончаемых взаимных демаршей последних лет вызывает некий диссонанс в представлении об отношениях двух стран. В августе (2017 г.) Турция экспортировала в ФРГ объём товаров на сумму 1,3 миллиарда долларов. За Германией следует Ирак, Великобритания, США и Испания. В свою очередь, наиболее быстро растущими экспортными направлениями стали Россия, Китай и ОАЭ: за год экспорт в эти страны вырос на 58,9%, 43,1% и 35,1% соответственно.

Помимо прочего, 20-23 сентября в Стамбуле состоялась CNR Food Istanbul – международная выставка продуктов питания, напитков, систем хранения и охлаждения, а также логистики. Согласно задумке организаторов, в будущем она должна стать крупнейшей выставкой в области пищевой промышленности. В мероприятии приняли участие около 1500 брендов из 45 стран, в том числе из Германии, Великобритании, России, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

Наиболее значимым событием для турецкой экономики, без сомнения, стало принятие 27 сентября «Новой среднесрочной экономической программы (2018-2020)» (Yeni Orta Vadeli Program 2018-2020). Среди целей, декларируемых в документе, можно выделить:

  • увеличение к 2020 году ВВП на душу населения до 13 000 долларов, что превышает критерий Всемирного банка в 12 235 долларов для стран с высоким доходом (сейчас этот показатель в Турции составляет 10 579 долларов);
  • снижение уровня безработицы до 9,6% (сейчас – 10,8%);
  • снижение дефицита торгового баланса до 3,9% (сейчас – 4,6%).

Кроме того, согласно заявлению министра финансов Турции Наджи Агбала, в рамках Программы планируется увеличить ряд налогов, в том числе транспортный налог, налог на выигрыш, а также подоходный налог, который вырастет с 27% до 30%.

Ближний Восток

25 сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. Согласно результатам, за отделение проголосовало свыше 90% курдов. Ранее, в ходе встрече «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, лидеры Турции, Ирака и Ирана договорились «принять соответствующие меры» в отношении Регионального правительства Курдистана, а также подтвердили свою приверженность территориальной целостности Ирака. Кроме того, МИД Турции назвал плебисцит нарушением международного права. Анкара опасается, что такой поворот может подтолкнуть к сепаратизму курдов Турции.

15 сентября завершилась шестая встреча по Сирии в Астане. По её итогам Турции, России и Ирану удалось согласовать финальные границы четырёх зон деэскалации, а также провести размежевание между воюющими в САР группировками.

Позже (27 сентября) стало известно, что Турция с согласия Дамаска и Москвы намерена отправить в Идлиб свои военные подразделения. В российских СМИ отметили, что это позволит турецким вооружённым силам частично заблокировать курдский район Африн. После того как будут разбиты боевики «Джабхат ан-Нусры» (запрещённая в России террористическая организация), Идлиб станет ещё одной зоной деэскалации: Россия будет обеспечивать безопасность по его периметру, Турция – внутри.

Отношения с Западом

Как отмечалось выше, отношения между Турцией и Германией последнее время носят весьма противоречивый характер. Высокий уровень торгово-экономических отношений между двумя странами омрачается регулярными взаимными выпадами на политическом треке.

3 сентября в ходе теледебатов канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не видит Турцию в составе ЕС, но, тем не менее, не намерена разрывать с ней дипломатические отношения. В ответ на это Анкара призвала Европу избавиться от политики популизма, отметив, что та возвращается к ценностям эпохи до Второй мировой войны. Интересной также представляется следующая ситуация. 5 сентября МИД ФРГ обновил рекомендации немецким гражданам, отправляющимся в Турцию, призывая соблюдать «повышенную осторожность» при посещении этой страны. Спустя несколько дней, 9 сентября, МИД Турции выпустил заявление, в котором рекомендовал турецким гражданам быть бдительными при посещении Германии, подчеркивая, что в ходе предвыборной кампании граждане Турции подвергаются гонениям по расовому признаку.

Помимо всего прочего, Германией было принято решение заморозить поставки вооружений в Турцию. В качестве оправдания действиям Берлина министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль назвал неспособность страны удовлетворить слишком высокий спрос Турецкой Республики. При этом в своей речи он также коснулся регресса в области соблюдения прав человека в Турции, а также ухудшения отношений между двумя странами.

21 сентября «на полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Среди вопросов, затронутых в ходе встречи, были: ситуация в Ираке и Сирии, а также экстрадиция исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (турецкие власти возлагают на него ответственность за организацию попытки государственного переворота в июле 2016 года). Оба лидера выступили с осуждением референдума о независимости Иракского Курдистана (который прошёл 25 сентября). По итогам встречи Трамп назвал Эрдогана «своим другом», а отношения между двумя странами «как никогда близкими». Турецкая пресса уделила этому факту значительное внимание, учитывая предыдущую встречу в мае, которая продлилась всего 20 минут. Ранее, 9 сентября, лидеры провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и выразили приверженность общей работе по повышению стабильности в этом регионе.

Евразийское направление

28 сентября с рабочим визитом в Турцию прибыл президент России Владимир Путин. В ходе переговоров стороны обсудили торгово-экономическое и военно-политическое сотрудничество двух стран. Главной темой встречи стало сирийской урегулирование. Были затронуты вопросы строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможность снятия запрета на импорт оставшихся наименований турецких продуктов.

Кроме того, стороны коснулись поставок российских комплексов С-400 «Триумф». В турецком руководстве заявили об уплате первого взноса в рамках соглашения, отметив, что поставки систем начнутся в ближайшие два года.

Особого внимания заслуживает тот факт, что своё выступление на совместной пресс-конференции российский лидер, обращаясь к президенту Турции, начал со слов «мой дорогой друг», что, возвращаясь к встрече Трампа и Эрдогана, представляется весьма любопытным.

В начале месяца (9 сентября) президент Турецкой Республики прибыл в Казахстан с официальным визитом, где принял участие в саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям. В ходе двусторонней встречи, Эрдоган и Назарбаев обсудили текущее состояние отношений между двумя странами, а также переговорную площадку по сирийскому урегулированию в Астане. Сообщалось, что по итогам переговоров стороны подписали инвестиционные соглашения на 590 миллионов долларов.

***

Примечательно, что внутриполитический дискурс в Турции в сентябре 2017 года приобрёл некоторые изменения. Так, например, турецкой прессой особо часто освящались антитеррористические мероприятия силовых структур страны, чего нельзя сказать о предыдущих периодах. Кроме того, значительный акцент делался на экономических успехах Турецкой Республики.

Что касается внешней политики, то взятый около двух лет назад курс остаётся довольно устойчивым. Анкара продолжает расширять и укреплять связи с Москвой. Предпринимаются попытки улучшить отношения с США. В течение месяца Эрдоган встретился с Трампом и Путиным. Как американский, так и российский лидер, назвали своего турецкого коллегу «другом», что широко – и это немаловажно – растиражировали турецкие СМИ.

В Турции назревает создание новой партии, учредители которой намерены составить вполне серьёзную конкуренцию действующей власти. Именно это, очевидно, будет определять внутриполитическую повестку Турции в ближайшее время.

События в приграничных регионах, а именно референдум в Иракском Курдистане, создают предпосылки как для внутренней дестабилизации в Турции, так и для усиления напряжённости во всём регионе. Это во многом объясняет целый ряд антитеррористических операций на территории страны, а также возобновление активной вовлечённости ВС Турции в урегулирование ситуации в Сирии.

Таким образом, в среднесрочной перспективе турецкий истеблишмент, очевидно, сконцентрируется на решении наиболее злободневных для самой Турции и для её руководства проблем, среди которых: новый источник нестабильности в регионе – Иракский Курдистан, а также возникновение в стране новой оппозиционной силы под эгидой Мераль Акшенер.

 

В.Аватков, А.Финохин

Арабские страны: июль-август 2017 г. (дайджест)

 

Период с июля по август 2017 года для арабских стран характеризовался обострением палестино-израильского противостояния; успехами антитеррористических коалиций на фронтах Сирии и Ирака; прямым включением в войну против террористов «Исламского государства» (ИГ) и Джабхат Фатх аш-Шам (запрещенных в Российской Федерации); плодотворным взаимодействием между Россией, США и Египтом по организации зон деэскалации в Сирии; обострением внутриполитического кризиса в Марокко; работой российских дипломатов по укреплению связей с партнерами в Персидском Заливе.

 

ИРАК

 

9 июля премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил о завершении операции по освобождению Мосула от террористов ИГ. Данный эпизод войны против терроризма на иракском театре военных действий имел стратегическую значимость как с точки зрения территориального контроля и расположения фронтов, так и исходя из идеологического посыла. При этом за Мосул пришлось дорого заплатить — по различным данным, потери иракских силовых структур составили порядка 30 тысяч человек, среди гражданских жертвами действий террористов и бомбардировок коалиции стали около 7 тысяч его жителей. Восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, а также жилья в Мосуле, по предварительным оценкам, потребует около миллиарда долларов. Всего на восстановление экономики северного Ирака потребуется порядка 70 миллиардов долларов. В этих условиях иракцы начинают диверсифицировать свои внешнеполитические контакты, поскольку фигура спонсора в их положении приобретает сакральное значение.

В июле Иракский министр внутренних дел посетил Саудовскую Аравию, где договорился о создании объединённого штаба по вопросам обмена развединформацией. С подобным визитом посетил Иран иракский министр обороны, в августе получивший приглашение из Эр-Рияда и частично взявший на себе посреднические функции по нормализации диалога между этими странами по достаточно актуальному вопросу посещения иранскими паломниками святых мест на территории Саудовской Аравии. Здесь также необходимо отметить, что МВД и Федеральная полиция, возглавляемые К. аль-Аараджи, имеют не только высокую боевую репутацию, но и не уступают по численности и технической оснащенности частям Министерства обороны, соответственно влиятельность министра напрямую сказывается на его высокий уровень его полномочий в переговорной позиции. В тоже время спикер иракского парламента принял с визитом коллегу из Турции, по итогу которого объявил, что Ирак приветствует Турции в освобождённых от ИГ регионах для их восстановления и строительства. В Москве с визитом оказалась другая влиятельная фигура с иракского политического небосклона — бывший премьер Нури аль-Малики. По части контактов Российской Федерации и Ирака также поступила информация о серьезном контракте на приобретение Багдадом большой партии российских танков Т-90. Является ли данный эпизод частью традиционной для Ближнего Востока «военно-технической дипломатии» или данью качественной технике, хорошо зарекомендовавшей себя в боевых действиях в данной климатической зоне? Скорее всего и то и другое.

Однако наиболее примечательным в череде дипломатических контактов иракцев с ключевыми игроками в регионе представляется визит шиитского политика-богослова Ирака Муктады ас-Садра в Саудовскую Аравию в конце июля. О содержании и результатах переговоров ас-Садра в Джидде крайне ограниченная информация. В официальной сводке саудовских СМИ отмечался лишь взаимный настрой сторон видеть Ирак территориально целостным, единым и сильным в борьбе с терроризмом. Влиятельность богослова в Ираке имеет многоуровневый характер. Так, блок Ахрар, возглавляемый ас-Садром, имеет 32 места в парламенте Ирака. Именно ас-Садр, как никакой другой иракский лидер, может вывести на улицы сотни тысяч людей, его сподвижники  являются de facto основной частью достаточно боеспособного подразделения иракских сил народного ополчения аль-Хашд аш-Шаабий. Данная ситуация является свидетельством не только запущенного процесса переформатирования союзных связок в регионе на межгосударственном уровне, но и динамического оформления борьбы за власть уже в самом Ираке в свете приближающихся выборов.

 

КАТАР

 

На протяжении июля-августа 2017 г. «соседский кризис» вокруг Катара продолжает демонстрировать живучесть при одновременном падении в интенсивности и накале. Подобная динамика конфликта объясняется, в первую очередь, исчерпанием прямых рычагов воздействия друг на друга у сторон конфликта из легального и наиболее доступного арсенала. Предсказуемо получив отрицательный ответ на ультиматум, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Мавритания Бахрейн и ОАЭ ограничились откровенно пустой угрозой о бойкоте Чемпионата мира по футболу от 2022 года, который должен пройти в Катаре, апеллируя к кодексу Международной федерации футбола. Там указывается, что организация должна перенести чемпионат мира в другую страну в случае наступления чрезвычайных ситуаций, роль которых в данном случае выполняет «поддержка терроризма» Дохой. Опять-таки предсказуемо данный запрос не оказал никакого видимого эффекта ни на одну из сторон. Отдельно отметим, что сами принципиальные борцы с терроризмом – ОАЭ и Египет, не гнушаются катарским газом. ОАЭ как ни в чем не бывало продолжает получать природный газ по трубопроводу  Dolphin, а Египет принимает поставки СПГ.

В пользу данного тезиса также свидетельствует череда откровенно пропагандистского фальсификата в СМИиК Залива. Так, в июле изданием WatanaNews был обнародован «секретный документ», свидетельствующий о том, что Катар пригрозил Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива выходом из этой организации, если по истечении  трех дней с Дохи не будут сняты все санкции. Перед этим телеканал ОАЭ Dubai TV распространил репортаж о проведении в столице Катара антиправительственной демонстрации, к разгону которой были привлечены «турецкие солдаты». Переход к подобной быстро опровергаемой дезинформации говорит скорее об инерции, чем о реальном противостоянии на данном этапе.

Второй значимой причиной именно такого развития событий стало отсутствие поддержки саудовско-египетско-эмиратской позиции со стороны сразу нескольких ключевых акторов в регионе. Так, во время июльского визита госсекретаря США в Доху был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма, что очевидно вступает в противоречие с обвинениями, выдвигаемыми против Катара. Характеристика Р. Тиллерсоном позиции катарской стороны в конфликте как «искренней и очень разумной» ставит крест на всех спекуляциях вокруг мнения Вашингтона по этой проблеме. Одновременно в первую неделю августа на территории Катара с вполне понятным подтекстом прошли совместные турецко-катарские военные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронированной техники.

В то время как продуктовая изоляция не состоялась, в том числе, благодаря воздушному мосту и грузовым судоперевозкам из Ирана. В эмират поставляются питьевая вода, мясо птицы, томатная паста, рис, консервированные фрукты и овощи, молочная продукция, средства бытовой химии и товары для ухода за домом, средства личной гигиены.

Таким образом, на фоне противостояния «изолированный» Катар упрощает визовый режим для граждан 80 стран. В итоге Доха оказывается более «открытым и демократичным государством» по сравнению со своими соседями по ССАГПЗ, строго соблюдающими условия достаточно жесткого визового барьера. И в итоге в качестве первого зримого шага к нормализации отношений возникает решение Саудовской Аравии открыть границу между двумя странами для совершения хаджа катарскими гражданами к главным исламским святыням в Мекке и Медине, в рамках которого саудовский монарх распорядился отправить в Доху несколько частных лайнеров, чтобы «доставить катарских паломников за счёт его личных средств».

 

СИРИЯ

 

В Сирии террористические группировки терпят поражения практически на всех имеющихся фронтах и направлениях. С начала июля свыше 40 стационарных нефтяных насосных станций снова оказались под контролем правительства Сирии. Террористы вытеснены из ключевых нефтедобывающих районов Ракки. Так, под контроль государства возвратились нефтяные районы Дабсан, Дайлаа, Рамилан, Тбисан, Саура, Вахаб, близ Эс-Сухне. Хотя в функциональное состояние месторождения вернутся не скоро, поскольку отступающие боевики уничтожают все объекты инфраструктуры.

Также 21 августа поступили сообщения о полном освобождении от террористического элемента провинции Алеппо. Правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли существенное поражение крупной группировке ИГ в центральной части Сирии – всего от боевиков освобождено 50 населенных пунктов и более 2,7 тысячи квадратных километров сирийской территории. Даже несмотря на тот факт, что «котлы» в пустыне считаются понятием достаточно относительным, в конце августа в провинции Хама в районе селений Хамди аль-Омар, Суха, Наамия, Акербат были окружены крупные группировки боевиков ИГ. Такой же «котел» формируется в соседней провинции Хомс, где была возвращена под контроль важная стратегическая точка бывший крупнейший опорным пунктом ИГ в провинции – город Эс-Сухне. Протяженность фронта, на котором ведется наступление, увеличилась 27 августа, когда подразделения сирийской армии совместно с союзными шиитскими отрядами, при воздушной поддержке российских ВКС полностью разгромили ИГ в долине реки Евфрат в районе города Ганем-Али.

Следующей целью правительственных войск должен выступить Дейр-эз-Зор, куда бегут террористы со всей площади освобождаемой территории. При это ВКС России работают на перспективу круглосуточно выявляя и уничтожая бронетехнику, пикапы с тяжелым вооружением и автомобили боевиков до того, как они попадают в плотную городскую застройку, тем самым облегчая бойцам грядущий штурм и косвенно минимизируя неизбежные потери среди гражданского населения, которые возникают при освобождении городских кварталов.

Параллельно с боевыми действиями против террористов протекает политический процесс, воплотившийся в реализации нескольких зон деэскалации. 7 июля было подписано совместное российско-американское соглашение при участии Иордании о создании зоны деэскалации конфликта на юго-западе Сирии, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра. 24 июля аналогичное соглашение было подписано относительно создания мирной зоны в пригородном районе Дамаска Восточная Гута, население которого составляет не менее 1,2 миллиона человек. Отмечается, что соглашения были подписаны по результатам проведённых в Каире переговоров представителей Минобороны России и умеренной сирийской оппозиции при посредничестве египетской стороны. Согласно данному договору, боевики из группировки «Джейш аль-Ислам», с представителями которой было подписано соглашение, сохраняют за собой легкое стрелковое оружие, сдают все тяжелое вооружение, разминируют минные поля и демонтируют КПП. В Восточную Гуту получает доступ сирийская правительственная администрация, но не Сирийская Арабская Армия. М.Аллюш, лидер «Джейш аль-Ислам», изъявил желание, чтобы в Восточную Гуту были введены отряды египетских миротворцев по образцу 600 российских военных полицейских на севере Сирии и отряда в 400 военных полицейских в Дераа. Документами также определены границы зоны деэскалации, места развёртывания и полномочия сил контроля деэскалации, а также маршруты доставки населению гуманитарной помощи и свободного прохода жителей

Вместе с тем в провинции Идлиб, которая стала приютом для всего спектра сирийского антигосударственного элемента, повсеместно на протяжении всей второй половины июля продолжались ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и формированиями группировки «Ахрар аш-Шам». Последняя представляет собой повстанческую группировку исламистского толка, которая пользуется поддержкой Турции и Саудовской Аравии. Только с 19 по 21 июля в боях погибли свыше 90 человек, в том числе 15 гражданских лиц. В этом контексте считается, что эвакуация боевиков полностью устраивает власти в Дамаске, которые таким образом решают множество задач военно-политического свойства при минимальных издержках. Взамен на оставление своих позиций в повстанческих городах и районах – либо с лёгким стрелковым оружием на руках они отправляются именно в Идлиб, либо отказываются вести подрывную работу против режима и подвергаются амнистии (последних, к слову, оказывается на порядок меньше).

Выбор Идлиба боевиками в качестве своего эвакуационного аэродрома объясняется тем, что прочие зоны деэскалации в провинциях Алеппо, Латакия, Хама, Хомс, Дераа, Кунейтра и Дамаск, как можно понять, будут иметь ограниченный во времени характер. У вооружённой оппозиции ничтожно мало шансов удержать свои анклавы вне Идлиба, тем более, когда им приходиться делить там территорию с наиболее радикальными группировками, на которых режим прекращения боевых действий не распространяется.
Несмотря на тактические успехи и благоприятный стратегический прогноз некоторые эксперты опасаются того, что создание многочисленных зон деэскалации может привести к потере страной суверенитета, поскольку сами зоны снижения напряженности имеют шанс превратиться в зоны влияния различных иностранных государств.

С ноября 2016 года подразделения арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» при поддержке США окружали столицу «халифата», а в начале июня приступили к её непосредственному штурму. К началу августа под контролем ИГ оставалось порядка 10% всей территории провинции Ракка, которая вместе с её одноимённым административным центром до 2016 года находилась под полной властью террористов. Арабо-курдская коалиция отбила у «халифата» более двух третей всей территории провинции Ракка. Ещё около 22% районов этой сирийской области перешло под контроль правительственных войск Дамаска.

Тем временем авиация США стирает город с лица земли, открывая огонь по каждому зданию, где штурмующим оказывается сопротивление. По сообщениям гуманитарных НКО, только в период с 14 по 21 августа жертвами авиаударов в Ракке стали 167 мирных жителей. Стремясь минимизировать потери своих союзников, охваченные духом «гонки за столицы», желанием продемонстрировать ощутимый успех новой администрации в Вашингтоне перестали включать параметр недопустимости жертв среди гражданского населения в перечень требований при разработке операций.  Данная практика распространяется и прочие объекты, представляющие тактическое либо стратегическое значение для коалции. Так, 30 июля воздушные силы международной коалиции во главе с США отбомбились по поселению Абукемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где бомбардировке подверглась больница и спортивный клуб в результате чего шесть человек погибли и 10 получили ранения. Только за июль было совершено четыре подобных налета. А в конце июня самолеты коалиции нанесли три последовательных авиаудара по городу Аль-Маядин и деревне Ат-Деблян, в результате чего погибли 90 мирных граждан, включая женщин и детей.

Несмотря на подобный бескомпромиссный подход в августе продвижение бойцов СДС не окончилось конкретным результатом, который можно было бы предъявить в качестве демонстрации необоримой мощи коалиции. Периодические контратаки террористов отбрасывают как проправительственные силы, так и арабо-курдскую коалицию, что вынуждает штурмовать одни и те же кварталы по нескольку раз.

 

ЖЕНЕВА

 

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с отдельными значимыми результатами. В частности, возникла вероятность формирования единой делегации от трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» «московской» и «каирской». Подобные пертурбации стали возможны в силу корректировки позиции Высшего комитета по переговорам по отношению к президенту САР Б. Асаду – в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. Одной из причин понижения градуса риторики могло послужить изменение на сирийских фронтах, где позиции проправительственных сил заметно укрепились.

 

ЛИВАН

 

19 августа Ливанская армия объявила о начале наступления на позиции боевиков ИГ. Ливанские военные развернули операцию по ликвидации боевиков в районе населённых пунктов Рас-Баальбек и Эль-Каа, населенных христианами. Вооруженные силы страны используют против боевиков ракеты, артиллерийские орудия и вертолеты. Операцию поддержали сирийские власти – участок фронта в районе западных склонов гор Каламун взяли на себя подразделения сирийской армии и ливанского движения «Хизбалла». Уже через три дня ливанская армия взяла под контроль 80% территории на границе с Сирией, которая ранее была захвачена боевиками террористических группировок «Джебхат Фатх аш-Шам» и ИГ. Однако 27 августа Армия Ливана объявила о прекращении боевых действий, причиной чего стало намерение Бейрута провести с боевиками ИГ переговоры об освобождении девяти военнослужащих, которые были захвачены в плен террористами в приграничном городе Арсаль в 2014 году. Данная операция происходит в соответствии с общесирийской динамикой по масштабному наступлению на позиции боевиков.

 

ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Палестино-израильский конфликт в июле вернулся в фокус международного сообщества. Причиной этому послужила установка израильтянами металлоискателей на Храмовой горе в Иерусалиме после убийства поблизости двух бойцов пограничной стражи (МАГАВ) 14 июля. Данная акция израильских властей спровоцировала вспышку недовольства у палестинской стороны сразу на нескольких уровнях. Так, Махмуд Аббас заявил о приостановке контактов с израильской стороной «на всех уровнях» до тех пор, пока «израильское правительство не отменит принятых им мер против мечети Аль-Акса и палестинского народа в целом». Затем на Храмовой горе произошли массовые столкновения между израильской полицией и мусульманами с применением камней с одной стороны и слезоточивого газа и резиновых пуль – с другой, что привело к человеческим жертвам.

Мусульмане собрались на Храмовой горе после того, как лидеры общины объявили о возобновлении молитв на этом месте. Это произошло после того, как израильские власти согласились убрать металлодетекторы и заграждения, установленные после убийства у комплекса двоих полицейских.

14 июля трое израильских арабов около Храмовой горы открыли стрельбу по полицейским, убив двоих человек. Нападавшие были убиты. Мечеть на Храмовой горе была временно закрыта, а израильские власти установили на комплексе металлодетекторы, камеры видеонаблюдения и заграждения. С осени 2015 года после очередного конфликта вокруг Храмовой горы в Израиле резко выросло количество уличных нападений радикально настроенных арабов на евреев, вследствие которых погибли более 270 палестинцев и более 40 израильтян.

Даже после демонтажа металлоискателей со всех входов на Храмовую гору в конце июля ситуация продолжала накаляться – тысячи израильских арабов-мусульман участвовали в городе Ум эль-Фахм в похоронах трех ликвидированных на Храмовой горе террористов, убивших двух бойцов МАГАВа. Похороны превратились в массовую антиизраильскую акцию. Участники похорон выражали свою радость по поводу совершенного террористического акта стрельбой в воздух из огнестрельного оружия и салютом. В условиях ползучей радикализации населения неудивительным представляется решение Европейского суда юстиции о сохранении за основными эмиссарами данного процесса, палестинским движением ХАМАС, статуса террористической организации.

На этом фоне израильские власти продолжили политику дальнейшей секьюритизации собственных территорий – 2 августа 2017 г. было объявлено о завершении работ по возведению 42-километрового участка стены безопасности в районе Хевронского нагорья. Решение о возведении данного участка разделительного барьера было принято правительством в марте 2016 г. в ответ на серию террористических атак, совершенных в Иерусалиме, Яффо и Петах-Тикве.

 

ЕГИПЕТ

 

Активное взаимодействие по целой группе проблемных вопросов между Каиром и Москвой в июле-августе закрепилось в сверке часов между министрами иностранных дел. Комплементарные позиции сторон  в отношении стабилизации региона Ближнего Востока и Северной Африки, прекращения его использования «террористами, наркодельцами и прочими представителями организованной преступности», требуют продолжения российско-египетского сотрудничества в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке и в более широком контексте повышения эффективности институтов ООН, а также всевозможных глобальных форумов. Данный тезис зафиксировали С.В. Лавров и С. Шукри на двусторонних переговорах в Москве 21 августа.

Безусловно, одним из наиболее волнующих для египтян вопросов остается проблема возобновления регулярного авиасообщения с Россией. Несмотря на то, что по заявлениям министра гражданской авиации Египта, на модернизацию систем безопасности и аэронавигации аэропортов страны будет выделено $ 360 млн, из которых $ 60 млн уже потрачено на развитие систем безопасности аэропортов, а еще $ 300 млн пойдет на модернизацию аэронавигационных систем, перспектива отмены запрета отодвинулась на 2018 г. Спекулировать жизнями своих граждан даже при наличии политической целесообразности Москва оказалась не готова.

Между тем место стратегического партнера крупнейшей арабской страны и традиционного центра силы в регионе является привлекательным сразу для нескольких внерегиональных игроков. США в этом году впервые за последние восемь лет проведут совместные с Египтом военные учения «Bright Star». Даже учитывая сравнительно небольшую численность американского контингента (около 200 человек), данное событие является достаточно прозрачным сигналом, подтверждающим проводимую кабинетом Д. Трампа реанимацию американо-египетских отношений.

Подобный месседж отправляет своему ценному торговому партнеру Париж – в июле в акватории Средиземного моря, прилегающей к Египту, а также в Красном море прошли франко-египетские учения ВМС «Клеопатра-2017». Ранее Египет осуществил беспрецедентные закупки вооружений во Франции, приобретя 24 истребителя «Рафаль», ракетный фрегат типа FREMM и ракетное вооружение на сумму 5,2 млрд евро, а также два пресловутых десантных вертолетоносных корабля типа «Мистраль», которые в свое время были построены для ВМФ России, но не проданы ей.

 

МАРОККО

 

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и далее по стандартному списку. Центром протестной активности стала историческая местность Риф на севере королевства, где диалог по линии власть-общество деградировал до состояния открытого противостояния. Митинг от 21 июля закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Ситуацию осложняет то, что местные жители считают себя весьма автономной общностью, «рифанцами», на чем спекулируют власти, инкриминируя протестующим сепаратизм. Несмотря на острый характер борьбы организации Hirak («Движение»), объединившей в своих рядах разрозненные группы оппозиции, риторика, приветствующая свержение верховной власти продолжает быть крайне непопулярной среди протестующих. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. При этом продолжающий оставаться над схваткой король Марокко Мухаммед VI действует в духе «отца народов». Так, 20 августа он принял сенсационное решение помиловать более 400 человек, осужденных за терроризм. Это решение вызвало большой общественный резонанс, так как было принято на фоне серии кровавых атак в каталонском Камбрильсе и Барселоне и финском Турку, вину за которые возлагают на граждан Марокканского Королевства.

 

Российская дипломатия в Персидском Заливе

 

Тем временем Россия на Ближнем Востоке продолжает действовать, исходя из долгосрочных государственных интересов, укрепляя связи с осевыми партнерами в ключевых точках региона. Так, министр иностранных дел С.В. в рамках своей поездки по странам Персидского залива в августе уже посетил Кувейт и ОАЭ. Ожидается, что основными темами переговоров в столицах аравийских государств станут кризисы в Сирии и ситуация вокруг Катара, а также развитие всего спектра двусторонних отношений со странами региона от торговых контактов до взаимодействия по формированию субрегиональной системы безопасности.

 

***

Летний сезон закончился без тектонических потрясений для арабских государств, фиксируемые в предыдущие месяцы тенденции получили прогнозируемое в соответствующих выпусках дайджестов развитие. Что касается Сирии и Ирака, где мы могли наблюдать прогрессирующий разгром террористических группировок на всей протяженности фронтов, то здесь и далее основной фокус будет смещаться в область политико-дипломатического процесса. Такие вопросы, как транзит власти, формирование новых партнерств, экономическое вспомоществование будут вытеснять новости с фронтов, если не в количественном, то в качественном отношении.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Иран: июнь 2017 (дайджест)

 Июнь выдался для Ирана насыщенным различными событиями, отчасти – очень тревожными. Двойной теракт в сердце страны – ее столице Тегеране, ответственность за который взяла на себя ИГИЛ, потряс страну, по праву считающуюся самой безопасной на Ближнем Востоке. Нападение террористов на мавзолей Имама Хомейни и здание иранского парламента пришлось на месяц рамадан, в который террористическая группировка Исламское государство (ИГ) пригрозила усилить свою активность за рубежом.

 

Внешняя политика

Знаковым событием для региона и Ирана в частности стал разрыв отношений арабских государств с Катаром – Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Египет, Йемен, Ливия, а за ними и несколько других стран объявили дипломатическую блокаду Катара 5 июня. Учитывая, что единственную сухопутную границу Катар имеет с Саудовской Аравией, через которую и поступает основная часть импорта, в особенности продуктов питания, жители страны стали моментально скупать продовольствие. Иран использовал эту возможность предложить свои услуги по поставкам и призвать стороны к диалогу, тем самым также преследуя собственный интерес по противодействию антииранской арабо-американской коалиции. Союз Катара с Ираном рискует обострить отношения Дохи с Вашингтоном, где стали слышны голоса о возможности закрытия военной базы аль-Удейд, крупнейшей в Персидском заливе.

Иран помог Катару избежать и другого существенного экономического ущерба в связи с закрытием воздушного пространства стран, предъявивших ультиматум, предоставив собственное. Так, пассажирский трафик в небе Ирана увеличился с 955 до 1100 рейсов в день в связи с переориентацией рейсов авиакомпании Qatar Airways.

На фоне поддержки Катара, а также продолжения астанинских переговоров по сирийскому вопросу, следующий раунд которых прошел 3-4 июля, наблюдается более близкое взаимодействие Ирана и Турции в связи с общностью некоторых интересов. Президент Турции Эрдоган в июне заявил, что Иран является важной страной в регионе, без которой невозможно урегулировать существующие проблемы. Глава МИД России Сергей Лавров также подчеркнул, что у Москвы и Тегерана схожие позиции в отношении Катара и обе стороны убеждены в необходимости диалога, который разрешит дипломатический скандал.

2 июня директор МАГАТЭ Юкиа Амано подтвердил соблюдение Ираном условий СВПД и следование Дополнительному протоколу к ДНЯО по всем пунктам. Тем временем администрация Трампа в связи с не удавшимися пока амбициями пересмотреть Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), продолжает принимать меры против иранской ракетной программы. Сенат США принял законопроект «О противодействии дестабилизирующим действиям Ирана 2017», предусматривающий ужесточение санкций против Ирана. Президент США должен будет вводить санкции против лиц, имеющих отношение к ракетной программе Ирана и разработке оружия массового уничтожения (ОМУ). Основаниями для введения санкций может служить оказание материальной и технической помощи, финансовых и транспортных услуг. Также санкции вводятся против Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и сотрудничающих с ним лиц.

Примечательно, что ужесточение санкций против Ирана было принято Сенатом накануне рассекречивания документов о перевороте 1953 г. Раскрытые документы наглядно подтверждают участие американской стороны в государственном перевороте против премьер-министра Мохаммада Мосаддыка. Так, заметил советник рахбара Али-Акбар Велаяти, американцам следует озаботиться собственными проблемами, вместо того, чтобы совершать действия, противоречащие духу СВПД и влезать во внутреннюю политику Ирана. Представитель Ирана в МАГАТЭ Реза Наджафи в связи с усиливающимся давлением США, на ежеквартальном заседании, продлившемся с 12 по 16 июня, вновь призвал агентство рассмотреть военную ядерную программу Израиля и принять меры. Постпред Ирана при ООН Голамали Хошроу также подал Генеральному секретарю организации письменную жалобу на попытку США вмешиваться во внутренние дела Ирана, ссылаясь на заявления американского госсекретаря по поводу смены режима в Тегеране.

Уже в конце июня в иранском меджлисе был подготовлен законопроект по существенному увеличению финансирования ракетной программы и деятельности КСИР по борьбе с терроризмом в качестве ответной меры на антииранские действия администрации Трампа, о чем заявил глава соответствующей комиссии Алаэддин Боруджерди. Законопроект будет рассмотрен в ближайшее время.

Тем временем, в ЦРУ 6 июня также был создан центр, который будет заниматься сбором и анализом информации исключительно по Ирану, его главой назначен Майкл Д’Андре.

ВМС Ирана и Народно-освободительная армия Китая (НОАК) провели совместные учения в Ормузском проливе до северной части Индийского океана. Совместная повестка военно-морских учений двух стран, помимо заявленного обмена опытом, может нести в себе послание внешнему миру по поводу совместных стратегических интересов в регионе. Новая глава в иранско-китайских отношениях открылась в январе 2016 г. с визитом президента КНР Си Цзиньпина в Иран.

 

Двойной теракт 7 июня

В ходе двойного теракта 7 июня четыре человека напали на парламент Ирана и трое – на мавзолей Имама Хомейни, один из которых взорвал себя. 18 человек погибли, 52 получили ранения. Ответственность на себя взяла ИГ. Саудовская Аравия не выразила соболезнований, а глава МИД Адель аль-Джубейр отказался прокомментировать теракт в Тегеране, хотя и отметил, что «Саудовская Аравия осуждает теракты, где бы они ни происходили». Дональд Трамп же, выразив соболезнования по поводу терактов, заявил, что Иран стал жертвой терроризма, который сам и распространяет в регионе.

Специальный помощник главы иранского парламента по международным делам Хоссейн Амир-Абдоллахиан заявил, что теракт был осуществлен по заказу службы безопасности Саудовской Аравии. Аналитики указывают, что теракт произошел как раз после подтверждения Госдепом военных договоров с Саудовской Аравией и вспоминают заявление арабских официальных лиц перенести войну вовнутрь иранских границ.

На протяжении июня Иран усилил меры безопасности и противодействия распространению терроризма на собственной территории. Министр безопасности Махмуд Алави сообщил, что 14 июня была ликвидирована террористическая банда «Ансар аль-Фуркан» в провинции Курдистан, состоящая из пяти человек, из которых двое были гражданами иностранных государств, отметив роль Саудовской Аравии в финансировании террористов. Другая группа, по сообщениям иранских властей, была задержана 23 июня, в последнюю пятницу рамадана, то есть в день, когда в Иране традиционно отмечается международный День Кодс.

Иран также обещал, что действия террористов не останутся безнаказанными, и в ответ на теракт 18 июня силы специального назначения Кодс нанесли ракетный удар по командному центру и центру подготовки смертников ИГ в сирийском Дейр-аз-Зоре. Ракеты «Шахаб» были запущены из Керманшаха и иранского Курдистана и преодолели дистанцию в 650 км. Это был первый удар, нанесенный Ираном со своей территории по позициям противника за последние 30 лет (после ирано-иракской войны). Спикер КСИР бригадный генерал Рамазан Шариф заявил, что удар с территории преимущественно суннитских провинций является посланием о единстве страны в противостоянии терроризму. Примечательно, что сразу вслед за сообщениями о ракетных ударах некоторые иранские СМИ и пользователи в соцсетях распространили инфографику с оценкой дистанции от иранских военных баз до Тель-Авива (1100 км) и Эр-Рияда (680 км), намекая на военный потенциал Ирана в противостоянии недругам.

По поводу теракта, в самом деле, имеются несколько фактов. Во-первых, подобного масштаба (не по количеству жертв, а по объектам и их расположению) терактов не случалось с 1981 г., когда масштабная атака была произведена Организацией моджахединов иранского народа (ОМИН). Поэтому переживания Ирана в данном случае заключаются не столько в количестве жертв, сколько в статусе произошедшего – нарушен имидж страны как наиболее безопасной в окружении очень нестабильных соседей по региону. Во-вторых, непоколебимая вера в качество работы иранских спецслужб, которым до этого момента, за некоторыми исключениями, эффективно удавалось сохранять безопасность внутри собственных границ, породила множество сомнений и предположений о том, что теракт мог быть организован кем-то из властных кругов с целью сплочения разобщенной нации. Впрочем, эта версия не является превалирующей. В-третьих, сама возможность этих терактов вызвала повышенный интерес к внутрииранским проблемам, которые могли побудить иранских граждан примкнуть к ИГ и осуществить теракт на территории своей страны.

 

Экономика

Межарабский кризис для иранской экономики сыграл положительную роль, так как Иран, быстро отреагировав, стал поставлять в Катар продукты питания. Так, глава ассоциации сельскохозяйственных производителей Реза Нурани заявил о готовности поставлять в Катар продовольствие, которого на данный момент в Доху поставляется по 1100 т в день.

В июне было открыто движение судов между индийским портом Кандла и иранским Чабахар – одним из ключевых узлов международного транспортного коридора «Север-Юг» (из Кандлы отправлен контейнер с рисом).

Иранские авиакомпании продолжили действия по обновлению авиапарка. Так, Aseman Airlines подписала с американской Boeing контракт на поставку 30 самолетов Boeing 737 MAX с последующим рассмотрением возможности покупки еще 30 самолетов. Поставки первых самолетов планируется начать с 2022 г. Иранская Zagros Airline, в свою очередь, подписала с Airbus меморандум о приобретении 28 самолетов этой компании.

На полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) между Россией и Ираном вновь были подписаны соглашения в рамках сделки «нефть в обмен на товары», согласно которой предполагаются поставки Ираном в Россию 100 тыс. барр. нефти в сутки (5 млн т/год), российские трейдеры будут участвовать в сбыте иранской нефти в обмен на поставки российских товаров. Сделка обсуждалась еще в 2014 г., но тогда стороны решили, что необходимость в ней отпала в связи с новостями о снятии санкции с Ирана в 2016 г.

 

Внутренняя политика

Внутренняя политика в июне во многом находилась под влиянием внешних событий. В июне дискуссии по внутриполитической повестке затмил кратковременный шок теракта, сплотивший страну. Даже не согласные с политикой властей проявляют единство в том, что касается угроз безопасности нации в целом, не обвиняя при этом действующее правительство. Сразу после теракта в социальных сетях даже появились сообщения о том, что если противники команды умеренных политиков во главе с Рухани попробуют использовать национальную трагедию для того, чтобы упрочить свои позиции, это будет сродни измене.

При этом накал борьбы между умеренными/реформистами и консерваторами не снижается. В международный День Кодс, когда Рухани шествовал вместе с процессией, группа ультраконсерваторов, подойдя вплотную, атаковала его обидными слоганами, говоря о сходстве с первым президентом Исламской республики Абольхасаном Банисадром, бежавшим из страны. Рухани в период своего президентства призывал к тому, чтобы иранцы перестали использовать «варварские» слоганы «смерть Америке!», «смерть Израилю!», и противники использовали это в своих выкриках 23 июня, называя его «американским шейхом». Впрочем, на пользу ультраконсерваторам это не пошло, и некоторые из них даже поспешили дистанцировать себя от группы скандирующих в тот день людей. Сторонники же Рухани мобилизовались в поддержку президента в социальных сетях.

Дата инаугурации Рухани, одержавшего победу на выборах 19 мая, назначена на 5 августа, и сразу после этого президенту предстоит сформировать кабинет, кандидатуры в который уже активно обсуждаются. Правда, несмотря на обещания существенно омолодить команду, возраст претендентов разительно не отличается от состава действующего кабинета.

 

***

В июне 2017 продолжило нарастать противостояние между Ираном и США. Напряженность в регионе также усилилась после майского арабо-мусульмано-американского саммита и последующего раскола между странами ССАГПЗ, в котором Иран, Турция и косвенно – Россия поддержали Катар. Иран успешно вклинился в создавшийся зазор противоречий между своими арабскими соседями, которые во главе с Саудовской Аравией согласились укрепить арабо-американский антииранский альянс.

Кратковременный шок после теракта быстро рассеялся, заставив Иран обратить более пристальное внимание на внутреннюю безопасность и выведя Тегеран в ранг еще более активных игроков в Сирии за счет нанесения ракетных ударов по позициям ИГ в Сирии.

 

Ю.Свешникова

Турция: июнь 2017 г. (дайджест)

 

Июнь 2017 года можно охарактеризовать замедлением как внутри-, так и внешнеполитических процессов в Турции. На внешнеполитическом фронте самой обсуждаемой и значимой стала ситуация вокруг Катара. В свою очередь во внутренней политике можно отметить задержание ряда высокопоставленных чиновников по подозрению в связях с Гюленом, а также лишение гражданства 130 человек по той же причине.

Турция и Россия

2 июня правительство Российской Федерации издало постановление, отменяющее ряд санкций в отношении Турции, наложенных после инцидента с российским Су-24 в ноябре 2015 года. Среди утративших силу ограничительных мер числится запрет на деятельность турецких фирм в сфере строительства зданий, инженерных сооружений, туристических услуг, обработку древесины и так далее. Кроме того, был снят запрет на импорт некоторых наименований турецкой сельхозпродукции, это: груши, яблоки, виноград, клубника, замороженное мясо кур и другие. Томаты, являющиеся ключевой позицией турецкого сельскохозяйственного экспорта, по-прежнему находятся под запретом.

По сообщениям СМИ, в начале июня делегация «Рособоронэкспорта» посещала Турцию. В ходе поездки были обсуждены технические детали, касающиеся поставок российских ЗРК С-400 «Триумф» в Турцию. Подписание контракта пока ожидается. Интересно, что многие выражали скепсис по поводу такого рода сотрудничества между двумя странами. Впервые вопрос закупок обсуждался на встрече Путина и Эрдогана в Москве 10 марта 2017 года. Тем не менее, высказывались предположения о том, что инициатива турецкой стороны связана, прежде всего, с желанием продемонстрировать Вашингтону независимость, а также о том, что Турция не сможет без каких-либо последствий закупать российские системы ПВО, будучи страной-членом НАТО. Сейчас можно видеть, что турецкое руководство, по всей видимости, настроено серьёзно.

Внутриполитическая обстановка

В Турции всё ещё сохраняется режим чрезвычайного положения (он был введён ещё летом 2016 года после попытки государственного переворота). На этом фоне турецкое руководство продолжает укреплять свою власть, что выражается в увольнениях и других мерах в отношении служащих, имеющих связь с проповедником Фетхуллахом Гюленом, который, по заявлениям официальной Анкары, является организатором июльского переворота.

Так, 17 июня по подозрению в причастности к перевороту был задержан главный советник премьер-министра страны Йылдырыма. Ранее по той же причине был задержан глава местного представительства международной правозащитной организации Amnesty International.

Кроме того, в МВД Турции сообщили, что руководство страны запустило процесс лишения гражданства 130 человек, среди которых исламский проповедник Фетхуллах Гюлен. Большинство из них подозреваются в причастности к попытке июльского переворота, однако гражданства также будут лишены некоторые депутаты прокурдской Демократической партии народов.

Интересно, что в отличие от, например, России, где конституция не предусматривает лишения гражданства ни при каких обстоятельствах, в статье 66 Конституции Турции говорится о возможности лишения человека гражданства в случае, если он совершает действия, несовместимые с верностью Родине. Таким образом, действующей власти удаётся максимально ослабить какую бы то ни было оппозицию в стране.

Помимо всего прочего, в Турции, непосредственно соседствующей с погрязшей в конфликте Сирией, продолжается борьба с терроризмом. Так, по заявлению премьер-министра страны, за последние девять месяцев турецким спецслужбам удалось предотвратить 360 терактов и задержать 1068 террористов.

Ситуация вокруг Катара

5 июня противоречия по поводу влияния на Ближнем Востоке вылились в разрыв дипломатических отношений с Катаром ряда арабских государств, среди которых: Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Ливия (к ним также присоединились Мальдивы). Позже Катару были направлены требования, выполнение которых необходимо для снятие блокады. Среди них числится требование закрыть Турецкую военную базу на территории страны.

Изначально Турция заняла примирительную позицию: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя блокаду, отметил, что турецкое руководство огорчено ситуацией, а также призвал при любых обстоятельствах сохранять диалог между государствами. Однако позже президент Турции раскритиковал изоляцию Катара, назвав такие действия «бесчеловечными и противоречащими исламским ценностям».

Анкара продолжила осуществлять и даже укреплять военное сотрудничество с Дохой: 9 июня Эрдоган одобрил закон об отправке военных в Катар. Между двумя странами было также заключено соглашение о сотрудничестве в обучении военных, Турция, в свою очередь, обязалась обеспечить поставки продовольствия и воды в регион. Уже 19 июня начались совместные военные учения двух стран.

Очевидно, что деятельность Анкары может негативно сказаться на ситуации. Тем не менее, действия турецкой стороны демонстрируют, что она пытается сформировать свой собственный круг союзников, и подтверждают её имперские амбиции. Сотрудничество с Катаром позволит ей не только укрепить собственное влияние за счёт могущественного партнёра, но и создать новый центр силы в регионе.

Отношения с Западом

Отношения с западными государствами по-прежнему сохраняют довольно холодный характер.

16 июня стало известно, что полиция США выдала ордер на арест охранников Эрдогана после их участия в массовой драке с курдскими демонстрантами в ходе визита турецкого президента в Вашингтон. Руководство Турции негативно охарактеризовало решение, отметив, что будет бороться с ним «политическими и правовыми методами».

Германия в этой связи запретила охранникам Эрдогана посещать саммит G-20 в Гамбурге, который пройдёт с 7 по 8 июля 2017 года. Кроме того, немецкие власти также запретили президенту Турции провести встречу со своими сторонниками в ходе визита в ФРГ по случаю участия в саммите, обосновывая это невозможностью обеспечить безопасность политика. Негативные тенденции в двусторонних отношениях также можно было наблюдать и в вопросе военной базы Инджирлик. В конце июня депутаты немецкого бундестага проголосовали за решение о передислокации немецких военных с турецкой базы Инджирлик в Иорданию. Ранее, между Берлин и Анкарой возник конфликт по поводу отказа немецким парламентариям в посещении контингента военнослужащих Германии, находящихся на службе в Турции.

28 июня в Швейцарии стартовал новый раунд переговоров по кипрскому урегулированию, в которых принимает участие Турция. Министр иностранных дел Турции, оценивая ход переговоров, заявил, что они являются последними, объясняя это тем, что, если не будет достигнуто никакого соглашения, то смысла в дальнейшем разрешении вопроса нет. Тем не менее, в СМИ появилась информация о том, что ООН намерена вывести свой миротворческий контингент с острова, который находится там с 1963 года, что даёт надежды на положительный исход встречи.

***

Характер политики действующего турецкого руководства продолжает сохранять характер, направленный на укрепление как внутреннего, так и внешнего лидерства. Увольнения и задержания постепенно становятся нормой политической жизни страны. Турецкое руководство постепенно избавляются от всех, кто представляет хоть малейшую угрозу его власти.

Провозглашенный когда-то прежним премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу курс на поворот в сторону Востока проявляет себя во всей красе: Анкара постепенно налаживает и расширяет сотрудничество с Москвой, укрепляет партнёрство с Катаром, формируя новый центр силы в регионе, и в то же время сохраняет довольно напряжённые отношения с Западом, при этом не отказываясь от него.

Что касается кипрского урегулирования, то его положительный исход – в случае его достижения – благоприятно скажется не только на международном имидже Турции, но и избавит её от одного из камней преткновения в отношениях с Евросоюзом.

В.Аватков, А.Финохин

Иран: май 2017 (дайджест)

В мае 2017 г. в Иран сконцентрировался на самом важном событии – президентских выборах, которые состоялись в пятницу, 19 мая. Кроме этого, случилось несколько происшествий природного характера – землетрясений и взрыва на каменноугольной шахте. На международном уровне был подписан меморандум о зонах деэскалации в Сирии, где Иран является одним из гарантов перемирия наряду с Россией и Турцией. Несмотря на активную политику правительства Хасана Рухани, многие процессы были заморожены до обнародования результатов выборов.

 

Президентские выборы

После третьего раунда дебатов свои кандидатуры с участия в гонке сняли мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, отказавшийся в пользу коллеги по партии Ибрахима Раиси, и вице-президент Эсхаг Джахангири – в пользу президента Хасана Рухани. Таким образом, 19 мая избиратели выбирали из четырех кандидатов, основными среди которых остались Рухани и Раиси. Из обладающих активным избирательным правом 56 млн. человек в выборах приняли участие около 40 млн.

Хасан Рухани одержал победу, набрав 57% (23 млн. 549 тыс. 616 голосов). Однако то, что совсем недавно назначенныйна свой пост руководитель Фонда Астан-е Кодс-е Разави Раиси набрал 38,5% (15 млн. 786 тыс. 449 голосов), нельзя оставить незамеченным. Несмотря на то, что духовный лидер воздерживался от выражения предпочтений в пользу кого-либо из консервативных кандидатов, избиратели, в основном относящиеся к наиболее религиозной части населения, решили, что поддержка Раиси совпадает с позицией рахбара. У Раиси не было четкой программы, как и у других, что пришли составить общий фон выборов и выразить поддержку или оппозицию Рухани. Примечательно, что один из самых религиозных городов Ирана – Мешхед, где базируется Астан-е Кодс – не выказал единогласной поддержки Раиси, который совсем недавно придя на пост руководителя, приостановил региональные программы, начатые его более реформистским предшественником. И тем не менее, прошедшие выборы показали, что раскол между реформистами и консерваторами будет только усиливаться, а для критики Рухани использованы все возможные поводы, независимо от причастности администрации к возникновению тех или иных проблем.

В результате этих выборов политическая карьера Галибафа, вероятно, подошла к концу. Разоблачения, на которые во время дебатов обратили внимание Рухани и Джахангири, и побудившие его снять свою кандидатуру, подточили и его репутацию. А городской совет Тегерана, избранный также 19 мая в реформистском составе, вряд ли продлит полномочия консервативного мэра.

В ходе дебатов неоднократно поднимался вопрос занятости населения, и эта проблема по-прежнему стоит перед правительством Рухани, являясь и корнем других социально-экономических проблем.

Несмотря на широкое празднование победы Хасана Рухани на прошедших выборах, он все же преимущественно остается плохим вариантом среди более худших. К тому же среди поддержавших действующего президента немало тех, кто намеренно отдал голос Рухани, чтобы не допустить победы Раиси.

 

Происшествия

3 мая в каменноугольной шахте «Земестан юрт азадшехр» в провинции Голестан в результате взрыва газа погибли 43 шахтера и 70 получили ранения.

В результате землетрясения 11 мая в провинции Ардебиль на северо-западе Ирана были ранены 11 человек.

13 мая в результате землетрясения в провинции Северный Хорасан погибли 2 человека 400 ранены.

 

Международное сотрудничество

Французский Citroen официально вернулся на иранский рынок спустя 39 лет.

На заводе Iran Khodro началось массовое производство автомобилей Dena Plus и Peugeot 2008 совместно с французской компанией Peugeot, 30% этих автомобилей пойдут на экспорт.

6-9 мая в Тегеране прошла Международная выставка нефтегазовой и нефтехимической промышленности. По данным на май 2017 г. Иран добывает 3 млн. 800 тыс. баррелей нефти и 885 млн. кубометров в день и планирует довести эти объемы до 4 млн. 50 тыс. баррелей и 1 млрд. 100 млн. кубометров в день соответственно.

Иранский перевозчик Iran Air получил в распоряжение четыре новых самолета ATR 72-600, произведенные во Франции.

В Бонне был открыт офис по научно-техническому сотрудничеству между Ираном и Европой.

 

Мировая политика

В мае 2017 г. в международном масштабе продолжились дискуссии по поводу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) – в США о необходимости последовательного участия в соглашении и продлении освобождения Ирана от санкций, в Иране – о том, насколько оно отвечает интересам иранцев. По поводу продолжения участия Ирана в СВПД при прочих равных сомневаться не приходится, даже если бы на выборах победил представитель консерваторов Раиси, а обсуждение выгод, которые Ирану приносит соглашение, происходит фактически на уровне риторики, а не формулирования плана действий.

4 мая в Астане представителями России, Турции и Ирана, выступающими гарантами перемирия, был подписан меморандум о четырех зонах деэскалации в Сирии. До конца мая должно было быть произведено разделение картографических контуров этих зон. Согласно меморандуму, предполагается создание безопасных районов вдоль зон деэскалации для предотвращения прямого военного противостояния.

 

***

После опубликования результатов выборов, на которых победил действующий президент, стало понятно, что в той или иной степени в Иране продолжится умеренный курс предыдущей администрации с поправкой на усиленную критику проигравших, но показавших высокие результаты консерваторов. В то же время победа реформистов не означает коренных изменений во внешней политике, особенно при текущем курсе Дональда Трампа. За второй срок Рухани Иран вновь сделает попытку привлечь больше иностранных инвестиций как для развития своей нефтегазовой промышленности, так и для того, чтобы дать толчок экономике в других областях. Благодаря ряду сближающих факторов, также может наблюдаться умеренное укрепление российско-иранских отношений.

Ю.Свешникова

Арабские страны: май 2017 г. (дайджест)

Май для арабских стран Ближнего Востока – это активизация процессов в рамках арабо-израильского кейса, первый заграничный визит Д. Трампа, проект режима прекращения огня в четырех зонах в САР, треугольник Москва-Каир-Вашингтон, сигналы о переформатировании партнерств в регионе Персидского Залива.

«Реанимация ближневосточного мирного процесса»

3 мая 2017 в Вашингтоне состоялась встреча президента США Д. Трампа и главы Палестинской национальной администрации) М. Аббаса. Анализируя данные совместной пресс-конференции двух лидеров, становится очевидным, что основной темой стал мирный процесс, успех в котором Д. Трамп явно хотел бы записать на свой политический счет подобно тому, как его предшественник принял участие в дипломатическом прорыве на иранском направлении и подписании беспрецедентного соглашения по американской военной помощи Израилю. Акцент, сделанный Д. Трампом, на личности М. Аббаса позволяет сделать вывод о том, что его фигура воспринимается в качестве наиболее удобного переговорщика, обладающего хотя бы тенью влияния как на большую часть спектра палестинского общества. При этом уклончивость формулировок американского президента, в которых доминировали вопросы обеспечения безопасности и борьбы с терроризмом, в отношении американского видения итогов урегулирования свидетельствует о том, что предыдущая радикальная позиция, предполагающая слом формулы «двух государств для двух народов», не нашла поддержки у целевой аудитории.

Необходимо отметить, что переговоры предваряло сообщение от 1 мая, в котором палестинское движение ХАМАС обнародовало новую доктрину движения, где оно отказалось от планов по уничтожению Израиля. При этом в документе ХАМАС по-прежнему отказывает Израилю в праве на существование, но не призывает к вооруженной борьбе против еврейского государства. Также в доктрине говорится о согласии на создание единого палестинского государства в границах 1967 года, то есть с территориями сектора Газа, Западного берега и Восточного Иерусалима, проводится разграничение между евреями и «сионистами». Памятуя влияние на палестинские реалии таких игроков, как Каир и Вашингтон, ХАМАС официально отказался считать себя дочерней организацией «Братьев-мусульман». Фактически это ни сколько не повлияет на сам факт очевидных связей, как и на поддержку со стороны Дохи (где была представлена доктрина), но позволит Египту и США иметь большее пространство для проведения умеренного курса по отношению к руководству движения.

Несмотря на явное стремление заручиться поддержкой или, по крайней мере, гарантировать не полное содействие нынешнего руководства «града на холме» исключительно израильскому варианту разрешения проблемы, палестинский лидер поспешил нанести визит в Сочи, где заверил В. Путина в том, что урегулирование палестинской проблемы без реального участия России невозможно.

В мае «акцентуацию» глобальных и локальных игроков на израильско-палестинской проблематике завершили переговоры короля Абдаллы II и президента А. Ас-Сиси, пожелавших таким образом подчеркнуть заинтересованность в процессах вокруг арабо-израильского конфликта.

Паломничество в Саудию

Одним из центральных событий месяца стал первый заграничный визит Д. Трампа на посту президента США, поскольку символичность произошедшего высока даже по меркам государств Востока, где наиболее важный месседж предпочитают отправлять не напрямую. Доминировали две темы, которые условно можно обозначить, как «партнерство века» и «вызов Ирану». К первой категории можно отнести то, что Д. Трампа в аэропорту встречал лично король Салман, также перед началом переговоров монарх наградил американского лидера орденом имени основателя правящей династии короля Абдель Азиза (высшая награда, предусмотренная для главы иностранного государства за выдающийся вклад в укрепление сотрудничества между странами).

Подписанный пакет соглашений, предусматривающий закупку военного оборудования и предоставление услуг в общей сложности на $ 350 млрд в течение десяти лет, при немедленном вступлении в силу контрактов на $ 110 млрд, напрямую сопровождался утверждением о том, что «этот пакет оборонного оборудования и услуг поможет Саудовской Аравии в поддержании своей безопасности и безопасности всего Персидского залива перед лицом иранской угрозы…». Конечно, сам факт того, что первый наиболее знаковый по всем параметрам визит был нанесен в момент иранских президентских выборов именно в Саудовскую Аравию, которая является основным геополитическим и идеологическим соперником Тегерана в регионе, говорит о том, что на следующие 4 года США четко определились со своей позицией в данном противостоянии. Устойчивая циркуляция в экспертно-аналитической среде сообщений о проекте создания прообраза НАТО на Ближнем Востоке, чьими главными целями должны были бы стать борьба против ИГ и сдерживание Ирана, также являются демонстрацией соответствующих настроений в кабинете Д. Трампа. Арабо-исламский форум при участии США, состоявшийся в Эр-Рияде без делегации от Ирана, в таком контексте задумывался как событие, в котором контекст был более заметным, чем, собственно, текст. Еще одним подтверждением того, что подобный нарратив не только присутствует, но и активно поддерживается в Вашингтоне, служит заявление министра обороны США Джеймса Мэттиса в эфире американской телекомпании CBS, в котором тот обвинил Иран в попытке убийства саудовского посла в Вашингтоне в октябре 2011 года.

Влияние Эр-Рияда признают и другие внерегиональные игроки, формируя собственные каналы связи – 30 апреля канцлер ФРГ А. Меркель заявила, что Германия посодействует борьбе Саудовской Аравии против исламского терроризма обучением военнослужащих королевства на своей территории; 30 мая Президент РФ В. Путин поприветствовал наследного принца и министра обороны Мухаммеда  бин Сальмана в Москве.

Йеменский фронт

В мае один из крупнейших проектов министра обороны КСА Мухаммеда бин Сальмана – йеменская кампания – снова продемонстрировал шаткость политических альянсов на Ближнем Востоке, однако на сей раз уже по другую сторону баррикад. Бывший президент Йемена Али Абдалла Салех призвал Саудовскую Аравию к прямому диалогу, исключив при этом какое-либо участие в потенциальных переговорах спецпосланника генерального секретаря ООН по Йемену Исмаила ульд Шейх Ахмеда. Такое заявление сопровождалось одновременной заморозкой передачи ракетных боеприпасов хоуситам с подконтрольных подразделениям А. Салеха арсеналов, под предлогом того, что именно хоуситы являются первыми и целевыми получателями иранской материально-технической помощи. В ответ отряды хоуситов провели рейды с изъятием по указанным арсеналам, а также выразили свое неудовольствие самим фактом, намечающихся сепаратных переговоров с Эр-Риядом. Ранее привилегия организации коммуникаций с КСА и ОАЭ принадлежала главе Высшего политического совета хоуситов Салеху аль-Самаду, который был уполномочен вести любые переговоры как с А. Хади, так и с членами аравийской коалиции. Однако фиксировать крушение альянса между А. Салехом и хоуситами как свершившийся факт – преждевременно. Пока в Йемене действует аравийская коалиция, этот альянс будет существовать перед лицом основной угрозы.

При этом сам Эр-Рияд не собирается договариваться с хоуситами в силу их проиранского настроя, менять кандидатуру А. Хади, пусть не однозначно, но на данный момент наиболее легитимную, на А. Салеха представляется маловероятным и ошибочным сразу на нескольких уровнях – от репутационного до прагматического. Поэтому на призывы А. Салеха принц Сальман ответил продолжением бомбардировок, жертвами которых становятся гражданские лица. Так, например, 17 мая по меньшей мере 23 мирных жителя были убиты в результате бомбардировки ВВС коалиции во главе с Саудовской Аравией в йеменской провинции Таиз в районе Мавза.

Зоны деэскалации

3 и 4 мая в Астане состоялись переговоры по сирийскому урегулированию, по итогам которых страны-гаранты действующего с 30 декабря 2016 года режима прекращения боевых действий в САР – Россия, Турция и Иран – подписали меморандум о создании четырех зон деэскалации в Сирии: север Сирии (провинция Идлиб, северо-восточные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама), север провинции Хомс, восточная Гута и юг Сирии (приграничные с Иорданией районы провинций Дейра и Кунейтра). Несмотря на внушительный комплекс проблем, связанных с успешной реализацией данного меморандума (среди которых стоить выделить – неприятие данного проекта со стороны количественно значимой и качественно боеспособной части вооружённой оппозиции, недовольство региональными игроками легитимацией военного присутствия Ирана в Сирии, риск нарушения соглашения о прекращении огня протурецкими группировками в долине Африн), подобные проекты позволяют хотя бы номинально зафиксировать статус-кво по линии противостояния Дамаск-оппозиция, снизить накал военных столкновений для гражданского населения, сконцентрироваться на борьбе с общим врагом в лице боевиков ИГ и «Аль-Каиды».

Стабильности соглашениям не добавляет показательно скептический настрой США по отношению к перспективам соблюдения режима прекращения огня, который они озвучили через помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока Стюарта Джонса. Такое отношение может быть интерпретировано «умеренной оппозицией», как «добро» на нарушение оговоренных принципов со стороны заокеанского партнера. Израильские власти также уведомили Москву, что российская инициатива о создании зон деэскалации в Сирии, над которыми будут запрещены полеты боевой авиации, ни к чему не обязывает Израиль. При этом израильтяне приветствуют создание такой зоны в южной части САР, прилегающей к границам Израиля и Иордании.

Бомбежка Сирии

Стремление новой американской администрации продемонстрировать миру очевидный успех на фронтах борьбы с террористическими организации на Ближнем Востоке провоцирует интенсификацию авиаподдержки наземных действий «Сирийских демократических сил» (SDF), состоящих из курдских и арабских отрядов, что выражается в реализации методов, неприятно напоминающих тактику «выжженной земли» времен войны во Вьетнаме. Так, 30 апреля Al Mayadeen сообщил о гибели 14 мирных жителей в результате авиаударов международной коалиции в провинции Ракка на севере Сирии. 27 мая SANA транслировала новость о гибели двадцати мирных жителей в районе города Ракка в результате налета авиакрыла коалиции. Кроме того, после нескольких недель категорических опровержений Пентагон признал, что в результате удара от 16 марта погибло, по меньшей мере, 38 гражданских, из-за бомбового удара по комплексу мечети, где должна была начаться молитва. Согласно нормам международного гуманитарного права любая религиозная структура должна быть в так называемом списке запретных для бомбежек объектов, наряду с больницами и школами. При этом существуют специальные процедуры для удаления структур из списка, если стало ясно, что они потеряли свой защищенный статус в силу того, что террористы используют их в своих целях, и на объекте отсутствуют гражданские лица. Согласно информации от правозащитников США не задействовали этих механизмов, ограничившись комментарием о том, что была получена информация о нахождении боевиков «Аль-Каиды» в здании мечети (впоследствии независимые источники не смогли подтвердить эту информацию). При этом необходимо отметить, что зона контроля сил SDF вокруг Ракки стремительно расширяется, на конец месяца составляя более 200 квадратных км.

Вашингтон и Москва и Ближний Восток

Традиционные заявления о том, что напряженные отношения между Россией и США неприемлемы особенно в контексте потенциальной совместной работы по сирийскому кейсу, были озвучены американским президентом и госсекретарем на различных площадках – на встрече с министром иностранных дел России С. Лавровым, выступлении Р. Тиллерсона в Госдепе. Отсутствие реального измерения подобной риторики можно трактовать комплексом факторов, среди которых выделяются крайняя непопулярность подобных шагов среди американского истеблишмента и, согласно опросам, достаточно низкая поддержка Д. Трампа даже среди своего электорального сегмента.    

Отбрасывая риторику, мы имеем 18 мая удар по правительственным силам в Сирии со стороны ВВС коалиции во главе с США, которые действовали в пределах установленной зоны деэскалации к северо-западу от города Ат-Танф. Последовавшая за этим закономерно негативная реакция с сирийской и российской сторон и не раздувались в публичном пространстве (как собственно и сам авиаудар). Также обеими сторонами был сделан шаг навстречу друг другу – был открыт дополнительный военный канал связи, теперь на уровне генералов, с целью предотвращения инцидентов в Сирии. Это косвенно свидетельствует о том, что стороны все же рассчитывают на улучшение в будущем двусторонних отношений, пытаясь сегодня не придавать огласке неминуемые на нынешнем уровне взаимодействия конфликтные эпизоды.

Борьба за Египет

США стремительно возвращают позиции стратегического партнера крупнейшей арабской республики. Президент Трамп стремится восстановить нарушенные своим предшественником связи с Каиром. Такие намерения находят положительный отклик в стране, переживающей тяжелейший социально-экономический кризис. Последним жестом, символизирующим готовность к кооперации, с египетской стороны было решение освободить из заключения гражданку США египетского происхождения Айю Хиджази после проведённых ею трёх лет в тюрьме. Так, еще не успев ещё завершить свой первый зарубежный визит в Саудовскую Аравию Д. Трамп принял приглашение египетского лидера А. Ф. ас-Сиси посетить АРЕ.

Укреплением отношений с египетскими коллегами озабочены и в Москве. Визит в формате «два плюс два» российских министров иностранных дел и обороны от 29 мая в Каир свидетельствует о стратегической важности диалога и преемственности сотрудничества (это уже третья с 2013 г. подобная встреча). Двусторонняя египетско-российская повестка прирастает проектами и проблематикой. Умение согласовывать комплексные вопросы было продемонстрировано завершением переговоров по проекту сооружения атомной станции «Эль-Дабаа», также была подготовлена первая партия из 46 ударных вертолетов Ка-52 для египетского заказчика. Диалог  в области антитеррора может обрести реальное измерение в совместных учениях, программах по подготовке специалистов, поставках специализированного оборудования, что особенно актуально в рамках работы египетской стороны над усилением безопасности в аэропортах. Кроме того, общность взглядов на проблему решения конфликтов в Сирии, Ливии и Ираке, позволяет предположить, что обсуждение методов и путей их урегулирования во время визита выйдет за рамки формальной декларации намерений.

Необходимым представляется напомнить, что Египет с 2013 г. непрерывно ведет войну против террористических организаций на собственной территории и в ближнем зарубежье, что, как и на любой другой войне сопровождается потерями и трагедиями для мирного населения. Так, 26 мая в египетской провинции Эль-Минья исламисты атаковали в Египте два автобуса с паломниками-коптами, в результате были убиты не менее 26 человек. После чего египетские ВВС нанесли авиаудары по местам дислокации террористов в районе города Дерна на северо-востоке Ливии. Этот шаг был положительно отмечен генеральным секретарь Лиги арабских государств Ахмедом Абуль Гейтом, призвавшим к поддержке египтян в борьбе против терророра.

Иракский фронт

Уже в конце апреля иракский генералитет выразил уверенность, что операцию по освобождению западной части Мосула будет завершена до наступления священного для мусульман месяца Рамадан 26 мая. К 17 мая  командование ВС Ирака заявляет об установлении контроля над 90% территории западных районов Мосула и скором разгроме остающейся в городе «горстки» террористов, однако 31 мая в городе еще продолжались активные боевые действия.

Как уже отмечалось в материалах за предыдущие месяцы, взятие Мосула не означает автоматический разгром террористических группировок на территории Ирака. Следующей главной задачей правительства после возвращения под контроль захваченных территорий выступает гарантия безопасности гражданского населения в освобожденных населенных пунктах. Эта задача представляется на несколько порядков сложнее, если даже в столице Ирака за 24 часа могут быть проведены два теракта с массовыми жертвами (15 и 7 человек погибших).

 Сирийский фронт

В Сирии ИГ также наглядно демонстрирует направление, по которому будет развиваться военная кампания после ликвидации основных центров скопления боевиков. Так, 2 мая более 30 человек, включая курдских ополченцев, погибли в результате атаки ИГ на лагерь беженцев «Раджм аль-Салиби» в сирийской провинции эль-Хасаке.

При этом частота эпизодов прямого боевого столкновения на фронтах также остается высокой. После атак боевиков ИГ на позиции правительственных войск в центральной части Сирии, в районе прохождения стратегически важной автодороги Дамаск – Алеппо, 22−23 мая была организована масштабная операция контрнаступления, в ходе которой сирийские правительственные войска при поддержке авиации смогли освободить большую территорию к юго-востоку от города Кариатен в провинции Хомс. Были освобождены несколько ключевых высот и селений по фронту протяженностью более 100 километров.

Политический процесс за пределами Астаны в мае не может похвастаться сравнимыми по масштабу успехами. Наиболее примечательным событием очередного раунда межсирийских переговоров в Женеве стало предложение спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры о переходе к работе над новой сирийской конституцией, чтобы избежать «правового вакуума» в момент переходного периода.

Одновременно в дискуссии о большем вовлечении НАТО в сирийско-иракскую кампанию на данном временном отрезке была поставлена точка. Генеральный секретарь Альянса отметил, что вовлечение НАТО в конфликт за рамками текущей поддержки коалиции самолетами дальнего радиолокационного обнаружения и обучения не предполагается. Рассматривая позиции отдельных членов североатлантического альянса по этом у вопросу, можно прийти к в выводу, что они больше верят в делегирование подобных обязанностей изначально мертворожденному проекту МЕТО (Middle East Treaty Organization, аналог NATO), чем в собственное вовлечение в боевые действия.

Объединение хотя бы отдаленно, предполагающее подобные функции в рамках организации «Щит полуострова», по умолчанию обладавшее меньшим набором противоречий, сегодня начинает все чаще демонстрировать свою дисфункциональность. Одним из наиболее заметных проявлений раскола внутри ССАГПЗ является запрет властями ОАЭ и Саудовской Аравии на деятельность катарского телевещателя и аффилированных с ним информационных ресурсов (заблокированы сайты Al Jazeera, Qatar News Agency, Аl-Watan, Аl-Raya, Аl-Arab, Аsh-Sharq и т.д.), впоследствии поддержанный Египтом, с формулировками «поддержка терроризма и экстремизма», «распространение лживой информации»..

***

На Ближнем Востоке продолжается борьба за сферы влияния на всех доступных осевым акторам уровнях. Тактики, опробованные и потрясшие экспертное сообщество в предыдущих месяцах, становятся частью обыденности в последующих. Попытки выстроить политический процесс в основных конфликтных узлах региона имеют шаткую основу по причине объективного исключения или сознательного отмежевания одного из ключевых игроков из таких процессов. В последующих месяцах ожидается завершение сразу нескольких «громких» военных акций, среди которых «штурм столиц» — Мосула и Ракки.

В.Аватков, Д. Тарасенко

Иран: апрель 2017 г. (дайджест)

В апреле 2017 г., то есть самом начале года по иранскому календарю, основное внимание было приковано к предстоящим президентским выборам, назначенным на 19 мая. В фокусе внешней политики оказалось интенсивное осуждение Тегераном удара США по сирийской базе Шайрат в провинции Хомс, и осмысление заявлений американской администрации о возможном пересмотре позиции по СВПД. Региональная администрация на северо-востоке страны предпринимала попытки совладать с последствиями сильных наводнений.

 

 

Предвыборная кампания

Предвыборная кампания в Иране проходит в крайне сжатые сроки. Духовный лидер ранее выступил с пожеланием не растягивать предвыборные дрязги, чтобы не отвлекать людей от повседневных забот.

Прием заявок на участие в выборах начался 11 апреля и продолжался в течение всего 5 дней. Из 1636 заявок, поданных на участие (среди них – 137 от женщин), Наблюдательный совет одобрил всего 6.

Ажиотаж образовался вокруг кандидатуры бывшего президента Махмуда Ахмадинежада (2005-2013), который вначале собирался поддержать своего заместителя Хамида Багаи, а после и сам подал заявку. При любом решении Наблюдательного совета в выигрыше оказывался бывший президент. В случае одобрения его кандидатуры, возникли бы вопросы к авторитету Духовного лидера, который при личной встрече порекомендовал Ахмадинежаду воздержаться от участия в предвыборной гонке; в случае дисквалификации же вставал вопрос, каким образом бывший президент проходил данную квалификацию два предыдущих раза, и насколько в таком случае компетентен Наблюдательный совет. Квалификацию одиозный политик не прошел. Не прошли и другие лица, которых прочили в кандидаты – например, бывший глава гостелерадиокомпании «Седа ва сима» Эззатулла Заргами или бывший глава провинции Хузестан и кандидат на прошлых выборах Мохаммад Гарази.

Несмотря на сомнения о шансах нынешнего президента Хасана Рухани остаться в своем кресле на второй срок и попытках консерваторов приуменьшить некоторые из достижений его администрации, подборка кандидатов к 19 мая говорит о том, что у «шейха дипломатии» остаются сильные позиции на предстоящих выборах. По итогам первых дебатов, прошедших в пятницу 28 апреля, мэр Тегерана Мохаммад-Багер Галибаф уступает Рухани и другому кандидату от консерваторов – Ибрагиму Раиси. Для иранской политики не в новинку лицезреть кандидатов, которые не были прежде замечены в фарватере политической жизни, поэтому кандидатура Раиси – председателя влиятельного фонда Астан-е кодс-е разави, скорее, вызвала толки о причинах его появления на предвыборном горизонте, например, предположения о том, что эта кампания – рекламный трамплин к возможному преемству уже немолодого Духовного лидера Али Хаменеи.

Прогнозы о возможном исходе выборов делать пока рано, поскольку, во-первых, впереди – еще несколько раундов дебатов, а во-вторых непредсказуемость иранской политики одинакова как для внешних экспертов, так и для самих иранских политологов.

 

Иран и ядерная программа

18 апреля администрация Дональда Трампа в лице госсекретаря Рекса Тиллерсона подтвердила Конгрессу США соблюдение Ираном СВПД. Данное заявление было сделано в преддверии принятия решения в США о продлении указа о приостановлении части санкций против Ирана. Это же заявление только подтвердило опасения иранцев о том, что после СВПД США изменят точку приложения давления, переключив его, например, на ракетную программу или ситуацию с правами человека. Кроме того, Трамп поручил провести межведомственную проверку необходимости соблюдения СВПД американской стороной и насколько соблюдение соглашения соответствует национальным интересам США. Приостановка одной из групп санкций истекает 18 мая, ровно за один день до президентских выборов в Иране, на которых главным козырем президента Рухани стало достижение соглашения с «шестеркой» международных посредников.

Иран и Китай подписали первый коммерческий контракт на реконструкцию реактора на тяжелой воде в Араке, что является неотъемлемой частью иранских обязательств по СВПД.

В Национальный день ядерных достижений состоялась презентация последних разработок и введение в эксплуатацию достижений в сфере ядерной энергетики.

 

Иран-Сирия

Хасан Рухани в телефонном разговоре с Башаром Асадом, а также иранский парламент и затем представители Ирана, России и Сирии резко высказались против агрессии США сразу после удара по базе Шайрат в ночь на 7 апреля. 14 апреля в Москве была проведена трехсторонняя встреча министров иностранных дел России, Ирана, Сирии в Москве в связи с ракетным ударом США по сирийской авиабазе.

2 мая министр обороны Хусейн Дехкан встретился с начальником генштаба вооруженных сил Сирии Али Абдуллой Аюбом в Тегеране. Прозвучали слова поддержки совместной борьбе против терроризма и осуждения США за укрепление боевого духа террористических группировок, в особенности не обоснованным объективными причинами ударом по базе Шайрат в провинции Хомс. На конференции Министерства обороны по безопасности, состоявшейся в Москве 23-24 апреля Дехкан подчеркнул единство России, Ирана и «легитимного правительства Сирии» в борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности в регионе в связи с конфликтами в Сирии, Йемене и распространением ИГ.

 

Вопросы безопасности

26 апреля террористами, проникшими в Иран с территории Пакистана в районе Мирджаве провинции Систан и Белуджистан, были убиты девять иранских пограничников, один раненый представитель правоохранительных сил Ирана был вывезен на территорию Пакистана. Ответственность на себя взяла группировка Джейш аль-Адль.

30 апреля в Иране отметили День Персидского залива, приуроченный к дате освобождения Ормузского пролива от португальцев. Совещание глав внешнеполитических ведомств ССАГПЗ, состоявшееся в конце марта, хотя и прошло в духе напряженного отношения к политике Ирана в регионе, но также указало на неоднородность взаимоотношений стран совета с Тегераном: Саудовской Аравии и ОАЭ с одной стороны, и Омана, Катара и Кувейта – с другой.

 

Экономика

Иран продолжает полагаться на идею экономики сопротивления, которая несмотря на благую цель развития самодостаточности, будет препятствовать развитию страны из-за ориентации на закрытый характер экономики.

На состоявшемся в конце апреля ирано-европейском торгово-банковском форуме министр иностранных дел Джавад Зариф призвал европейских партнеров осуществлять активное сотрудничество в регионе, несмотря на небольшой прогресс после достижения СВПД и частичное снятие санкций.

По информации за март 2017 г., на 27% вырос экспорт нефти на азиатские рынки (Индия, Китай, Южная Корея и Япония), составив 1 млн. 970 тыс. баррелей в день. Суммарный объем экспорта сырой нефти на рынки Европы и Азии составляет 2 млн. 265 тыс. баррелей в день.

В середине апреля были открыты 17 и 18 фазы газового месторождения «Южный Парс» в Персидском заливе, обеспечивающие добычу 56,6 млн куб. м. газа в сутки. Освоение участков началось в 2006 г., но было приостановлено из-за введения санкций.

 

***

Несмотря на предстоящие президентские выборы, изменений во внешней политике Ирана, даже в случае ухода Рухани, ждать не стоит. На фоне не очень выгодной для Ирана реализации СВПД, иранская политическая элита продолжает курс на укрепление своих позиций на Ближнем Востоке, в Центральной Азии, в отношениях с Россией и Китаем с традиционным антиамериканским настроем, что подтверждается многочисленными мероприятиями и договоренностями, в которых принимает участие Тегеран.

15-16 апреля в Тегеране под эгидой Русского мира был открыт Русский центр, а также прошла приуроченная к этому событию встреча экспертов России, Индии и Ирана. 20 апреля Иран посетил президент Республики Татарстан Рустам Минниханов, и на Саммите мэров городов исламского мира, проводившегося 26-27 апреля в Тегеране и собравшего представителей более 20 государств, Россия была также представлена Казанью.

24 апреля 2017 г. министр иностранных дел Ирана принял участие в «Форуме древних цивилизаций» в Афинах, перед которым Зариф обсудил со своим китайским коллегой ситуацию в Сирии и другие вопросы. В апреле Зариф провел центрально-азиатское турне, посетив Тифлис, Ашхабат, Бишкек, однако объехав стороной Душанбе, с которым у Тегерана наблюдается охлаждение отношений.

21 апреля в Астане состоялось заседание Совета министров иностранных дел стран-членов ШОС – последний подготовительный этап к июньскому саммиту ШОС, где было подтверждено соответствие Ирана критериям на вступление в членство.

Ю.Свешникова

Арабские страны: апрель 2017 г. (дайджест)

Апрель для Ближнего Востока ознаменовался чередой встреч на высшем и высоком уровне как на внтурирегиональном уровне, так и на кроссстрановом. Были обозначены новые тенденции в подходе американской администрации по сирийскому конфликту, которые повлекли за собой столкновения с Москвой и Анкарой в публичном пространстве (каждое по собственному уникальному кейсу). Операции по освобождению Мосула и Ракки развиваются в рамках сценариев, отмеченных в дайджестах за предыдущие месяцы. В Египте война с террором получила новый виток эскалации. Йеменская кампании приносит саудовцам новые потери сразу на нескольких уровнях.

 Мосул. Седьмой месяц штурма

В апреле не было зафиксировано кого-либо «перелома» или хотя бы заметного продвижения в операции по освобождению Мосула. Источники сообщают о снижении потерь по сравнению с первой фазой штурма города, завершившейся в конце января 2017 г. В узких пространствах улочек Старого города западного Мосула бронетехника не может быть использована, сам масштаб операций перешел на ротный, максимум батальонный, уровень, линия соприкосновения по сравнению со штурмом восточной части сузилась в несколько раз. На десятках роликов, которые размещают в сети ресурсы обеих сторон, заметно, что и атакующие, и обороняющиеся действуют компактными группами, иногда в десяток человек не более. Боевики ИГ существенно снизил применение смертников на автомобилях, потому что противник уже не скапливается крупными силами, в то время как смертники ресурс в нынешних условиях быстро исчерпываемый. Большую часть работы сейчас выполняют снайперы — по отчетам, не менее трети всех потерь иракцы несут именно от снайперского огня. Именно поэтому  на некоторые угрозы военные США отвечают в непропорциональном масштабе – обрушивая целый дом, если в здание укрывается вражеский снайпер. Соотношение потерь за полгода боев в Мосуле находится на уровне 1:10 не в пользу иракцев. Размен территорий на людские ресурсы в подобных масштабах со стратегической точки зрения выступает «пирровой победой» — без выделения достаточных сил для удержания захваченной местности она снова перейдет под контроль противника, провоцируя новые штурмы и новые потери, а война для Иракского правительства взятием Мосула не заканчивается. Официальному правительству все сложнее проводить набор новых солдат, массовый рекрутинг в условиях «гонки за взятие столицы к сотому дню» не предполагает подготовку должного уровня, поэтому прогнозировать снижение потерь не приходится.

27 марта иракское командование приняло решение приостановить наступление на фоне резко возросшего числа жертв среди гражданского населения. Однако изменение тактики боевых действий спровоцировали и серьезные потери иракской армии (на форуме в Сулеймании 8–9 марта 2017 г., эксперты оценивали потери только Контртеррористической службы Ирака почти в половину всего состава). В материале за предыдущий месяц уже упоминалось, что американская коалиция не считает себя особо стеснённой в применении ударных систем, избирательность которых вызывает большие сомнения. Авиаудар 17 марта по жилым зданиям в мосульском районе Джадида стал крупнейшей «непреднамеренной ошибкой» коалиционных сил, повлекшей две сотни жертв со стороны мирных жителей. Далее только в период с 23 по 26 марта была получена информация о гибели 95 жителей города.

Генштаб ВС России рекомендовал контрпартнерам в Пентагоне и Объединённом комитете начальников штабов ВС США обратить внимание на методы, примененные при освобождении Алеппо: минимальное использование со стороны ВКС РФ авиаударов (полное их отсутствие на финальных этапах операции); формирование гуманитарных коридоров для вывода гражданских лиц с территории боевых действий и даже боевиков, пожелавших покинуть городскую застройку. В Мосуле подобные коридоры преднамеренно не создавались. Часть из примерно 4-тысячной группировки ИГ ушла на запад Ирака и в Сирию до замыкания кольца вокруг города. Когда оцепление по внешнем периметру западной части Мосула было сформировано (взятие под полный контроль пригорода западного Мосула Аль-Танек было самым значительным продвижением позиций штурмующих с начала операции  по освобождению западной части города) и террористы оказались отрезаны от своих баз в иракских аль­-Баадже и аль-Каиме, в «котле» оказались не только боевики, но и от 400 до 600 тысяч простых жителей. Использование коалицией «умных» бомб, к сожалению, совсем не является панацеей в вопросе минимизации потерь среди гражданских.

Сомнений по поводу того, что упорное сопротивление боевиков, рано или поздно, будет сломлено, нет. Вопрос в цене и сроках. Правительство в Багдаде называет конец весны предельным рубежом, до которого город будет очищен от террористов. Американский генералитет более сдержан в прогнозах.

Неизбежное освобождение Мосула является знаменательной вехой на пути восстановления иракской государственности, однако следующий кризис может разразиться почти сразу и иметь не менее деструктивные последствия. Проблематика статуса Киркука или референдума в Иракском Курдистане, о проведении которого в 2017 г. договорились Демократическая партия Курдистана и Патриотический союз Курдистана, касается весьма чувствительно на Ближнем Востоке пограничного вопроса, провоцирующего далекоидущие последствия при внесении изменений в текущее межевание на политической карте региона. Отношения Иракского Курдистана с шиитским правительством в Багдаде на протяжении последних лет осложнились по ряду причин, в том числе из-за противоречий по поводу контроля над местными нефтяными месторождениями и доходами от них. Пришедший к власти в 2014 году премьер-министр Хайдер аль-Абади проводит курс на нормализацию отношений с Курдистаном и признавал за ним право на самоопределение.

«Химическая атака». Последствия

4 апреля по западным СМИ со ссылкой на базирующуюся в Лондоне НПО «Сирийская обсерватория прав человека» прошла информация о том, что в городе Хан-Шейхун провинции Идлиб в результате удара с применением химического оружия «сирийских или российских самолётов» 80 человек погибли и 200 пострадали. Позднее Минобороны РФ сообщило, что удар по восточным окраинам Хан-Шейхуна нанесла сирийская авиация, и согласно российской версии произошедшего в результате были разбомблены цеха, где боевики производили боеприпасы с отравляющими веществами. Отрицая свою причастность, сирийские власти выразили готовность к проведению международного расследования обстоятельств предполагаемой химической атаки. Позицию о необходимости проведения тщательного расследования также выразили Российская Федерация и Европейский Союз. Однако за весь месяц не было организовано официальной экспедиции для сбора доказательного материала. Во-первых, провинция находится под контролем боевиков и доступ туда ограничен. Во-вторых, уже 7 апреля международное сообщество оказалось расколото по принципу одобрение/осуждение авиаудара, который был нанесен крылатыми ракетами «Томагавк» ВМС США по базе сирийских ВВС Шайрат близ города Хомс, что осложнило всю ситуацию. Таким образом, Вашингтон не только не поддержал инициативу партнеров по организации расследования, но и самостоятельно вынес приговор, отделавшись уже привычной формулировкой о доступе к «неопровержимым доказательствам», которые невозможно предъявить международному сообществу.

Акцию, которую президент Соединенных Штатов Дональд Трамп охарактеризовал как «пропорциональный ответ» на «химическую атаку в Идлибе» в Москве была воспринята как «грубое нарушение международного права и актом агрессии против суверенного государства». Временно было приостановлено действие меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, но фактически была брошена тень на репутацию российского государство, которое не только принимало непосредственное участие в процессе утилизации сирийского ХО, но и впоследствии выступило гарантом его отсутствия у официального правительства САР.

Единовременная силовая акция Вашингтона была положительно воспринята его союзниками, а также прибавила популярности Д. Трампу среди собственного электората. Подобный отклик на фактическое нарушение международного права провоцирует губительную динамику более частого обращения к подобным методам воздействия. Так, 12 апреля самолетами международной коалиции, возглавляемой США, был нанесен авиаудар по складу с химоружием террористической группировки «Исламское государство» в провинции Дейр-эз-Зор. От отравления ядовитыми веществами погибли сотни боевиков и мирных жителей, что снова, как и в Мосуле, ставит действия коалиции на грань, за которой начинается территория военного преступления.

Сирия

В таких условиях закономерными представляется заявление президента Сирии Б. Асада, в котором он сравнивает действия турецких войск, американских военных сил с присутствием террористов на сирийской территории. Это «вторжение», ценой которого становятся жизни граждан его страны.

Дипломатический инструментарий, гуманитарные миссии и процесс размежевания боевиков и правительственных войск могут спровоцировать определенные сигналы со стороны тех участников конфликта, которых не включили в переговорный формат. К сожалению, на Ближнем Востоке реалии таковы, что подобные сигналы приобретают форму вооруженной агрессии, терактов. Согласно договоренностям, достигнутым ранее правительствами Ирана и Катара, мирные жители и боевики покидают города Фуа и Кефрайя в провинции Идлиб, которые уже более трех лет находятся под контролем боевиков, а также населенные пункты Мадайя и Забадани в провинции Дамаск. Гуманитарная катастрофа в этих поселениях стоила жизни почти 20 тыс. человек и без проведения эвакуации это число продолжало бы расти. По словам очевидцев, для эвакуации в первый же день было выделено более 80 автобусов. Всего, как ожидалось, из четырех городов будет эвакуировано 30 тысяч человек. 15 апреля в результате теракта в районе Рашидин под Алеппо погибли 70 человек, более 130 человек ранены, среди погибших – женщины и дети, которые были эвакуированы из Фуа и Кефрая и находились на момент взрыва в автобусах.

«Щит Тигра» vs «Гнев Евфрата»

Несмотря на то, что за последние месяцы «Сирийские демократические силы» вплотную приблизились к Ракке и взяли район в плотное полукольцо с запада, севера и востока, демонстрируя серьезную угрозу второй столице ИГ (интенсивные потоки боевиков с семьями в направление Дейр аз-Зора подтверждают данный тезис), курдские племена на севере Сирии пригрозили прекратить наступление. Главы племен потребовали у западной коалиции установить на севере страны бесполетную зону, чтобы прекратить бомбежки региона турецкой авиацией. В ином случае Командиры курдских формирований обещают покинуть свои позиции у Ракки, чтобы самостоятельно защищать себя. Видимо, Вашингтон не способен обезопасить своих союзников уже и от авиаударов, поскольку обстрелы курдских деревень из танков и гаубиц начались еще в марте в кантоне Африн. Салих Муслим, лидер курдской партии «Демократический союз» (PYD) потребовал объяснений от руководства антитеррористической коалиции, которому турки непременно должны были заранее сообщить о проведении операции, в которой было задействовано 26 истребителей: «без одобрения коалиции турецкие самолеты не поднялись бы в воздух в регионе». Ранее, 25 апреля, турецкие ВВС нанесли авиаудар по Генштабу YPG на севере Сирии и позициям курдских формирований в иракском Синджаре.

«Военная акция Турции против курдов показывает, что Турция может быть союзником, но не партнером. Пришло время для стратегического пересмотра политики США», — написал в Twitter директор американского Совета по иностранным отношениям Ричард Хаас. Вместе с тем, представитель коалиции по борьбе с  ИГ полковник ВВС США Джон Дорриан сообщил, что Турция предупредила Вашингтон об ударе по курдским вооруженным формированиям в Сирии и Ираке менее чем за час, поэтому не произошло должной координации с союзниками по коалиции «Демократические силы Сирии». Подобную реакцию США одна сторона посчитала недостаточной, другая – оскорбительной. Дальнейшее проведение операции может оказаться под угрозой.

«Отступать есть куда»

Тем временем решением «правительства» террористической группировки ИГ «столица халифата» была перенесена из сирийской Ракки в Дейр-эз-Зор. По данным военных США, с помощью дронов они несколько недель наблюдали за тем, как Ракку покидают сотни «чиновников ИГ», направляясь в город Меядин, который находится немного южнее осажденного боевиками Дейр-эз-Зора на Евфрате.

Египет

В Египте продолжается война против террора. 9 апреля 2017 г. в египетских городах Танта и Александрия произошла серия скоординированных террористических актов. Террористы-смертники атаковали коптский и православный храмы в двух городах с разницей в несколько часов. В результате взрывов погибли 45 человек, более 140 человек пострадали.

Одним из примечательных итогов данной атаки послужил тот факт, что МИД Турции, выражая соболезнования, сделал это не только в адрес семей погибших, но и всего народа Египта, чего не было со времен июльской революции 2013 г. Возможно, это первый сигнал к тому, что турецкое руководство смирилось с фигурой А.Ф. Ас-Сиси в качестве главы АРЕ и готово восстанавливать подорванный потенциал отношений. Вероятной смене курса в отношении Египта могли способствовать переговоры, которые 3 апреля прошли между Д. Трампом и А.Ф. Ас-Сиси. По итогам встречи были сняты ограничения на контакты по военной и финансовой линиям между Вашингтоном и Каиром, Ас-Сиси был назван «дорогим другом» Трампа, а Египет стратегическим союзником США в регионе и партнером в борьбе с террором. Положительный эффект от контактов американской и египетской администраций также рассматривается в качестве фактора, повлиявшего на улучшение отношений на саудовско-египетском треке. Саудовские власти возобновили прерванные осенью 2016 года поставки нефти и продуктов её переработки в Египет, что плачевно сказалось на контракте по поставкам нефти в Египет из Ирака, который к неудовольствию Багдада был аннулирован египетской стороной. Кроме того Эр-Риядом были «разморожены» кредитная линия Королевства для крупнейшей арабской республики и многомиллиардные двусторонние экономические проекты. 23 апреля президент Ас-Сиси лично отправился с визитом Саудовскую Аравию, где, по сообщениям, будет заложен фундамент из договоренностей по широкому кругу проблем под новый формат двусторонних отношений.

Египетские власти в ответной попытке блокировать террористическое подполье 23 апреля провели на севере Египта в провинции Думьят операцию, в ходе которой были арестованы 52 члена запрещенной в стране организации «Братья-мусульмане», среди них 7 участников убийства полицейского в селении аль-Басарта.

Йеменская кампания

18 апреля, в Йемене разбился вертолёт UH-60 Black Hawk ВВС Саудовской Аравии. На борту машины в это время находились 12 офицеров Королевства, таким образом Саудовская Аравия понесла крупнейшие разовые потери в живой силе больше чем за два года операции в Йемене против местных повстанцев-хуситов. Репутационные и финансовые издержки для правящего дома аль-Сауд повышаются с каждым месяцем затягивания кампании, что напрямую сказывается на положении ее главного архитектора – принца Муххамеда бин Сальмана.

Дипломатический трек Российской Федерации на БВ 

Министр иностранных дел С. В. Лавров провел череду встреч со своими партнерами с Ближнего Востока: Сирия, Иран, Катар, Саудовская Аравия и Израиль. Переговоры глав министерств вешних сношений предварили соглашения между Катаром и Ираном по эвакуации мирных жителей и боевиков соответственно в провинциях Идлиб и Дамаск, также можно предположить, что во время встречи с монстром обороны Израиля А. Либерманом поднималась проблематика активизации израильской авиации на территории Сирии. О том, что у России и Саудовской Аравии нет непреодолимых разногласий по сирийскому урегулированию, заявил глава МИД России С.В. Лавров на совместной пресс-конференции со своим саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром в Москве. Это представляется особенно интересным в контексте очередного заявления А. аль-Джубейра о создании нового будущего Сирии, «в которой Башару Асаду нет места». В свою очередь, глава МИД Саудовской Аравии отметил, что Эр-Рияд не считает целесообразным свое участие в переговорах в Астане, так как речь на этих встречах идет по большей части о технических моментах, и еще один участник может привести к снижению эффективности процесса. Таким образом, он зафиксировал легитимацию площадки со стороны КСА, что является принципиально важным моментом, с учетом влияния Эр-Рияда на сирийский конфликт.

Переговоры министров предварял визит председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко  в столицу Саудовской Аравии, где она 16 апреля  встретилась с королем Саудовской Аравии Салманом ибн Абдул-Азизом аль-Саудом, а перед этим провела переговоры с  председателем Консультативного совета КСА Абдаллой аш-Шейхом. Подобная хронология свидетельствует о том, что позиция России по определенному блоку вопросов была донесена руководству КСА заранее для придания большей результативности последующей встрече глав министерств иностранных дел.

Контуры ближневосточной стратегии Трампа

Администрация Дональда Трампа слишком усердно стремиться размежеваться с невнятным курсом на Ближнем Востоке предыдущей команды в Белом доме. Данные устремления умноженные на задачу продемонстрировать максимум успеха на всех направлениях к стодневному рубежу приводят к излишней резкости при принятии решений, ориентации скорее на тактически «громкие» в своей результативности шаги, чем на стратегически верные. В то время как влияние генералитета ВС США сказывается на характере подобных действий, и есть основания предполагать, что такая политика будет продолжена. Так, 26 апреля Дональд Трамп предоставил Пентагону полномочия изменять ограничения на численность контингента Вооруженных сил государства, дислоцированных в Сирии и Ираке. На данный момент в Ираке, по официальным данным, находятся 5 262 американских военнослужащих, а в Сирии – 503.  Развитие курса на освобождение захваченных территорий подразумевает усиление сухопутных войск и артиллерии за счет направления новых частей, дабы не подвергать рискам уже отвоеванные участки на других направлениях. Увеличение контингента присутствия на последующих этапах кампании также может послужить двум стратегически более выгодным целям: демонстрации зависимости союзников от военной помощи американцев (ни правительство в Багдаде, ни иракские курды, ни местное проиранское шиитское ополчение не в состоянии самостоятельно добиться успехов на фронтах, поэтому присутствие ВС США является обязательным для восстановления мира) и легитимации присутствия на границах с Ираном (текущая политика «нажима» на Тегеран предполагает не только сохранение, но и усиление текущих элементов базирования в непосредственной близости от границ ИРИ).

При этом для поддержания имиджа «решительного парня» и «умелого военачальника» Д. Трампу необходимо избегать эпизодов, которые несут явно противоположный посыл, как эпизод с атакой ВВС США на пехотные части собственной арабо-курдской коалиции «Демократические силы Сирии» к югу от города Табка 11 апреля, в результате которой погибли 18 бойцов.

Выстраивание внешнеполитического курса с опорой на традиционных союзников используется командой Д. Трампа и на Ближнем Востоке. Договоренности с руководством КСА (например, снятие эмбарго на продажу Эр-Рияду спутниковых технологий, предназначенных для слежения, а также беспилотников) были закреплены предоставлением поста посла Саудовской Аравии в США Халиду бин Салману (сын короля Салмана), что свидетельствует о стремлении сторон иметь прямой и надежный канал связи.

***

В последующих месяцах следует ожидать увеличения военного присутствия США в регионе, формирование зоны безопасности на сирийско-иорданской границе, переход к активной фазе штурма Ракки (ситуация вокруг которого будет осложняться вмешательством Турции), не исключено, что далее последует операция в районе Дейр-эз-Зора. Все это плюс удержание освобожденных территорий повлечет за собой рост численности контингента в регионе. Вместе с тем, на нынешнем этапе антитеррористической кампании в Сирии Москвой было принято решение о сокращении военного контингента, таким образом Россия вывезла почти половину своей авиагруппировки, изначально базировавшейся на базе Хмеймим в Сирии. С начала операции в Сирии ВКС РФ совершили более 23 тысяч боевых вылетов и порядка 77 тысяч ударов по террористам, однако в ближайшем будущем ключевые пертурбации будут происходить в плоскости политического процесса.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Турция: апрель 2017 (дайджест)

Апрель 2017 года обозначил направления дальнейшей трансформации политической жизни Турции. Главным событием внутренней политики Турции, несомненно, стал референдум о переходе к президентской форме правления.

В свою очередь, в области внешней политики обращают на себя внимание, прежде всего такие события, как воздушные удары Турции по позициям Курдов в Сирии и Ираке, выступление турецкого руководства в поддержку ударов со стороны США по сирийской авиабазе Шайрат, визит вице-премьера Турции в Москву.

Конституционный референдум

16 апреля (2017 года) в Турции прошёл референдум, посвященный переходу от парламентской формы правления к президентской республике.

Сторонники конституционной реформы – они же сторонники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана – одержали победу с перевесом в 1,12 млн. голосов. Таким образом, «за» конституционные поправки высказались 51,18% избирателей, и 48,82% – «против».

Реформа подразумевает ряд мер, направленных на усиление централизованной власти в Турции, среди них:

  • упразднение должности премьер-министра (президент будет одновременно и главой правительства и главой государства);
  • значительное ограничение полномочий парламента;
  • отмена военных судов (свидетельствует о фактически полном устранении роли турецкой армии в качестве гаранта светскости);
  • право объявлять чрезвычайное положение передано президенту;
  • увеличение числа депутатов турецкого парламента (Великое национальное собрание Турции) с 550 до 600;
  • и другие.

После официального объявления результатов в Анкаре, Стамбуле и Измире – городах, традиционно голосующих против консервативного руководства – прошли митинги. А главная оппозиционная партия страны, Народно-республиканская партия (НРП), подала иск в Верховный суд Турции о признании недействительными итоги голосования, однако суд ответил отказом; до этого апелляцию НРП с требованием пересмотреть результаты референдума отклонил Высший избирательный совет Турции.

Опасения о возможности эскалации вооружённых столкновений из-за противоречивых итогов референдума между противниками и сторонниками действующей власти не оправдались. Тем не менее, результаты голосования продемонстрировали существование глубокого системного кризиса турецкого общества, который является ещё одним потенциальным звеном расшатывающим стабильность турецкого государства.

Одно из первых мероприятий в рамках перехода к президентской республике, как сообщалось официальными представителями правящей Партии справедливости и развития, пройдёт уже в мае 2017 года: президент Эрдоган будет принят в ПСР и, возможно, выдвинут на пост её председателя.

США и сирийский вопрос

7 апреля Соединённые Штаты, оправдывая свои действия в качестве ответных мер на химическую атаку в городе Хан-Шейхун, осуществлённую, якобы, силами Башара Асада, в одностороннем порядке нанесли удар по авиабазе Шайрат, используемой правительственными войсками. Едва ли не одним из первых отреагировало на инцидент руководство Турции, отметив, что расценивает ракетный удар положительно, а также призвав другие государства сохранять свою жесткую позицию по отношению к «варварскому» режиму Башара Асада, а Россию, в свою очередь, отказаться от поддержки действующего президента Сирии.

Ранее Эрдоган заявлял о готовности Турции оказать поддержку Вашингтону, в случае если тот примет решение о проведении военной операции в Сирии.

Подобный подход турецких властей стал ещё одним камнем преткновения в и без того весьма сложных отношениях России и Турции. А само заявление доказало, что сотрудничество Турции с Ираном и Россией в рамках астанинского формата было не интересом, а лишь вынужденным шагом турецкой стороны, за неимением альтернатив для реализации своих интересов в Сирии.

Отношения с ЕС

Спустя менее чем 10 дней после конституционного референдума в Турции прошло заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы, на котором европейские государства проголосовали за возобновление мониторинга за внутриполитической обстановкой в Турецкой Республике. Официальные представители европейских государств оправдывали решение своей озабоченностью по вопросу уважения прав человека в Турции, демократии и верховенства права. Среди причин выделяли режим чрезвычайного положения, который 18 апреля был продлён на три месяца решением турецкого парламента, а также аресты госслужащих и политиков без судебного процесса после попытки государственного переворота в 2016 году.

Турецкий истеблишмент отреагировал крайне жёстко, назвав решение несправедливым и «политически мотивированным». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика является одним из крупнейших источников финансирования бюджета Совета Европы, в связи с чем подчеркнул, что турецкое руководство может поставить организацию в тяжёлое положение.

Примечательно, что позже верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала весьма осторожное заявление, в котором говорилось, что Европейский союз «уважает» результаты турецкого референдума, хоть и не отрицает возможность их пересмотра.

Курды

25 апреля Турецкие вооружённые силы нанесли воздушные удары по позициям курдов в Сирии и Ираке, в районе горы Карачок и горы Синджар, соответственно.

Москва осудила действия Анкары, отметив, что такие шаги не способствуют продвижению в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке.

Соединённые Штаты, в свою очередь, выразили обеспокоенность в связи с тем, что Турция осуществила удары без должной координацией с США или коалицией против Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация).

Россия и Турция

Крайне противоречиво продолжали складываться российско-турецкие отношения. Наряду с непримиримыми разногласиями по сирийскому вопросу, в целом, и авиаударами вооруженных сил США по сирийской авиабазе, в частности, в начале месяца Россия и Турция провели совместные военно-морские учения в Чёрном море.

И после визита президента Турции Реджепа Эрдогана 10 марта 2017 года в Москву стороны всё ещё не смогли достигнуть договорённостей в вопросе ограничений в области торговли сельскохозяйственной продукцией. С целью преодолеть разногласия вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в сопровождении министра экономики Турции Нихата Зейбекчи прибыл 18 апреля с визитом в Москву. Несмотря на положительные оценки турецкой стороны, переговоры не дали практических результатов; как сообщалось, дальнейшее обсуждение вопроса было перенесено на переговоры между президентами двух государств, которые пройдут в Сочи 3 мая 2017 года.

Сейчас продолжают действовать ограничения со стороны России на поставки ряда турецких продуктов, в том числе яблок, груш, клубники, помидоров, кур и других продуктов, и введённые в середине марта турецкой стороной пошлины в размере 140% на ввоз некоторых российских злаковых культур.

Помимо всего прочего, 24 апреля Турция приняла решение о продлении в одностороннем порядке срока безвизового пребывания на территории страны для российских граждан. Срок был увеличен с 60 до 90 дней.

Экономика

Сообщалось, что Турция увеличила импорт энергоносителей на 31,2% по сравнению с прошлым 2016 годом, а импорт зарубежных товаров, в целом, на 6,9%. Таким образом, турецкому руководству удалось сократить внешнеторговый дефицит, так как показатель турецкого экспорта вырос на 13,6%, достигнув, таким образом, объёма 14,496 миллиарда долларов.

***

Апрель 2017 года стал отправной точкой для серьёзных и глубоких внутри- и внешнеполитических изменений в Турции. Результаты референдума приведут к дальнейшей концентрации власти в руках одной личности, её укреплению и в то же время ослаблению других государственных институтов, а также армии, которая фактически уже утратила роль гаранта светскости Турецкой Республики. Во внутренней политике, таким образом, сохранится консервативный курс. Тем не менее, едва ли не единоличное правление не позволит устранить постигший страну кризис: в турецком обществе наблюдается раскол, и брожения, происходящие в нём, лишь усугубят нестабильность турецкого государства.

На Российском направлении после июня 2016 года, когда Эрдоган принёс извинения за инцидент с российский Су-24, всё ещё не наблюдалось каких-либо значительных подвижек. Решая одни вопросы, страны непременно приходят к другим: стороны проводят совместные переговоры по вопросу сирийского урегулирования, а после Турция фактически, отказывается от курса, взятого в рамках астанинского формата; Турция вводит пошлины на российское зерно и в то же время продлевает время безвизового пребывания для российских туристов. Очевидно, такой формат двусторонних отношений продолжит существовать и дальше.

Турция отдалилась от переговорного процесса в Астане в пользу сотрудничества с вернувшимися в регион Соединёнными Штатами, вероятно, понадеявшись на совместное решение вопроса в формате, соответствующем интересам турецкого руководства. Однако, резкая реакция Штатов на несогласованные с ними действия Турции в Сирии и Ираке, свидетельствует о том, что американская администрация не готова к самостоятельной Турции. Таким образом, весьма вероятно, что в процесс сирийского урегулирования, которое раньше строилось на основе компромисса по оси Россия-США, включится третий уже независимый актор в лице Турецкой Республики, а, в частности, развернётся борьба между Турцией и Штатами за влияние на Ближнем Востоке.

В.Аватков, А.Финохин