Si vis pacem, para bellum. Почему американо-китайское торговое перемирие станет новым этапом в противостоянии Вашингтона и Пекина?

Si vis pacem, para bellum. Почему американо-китайское торговое перемирие станет новым этапом в противостоянии Вашингтона и Пекина?

Завершившийся в Аргентине саммит G20 в первую очередь запомнится заключением 90-дневного торгового перемирия между США и КНР. Страны договорились, что в течение этого срока стороны будут решать накопившиеся вопросы. Президент США Д. Трамп согласился отложить анонсированные ранее 25-процентные пошлины на ряд товаров. Глава КНР Си Цзиньпин со своей стороны согласился пойти на некоторые уступки, в том числе сократить американское отрицательное сальдо путем бОльших закупок американских товаров, а также на переговоры по поводу изменений правил принудительной передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности и ряда других.

К началу саммита стороны подходили с диаметральными взглядами. В первых числах ноября советник президента Трампа Л. Кадлоу заявил, что у Белого дома нет планов по торговому перемирию с Китаем. Напротив, вице-президент КНР Ван Цишань высказался, что Китай готов к переговорам.

В середине месяца, на Саммите АТЭС председатель КНР Си Цзиньпин и Вице-президент США М. Пенс не стали слушать речи друг друга, а их выступления были полны непрямых и прямых высказываний в адрес друг друга. Если Си уже традиционно говорил про открытость и торговую глобализацию, то Пенс предупреждал страны региона об “опасностях инвестиций”.

Однако, несмотря на все вышеуказанное, за несколько дней до начала Саммита G20 стали появляться слухи о том, что КНР неофициально предоставила США некий план торгового соглашения, а уже по результатам личной встречи два руководителя смогли договориться. Теперь у сторон есть 90 дней для того, чтобы найти взаимно устраивающие решения тех вопросов, на которые они не смогли ответь до этого.

Спектр этих вопросов достаточно широк, он касается не только двухсторонней торговли. В него входят вопросы защиты интеллектуальной собственности, принудительный трансфер технологий, особенности китайского патентного права, кибер и традиционный шпионаж, а также ряд других.

Сверх этого стоит отметить общий тренд к нарастанию противоречий в американо-китайских отношениях, вопросы Тайваня, Южно-Китайского моря, Северной Кореи, Ирана, что, возможно, усложнит переговорный процесс.

Отдельным пунктом стоит опасения США по поводу программы “Сделано в Китае — 2025”. В конце девяностых в начале двухтысячных, когда Китай только набирал “экономические обороты”, в США существовал дискурс о технологическом преимуществе над другими странами, который позволял оставаться лидирующей державой. За последние года, Китаю удалось совершить мощный рывок в высоких технологиях, сейчас Пекин ставит перед собой задачу получить лидерство в ряде технологий будущего (к примеру, ИИ).

В Вашингтоне угрозу своему технологическому лидерству воспринимают серьезно, к тому же в США уверены, что этот технологический рывок будет сделан за счет незаконных, с точки зрения Вашингтона, технологических трансферов из США в Китай.

Все вышесказанное дает право сомневаться в том, что стороны смогут договориться о таком широком спектре вопросов за столь короткое время. Вряд ли администрацию Д. Трампа действительно устроит снижение торгового дефицита, тем более, что дефицит является далеко не самой важной статьей переговоров, и тем более, что вряд ли у Китая получится его значительно сократить. Кроме этого, уже менее чем через два года, в США должны будут состояться президентские выборы, где очевидно главными внешнеполитическими темами станут две страны, одной из которых будет Китай.

В итоге, не смотря на многообещающее перемирие, скрепленное в этот раз двумя лидерами, торговый конфликт продолжится. Пекин, который больше заинтересован в текущих условиях договора и скорее всего, был бОльшим инициатором его заключения, будет стараться его сохранить.

В духе сохранения условий торгового перемирия, как и официальные китайские лица, выступил профессор международных отношений университета Цзинань Чэнь Диндин, указав на возможный прогресс в переговорах, если лидеры двух стран будут чаще использовать инструмент личных встреч для контроля переговорного процесса.

Разгоревшийся скандал по поводу ареста вице-президента Huawei Мэн Ваньчжоу пока не является серьезной угрозой переговорному процессу. Пресс-секретарь Министерства коммерции Гао Фэн отметил, что китайская стороны не связывает арест Мэн Ваньчжоу с ходом торговых переговоров, хотя в китайском сегменте интернета, наоборот, прослеживается явно антиамериканский тон публикаций.

С высокой вероятностью в американо-китайских отношениях реализуются два сценария. Первый – США выйдут из перемирия, обвинив китайскую сторону в нарушении условий, второй – возможное продление сроков перемирия на период менее 90 дней.

Судя по всему, в то время как переговорщики будут пытаться согласовывать общие позиции двух стран, стороны будут готовиться к дальнейшему продолжению конфликта. The devil is in a detail, очень много будет зависеть от событий, прямо не связанных с торговыми переговорами.

Для России ухудшение отношений между США и КНР, к сожалению, не принесет значительных дивидендов. Российско-американский диалог в последнее десятилетие и так сужался до ряда тем, а якобы “российское вмешательство в выборы” еще некоторое время будет препятствовать его развитию. С КНР Москва достигла высокого уровня взаимоотношений, выше которого, страны пока не хотят подниматься. В экономике Россия на сегодняшний день не способна заместить рынок США, однако некоторый рост экономического сотрудничества возможен.

 

П. Прилепский

Китай: ноябрь 2018 г. (дайджест)

 

Внешняя политика КНР за ноябрь традиционно характеризуется как активная. В центре внимания – переговоры США и КНР по торговым вопросам. В российско-китайских отношениях необходимо отметить экономический трек. Во внутренней политике произошли два важных события: выборы на Тайване и продолжающиеся усиление контроля внутри государства.

Внешняя политика

Россия – Китай

29 ноября в Пекине прошел Первый российско-китайский энергетический форум. Мероприятие проводилось по прямому поручению глав двух государств, с целью более эффективного развития диалога в области энергетики, увеличения количества совместных проектов и привлечения дополнительных инвестиций.

Участие приняли более 90 компаний, а также политические деятели и главы корпораций, такие как: глава “Роснефти” И. Сечин, глава “Транснефти” Н. Токарев,  Председатель Правления ПАО “Интер РАО” Б. Ковальчук, первый вице-премьер Госсовета КНР Хань Чжэн, руководитель Госэнергоуправления страны Чжан Цзяньхуа, замминистра иностранных дел Ли Юйчэн, заместитель председателя госкомитета по развитию и реформе Лянь Вэйлян, вице-президент Alibaba Лю Сун и ряд других высокопоставленных лиц.

Во время проведения форума вице-президент КНР Ван Цишань обратился к участникам форума с предложением создать постоянную площадку для обмена мнениями и проектами между российскими и китайскими бизнесменами.

По итогам мероприятий был подписан ряд соглашений.

Во время выставки China Airshow 2018 Рособоронэкспорт заключил три контракта на поставку оружия в Китай. Детали контракта не разглашаются.

 

США — КНР

9 ноября в Вашингтоне прошел американо-китайский диалог по вопросам дипломатии и безопасности, который должен был состояться еще в сентябре, однако был перенесен по инициативе китайской стороны. С китайской стороны делегацию возглавляли министр обороны КНР Вэй Фэнхэ и ответственный секретарь руководящей группы по иностранным делам при ЦК КПК Ян Цзечи, с американской – министр обороны США Дж. Мэттис и госсекретарь М. Помпео.

На встрече стороны подняли ряд вопросов включая ситуацию с правами человека в СУАР, Южно-Китайское море, Тайвань, а также несколько международных вопросов, включая Корейский полуостров, Афганистан, Иран

14 ноября Конгрессу США был представлен 525-страничный доклад американо-китайской обзорной комиссии по экономике и безопасности (USCC). Доклад призывает законодателей США принять широкий спектр мер противодействия глобальным амбициям КНР, их торговой практике и кампаниям по увеличению влияния за рубежом.

Форум АТЭС, прошедший в Папуа-Новой Гвинеи, завершился без итогового коммюнике. Причиной явилось невозможность согласовать позиции со стороны США и КНР. Более того, участвующие от США Вице-президент М. Пенс и председатель КНР Си Цзиньпин не стали слушать выступления друг друга.

Господин Пенс в своей речи указал, что США готовы ввести 25-процентные ограничения, до тех пор КНР не изменит “несправедливые” торговые практики. Также Вице-президент предупредил страны региона о последствиях кредитной зависимости от Китая, а также призвал “не получать кредитные займы, которые могут подорвать суверенитет”. В свою очередь, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что “протекционизм ведет к провалу”.

Перед встречей на полях саммита G20 президент США Д. Трамп исключил из комиссии П. Наварро, что указывало на смягчении позиции администрации Д. Трампа по поводу торгового соглашения.

Перед саммитом фигурировала информация, что Пекин заранее предложил Вашингтону проект торгового соглашения.

Встреча двух лидеров в рамках G20 завершилась согласованием 90-дневного периода, в течении которого, стороны обязываются договориться по спорным вопросам и не поднимать торговые тарифы с 1 января 2019 года.

Также по итогам встречи, Си Цзиньпин заявил, что готов одобрить ранее непринятую сделку по приобретению американским производителем процессоров и компонентов для мобильных устройств Qualcomm, которая не состоялась, по причине отсутствия разрешения от китайского рыночного регулятора, Кроме этого стороны согласились начать переговоры по изменениям в отношении передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности, кибербезопасности, торговле и т.д.

Министр иностранных дел КНР Ван И сообщил о намерении лидеров обменяться визитами «в подходящее время».

 

Внутренняя политика

24 ноября на Тайване прошли выборы в местные органы власти и референдум по ряду вопросов. Из 22 муниципалитетов Гоминьдан одержал победу в 15, а правящая Демократическая прогрессивная партия — в 6. В Тайбэе на выборах мэра победил независимый кандидат, действующий мэр города Кэ Вэньчжэ (известный по высказываниям, что Китай и Тайвань – это одна семья). После оглашения результатов выборов действующий президент Тайваня Цай Инвэнь практически сразу покинула пост председателя ДПП.

Результаты референдума показали, что большинство избирателей против выступления на Олимпийских играх под именем “Тайвань”, оставляя команде старое название “Китайский Тайбэй”. Кроме этого, провалилась инициатива легализации однополых браков.

В ноябре СМИ сообщили о ужесточении партийного контроля над студенческими организациями в университетах Китая. Сообщалось также об одновременной пропаже двенадцати активистов в крупных городах Китая. Большинство комментаторов связывают подобные действия властей как ответ на увеличение общей протестной активности в Китае, в том числе с такими акциями как #Metoo.

 

Вывод

В минувшем месяце ключевым вопросом китайской дипломатии стали американо-китайские отношения.

В течении месяца американская сторона (к примеру, Л. Кадлоу) заявляла, что у администрации Д. Трампа нет задачи прийти к торговому соглашению с КНР. На саммите АТЭС Вице-президент США М. Пенс публично подчеркивал наличие политической воли президента США продолжать политику торговых ограничений. Судя по открытой информации, администрация Трампа не имела четкого плана действий по торговым вопросам, не исключено, что даже к началу саммита в Аргентине его не существовало. В то время как китайская сторона предложила заранее проработанный план действий. Этот фактор может сыграть роль катализатора отказа или пересмотра достигнутых договоренностей со стороны Д. Трампа несмотря на то, что он лично заявил о достижении договоренностей.

В целом, договоренности видятся более выгодными для Китая несмотря на то, что Пекин пошел на ряд существенных уступок (некоторые из них все равно были бы реализованы, только несколько позднее). Пекин получил время для проработки дальнейшей торговой стратегии и успокоения внутренних недовольств среди групп влияния и компаний, ведущих торговлю с США.

Кроме этого, программа “Made in China 2025”, чувствительный вопрос для США не был затронут. Несмотря на инициативу Пекина смягчить свою позицию по ряду вопросов таких как лицензирование, трансфер технологий, достаточно сложно представить, как стороны найдут решение, устраивающее и США, и КНР.

В целом, данное 90-дневное перемирие можно рассмотреть, как время для подготовки к дальнейшей эскалации торгового противостояния. Здесь необходимо указать два наиболее вероятных сценария:

  1. Д. Трамп пересмотрит условия сделки еще до окончания 90 дневного срока, обвинив Китай в промышленном шпионаже, несправедливой торговой практике и т.д.
  2. Стороны после истечения 90 дневного срока по средствам переговоров продлят “перемирие” на новый срок менее 90 дней.

Главным фактором “прочности” договоренностей, достигнутых на полях G20, станут отношения США и Китая в таких вопросах как Северная Корея, Синьцзян, Южно-Китайское Море, Тайвань. Продолжение реального давления в этих вопроса со стороны администрации Президента (есть и другие группы влияния, которые, несмотря на достигнутый компромисс будут продолжать поднимать вышеобозначенные темы (к примеру: М. Рубио, П. Наварро и т.д.)) будут четко указывать на минимальную возможность достижения договоренностей между странами после 90-дневного периода. Относительно “затишье” с периодическими дежурными обвинениями будут указывать на продолжение диалога и согласование позиций.

Пересмотр договора ДРСМД для Китая может обозначать новую точку противостояние с США. Ранее Китаю удавалось выстраивать свою стратегию на основе двухсторонних советско-американских и российско-американских договорах ограничения вооружений, теперь же существует риск эскалации в Южно-Китайском море и на Корейском полуострове. Однако уже в начале декабря президент Д. Трамп указал на возможность вместе с Россией и Китаем сесть за стол переговоров.

Успенышный исход выборов для Гоминьдана на так называемых промежуточных выборах в Тайване (за два года президентских), а также результаты референдума, дает Пекину возможность снизить уровень конфликтности в Тайваньском проливе.

Появивишиеся сообщения о вмешательстве Пекина в выборы на Тайване является подтверждением нового тренда мировой политики, что, безусловно будет использовано для давления на Пекин.

Несмотря на торговое перемирие между США и Китаем Россия должна использовать возможности открытия китайских рынков (где уже ведется определенная работа). Ключевым направлением является продолжение создания и улучшения условий двухсторонней торговли в сегментах малого и среднего бизнеса, повышения бизнес-культуры и понимания специфики двух стран (чтобы не избегать скандалов, как в случае известного итальянского бренда одежды), снятие определенных экономических и неэкономических барьеров. Учитывая низкую вероятность прекращения торгового конфликта между США и Китаем, необходимо обратить внимание возможности не только увеличения российского экспорта, но и на возможность построения связей с компаниями, которые ранее работали на американский рынок.

Другим важным вопросом является скорейшее решение вопроса возникновения проблем с обслуживанием российских юридических и физических лиц со стороны китайских банков (широкая трактовка санкций), что мешает не только бизнесу, но и туризму.

Одним из наиболее важных вопросов для внешней политики России является закрепления краткосрочных успехов и перевод их в долгосрочные.

П.Прилепский

Турция: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика Турции в ноябре охарактеризована проведением большого количества встреч и мероприятий, среди которых: переговоры на министерском уровне с Россией, церемония по случаю завершения строительства части «Турецкого потока», очередной раунд астанинских переговоров, политический диалог высокого уровня с Евросоюзом и ряд других.

Главным событием во внутренней политике стала новость о возобновлении «альянса» ПСР и ПНД и оглашение кандидатов от ПСР, которые примут участие в муниципальных выборах.

Внешняя политика

Ноябрь отмечен интенсивностью российско-турецких контактов: так, например, 2-4 ноября в Анталье состоялся Российско-турецкий форум общественности, министр обороны России С. Шойгу провел переговоры со своим коллегой Х. Акаром и главой Национальной разведывательной организации Х. Фиданом в Сочи, состоялся очередной раунд астанинского процесса, однако центральным событием на российско-турецком направлении в этом месяце стал визит В. Путина в Турцию по случаю завершения строительства морской части газопровода «Турецкий поток».

19 ноября в Стамбуле лидер России встретился президентом Турции Р.Т. Эрдоганом. В ходе встречи главы государств обсудили вопросы развития двусторонних отношений, международную проблематику, а также приняли участие в церемонии, приуроченной к завершению достаточно важного этапа в реализации совместного проекта. Стоит отметить, что вместе с президентом России на церемонию прибыл глава «Газпрома» Алексей Миллей, а с турецкой стороны, в свою очередь, на мероприятии присутствовал гендиректор «BOTAŞ» Бурхан Озджан. В ходе церемонии В. Путин и Р.Т. Эрдоган совместно дали команду на укладку последней части морского участка трубопровода, а также обратились с речью к присутствовавшим. Эрдоган, подчеркнув техническую сложность проекта, обратил внимание на то, что Россия остается принципиально важным партнером и поставщиком газа для Турции, а совместный проект стран является взаимовыгодным. В целом Эрдоган прав – «Турецкий поток» действительно освободит Турцию от энергетической зависимости и даст возможность России развивать свою деятельность в регионе, однако важно помнить, что в настоящее время Турция также реализует другой не менее важны для нее проект – TANAP, который в том числе может уменьшить ее зависимость и от российского газа.

Как уже отмечалось, еще одним важным этапом внешнеполитической повестки месяца стало проведение 11-го раунда международных переговоров по Сирии, прошедших в Астане 28-29 ноября. И хотя по итогам переговоров спецпосланник ООН по Сирии подчеркнул, что за 10 месяцев стороны так и не достигли прогресса по вопросу состава конституционного комитета, а волну пессимизма, инициированную С. де Мистурой, подхватили почти все западные СМИ, А. Лаврентьев данную точку зрения не разделил. Проблемы по вопросу того, кто будет представлять третью часть комитета, учитывая, что первые две будут сформированы правительством Сирии и оппозицией, действительно сохраняются и пока что стороны не пришли к консенсусу, однако странами-гарантами предпринимают все усилия для того, чтобы решить этот вопрос в ближайшее время. Вместе с тем, в ходе встречи стороны обсудили условия возвращения беженцев, вопрос зоны деэскалации в Идлибе, призвали вооруженную оппозицию отмежеваться от террористических формирований, а также осудили применение химоружия в Сирии, потребовав расследования ситуации от ОЗХО. Следующая встреча в таком формате запланирована на конец января.

Что касается западного направления, то 22 ноября в Брюсселе впервые за полтора года возобновился политический диалог высокого уровня в формате Турция-ЕС, где, в частности, обсуждался вопрос вступления Турции в Евросоюз, взаимодействие с Таможенным Союзом и ряд других вопросов. В ходе встречи М. Чавушоглу прямо заявил о намерении Турции вступить в Европейский Союз, подчеркнув, что 11 декабря Турцией планируется провести второе заседание Группы действий по ускорению демократических реформ (первое состоялось в августе). Впрочем, реакция верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини, как и комиссара по вопросам расширения ЕС Й. Хана, была весьма сдержанной. ЕС продолжает предъявлять претензии Турции по вопросу несоблюдения необходимых критериев, в том числе, – антидемократическим арестам журналистов. Наряду с этим, точки соприкосновения у Турции и ЕС по некоторым вопросам все же есть. Не говоря о необходимости сотрудничества по сокращению потоков беженцев, стороны разделяют точку зрения по иранскому вопросу, заявляя о необходимости сохранения СВПД и получения Тегераном экономических выгод. Кроме того, страны ЕС поддерживают меморандум России и Турции по Идлибу.

Для турецко-американских отношений месяц начался позитивно – в начале ноября стороны отменили взаимные санкции. Так, США отменили санкции в отношении министра юстиции и главы МВД Турции, а Турецкая Республика, в свою очередь, сняла ограничения с генерального прокурора и министра внутренней безопасности США. Кроме того, 1 ноября стороны уже во второй раз осуществили совместную патрульную миссию в сирийском Манбидже. И хотя глава МИД Турции заявил, что дорожную карту по Манбиджу планируется реализовать до конца текущего года, Турецкая Республика по-прежнему продолжает обвинять США в поддержке террористических формирований, а США выражают недовольство закупкой Турцией российских комплексов С-400, что в значительной степени затрудняет двустороннее сотрудничество. Говоря о других турецко-американских контактах, президент Турции Эрдоган и глава США Д. Трамп имели возможность пообщаться в рамках мероприятий в Париже, посвященных 100-летию со дня окончания Первой мировой войны, однако, по сообщениям пресс-секретаря Белого Дома С. Сандерс, ввиду того, что накануне Турция передала аудиозаписи убийства Д. Хашогджи США, Франции, Великобритании, Германии и Саудовской Аравии, в ходе беседы лидеры двух стран сосредоточились на обсуждении дела саудовского журналиста. В частности, стоит отметить, что в ходе телефонных переговоров глав Турции и США, Турция подала запрос Соединенным Штатам об экстрадиции лиц, причастных к убийству.

Среди других международных контактов можно отметить участие президента Эрдогана в саммите G20, который продлится до 4 декабря, а также участившиеся в последнее время турецко-катарские контакты. Так, 9 ноября эмир Катара нанес визит в Турцию, а 26 ноября в Стамбуле было проведено 4-е заседание Высшего комитета стратегического сотрудничества Турции и Катара, в рамках которого состоялись переговоры президента Турецкой Республики и эмира Катара. В результате заседания стороны также подписали протокол о стратегическом сотрудничестве в различных сферах, в том числе – в области экономики, торговли, культуры и транспорта.

Внутриполитическая обстановка

Внимание внутриполитической ситуации в Турции в последнее время акцентировано на подготовке к местным выборам. И хотя выборы пройдут только в конце марта следующего года, кандидаты, намеренные выдвинуть свою кандидатуру на муниципальных выборах, должны пройти регистрацию в Центральной избирательной комиссии Турции до 1 декабря.

21 ноября лидер Партии справедливости и развития Р.Т. Эрдоган провел встречу с лидером Партии националистического движения Д. Бахчели. Напомним, что партии шли на летние парламентские выборы в альянсе, однако осенью они официально объявили о прекращении сотрудничества. По всей видимости, внутриполитические реалии заставили лидеров партий задуматься о целесообразности такого шага. Главной темой, которая обсуждалась на проведенной встрече, к удивлению многих, стал вопрос о возобновлении «Народного альянса». Чем конкретно было вызвано подобное решение – не пояснялось, однако можно предположить, что причина кроется в неуверенном положении ПСР перед выборами и в снижении поддержки избирателей ввиду нестабильной экономической ситуации в стране. Стоит отметить, что практически сразу после объявления данного решения последовала реакция главы «Хорошей партии» М. Акшенер, которая сама начинала политическую карьеру в ПНД и крайне неодобрительно высказалась о желании националистов поддержать правящую партию. При этом в таких условиях «Хорошая партия», вероятно, сохранит контакты с НРП. Спустя несколько дней после объявления о возобновлении союза ПСР и ПНД произошла другая встреча – на этот раз глав Народно-республиканской партии и исламистской «Партии счастья», обеспокоенные лидеры которых также заговорили о возможном союзе.

Вместе с этим, в последнее время широко обсуждается список кандидатов от Партии справедливости и развития на пост мэра Анкары и Измира, который был оглашен Р.Т. Эрдоганом. Всего лидер ПСР объявил о 40 кандидатах, которые примут участие в муниципальных выборах. В соответствии с объявленными данными, на пост мэра Анкары был предложен помощник генерального секретаря ПСР М. Озхасеки, а на пост Измира – бывший министр экономики Турции Н. Зейбекчи. Ранее сообщалось, что президент также должен был назвать кандидата от Стамбула, однако этого не произошло. Если верить СМИ, то в информационном пространстве всерьез обсуждается кандидатура Б. Йылдырыма, который, предположительно, в скором времени покинет пост спикера ВНСТ. Что касается кандидатов от других партий, то в турецких СМИ также существует масса предположений по этому поводу, однако официальных заявлений от их представителей пока не поступало.

Среди других событий можно назвать памятные мероприятия, прокатившиеся по всей стране и приуроченные к 80-й годовщине смерти основателя Турецкой Республики М.К. Ататюрка. 10 ноября тысячи человек собрались возле мавзолея Ататюрка, неся в руках национальные флаги и портреты «отца-основателя». В частности, в мероприятиях принял участие и действующий президент Турции Р.Т. Эрдоган. Он по традиции посетил мавзолей, возложив цветы к могиле Ататюрка, после чего его двери были открыты для других граждан.

Экономическая ситуация

По-прежнему не отличается стабильностью экономика Турецкой Республики. 5 ноября Турецкий статистический институт (TurkStat) опубликовал неутешительную статистику: годовая инфляция в Турции достигла 25%. И пока в экспертных кругах началась паника относительно того, что будет с турецкой экономикой дальше, министр экономики Б. Албайрак сохраняет подозрительное спокойствие, которое, однако, не разделяют как турецкие, так и мировые экономисты. Албайрак уверен, что запущенная программа «Тотальная борьба с инфляцией» еще принесет свои плоды и в декабре инфляция должна существенно замедлиться. Тем не менее, по данным Европейского банка реконструкции и развития, ожидается, что в 2019 году Турция может возглавить список стран с наихудшей экономикой.

В то же время стоит отметить, что позитивных изменений в сфере экономики происходит мало, но все же они есть. Так, в начале ноября, после того, как Вашингтон объявил, что Турция вошла в список стран, которым временно разрешается вести торговлю с Ираном, курс турецкой лиры к доллару укрепился, составив 5,34. Кроме того, курс национальной валюты Турции продолжил свой рост и в конце месяца, чему, в частности, способствовала новость о завершении строительства части трубопровода «Турецкий поток». Тогда лира подорожала на 2,34%. В то же время в Турции впервые за несколько месяцев отметили увеличение индекса экономической уверенности, что позволяет говорить о незначительном улучшении ситуации.

***

В ноябре Турция продолжила развивать контакты с Россией, остающейся для нее приоритетным партнером – об этом свидетельствует не только успешная реализация проекта совместного трубопровода, но и ряд важных политических контактов. Со странами Запада отношения Турции остаются стабильными: контакты с Европейским Союзом, в первую очередь, обусловлены тем, что несмотря на все противоречия, главным из которых остается вопрос вступления Турции в ЕС, стороны осознают необходимость взаимодействия друг с другом для решения большого количества других, волнующих как Турцию, так и Европу проблем. США, периодически заявляющие, что Турция остается стратегическим партнером, были вынуждены снять введенные ранее санкции, однако дали Турции понять, что на мгновенное потепление отношений во всех областях рассчитывать не стоит: прохладные турецко-американские отношения прослеживаются, прежде всего, на ближневосточной арене, где ни одна, ни другая сторона, в силу ряда разногласий, не хотят идти на уступки.

Что касается внутренней политики, то решение о возобновлении альянса ПСР и ПНД, как и на июньских выборах, является, скорее, стратегическим взаимовыгодным ходом, нежели намеком на долгосрочное партнерство по причине расхождений во взглядах по некоторым политическим вопросам. В условиях, когда даже новая экономическая политика Турции и другие инициативы Албайрака не внушают доверия, а экономика по-прежнему остается нестабильной, правящая Партия справедливости и развития осознает, что в настоящий период времени ей как никогда нужен «союзник» на грядущих выборах, и отказываться от такой возможности будет в крайней степени нерационально.

В. Аватков, А. Сбитнева

Арабские страны: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Ноябрь 2018 г. ознаменовался критическим обострением гуманитарной ситуации в Йемене. Не лучшим образом дела обстояли и вокруг оказания помощи беженцам в лагере «Эр-Рукбан» в Сирии, в создании конституционного комитета которой, тем не менее, был достигнут значительный прогресс.

Октябрьская эскалация напряжённости в секторе Газа получила своё продолжение, палестинская проблема вновь оказалась на повестке международного сообщества. Саудовская Аравия столкнулась с новыми обвинениям в связи с действиями арабской коалиции в Йемене и ходом расследования убийства журналиста Дж. Хашукджи.

 

ПАЛЕСТИНА

Несмотря на достигнутое 27 октября при посредничестве Египта соглашение о прекращении огня, в ноябре ситуации вокруг сектора Газа продолжила стремительно ухудшаться. 9 ноября на границе с Израилем возобновились акции в рамках «Великого марша возвращения», в результате которых, по сообщениям министерства здравоохранения Палестины, от боевых пуль пострадали 25 человек.

12 ноября после заявлений пресс-службы ЦАХАЛ об убийстве израильского офицера в ходе перестрелки и перехвате двух ракет, выпущенных со стороны Газы, Армия обороны Израиля провела масштабную операцию, в ходе которой было атаковано более 70 объектов ХАМАС и «Исламского джихада». Агентство WAFA сообщило о гибели шести палестинцев в городе Хан-Юнис на юге анклава, о других жертвах данных не поступало. После полудня стало известно, что Биньямин Нетаньяху решил прервать свой визит в Париж «в связи с ситуацией на юге страны».

13 ноября глава ПНА Махмуд Аббас обратился к мировому сообществу с просьбой вмешаться в ситуацию на границе сектора Газа, а также через официального представителя запросил срочное заседание ЛАГ для обсуждения текущего положения. Наперекор лидеру Палестины руководство ХАМАС пригрозило сосредоточить ракетный огонь на израильских городах Ашдод и Беер-Шева, если ЦАХАЛ продолжит атаковать их объекты. Тем не менее, призыв генсека ООН Антониу Гутерреша к сторонам конфликта «проявить максимальную сдержанность» в совокупности с посредническими усилиями Египта возымел успех. Вечером того же дня было опубликовано совместное заявление группировок палестинских радикалов, в котором говорилось, что они готовы придерживаться режима прекращения огня, если Израиль поступит так же.

Казалось бы, возврат к октябрьским договорённостям должен был хотя бы на время успокоить стороны конфликта. Однако, 14 ноября министр обороны Авигдор Либерман сложил с себя полномочия и сообщил о выводе депутатов партии «Наш дом Израиль», которую он возглавляет, из правящей коалиции. Это в очередной раз продемонстрировало, что политические противоречия существуют не только внутри палестинского лагеря, но и среди израильской элиты. Такой поворот событий вызвал определённую тревогу во многих кругах, и лишь ХАМАС приветствовал отставку А. Либермана, назвав её «политической победой сектора Газа».

Хрупкое перемирие вновь оказалось под угрозой срыва 19 ноября, когда в результате пограничного инцидента на Западном берегу реки Иордан израильские военные ранили четырёх палестинцев. Тем же днём выступая на заседании Совбеза ООН спецкоординатор по ближневосточному урегулированию Николай Младенов заявил, что ситуация в секторе Газа критическая и может вновь «взорваться» в любой момент. Однако резкого обострения не последовало, и 21 ноября, неожиданно для многих, ХАМАС согласилась направить делегацию в Каир для обсуждения межпалестинского примирения и прекращения блокады Газы. Спустя два дня, 23 ноября, руководство организации заявило о безрезультатности прошедших переговоров и инициировало новые акции «Великого марша возвращения». В результате протестов на границе анклава пострадало более 100 палестинцев.

28 ноября глава политбюро ХАМАС Исмаил Хания ответил согласием на приглашение МИД России посетить Москву, что во многом может способствовать налаживанию внутрипалестинского диалога. Министр иностранных дел Палестины Рияд аль-Малики также отметил, что И. Хания высоко ценит усилия российской стороны в палестинском вопросе. Тем не менее, точной даты визита не называлось, и, в свете того, что 30 ноября стало известно о намерении США вынести в понедельник, 3 декабря, на рассмотрение Генассамблеи ООН проект резолюции по осуждению деятельности ХАМАС и «Исламского джихада», дальнейшее развитие событий видится весьма неопределённым. Как известно, руководство Газы крайне болезненно реагирует на нападки со стороны американцев и их демарши. Остаётся надеяться на их сдержанность и успех визита в Москву.

 

СИРИЯ

После того, как 31 октября генсек ООН А. Гутерреш окончательно утвердил кандидатуру опытного норвежского дипломата Гейра Педерсена в качестве будущего приемника Стаффана де Мистуры на посту спецпредставителя по Сирии, основным в рамках сирийского урегулирования стал вопрос о формировании конституционного комитета.

19 ноября С. де Мистура, оценивая ряд прошедших после саммита «стамбульской квадриги» двусторонних переговоров, выразил надежду, что первое заседание конституционного комитета Сирии по «третьему списку» удастся провести уже в декабре этого года. Позже спецпосланник генсека ООН принял участие в саммите, прошедшим в Астане 28-29 ноября. Во встрече приняли участие страны-гаранты (Россия, Турция и Иран), делегации сирийского правительство и вооружённой оппозиции, а также Иордания в роли наблюдателя. В целом, астанинский формат в очередной раз подтвердил свой конструктивный характер. Стороны не только обсудили широкий комплекс вопросов по текущей ситуации в Сирии, но и значительно продвинулись в формировании конституционного комитета. Специальный представитель президента РФ Александр Лаврентьев отметил, что работа в этом направлении близка к завершению, а список кандидатов будет согласован и представлен Дамаску в обозримой перспективе.

В то же время в ноябре военная ситуация в Сирии продемонстрировала обратную по сравнению с октябрём динамику. Центр по примирению враждующих сторон отметил резкий рост количества провокаций в ряде районов страны:

  • 23 нарушения – 3-10 ноября
  • 31 нарушение – 10-17 ноября
  • 81 нарушение – 17-24 ноября

При этом наибольшее количество случаев нарушения режима прекращения огня пришлось на провинцию Алеппо, что во многом может быть связано с намерением России и Турции включить эту область в будущую идлибскую зону деэскалации и пристуствием там курдских боевиков.

В провинции Эс-Сувейда при активной поддержке ВКС России сирийской армии удалось окружить боевиков ИГ. 12 ноября поступило сообщение о том, что сирийские военные продвинулись на 2 км вглубь позиций джихадистов, а в результате продолжавшегося 13-14 ноября штурма было уничтожена порядка 30 боевиков. 17 ноября террористы окончательно покинули южную часть страны. Тем не менее, по некоторым данным, примерно 1000 уцелевших боевиков ИГ смогли уйти из окружения и скрыться на востоке мухафазы Хомс.

В Дейр эз-Зоре также велись активные боевые действия. 4 ноября на востоке провинции смертник на заминированном автомобиле въехал в блокпост «Сил демократической Сирии» (СДС), в результате атаки 20 бойцов было ранено, 12 погибли. 7 ноября международная коалиция нанесла авиаудары по позициям ИГ в населённом пункте Хаджин. Согласно сообщениям, было уничтожено порядка 45 джихадистов. Позже сирийское правительство заявило, что из-за удара по Хаджину погибли 26 мирных жителей и направило официальную жалобу в Совбез ООН. Дамаск призвал взять международное сообщество принять «серьёзные и немедленные действия» с целью недопущения подобных инцидентов. Тем не менее, уже 11 ноября командование СДС объявило об очередном наступлении на позиции ИГ при поддержке с воздуха силами коалиции. 24 ноября боевики ИГ провели контратаку, убив 47 бойцов СДС и захватив в плен по меньшей мере 10 человек. На текущий момент обстановка в Дейр эз-Зоре остаётся весьма напряжённой.

Что касается гуманитарной ситуации в Сирии, то в ноябре в центре внимания снова оказался лагерь беженцев на сирийско-иорданской границе «Эр-Рукбан», который стабильно испытывает нехватку продовольствия и медикаментов. 3 ноября российская военная полиция обеспечила безопасность международного гуманитарного конвоя. Вклад военных из России высоко оценили ООН и США, хотя последние преждевременно обвинили 2 ноября российскую сторону в отказе поддержать доставку гумпомощи из Дамаска в лагерь временно перемещённых лиц.

11 ноября в Аммане прошла встреча представителей РФ и США при посреднической роли иорданской стороны, в результате переговоров был достигнут ряд договорённостей по доставке гуманитарных грузов в «Эр-Рукбан». 12 ноября российские военные из Центра примирения враждующих сторон в Сирии отчитались о том, что в лагерь прибыл новый конвой с продовольствием и медикаментами. Однако, несмотря на усилия сторон ситуация в «Эр-Рукбане», по сообщениям ООН, близка к катастрофической. Российская сторона склонна возлагать ответственность на США, которые, по заявлению официального представителя Минобороны России в Женеве Юрия Тарасова, «используют гуманитарные проблемы лагеря беженцев для легитимизации своего военного присутствия на юге Сирии».

 

ЙЕМЕН

Не лучшим образом дела в ноябре обстояли и в Йемене. 2 ноября в ходе пресс-конференции генсек ООН А. Гутерреш заявил, что самый серьёзный гуманитарный кризис в мире сегодня происходит именно в Йемене, который находится на грани полномасштабного голода. 15 ноября глава Всемирной продовольственной программы Дэвид Бисли описал увиденное в йеменской столице как настоящую катастрофу, рассказав об ужасном положении истощённых детей и отчаявшихся родителей. При этом Д. Бисли указал, что такая ситуация, в первую очередь, вызвана непрекращающейся осадой портового города Ходейда, через который проходило 70% всех гуманитарных грузов.

Ранее, 5 ноября, президент США Дональд Трамп заявил, что Саудовская Аравия «неумело использует» в Йемене оружие, поставляемое американцами. 10 ноября официальный представитель Пентагона сообщил о намерении Штатов прекратить помощь авиации арабской коалиции с дозаправкой в небе, на что в тот же день саудовцы заявили, что сами отказались от «услуг» США. Позже, 16 ноября, несколько американских сенаторов предложили законопроект, предполагающий новые санкции против Эр-Рияда, которые будут включать и запрет на продажу оружия КСА. Однако вероятность его принятия, учитывая финансовые объёмы американо-саудовского сотрудничество в военно-технической сфере, вызывает больше сомнения. Также стоит отметить, что, по заявлению самих сенаторов, их предложение, прежде всего, обусловлено ситуацией вокруг убийства журналиста Джамаля Хашукджи и систематическим нарушением прав человека властями Саудовской Аравии как на территории королевства, так и за его пределами.

16 ноября координатор чрезвычайной гуманитарной помощи ООН Марк Локок, выступая перед Совбезом, заявил, что «катастрофически ухудшающуюся» ситуацию с продовольствием в Йемене можно решить только через скорейшую активизацию мирного процесса. 19 ноября неожиданно для многих повстанцы-хуситы через руководство движения «Ансар Алла» сообщили, что прекращают атаки «против государств-агрессоров США, Саудвоской Аравии, ОАЭ и их йеменских союзников» с целью лишить арабскую коалицию возможности оправдывать «агрессию и блокаду». Позже правительство Йемена согласилось принять участие в мирных переговорах в Швеции.

23 ноября по итогам посещения Ходейды спецпредставитель генсека ООН по Йемену Мартин Гриффитс заявил о необходимости передачи портового города под международный контроль. Его инициатива была поддержана Соединёнными Штатами. Однако в сообщении Госдепа формулировка была немного изменена, и, вместо «международного контроля», в нём говорилось о передаче Ходейды «нейтральной стороне». 28 ноября А. Гуттереш анонсировал дату мирных переговоров в Швеции – 6 декабря, а также выразил готовность провести предварительную встречу с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Салманом, чтобы обсудить ситуацию в Йемене.

 

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

12 ноября состоялся официальный визит главы МИД Соединённого Королевства Джереми Ханта в Саудовскую Аравию. Ключевой темой переговоров Дж. Ханта с саудовским монархом Салманом ибн Абд аль-Азизом стало мирное урегулирование йеменского конфликта. Вслед за США Великобритания выступила за немедленное начало мирного процесса и начало диалога между саудовцами и хуситами. Тем не менее, основные внешнеполитические усилия Саудовской Аравии в ноябре были направлены на нейтрализацию ущерба, нанесённого ситуацией вокруг убийства Дж. Хашукджи.

15 ноября, после призывов госсекретаря США Майка Помпео привлечь к ответственности виновных в убийстве журналиста, генеральный прокурор КСА запросил смертную казнь для пяти подозреваемых по делу и возложил вину на главу группы, созданной для «возвращения в страну» Дж. Хашукджи. Согласно заявлению главы прокуратуры, чиновник отдал приказ о ликвидации журналиста в случае провала операции. Однако в сообщении не было сказано ни слова о том, кто разработал и инициировал операцию. Тем же днём министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр без каких-либо пояснений отклонил требование Анкары о международном расследовании, обвинив при этом СМИ Катара и Турции в антисаудовской кампании.

В таком контексте в 20-х числах ноября состоялось первое турне Мухаммада ибн Салмана по «дружественным арабским странам», в рамках которого наследный принц посетил ОАЭ, Бахрейн, Египет и Тунис. Первый визит, продлившийся с 22 по 25 ноября, выглядел скорее дружеским, нежели деловым. На повестке переговоров были весьма общие темы, конкретика почти не присутствовала, а их итогом стало подтверждение общих интересов и «особых связей братских государств». 25 ноября на Байхрейне М. ибн Салман встретился с королём Хамадом, который заявил, что его государство с осуждением относится ко всем попыткам очернить репутацию Эр-Рияда.

Наиболее интересным и продуктивным в серии визитов наследного принца стало посещение Египта 26-27 ноября. По результатам его встречи с Абель Фаттахом ас-Сиси было объявлено об ускорении реализации предыдущих экономических соглашений на общую сумму $16 млрд. и создании Саудовско-египетского инвестиционного фонда. Прибытие М. ибн Салмана в Тунис было встречено многочисленными акциями протеста, организованного как гражданскими активистами, так и представителями ряда оппозиционных партий. Тем не менее, среди правящей элиты многие политики выразили солидарность с Саудовской Аравией в связи с расследованием дела Хашукджи.

Также весьма любопытным событием в этом месяце относительно КСА стало подписание 26 ноября контракта с США на поставку системы ПРО THAAD. Стоит отметить, что о заключение саудовско-американского контракта прессе стало известно лишь после официального визита М. Помпео в Эр-Рияд. Примечательно, что сделка состоялась на фоне обвинений со стороны Вашингтона по делу Дж. Хашукджи и резкой критики действий Саудовской Аравии в Йемене. Это явно демонстрирует, что на данном этапе «раскол» между саудовцами и американцами имеет место быть лишь на уровне риторики, а не в пересмотре существующих двусторонних связей.

 

***

 

Развитие событий вокруг Газы в ноябре в очередной раз доказало, что одним из ключевых элементов ближневосточного урегулирования является примирение внутри палестинского лагеря. Если лидер ФАТХ и глава ПНА Махмуд Аббас по-прежнему апеллирует к международному сообществу, то ХАМАС предпочитает вести диалог посредством оружия, по большому счёту, признавая лишь посреднические усилия Египта. Однако демонстративный уход в отставку министра обороны Израиля Авигдора Либермана показал, что серьёзные внутренние противоречия присущи обеим сторонам конфликта.

На сирийском треке значительный успех был достигнут в сфере политического урегулирования. Вероятнее всего, «третий список» будущего конституционного комитета, в формировании которого наиболее активную роль сейчас играют государства-гаранты астанинского процесса (Россия-Турция-Иран), удовлетворит Дамаск. Однако ситуация в лагере «Эр-Рукбан» напомнила, что, помимо послевоенного политического процесса, крайне сложным является вопрос сирийских беженцев, которые пока не могут вернуться домой, а оказание им гуманитарной помощи то и дело встречает препятствия на своём пути.

Что касается ставшей катастрофической по своему характеру гуманитарной ситуации в Йемене, то ключевым событием в рамках её нормализации станут мирные переговоры в Швеции, начало которых назначено на 6 декабря. Важнейшим здесь будет вопрос о контроле над портовым городом Ходейда, пропускавшим до блокады 70% всего продовольствия и медикаментов. При этом критика действий арабской коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, со стороны США выглядит скорее, как попытка продемонстрировать свою позитивную роль в процессе стабилизации Ближнего Востока, нежели оказать реальное давление на Эр-Рияд, т.к., несмотря на все громкие заявления, 26 ноября между странами был подписан очередной многомиллиардный военный контракт.

Также стоит отметить, что в контексте усилившегося на фоне расследования убийства Дж. Хашукджи давления со стороны ряда стран Саудовская Аравия стремится защитить своей имидж и сохранить позиции в регионе, о чём свидетельствует ноябрьское турне наследного принца М. ибн Салмана по «дружественным арабским странам».

 

В. Останин-Головня

Иран: ноябрь 2018 (дайджест)

Как известно, ноябрь для Ирана был своего рода историческим. Введение очередного, самого болезненного пакета санкций со стороны Соединенных Штатов всерьез повлияло на экономическую конъюктуру в Иране. Несмотря на это, власти Исламской Республики продолжают активизировать свои усилия на международной арене, не собираясь признавать поражение.

Важно, что даже в столь критичных условиях Иран  не смягчает риторику, а напротив, ужесточает ее. Поиск новых механизмов к существованию стал своеобразным лозунгом для страны в этом месяце, ведь теперь эти механизмы приходится разрабатывать не только в области ядерного соглашения, но и внутри самой страны, внедряя платежные системы для иранцев и создавая альтернативные варианты для функционирования экономических субъектов.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ИРАНА

Внешнеполитический трек в этом месяце был отличился за счет резолюции о правах человека в Иране, предложенной на заседании Третьего Комитета Генеральной Ассамблеи ООН Канадой.

3 ноября Глава МИД Ирана на конференции призвал страны-члены «Исламской восьмерки» к противостоянию незаконным санкциям Вашингтона в отношении Тегерана.

Тем временем в мировое сообщество продолжает разбираться в деталях убийства журналиста из Саудовской Аравии. В начале месяца The Guardian, ссылаясь на информированный источник, в своём репортаже указало, что советник принца Саудовской Аравии Сауд аль-Кахтани, который был уволен с должности в ходе расследования по вопросу убийства Хашкаджи, внёс вклад в финансирование бюджета телеканала Iran International. Джамаль Хашкаджи был убит в тот же день, когда британская газета The Guardian со ссылкой на информированный источник сообщила о финансовой поддержке оппозиционного иранского телеканала Iran International Саудовской Аравией на общую сумму 250 млн. долларов.

12 ноября Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми отметил, что Исламская Республика Иран глубоко обеспокоена тяжёлой гуманитарной ситуацией в Йемене, и заявил, что положить конец гуманитарному кризису в Йемене является исторической задачей сегодняшнего мира.

В тот же день помощник главы МИД Ирана Хосейн Джабери Ансари обсудил с президентом Сирии Башаром Асадом развитие ситуации в Сирии.

16 ноября 98 государств-членов ООН выразили своё несогласие с новой резолюцией о положении в области прав человека в Иране. Третий Комитет Генеральной Ассамблеи ООН представил проект резолюции о положении в области прав человека в Иране, предложенный Канадой для голосования. В результате голосования 85 стран выступили за принятие документа, 30 – против и 68 воздержались. В ходе встречи постпред Сирии при ООН Башар Аль-Джафари назвал антииранскую резолюцию политически мотивированной и противоречащей Уставу ООН.
Между тем, постпред России при ООН Василий Небензя заявил, что резолюции не всегда являются полезным инструментом для продвижения прав человека в мире. Постпред Кубы при ООН назвал антииранский шаг фактом, который доказывает использование двойных стандартов в области прав человека.

17 ноября президент Ирака Бархам Салех  прибыл в Тегеран. Встреча президентов Ирака и Ирана была посвящена укреплению двусторонних связей между странами.

19 ноября глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов  сообщил, что XI международная встреча по Сирии пройдет в Астане в конце ноября. В рамках очередного раунда переговоров ожидается традиционный формат участия: на уровне государств-гарантов — Ирана, России и Турции, правительства и оппозиционных групп Сирии, а также ООН и Иордании в качестве наблюдателей.

ОТНОШЕНИЯ ИРАНА С США

Комментируя восстановление санкций США в отношении Ирана с 4 ноября, официальный представитель МИД ИРИ назвал целью Вашингтона психологическую войну против иранского народа. Он отметил, что Иран предпринял необходимые меры по противостоянию санкциям.

4 ноября Американская газета Washington Post проинформировала о ослаблении позиций американских войск на Ближнем Востоке, в частности,  в Персидском заливе, и сообщила, что многие американские чиновники всё более обеспокоены растущей военной мощью Ирана. Как сообщает Washington Post, снижение присутствия их сил на Ближнем Востоке подорвало способность бороться с угрозами со стороны Ирана.

5 ноября президент Ирана Хасан Рухани в обращении к президенту США заявил, что если США будут выполнять свои обязательства, Ирана пойдет на переговоры. В тот же день глава МИД Ирана призвал к поиску нового подхода со стороны Вашингтона и взаимному уважению, которые необходимы для диалога Ирана с США.

10 ноября Мохаммад Джавад Зариф заявил, что чрезмерное использование США своей военной и экономической мощи заставило мир твердо поверить в то, что он не станет заложником политики Вашингтона. По словам иранского МИД, США вышли из ЮНЕСКО, Парижского мирного договора, Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) и Транстихоокеанского партнёрства, учитывая. Что соглашения предусматривали интересы всех участвующих сторон. Это указывает на то, что Вашингтон является нарушителем и действует на основе силовой логики.

Таким образом, американо-иранское противостояние переходит в новую, еще более острую стадию. В Иране не смирятся с лидерством США, и несмотря на то, что администрация Трампа после введения новых санкций убеждена в том, что с этих пор Тегеран стремительно начнет утрачивать свои позиции на Ближнем Востоке – Исламская Республика всеми силами и способами будет доказывать, что это невозможно.

ИРАН В УСЛОВИЯХ САНКЦИОННОГО РЕЖИМА США

5 ноября были введены новые санкции США в отношении Ирана, затрагивающие деятельность банков. По информации Центрального банка Ирана, были предприняты необходимые меры. Международная система обмена банковской информацией и перевода средств SWIFT заблокировала для ряда иранских банков доступ к своим сервисам.
США внесли более 700 лиц, организаций, самолётов и кораблей Ирана в санкционный список. Об этом сообщило Министерство финансов США.
Так, в список попали авиакомпания Iran Air, Организация по атомной энергии Ирана, а также 70 финансовых организаций, в том числе 14 крупнейших банков. По его словам, Центральный банк также ожидает альтернативные системы банковского взаимодействия со странами-торговыми партнёрами, учитывая отключение иранских банков от SWIFT.

6 ноября Центральное телевидение Китая CCTV сообщило, что Китай в качестве крупнейшего покупателя иранской нефти исключен из списка США в отношении нефтяных санкций против Ирана и продолжит свои покупки у Ирана.

В тот же день глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф указал на странице в Twitter  на существование психологической войны США против Ирана, а также отметил, что Вашингтон включил иранский обанкротившийся банк и затонувший иранский корабль в список санкций.

6 ноября высокопоставленный французский чиновник в беседе с агентством Reuters заверил, что специальный финансовый механизм ЕС для расчетов с Ираном скоро будет готов.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал санкции США против Ирана неприемлемыми, заявив, что Анкара не будет поддерживать их.

7 ноября глава МИД Германии Хайко Маас охарактеризовал как «неправильное» решение США ввести санкции против Ирана, заявив, что работа над выработкой инструментов для торговли с Ираном продолжается.
«Мы не будем следовать примеру США», заявил Маас на пресс-конференции.

9 ноября Японский холдинг JXTG, крупнейший нефтяной покупатель иранской нефти в Японии, заявил о намерении рассмотреть возможность  возобновления импорта из Ирана.

21 ноября председатель экономической комиссии иранского парламента (Меджлиса) Мохаммад Реза Пурэбрахими заявил, что в целях наблюдения за действиями США в банковском секторе и укрепления банковской системы было принято решение о создании в Министерстве экономики и финансов отдела борьбы с санкциями.

Таким образом, произошедшие события дали понять властям в Иране, что без собственных механизмов и альтерантив стране ряд ли удастся сохранить свое положение. Новые уже задействованные и только планирующиеся механизмы в итоге позволят избежать экономического краха внутри страны, однако шансы Ирана на мировом рынке определенно значительно сократятся. В этой связи станет необходимым опять же прибегнуть к новым механизмам и альтерантивам – в данном контексте, к помощи соседей и других мировых держав.

ОТНОШЕНИЯ ИРАНА С РОССИЕЙ

3 ноября посол Ирана в России Мехди Санаи обсудил с заместителем министра иностранных дел РФ Игорем Моргуловым предстоящие политические контакты, а также торгово-экономическое сотрудничество двух стран. Об этом в пятницу сообщили в МИД РФ.

7 ноября. ИРНА – Посол Ирана в Москве Мехди Санаи обсудил с Сергеем Рябковым ситуацию вокруг реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) в свете новых санкций США в отношении Тегерана.

8 ноября руководитель Генеральной инспекционной организации Ирана Насер Серадж и генеральный прокурор РФ Юрий Чайка обсудили вопрос по борьбе с коррупцией и связанными с ней преступлениями. Серадж прибыл в Москву с целью участия в международной конференции. По данным агентства ИРНА, ведомство также сообщило, что Чайка предложил в ближайшее время подписать меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве между прокуратурами России и Ирана. Это событие, по мнению Чайки, станет важным шагом на пути к повышению эффективности совместных усилий по борьбе с международной преступностью.

10 ноября Генеральный директор Департамента иностранных дел Ирана по Западной Азии Расул Ислами на афганской мирной конференции в Москве выразил надежду, что конференция достигнет намеченных результатов. В конференции приняли участие представители Ирана, России, Афганистана, Китая, Пакистана, Индии, Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана, Туркменистана.

12 ноября министр иностранных дел России Сергей Лавров подчеркнул важность обсуждения проблемы распространения идей экстремизма среди молодежи на IV заседании группы стратегического видения «Россия — исламский мир» в Махачкале.

15 ноября министр культуры Ирана Аббас Салехи заявил, что для расширения связей между Ираном и Россией в различных областях культуры подготовлена необходимая инфраструктура.

23 ноября глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф обсудил с российским коллегой Сергеем Лавровым ситуацию вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе и сирийское урегулирование.

Таким образом, российско-иранские отношения по-прежнему характеризуются плотностью контактов при, пока что, отсутствии конкретных оформленных двусторонних документов и договоренностей.

ЯДЕРНАЯ СДЕЛКА ИРАНА

Иранский президент призвал к укреплению взаимодействия между Ираном и Европой на фоне кризиса вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). По его словам, такое сотрудничество обеспечит соблюдение долгосрочных интересов обеих сторон и гарантирует международный мир и стабильность. Рухани также предупредил об опасности односторонних шагов, которые предпринимает администрация президента США Дональда Трампа, указав на то, что для преодоления противоречий и разрешения конфликтов в современном мире необходимы скоординированные международные усилия.

2 ноября Евросоюз заявил о своей  непоколебимой решимости продолжать работу по расширению экономических контактов европейских компаний с Ираном и создавать механизм финансовых расчетов с Тегераном для обхода  санкций США.

7 ноября глава испанского МИД Жозеп Боррель на пресс-конференции по итогам переговоров в Мадриде с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым заявил, что ЕС и Испания настаивают на сохранении соглашения с Ираном и не принимают ультиматумов.

11 ноября, канцлер Австрии Себастьян Курц раскритиковал политику президента США Дональда Трампа, и заявил, что она угрожает европейским экономическим интересам. Вена решила принять необходимые меры против его политики, как передаёт агентство APA.

12 ноября Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) подтвердило, что Иран продолжает выполнять свои обязательства в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранскому атому на фоне новых санкций США.

23 ноября посол Ирана в России Мехди Санаи обсудил с послом ЕС в России Маркусом Эдерером создание специального механизма для расчетов с Тегераном в обход санкций США.

27 ноября состоялся четвертый раунд политических переговоров на высшем уровне между Ираном и Европейским союзом при присутствии замминистра МИД Ирана Аббаса Аракчи и генерального секретаря Европейской службы внешней деятельности Хельги Шмидта в Брюсселе.

Таким образом, разрабатывающиеся и поддерживающиеся ЕС механизмы обхода санкций все еще находятся в стадии формирования. Отсутствие четко прописанных документов в этой области не  дает возможности развернуто оценивать европейско-иранское взаимодействие. При всем понимании Европой и МАГАТЭ приверженности Ирана СВПД, Тегеран все же в трудном положении, и, вероятно, еще не скоро из него выйдет.

 

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА ИРАНА

4 ноября при участии официальных лиц и десятки тысяч жителей столицы перед бывшим посольством США в Тегеране прошли митинги по случаю национального дня борьбы с мировым империализмом (13 абана – 4 ноября). Ежегодные митинги против США в этом году совпадает с началом второго раунда санкций Вашингтона в адрес Тегерана.
Большие группы студентов, школьников и жителей Тегерана и других городов Ирана скандировали лозунги «Долой США» и «Долой Израиль».
13 абана (восьмого месяца иранского календаря – или 4 ноября 2017 года) – национальный день «борьбы с мировым империализмом» в Иране. Тридцать девять лет тому назад, в этот день (13 абана, 1358 по иранскому календарю, 4 ноября 1979 года), иранские студенты захватили американское посольство в Тегеране в знак протеста с неоднократными заговорами Соединенных Штатов против Исламской Революции.  После этого события, иранский народ каждый год отмечает 4 ноября (13 абана), выходя на всеобщие демонстрации, показывает свое национальное единство и исламскую солидарность.

5 ноября начались широкомасштабные военно- воздущные учения сил ВВС Ирана под названием «Велаят» .

11 ноября вице-президент и глава Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Али Акбар Салехи заявил, что достижения Ирана в различных областях, особенно в области противоракетной обороны, а также атомной промышленности, потрясли мир, несмотря на санкции.

13 ноября на заседании Городского совета Тегерана Пируз Ханачи был избран мэром, получив 11 голосов.

15 ноября Командующий Корпусом Стражей Исламской Революции (КСИР) Мохаммад Али Джафари заявил, что 5 иранских пограничников, похищенных террористами на границе Ирана и Пакистана, были освобождены, и в настоящее время предпринимаются усилия для освобождения оставшихся иранцев.

20 ноября президент Ирана подчеркнул важность торгового и экономического потенциала пограничных провинций в санкционную эпоху.

24 ноября в Тегеране открылась 32-ая международная конференция Исламского единства при участии президента Ирана и 350 ученых-богословов шиитского и суннитского толков из 100 стран мира.

25 ноября Верховный Лидер Иран Аятолла Хаменеи заявил, что иранская нация с верой в Бога выступает против всех заговоров, и Исламская Республика Иран является прогрессивной моделью, которая постоянно развивается, станет примером для исламского мира.

28 ноября верховный Лидер Исламской революции заявил о необходимости повысить готовность и потенциал войск страны, чтобы враги не осмелились угрожать Ирану.

Таким образом, в области внутренней политики в минувшем месяце наблюдался подъем антиамериканских настроений в обществе (в связи с праздником и наложенными в ноябре американскими санкциями), лидерами все время подчеркивалась важность сохранения единства и солидарности народа в санкционный период. Иными словами, внутренняя политика была определена внешним воздействием – в данном случае – санкциями.

Политическая повестка в Иране остается сконцентрированной на последствиях санкций США. Противостояв американским «методам воспитания», Иран становится сильнее и самостоятельнее. Безусловно, повторяющиеся и своего рода обнадеживающие высказывания иранских официальных лиц о «иммунитете иранцев к санкциям с 1979 года» не могут охарактеризовать то нынешнее положение, в котором находится страна. Тегеран столкнулся с необходимостью срочного принятия решений и быстрого поиска путей выхода, при этом, однако, не утратил возможность в привычном темпе вести внешнеполитическую линию (в рамках региона) и, одновременно с этим, сохранять контакты с европейскими партнерами.

 

Мария Будаева

Иран: октябрь 2018 (дайджест)

Октябрь в Иране был наполнен встречами, переговорами, заявлениями. Одним из наиболее обсуждаемых событий стало наложение очередного пакета экономических санкций, наиболее болезненных для Исламской Республики.
Несмотря на это, Иран по прежнему отстаивает свои позиции на международной арене, выражая приверженность стабилизации обстановки в Сирии, новым механизмам сотрудничества в отношении ядерной сделки, наращиванию диалога со своими партнерами и, конечно, противодействию США.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ИРАНА
Все мероприятия и выступления официальных лиц ИРИ в минувшем месяце были посвящены традиционным направлениям внешнеполитической деятельности, а именно: поддержанию стабильности в САР, противодействию США, поискам новых механизмов в отношении иранской ядерной программы, укреплению отношений с соседними странами и упрочение своего статуса на международной арене.
1 октября официальный представитель МИД ИРИ в ответ на неоднократные обвинения глав МИД Бахрейна и ОАЭ заявил, что вмешательство в дела других стран никогда не было и не является политикой Ирана. По его словам, им следует подумать об инициативах Тегерана по обеспечению региональной безопасности, стабильности, сотрудничества и снижения напряжённости вместо необоснованных и пустых обвинений в адрес Ирана. Кроме того, в своей речи Касеми упомянул ядерную сделку, заявив о том, что после многократных переговоров вокруг конкретного механизма расчётов с Ираном, Тегеран сблизился с Европой и план должен удовлетворить все требования Ирана.
2 октября посол Сирии в Тегеране заявил, что поддержка Ираном сирийского народа сыграла ключевую роль в обеспечении безопасности страны. Позднее Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф подверг критике страны-спонсоры иностранных боевиков в Сирии, отметив, что они несут ответственность за беспорядок в раздираемом войной регионе. 18 октября постоянный представитель САР при ООН Башшар Аль-Джафари заявил, что так называемая незаконная «международная коалиция» совершила очередное преступление против сирийцев, нанеся авиаудары по поселку Хаджин провинции Дейр-эз-Зор запрещенными боеприпасами с белым фосфором, что привело к гибели и ранениям десятков человек. 31 октября  Специальный посланник Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура намерен провести встречу с Ираном, Россией и Турцией в качестве стран-гарантов сирийского урегулирования в ближайшем будущем.
2 октября министр иностранных дел Ирана раскритиковал политику Белого дома из-за её нестабильности, заявив, что Иран каждый раз не может заново начинать переговоры с США. США должны отменить санкции против Ирана, которые касаются гуманитарной помощи и гражданской авиации (такое предварительное постановление вынес Международный суд ООН по иску Тегерана против Вашингтона).  10 октября посол Ирана при ООН призвал международное сообщество принять решительную реакцию на угрозы Вашингтона, назвав выход США из иранской ядерной сделки и введение санкций против страны серьёзной угрозой Уставу ООН. Важным событием для Ирана является то, что США в начале месяца ввели санкции против 20 компаний и банковских структур, которые якобы оказывают финансовую поддержку «Басидж» — иранскому полувоенному ополчению, входящему в состав Корпуса «стражей исламской революции» (КСИР). В ответ на эти действия иранская сторона заявила, что привычка США к санкциям вышла из-под контроля. Несмотря на ужесточения с американской стороны, Иран продолжает вести решительную риторику. 25 октября Хасан Рухани заявил в парламенте, что иранский народ одержал крупнейшую победу над заговорами США в последние месяцы.
18 октября последовала реакция официального Тегерана на убийство саудовского журналиста Джамаля Хашкаджи. Советник спикера парламента Ирана заявил, что саудовское убийство не вызвало у Тегерана ни малейшего удивления: «Саудовский режим, который до сих пор убил многих мирных жителей, детей и женщин в Йемене, также может иметь такую же реакцию на своих критиков и оппозицию», заявил Амир Абдоллахиян, добавив, что «по делу Хашкаджи мы будем ждать результатов турецких расследований». 24 октября президент Ирана Хасан Рухани осудил этот инцидент, назвав это явление важным испытанием для так называемых защитников прав человека, особенно из США и Европы.

ОТНОШЕНИЯ ИРАНА С ОТДЕЛЬНЫМИ СТРАНАМИ
Особенном наполненным событиями в этом месяце оказалось такое приоритетное направление во внешней политике Ирана, как налаживание диалога с соседями в регионе. В октябре власти Ирана предприняли множество шагов к укреплению своего статуса в глазах других стран. И, следует сказать, что к сегодняшнему дню Иран уже достиг определенных успехов.
3 октября Хасан Рухани поздравил Бархама Салеха с избранием на пост президента и выразил надежду, что отношения между Тегераном и Багдадом будут продолжать расширяться в интересах двух стран.
26 октября главы министерств здравоохранения Ирана и Казахстана подписали документ о сотрудничестве в области здравоохранения и медицины.
16 октября президент Ирана Хасан Рухани назвал Катар дружественной, братской и соседней страной, заявив, что близкие отношения Ирана и Катара выгодны региону и народам двух стран.
Кроме того, в этом месяце Иран активизировал свои попытки выстроить диалог с Китаем. После ряда двусторонних встреч посол Китая в Тегеране заявил, что Пекин стремится к расширению экономических и торговых отношений с Тегераном, а иранские представители, в свою очередь подчеркнули, что торговые отношения между Тегераном и Пекином после введения санкций США будут продолжаться.
12 октября министр внутренних дел Ирана Абдолреза Рахмани Фазли обсудил со своим турецким коллегой Сулейманом Сойлу пути расширения сотрудничества по пограничным вопросам и борьбе с торговлей людьми и терроризмом.
30 октября прошла пресс-конференция по итогам трёхсторонней встречи глав МИД Ирана, Азербайджана и Турции в Стамбуле. Зариф положительно оценил результаты трёхсторонней встречи министров иностранных дел Ирана, Азербайджана и Турции в Стамбуле, назвав важным сотрудничество Тегерана, Анкары и Баку для обеспечения устойчивого мира и безопасности в регионе, улучшения условий жизни, а также развития трёх стран.
В минувшем месяце произошло еще одно событие, повлекшее за собой бурную реакцию общественности — 14 иранских пограничников были похищены террористической группировкой на юго-востоке страны в пограничном пункте Мирджаве у границы Ирана с Пакистаном. В этой связи были повышены меры безопасности на границе двух государств, а также активизированы совместные меры по поиску пропавших людей.
Таким образом, в октябре наблюдались не только попытки Тегерана к выстраиванию благоприятных отношений с соседями, но и нечто большее: активизация двусторонних связей еще с одной мировой державой помимо России – с Китаем. Через сотрудничество с которыми можно подтвердить свое положение на международном уровне, заручиться финансовой поддержкой (что сейчас особенно необходимо Ирану), а также объединить усилия по противодействию различным угрозам, иногда в лице других стран.

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА ИРАНА
В этом месяце основные усилия властей были направлены на поддержание безопасности внутри страны. Были активизированы меры контроля границ в связи с похищением иранских пограничников на границе с Пакистаном, а также проведен ряд перестановок в государственном аппарате.
13 октября министерство разведки Ирана объявило о ликвидации террористической группы, проникшей на территорию страны в западной провинции Керманшах.
15 октября президент Ирана Хасан Рухани выразил надежду на лучшее будущее, заявив, что правительство имеет обширные планы по противостоянию психологической и торговой войнам. Глава иранского правительства в понедельник на встрече с рядом преподавателей подчеркнул важность надежды в борьбе с противниками, заявив, что США не смогут продолжать антииранскую политику в долгосрочной перспективе. Рухани отметил, что страна не находится в критическом состоянии, однако и такая ситуация не является нормальной.
21 октября президент Ирана Хасан Рухани в письме парламенту предложил четырех кандидатов на посты министров экономики и финансов, промышленности, рудников, и торговли, дорог и городского развития, кооперации, труда и социального обеспечения для получения вотума доверия.
Таким образом, во внутренней политике в минувшем месяце власти Ирана вновь придерживались жесткого, уверенного курса, который, в первую очередь, направлен на защиту и процветание иранского народа. Ставшая традиционной враждебная риторика в отношении США продолжает определять повестку как внутри страны, так и на международной арене. Иран отказывается признавать, что последняя волна санкций всерьез ударила по экономике, вместо этого руководство страны продолжает искать способы самостоятельно или при помощи своих партнеров обойти это явление, создавая собственную платежную систему или новые механизмы в сотрудничестве с Европой.

ОТНОШЕНИЯ ИРАНА С РОССИЕЙ
В октябре был отмечен очередной этап наращивания контактов по линии Тегеран-Москва. Наиболее знаковыми событиями за месяц стало заявление иранской стороны о скорой отмене визового режима для туристических групп и упрощение визового режима для экипажей из России, а также проведение ежегодного мероприятия с участием России, Индии и Ирана.
4 октября официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила, что удар, нанесенный Ираном по расположенным в Сирии объектам организаторов теракта в городе Ахваз, был осуществлен на законных основаниях.
6 октября президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди в совместном заявлении призвали к полной и эффективной реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе.
10 октября заместитель Министра иностранных дел РФ Сергей Рябков обсудил с заместителем гендиректора МАГАТЭ — руководителем департамента гарантий Секретариата агентства Массимо Апаро вопрос реализации Совместного всеобъемлющего плана действий. Об этом сообщили в МИД РФ по итогам встречи.
Одним из знаковых событий стало объявление 16 октября от генерального директора МИД ИРИ по консульским делам о завершении работы над соглашением об отмене визового режима для туристических групп и упрощения виз для экипажей из Ирана и России.
18 октября президент России Владимир Путин, выступая на пленарной сессии XV заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» отметил, что Дамаск и Тегеран должны сами договариваться о выводе иранских сил из Сирии, это «не проблема Москвы». Тем самым президент подтвердил свое нежелание вмешиваться в дела другого государства.
18 октября официальный представитель внешнеполитического ведомства Ирана Бахрам Касеми в сообщении выразил соболезнования в связи с инцидентом в политехническом колледже в Керчи.
19 октября пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что формат России, Турции и Ирана по Сирии доказал свою эффективность.
19 октября Москве стартовал «Трёхсторонний экспертный диалог Россия-Индия-Иран», который традиционно организуется фондом «Русский мир», сообщила пресс-служба Комитета Госдумы по образованию и науке. Участниками встречи стали политики, дипломаты и политологи трёх стран. Программа конференции предусматривает обсуждение актуальных международных проблем, глобальных вызовов современности и особенностей регионального взаимодействия между Россией, Индией и Ираном. На специальной пленарной сессии будут рассмотрены ближневосточные конфликты и роль трёх стран в их урегулировании.
21 октября Председатель Комитета Госдумы по образованию и науке России на ежегодной встрече экспертов России, Индии и Ирана сообщил о заинтересованности России в развитии региональных связей со своими соседями, особенно с Ираном в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).
Таким образом, мы наблюдаем как с каждым месяцем плотность контактов между двумя странами нарастает во множестве областей. Тегеран не оставляет возможности укрепить дружбу с Россией, которая, в свою очередь, приветствует все меры, предпринимаемые Ираном и открыто выражает свои дружеские намерения в отношении этой страны. Вопрос лишь в том, удастся ли сохранить это партнерство в долгосрочной перспективе.

Политическая повестка в Иране остается сконцентрированной на последствиях санкций США. Через своих партнеров, в частности, по региону, Тегеран стремится заручиться поддержкой. В главной степени, финансовой. Ирану сейчас необходимо обрести крепкую финансовую опору. Однако, иранское руководство отдает себе отчет в том, что даже если этого не произойдет – страна справится в одиночку. Для этого Тегеран прилагает все усилия, использует все методы и предлагает все возможные политические и экономические инициативы, жестко отвергая само допущение признать себя сломленным американскими санкциями.

Мария Будаева

Турция: октябрь 2018 г. (дайджест)

На внешнеполитическом направлении Турция отметилась осуществлением ряда политических визитов и контактов на разных уровнях. В их числе четырехсторонний саммит в Стамбуле, где приняли участие главы России, Турции, Франции и Германии; Визит Р.Т. Эрдогана в Венгрию, а также переговоры между министрами иностранных дел Турции и Госсектретаря США.
Во внутренней политике произошел так называемый раскол союза ПСР и ПНД, а также прошли празднования по случаю 95-летия со дня основания Турецкой Республики. Кроме того, впервые за несколько месяцев начала налаживаться экономическая ситуация в стране.
Отношения с Россией
В октябре главным событием на российско-турецком направлении стал четырехсторонний саммит лидеров России, Турции, Франции и Германии, который стартовал 27 октября в Стамбуле. Важность проведенной встречи демонстрирует участие в ней не только делегаций, возглавляемых лидерами государств, но и спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры.
Незадолго до начала саммита, который проводился в подобном формате впервые, президент Турции Р.Т. Эрдоган провел ряд двусторонних встреч с канцлером Германии А. Меркель, президентом Франции Э. Макроном, а также с главой России В.В. Путиным, однако переговоры проходили за закрытыми дверями. Кроме того, на полях саммита прошла встреча министров обороны России и Турции, а также министров иностранных дел двух государств, которые обсуждали аспекты урегулирования сирийского кризиса, в том числе вопрос реализации соглашения по Идлибу. В ходе саммита, который был посвящен сирийскому урегулированию и продлился 3 часа, стороны обсудили ряд вопросов, связанных с сирийской проблематикой, а по завершении переговоров приняли итоговое заявление. Незадолго до саммита Россия и Турция также начали обсуждать создание демилитаризованной зоны в Идлибе и даже определили ее границы. 10 октября, Министерство обороны Турецкой Республики сообщило о завершении выводы тяжелой техники из буферной зоны, а неделей позже Россия и Турция проинформировали ООН о том, что срок действия соглашения по Идлибу будет продлен. На стамбульском саммите Президент Турции Эрдоган выразил надежду на то, что все стороны, принявшие участие в саммите, будут вовлечены в процесс мирного разрешения сирийского кризиса. Важным итогом также стало то, что стороны подтвердили важность договоренностей по Идлибу, достигнутых ранее между Турцией и Россией, и условились прикладывать все усилия для того, чтобы перемирие приобрело долгосрочный характер. На пресс-конференции по итогам саммита лидер Турции сообщил, что Турецкая Республика будет контролировать радикальные группировки, а Россия, в свою очередь, будет ответственна за то, чтобы правительственные сирийские войска не осуществляли наступление на территории, упомянутые в достигнутом в Сочи соглашении. Что касается зоны деэскалации в Идлибе, то Путин и Эрдоган подтвердили ее временный характер. Президент России также заявил, что Россия сохраняет за собой право оказывать помощь Сирии в случае продолжения каких-либо провокаций со стороны боевиков. Также стороны затронули вопрос о создании Конституционной комиссии, которая, по их мнению, должна быть сформирована до конца текущего года. Помимо этого, стороны не исключили возможность расширения формата саммита в дальнейшем. В частности, на это обратили внимание президенты России и Турции, а Р.Т. Эрдоган при этом отметил, что данный саммит не подменяет собой встречи астанинского формата.
Помимо саммита в Стамбуле, где российская и турецкая стороны смогли обсудить волнующие их вопросы, в октябре также стали известны некоторые подробности поставок Россией С-400 в Турцию. По словам вице-премьера Ю. Борисова, Турецкая Республика получила право на дополнительные поставки ЗРК С-400 после выполнения их основной части. При этом получить свои первые зенитно-ракетные комплексы Турция должна где-то через год, в октябре 2019-го.
Отношения с Западом
В то время как со странами Евросоюза у Турции постепенно налаживаются отношения, то с когда-то ближайшим союзником США двустороннее взаимодействие все еще остается достаточно напряженным. Улучшение отношений со странами ЕС подтверждается рядом контактов, включая вышеупомянутый саммит, а также визит Эрдогана в Венгрию в начале октября, в ходе которого премьер-министр Венгрии В. Орбан поддержал турецкого президента по вопросу вступления Турции в Евросоюз. С США дела обстоят немного иначе.
В октябре стало известно о том, что суд Турции вынес решение об освобождении американского пастора Э. Брансона из-под домашнего ареста, после чего он отправился домой в США. Учитывая, что несколько месяцев назад именно арест Брансона стал предлогом для стремительного ухудшения турецко-американских отношений, данное решение турецкой стороны должно было стать одним из шагов для потепления на турецко-американском фронте, однако нормализации двусторонних отношений не случилось. Мгновенной отмены санкций не произошло (хотя Турция открыто заявляла, что ожидает этого), однако стороны как минимум начали обсуждать этот вопрос. В частности, санкционная политика двух государств в отношении друг друга стала предметом для обсуждения на переговорах министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу и его коллеги из США М. Помпео в ходе визита последнего в Анкару 17 октября. Тогда стороны сошлись во мнении, что санкции необходимо отменить, поскольку они препятствуют развитию двусторонних отношений, однако ни одна из сторон этого так и не сделала. Причин для такого поведения США может быть несколько: во-первых, США по-прежнему не устраивает политика Турции, которая все больше сближается с Россией, Ираном, некоторыми странами Евросоюза, при этом не считаясь с США по ряду вопросов. Так, например, США могло «оскорбить» проведение четырехстороннего саммита в Стамбуле, куда Соединенные Штаты, которые считают себя одним из главных игроков на Ближнем Востоке и в Сирии, приглашены не были. Турецкая сторона, в свою очередь, разочаровалась в сирийской политике США и видит с Россией, Францией и Германией гораздо больше точек соприкосновения. К примеру, Турция и США по-прежнему только договариваются по вопросу совместного патрулирования Манбиджа, однако существенного прогресса на данном направлении достигнуто так и не было, а Турция уже не раз выражала недовольство американской стороной в вопросе выполнения Америкой ее обязательств. В частности, неудовлетворение реализацией соглашения по Манбиджу выразил Эрдоган Трампу в ходе телефонных переговоров двух президентов, попутно заявив, что США по-прежнему продолжают поддерживать курдов. На этом фоне успешная реализация соглашения по Идлибу России и Турции выглядит более выигрышным и является более полезным на практике, что частично признал даже советник Д. Трампа по национальной безопасности Д. Болтон, подчеркнув важность российско-турецкого соглашения. Помимо этого, на данный момент Турция и США имеют разные взгляды по вопросу убийства саудовского журналиста: в то время как Турция критикует Запад за весьма сдержанную реакцию, США твердит о том, что позиция Анкары по этому вопросу, напротив, слишком жесткая. Кроме того, Турецкой Республике стали очевидны «двойные стандарты» американского руководства – если Турция по любому поводу критикуется США за «антидемократические меры» внутри страны, то убийство журналиста не стало поводом для обвинений Саудовской Аравии в подобном.
Ближний Восток
Что касается ближневосточной политики Турции за последний месяц, то помимо сотрудничества с Россией в Идлибе, Турецкая Республика вновь пытается оказывать сопротивление сирийским курдам.
Так, в конце октября в турецких СМИ появилась информация о том, что армия Турции нанесла удары по курдским формированиям в сирийском районе Зор Магар. Спустя несколько дней президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о начале очередной военной операции, направленной против сирийских курдов. Напомним, что анонсированная турецким лидером военная кампания станет уже третьей по счету на сирийской земле. Так, в 2016 году Турция проводила операцию под названием «Щит Евфрата», в январе 2018 – «Оливковую ветвь» в Африне. На этот раз Турция вновь намерена бороться с курдами на востоке от Евфрата. При этом интересно, что Турция таким образом в очередной раз пытается продемонстрировать свою военную мощь и независимость от Запада, как бы намекая США на то, что с курдами она может разобраться и без помощи Запада. И хотя пока об официальной реакции Вашингтона на новую операцию Турции объявлено не было, предположить, что Соединенные Штаты, как минимум, будут не слишком довольны, можно уже сейчас.
В октябре также немного пошатнулись дружественные турецко-саудовские отношения. Причина тому – убийство саудовского журналиста. 2 октября в Стамбуле в здании консульства Саудовской Аравии при достаточно странных обстоятельствах бесследно исчез оппозиционный журналист Д. Хашогджи родом из Саудовской Аравии. В то время как официальный Эр-Рияд не торопился расследовать дело и утверждал, что система наблюдения консульства ничего не зафиксировала, одной из первых на исчезновение Хашогджи отреагировала Турция, заявив, что обязательно выяснит подробности произошедшего и начнет расследование. Стоит отметить, что совместная команда Турции и Саудовской Аравии провела обыск в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле, после чего Турция стала заявлять о якобы имеющихся доказательствах пыток и последующего убийства журналиста. Как заявляли представители Турции, им удалось получить аудиозапись допроса пропавшего журналиста с его наручных часов, и Турция даже была готова предоставить доказательства, однако этого так и не случилось. Немного позже факт гибели подтвердил и Эр-Рияд, а генпрокуроры двух стран провели несколько встреч с целью обсуждения обстоятельств произошедшего, однако, как впоследствии отмечала турецкая сторона, существенного продвижения в деле Хашогджи данные переговоры не обеспечили. В конце октября генеральная прокуратура Стамбула опубликовала заявление, в котором вновь был отмечен факт убийства, однако по-прежнему не фигурировали какие-либо существенные доказательства. И хотя окончательных итогов расследования мировой общественности, судя по всему, ждать придется еще долго, реакция Турции и ее желание расследовать данное дело вполне объяснимы. Саудовская Аравия является центром исламского мира, а значит автоматически приобретает статус одного из конкурентов Турции, которая в рамках своей неоосманской политики также позиционирует себя одним из лидеров исламского мира на региональной арене. Ситуация с убийством оппозиционного Эр-Рияду журналиста как никогда выгодна Турции: у Турецкой Республики есть шанс настроить часть стран Запада против недемократичного режима наследного принца, и в то же время получить какие-либо выгодные для себя уступки от Эр-Рияда в том случае, если доказательства его причастности действительно имеются. В настоящее время Турция манипулирует относящимися к делу Хашогджи фактами, хотя и достаточно сомнительными, будто бы выжидая каких-то действий или, возможно, компенсаций за молчание от Саудовской Аравии, которая совершенно не заинтересована в обнародовании доказательств о причастности наследного принца к делу убитого журналиста. Как бы ни было на самом деле, тот факт, что официальный Эр-Рияд достаточно скромно отвечает на обвинения Турция, отказывается огласить список лиц и передать подозреваемых по делу Анкаре для суда на территории Турции, вместо этого приглашая турецкую делегацию во главе с генпрокурором И. Фиданом обсудить ситуацию в королевстве, может говорить о многом.
Внутриполитическая обстановка
1 октября президент Турции Р.Т. Эрдоган выступил на открытии сессии парламента. Речь президента в основном была посвящена внешней политике, причем особое внимание он уделили развитию отношений с Россией. Таким образом парламент Турецкой Республики начал работу осенней сессии, а незадолго после этого между его главными партиями, наметился «раскол».
Как известно, правящая ПСР и ПНД шли на июньские выборы в качестве альянса и по результатам выборов смогли сформировать большинство. Однако настоящего «союза» между партиями, судя по всему, не получилось. В октябре между ПСР и ПНД возникли первые разногласия. Так, партии не смогли договориться сразу по двум вопросам – по поводу законопроекта об общей амнистии, который не нашел поддержки среди депутатов ПСР, и введении клятвы, с которой должны начинаться занятия в школах. После этого стало известно о том, что ПСР и оппозиционная ПНД по причине ряда разногласий официально прекращают сотрудничество, что подтвердил в том числе и президент страны Эрдоган, а члены ПНД вдруг резко стали голосовать против инициатив ПСР в парламенте. Когда Высшая избирательная комиссия Турции сообщила, что общенациональные местные выборы в Турции пройдут 31 марта 2019 года, стало известно, что Партия националистического движения и Партия справедливости и развития будут представлены на выборах отдельно. В целом такой исход можно было предположить заранее, поскольку взгляды двух партий на многие вещи действительно не совпадают. При этом союз ПСР и ПНД был нужен в свое время как одной партии, так и другой для прохождения в меджлис на парламентских выборах, однако теперь, когда общие цели достигнуты, каждая из партий стала преследовать свои личные, которые, как выяснилось, не слишком пересекаются друг с другом.
29 октября в Турции также отмечался день 95-летия республики. По всей стране проходили масштабные мероприятия, посвященные празднованию годовщины. В связи с этим событием президент страны Р.Т. Эрдоган лично открыл новый аэропорт под названием «аэропорт Стамбул», который в будущем претендует на звание самого крупного аэропорта в мире. Самолет Эрдогана стал первым судном, осуществившем посадку в новом аэропорту. При этом в ходе своей речи по случаю открытия аэропорта, президент Турции отметил, что аэропорт имени М.К. Ататюрка продолжит функционировать до полного введения в строй аэропорта Стамбула, что планируется осуществить уже к столетию республики, в 2023 году. После этого аэропорт Ататюрка будет закрыт для коммерческих рейсов, а всю нагрузку возьмет на себя новый аэропорт. В настоящее время площадь аэропорта составляет 76,5 миллиона квадратных метров. Первое время большая часть рейсов будет осуществляться по внутренним направлениям – в Анкару, Анталью и Измир. Первые международные рейсы, в свою очередь, должны будут отправиться в Баку и на Северный Кипр.
Экономическая ситуация
После летнего кризиса экономическая ситуация в Турции постепенно начинает налаживаться, хотя говорить о каких-то значимых достижениях в этой области по-прежнему рано.
Прошло больше месяца с того момента, как министр экономики и финансов Турции представил новую экономическую программу. В начале октября Б. Албайрак сообщил о том, что частный сектор Турции согласился снизить цены на товары и услуги на 10% в рамках предлагаемой правительством программы по борьбе с инфляцией, однако тогда курс лиры не только не возрос, но, наоборот, немного ослаб. При этом почти тогда же президент страны, выступая перед активистами ПСР, заявил о том, что Турция больше не будет брать кредиты у МВФ и будет решать экономические вопросы своими силами. Немного позже Турецкая Республика проинформировала ВТО о том, что с 17 октября введет импортные квоты на сталь в целях защиты своих производителей. Тем не менее, внутренние меры не слишком сильно помогли укрепить национальную валюту. Изменения в турецкой экономике, как и предполагалось, произошли после освобождения Турцией Э. Брансона. Так, почти сразу после этого события, с 12 октября лира укрепилась на 7% и, по состоянию на конец октября, ее показатели по отношению к доллару стали самыми высокими за последние несколько месяцев и были равны 5,52. Такое развитие событий заставило министра экономики и финансов Турции Б. Албайрака сделать заявление о том, что турецкая экономика пережила этап нормализации, а также заверить инвесторов в том, что им больше нечего опасаться.
Что касается внешнеэкономического направления, то Турция продолжает развивать энергетическое партнерство, на этот раз с Азербайджаном. Так, например, 19 октября лидеры Турции и Азербайджана открыли проект нефтяной компании Азербайджана – нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) Star в турецком Измире. Предполагается, что завод будет обеспечивать приблизительно 25% потребностей Турции в нефтепродуктах посредством производства дизельного топлива с низким содержанием серы, сжиженного газа и ряда других продуктов. При этом его перерабатывающая мощность будет равна 10 миллионов тонн продукции в год.
Кроме того стали известны некоторые подробности строительства одного из главных российско-турецких проектов – газопровода «Турецкий поток». В своем пресс-релизе «Газпром» сообщил о том, что на конец октября построено уже 95% морской части газопровода, а в общей сумме уложено уже 1775 километров труб.
***
В настоящий период времени внешняя политика Турецкой Республики по-прежнему основана на сотрудничестве с Россией и, как показали результаты четырехстороннего саммита в Стамбуле, с некоторыми странами Евросоюза. Турция действительно старается выработать эффективный механизм работы в Сирии для урегулирования кризиса, но при этом не отказывается от своих неоосманских амбиций, периодически объявляя о подготовке новых военных операций на сирийских территориях в ответ на неудовлетворительную политику Вашингтона.
Расхождение во взглядах между правящей ПСР и ПНД во внутренней политике прослеживалось почти всегда, поэтому решение партий идти на местные выборы по отдельности и отказаться от альянса, скорее, стало следствием разных целей, которые преследуют партии. Что касается начала экономического подъема Турции, то на данный момент Турецкая Республика действительно почти восстановила экономические показатели, которые были до кризиса с США, однако, во-первых, не по всем параметрам (согласно прогнозам, уровень инфляции, как ожидается, еще будет возрастать), во-вторых, это произошло благодаря, прежде всего, политическому маневру, а не внутриэкономическим мерам, которые с момента начала кризиса в августе, к сожалению, были практически неэффективны.
В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: сентябрь 2018 г. (дайджест)

Осень для Турции началась с чрезвычайно важных событий на внешнеполитическом направлении. За последний месяц президент Эрдоган успел побывать в Тегеране, где принял участие в трехстороннем саммите Россия – Турция – Иран; Сочи, где был принят В.В. Путиным; Берлине, ставшим местом переговоров лидера Турции с ключевыми политическими фигурами Германии, а также США, где лидер Турции выступил на сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
Внутриполитическая обстановка характеризуется относительной стабильностью, которая, однако, иногда нарушается массовыми арестами и тяжелой экономической ситуацией.
Внешняя политика
7 сентября столица Ирана стала местом проведения очередного трехстороннего саммита формата Россия – Турция – Иран. Несмотря на то, что по итогам переговоров, призванных обсудить ситуацию в Сирии, была принята итоговая декларация и в основном звучали слова об общем стремлении урегулировать конфликт, в ходе обсуждения некоторых вопросов у лидеров возникла оживленная дискуссия, показавшая, что позиции трех стран по вопросу обсуждаемой проблематики все же несколько различаются.
Предметом обсуждения, заслужившим особого внимания стран-гарантов Астанинского процесса, стал северо-западный сирийский район Идлиб. При этом до конца непонятно, была ли дискуссия запланированной или же разговор стал достоянием общественности по неосторожности организаторов, вероятно не проследивших за тем, чтобы микрофоны были выключены. Так или иначе стало известно, что в ходе переговоров, президент Турции Р.Т. Эрдоган заявил о том, что в регионе необходимо объявить перемирие, к которому, по его словам, должны присоединиться в том числе и террористические группировки, а также предложил коллегам не отдавать Идлиб под контроль официального правительства САР. Позиция Турецкой Республики в этом вопросе ясна – Турция опасается нового притока беженцев, который может быть спровоцирован военными действиями в Идлибе, однако в ответ на инициативу президента Турции глава России В.В. Путин справедливо заметил, что если стороны могут быть ответственны за себя в вопросе соблюдения вышеупомянутого перемирия, то за террористические группировки – нет. Лидер Ирана Х. Рухани, в свою очередь, согласился с тем, что группировки должны сложить оружие, при этом отметив, что Иран намерен сохранить свое присутствие в Сирии, но выступает за вывод с территории американских подразделений. В конечном итоге стороны составили декларацию, состоящую из 12-ти пунктов, и сошлись на том, что будут искать способы урегулирования ситуации в соответствии с принципами Астанинского процесса. Также на саммите было решено, что следующая встреча состоится в России.
Тем не менее, вскоре стороны поняли, что вопрос Идлиба не станет ждать следующего саммита и требует принятия решения уже сейчас. С этой целью президенты России и Турции встретились спустя всего 10 дней после их последней встречи, 17 сентября в Сочи, однако на этот раз без главы Ирана. По итогам двусторонних переговоров было принято решение о создании демилитаризованной зоны в провинции Идлиб глубиной 15-20 километров к 15 октября. При этом к 10 числу следующего месяца планируется вывести из региона тяжелое вооружение оппозиционных групп, включая танки, минометы и так далее. При этом контроль над демилитаризованной зоной будет осуществляться Россией совместно с Турцией.
Еще одним важным внешнеполитическим событием стало выступление президента Турции на полях 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Не считая ставшее уже традиционным выражение «мир больше пяти», которое в очередной раз прозвучало с трибуны Генассамблеи, выступление лидера Турецкой Республики в целом было посвящено общим вопросам, в том числе урегулированию конфликта в Сирии, гуманитарной деятельности, где Эрдоган не удержался от того, чтобы не похвалить свою страну за то, что она, по его мнению, преуспевает в этом направлении, а также борьбе с терроризмом. Не обошлось и без жалоб на Западный мир и США в частности. Так, например, колкости в адрес Соединенных Штатов прозвучали в контексте отказа экстрадировать Ф. Гюлена, а также активной критики торговых войн. Кроме того, уже по возвращении лидер Турции добавил, что выступление Д. Трампа было противоречивым, ссылаясь на высказывания президента Соединенных Штатов о Палестине. Что касается ЕС, то здесь Эрдоган припомнил западным коллегам соглашение по беженцам, обвинив их в том, что их обещание по финансированию не выполняется в полной мере. Кроме того, в сети активно обсуждается демонстративный уход Р.Т. Эрдогана во время выступления лидера США Д. Трампа, который, по некоторым сведениям, был связан исключительно с необходимостью президента Турции подготовиться к своему выступлению. Как было на самом деле – известно одному только Эрдогану, но даже если президент Турции действительно покинул зал Генассамблеи без каких-либо намерений продемонстрировать США свое презрение, то более удачное совпадение и придумать сложно.
Наряду с этим, в конце сентября Р.Т. Эрдоган нанес государственный визит в Берлин, сопровождавшийся массовыми протестами против его приезда. Программа визита была обширная – от встречи со Штайнмайером до переговоров с Меркель, однако итоги можно описать следующим образом – интересы сторон где-то совпадают, но и противоречия сохраняются. Германия снова недовольна положением прав человека, Турция – претензиями Берлина. Кроме того, Эрдогану в очередной раз отказали в проведении встречи с турецкой диаспорой Германии, а проведение пресс-конференции Р.Т. Эрдогана и А. Меркель по итогам переговоров вообще находилась на грани срыва из-за того, что на нее был аккредитован получивший несколько лет назад политическое убежище в Германии журналист турецкого происхождения Д. Дюндар, обвиняемый Турцией в разглашении государственной тайны. Сам Дюндар впоследствии от участия в конференции отказался. Таким образом, существенного прогресса по европейскому направлению не наблюдается. Вероятно, ситуация может несколько измениться по итогам ожидаемого четырехстороннего саммита между Россией, Турцией, Германией и Францией, однако пока о сроках его проведения точная информация отсутствует.
Внутриполитическая обстановка
Последний месяц во внутренней политике Турции преобладает тема безопасности. 25 сентября Генштаб Турции анонсировал проведение Турецкой Республикой с 28 сентября по 7 октября на востоке Средиземного моря учений «Синий кит – 2018» (Mavi Balina 2018) с целью отработки действий по противолодочной обороне, где примут участие ВМС и ВВС государства. Помимо самой Турции, в период проведения учений среди участников также можно будет заметить ВМС и ВВС США, Саудовской Аравии, Байхрейна, Катара, Кувейта, Алжира, Азербайджана и Румынии. Помимо того, отдельное место во внутриполитической жизни Турции занимает вопрос террористической угрозы. В то время как лидер государства повсеместно заявляет о стремлении Турции бороться с терроризмом, внутри страны продолжаются массовые аресты по подозрению в террористической деятельности.
Так, например, за сентябрь в стране было арестовано как минимум 85 военнослужащих и большое количество гражданских лиц. При этом стоит упомянуть, что большая часть арестованных – подозреваемые в связях с FЕТО и РПК (признаны террористическими только на территории Турции), а не с международно признанной в качестве террористической и запрещенной на территории Российской Федерации ИГИЛ, поэтому такие «контртеррористические» меры в случае Турецкой Республики могут рассматриваться как один из способов укрепления власти Эрдогана путем отправления за решетку неугодных ему лиц. Эта точка зрения подтверждается тем, что 7 сентября суд Турции вынес приговор сопредседателю прокурдской Демократической партии народов (ДПН) С. Демирташу, который по совместительству являлся соперником действующего президента на июньских выборах, заняв там третье место. Демирташа, который вот уже на протяжении 22-х месяцев находится в тюрьме, приговорили к четырем годам и восьми месяцам тюремного заключения по обвинению в пропаганде терроризма. При этом, учитывая предъявленные ранее обвинения, сегодня политику в общей сложности грозит 142 года тюремного заключения, поэтому в целом можно считать, что С. Демирташ, как и ряд других недружественных Эрдоагну деятелей, исключен из политической жизни Турецкой Республики. При этом особенно показательно, что на фоне вышеперечисленных арестов в Турции по-прежнему звучат взрывы и осуществляются новые террористические акты. Один из последних, в результате которого погибли как минимум два человека, произошел в юго-восточной провинции Ширнак. В организации, как и всегда, подозреваются представители РПК.
Наряду с этим, в некоторых западных СМИ, ссылающихся на официальных лиц Турецкой Республики, появилась информация о том, что 12 октября, после очередного заседания суда, из-под домашнего ареста может быть освобожден американский пастор Э. Брансон, задержание которого стало главным поводом для введения США санкций в отношении Турции. При этом отмечается, что Брансон будет освобожден только в том случае, если США прекратят оказывать давление на Турцию.
Также в сентябре представители турецких политических партиий уже начали задумываться о предстоящих местных выборах, которые состоятся в марте 2019 года. 14 сентября президент Р.Т. Эрдоган заявил, что не исключает возможность формирования альянса с националистической партией, как это было сделано в феврале для участия в президентских выборах. После этого, 25 сентября, были осуществлены первые контакты заместителей председателей правящей ПСР и ПНД, по завершении которых стороны условились сохранить альянс и продолжить переговоры по этому вопросу по возвращении в страну президента Эрдогана, который, как ожидается, должен встретиться с лидером Партии националистического движения Д. Бахчели.
Экономическая ситуация
Экономика Турции, как и прежде, переживает не самые лучшие времена, однако при этом некоторые положительные изменения все же наблюдаются.
По сравнению с предыдущими месяцами, когда из мира экономики, казалось, ушло словосочетание «рост лиры», в сентябре она впервые за долгое время смогла укрепить свои показатели. Отрицательным моментом этой истории является то, что увеличились они относительно ненамного и не без помощи Центрального банка. 13 сентября Центробанк Турции, по завершении заседания по монетарной политике, принял решение повысить ключевую ставку сразу на 625 базисных пункта до 24%, что практически мгновенно отразилось на показателях национальной валюты Турции, позволив ей подорожать на 5% и достичь уровня, равного 6,08 за доллар. Вместе с тем, разовое укрепление валюты не означало достижения полной экономической стабильности – утром следующего дня, 14 сентября, курс лиры, пусть ненамного, но все же снова снизился. Вместе с тем, исторический с 2010 года рекорд побили предельно низкие показатели валовых валютных резервов Центробанка Турецкой Республики, которые уменьшились на 1,25 млрд. долларов. Таким образом, по состоянию на конец месяца, курс лиры достигает 6,01 по отношению к доллару, однако ее рост экономисты связывают прежде всего с надеждами на нормализацию отношений Турции с США и ЕС, чего в ближайшее время может и не случиться.
Вместе с тем, правительство Турции осознает необходимость борьбы с экономической нестабильностью. По этой причине в сентябре Турция представила так называемую новую экономическую программу, призванную предотвратить крупномасштабный экономический кризис. Амбициозная цель новой программы, озвученная министром финансов Турции Б. Албайраком, выглядит следующим образом: рост в 5%, начиная с 2021 года. Кроме того, правительство ожидает постепенного снижения уровня инфляции до 6% в 2021 году и уровня безработицы до 11,9% в 2020 году. В соответствии с выдвинутым Турцией планом, основная его идея заключается в сокращении государственных расходов, прежде всего, на инфраструктурные проекты. Вероятно, именно по этой причине было отложено на 3 года строительство нового проекта Эрдогана – канала «Стамбул», который должен был соединить Черное море с Мраморным.
***
Сентябрь стал для Турции особенно плодотворным с внешнеполитической точки зрения. Активное участие Турецкой Республики в трехсторонней встрече со странами-гарантами Астанинского процесса – Россией и Ираном – свидетельствует о заинтересованности государства не только в урегулировании сирийского кризиса, но и в дальнейшем развитии контактов со своими союзниками, а принятие решения по Идлибу в ходе двусторонних переговоров между главами России и Турции демонстрирует умение сторон слышать друг друга и искать компромиссы даже там, где изначально позиции, как стало известно по завершении трехсторонней встречи в Тегеране, могут различаться.
Что касается европейского направления, то в целом положительным фактором может считаться активизация контактов Турции с Германией, даже несмотря на то, что пока они не приносят желаемых результатов. Противоречия все еще имеют место быть, однако, в отличие от США, Турция и Германия, по всей видимости, осознали, что самым верным способом преодолеть или хотя бы сгладить имеющиеся разногласия является двусторонний диалог.
Экономика Турции, как уже отмечалось, не отличается стабильностью. Центробанк Турции, вопреки мнению президента, принимает экстренные меры по поддержанию национальной валюты, однако их по-прежнему недостаточно, что на практике демонстрирует неустойчивый курс турецкой лиры. Вместе с тем, нельзя также утверждать, что новая экономическая программа Турецкой Республики существенно спасет положение, ведь даже в том случае, если ситуация начнет налаживаться, всегда есть новая порция санкций и экономического давления со стороны США, которые, как бы не продолжал отрицать Эрдоган, к сожалению, все еще могут оказывать существенное влияние на турецкую экономику в своих целях.
В. Аватков, А. Сбитнева

Израиль: сентябрь 2018 г. (дайджест)

В сентябре в СМИ широко обсуждался инцидент с российским самолётом Ил-20, который был сбит над акваторией Средиземного моря сирийской зенитной установкой С-200 во время израильской военной операции в Латакии. Российская сторона возложила ответственность за случившееся на Израиль, охарактеризовав действия Государства как «провокационные», поскольку Армия обороны предупредила российское командование об атаке менее чем за минуту до её начала (тем самым нарушив договорённости между двумя странами от 2015-го года) и наносила удары по объектам в Сирии в непосредственной близости от российского судна, тем самым поставив под удар его. В связи с ситуацией в российский МИД были вызваны посол Израиля в Москве Г. Корен и временная поверенная в делах Израиля в Москве К. Коэн-Гат. Позже в Москву прибыл командующий ВВС Израиля А. Норкин, которого Б. Нетаньяху направил в Россию для сохранения сотрудничества двух стран.
В остальном внешняя и внутренняя политика в Израиле развиваются по классическому сценарию: на границе с сектором Газа продолжаются беспорядки, жители юга страны страдают от «огненного терроризма», израильская сторона обвиняет Иран в ядерных разработках и продолжает хранить молчание о своих, а рассыпающаяся правящая коалиция пытается доработать свой срок.

Палестина
Ситуация в секторе Газа продолжает оставаться напряжённой. В начале месяца пресс-секретарь Министерства здравоохранения Палестины А. аль-Кидра заявил ещё о 240 жертвах.
10 сентября внешнеполитическое ведомство США объявило о закрытии дипломатической миссии Организации Освобождения Палестины в Вашингтоне. Представитель Госдепартамента Х. Науэрт уточнила, что офис может быть вновь открыт в будущем, если палестинская сторона предпримет «значимые шаги» в том, что касается диалога с Израилем. В прошлом году американская сторона выдала отделению разрешение на проведение операций в поддержку достижения мира между конфликтующими сторонами, однако ООП не была заинтересована в проведении переговоров.
В конце месяца палестино-израильское урегулирование обсуждалось на встрече главы МИД России С. Лаврова с главой Палестины М. Аббасом.

Сирия
В начале сентября вблизи авиабазы под Дамаском произошли взрывы; телеканал «Аль-Маядин» сообщил о ракетном ударе израильских ВВС. Позже, однако, источники агентства SANA опровергли эту информацию, заявив, что причиной взрывов стало короткое замыкание. Через несколько дней появились новые сообщения об израильских ракетах, выпущенных по сирийской территории, на этот раз по провинции Хама; портал Orient News опубликовал несколько видео. Позже был выложен материал очевидца, заснявшего последствия атаки. ЦАХАЛ не взяла на себя ответственность. В середине месяца израильская сторона заявила о закрытии программы по гуманитарной помощи сирийским гражданам вблизи границы с Государством. Ситуацию в Сирии премьер-министр Б. Нетаньяху обсуждал в сентябре со специальным представителем госсекретаря США Д. Джеффри, а председатель Совета национальной безопасности Израиля М. Бен-Шаббат — с секретарём Совбеза России Н. Патрушевым в ходе встречи в Москве.
В конце месяца министр обороны А. Либерман заявил о готовности Израиля открыть единственный официальный погранпереход «Кунейтра» на границе с Сирией.

Голанские высоты
В начале месяца подразделения сил ООН провели патрулирование КПП между Сирией и Израилем. Напомним, что в конце лета на юге Голанских высот ВВС Израиля подвергли обстрелу группу боевиков ИГИЛ; было уничтожено семь террористов. В районе впервые за 6 лет появился патруль миротворцев ООН. Также на высотах у демилитаризованной зоны было выставлено четыре поста российской военной полиции, которая обеспечивает безопасность сил ООН.

Иран
По сообщениям газеты The Jerusalem Post, Б. Нетаньяху в ходе выступления на заседании кабинета министров обвинил страны Европы в проведении политики «умиротворения» Ирана. Иран же, в свою очередь, направил в Совет Безопасности ООН письмо с просьбой взять под контроль израильскую ядерную программу. В конце месяца Б. Нетаньяху с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН заявил о наличии у Ирана секретных ядерных объектов.

Инцидент с Ил-20
Вечером 17-го сентября в акватории Средиземного моря пропал российский самолёт Ил-20, на борту которого находились 15 военных; это произошло во время налёта израильских ВВС на Сирию. Армия обороны и посольство Израиля в Москве первоначально отказались комментировать инцидент, зато Министерство обороны США отреагировало сразу, заявив, что американская сторона не причастна к обстрелу сирийской Латакии. Ил-20 был поражён силами ПВО Сирии, однако Министерство обороны России возложило ответственность на Израиль, поскольку израильские F-16 наносили удары в непосредственной близости от российского самолёта, тем самым подставив его под огонь. Министр обороны С. Шойгу в ходе телефонного разговора с главой израильского оборонного ведомства А. Либерманом охарактеризовал действия Израиля как «безответственные».
В середине дня 18-го сентября израильская сторона возложила ответственность за крушение Ил-20 на Дамаск, Иран и движение «Хезболла», а затем заявила о своей готовности предоставить российской стороне всю необходимую для расследования информацию; в Москву была направлена делегация во главе с командующим ВВС Израиля А. Норкином с данными о крушении. Следственный комитет России возбудил уголовное дело по факту крушения. Б. Нетаньяху в ходе телефонного разговора с В. Путиным выразил соболезнования, а президент России в разговоре отметил, что операции ВВС Израиля в Сирии нарушают суверенитет страны.
Российская и израильская версии произошедшего различаются. На брифинге Министерства обороны РФ 23-го сентября действия Израиля были признаны враждебными; ЦАХАЛ отреагировал на доклад Минобороны, заявив, что российские военные были заблаговременно предупреждены об операции; газета Haaretz опубликовала данные, из которых следует, что российская сторона знала об атаке за четыре минуты до её начала, следовательно, у Ил-20 было время уйти в безопасную зону.

Внутренняя политика
Инцидент с The Jerusalem Post
В израильский газете The Jerusalem Post был опубликован материал, в котором сообщалось о поставках Армией обороны Израиля вооружения сирийской оппозиции. Вскоре после выхода в свет статья была удалена по просьбе военного цензора. Сирийские власти не раз обвиняли израильскую сторону в поставке оружия антиправительственным силам, однако Тель-Авив всегда отрицал своё участие в конфликте.

Скандал в стане правящей коалиции
На фоне непрекращающихся протестов на границе с Газой и «террора воздушных змеев» министр просвещения и лидер партии «Еврейский дом» Н. Беннет подверг резкой критике министра обороны и лидера партии «Наш дом Израиль» А. Либермана. Обе партии входят в состав правящей коалиции в Кнессете. По мнению Беннета, Либерман проявляет в отношении ХАМАС слабость и чрезмерную терпимость, которые неприемлемы для главы оборонного ведомства. Партия Либермана охарактеризовала нападки Беннета как «истерию» и «зависть».
Сама «НДИ», как партия, придающая большое значение представительству на местах, сейчас активно готовится к муниципальным выборам, которые состоятся 30-го октября (следующие — только через пять лет). Среди кандидатов в депутаты городских советов от партии Либермана много новых лиц, большинство из которых — молодое поколение.

Новый коррупционный скандал
В начале месяца стало известно, что супруга израильского лидера Сара Нетаньяху была в очередной раз допрошена по подозрению в нарушении ею трудового законодательства Государства. Согласно данным израильского информационного агентства Ynet, советник Н. Хефец в течение нескольких лет работал на семью премьер-министра, не получая при этом денежного вознаграждения. Госпожа Нетаньяху прокомментировала инцидент, заявив о том, что это очередная ложь и происки политических конкурентов её супруга. Напомним, что с момента своего первого срока на посту премьера (1996 г.) Б. Нетаньяху и члены его семьи порядка двух десятков раз оказывались в центре коррупционных скандалов.

***
По словам главы Минобороны Израиля А. Либермана, инцидент с самолётом Ил-20, ответственность за крушение которого была возложена российской стороной на Израиль, не повлияет на контакты Государства с Россией. В. Путин в ходе телефонного разговора с Б. Нетаньяху подчеркнул, что Тель-Авив не должен впредь допускать таких ситуаций. Очевидно, что Израиль заинтересован в сохранении сотрудничества с РФ, в частности, израильский лидер, заслушав доклад А. Норкина по итогам его визита в Москву, поручил главе ВВС продолжать взаимодействовать с Россией. Однако израильская сторона опасается ответных действий Москвы в том что касается ограничения зоны полёта самолётов в Сирии, поскольку А. Либерман заявил также, что Израиль намерен продолжать операции на территории Сирии, несмотря на трагедию. Кроме того, российская сторона, первоначально приняв решение пойти навстречу Израилю и прекратить поставки в Сирию систем ЗРК С-300, после крушения Ил-20 поставит Сирии комплекс. В конце месяца С. Лавров объявил о том, что поставки уже начались. Израильский премьер созвал по этому поводу экстреннее заседание кабинета. Чтобы вернуть уровень взаимодействия с Россией, существовавший до крушения Ил-20, Израилю нужно будет изменить свою политику по Сирии.
Между тем, публичная перепалка А. Либермана и Н. Беннета в СМИ, очередной коррупционный скандал с участием семьи Нетаньяху, непрекращающийся «террор воздушных змеев» на юге страны вредят имиджу и без того расшатанной правящей коалиции и укрепляют позиции главного конкурента Б. Нетаньяху на грядущих выборах — Я. Лапида. В сентябре на последнем ежегодном съезде членов партии «Еш атид» Лапид предсказал себе уверенную победу и заявил, что с палестинцами «можно и нужно расстаться».

Т.Мошкова

Арабские страны: сентябрь 2018 г. (дайджест)

Сентябрь 2018 продолжил привлекать внимание к иракскому (восстания в провинции Басра) и йеменскому направлениям (повторный штурм Ходейды). Межгосударственные договоренности России и Турции разворачивают решение «идлибской проблемы» с силовой дорожки на путь деэскалации. Ливийская столица превращается в полигон для вооруженных «разборок» между несколькими центрами силы.

ИРАК

Басра – главный портовый город Ирака и административный центр одноимённой провинции, на неделю с 3 по 10 сентября снова оказался в  эпицентре массовых протестов на юге Ирака, которые унесли жизни, по меньшей мере, 15 человек. Если данные беспорядки считать частью антиправительственных митингов, начавшихся в июле, то количество жертв увеличивается до 27 человек. Волнения были спровоцированы «бездействием» местных властей в связи с «коллапсом городской инфрастуктуры». В отдельные районы Басры на протяжении нескольких месяцев электроэнергия и питьевая вода подаются с большими перебоями.
Разоренный чередой масштабных вооруженных конфликтов на своей территории Ирак также переживает затянувшийся период засухи, который отрицательно сказался на водосбросе главных рек страны – Тигра и Евфрата. Беспрецедентное падение уровня воды, которое невооруженным глазом фиксируется в районе Багдада и по мере спуска на юг, в перспективе обещает нанести стране «двух великих рек» больший урон, чем нынешняя война с террором.

СИРИЯ
Одним из главных событий сентября для Сирии стало подписание президентами Турции и России Меморандума о стабилизации обстановки в зоне деэскалации «Идлиб» от 17 сентября Среди итогов четырехчасовых переговоров Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана:
• создание демилитаризованной зоны вдоль линии соприкосновения сирийских правительственных войск и группировок вооружённой оппозиции САР на глубину от 15 до 20 километров.
• вывод до 10 октября из зоны деэскалации тяжёлых вооружений (танков, реактивных систем залпового огня и минометов);
• передача контроля в демилитаризованной зоне силам подвижных патрульных групп турецких подразделений и подразделений российской военной полиции.
• обязательство Турции вывести  все радикально настроенные элементы из демилитаризованной зоны.
Отмена, казалось уже неизбежной военной операции в Идлибе, была позитивно воспринята всем многоцветьем игроков на сирийском пространстве. Одобрение и благодарность заключенному соглашению выразили Президент США Дональд Трамп, спецпосланник ООН по Сирии Стеффан де Мистура, представители Ирана.
Представители группировок вооружённой оппозиции, действующие в сирийской провинции Идлиб, назвали установление зон демилитаризации «победой» противников режима Башара Асада. В свою очередь, сирийские официальные лица назвали достигнутую накануне договорённость «тестом» для Турции.
Начало месяца для боевиков было отмечено интенсивными бомбардировками их объектов в районе Кефер-Зита на севере Хамы, в населенном пункте Темения на юге Идлиба российскими ВКС. В результате два российских бомбардировщика Су-34 уничтожили цех «Джебхат ан-Нусры» в Идлибе, где боевики собирали ударные беспилотники и находился склад со взрывчаткой для этих аппаратов. В то время как, многоцелевой истребитель Су-35С уничтожил склад переносных зенитных ракетных комплексов.
Ожидание вооруженного наступления спровоцировало запуск съемок постановочной химатаки в Идлибе.12 сентября два соответствующих видеосюжета были переданы российской стороной в ООН и Организацию по запрещения химического оружия. Также согласно заявлениям российского Министерства обороны, организация «Белые каски» вместе с террористами занимались подготовкой реальной химатаки хлором против мирных жителей в Сирии.
Нельзя забывать, что Идлиб – это провинция, бывшая одним из первых и главных очагов мятежа против правительства Асада, а в настоящее время она превратилась в последний «сборный пункт» всех его противников на территории Сирии. Данные условия затрудняли как проведение здесь военной операции, так и удержание под контролем освобожденной территории.
Текущее соглашение с большой вероятностью спровоцирует новые столкновения между группами боевиков в Идлибе. Эта провинция долгое время выступала в качестве перевалочного пункта для контрабандистов, перевозящих как товары повседневного назначения, так и вооружения. И если на данный момент КПП с Сирией и Турцией поделены между различными бандами, идея демилитаризованной зоны повлечет за собой новый передел сфер влияния в провинции. По всей видимости, в этот раз преимущество будет на стороне протурецких группировок и объединений.
Отмена операции правительственных войск в Идлибе не означает окончание фазы активной вооруженной войны с террористическими группировками. Так, подразделения сирийской армии и отряды ополчения отразили 26 сентября нападение боевиков террористической группировки «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра) на позиции правительственных войск к северу от административного центра провинции Хама. Сирийские войска в ходе артиллерийских и воздушных ударов нанесли потери противнику и заставили бандформирования отступить к Эль-Латамне
Также с 11 сентября сирийская армия проводит новую операцию против остатков боевиков террористической группировки ИГ в провинции Дейр-эз-Зор. Подразделения Республиканской гвардии ВС Сирии ведут наступление на позиции ИГ в районе Сарука к югу от города Эль-Шула.
Параллельно с этим поддерживаемые Соединёнными Штатами подразделения арабо-курдского альянса «Сирийские демократические силы» «яростно атаковали» позиции ИГ в районе населённого пункта Хаджин в одноименной провинции.

ЛИВИЯ

В ливийской столице Триполи ожесточенные столкновения не стихали с 26 августа и прекратились лишь после 4 сентября, когда противоборствующие группировки при посредничестве Миссии ООН по поддержке в Ливии заключили соглашение о прекращении огня. Тогда в них участвовали с одной стороны – так называемая «Седьмая пехотная бригада», большинство бойцов которой являются выходцами из города Тархуна (60 км к юго-востоку от столицы), а с другой — подразделения так называемого батальона «Революционеров Триполи», поддерживаемого другими фракциями, подчиняющимися признанному мировым сообществом кабинету национального согласия Фаиза Сараджа. Многие столичные кварталы неоднократно подвергались беспорядочным минометным обстрелам, за это время погибли 78 человек и свыше 300 получили ранения. После почти двухнедельного затишья в минувший понедельник группировки вновь начали обстреливать позиции друг друга.
В середине сентября боестолкновения в Триполи возобновились с новой силой и в тех же лицах. Боевики из  «Седьмой бригады» снова выдвинулись на Триполи из  Тархуна. Для сдерживания натиска «Седьмой бригады» в главный город страны вошли отряды «Революционной бригады» и «Бригады Наваси».
При этом главнокомандующий Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар заявил, что ЛНА вмешается в продолжающийся вооружённый конфликт в Триполи в «правильное время» и «правильным путём». По словам Хафтара, в данное время подразделения ЛНА не принимают участие в боях в ливийской столице.
Представители ЮНИСЕФ выступили с заявлением, что почти полмиллиона детей в столице Ливии находятся перед лицом «непосредственной опасности» из-за продолжающихся здесь ожесточённых уличных боёв. По данным министерства здравоохранения Ливии на  22 сентября в результате боестолкновений в столице североафриканской страны, которые длятся с конца августа, погибло более 115 человек, около 400 получили ранения.

ЙЕМЕН

Войска международно признанного правительства Йемена при воздушной и наземной поддержке коалиции во главе с Саудовской Аравией перешли в новое наступление на удерживаемый формированиями шиитского движения «Ансар Алла» (хоуситы) крупный населённый пункт на берегу Красного моря – портовый город Ходейда.
Коалиция совместно с йеменскими правительственными силами начала операцию «Золотая победа» по захвату подконтрольного «Ансар Аллах» портового города 14 июня 2018 года. Спустя две недели кампания была приостановлена для поддержки усилий спецпосланника ООН Мартина Гриффитса для подготовки переговоров. Консультации с участием обеих сторон конфликта должны были стартовать 6 сентября. Однако на них прибыла только делегация правительства Йемена, в то время как представители движения «Ансар Аллах» отказались покинуть Сану, потребовав гарантий, что они не только не будут остановлены по пути в Женеву, но и смогут безопасно вернуться по завершении консультаций. 
Стремясь получить ощутимое преимущество перед очередным раундом переговоров, войска коалиции решили нанести поражение хоуситам на ключевом для них участке. Так, государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш считает освобождение города-порта Ходейда от мятежников-хоуситов одним из основных условий для возобновления политического процесса в Йемене после срыва консультаций в Женеве. Первыми результатами сентябрьского наступления для сил коалиции стали: перекрытие дорожного сообщения с удерживаемой хоуситами столицей, уничтожение крупного арсенала мятежников на личной вилле покойного экс-президента А.А. Салеха, нанесение дополнительного ущерба городской инфраструктуре бомбардировками.
На этом фоне Эр-Рияд принял решение о приостановке или полной блокировке материально-технического снабжения отрядов партии «Ислах», филиала движения «Братьев-мусульман» в Йемене. Последняя ревизия в Министерстве обороны королевства вскрыло факты нецелевого и малоэффективного расхода средств на этом направлении. Таким образом, Эр-Рияд снижает свое влияние на земле, но достигает большего взаимопонимания с союзниками по коалиции – Абу-Даби и Каиром – идеологически нетерпимыми ко всем игрокам, ассоциируемым с БМ.
Безуспешное продолжение военного противостояния в Йемене в среднесрочной перспективе несет в себе серьезные внешне- и внутриполитические риски для руководства КСА и ОАЭ, вложивших в эту компанию впечатляющий объем имиджевого капитала и финансовых средств. Между тем, социально-экономическая нестабильность, вызванная длящейся войной, фрустрация  местного населения делают Йемен благодатной почвой для вербовки новых рекрутов для  террористических организаций, таких как «Аль-Каида на Аравийском полуострове». Вооруженный конфликт таких масштабов, как нынешняя гражданская война, неизбежно продолжит создавать «серую зону» для нелегальной деятельности любого калибра на больших никем неконтролируемых пространствах Йемена.

***
В свете текущих системных вызовов Ираку предстоит кардинально менять текущий подход к вопросам обеспечения населения водой (в том числе, посредством контроля над нелимитированным скважинным бурением) и электричеством, что потребует смены методов ведения административной деятельности, искоренению коррупции.
Эффективность российско-турецких договоренностей по Сирии будет поставлена в зависимость от того, насколько успешно Анкара сумеет сегрегировать идлибскую вооруженную оппозицию. В отсутствии прозрачных инструментов контроля за результатами этой деятельности итоги каждая из сторон соглашения (включая объекты) может видеть по-разному.
Нынешняя эскалация в Триполи показывает всю неоднозначность ранее достигнутых в Риме и Париже межливийских переговоров, указывая что ливийские центры силы не ограничиваются Хафтаром и Сараджем. Масштабность и интенсивность столкновений в столице ставят под вопрос возможность проведения легитимных общеливийских выборов в соответствии с планом Гасана Саламе.

Д.Тарасенко