Иран: июнь 2017 (дайджест)

 Июнь выдался для Ирана насыщенным различными событиями, отчасти – очень тревожными. Двойной теракт в сердце страны – ее столице Тегеране, ответственность за который взяла на себя ИГИЛ, потряс страну, по праву считающуюся самой безопасной на Ближнем Востоке. Нападение террористов на мавзолей Имама Хомейни и здание иранского парламента пришлось на месяц рамадан, в который террористическая группировка Исламское государство (ИГ) пригрозила усилить свою активность за рубежом.

 

Внешняя политика

Знаковым событием для региона и Ирана в частности стал разрыв отношений арабских государств с Катаром – Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Египет, Йемен, Ливия, а за ними и несколько других стран объявили дипломатическую блокаду Катара 5 июня. Учитывая, что единственную сухопутную границу Катар имеет с Саудовской Аравией, через которую и поступает основная часть импорта, в особенности продуктов питания, жители страны стали моментально скупать продовольствие. Иран использовал эту возможность предложить свои услуги по поставкам и призвать стороны к диалогу, тем самым также преследуя собственный интерес по противодействию антииранской арабо-американской коалиции. Союз Катара с Ираном рискует обострить отношения Дохи с Вашингтоном, где стали слышны голоса о возможности закрытия военной базы аль-Удейд, крупнейшей в Персидском заливе.

Иран помог Катару избежать и другого существенного экономического ущерба в связи с закрытием воздушного пространства стран, предъявивших ультиматум, предоставив собственное. Так, пассажирский трафик в небе Ирана увеличился с 955 до 1100 рейсов в день в связи с переориентацией рейсов авиакомпании Qatar Airways.

На фоне поддержки Катара, а также продолжения астанинских переговоров по сирийскому вопросу, следующий раунд которых прошел 3-4 июля, наблюдается более близкое взаимодействие Ирана и Турции в связи с общностью некоторых интересов. Президент Турции Эрдоган в июне заявил, что Иран является важной страной в регионе, без которой невозможно урегулировать существующие проблемы. Глава МИД России Сергей Лавров также подчеркнул, что у Москвы и Тегерана схожие позиции в отношении Катара и обе стороны убеждены в необходимости диалога, который разрешит дипломатический скандал.

2 июня директор МАГАТЭ Юкиа Амано подтвердил соблюдение Ираном условий СВПД и следование Дополнительному протоколу к ДНЯО по всем пунктам. Тем временем администрация Трампа в связи с не удавшимися пока амбициями пересмотреть Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), продолжает принимать меры против иранской ракетной программы. Сенат США принял законопроект «О противодействии дестабилизирующим действиям Ирана 2017», предусматривающий ужесточение санкций против Ирана. Президент США должен будет вводить санкции против лиц, имеющих отношение к ракетной программе Ирана и разработке оружия массового уничтожения (ОМУ). Основаниями для введения санкций может служить оказание материальной и технической помощи, финансовых и транспортных услуг. Также санкции вводятся против Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и сотрудничающих с ним лиц.

Примечательно, что ужесточение санкций против Ирана было принято Сенатом накануне рассекречивания документов о перевороте 1953 г. Раскрытые документы наглядно подтверждают участие американской стороны в государственном перевороте против премьер-министра Мохаммада Мосаддыка. Так, заметил советник рахбара Али-Акбар Велаяти, американцам следует озаботиться собственными проблемами, вместо того, чтобы совершать действия, противоречащие духу СВПД и влезать во внутреннюю политику Ирана. Представитель Ирана в МАГАТЭ Реза Наджафи в связи с усиливающимся давлением США, на ежеквартальном заседании, продлившемся с 12 по 16 июня, вновь призвал агентство рассмотреть военную ядерную программу Израиля и принять меры. Постпред Ирана при ООН Голамали Хошроу также подал Генеральному секретарю организации письменную жалобу на попытку США вмешиваться во внутренние дела Ирана, ссылаясь на заявления американского госсекретаря по поводу смены режима в Тегеране.

Уже в конце июня в иранском меджлисе был подготовлен законопроект по существенному увеличению финансирования ракетной программы и деятельности КСИР по борьбе с терроризмом в качестве ответной меры на антииранские действия администрации Трампа, о чем заявил глава соответствующей комиссии Алаэддин Боруджерди. Законопроект будет рассмотрен в ближайшее время.

Тем временем, в ЦРУ 6 июня также был создан центр, который будет заниматься сбором и анализом информации исключительно по Ирану, его главой назначен Майкл Д’Андре.

ВМС Ирана и Народно-освободительная армия Китая (НОАК) провели совместные учения в Ормузском проливе до северной части Индийского океана. Совместная повестка военно-морских учений двух стран, помимо заявленного обмена опытом, может нести в себе послание внешнему миру по поводу совместных стратегических интересов в регионе. Новая глава в иранско-китайских отношениях открылась в январе 2016 г. с визитом президента КНР Си Цзиньпина в Иран.

 

Двойной теракт 7 июня

В ходе двойного теракта 7 июня четыре человека напали на парламент Ирана и трое – на мавзолей Имама Хомейни, один из которых взорвал себя. 18 человек погибли, 52 получили ранения. Ответственность на себя взяла ИГ. Саудовская Аравия не выразила соболезнований, а глава МИД Адель аль-Джубейр отказался прокомментировать теракт в Тегеране, хотя и отметил, что «Саудовская Аравия осуждает теракты, где бы они ни происходили». Дональд Трамп же, выразив соболезнования по поводу терактов, заявил, что Иран стал жертвой терроризма, который сам и распространяет в регионе.

Специальный помощник главы иранского парламента по международным делам Хоссейн Амир-Абдоллахиан заявил, что теракт был осуществлен по заказу службы безопасности Саудовской Аравии. Аналитики указывают, что теракт произошел как раз после подтверждения Госдепом военных договоров с Саудовской Аравией и вспоминают заявление арабских официальных лиц перенести войну вовнутрь иранских границ.

На протяжении июня Иран усилил меры безопасности и противодействия распространению терроризма на собственной территории. Министр безопасности Махмуд Алави сообщил, что 14 июня была ликвидирована террористическая банда «Ансар аль-Фуркан» в провинции Курдистан, состоящая из пяти человек, из которых двое были гражданами иностранных государств, отметив роль Саудовской Аравии в финансировании террористов. Другая группа, по сообщениям иранских властей, была задержана 23 июня, в последнюю пятницу рамадана, то есть в день, когда в Иране традиционно отмечается международный День Кодс.

Иран также обещал, что действия террористов не останутся безнаказанными, и в ответ на теракт 18 июня силы специального назначения Кодс нанесли ракетный удар по командному центру и центру подготовки смертников ИГ в сирийском Дейр-аз-Зоре. Ракеты «Шахаб» были запущены из Керманшаха и иранского Курдистана и преодолели дистанцию в 650 км. Это был первый удар, нанесенный Ираном со своей территории по позициям противника за последние 30 лет (после ирано-иракской войны). Спикер КСИР бригадный генерал Рамазан Шариф заявил, что удар с территории преимущественно суннитских провинций является посланием о единстве страны в противостоянии терроризму. Примечательно, что сразу вслед за сообщениями о ракетных ударах некоторые иранские СМИ и пользователи в соцсетях распространили инфографику с оценкой дистанции от иранских военных баз до Тель-Авива (1100 км) и Эр-Рияда (680 км), намекая на военный потенциал Ирана в противостоянии недругам.

По поводу теракта, в самом деле, имеются несколько фактов. Во-первых, подобного масштаба (не по количеству жертв, а по объектам и их расположению) терактов не случалось с 1981 г., когда масштабная атака была произведена Организацией моджахединов иранского народа (ОМИН). Поэтому переживания Ирана в данном случае заключаются не столько в количестве жертв, сколько в статусе произошедшего – нарушен имидж страны как наиболее безопасной в окружении очень нестабильных соседей по региону. Во-вторых, непоколебимая вера в качество работы иранских спецслужб, которым до этого момента, за некоторыми исключениями, эффективно удавалось сохранять безопасность внутри собственных границ, породила множество сомнений и предположений о том, что теракт мог быть организован кем-то из властных кругов с целью сплочения разобщенной нации. Впрочем, эта версия не является превалирующей. В-третьих, сама возможность этих терактов вызвала повышенный интерес к внутрииранским проблемам, которые могли побудить иранских граждан примкнуть к ИГ и осуществить теракт на территории своей страны.

 

Экономика

Межарабский кризис для иранской экономики сыграл положительную роль, так как Иран, быстро отреагировав, стал поставлять в Катар продукты питания. Так, глава ассоциации сельскохозяйственных производителей Реза Нурани заявил о готовности поставлять в Катар продовольствие, которого на данный момент в Доху поставляется по 1100 т в день.

В июне было открыто движение судов между индийским портом Кандла и иранским Чабахар – одним из ключевых узлов международного транспортного коридора «Север-Юг» (из Кандлы отправлен контейнер с рисом).

Иранские авиакомпании продолжили действия по обновлению авиапарка. Так, Aseman Airlines подписала с американской Boeing контракт на поставку 30 самолетов Boeing 737 MAX с последующим рассмотрением возможности покупки еще 30 самолетов. Поставки первых самолетов планируется начать с 2022 г. Иранская Zagros Airline, в свою очередь, подписала с Airbus меморандум о приобретении 28 самолетов этой компании.

На полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) между Россией и Ираном вновь были подписаны соглашения в рамках сделки «нефть в обмен на товары», согласно которой предполагаются поставки Ираном в Россию 100 тыс. барр. нефти в сутки (5 млн т/год), российские трейдеры будут участвовать в сбыте иранской нефти в обмен на поставки российских товаров. Сделка обсуждалась еще в 2014 г., но тогда стороны решили, что необходимость в ней отпала в связи с новостями о снятии санкции с Ирана в 2016 г.

 

Внутренняя политика

Внутренняя политика в июне во многом находилась под влиянием внешних событий. В июне дискуссии по внутриполитической повестке затмил кратковременный шок теракта, сплотивший страну. Даже не согласные с политикой властей проявляют единство в том, что касается угроз безопасности нации в целом, не обвиняя при этом действующее правительство. Сразу после теракта в социальных сетях даже появились сообщения о том, что если противники команды умеренных политиков во главе с Рухани попробуют использовать национальную трагедию для того, чтобы упрочить свои позиции, это будет сродни измене.

При этом накал борьбы между умеренными/реформистами и консерваторами не снижается. В международный День Кодс, когда Рухани шествовал вместе с процессией, группа ультраконсерваторов, подойдя вплотную, атаковала его обидными слоганами, говоря о сходстве с первым президентом Исламской республики Абольхасаном Банисадром, бежавшим из страны. Рухани в период своего президентства призывал к тому, чтобы иранцы перестали использовать «варварские» слоганы «смерть Америке!», «смерть Израилю!», и противники использовали это в своих выкриках 23 июня, называя его «американским шейхом». Впрочем, на пользу ультраконсерваторам это не пошло, и некоторые из них даже поспешили дистанцировать себя от группы скандирующих в тот день людей. Сторонники же Рухани мобилизовались в поддержку президента в социальных сетях.

Дата инаугурации Рухани, одержавшего победу на выборах 19 мая, назначена на 5 августа, и сразу после этого президенту предстоит сформировать кабинет, кандидатуры в который уже активно обсуждаются. Правда, несмотря на обещания существенно омолодить команду, возраст претендентов разительно не отличается от состава действующего кабинета.

 

***

В июне 2017 продолжило нарастать противостояние между Ираном и США. Напряженность в регионе также усилилась после майского арабо-мусульмано-американского саммита и последующего раскола между странами ССАГПЗ, в котором Иран, Турция и косвенно – Россия поддержали Катар. Иран успешно вклинился в создавшийся зазор противоречий между своими арабскими соседями, которые во главе с Саудовской Аравией согласились укрепить арабо-американский антииранский альянс.

Кратковременный шок после теракта быстро рассеялся, заставив Иран обратить более пристальное внимание на внутреннюю безопасность и выведя Тегеран в ранг еще более активных игроков в Сирии за счет нанесения ракетных ударов по позициям ИГ в Сирии.

 

Ю.Свешникова

Иран вернулся в состояние покоя после выборов и терактов

Вот уже второй раз после президентских выборов в Иране витает противоречивая аура восторга по поводу победы Хасана Рухани. В 2013 г. атмосфера несколько отличалась – счастье, что наконец ушел Ахмадинежад, уведя за собой своих неоконсерваторов и «уклонистов». Счастье, что не одержал победу переговорщик по ядерной программе Саид Джалили, с поощрения западных медиа позиционирующийся как фаворит духовного лидера. Счастье увидеть новое правительство «умеренных» политиков, пришедших на выборы под лозунгом надежды и при поддержке тяжеловесов-прагматиков и реформистов в лице бывших президентов Хашеми-Рафсанджани и Хатами.

На волне эйфории немногие желали заострять внимание на политическом прошлом Хасана Рухани как важного функционера в различных профундаменталистских по своему составу и ориентации структурах; казалось, пришли перемены. Остальное мы уже знаем, перемены не торопились наступать, сдерживаемые институциональными скобами, противодействием консерваторов, несоответствием ожиданий и обещаний реальности, в общем, свободой маневра, которой у президента Ирана как у института власти вообще немного. Не исключение и Рухани – человек, вышедший из системы, и, несмотря на намерения осуществлять реформы на благо народа, в рамках этой системы и действующий.

Обещание разрешить ядерный вопрос, нависающий с начала 2000-х и особо обременительно – с 2012 г., когда санкции были введены против энергетического сектора Ирана, Рухани вместе с бодрой командой главы внешнеполитического ведомства Мохаммадом Джавадом Зарифом выполнил. Но во-первых, это, конечно же, не решило структурных проблем экономики, которые становились все ярче на фоне санкций. Во-вторых, не все санкции были сняты разом, тем более, что новая администрация США теперь обратила еще более пристальное внимание на ракетную программу Ирана (за неимением ядерной и «опций на столе» в связи с ней). В-третьих, даже при теоретически снятых санкциях, фактически реализация оказывалась не всегда возможной, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Например, инвестировать в Иран в крупных объемах стало возможно, но осторожность европейских инвесторов, группами направившихся в Иран, дала в результате ограниченное количество проектов на выходе. Возврат Ирану права пользования системой SWIFT не означал немедленного потока волонтеров из числа европейских банков выступить в качестве посредников. И хотя национальный банк провел показательные операции с использованием SWIFT, на практике сарафи-обменники, работающие по системе хавала, по-прежнему представляют собой более надежный способ проведения денежных операций, где один из контрагентов находится за границей. «Надежда» из лозунга нового правительства постепенно испарялась по мере того, как становилось понятно, что к лучшему изменилось немного, даже после условного «открытия Ирана миру».

Во второй для Рухани предвыборной кампании «умеренным» пришлось сложнее – в этот раз нужно было отвечать за предыдущие четыре, пожалуй, не очень успешных года. Как в своем паблике в Instagram едко отметил Ахмадинежад: «Вот вы, господин президент, предыдущие четыре года говорили, что все проблемы созданы командой предшественника. А теперь ошибочка выйдет-с – предыдущий президент-то вы!». В самом деле, последствия провальных проектов Ахмадинежада, возможно, не удастся вычистить и за два президентских срока, даже если бы вместо Рухани кресло занял покойный Рафсанджани. Но Ахмадинежад теперь, по сути, сам себе партия – организует и мобилизует сторонников, которых, на удивление внешнего наблюдателя, не так мало, тем более при тех финансах, что он, видимо, успел аккумулировать за свой президентский срок. Так что критика в адрес Рухани поступает от этой группы ударной волной, и на прошедших в мае выборах возымела свой успех. Во-первых, кандидат от консерваторов и глава фонда Астан-е Разави-е Кодс Эбрахим Раиси набрал более 15 миллионов голосов (39%), что довольно много из 40 миллионов, явившихся на избирательные участки, и даже 56 миллионов, обладающих пассивным избирательным правом, а также по сравнению с результатом победителя в лице Рухани с его 22 миллионами голосов (59%). Раиси, как и другие кандидаты, не предлагал четкой предвыборной программы, что было вполне заметно во время трех раундов дебатов кандидатов в президенты. Он, как и его коллега по партии Галибаф, пришел раскритиковать администрацию «умеренных», а помимо этого представить консерваторов, выступить подразумеваемым фаворитом рахбара и, по слухам, запущенным аффилированным с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) печатным органом, познакомить публику со своей кандидатурой возможного преемника духовного лидера. Само то, что подобный кандидат набрал такое внушительное количество голосов, дает повод задуматься – в чем же заключаются чаяния иранского народа? Предположим, что часть из этих 15 миллионов – те, что голосовали не за Раиси, а против Рухани как недовольные результатами реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), но таких в этой массе все равно не критическое большинство. Борьба консерваторов с реформистами/умеренными в экономическом смысле стала столкновением концепций управления национальным капиталом: стоит ли их отдать в распоряжение народа, раздать нефтяные доходы на стол каждой семье и вводить меры поддержки нуждающихся, или такая социальная политика – неразумный путь к трехэтажной инфляции, и капитал должен находиться в руках исключительно умелых управленцев, самостоятельно решающих социально-экономические проблемы страны.

Одна из самых острых проблем на сегодняшний день – занятость населения. За четыре года с ней не справился Рухани, а на прошедших дебатах кандидаты щедро обещали проблему решить, создав тысячи новых рабочих мест. По официальной статистике в стране 11% безработных, по неофициальной – в три раза больше. В реальности ситуация неутешительная: молодые люди с высшим образованием находятся в поисках работы и часто вынуждены работать не по специальности или искать работу вне Ирана.

Из позитивного – расширение медицинских услуг, которые можно получить по программе государственного страхования и улучшение международного образа Ирана, которое, однако, не принесло быстрых дивидендов.

Если выборы подали сигнал о серьезном столкновении двух лагерей, консерваторов и реформистов/умеренных, то теракты 7 июня в мавзолее Имама Хомейни и иранском парламенте, помимо трагического эффекта, предоставили консерваторам дополнительный повод для критики команды Рухани. Более того, версия о внутренних организаторах (в противоположность Исламскому государству (ИГ), запрещенному в России) как манифест разгоревшейся войны между двумя лагерями также высказывалась. Стоит отметить, что несмотря на подборки истории терактов в Иране, приводимые в СМИ, трагедия такого масштаба стала знаковой. Иран долгое время оставался спокойным островком в море окружающего его хаоса, несмотря на угрозы, исходящие со стороны соседей и ИГ. Основная масса терактов пришлась на неспокойный регион Систан и Белуджистан, и часть инцидентов порой оставалось предметом внутрирегионального, а не национального масштаба. Но чтобы подобное произошло днем в высоко охраняемых учреждениях столицы, такого, пожалуй, не случалось с 1981 г., когда на заре революции еще проявляла активность Организация моджахедов иранского народа (ОМИН).

Однако не стоит переоценивать всенародный шок – все довольно быстро вернулось к нормальному режиму жизни, тем более в регионах. Остался политический повод для критики Рухани, и нужно будет смотреть, чем она закончится к концу его второго срока и что он успеет сделать за следующие четыре года. Пока же не стоит делать выводы из радостных фотографий с улиц городов, празднующих победу Рухани – многие все-таки уверены, что в этот раз страна опять выбирала по принципу «наименее худший кандидат» из всех остальных.

Ю.Свешникова

Иран: май 2017 (дайджест)

В мае 2017 г. в Иран сконцентрировался на самом важном событии – президентских выборах, которые состоялись в пятницу, 19 мая. Кроме этого, случилось несколько происшествий природного характера – землетрясений и взрыва на каменноугольной шахте. На международном уровне был подписан меморандум о зонах деэскалации в Сирии, где Иран является одним из гарантов перемирия наряду с Россией и Турцией. Несмотря на активную политику правительства Хасана Рухани, многие процессы были заморожены до обнародования результатов выборов.

 

Президентские выборы

После третьего раунда дебатов свои кандидатуры с участия в гонке сняли мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, отказавшийся в пользу коллеги по партии Ибрахима Раиси, и вице-президент Эсхаг Джахангири – в пользу президента Хасана Рухани. Таким образом, 19 мая избиратели выбирали из четырех кандидатов, основными среди которых остались Рухани и Раиси. Из обладающих активным избирательным правом 56 млн. человек в выборах приняли участие около 40 млн.

Хасан Рухани одержал победу, набрав 57% (23 млн. 549 тыс. 616 голосов). Однако то, что совсем недавно назначенныйна свой пост руководитель Фонда Астан-е Кодс-е Разави Раиси набрал 38,5% (15 млн. 786 тыс. 449 голосов), нельзя оставить незамеченным. Несмотря на то, что духовный лидер воздерживался от выражения предпочтений в пользу кого-либо из консервативных кандидатов, избиратели, в основном относящиеся к наиболее религиозной части населения, решили, что поддержка Раиси совпадает с позицией рахбара. У Раиси не было четкой программы, как и у других, что пришли составить общий фон выборов и выразить поддержку или оппозицию Рухани. Примечательно, что один из самых религиозных городов Ирана – Мешхед, где базируется Астан-е Кодс – не выказал единогласной поддержки Раиси, который совсем недавно придя на пост руководителя, приостановил региональные программы, начатые его более реформистским предшественником. И тем не менее, прошедшие выборы показали, что раскол между реформистами и консерваторами будет только усиливаться, а для критики Рухани использованы все возможные поводы, независимо от причастности администрации к возникновению тех или иных проблем.

В результате этих выборов политическая карьера Галибафа, вероятно, подошла к концу. Разоблачения, на которые во время дебатов обратили внимание Рухани и Джахангири, и побудившие его снять свою кандидатуру, подточили и его репутацию. А городской совет Тегерана, избранный также 19 мая в реформистском составе, вряд ли продлит полномочия консервативного мэра.

В ходе дебатов неоднократно поднимался вопрос занятости населения, и эта проблема по-прежнему стоит перед правительством Рухани, являясь и корнем других социально-экономических проблем.

Несмотря на широкое празднование победы Хасана Рухани на прошедших выборах, он все же преимущественно остается плохим вариантом среди более худших. К тому же среди поддержавших действующего президента немало тех, кто намеренно отдал голос Рухани, чтобы не допустить победы Раиси.

 

Происшествия

3 мая в каменноугольной шахте «Земестан юрт азадшехр» в провинции Голестан в результате взрыва газа погибли 43 шахтера и 70 получили ранения.

В результате землетрясения 11 мая в провинции Ардебиль на северо-западе Ирана были ранены 11 человек.

13 мая в результате землетрясения в провинции Северный Хорасан погибли 2 человека 400 ранены.

 

Международное сотрудничество

Французский Citroen официально вернулся на иранский рынок спустя 39 лет.

На заводе Iran Khodro началось массовое производство автомобилей Dena Plus и Peugeot 2008 совместно с французской компанией Peugeot, 30% этих автомобилей пойдут на экспорт.

6-9 мая в Тегеране прошла Международная выставка нефтегазовой и нефтехимической промышленности. По данным на май 2017 г. Иран добывает 3 млн. 800 тыс. баррелей нефти и 885 млн. кубометров в день и планирует довести эти объемы до 4 млн. 50 тыс. баррелей и 1 млрд. 100 млн. кубометров в день соответственно.

Иранский перевозчик Iran Air получил в распоряжение четыре новых самолета ATR 72-600, произведенные во Франции.

В Бонне был открыт офис по научно-техническому сотрудничеству между Ираном и Европой.

 

Мировая политика

В мае 2017 г. в международном масштабе продолжились дискуссии по поводу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) – в США о необходимости последовательного участия в соглашении и продлении освобождения Ирана от санкций, в Иране – о том, насколько оно отвечает интересам иранцев. По поводу продолжения участия Ирана в СВПД при прочих равных сомневаться не приходится, даже если бы на выборах победил представитель консерваторов Раиси, а обсуждение выгод, которые Ирану приносит соглашение, происходит фактически на уровне риторики, а не формулирования плана действий.

4 мая в Астане представителями России, Турции и Ирана, выступающими гарантами перемирия, был подписан меморандум о четырех зонах деэскалации в Сирии. До конца мая должно было быть произведено разделение картографических контуров этих зон. Согласно меморандуму, предполагается создание безопасных районов вдоль зон деэскалации для предотвращения прямого военного противостояния.

 

***

После опубликования результатов выборов, на которых победил действующий президент, стало понятно, что в той или иной степени в Иране продолжится умеренный курс предыдущей администрации с поправкой на усиленную критику проигравших, но показавших высокие результаты консерваторов. В то же время победа реформистов не означает коренных изменений во внешней политике, особенно при текущем курсе Дональда Трампа. За второй срок Рухани Иран вновь сделает попытку привлечь больше иностранных инвестиций как для развития своей нефтегазовой промышленности, так и для того, чтобы дать толчок экономике в других областях. Благодаря ряду сближающих факторов, также может наблюдаться умеренное укрепление российско-иранских отношений.

Ю.Свешникова

Террористический акт в Иране: последствия для региона

 

7 июня около 10:30 (по тегеранскому времени) из Тегерана, столицы Исламской Республики Иран (ИРИ), стали приходить печальные новости: осуществлено двойное нападение террористов на парламент Ирана и мечеть при мавзолее имама Хомейни. На 15:50 иранское информагентство Tasnim сообщает о 12 погибших и 42 раненых[1]. К 16:00 по местному времени было сообщено об окончании операции по ликвидации боевиков[2].

Террористические акты со стороны радикальных исламистских (или, как говорят в Иране, такфиритских – перс. и араб. تکفیر – отлучение, еретичество)  группировок – явление достаточно редкое в Иране в связи с конфессиональным составом: так около 85% иранцев – шииты-двунадесятники, остальную часть составляют сунниты, представленные курдами и небольшим числом арабов, а также христиане, иудеи и зороастрийцы. При этом для курдов большое значение имеет скорее национальная идентичность, превалирующая над религиозной, что демонстрируется преобладающим числом националистических группировок среди курдского населения. Поэтому вероятность распространения и развития деятельности салафитских бандформирований на территории ИРИ представляется крайне низкой.

Ответственность за совершенные теракты уже взяла на себя запрещенная в России организация «Исламское Государство» (ИГ). Означает ли это, что в Иране все же сложились местные элементы ИГ, или же это пришлые элементы из Ирака или Сирии? Этот вопрос будет одним из наиболее важных на экстренном заседании Высшего Совета национальной безопасности Ирана.

Немаловажным остается тот факт, что объектами нападения террористы выбрали наиболее важные для иранского государства места – мавзолей первого Верховного лидера страны аятоллы Рухоллы Хомейни, важный для иранцев в духовном плане, и парламент страны – Меджлис исламского совета Ирана – важный политический орган Исламской Республики, являющийся гордостью и символом республиканизма государственного строя страны. Таким образом, эти два теракта не только удар по национальной безопасности страны, но и по морально-психологическому состоянию иранского народа, а это, в свою очередь, может повлиять на рейтинг недавно переизбранного на второй срок президента Роухани, которому необходимо оправдать надежды избирателей.

Новости о содрогнувшем Иран теракте уже облетели весь мир. Слова соболезнования в адрес иранского народа и руководства Ирана уже направил Президент России Владимир Путин, подчеркнув «готовность российской стороны к дальнейшим совместным действиям с иранскими партнерами в борьбе против международного терроризма»[3]. Соболезнования выразило и министерство иностранных дел Турции, однако текст самого сообщения достаточно беден: в нем нет слов поддержки Тегерану в борьбе с международным терроризмом, а также не отмечены братские связи с соседом, что всегда делает МИД при упоминании мусульманских и имеющих исторические связи народов (что однозначно относится и к Ирану). При этом от страны, которая является партнером Ирана по астанинскому мирному процессу, можно было бы услышать и слова солидарности.

Когда случился теракт, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф отправился в Турцию для встречи со своим коллегой Мехметом Чавушоглу для обсуждения вопросов двусторонней и региональной повестки дня. В интервью местным СМИ Зариф заявил, что «борьба с международным терроризмом является проблемой, с которой лицом к лицу столкнулись и Иран, и весь мир»[4]. Важно подчеркнуть, что рейтинг Ирана как жертвы терроризма несколько увеличится, поскольку теперь Тегеран трудно заподозрить в поддержке терроризма. Даже в США, где на Иран до сих пор смотрят как на страну «оси зла», появились разные точки зрения на вопрос о том, стоит ли президенту США Дональду Трампу реагировать на теракт в Тегеране[5]. Ожидается, что взаимодействие иранской стороны с российскими и турецкими коллегами по вопросам противодействия терроризму и урегулированию сирийского конфликта укрепится. При этом стоит понимать, что расклад в регионе после объявления дипломатического бойкота некоторых арабских стран Катару сформировался далеко не в пользу Турции или Ирана. Анкара, позиционирующая себя как союзника Дохи, ставит себя в неловкое положение перед арабскими государствами, что породило в информационно-аналитической сфере Турции разговоры о том, что Турцию ждет та же участь[6].

Положение Ирана в регионе несколько усилится после теракта в Тегеране, что обусловлено правом на самооборону против террористических группировок, аффилированных с ИГ, взявшей на себя ответственность за теракт 7 июня. При этом не стоит считать, что арабские государства Персидского Залива и другие региональные сателлиты Саудовской Аравии признают такое право Ирана, которое должно развязать руки иранским подразделениям в Сирии.

В любом случае, Иран всегда найдет, особенно в такой трагической ситуации, поддержку со стороны России, которая не раз доказывала не только на словах, но и на деле свою приверженность борьбе против международного терроризма, что, наконец-то, начали понимать и наши партнеры в Турции[7]. Более того, контакты России и Ирана в сфере безопасности достаточно регулярны, стороны имеют совпадающие взгляды по вопросам урегулирования сирийского конфликта, а также единодушны в том, что их сотрудничество благотворно отражается на изменениях расклада сил в регионе в пользу сил, борющихся с террористами[8].

[1] https://www.tasnimnews.com/fa/news/1396/03/17/1429630/پوشش-زنده-عملیات-تروریستی-در-مجلس-با-کشته-شدن-تروریست-ها-پایان-یافت-اورژانس-امروز-جمعاً-12-نفر-شهید-و-42-نفر-دیگر-مجروح-شده-اند-تصاویر

[2] http://parstoday.com/fa/iran-i78802

[3] http://kremlin.ru/events/president/news/54723

[4] http://parstoday.com/fa/iran-i78806

[5] http://parstoday.com/ru/news/world-i68076

[6] https://www.haber24.com/gundem/katar-dan-sonra-hedefte-turkiye-mi-var-h621839.html

[7] http://www.orsam.org.tr/files/OA/79/4_seckinkostem.pdf

[8] http://parstoday.com/ru/news/iran-i68070

Иран: апрель 2017 г. (дайджест)

В апреле 2017 г., то есть самом начале года по иранскому календарю, основное внимание было приковано к предстоящим президентским выборам, назначенным на 19 мая. В фокусе внешней политики оказалось интенсивное осуждение Тегераном удара США по сирийской базе Шайрат в провинции Хомс, и осмысление заявлений американской администрации о возможном пересмотре позиции по СВПД. Региональная администрация на северо-востоке страны предпринимала попытки совладать с последствиями сильных наводнений.

 

 

Предвыборная кампания

Предвыборная кампания в Иране проходит в крайне сжатые сроки. Духовный лидер ранее выступил с пожеланием не растягивать предвыборные дрязги, чтобы не отвлекать людей от повседневных забот.

Прием заявок на участие в выборах начался 11 апреля и продолжался в течение всего 5 дней. Из 1636 заявок, поданных на участие (среди них – 137 от женщин), Наблюдательный совет одобрил всего 6.

Ажиотаж образовался вокруг кандидатуры бывшего президента Махмуда Ахмадинежада (2005-2013), который вначале собирался поддержать своего заместителя Хамида Багаи, а после и сам подал заявку. При любом решении Наблюдательного совета в выигрыше оказывался бывший президент. В случае одобрения его кандидатуры, возникли бы вопросы к авторитету Духовного лидера, который при личной встрече порекомендовал Ахмадинежаду воздержаться от участия в предвыборной гонке; в случае дисквалификации же вставал вопрос, каким образом бывший президент проходил данную квалификацию два предыдущих раза, и насколько в таком случае компетентен Наблюдательный совет. Квалификацию одиозный политик не прошел. Не прошли и другие лица, которых прочили в кандидаты – например, бывший глава гостелерадиокомпании «Седа ва сима» Эззатулла Заргами или бывший глава провинции Хузестан и кандидат на прошлых выборах Мохаммад Гарази.

Несмотря на сомнения о шансах нынешнего президента Хасана Рухани остаться в своем кресле на второй срок и попытках консерваторов приуменьшить некоторые из достижений его администрации, подборка кандидатов к 19 мая говорит о том, что у «шейха дипломатии» остаются сильные позиции на предстоящих выборах. По итогам первых дебатов, прошедших в пятницу 28 апреля, мэр Тегерана Мохаммад-Багер Галибаф уступает Рухани и другому кандидату от консерваторов – Ибрагиму Раиси. Для иранской политики не в новинку лицезреть кандидатов, которые не были прежде замечены в фарватере политической жизни, поэтому кандидатура Раиси – председателя влиятельного фонда Астан-е кодс-е разави, скорее, вызвала толки о причинах его появления на предвыборном горизонте, например, предположения о том, что эта кампания – рекламный трамплин к возможному преемству уже немолодого Духовного лидера Али Хаменеи.

Прогнозы о возможном исходе выборов делать пока рано, поскольку, во-первых, впереди – еще несколько раундов дебатов, а во-вторых непредсказуемость иранской политики одинакова как для внешних экспертов, так и для самих иранских политологов.

 

Иран и ядерная программа

18 апреля администрация Дональда Трампа в лице госсекретаря Рекса Тиллерсона подтвердила Конгрессу США соблюдение Ираном СВПД. Данное заявление было сделано в преддверии принятия решения в США о продлении указа о приостановлении части санкций против Ирана. Это же заявление только подтвердило опасения иранцев о том, что после СВПД США изменят точку приложения давления, переключив его, например, на ракетную программу или ситуацию с правами человека. Кроме того, Трамп поручил провести межведомственную проверку необходимости соблюдения СВПД американской стороной и насколько соблюдение соглашения соответствует национальным интересам США. Приостановка одной из групп санкций истекает 18 мая, ровно за один день до президентских выборов в Иране, на которых главным козырем президента Рухани стало достижение соглашения с «шестеркой» международных посредников.

Иран и Китай подписали первый коммерческий контракт на реконструкцию реактора на тяжелой воде в Араке, что является неотъемлемой частью иранских обязательств по СВПД.

В Национальный день ядерных достижений состоялась презентация последних разработок и введение в эксплуатацию достижений в сфере ядерной энергетики.

 

Иран-Сирия

Хасан Рухани в телефонном разговоре с Башаром Асадом, а также иранский парламент и затем представители Ирана, России и Сирии резко высказались против агрессии США сразу после удара по базе Шайрат в ночь на 7 апреля. 14 апреля в Москве была проведена трехсторонняя встреча министров иностранных дел России, Ирана, Сирии в Москве в связи с ракетным ударом США по сирийской авиабазе.

2 мая министр обороны Хусейн Дехкан встретился с начальником генштаба вооруженных сил Сирии Али Абдуллой Аюбом в Тегеране. Прозвучали слова поддержки совместной борьбе против терроризма и осуждения США за укрепление боевого духа террористических группировок, в особенности не обоснованным объективными причинами ударом по базе Шайрат в провинции Хомс. На конференции Министерства обороны по безопасности, состоявшейся в Москве 23-24 апреля Дехкан подчеркнул единство России, Ирана и «легитимного правительства Сирии» в борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности в регионе в связи с конфликтами в Сирии, Йемене и распространением ИГ.

 

Вопросы безопасности

26 апреля террористами, проникшими в Иран с территории Пакистана в районе Мирджаве провинции Систан и Белуджистан, были убиты девять иранских пограничников, один раненый представитель правоохранительных сил Ирана был вывезен на территорию Пакистана. Ответственность на себя взяла группировка Джейш аль-Адль.

30 апреля в Иране отметили День Персидского залива, приуроченный к дате освобождения Ормузского пролива от португальцев. Совещание глав внешнеполитических ведомств ССАГПЗ, состоявшееся в конце марта, хотя и прошло в духе напряженного отношения к политике Ирана в регионе, но также указало на неоднородность взаимоотношений стран совета с Тегераном: Саудовской Аравии и ОАЭ с одной стороны, и Омана, Катара и Кувейта – с другой.

 

Экономика

Иран продолжает полагаться на идею экономики сопротивления, которая несмотря на благую цель развития самодостаточности, будет препятствовать развитию страны из-за ориентации на закрытый характер экономики.

На состоявшемся в конце апреля ирано-европейском торгово-банковском форуме министр иностранных дел Джавад Зариф призвал европейских партнеров осуществлять активное сотрудничество в регионе, несмотря на небольшой прогресс после достижения СВПД и частичное снятие санкций.

По информации за март 2017 г., на 27% вырос экспорт нефти на азиатские рынки (Индия, Китай, Южная Корея и Япония), составив 1 млн. 970 тыс. баррелей в день. Суммарный объем экспорта сырой нефти на рынки Европы и Азии составляет 2 млн. 265 тыс. баррелей в день.

В середине апреля были открыты 17 и 18 фазы газового месторождения «Южный Парс» в Персидском заливе, обеспечивающие добычу 56,6 млн куб. м. газа в сутки. Освоение участков началось в 2006 г., но было приостановлено из-за введения санкций.

 

***

Несмотря на предстоящие президентские выборы, изменений во внешней политике Ирана, даже в случае ухода Рухани, ждать не стоит. На фоне не очень выгодной для Ирана реализации СВПД, иранская политическая элита продолжает курс на укрепление своих позиций на Ближнем Востоке, в Центральной Азии, в отношениях с Россией и Китаем с традиционным антиамериканским настроем, что подтверждается многочисленными мероприятиями и договоренностями, в которых принимает участие Тегеран.

15-16 апреля в Тегеране под эгидой Русского мира был открыт Русский центр, а также прошла приуроченная к этому событию встреча экспертов России, Индии и Ирана. 20 апреля Иран посетил президент Республики Татарстан Рустам Минниханов, и на Саммите мэров городов исламского мира, проводившегося 26-27 апреля в Тегеране и собравшего представителей более 20 государств, Россия была также представлена Казанью.

24 апреля 2017 г. министр иностранных дел Ирана принял участие в «Форуме древних цивилизаций» в Афинах, перед которым Зариф обсудил со своим китайским коллегой ситуацию в Сирии и другие вопросы. В апреле Зариф провел центрально-азиатское турне, посетив Тифлис, Ашхабат, Бишкек, однако объехав стороной Душанбе, с которым у Тегерана наблюдается охлаждение отношений.

21 апреля в Астане состоялось заседание Совета министров иностранных дел стран-членов ШОС – последний подготовительный этап к июньскому саммиту ШОС, где было подтверждено соответствие Ирана критериям на вступление в членство.

Ю.Свешникова