Иран вернулся в состояние покоя после выборов и терактов

Вот уже второй раз после президентских выборов в Иране витает противоречивая аура восторга по поводу победы Хасана Рухани. В 2013 г. атмосфера несколько отличалась – счастье, что наконец ушел Ахмадинежад, уведя за собой своих неоконсерваторов и «уклонистов». Счастье, что не одержал победу переговорщик по ядерной программе Саид Джалили, с поощрения западных медиа позиционирующийся как фаворит духовного лидера. Счастье увидеть новое правительство «умеренных» политиков, пришедших на выборы под лозунгом надежды и при поддержке тяжеловесов-прагматиков и реформистов в лице бывших президентов Хашеми-Рафсанджани и Хатами.

На волне эйфории немногие желали заострять внимание на политическом прошлом Хасана Рухани как важного функционера в различных профундаменталистских по своему составу и ориентации структурах; казалось, пришли перемены. Остальное мы уже знаем, перемены не торопились наступать, сдерживаемые институциональными скобами, противодействием консерваторов, несоответствием ожиданий и обещаний реальности, в общем, свободой маневра, которой у президента Ирана как у института власти вообще немного. Не исключение и Рухани – человек, вышедший из системы, и, несмотря на намерения осуществлять реформы на благо народа, в рамках этой системы и действующий.

Обещание разрешить ядерный вопрос, нависающий с начала 2000-х и особо обременительно – с 2012 г., когда санкции были введены против энергетического сектора Ирана, Рухани вместе с бодрой командой главы внешнеполитического ведомства Мохаммадом Джавадом Зарифом выполнил. Но во-первых, это, конечно же, не решило структурных проблем экономики, которые становились все ярче на фоне санкций. Во-вторых, не все санкции были сняты разом, тем более, что новая администрация США теперь обратила еще более пристальное внимание на ракетную программу Ирана (за неимением ядерной и «опций на столе» в связи с ней). В-третьих, даже при теоретически снятых санкциях, фактически реализация оказывалась не всегда возможной, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Например, инвестировать в Иран в крупных объемах стало возможно, но осторожность европейских инвесторов, группами направившихся в Иран, дала в результате ограниченное количество проектов на выходе. Возврат Ирану права пользования системой SWIFT не означал немедленного потока волонтеров из числа европейских банков выступить в качестве посредников. И хотя национальный банк провел показательные операции с использованием SWIFT, на практике сарафи-обменники, работающие по системе хавала, по-прежнему представляют собой более надежный способ проведения денежных операций, где один из контрагентов находится за границей. «Надежда» из лозунга нового правительства постепенно испарялась по мере того, как становилось понятно, что к лучшему изменилось немного, даже после условного «открытия Ирана миру».

Во второй для Рухани предвыборной кампании «умеренным» пришлось сложнее – в этот раз нужно было отвечать за предыдущие четыре, пожалуй, не очень успешных года. Как в своем паблике в Instagram едко отметил Ахмадинежад: «Вот вы, господин президент, предыдущие четыре года говорили, что все проблемы созданы командой предшественника. А теперь ошибочка выйдет-с – предыдущий президент-то вы!». В самом деле, последствия провальных проектов Ахмадинежада, возможно, не удастся вычистить и за два президентских срока, даже если бы вместо Рухани кресло занял покойный Рафсанджани. Но Ахмадинежад теперь, по сути, сам себе партия – организует и мобилизует сторонников, которых, на удивление внешнего наблюдателя, не так мало, тем более при тех финансах, что он, видимо, успел аккумулировать за свой президентский срок. Так что критика в адрес Рухани поступает от этой группы ударной волной, и на прошедших в мае выборах возымела свой успех. Во-первых, кандидат от консерваторов и глава фонда Астан-е Разави-е Кодс Эбрахим Раиси набрал более 15 миллионов голосов (39%), что довольно много из 40 миллионов, явившихся на избирательные участки, и даже 56 миллионов, обладающих пассивным избирательным правом, а также по сравнению с результатом победителя в лице Рухани с его 22 миллионами голосов (59%). Раиси, как и другие кандидаты, не предлагал четкой предвыборной программы, что было вполне заметно во время трех раундов дебатов кандидатов в президенты. Он, как и его коллега по партии Галибаф, пришел раскритиковать администрацию «умеренных», а помимо этого представить консерваторов, выступить подразумеваемым фаворитом рахбара и, по слухам, запущенным аффилированным с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) печатным органом, познакомить публику со своей кандидатурой возможного преемника духовного лидера. Само то, что подобный кандидат набрал такое внушительное количество голосов, дает повод задуматься – в чем же заключаются чаяния иранского народа? Предположим, что часть из этих 15 миллионов – те, что голосовали не за Раиси, а против Рухани как недовольные результатами реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), но таких в этой массе все равно не критическое большинство. Борьба консерваторов с реформистами/умеренными в экономическом смысле стала столкновением концепций управления национальным капиталом: стоит ли их отдать в распоряжение народа, раздать нефтяные доходы на стол каждой семье и вводить меры поддержки нуждающихся, или такая социальная политика – неразумный путь к трехэтажной инфляции, и капитал должен находиться в руках исключительно умелых управленцев, самостоятельно решающих социально-экономические проблемы страны.

Одна из самых острых проблем на сегодняшний день – занятость населения. За четыре года с ней не справился Рухани, а на прошедших дебатах кандидаты щедро обещали проблему решить, создав тысячи новых рабочих мест. По официальной статистике в стране 11% безработных, по неофициальной – в три раза больше. В реальности ситуация неутешительная: молодые люди с высшим образованием находятся в поисках работы и часто вынуждены работать не по специальности или искать работу вне Ирана.

Из позитивного – расширение медицинских услуг, которые можно получить по программе государственного страхования и улучшение международного образа Ирана, которое, однако, не принесло быстрых дивидендов.

Если выборы подали сигнал о серьезном столкновении двух лагерей, консерваторов и реформистов/умеренных, то теракты 7 июня в мавзолее Имама Хомейни и иранском парламенте, помимо трагического эффекта, предоставили консерваторам дополнительный повод для критики команды Рухани. Более того, версия о внутренних организаторах (в противоположность Исламскому государству (ИГ), запрещенному в России) как манифест разгоревшейся войны между двумя лагерями также высказывалась. Стоит отметить, что несмотря на подборки истории терактов в Иране, приводимые в СМИ, трагедия такого масштаба стала знаковой. Иран долгое время оставался спокойным островком в море окружающего его хаоса, несмотря на угрозы, исходящие со стороны соседей и ИГ. Основная масса терактов пришлась на неспокойный регион Систан и Белуджистан, и часть инцидентов порой оставалось предметом внутрирегионального, а не национального масштаба. Но чтобы подобное произошло днем в высоко охраняемых учреждениях столицы, такого, пожалуй, не случалось с 1981 г., когда на заре революции еще проявляла активность Организация моджахедов иранского народа (ОМИН).

Однако не стоит переоценивать всенародный шок – все довольно быстро вернулось к нормальному режиму жизни, тем более в регионах. Остался политический повод для критики Рухани, и нужно будет смотреть, чем она закончится к концу его второго срока и что он успеет сделать за следующие четыре года. Пока же не стоит делать выводы из радостных фотографий с улиц городов, празднующих победу Рухани – многие все-таки уверены, что в этот раз страна опять выбирала по принципу «наименее худший кандидат» из всех остальных.

Ю.Свешникова

Турция: май 2017 г. (дайджест)

Турецкое руководство продолжает реализовывать курс на укрепление централизованной власти, что нашло отражение в избрании президента страны на пост председателя правящей Партии справедливости и развития. В стране по-прежнему действует режим ЧП, и имеют место массовые аресты и увольнения.

Западное направление турецкой внешней политики сохраняет сложный характер: в середине месяца состоялась встреча Эрдогана и Трампа, которая продлилась всего 20 минут и прошла на фоне ряда разногласий внешнеполитического характера; имел место конфликт с Германией, по вопросу допуска немецких военных в Инджирлик.

Тем не менее по российско-турецкому направлению были достигнуты успехи, а именно отмена взаимных ограничений на поставки сельскохозяйственной продукции.

Турция и Россия

3 мая президент Турции прибыл в Сочи, где провёл переговоры с российским лидером. Главной темой переговоров стал, прежде всего, вопрос двустороннего торгово-экономического сотрудничества.

По итогам встречи стороны отметили, что им удалось достичь некоторых договорённостей по вопросу снятия ограничений на ввоз турецкой сельхозпродукции в Россию, а также либерализации визового режима для граждан Турции.

Кроме того, главы двух государств обсудили вопрос поставок в Турцию российских зенитно-ракетных систем С-400, а также создание в Сирии зон деэскалации.

Уже 4 мая Турция сняла пошлины на импорт пшеницы из России, которые были введены 15 марта и составляли 130%.

22 мая в Стамбуле состоялся саммит Организации Черноморского экономического сотрудничества, приуроченный к её 25-ой годовщине. В ходе своего выступления Эрдоган обратил внимание на важность общих ценностей для сотрудничества стран региона, а также коснулся вопроса визовых барьеров в рамках региона, отметив, что Турция сделала и продолжает делать значительные шаги в этом направлении.

В саммите также принял участие премьер-министр России Дмитрий Медведев. В ходе своего визита в Стамбул он провёл ряд двусторонних встреч, в том числе с президентом Эрдоганом и премьер-министром Турции Йылдырымом. По их итогам России и Турции удалось прийти к окончательному соглашению в вопросе торгового сотрудничества: стороны подписали совместное заявление о взаимном снятии ограничений в торговле. Для Турции это значит отмену ограничений на ввоз в Россию всех видов сельскохозяйственной продукции, за исключением помидоров.

Внутренняя политика

21 мая в Анкаре прошёл внеочередной съезд правящей Партии справедливости и развития (ПСР), в ходе которого её председателем был избран президент страны Реджеп Тайип Эрдоган, который, к слову, был единственным кандидатом на этот пост.

Воссоединиться с партией Эрдогану позволила одна из поправок к конституции страны, принятых по результатам референдума 16 апреля 2017 года, которая позволяет главе государства оставаться членом той или иной партии в период своих полномочий.

Напомним, что Эрдоган является одним из основателей ПСР. В 2014 году он покинул партию в соответствии с законом, запрещающим президенту.

На ситуацию в стране обратили внимание в ООН. В начале мая Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн выразил обеспокоенность массовыми арестами и увольнениями в Турции, которые начались после попытки государственного переворота в июле 2016 года. Он отметил, что, учитывая их объём, маловероятно, что они происходят при соблюдении законных процедур. В свою очередь, власти США призвали Турцию к скорейшей отмене режима чрезвычайного положения, который также всё ещё сохраняется с 2016 года.

Турция и США

16 мая Эрдоган осуществил визит в Соединённые Штаты, где встретился с президентом страны Дональдом Трампом. Согласно сообщениям СМИ, встреча продлилась всего 20 минут. По её итогам Трамп заявил, что США готовы поддержать Турцию в борьбе против Исламского государства (ИГ; запрещённая в России террористическая организация), а также Рабочей партии Курдистана (РПК).

Оба лидера заявили, что переговоры прошли в позитивном ключе. Тем не менее, нужно отметить, в начале мая в Белом доме приняли решение начать поставки вооружений курдам, а именно партии «Демократический союз» (PYD). Это вызвало шквал критики со стороны турецких властей, которые считают, что PYD и её боевое крыло «Отряды народной самообороны» (YPG) связанны с РПК, признанной в качестве террористической организации как Турцией, так и США.

Саммит НАТО

25 мая в Брюсселе прошёл саммит НАТО. На нём присутствовал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. На полях саммита турецкий лидер встретился с председателем Европейского совета Дональдом Туском и председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером. В ходе встречи политики подтвердили приверженность реализации положений соглашения по беженцам, отметили важность оживления отношений Турции и ЕС, а также подчеркнули необходимость укрепления сотрудничества в борьбе с терроризмом. Стороны также обсудили кипрский вопрос, который является одним из препятствий на пути вступления Турции в Евросоюз.

Эрдоган также провёл встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель, чтобы обсудить вопрос допуска немецких представителей в Турцию. Напомним, что ранее между Турецкой Республикой и ФРГ имел место конфликт, связанный с отказом первой предоставить немецким парламентариям доступ к военной базе Инджирлик, где находятся около 250 военнослужащих бундесвера, которые входят в западную коалицию против ИГ (запрещённая в России террористическая организация). В свою очередь, Меркель заявила, что Германия будет искать альтернативу Турции в этом вопросе. Министр иностранных дел Турции прокомментировал заявление следующим образом: «Если хотите сблизиться с нашей страной, ведите себя как друг, а не как начальник. <…> Если Германия хочет уйти из Инджирлика, она знает, мы её уговаривать остаться не будем».

Напряжённость в отношениях с Западом вылилась и в отказ ряда стран Европы от проведения по предложению Эрдогана следующего саммита НАТО в Турции. Германия, Франция и ряд других стран-членов альянса оправдали отказ, заявив, что если они пойдут на этот шаг, то может сложиться впечатление, якобы они поддерживают внутреннюю политику турецкого руководства.

Экономика

Несмотря на разногласия политического характера, в начале мая министр экономики Турции Нихат Зейбекчи встретился со своим немецким коллегой. В ходе совместной пресс конференции политики заявили что общей целью государств является увеличение объёма взаимной торговли в два раза до 70 миллиардов евро в год.

Кроме того, Турция начала реализацию крупного проекта, а именно строительство аэропорта в Кувейте, тендер на который выиграла турецкая компания Limak Holding. Оно обойдётся конгломерату в 4,4 миллиарда долларов. В церемонии закладки фундамента принял участие Эрдоган, который отметил, что  данный проект является символом «присутствия Турции в регионе».

Согласно данным министерства культуры и туризма страны, туристическое направление экономики страны испытывает значительный подъём. Так, объём иностранных туристов увеличился, по сравнению с показателями прошлого года, на 18,1%, достигнув объёма в 2,07 миллиона человек. Также, российские туристы доказали свою значимость для туристической отрасли Турции, так как их число увеличилось на 485,7 %, и достигло 181 тысячи человек (больше чем представителей любых других государств).

***

Как уже отмечалось, политический курс турецкого руководства не претерпел каких бы то ни было значимых изменений за прошедший период. Отношения с Западом по-прежнему остаются достаточно напряжёнными, хотя Турция предпринимает попытки по налаживанию отношений с Соединёнными Штатами, однако усилия малорезультативны.

Нужно отметить, что внешняя политика Турецкой Республики идет едва ли не в отрыве от её экономической политики, что продемонстрировали переговоры министра экономики Турции Нихата Зейбекчи с его немецкой коллегой Бриггитой Циприс на фоне ряда политических конфликтов двух государств.

Учитывая стремления Турции приобрести статус мировой державы, представляется очевидным, что сложившаяся конфигурация внутренней и внешней политики страны является уже в некоторой степени устойчивой, а значит её дальнейшее развитие продолжится по пути, который можно наблюдать сегодня.

В.Аватков, А.Финохин

Китай: апрель 2017 г. (дайджест)

Во внешней политике можно выделить: визит председателя Си Цзиньпиня в США, кризис вокруг Северной Кореи, ситуацию с южнокорейской ПРО THAAD.

Во внутренней политике: продолжающая кампания по борьбе с коррупцией, экологическую кампанию, спуск второго китайского авианосца.

Внешняя политика

Китай и Россия

13 апреля визит в Россию нанес вице-премьер Госсовета Чжан Гаоли. Стороны обсуждали вопросы упорядочивания двухстороннего сотрудничества и реализации новых двусторонних инициатив. В ходе визита Чжан Гаоли встретился с президентом России В.Путиным, с зам. председателем правительства А. Дворковичем, главами Роснефти И. Сечиным и Газпрома А. Миллером.

18 апреля с трехдневным визитом в Россию прибыл председатель Постоянного Комитета ВСНП (Всекитайского собрания народных представителей) Чжан Дэцзян. Стороны обсудили вопросы двухстороннего сотрудничества в области законодательства и информационных технологий. В ходе визита Чжан Дэцзян встретился с президентом России В. Путиным, с председателем Госдумы РФ В. Володиным и с председателем Совета Федерации РФ В. Матвиенко.

21 апреля на встречи министров иностранных дел РФ и КНР министр иностранных дел КНР Ван И заявил, что Китай готов работать с Россией в деле урегулирования в горячих точках.

28 апреля КНР и РФ дали старт работам по созданию совместного широкофюзеляжного самолета. Будущий проект рассчитан на 280 посадочных мест и должен составить конкуренцию лидерам рынка производителей гражданской авиации.

В опубликованной Госсоветом КНР концепции внешней политике в Азии, отношения с РФ были поставлены на второе место, а Россия была названа стратегическим партнером. Организация ШОС в списке оказалась на предпоследнем месте.

Китай и США

В минувшем месяце наиболее содержательной повесткой для китайской дипломатии стали отношения с США. 6-7 апреля лидер КНР посетил с официальным визитом Соединенные Штаты. Встреча носила закрытый характер. По официальным данным стороны обсуждали торговую повестку, ситуацию в Северной Корее и региональные вопросы. После данной встречи в двухсторонней повестке стала доминировать ситуация вокруг Северной Кореи.

23 апреля Си Цзиньпин провел телефонные переговоры с Д. Трампом, в ходе которых говорил о необходимости сдержанности в отношении Пхеньяна. Вместе с этим стоит отметить улучшение двусторонних отношений. Подтверждением служит отказ Д. Трампа 28 апреля на телефонный разговор с президентом Тайваня Цай Иньвей, “не причинять трудности” Си Цзиньпину.

В конце месяца Госсовет КНР опубликовал концепцию внешней политики Китая в Азии, где отношения с США были поставлены на первое место.

Китай и Северная Корея

В вопросе Северной Корее КНР занимает двоякую позицию. С одной стороны, Пекин заявляет о невозможности военного решения, с другой вводит оказывает давление на Пхеньян на разных треках. Так, 10 апреля пресс-секретарь МИД КНР Хуа Чуньин заявила, что эскалация на корейском полуострове нежелательна. 12 апреля специальный представитель Китай по делам корейского полуострова У Давей возможные санкции будут касаться экономической сферы.  В этот же день, официальный представитель МИД КНР Лу Кан разъяснил выдвинутую Пекином формулу “двуединого подхода”. Суть ее заключается в процессе поэтапной приостановке ядерной программы в обмен на продвижение мирного процесса.

25 апреля пресс-секретарь МИД КНР Гэн Шуан заявил о сложности ситуации на корейском полуострове. Кроме этого он призвал не делать “резких движений”, которые могут привести к эскалации конфликта.

Китай и Южная Корея

В связанном с кризисом вокруг ядерной программы Северной Кореи вопросе южнокорейской системе ПРО THAAD. 27 апреля пресс-секретарь МИД КНР Гэн Шуан призвал США и Южную Корею остановить разворот ПРО. Данная система ПРО, по мнению спикера, только снижает уровень безопасности и способствует эскалации конфликта на корейском полуострове.

Днем ранее в редакционной статье Global Times (англоязычное издание, выражающая официальную точку зрения правительства) прозвучали предостережения в адрес Южной Кореи по поводу размещения ПРО. Там же говорилось, что кризис вокруг ракетно-ядерной программы в Северной Кореи вина не только Пхеньяна, но и Сеула.

Китай и Ближний Восток

3 апреля агентство Синьхуа опубликовала интервью с китайским послом в Иордании Пань Вейфанем, которые подчеркивал углубление экономического взаимодействия между странами.

10 апреля официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин призвала к расследованию под эгидой ООН инцидента с применением химического оружия 4 апреля в сирийском городе Хан Шейхун, провинция Идлиб. Только после того, как у международного сообщества окажутся неопровержимые доказательства химической атаки со стороны правительства, можно будет обсуждать меры против Дамаска – подчеркнула представитель МИД КНР.

18 апреля с визитом в Турцию посетил вице-премьер КНР Лю Яндунь. В ходе визита Лю встретился с президентом Турции Р. Эрдоганом, с премтер-министром Б. Йылдырымом, с замом премьер-министра Т. Тюркешем и вице-премьером М. Шимшеком. Стороны осуждали вопросы экономического (в том числе президент Эрдоган выразил желание присоединиться к инициативе Шелкового Пути), культурного, антитеррористического, рекриационного, спортивного взаимодействия.

23 апреля представители КНР и ИРИ (Исламской Республики Иран) подписали договор о реконструкции реактора на тяжелой воде в Араке.

24 апреля на встрече министров иностранных дел КНР и Египта министр иностранных дел Египта заявил о необходимости углубления двухстороннего сотрудничества между странами, в том числе в проектах Шелкового пути.

24 апреля министр иностранных дел Ван И заявил, что Китай готов участвовать в послевоенном восстановлении Ирака.

Китай-Индия

Между двумя странами снова обострился территориальный спор, из-за визита Далай-ламы. 5 апреля официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин раскритиковала предложение индийских властей к Далай-ламе посетить спорные китайско-индийские территории. Несколько позже другой официальный представитель МИД КНР Лу Кан назвал визит Далай-ламы “позорным шоу”.

Китай-Пакистан

В конце апреля совершил свой первый полет самолет JF-17, который является совместным проектом Китая и Пакистана для ВВС Пакистана.

20 апреля, пакистанский порт Гвадар был передан китайской правительственной компании в аренду на 40 лет. Данный порт должен стать опорной точкой в торговле, связывающий КНР и страны Африки и Ближнего Востока. Ранее, Китай и Пакистан достигли договоренности о создании торгового коридора Синьцзянь-Гвадар.

Китай-Вьетнам

17 апреля Председатель Всекитайского комитета Народного политического консультативного Совета КНР Юн Чжэншэн провел встречу с министром иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минем. По итогам встречи, стороны пришли к мнению, что Китай и Вьетнам должны усилить сотрудничество, в том числе и в рамках проекта Шелковый путь. Кроме этого, сторонам необходимо разрешить все имеющиеся противоречия и двигаться к стратегическому партнерству.

Китай-Мьянма

10 апреля во время встречи президентов Китая и Мьянмы, стороны договорились о достройке совместного нефтепровода между мьянмским портом Кяокпю и китайским городом Куньминь.

Внутренняя политика

Борьба с коррупцией

11 апреля Госсовет КНР опубликовал список перестановок в своем аппарате, а также замены в руководящих должностях в провинциях.

Продолжена была антикоррупционная кампания. По заявлению центральной комиссии КПК по проверке дисциплины более 85 тысяч чиновников были, как минимум, уволены со своих должностей по итогам первого квартала 2017 года. В их число входит 14 чиновников провинциального и порядка 400 человек окружного уровня.

28 апреля был опубликован список из 22 крупных чиновников, скрывающихся за рубежом от правосудия, при этом, число беглых чиновников, по статистике Национального статистического Бюро сократилось в пять раз.  26 и 27 апреля еще трем крупным чиновникам (бывшему главе Национального статистического бюро КНР Ван Баоаню, зам.губернатора провинции Сычуань Ли Ченюню и вице-губернатору провинции Аньхой Чэнь Шулун ) были предъявлены обновления во взяточничестве.

Экономика

27 апреля государственное агентство Синьхуа сообщила, что в 2017 году Китай продолжит активные структурные реформы в экономике. Продолжится реформа в налоговом и финансовом секторе, будут приняты меры для сокращения перепроизводства нового жилья, особое внимание будет уделено взаимосвязи экономики и экологии.

По данным Национального статистического бюро КНР за первый квартал 2017 года в 18 из 70 городов снизилась стоимость квадратного метра нового жилья. ВВП страны за указанный период вырос на 6,9 процента, что выше запланированного на 0,4 процента. Инфляция за этот же период выросла на 0,9 процента.

25 апреля власти КНР опубликовали квартальный экономический отчет. Официальный уровень безработицы за первый квартал 2017 года снизился до 3,97 процента, при этом было создано более 3,3 млн. рабочих мест, выросли показатели предложения новых вакансий. Данные цифры демонстрируют позитивные тенденции в китайской экономике, они превосходят показатели последней четверти 2017 года и выше ранее запланированных.

Борьба с экстремизмом и терроризмом

14 апреля министр безопасности КНР Го Шенкун подвел итоги 2016 года и обозначил перспективы на 2017, в том числе в вопросах борьбы против экстремизма, терроризма, сепаратизма (трех зол). В рамках этой кампании запланирована несколько крупных антикоррупционных учений, в том числе с привлечением частей регулярной армии.

25 апреля власти КНР опубликовали черный список имен для новорожденных детей. Дети с такими именами не смогут пользоваться государственными системами образования и здравоохранения.

Экология

Власти КНР продолжили кампанию по улучшению экологической ситуации в стране. 26 апреля премьер-министр КНР Ли Кэцян заявил о дополнительном финансировании правительственного агентства, занимающегося проблемами загрязнения воздуха. 25 апреля в Пекине стартовала 100-дневная кампания по борьбе с загрязнением воды. В рамках этой кампании будет проинспектированы предприятия на предмет выбросов в воду и в атмосферу, проверены будут на предмет нарушений мусорные свалки.

Космос и военные технологии

В апреле в Китае была создана коалиция университетов и исследовательских институтов (48 различных учреждений) по изучению космоса. 12 апреля запущен новейший спутник связи. 20 апреля был запущен первый китайский грузовой корабль “Тяньчжоу-1”

23 апреля КНР спустила на воду второй авианосец Тип 001а. Новый корабль представляет из себя модернизированную версию советского авианесущего крейсера проекта 1143 “Кречет”.

Общество

13 апреля КПК совместно с Госсоветом КНР опубликовали десятилетний план развития молодежи в КНР. План включает в себя кампании на воспитание молодежи, прививания им ценности патриотизма, социализма, а также идею “китайской мечты”.

Период апреля 2017 года для КНР был очень сложный, но одновременно его можно охарактеризовать как умеренно позитивный. С одной стороны, китайскому руководству пришлось прикладывать усилия для урегулирования кризиса вокруг северокорейской ракетно-ядерной программы, с другой, Китаю удалось достигнуть прогресса в отношении с США и рядом других стран.

В отношениях с Россией подтвердился статус стратегического партнёрства. Два визита высокопоставленных представителей КНР в Россию, заявления официальных лиц КНР определили позитивную динамику двухсторонних отношений в политике.

Не без большого вклада китайской дипломатии удалось частично снизить напряжение в северокорейском кризисе. Несмотря на заявления Пхеньяна о продолжении испытаний, на практике, после угроз со стороны США, произошло два пуска ракет, без каких-либо реальных угроз Южной Корее и Японии (одна, по сообщениям южнокорейских СМИ взорвалась при старте, вторая упала на территории Северной Кореи, не достигнув первоначальных целей) и одни артиллерийские учения. Кроме этого, можно увидеть первые небольшие шаги снижения уровня конфликта.

Отметить определенный успех по итогам месяца можно в отношениях с США. После визита Си Цзиньпина в начале месяца в США изменилась риторика президента США Д. Трампа, а в конце месяца Трамп отказался говорить по телефону с президентом Тайваня Цай Иньвей, так как это бы навредило отношением с Китаем.

В обозначенный период Китаю удалось заключить несколько важных и выгодных для себя договоров и соглашений с рядом стран. Вместе с этим стоит отметить обострения пограничного конфликта с Индией в связи с визитом Далай-ламы в спорные территории.

Во внутренней политике необходимо отметить ряд успехов, в первую очередь связанных с экономикой и космосом. Продолжается антикоррупционная кампания и борьба против “трех зол”.

П.Прилепский

Почему падает турецкая лира и кому это может быть выгодно?

Почему падает турецкая лира и кому это может быть выгодно? 

10 января курс турецкой лиры обвалился до исторически низкой отметки в 3,73 лиры за доллар. Этому предшествовало полугодовое падение национальной валюты, которая после попытки госпереворота в июле 2016 года потеряла более четверти своей стоимости. Что стало началом падения турецкой валюты, чем объясняется ее столь сильное ослабление и кому подобная ситуация может быть выгодна?

Почему падает национальная валюта в Турции

В ночь с 15 на 16 июля 2016 года в Турции произошла попытка военного переворота, которая стала причиной многих внутренних и внешних проблем страны: осложнений в отношениях с США и Европой, массовых «чисток», а также серьезных изменений в экономике.

Последствия переворота затронули все сферы общественной жизни. Начались повсеместные аресты и увольнения: к 18 июля было задержано более 6 тысяч военнослужащих, уволено 9 тысяч сотрудников МВД. Более 1200 благотворительных фондов и учреждений было закрыто, под сокращение попали более 15 тысяч учителей. Кроме этого, Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган приостановил действие Европейской конвенции по правам человека, а также заявил, что готов подписать закон о возвращении смертной казни. Эти шаги практически поставили крест на переговорах о вступлении Турции в ЕС, а Председатель Европарламента Мартин Шульц в ноябре 2016 года пригрозил Анкаре экономическими санкциями в ответ на задержания оппозиционных политиков и журналистов в стране.

Однако наиболее серьезные последствия переворота ощущаются в экономическом секторе. Уже на следующий день после попытки госпереворота, 16 июля, турецкая лира потеряла более 4,6% к доллару и тем самым достигла восьмилетнего минимума. В дальнейшем темпы падения уменьшились, однако сдержать его не удалось. 10 января 2017 года курс национальной валюты упал еще более чем на 2% и достиг нового исторического минимума — 3,73 лиры за доллар. Подобное ослабление незамедлительно сказалось на иностранных инвестициях и банковской системе.

20 июля рейтинговое агентство Standard and Poor`s Global Ratings (S&P) понизило с негативным прогнозом суверенные рейтинги Турции в долларах с отметки BB+ до BB, а в национальной валюте — с BBB- до BB. Данные рейтинги используются для оценки платежеспособности страны по внешним кредитам. Их понижение означало, что способность Турции выплачивать долговые обязательства после попытки государственного переворота значительно ухудшилась. В релизе S&P говорится, что события 15 июля «усилят политическую разобщенность в стране и как следствие подорвут рост инвестиционной среды».

Незамедлительно на изменение валюты отреагировали и зарубежные инвесторы. Первые после попытки переворота котировки на Стамбульской достигли минимума с февраля 2016 года, упав на 3%. В дальнейшем их падение продолжилось.

Последствия переворота затронули и банковскую сферу страны. Рейтинговое агентство Fitch понизило прогнозы со стабильного до негативного по 18 турецким банкам, среди которых – Ziraat, Halk Bankası и Kalkınma Bankası.

Примечательно, что сперва турецкие власти оценивали экономический спад как временное явление. Вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в августе заявил, что турецкое правительство не ожидает долгосрочных негативных последствий для турецкой экономики. Тогда же министр торговли и таможни Турции Бюлент Тюфенкджи отметил, что турецкие граждане конвертировали более 10 млрд долларов в лиру и тем самым ограничили неуправляемый рост курса доллара. Действительно, в августе лира отыграла около 5,5%, но данный рост был лишь временным явлением: с сентября падение продолжилось. Ситуация настолько усугубилась, что в декабре президент Эрдоган призвал население менять доллары на турецкую валюту, а в январе и вовсе приравнял людей с долларами и евро на руках к «террористам с оружием». Подобная риторика не помогла президенту остановить падение лиры, и тренд на ухудшение экономической конъюнктуры сохранился.

Кому может быть выгодно падение турецкой лиры

Столь серьезные изменения внутри Турции сильно осложняют положение Эрдогана. После охлаждения отношений с Западом турецкий президент встал на путь укрепления связей с Россией, что в контексте сирийского вопроса абсолютно не устраивает США. Турция уже разрешила российской авиации использовать базу «Инджирлик», а вице-премьер Турции Вейси Кайнак заявил: Анкара может пересмотреть вопрос о размещении на базе ВВС сил международной коалиции во главе с США.

В подобных условиях экономическое воздействие для США остается единственным действенным методом давления на Турцию. Америка лидирует по показателям прямых инвестиций в турецкую экономику: за 2015 год было вложено более 1,5 млрд долларов. Кроме того, крупнейшие мировые рейтинговые агентства, чье влияние на поведение инвесторов неоспоримо, расположены в США. Наконец, США обладает 17,085% голосов в Международном валютном фонде. Для блокирования решения по выделению кредитов достаточно 15% голосов, что фактически означает наличие у Америки права вето. Турция, несмотря на провозглашенный президентом курс на избавление от внешних долгов в долларах, может прибегнуть к внешним займам как к одной из мер поддержания своей экономики.

Таким образом, экономический кризис в Турции играет на руку США, которые могут воздействовать на Турцию через экономические механизмы.

Основным выгодополучателем падения лиры внутри страны стали оппозиционные Эрдогану силы. В организации государственного переворота Анкара почти сразу обвинили лидера движения «Хизмет» Фетхуллаха Гюлена. Массовые увольнения и суды над военными и генералами должны были минимизировать присутствие гюленистов в высших эшелонах власти.

При этом после увольнения более 13 тысяч сотрудников полиции в стране образовался вакуум безопасности, который умело используют террористы. Страна постоянно переживает террористические акты, не прекращается борьба и на востоке Турции. Нестабильность усугубляется и попыткой Эрдогана сменить форму правления в стране на президентскую республику. Падение экономических показателей может сыграть на руку противникам Эрдогана. Недовольство народных масс экономическими проблемами может поставить крест на его планах реформы государственного устройства, решения по которой должны приниматься на референдуме.

Таким образом, с 15 июля 2016 года наблюдается постепенное падение лиры, которая потеряла более четверти своей стоимости. Причины этого ослабления кроются в последствиях попытки государственного переворота в июле 2016 года. Именно после июльских событий национальная валюта начала резкое падение, а действия иностранных инвесторов, которые стали спешно вывозить капитал из Турции, явились катализатором этого процесса. Выгоду из данной ситуации могут извлечь как внешние, так и внутренние акторы: США, которые получают эффективный инструмент влияния на вышедшую из-под контроля Турцию, и оппозиционные Эрдогану силы, которые могут использовать набирающий обороты кризис в своих целях.

В.Аватков, А.Баранчиков

 

——

Статья подготовлена в рамках проекта МГИМО «Внутриполитический процесс в Турецкой Республике на современном этапе

Турция: сентябрь 2016 (дайджест)

Турция: сентябрь 2016 (дайджест)

 

Турция в сентябре 2016 года начала постепенно выходить из кризисного состояния, в которое ее ввело руководство страны 2 месяца назад, решившее сделать из попытки государственного переворота, произошедшей в ночь с 15 на 16 июля, рычаг для внутриполитических чисток и выстраивания новой внешнеполитической концепции. Однако политическая элита Турции не учла, что помимо краткосрочного объединения общества и устранения внутренних соперников, такая политика может привести к экономической изоляции, подозрительному отношению стран-партнеров и оттоку человеческого капитала из страны. Первые признаки этих негативных последствий начали проявляться уже в сентябре 2016 года. При этом укрепляется тренд на расширение консультаций с Россией, хотя происходит это медленно, но положительная динамика уже видна.

В первую очередь, среди негативных последствий необходимо отметить результаты гонений внутри страны, которые правящая Партия справедливости и развития начала в июле этого года и продолжает до сих пор. Краткие итоги этого процесса подвела находящаяся в оппозиции Народно-республиканская партия, которая 28 сентября опубликовала доклад, посвященный нарушению прав человека в Турции после попытки переворота. По утверждению составителей доклада, правящая Партия справедливости и развития, введя на территории страны режим чрезвычайного положения, подорвала устойчивость государства, избавившись от десятков тысяч ценных кадров и опытных работников в самых разных сферах.

Доклад, в частности, приводит следующие цифры: за указанный период от своих должностей были отстранены 93 тысячи государственных служащих, в отношении 40 тысяч еще продолжается расследование. Что касается военных структур, то из армии было уволены 3 534 военнослужащих.

Санкции были применены также в отношении профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений. Общее количество профессоров, которые были отстранены от работы по распоряжению руководства вуза или уволены в соответствии с решениями государственных органов, превысило 6 тысяч человек.

Как сообщается в докладе, помимо этого, из-за связи с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена были закрыты 35 медицинских организаций, 1061 образовательная организация, 129 фондов, 1125 дернеков, 15 университетов, 19 профсоюзов, 45 газет, 23 радиостанции и 4262 организации.

При этом, стоит отметить, что часть компаний не закрываются, а в них по распоряжению суда назначается внешний управляющий (кайюм). Так, в частности, произошло с 3 компаниями 21 сентября: по решению суда в компании «Bereket Yemek», «Ulusoy Güvenlik Sistemleri» и «Doğu Karadeniz İnşaat Malzemeleri» были назначены внешние управляющие. Складывается ощущение, что правящие в Турции элиты используют попытку переворота не только для подавления своих политических соперников, но и для перераспределения в пользу себя собственности внутри страны.

Более того, нет оснований полагать, что аресты и увольнения закончатся. Как сообщает сопредседатель про-курдской Демократической партии народов Селахаттин Демирташ, у него есть информация, что в октябре будут выдвинуты обвинения против 22 членов его партии. Необходимо отметить, что на этот раз причиной преследований депутатов станет не подозрение в их причастности к организации Гюлена, а закон, вступивший в силу в мае 2016 года, согласно которому появилась возможность лишать депутатов парламента иммунитета, в случае совершения ими уголовных преступлений. Однако общей картины это не меняет: в Турции продолжается преследование инакомыслящих под любым имеющимся предлогом.

Реакция в обществе в отношении политики чисток ПСР остается неоднозначной. Несмотря на то, что многомиллионные митинги летом 2016 года подтвердили приверженность турецкого общества курсу, который проводит президент Реджеп Тайип Эрдоган, отдельные общественные организации продолжают выступать против репрессий.

Так, 24 сентября состоялся 600-й митинг организации «Матери субботы». В рамках этого митинга собираются люди, близкие которых подверглись насилию или были убиты в Турции в период с момента переворота 1980-го года. На этот раз лозунгом митинга стало следующее заявление: «Мы еще раз заявляем, что не будем молчать, когда дело касается политики запугивания, мы не прекратим вспоминать  тех, кого мы потеряли, и требовать справедливости, мира и искренности!».

Курдский вопрос остается одним из центральных  в области внутренней политики Турции, несмотря на то, что эта тема стала меньше тиражироваться в мировых СМИ. В восточной части Турции продолжаются военные операции турецкой армии против вооруженных курдских отрядов. Одновременно гонениям подвергаются также и местные жители. 23 сентября комендантский час был введен на территории еще 18 деревень,  расположенных  в провинции Диярбакыр. Официально объявляется, что подобное положение  вводится с целью защиты мирного населения. Однако на практике люди больше страдают от невозможности выйти на улицу, поскольку это препятствует работе школ, магазинов и больниц, чем от боевых действий.

Важный шаг со стороны турецкого руководства был сделан по вопросу сирийских беженцев, проживающих на территории Турции. В частности, президент Эрдоган заявил, что в Турции «началась подготовка к предоставлению гражданства беженцам». Он отметил, что Турция приняла у себя уже 3 миллиона беженцев, на содержание которых ей пришлось потратить 12 миллиардов долларов. Внешняя же помощь составила лишь 500 миллионов долларов. Чтобы дать беженцам возможность жить и развиваться, руководство страны намерено начать процесс выдачи беженцам разрешения на работу и даже гражданства Турции.

 

Внешняя политика

 

В области внешней политики необходимо, в первую очередь, отметить две программные речи, которые произнес президент Турции сначала в Шанхае на саммите стран Большой двадцатки, а потом на открытии Генеральной Ассамблеи ООН. Сразу хотелось бы сказать, что для Эрдогана это является довольно типичным ходом: он нередко использует трибуны крупных международных организаций и форумов для того, чтобы представить всему миру общий обзор внешнеполитических ориентиров своей страны.

Во время пресс-конференции, состоявшейся по окончании саммита Большой двадцатки в Шанхае 5 сентября, Эрдоган в своей речи уделил большую часть времени внешнеполитическим вопросам, напрямую связанным с Турцией, оставив общемировые проблемы в стороне.

В первую очередь, Эрдоган в очередной раз предупредил мировое сообщество  о той угрозе, которая исходит от террористической организации, именуемой в Турии FETÖ – террористическая организация Фетхуллахчистов. По его сведениям, она функционирует  на территории более 170 государств и осуществляет свою деятельность в таких областях, как образование, религия и торговля.

Эрдоган также затронул наиболее неоднозначное внешнеполитическое решение турецкого руководства за последние несколько месяцев, а именно решение о проведении наземной военной операции на территории Сирии, которая получила название «Щит Евфрата». Президент Турции объявил, что операция была проведена в сотрудничестве с умеренной сирийской оппозицией и была целиком и полностью направлена только против членов террористической организации «Исламское государство». Сильным аргументом стало утверждение Эрдогана, что турецкая армия предприняла данные действия, чтобы дать возможность сирийским беженцам, которые сейчас находятся на территории Турции, вернуться в безопасности к себе на родину. Тему беженцев Эрдоган позже продолжил. По его подсчетам, на территории Турции сейчас находятся уже 3 миллиона граждан Сирии и Ирака. Общие затраты на их содержание достигли 12 миллиардов долларов, а с учетом средств, потраченных различными неправительственными организациями, – 25 миллиардов.

Таким образом, Эрдоган попытался доказать всему миру оправданность операции в Сирии.

Говоря о сирийской проблеме, Эрдоган подтвердил, что его позиция по Сирии не изменилась. Он назвал Асада «убийцей», заявил, что ему становится стыдно из-за того, что этот человек еще находится у власти.  Он также выдвинул предложение Путину и Обаме о создании беспилотной зоны над Сирией.

Отдельное внимание он уделил отношениям Турции с хозяйкой саммита – Китайской Народной Республикой. Он подтвердил, что  у двух стран существует понимание по всем вопросам, в первую очередь, по вопросу борьбы с терроризмом. Также Турция целиком поддерживает китайский проект Нового шелкового пути и готова активно участвовать в его реализации. Стороны подписали 3 соглашения в области энергетики и 1 – в области сельского хозяйства.

На вопрос одного их журналистов о том, что для него по-настоящему ценно, Эрдоган дал по-настоящему турецкий ответ: «Единственное государство, единственная родина, единственный флаг, единственный народ».

Во время своей речи в ООН президент Турции расширил круг обсуждаемых вопросов. Повторив дословно ряд тезисов, высказанных в Шанхае, он сделал ряд важных новых замечаний. В частности, он заявил, что продолжаются кризисы во многих странах, от Украины до Йемена. Тем самым, Эрдоган подтвердил заинтересованность Турции в участии в решении всех этих проблем, которые выходят далеко за рамки того региона, в котором Турция обычно осуществляла свою политику. Эрдоган также еще раз заявил, что его страна не признала и не признает присоединение Крыма к Российской Федерации, а также результаты парламентских выборов на полуострове.

В очередной раз Эрдоган сделал свое любимое заявление о том, что «мир больше пяти» и что мировая безопасность не должна держаться на решениях, которые принимаются пятью государствами.

Отдельно хотелось бы отметить двусторонние отношения между Турцией и Великобританией. С 25 по 27 сентября министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон посетил с официальным визитом Турцию. В рамках своего визита он провел встречи со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу.

Джонсон заявил о готовности подписать соглашение  о создании зоны свободной торговли между Великобританией и Турцией. Это особенно важно с той точки зрения, что Великобритания, жители которой на референдуме приняли решение о выходе из состава ЕС, в скором времени перестанет быть связана договорами, заключенными Европейским союзом и ей придется заново создавать материально-правовую базу взаимодействия со своими важнейшими региональными партнерами, к которым, безусловно, относится и Турция.

Интересно, что масштабные изменения в правилах торговли между двумя странами волнуют турецких журналистов гораздо меньше, чем найденные ими турецкие корни британского министра. Как отмечает большинство турецких СМИ, Борис Джонсон является внуком османского политического деятеля Али Кемаля, который был казнен по приказу Мустафы Кемаля Атаюрка.

 

 

В отношениях США и Турции решающим вопросом остается проблема экстрадиции Фетхуллаха Гюлена в Турцию. Поскольку консенсуса по этому вопросу пока добиться невозможно, отношения между странами остаются в подвешенном состоянии. Возможно определенное прояснение наступит после президентских выборов, поскольку ряд американских СМИ сообщают, что организация Гюлена является одним из спонсоров кампании Хиллари Клинтон.

Такая же ситуация сохраняется и в отношениях между Россией и Турцией. Договоренности о создании зоны свободной торговли между двумя странами переплетаются с антироссийскими заявлениями Эрдогана во время его речи в ООН. Это еще раз подтверждает хрупкость недавно восстановившегося партнерства между двумя странами.

 

Экономика

 

Главной экономической новостью в сентябре стало изменение международным рейтинговым агентством Moody’s суверенного рейтинга Турции. Напомним, что в первый раз рейтинг был снижен другим агентством – S&P Global Ratings – сразу после неудачной попытки переворота 15 июля: S&P понизило долгосрочные и краткосрочные суверенные рейтинги Турции в местной валюте — до BB+/B с BBB-/A-3 соответственно. На новости о снижении странового рейтинга курс турецкой лиры к доллару упал ниже 3,07 — до рекордно низкого уровня. До попытки переворота 15 июля за доллар давали менее 2,9 лиры.

Moody’s же предпочло, в отличие от своего конкурента, не принимать решения по поводу Турции сразу после переворота и отложила оценку инвестиционной привлекательности экономики Турции до сентября. Это вызвало надежду у турецкого руководства, что, оценив развитие экономики страны в более долгосрочной перспективе, агентство учтет такие достижения страны, как небольшой дефицит бюджета и стабильное погашение внешних займов на протяжении уже долгого времени, и не станет понижать рейтинг Турции. Однако вместо этого 24 сентября Moody’s указало на подверженность экономики страны оттоку иностранного капитала, сокращение золотовалютных резервов и неясные перспективы роста. Таким образом Moody’s понизило суверенный рейтинг Турции до уровня Ba1 с прогнозом «Стабильный», а долгосрочный кредитный рейтинг страны — с Baa3 до Ba1 (значительный кредитный риск) со «Стабильным» прогнозом.

Такое решение вызвало довольно сильное раздражение у турецкой политической элиты, которая привыкла напоминать своим избирателям и зарубежным партнерам о высокой инвестиционной привлекательности Турции. В частности, Эрдоган перед опубликованием доклада Moody’s заявил, что его абсолютно не волнуют решения американских аналитических агентств, они намеренно делают ошибки, экономика Турции сильна, как никогда. А вице-премьер Турции Мехмет Шимшек выразил надежду, что иностранные инвесторы не будут обращаться к рейтинговым агентствам при анализе экономического положения Турции, потому что агентства крайне негибко реагируют на экономическую изменения в стране.

 

Вывод

 

Подводя итоги, необходимо сделать ряд выводов: во-первых, Турция начинает проходить через период ощущения негативных последствий эксплуатации переворота. Инвесторы со всего мира стали с подозрением относиться к нестабильной внутриполитической обстановке в стране.

Есть основания полагать, что в скором времени станут больше ощущаться последствия в социальной сфере. Возникают сомнения относительно того, сможет ли руководство страны за короткий срок заместить такое большое количество квалифицированных и опытных судей, прокуроров, адвокатов, военных, профессоров и врачей, которые были уволены.

Во внешней политике сохраняется определённая стабильность. В представленной Эрдоганом доктрине внешней политики нет коренных преобразований. По-прежнему очевидно, что позиция Турции по большинству вопросов остается противоречащей  интересам России, поэтому процесс потепления в отношениях с Турцией будет непростым и чрезвычайно хрупким.

В.Аватков, М.Кочкин

 

 

 

Турция: лето 2016 г. (дайджест)

Турция: лето 2016 г. (дайджест) 

Лето 2016 года стало для Турции переломным этапом: и во внутренней, и во внешней политике страна сумела решить те проблемы, которые на протяжении долгого времени тормозили ее развитие и расширение ее влияния. Во внутренней политике таким событием стала попытка военного переворота, которая не только не пошатнула действующую власть, но и сумела мобилизовать вокруг президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана и нового премьер-министра Бинали Йылдырыма турецкий народ. Во внешней политике были совершены два прорыва – на российском и израильском направлениях, которые крайне важны для Турции с точки зрения влияния в регионе. Более того, в конце августа Турция начала свою сухопутную военную операцию на территории Сирии – «Щит Евфрата». В таких новых условиях Турция снова может выйти на путь развития как внутри страны, так и за ее пределами.

 

Внутриполитическая ситуация

Во внутриполитической жизни Турции на протяжении лета 2016 года основными вопросами оставались вопросы безопасности. Первым ярким подтверждением этого стал теракт 28 июня в крупнейшем в Стамбуле аэропорту имени Ататюрка. Террористы-смертники привели в действие 3 взрывных устройства. Ответственность за теракт взяла запрещенная в России организация «Исламское государство».

Теракт не только подтвердил, что в Турции по-прежнему сохраняется ситуация многосторонней террористической угрозы (и со стороны Исламского государства, и со стороны Рабочей Партии Курдистана), но и еще раз показал, что турецкие правоохранительные органы и спецслужбы не могут полностью обеспечить безопасность внутри страны.

Нельзя не отметить предполагаемое гражданство ответственных за теракт в аэропорту. Все они были гражданами стран СНГ: Узбекистана, Киргизии и России.

Вторым ударом по внутриполитической стабильности стала попытка военного переворота 15 июня, закончившаяся поражением восставших и сохранением действующей власти. Однако вину за переворот президент Турции Эрдоган возложил не сколько на военных, сколько на руководителя организации «Хизмет» Фетхуллаха Гюлена.

Можно выделить следующие причины неудачи переворота в Турции: 1) малочисленность тех, кто его планировал и пытался его осуществить, 2) осуществить этот военный переворот пыталось явно среднее, а не высшее офицерское звено, 3) слабое  планирование: не было арестовано руководство страны, как это делалось на протяжении истории всех переворотов в Турции.

Ответом правящей партии на переворот стало введение военного положения сроком на 3 месяца, в рамках которого начался процесс общенациональной борьбы с врагами ПСР, а именно членами организации FETÖ – «террористической организации Фетхуллаха Гюлена».

Первым признаком чисток во всех областях общественной жизни стали масштабные увольнения по всей стране. Минобразования Турции отозвало лицензии у 21 тысячи частных преподавателей, уволило 15 тысяч сотрудников государственных образовательных учреждений и потребовало отставки 1500 университетских деканов. Кроме того, задержаны или уволены 9000 полицейских, 3000 судей и 6000 военных. Все они подозреваются в сотрудничестве с запрещенной в  Турции организацией Фетхуллаха Гюлена и участии в попытке осуществления государственного переворота.

Позже стало известно, что Совет по высшему образованию Турции запретил выезд за границу всем преподавателям и профессорскому составу вузов. Также турецкий премьер Бинали Йылдырым своим указом отменил заграничные отпуска у трех миллионов чиновников. Тем госслужащим, которые уже выехали из страны, предписано как можно быстрее вернуться.

Президент Турции неоднократно во время своих выступлений обещал своим гражданам подписать закон о введении в стране смертной казни в случае, если данный законопроект получит одобрение в парламенте страны (однако очевидно, что такие заявления были рассчитаны, скорее, на мобилизацию электората, чем на реальное изменение законодательства. Уголовный кодекс Турции обратной силы не имеет, поэтому под действие поправок к нему все равно бы не попали участники переворота. Если же они были бы казнены в обход действующего законодательства, это бы крайне негативно сказалось на и так непростых отношениях между Турцией  с одной стороны и США с ЕС с другой).

Параллельно началась активная пропаганда в средствах массовой информации и медиа пространстве. Начало каждого информационного выпуска в июле и августе сопровождалось документальной хроникой переворота (кадрами расстрела демонстрантов, атаки вертолетов на парламент страны) и слоганами о том, что в Турции победила демократия и что народ сумел сохранить свою страну.

В условиях такой сильной информационной подготовки населения и улучшения отношений с Россией правительство пошло на более смелые шаги в области обеспечения внутренней безопасности: в конце августа Турция начала наземную военную операцию на территории Сирии. Официальная цель операции – борьба с запрещенной на территории России организацией «Исламское государство». Однако параллельно Турция осуществляет и цели, которые напрямую связаны с ее внутренней безопасностью. Например, Турция стремится предотвратить усиление отдельных группировок на севере Сирии. Внешнеполитической стороной операцией является желание Турции показать свою значимость в общемировом процессе борьбы с терроризмом и в региональных событиях, доказать, что Турция способна оказывать влияние на страны, которые находятся в одном с ней регионе.

 

Правовая система Турции

В условиях политического кризиса, который продолжается в Турции и который только усилился после попытки переворота 15 июля 2016 года, законотворческая деятельность в стране отошла на второй план. Этим объясняется довольно скудное количество новых законодательных актов, которые регулируют жизнь внутри государства.

Тем не менее, среди них есть те, которые заслуживают особого внимания и которые являются ярким отражение той политики, которую проводит действующая власть.

К таким законам необходимо отнести вступившую в силу 8 июня 2016 года поправку в конституцию, которая ввела в основной закон страны переходную статью номер 20, в соответствии с которой было признано недействительным 1 предложение второго параграфа статьи 83 Конституции Турции, которое запрещало какое бы то ни было преследование депутатов Великого Национального Собрания Турции до или после выборов без соответствующей санкции со стороны самого парламента. В соответствии с новыми положениями конституции страны правом задерживать, допрашивать и привлекать к ответственности депутатов наделены министерство юстиции, аппарат премьер-министра, аппарат Великого Национального Собрания Турции и смешанные комиссии, состоящие из членов конституционной комиссии и комиссии справедливости парламента.

Таким образом, в стране завершилась, длившаяся больше полугода борьба внутри парламента о внесении поправок в конституцию, регламентирующих процесс лишения иммунитета и привлечения к судебной ответственности части депутатов, открыто выступавших против государственной политики. Напомним, что своеобразным катализатором этого процесса стал депутат от Народно-республиканской партии Эрен Эрдем, который в декабре 2015 года выступил на российском телеканале Russia Today и заявил, что Исламское Государство (запрещенная в России террористическая организация) получает отравляющий газ зарин из Турции с одобрения действующей власти.

13 августа вступил в силу еще один закон, требующий пристального внимания, а именно Закон «Об международной рабочей силе» (Uluslararası işgücü Kanunu).

Статья 1 закона гласит, что его основной целью является определение и реализация государственной политики в отношении иностранной рабочей силы, а также контроль за ее реализацией. Данный закон также определяет процедуру получения разрешения на работу для иностранцев, те виды работ, для которых не требуется получения разрешения на работу, а также права и обязанности, работающих на территории Турции иностранцев.

Статья 16 определяет, что под действие закона не попадают такие группы граждан, как:

  1. Те, кто могут внести вклад в развитие образования, науки и технологий в стране
  2. Те, кто готов инвестировать в турецкую экономику
  3. Те, кто имеют в соответствии с определением министерства внутренних дел и министерства иностранных дел «тюркское происхождение»
  4. Те, кто являются гражданами Турецкой Республики Северного Кипра
  5. Те, кто являются гражданами страны-члена Европейского Союза
  6. Те, кто являются работниками иностранных дипломатических представительств
  7. Те, кто замужем за гражданином Турции / женаты на гражданке Турции
  8. Лица, которым официально предоставлен статус беженца

Данный закон стал первым законодательным актом, создавшим правовую базу для оформления трудовой деятельности нелегальных беженцев на территории Турции. Этим шагом правительство Турции начинает постепенную интеграцию беженцев в турецкое общество, отказываясь от идеи возвращения их на родину. Такое решение будет иметь далеко идущие политические, экономические и социальные последствия для Турции.

Продолжается активная интеграция Турции в мировую экономическую систему и систему безопасности. Прямым показателем этого является ряд двусторонних и международных международных договоров, соглашений и меморандумов, которые Турция подписала или ратифицировала летом 2016 года.

Если говорить об экономических и социальных вопросах, то Турция продолжает выстраивать правовую основу сотрудничества как со своими традиционными партнерами, так и с новыми государствами. Приведем краткий список подписанных соглашений:

  • 10 августа было ратифицировано соглашение о сотрудничестве в энергетической области с Грузией
  • 25 августа вступило в силу соглашение между Китаем и Турцией о сотрудничестве в области использования ядерной энергии в мирных целях, подписанное 9 апреля 2012 года (что стало результатом меморандума о сотрудничестве в этой области, который был подписан сторонами еще в июне 2016 года)
  • 7 августа вступило в силу соглашение с Бангладеш о сотрудничестве и взаимопомощи по вопросам таможни
  • 6 августа было ратифицировано соглашение с Гвинеей о сотрудничестве в области здравоохранения
  • 28 июня вступило в силу соглашение о создании зоны свободной торговли с Молдавией

Что касается вопросов безопасности, то они были реализованы в целом ряде соглашений между Турцией и Черногорией. Стимулом к правовому обеспечению отношений между государствами стало вступление последней в НАТО в мае 2016 года. Между двумя странами были подписаны рамочные соглашения в области образования, поощрения инвестиций, безопасности, сотрудничества в военной, научной и технологической сфере, а также договор о реадмиссии.

 

Внешняя политика

Летом 2016 года внутриполитические события оказали большое влияние на внешнеполитический курс Турции. В результате турецкое руководство при разработке своего внешнеполитического курса частично отошло от своей традиционной схемы и применило новые подходы, которые открыли для нее те направления политики, которые, казалось бы, уже были потеряны. Тем не менее, анализ турецкой внешней политики по-прежнему будет вестись по стандартной системе, включающей 4 базовых вектора: западный, ближневосточный, российский и дальнезарубежный.

Прорывы в июне состоялись на двух из этих направлений: ближневосточном и российском и заключаются они в начале процесса нормализации отношений с двумя важными региональными партнерами Турции – Россией и Израилем.

Напомним, что напряженность в отношениях Турции с Израилем сохранялась с 2010 года, когда у берегов Израиля произошло столкновение между силами израильских ВМС и членов экипажа корабля «Мави Мармара», который состоял из граждан Турции. Поводом для столкновения послужила попытка турецкого судна проникнуть на заблокированную Израилем морскую территорию вблизи сектора Газы, чтобы доставить палестинцам гуманитарную помощь. В результате были убиты 9 пассажиров Мави Мармара.

Турецкая сторона после данного инцидента приняла решение заморозить отношение с Израилем и выдвинула три условия для нормализации отношений:

  • принести извинения за свои действия
  • выплатить компенсацию семьям погибшим
  • снять блокаду сектора Газы

На протяжении 6 лет данные требования не давали отношениям двух стран существенно развиваться, но 27 июня между двумя странами было подписано соглашение. С турецкой стороны свою подпись поставил заместитель министра иностранных дел Феридун Синирлиоглу, с израильской – директор МИД Дори Голд.

В соответствии с договоренностями, Израиль согласился частично выполнить условия Турции: в частности, семьям погибших будут выплачены 20 млн долларов компенсации. Также будет смягчен режим блокады Газы, что позволит Турции уже в ближайшее время отправить новые судна с гуманитарным грузом.

Также 27 июня состоялся прорыв на российском фронте. В письме, текст которого не был полностью обнародован и был направлен турецким президентом Владимиру Путину, Реджеп Тайип Эрдоган принес извинения за смерть российского пилота Олега Пешкова (но не за сбитый самолет, поскольку турецкая сторона продолжает настаивать на том, что не знала, что самолет является российским и что она просто предприняла меры по защите своей территории). Для Москвы было принципиально важно получить извинения в любой форме.

Данное письмо запустило процесс восстановления российско-турецких отношений. Первым шагом на этом пути стало снятие 30 июня запрета на чартерные рейсы в Турцию. Тем не менее, данный процесс отметился определенными курьезами. Во-первых, снят запрет был всего через 3 дня после страшного теракта в аэропорту Стамбула. Во-вторых, уже 16 июля российский президент распорядился начать эвакуацию россиян из Турции в связи с попыткой государственного переворота. В результате окончательно запрет был снят только 29 августа, а первые чартеры вылетели в Турцию только 2 сентября.

Процесс восстановления отношений продолжился 9 августа, когда в Санкт-Петербург в сопровождении многих министров прибыл президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Целью переговоров стало восстановление дружественных и доверительных отношений между двумя странами.

Официальные итоги встречи общественности представлены  не были. Более того, не были подписаны никакие документы, не было сделано совместных заявлений. Единственное, что стороны подтвердили, – это  малореалистичная цель достичь товарооборота в 100 миллиардов долларов в ближайшем будущем.

Однако нельзя отрицать, что данная встреча сыграла важную роль для Турции. В условиях абсолютной нестабильности внутри страны и непредсказуемой и мало результативной политики за ее пределами Эрдогану требовалось найти точку опоры для своих дальнейших действий. И он снова нашел ее в России.

 

Турция и США

Попытка государственного переворота оказала негативный эффект на турецко-американские отношения. Основная причина этого заключается в том, что основным организатором переворота, по мнению турецких властей, является турецкий проповедник и создатель международной организации «Хизмет» Фетхуллах Гюлен, уже 17 лет проживающий на территории США.

Турецкие власти уже давно требуют экстрадировать Гюлена обратно в Турцию. В частности, в декабре 2015 трое граждан Турции подали совместный иск против Гюлена в суд штата Пенсильвания. Основанием для иска стал ущерб, который они понесли от деятельности организации «Хизмет».

Тем не менее, американские власти отказываются идти на встречу турецкому руководству по вопросу экстрадиции и требуют сначала предоставить реальные доказательства участия Гюлена в перевороте, что вызывает негодование турецкой стороны.

После же того, как стало известно, что подготовка переворота происходила на натовской базе Инджирлик, находящейся на территории Турции, 31 июля турецкие военные блокировали базу, тем самым показав свое недоверие США.

Для оздоровления американо-турецких отношений с визитом в Турцию 24 августа прибыл вице-президент США Джо Байден. На совместной с президентом Турции пресс-конференции Байден, в первую очередь, отметил, что США осуждают произошедшую попытку переворота и по-прежнему остаются главным союзником Турции. Тем не менее, он признал, что вопрос экстрадиции в США не может быть решен президентом как представителем исполнительной власти, а только федеральным судом, а это требует много времени. Он также напомнил, что первоначально президент Буш отказал Гюлену в предоставлении политического убежища. Однако потом суд США отменил это решение. При этом, как сообщают СМИ, целью переговоров Байдена и Эрдогана уже за закрытыми дверями стал конфликт в Сирии, а не неудавшийся переворот.

Таким образом, США продолжают вести двойную игру на турецком правлении, путем сдержек и противовесов пытаясь достичь наиболее выгодных для себя результатов. В Турции же как в политическом истеблишменте, так и в обществе по крайней мере в ближайшее время сохранится недоверие к своим коллегам по НАТО из-за океана.

 

Направления дальнего зарубежья

Летом 2016 года Турция продолжила расширение горизонтов своей внешней политики через налаживание контактов и поддержание отношений с нетрадиционными для нее партнерами из разных частей мира.

С 31 мая по 3 июня Чавушоглу вместе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом совершили турне по странам Восточной Африки – Кении, Уганде и Сомали. Визиты лидеров турецкого политического эстеблишмента в Африку стали довольно регулярными: в частности, в начале марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган совершил визиты в Гвинею, Нигерию и Гану. До этого в феврале он побывал в Кот-д’Ивуаре. Президента сопровождали высокопоставленные лица из числа министров и делегация крупных бизнесменов. В результате переговоров между странами были учреждены экономические советы. Турция связывает с африканским континентом большие надежды, в первую очередь, в области экономики. Экспорториентированной экономике Турции требуются новые рынки сбыта продукции, если она хочет поддерживать высокие темпы экономического роста, и страны Африки должны сыграть эту роль в представлении лидеров Турции.

С 12 по 14 июня Чавушоглу был в Мьянме, где помимо переговоров с лидерами государства провел встречу с представителями местных мусульманских общин. Это подтверждает еще одну интересную деталь турецкой дипломатии: желание опереться на мусульманские общины в странах, где мусульмане являются конфессиональным меньшинством. В частности, в Мьянме религиозным большинством являются буддисты (88%), мусульман – всего 4%. Тем не менее, это не мешает Турции позиционировать их как инструмент своего влияния в Мьянме.

По результатам визита Чавушоглу на Шри-Ланку (14-15 июня) между двумя странами был подписан меморандум о сотрудничестве, который, в частности, включает в себя сотрудничество в области подготовки дипломатических кадров и обмена знаниями. Обучение будущих дипломатов из другой страны – внешнеполитическая стратегия, требующая редких и сложных внешнеполитических ресурсов: высокого регионального и международного авторитета, собственной дипломатической школы. До недавнего времени такую политику могли себе позволить только крупнейшие мировые державы США, Россия (СССР), Англия, Франция, Китай. Теперь Турция пытается следовать такому же курсу.

Внуриполитические события в Турции, произошедшие 15 июля 2016 года, не могли не оказать влияние на внешнеполитическую активность государства. Турция продолжила вести традиционную многостороннюю и многоуровневую внешнюю политику, однако любой контакт на международной арене турецких лидеров со своими зарубежными коллегами стал тем или иным способом связан с попыткой переворота.

Не мог переворот не оказать влияние хотя бы по той причине, что сразу после событий 15 июля, как сообщает сайт министерства иностранных дел Турции, Мевлют Чавушоглу провел более 60 телефонных переговоров со своими коллегами со всего мира. Стало понятно, что попытка переворота станет не только неотъемлемой частью внутриполитического, но и внешнеполитического курса.

С 1-го по 2-е августа состоялся рабочий визит министра иностранных дел Турции Малюта Чавушоглу в Пакистан. В рамках визита он был принят президентом и премьер-министром Пакистана, а также провел переговоры с советником премьер-министра Пакистана по вопросам национальной безопасности и внешней политики Сартаджем Азизом. Неудивительно, что основными темами переговоров стали попытка переворота в Турции и борьба с влиянием Гюлена на территории Пакистана.

С 11-го по 12-е августа в Турции с визитом находился министр иностранных дел Палестины Рияд Мальки. Стороны обсудили как вопросы помощи Палестине, так и последствия попытка переворота в Турции.

12 августа в Турцию прибыл министр иностранных дел Ирана Джеват Зариф. Темой переборов стали проблемы двустороннего сотрудничества, а также вопросы региональной и международной повестки дня.

С 18-го по 20-е августа министр иностранных дел Чавушоглу находился с визитом в Индии. Круг обсуждаемых вопросов прежний: двусторонне сотрудничество и попытка переворота. Помимо этого, Чавушоглу встретился с представителями неправительственных организаций и бизнесменами.

Хотя контакты  турецкого руководства с высокопоставленными лицами из стран Азии и Африки часто остаются за пределами сообщений СМИ, они являются важной частью выстраивания многосторонней и многоуровневой внешней политики Турции в современном мире. Пытаясь найти точки воздействия на каждую из стран, Турция использует весь свой внешнеполитической арсенал: от экономического сотрудничества до участия в программах образовательного обмена и помощи религиозным меньшинствам.

 

Европейское направление

Продолжается развитие интересного тройственного внешнеполитического альянса в лице Турции, Польши и Румынии. 25 августа в Анкаре состоялись очередные консультации на уровне министров иностранных дел, в рамках которых были подняты такие вопросы, как попытка переворота 15 июля 2016 года, угрозы, исходящие от организации Фетхуллаха Гюлена, региональные события, итоги саммита НАТО в Варшаве, отношения между Турцией и ЕС.

Необходимо отметить, что это не первая встреча в таком формате. Стороны уже проводили трехсторонние консультации в Варшаве 9 июня в преддверии саммита НАТО. Последние события, однако, показывают, что они готовы продолжать свое взаимодействие и дальше.

 

Итоги  

Летом 2016 года произошел ряд событий, которые будут оказывать особое значение на развитие турецкой внутренней и внешней политики, по крайней мере, до конца года. Из этих событий можно выделить два основных: попытка военного переворота 15 июля и восстановление позитивных отношений с Россией.

Переворот сумел сплотить турецкое общество, которое пребывало на протяжении последних нескольких лет в расколотом состоянии. Однако вопросом остается, насколько долго эта сплоченность сможет продержаться, так как проблемы последние два годы раздирающие страну, по-прежнему остаются нерешенными.

В российско-турецких отношениях сохраняется схожая неопределенность. Стороны зависимы экономически, но развитие двустороннего взаимодействия будет зависеть от того, смогут ли они договориться по вопросам безопасности и геополитики, в первую очередь – по Сирии.

Отличительной чертой турецкой внешней политики остается ее умение одновременно действовать на большом количестве направлений. В то время как внимание общественности заострено на традиционных вопросах – Сирии и России, Турция выстраивает отношения со странами Африки, Азии и Латинской Америки, таким образом увеличивая свое влияние и улучшая свою репутацию по всему миру.

 В.Аватков, М.Кочкин

Арабские страны: май 2016 г. (дайджест)

Дайджест. Арабские страны (май 2016)

 

         Май 2016 года принес очередное трагическое событие для Египта, усугубив без того сложную ситуацию с туристическим сектором, который сейчас находится в глубоком кризисе, что создает сложности для египетской экономики. Что касается других кризисных направлений в регионе Ближнего Востока, в течение прошедшего месяца ключевым игрокам международной политики так же не удалось достигнуть существенных подвижек. Так, международные усилия во главе с ООН и странами Персидского залива по урегулированию конфликта в Йемене не принесли ожидаемых результатов, несмотря на явно наметившийся прогресс в переговорном процессе. На палестино-израильском же треке Израиль бойкотирует инициативу Франции, поддержанную властями США и Египта по возобновлению мирных переговоров, что усложняет без того взрывоопасную ситуацию близ сирийкой границы.

 

Катастрофа EgyptAir: По-прежнему ли  безопасно летать?

 

В последнее время Египет переживает трагедии, связанные с гражданской авиацией, сначала крушение российского самолета над Синайским полуостровом в октябре 2015 года, затем угон внутреннего рейса EgyptAir в марте 2016 года, и, наконец, исчезновение пассажирского Airbus A320 рейса MS804 EgyptAir, направляющегося из Парижа в Каир 19 мая 2016 года. Сразу после новости об исчезновении самолета, на борту которого находилось 66 человек, средства массовой информации Египта использовали слово «исчезнувший» по отношению к рейсу MS804, утверждая, что судьба пассажиров и экипажа неизвестна, однако любые другие причины исчезновения самолета, кроме технических (например, террористический акт), исключены. По разным данным, в последний раз пилоты выходили на связь либо над Афинами, либо над воздушным пространством Турции. В тот же день, 19 мая, министерство гражданской авиации Египта подтвердило факт крушения лайнера в Средиземном море близ берегов Греции.

20 мая египетские поисковые команды обнаружили человеческие останки, личные вещи и обломки «исчезнувшего» с радаров самолета EgyptAir, который, как сообщают власти Египта, упал над Средиземным морем. По сообщению межарабского новостного телеканала «Аль-Арабия», египетский военно-морской флот проводил поисковые работы на площади около 290 км (180 миль) к северу от портового города Александрия, к югу от места, где сигнал от самолета был потерян рано утром 19 мая.

Несмотря на то, что одной из основных версий трагедии стал  террористический акт, и подозрения пали на исламистских боевиков, которые взорвали российский авиалайнер над Египтом семь месяцев назад, ни одна террористическая группировка не взяла на себя ответственность в течение более чем 36 часов после исчезновения рейса MS804, Airbus А320, летевшего из Парижа в Каир.

О готовности предоставить помощь Египту в поиске обломков самолета заявили США. Самолет американского военно-морского флота P-3 Orion, базирующийся на военно-морской базе в Сицилии, Италия, также проводит поисковые работы в Средиземном море, где потерпел крушение египетский лайнер.

На сегодняшний день, 28 мая 2016 года, ни единого сигнала от самолета Airbus А320 авиакомпании EgyptAir так и не было получено, также не были найдены части потерпевшего крушение самолета.

 

Угроза туристической сфере

Конечно, самая большая проблема состоит в том, что в настоящее время туризм в Египте находится в тяжелом состоянии. Несмотря на то, что страна богата историей и огромным количеством древних памятников, а также популярными курортами, такими, как Шарм-эль-Шейх и Хургада, туристы не станут рисковать своей жизнью, даже для того, чтобы прикоснуться к древнейшей цивилизации. Возможный кризис туристической сферы Египта может быть преодолен нормализацией ситуации с безопасностью в стране. А бесконечные побуждения туристических компаний Египта вернуться на курорты, с предоставлением специальных предложений и скидок вряд ли изменят кризисную ситуацию в туристической сфере.

Учитывая, что туризм является одним из ключевых секторов египеткой экономики, составляя 11 процентов ВВП страны ежегодно, сейчас действительно требуются немедленные проверки качества проводимых силами безопасности усилий по обеспечению порядка на улицах, а также уровня безопасности в аэропортах и на борту самолетов в целом. Также должен быть разработан механизм контроля и оценки эффективности работы служб безопасности и таможенных служащих, чтобы избежать халатности и небрежности, которая может разрушить египетский туризм.

 

 

Возобновление мирных переговоров по Йемену

 

Еще одной горячей точкой на Ближнем Востоке, угрожающей безопасности региона и всего мира, остается Йемен. 23 мая 2014 Спецпосланник ООН по Йемену Исмаил вульд Шейх Ахмад заявил, что противоборствующие стороны в йеменском конфликте провели первую встречу с глазу на глаз через неделю после того, как правительственная делегация бойкотировала переговоры. Исмаил вульд Шейх Ахмад в своем заявлении сообщил, что было проведен раунд переговоров в расширенном составе с участием делегацией правительства и представителями мятежников хуситов, которые прибыли в Кувейт, а позже Спецпосланник Генсека ООН также встретился с каждой делегацией, прибывшей на переговоры.

Переговоры, которые открылись 21 апреля, близки к провалу, так как уже 17 мая были  из-за решения правительственной делегации о  приостановке свое участия в силу обвинений в адрес повстанцев, которые контролируют столицу Йемена Сану, в нарушении достигнутых ранее договоренностей. Правительство потребовало письменное обещание от хуситов и их союзников (имея в виду Иран), выполнять резолюцию Совета Безопасности ООН №2216, принятую в апреле 2015 года, призывающую мятежников вывести войска из Саны и других территорий, захваченных ими с 2014 года, а также признать легитимность действующего президента Абд Раббо Мансура Хади.

Делегация правительства и Мансур Хади согласились прекратить бойкот после посредничества со стороны Генерального секретаря ООН Пан Ги Мун и эмира Катара, шейха Тамима ибн Хамада Ат-Тани.

 

ООН напрямую подключается к переговорам в Кувейте

25 мая Генсек ООН Пан Ги Мун предложил план, согласно которому ООН усилит посредничество на переговорах по Йемену, чтобы преодолеть глубокие противоречия в позициях сторон. Предложения Пан Ги Муна включают расширение состава миротворческой миссии ООН в Йемене и перенос его штаб-квартиры из Нью-Йорка в Амман (Иордания), чтобы активизировать посредничество. По мнению Генсека ООН, чем больше информации экспертная группа ООН предоставит йеменским сторонам по целому ряду вопросов, тем качественнее будет осуществляться урегулирование кризиса в стране. В частности, это касается путей укрепления режима прекращения огня, вступившего в силу 10 апреля, который привел к снижению боевых действий, но не остановил их.

18 мая Исмаил вульд Шейх Ахмад заявил, что в настоящий момент противоборствующие стороны Йемена находятся ближе к соглашению на мирных переговорах в Кувейте. Ожидаемый прогресс в Кувейте стал более явным после того, как министр иностранных дел Ймена Абдул Малек Аль Михафи 23 мая заявил, что правительство готово пойти на уступки ради достижения мира.

Основным камнем преткновения на переговорах остается форма правления в стране во время переходного периода. Правительственная делегация настаивает на признании легитимности президента Абд Раббо Мансура Хади. Чтобы преодолеть эту проблему, Спецпосланник ООН предложил сформировать «национальное правительство спасения». Предлагаемое правительство «будет сформировано на консенсусной и всеобъемлющей основе в соответствии с правовыми нормами, заменит нынешнее правительство в Сане и ключевые правительственные учреждения, не находящиеся под контролем негосударственных субъектов.

Тем временем ситуация в Йемене остается крайне сложной: несмотря на то, что арабская коалиция под руководством Саудовской Аравии уже больше года проводит авиаудары по позициям шиитских боевиков в поддержку правительства Хади, хуситы и их союзники по-прежнему контролируют большинство самых густонаселенных районов Йемена, в том числе центральные и северные горные районы, а также побережье Красного моря.

За время противостояния между международно признанным правительством президента Абд Раббо Мансура Хади и поддерживаемыми Ираном шиитскими повстанцами погибло более 6400 человек, около 2,8 миллиона человек покинули страну, и сегодня 82% населения Йемена нуждаются в гуманитарной помощи.

 

 

Возможно ли возобновление палестино-израильских переговоров?

 

         Неурегулированными также остаются и палестино-израильские противоречия. В силу напряженной ситуации на сирийском направлении, а также неразрешенности йеменского конфликта, в настоящее время проблема Палестины отошла на второй план. В этой связи 19 мая Госсекретарь США Джон Керри приветствовал французские и египетские усилия по возобновлению мирных переговоров между израильтянами и палестинцами и заявилл, что он примет участие в международной конференции в Париже, запланированной на 3 июня, которая, как, ожидается, станет основой для нового раунда арабо-израильских переговоров. «Я буду работать с французами, с египтянами, с арабской общиной в духе доброй воли, чтобы попытаться понять, сможем ли мы найти способы помочь сторонам построить путь к возвращению за стол переговоров», — заявил Госсекретарь.

18 мая Джон Керри посетил Каир для изучения предложений президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси по достижению примирения между палестинцами и израильтянами.

Встреча на уровне министров иностранных дел в Париже будет включать представителей Ближневосточного квартета (США, Россия, Европейский Союз и ООН), Лиги арабских государств, Совета Безопасности ООН и около 20 других стран, однако не предполагает участие Израиля и Палестины. Дипломаты говорят, что на встрече будут обсуждаться все экономические стимулы и другие гарантии, предложенные разными странами в предыдущие годы, чтобы создать повестку дня для осенней мирной конференции. По мнению экспертов, крайне важно, чтобы Соединенные Штаты, ключевой израильский союзник, принимали участие на конференции. В то же время, не принимая французскую инициативу, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что Израиль бойкотирует конференцию.

В свою очередь, палестинский премьер-министр Рами Хамдалла 24 мая отклонил израильское предложение о прямых переговорах вместо многостороннего мирной инициативы со стороны Франции, назвав его попыткой «выиграть время». Хамдалла сделал данное заявление, после встречи с премьер-министром Франции Мануэль Вальсем, который провел переговоры в Израиле и на палестинских территориях на этой неделе, чтобы поддержать мирную инициативу Парижа.

Французская мирная инициатива предусматривает проведение встречи министров иностранных дел из ряда стран 3 июня в Париже, но без уастия израильтян и палестинцев. Затем, осенью, состоится международная конференция с представителями Израиля и Палестины. Цель состоит в том, чтобы в конечном итоге возобновить переговоры, которые приведут к созданию палестинского государства.

Переговоры между израильтянами и палестинцами зашли в тупик, поскольку инициатива руководства США провалилась в апреле 2014 года.

 

 

Эр-Рияд: Россия может играть ведущую роль в борьбе с терроризмом

 

         Саудовская Аравия, тем временем, играет более активную роль в урегулировании сирийского кризиса. Эр-Рияд сформировал достаточно представительную делегацию сирийской оппозиции, которая наряду с другими группами, является ключевым игроком на Женевских переговорах с правительством Сирии, заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров 26 мая. Лавров выступил с подобным заявлениям в ходе совместной пресс-конференции со своим саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром в Москве после встречи с министрами иностранных дел арабских государства Совета Сотрудничества Персидского залива (ССГПЗ), в ходе которой обсуждались региональные события. Лавров отметил, что страны Персидского залива и Россия полностью привержены решениям, принятым Международной группой поддержки Сирии.

Аль-Джубейр со своей стороны подчеркнул важность обсуждения событий, происходящих в регионе, особенно в Сирии и Ираке, добавив, что государства ССГПЗ прилагают большие усилия для развития отношений с Россией в различных областях. «Мы ценим позицию России в отношении суверенитета и невмешательства во внутренние дела других государств», — добавил министр иностранных дел Саудовской Аравии, указывая на плодотворную встречу и соглашение с Россией по активизации усилий в борьбе с терроризмом. Он подчеркнул, что Россия могла бы играть определенную роль в борьбе с терроризмом и реагировать на кризисные ситуации в регионе.

Совместное совещание на уровне министров для установления стратегического диалога между ССГПЗ и Россией, является четвертым, но впервые его организует российская столица. Предыдущие встречи были проведены в Абу-Даби, Эр-Рияде и Эль-Кувейте.

Лавров высоко оценил усилия КСА в формировании делегации сирийской оппозиции, выразив уверенность в том, что члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, заинтересованы в проведении следующего раунда межсирийских переговоров как можно скорее.

Он также высоко оценил стратегический диалог между Россией и ССАГПЗ, отметив, что ССАГПЗ и Россия имеют схожие взгляды на уважение суверенитета наций, соблюдение международного права и невмешательство во внутренние дела.

Сергей Лавров также отметил, Россия хотела бы помочь решить проблемы в отношениях между странами Персидского залива и Ираном. Он заявил, что Иран должен соблюдать международные конвенции в отношениях со своими соседями.

 

Подводя итог, необходимо отметить, что май 2016 года не ознаменовался ощутимыми прорывами ни по одному из направлений деятельности мирового сообщества и арабских государств по урегулированию кризисов в регионе, которые продолжают представлять угрозу безопасности как для региона Ближнего Востока, так и для мира в целом. Так, отсутствие принципиальных договоренностей между участниками межсирийских переговоров усиливает угрозу распространения запрещенной в России террористической группировки ИГИЛ, а фактическая раздробленность без того неоднородного и конфликтогенного Йемена представляет угрозу активизации деятельности Аль-Каиды и ее филиалов на Аравийском полуострове.

 

В.Аватков, Е.Кислова

Турция: май 2016 г. (дайджест)

Основным внутриполитическим событием в Турции в мае 2016 года стала смена политического руководства в правящей Партии справедливости и развития. На смену одному из самых влиятельных политиков в современной Турции, бывшему министру иностранных дел и архитектору современной внешней политики Турции Ахмету Давутоглу пришел ранее мало кому известный Бинали Йылдырым.

5 мая стало известно, что Ахмет Давутоглу принял решение покинуть пост председателя Партии справедливости и развития и, соответственно, пост премьер-министра Турции. Выборы нового председателя были назначены на 22 мая. Победителям на них стал Бинали Йылдырым, который с 2002 года в правительствах Эрдогана и Давутоглу занимал пост министра транспорта, мореходства и связи Турции. Считается, что Бинали будет занимать менее самостоятельную политическую позицию, чем его предшественник, что позволит действующему президенту страны Реджепу Тайипу Эрдогану успешно реализовать запланированные реформы внутри страны.

24 мая новый премьер объявил состав нового правительства, в которое из новых лиц вошли только лояльные Эрдогану люди. Единственное, что можно назвать неожиданным, это то, что в правительстве остались некоторые политики, которые должны были потерять свои министерские портфели.

К ним относится, например, вице-премьер Лютфи Эвлян, который считался сторонником Ахмета Давутоглу. Хотя он и лишился кресла вице-премьера, взамен он получил портфель министра по развитию. Также Нуман Куртулмуш и Сулейман Сойлу, которые покинули исполнительный комитет Партии справедливости и развития по результатам съезда 22 мая, продолжили работу в правительстве страны.

Также необходимо отметить двух политиков, которые прекратили работу в правительстве Турции: вице-премьер Ялчин Акдоган и министр по делам ЕС Волкан Бозкыр.

Что касается Бозкыра, то его уход, связан с тем, что он происходит из крайне светской части внешнеполитического истеблишмента Турции. Несмотря на его активную работу в двух правительствах Давутоглу, он не смог заслужить доверия исламистских элит. Теперь его место занял Омер Челик, бывший министр культуры и туризма, который вращался в кругах близких к Эрдогану еще с середины 1990-х годов.

Интересная роль отведена Мехмету Шимшеку, который сохранил позицию вице-премьера. Ранее Шимшек работал в крупном американском инвестиционном банке «Мерилл Линч» и в новом исламистском правительстве он должен стать гарантом стабильности для крупных международных банков и организаций, которые крайне обеспокоены тем, что в Турции политики, в первую очередь, президент Турции вмешиваются в работу структур, занимающихся экономическими вопросами, даже если это выходит за рамки их компетенции.

Первое заседание нового правительства состоялось 25 мая в резиденции президента под председательством Реджепа Тайипа Эрдогана.

В конце мая Бинали Йылдырым уже успел совершить свою первую зарубежную поездку. Местом назначения стала Турецкая Республика Северного Кипра, что отличает нового премьер-министра от его коллег Ахмета Давутоглу и Реджепа Эрдогана, которые, в первую очередь, посещали Азербайджан.

Другим важным трендом внутриполитической жизни Турции остается борьба Партии справедливости и развития за право лишать отдельных депутатов неприкосновенности. Этот процесс начался еще в феврале 2016 года, но окончательное решение было принято турецким парламентом только 20 мая: Великое Национальное Собрание Турции приняло законопроект, предусматривающий возможность снятия иммунитета с отдельных депутатов. Теперь законопроект должен подписать президент, и нет никаких сомнений, что Эрдоган его подпишет, поскольку он является одним из его инициаторов. Напомним, что на данный момент в парламенте Турции находятся представления от прокуратуры о лишении неприкосновенности 138 депутатов. Большая часть из них является членами двух главных оппозиционных партий: Народно-республиканской партии и Демократической партии народов.

Если такое большое количество депутатов будет лишено своей неприкосновенности, то это позволит правящей Партии справедливости и развития дискредитировать оппозицию и провести новые досрочные выборы, на которых она сможет получить необходимые ей 367 мандатов, которые позволят ПСР менять конституцию без всенародного референдума.

Параллельно с борьбой внутри парламента в Турции продолжает сохраняться крайне напряженная ситуация, связанная с противостоянием армии Турции и Рабочей партией Курдистана, а также регулярными терактами. 1 мая, в день всенародного праздника, в Газиантепе произошел теракт, в результате которого погиб один полицейский, еще 13 человек получили ранение. Ответственность на себя взяла запрещенная в России организация «Исламское государство».

Мощный взрыв прогремел 12 мая в городе Хани в юго-восточной турецкой провинции Диярбакыр, населенной преимущественно курдами. В результате взрыва четыре человека были убиты и 15 получили ранения. Также 12 мая в Стамбуле была подорвана начиненная взрывчаткой машина. Пострадали 9 военнослужащих. Ответственность за теракт на этот раз взяла на себя Курдская группировка «Силы народной самообороны», связанная с Рабочей партией Курдистана.

 

Экономическая ситуация в стране

Из-за неопределенности на политической арене в мае турецкая экономика находилась в подвешенном состоянии. По утверждению турецких экономических изданий, информация об уходе Давутоглу с поста премьер-министра вызвало волнение на финансовых рынках. Количество сделок резко уменьшилось в ожидании изменений, и, как предсказывают некоторые аналитики, участники рынка на протяжении всего лета будут настороженно следить за внутриполитической ситуацией в стране.

В то же время сообщается, что в мае экспорт Турции сократился на на 2,8% до 11,4 млрд долларов, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По данным TİM (Ассамблеи турецких экспортеров), за первые четыре месяца текущего года экспорт страны по сравнению с 2015 годом сократился на 8,4%, составив  46,2 млрд долларов.

Убытки также несет также крупнейший турецкий авиаперевозчик – Турецкие авиалинии. Компания подвела неутешительные итоги 1 квартала 2016 г. По результатам января — марта чистый убыток авиакомпании составил 422 млн долларов. Как сообщает Bloomberg, данные цифры — худшие для «Турецких Авиалиний» с 1999 г. Акции перевозчика с начала текущего года упали на 9,1%.

Эксперты объясняют негативные показатели авиакомпании обострением курдского конфликта, войной в Сирии и Ираке, а также кризисом турецкой туротрасли, вызванным регулярными терактами в крупных турецких городах и российскими санкциями. По итогам 1 квартала Турция не досчиталась 10% туристов и 17% доходов от туризма.

 

Внешняя политика

В мае 2016 года Турция проводила типичную для себя многостороннюю внешнюю политику, которая основывается на максимальной диверсификации своих внешнеполитических связей с целью установления для себя выгодного баланса сил в разных регионах мира. Однако нынешняя наступательная внешняя политика Турции порой не только не способствует укреплению баланса сил, но, наоборот, создает для страны новые преграды.

Анализ турецкого внешнеполитического курса традиционно будет идти по четырем основным направлениям:

  • Западное, включающее отношения с США и ЕС
  • Российское
  • Ближневосточное
  • Международное, включающее отношение с отдельными странами из разных частей света (в основном, станами Африки и Латинской Америки)

Наиболее горячие точки во внешней политике Турции на данный момент находятся на традиционно стабильном для нее западном направлении.

Май начался с беспрецедентного для отношений между ЕС и Турцией достижения: 4 мая Еврокомиссия рекомендовала Брюсселю ввести безвизовый режим с Турцией, как только последняя выполнит все условия, поставленные Европейским Союзом.

Тем не менее, в скором времени стало известно, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган наотрез отказался выполнять одно из главных условий, а именно реформировать турецкое антитеррористическое законодательство.  Это решение фактически остановило процесс создания безвизовой зоны между ЕС и Турцией и поставило под угрозу реализацию соглашения по сирийским беженцам.

Негативное отношение к Турции продемонстрировал один из самых влиятельных игроков на европейском континенте – Великобритания. Премьер-министр Великобритании Джеймс Кэмерон сделал прогноз, что Турция при ее нынешних темпах развития не сможет стать членом Европейского союза в ближайшую тысячу лет. Анкара критически отнеслась к позиции Кэмерона: вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш назвал такое высказывание «позором».

Ещё сильнее отношения между Турцией и ЕС накалились после того, как стало известно, что 2 июня нижняя палата немецкого парламента приняла резолюцию, обвиняющую Османскую империю в геноциде армян в годы Первой мировой войны.

Проект резолюции был принят еще весной 2015 года, но его принятие было отложено, чтобы не ухудшать немецко-турецкие отношения в условиях начала миграционного кризиса. Теперь же, по всей видимости, немецкие парламентарии решили таким образом показать лидеру Турции Эрдогану, что Германия не будет поддаваться на шантаж турецкой стороны.

Основной точкой разлома в отношениях с США остается вопрос сирийских курдов. Напомним, что Турция считает сирийскую курдскую партию «Демократический союз» одной из ветвей Рабочей партии Курдистана и террористической организацией, в то время как США поддерживают курдов и считают их своей опорой в борьбе с Исламским государством (террористическая организация, запрещена в Российской Федерации).

В мае недовольство Анкары вызвал тот факт, что бойцы спецназа США, оказывающие поддержку «Демократическому союзу», прикрепили к рукавам нашивки с символикой сирийских курдов. Турецкие власти назвали это недопустимым и потребовали от Пентагона воздействовать на своих военнослужащих в Сирии. По данному вопросу военное ведомство США пошло на уступки и запретило членам спецназа прикреплять на рукава курдские шевроны.

Тем не менее, Соединенные Штаты не привыкли получать указания от своих младших партнеров по НАТО. Данный инцидент свидетельствует, что, хотя в этот раз руководство США прислушалось к мнению своих турецких партнеров, отношения между двумя странами остаются натянутыми и перспектив решения проблем между ними пока не предвидится.

Если с крупнейшими державами Турция предпочитает демонстрировать свою силу, то это никак не мешает ей выстраивать дружественные отношения с менее влиятельными игроками на международной арене.

В частности, в мае на новый уровень были выведены отношения Турции с Украиной: по результатам прошедшего 13 мая десятого заседания межправительственной украино-турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству обе стороны приняли решения развивать сотрудничество в авиакосмической отрасли. Киев и АнкараЛавров договорились о совместном производстве самолетов на базе украинского концерна «Антонов».

На ближневосточном направлении Турция в мае продолжила вести активную политику, используя свою военную мощь. 24 мая поступила информацию, что Турция ввела свой воинский контингент на территорию Сирии.  Продолжает поступать информация о регулярных артиллерийских обстрелах сирийской территории. Официальными целями турецкие власти называют позиции Исламского государства, однако есть все основания полагать, что целями турецких военных также являются силы сирийских курдов.

Также Турция готова поучаствовать и в полномасштабной официальной военной операции. 30 мая она предложила США провести совместную операцию при условии, что в нее не будут вовлечены сирийские курды, но не получила поддержи.

Схожая ситуация сохраняется в Ираке. Как заявил министр иностранных дел Сергей Лавров, Россия осуждает решение Турции разместить свой воинский контингент на территории Ирака. Сами турецкие власти объясняют сохранение своих военных в Ираке необходимостью обеспечить целостность и суверенитет своего южного соседа.

Одновременно Турция пытается контролировать ситуацию в государствах, которые уже прошли через период «Арабской весны». В частности, с этой целью в мае министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу посетил Ливию. Целями визита стали демонстрация поддержки процессу политического урегулирования в Ливии и возможное возобновление работы в Ливии турецкого посольства.

Что касается  России, МИД Турции предложил 30 мая России создать совместную рабочую группу с участием дипломатов и чиновников для улучшения отношений. Новый прмьер-министр Бинали Йылдырым назвал одной из приортетных целей работы его правительства – улучшение отношений с Россией. Даже сам президент Эрдоган лично выразил желание возобновить сотрудничество с Россией, заявив, что весь инцидент вызван лишь “ошибкой пилота”.

Однако Россия отвергла предложение турецкой стороны и продолжила настаивать на ранее заявленных условиях: извинения, наказание виновных, компенсация. Только выполнение этих трех критериев может стать основой для перезагрузки двусторонних отношений.

Также параллельно с попытками начать сближение, Турция продолжает разрывать связи: в мае Турция стало известно, что с 1 июня будет установлен визовый режим для российских дальнобойщиков.

Приоритетным для Турции остается африканское направление: в условиях спада темпов экономического развития для Турции как экспортоориентированной экономики является жизненно важным поиск новых рынков сбыта. С этой целью с 31 мая по 3 июня президент Турции Эрдоган посетит такие страны восточной Африки, как Уганда и Кения. До своего президента 31 мая министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу посетил Руанду. Все это доказывает, какую важную роль во внешней политике Турции играет африканский континент.

***

Внутриполитические события в мае 2016 года окажут серьезное влияние на будущее развитие страны. Смена руководства ПСР и формирование нового правительства Турции с высокой долей вероятностью позволит правящим элитам ускорить процесс реформирования страны. Новый премьер-министр Турции и весь состав правительства не будут мешать Эрдогану реализовывать свои планы.

Тем не менее, неразумно считать, что внутренний кризис в ПСР завершен. Ахмет Давутоглу ушел с политической сцены, но несомненно, что он по-прежнему планирует играть роль архитектора внешней политики Турции. Об этом говорит издание в начале июня его новой книги под названием «Города и цивилизации».

Однако пока ожидать сильного реформирования внешней политики Турции не стоит. Она будет развиваться по выше описанным четырем направлениям, стремиться способствовать реализации двух целей: расширению политического влияния в соседних регионах и укреплению экономики через диверсификацию партнерских связей. Крупные изменения во внешней политике произойдут только в случае серьезных изменений внутри самой Турции.

 

В.Аватков, М.Кочкин