Турция: май 2018 г. (дайджест)

В преддверии досрочных выборов, запланированных на июнь, руководство Турции пытается укрепить свои позиции на всех возможных внешнеполитических направлениях, пытаясь одновременно найти союзников на мировой арене в лице России и других стран, а также заполучить голоса избирателей.

На внутриполитической повестке дня наблюдается усиленная подготовка к предстоящим выборам, сопровождающаяся началом предвыборных кампаний партий и их кандидатов, а также достаточно тяжелой экономической ситуацией, полностью справиться с которой властям по-прежнему не удается.

Отношения с Россией

Президент Турции Р.Т. Эрдоган все чаще акцентирует внимание на том, что именно Россия является одним из основных стратегических партнеров государства. Так, лидер Турции заявил, что о прекращении сотрудничества с Россией не может быть и речи, даже в случае применения Западом санкций.

Подобные заявления вызваны намерением США ограничить Турции поставки истребителей F-35 за решение последней приобрести российские комплексы С-400. Усиление пророссийской риторики продиктовано политическими реалиями, в которых в последнее время оказалась Турция. Учитывая скорое проведение досрочных парламентских и президентских выборов, которые, вероятно, не будут признаны легитимными рядом стран западного мира, Эрдоган стремится заручиться поддержкой России, в последнее время разделяющей позиции Турции по ряду внешнеполитических вопросов, в частности, по необходимости сохранения ядерной сделки с Ираном, которую президенты двух стран обсудили в ходе телефонных переговоров 11 мая. К тому же, не слишком долго Турция переживала по поводу возможного отсутствия F-35 в списке технических вооружений своей армии, найдя им замену в лице аналогичных многофункциональных Су-57, как и в случае с ЗРК – российского производства. Также две страны продолжают координацию действий в Сирии. 24 мая в Анкаре с целью обсуждения сирийской проблематики спецпредставитель президента РФ А. Лаврентьев и замглавы МИД РФ С. Вершинин были приняты их турецкими коллегами, а 31 мая состоялась встреча спецпредставителя президента РФ с президентом Турции. Помимо этого, 29 мая были проведены телефонные переговоры Путина и Эрдогана, посвященные этой же теме. Также стало известно, что дальнейшее обсуждение данного вопроса продлится в ходе трехстороннего саммита в формате Москва – Анкара – Тегеран, который может состояться уже в конце августа или начале сентября.

Отношения с Западом

Отношения Турции с США в настоящий период времени переживают новый виток напряженности.

Помимо вопроса поставок F-35, взаимодействие осложняют внешнеполитические противоречия, связанные с переносом Соединенными Штатами своего посольства из Тель-Авива в Иерусалим, а также решением о выходе из СВПД. В качестве ответа Эрдоган 14 мая отозвал для консультаций посла Турции из Вашингтона, правда, ненадолго – уже 31 мая дипломат вернулся обратно. Однако на этом негласная конфронтация не закончилась: позже глава МИД Турции М. Чавушоглу заявил о намерении Турецкой Республики закрыть одну из главных американских баз «Инджирлик». Поводов, как и всегда, было достаточно много – Турция вспомнила и о поддержке США курдских формирований в Сирии, и даже об отказе в экстрадиции Ф. Гюлена, однако подобные заявления, как и неоднократно звучащие высказывания о выходе из НАТО, повторяются руководством страны достаточно часто, и почти всегда с определенной целью – в данном случае призваны лишний раз подчеркнуть независимость Турции перед грядущими выборами.

В рамках отношений в формате Турция – ЕС не остался незамеченным трехдневный визит лидера Турецкой Республики в Великобританию, в ходе которого президент Эрдоган был принят с королевой Елизаветой II и премьер-министром Т. Мэй. В мировых СМИ визит, длящийся с 13 по 15 мая уже окрестили «предвыборным». В ходе своего выступления в стенах Королевского института международных отношений Chatham House, президент Турции публично подверг критике действия США в отношении палестинцев, усомнился в главенствующей роли Америки на Ближнем Востоке, а также пожаловался на недостаточное содействие Европейского Союза по вопросу беженцев. В то же время, Эрдоган поспешил напомнить о важнейшей роли Турции в рамках обеспечения гуманитарной помощи и борьбы с террористическими группировками. Также, несмотря на то, что ряд европейских стран, решительно выступил против проведения митингов в поддержку турецкого президента и его партии, среди которых традиционно находится Германия, Австрия и Нидерланды, выступление Эрдогана перед турецкой общиной в столице Боснии и Герцеговины все же имело место, а вступление Турции в ЕС, по его словам, все еще отвечает интересам государства.

Ближний Восток

Последний месяц внимание мирового сообщества на ближневосточной арене приковано к событиям, происходящим в секторе Газа. Турция, рассматривающая себя в качестве одного из главных игроков Ближнего Востока, не смогла воздержаться от комментариев и ответных мер, предопределив очередной этап напряженности в отношениях с Израилем, которые только недавно получили импульс к развитию после инцидента 2010 года.

В связи с гибелью палестинцев в ходе столкновений с израильскими силами, а также открытием посольства США в Иерусалиме, Эрдоган обрушился с обвинениями на Израиль, назвав его террористическим государством. Также президент объявил трехдневный траур по погибшим и призвал созвать экстренное заседание Совета Безопасности ООН и саммит Организации исламского сотрудничества. Нарастающую конфронтацию между странами усугубил также тот факт, что Турция и Израиль обменялись послами.

Что касается Сирии, то Турция продолжает укреплять свое присутствие в Африне и на северо-западе Алеппо путем создания там военных баз. Так, к маю в этих регионах появились три турецкие базы, а также три пункта мониторинга, расположенные в провинциях Идлиб и Хама и призванные контролировать соблюдение режима прекращения огня.

Внутриполитическая обстановка

В мае Высшая избирательная комиссия Турции одобрила список из шести кандидатов в президенты, а по всей стране был дан старт предвыборным кампаниям.

Предвыборная программа действующего главы государства и одного из главных претендентов на победу в выборной гонке Р.Т. Эрдогана стала вполне предсказуемой. Среди главных задач – укрепление сотрудничества с Россией, а также поиск контактов с США и ЕС. Вместе с этим, отмечены слабо сопоставимые с вышеуказанными пунктами необходимость решения кипрского вопроса, поддержка палестинского народа, а также приверженность сохранению территориальной целостности Украины по вопросу крымского полуострова. Также интересно, что, в соответствии с решением Высшей избирательной комиссии Турции, каждый кандидат может получить финансовую поддержку своей предвыборной кампании в размере не более 13,916 лир от одного человека. Поэтому, в то время как лидер страны почти в каждом уголке государства активно доносит до народа мысль о том, что Турция добилась немалых успехов на региональной арене и вскоре станет мировой державой, правящая Партия справедливости и развития (ПСР) массово распространяет хештег «#SendeDestekOl» и собирает «пожертвования» в поддержку предвыборной кампании своего кандидата.

Кроме этого, к парламентским выборам продолжают готовиться партии, и, чем ближе выборы, тем интереснее и смелее звучат их предвыборные заявления. Так, например, председатель главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), которая представлена на выборах в союзе с еще двумя националистическими силами, К. Кылычдароглу сосредоточился не только на внешних вызовах, но и на внутренних проблемах, пообещав за 4 года решить курдский вопрос. Однако, как именно партия намерена устранить одну из острейших внутриполитических проблем, с которой Турция не может справится уже на протяжении долгих лет, он не пояснил. Кандидат от «Хорошей партии» М. Акшенер, в свою очередь, пытается выстроить предвыборную кампанию на жесткой критике действующих властей, акцентируя внимание на реализуемом внешнеполитическом курсе и бедственном экономическом положении.

Также заслуживает внимания тот факт, что в разгар предвыборной гонки Эрдоган особенно жестко отвечает на нападки своих конкурентов. Так, например, глава государства подал в суд на кандидата от Народно-республиканской партии (НРП) М. Индже за его высказывание о давних контактах Эрдогана и Ф. Гюлена, которые сам президент отрицает.

Экономическая ситуация

Месяц начался с долгожданного для Турции события с точки зрения внешней торговли – 1 мая Россия разрешила ввоз томатов турецким предприятиям без каких-либо ограничений. Кроме этого, 26 мая турецкая «Botas» и «Газпром» заключили соглашение о сухопутной части газопровода «Турецкий поток», строительство которой будет осуществляться совместной проектной компанией «TurkAkim Gaz Tasima A. S.». Также стало известно о том, что Россия выплатит Турции 1 миллиард долларов в рамках соглашения о скидке за поставки газа в 2015 и 2016 годах. Не менее важной стала новость о подготовке к старту другого турецкого проекта – Трансанатолийского газопровода (TANAP), альтернативного «Турецкому потоку», который будет запущен 12 июня.

В то же время, на фоне успехов на внешнеэкономическом направлении, отвечающие за экономику страны ведомства пытаются сделать все возможное для предотвращения обвала национальной валюты и поддержания турецкой экономики в целом. Центральный банк Турецкой Республики, который 23 мая созвал экстренное заседание после падения курса турецкой валюты на 5,1%, попытался укрепить лиру путем повышения ставки поздней ликвидности с 13,5 до 16,5%. Мера оказалась своевременной, и уже к 25 мая курс лиры к доллару возрос почти на 3%, что, однако, не является гарантией дальнейшего укрепления валюты. К тому же, действующий президент Эрдоган, мотивированный необходимостью придерживаться принципов глобального управления денежно-кредитной политики, открыто выступает против повышения процентных ставок, отчаянно призывая турецких граждан хранить свои сбережения в национальной валюте, не размениваясь на доллар и евро.

***

В настоящий период времени внутренняя и внешняя политика Турции остается заложницей выборов, до которых остается чуть меньше месяца. Официальная Анкара по-прежнему придерживается выдвинутого ранее курса, ориентированного на сближение с союзниками и самостоятельность, пытаясь экстренно исправить все недочеты с целью привлечения максимального количества сторонников. При этом, уверенно выдерживает нарастающую конкуренцию оппозиция, к несчастью для Эрдогана и ПСР уже завоевавшая значительный процент избирателей. Утверждать, кто из заявленных кандидатов займет пост главы государства пока что достаточно сложно, как и сложно предугадать, насколько предвыборные лозунги и обещания политиков будут соответствовать действительности после выборов, ведь даже на данном этапе некоторые из них звучат не только неубедительными, но и в принципе трудно реализуемыми на практике.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: апрель 2018 г. (дайджест)

В апреле Турция пережила достаточно много важных событий, как на внутри-, так и на внешнеполитической повестке дня. Одним из ключевых стал визит президента России в Анкару, а также продолжение трехстороннего диалога в формате Москва-Анкара-Тегеран. Что касается отношений с Западом, то их можно охарактеризовать как стабильно нейтральные – за последний месяц существенного похолодания или, наоборот, потепления в диалоге с США или ЕС не наблюдалось.

Внутренняя политика охарактеризована ожесточенной борьбой партий за допуск к запланированным на июнь досрочным выборам, о которых объявил президент Эрдоган, укреплением союзов, а также ужесточением риторики председателей партий в отношении своих конкурентов.

Внешняя политика

Самым значимым событием последнего месяца для российско-турецкого взаимодействия стал первый после переизбрания на пост президента визит В.В. Путина в Турцию, который продлился два дня. 3 апреля глава государства, в сопровождении делегации, состоящей из ряда высокопоставленных министров, прибыл в Анкару, где был тепло встречен Р.Т. Эрдоганом. Официальная церемония приветствия прошла по стандартному сценарию – согласно дипломатическому протоколу, с ротой почетного караула, которую Путин приветствовал по-турецки, и другими почестями. Цель визита в целом соответствовала текущему внешнеполитическому курсу – на повестке дня по-прежнему находится укрепление двустороннего сотрудничества по ключевым вопросам, среди которых Сирия, ряд экономических проектов, в том числе и поставки ЗРК С-400, которые турецкий лидер просил ускорить. По итогам двусторонних переговоров, состоявшихся в первый день визита, главы России и Турции в очередной раз подчеркнули восстановление двусторонних отношений и выразили надежду на их дальнейшее развитие. 25 апреля стало известно, что Россия начала производство систем С-400 для Турции, начав тем самым исполнение заключенного ранее контракта.

Следующий день пребывания В.В. Путина в Турции ознаменовался проведением трехстороннего саммита глав России, Турции и Ирана, с целью обсуждения сирийского вопроса. 4 апреля по итогам саммита лидеры стран-гарантов опубликовали совместное заявление, в котором подчеркивается приверженность соблюдению резолюции ООН, обеспечению суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также решению конфликта путем политического процесса. Тем не менее, в настоящее время Турция продолжает проводить политику двойных стандартов. Принципы, заявленные в итоговом документе саммита, не помешали президенту Эрдогану выразить поддержку осуществленным 14 апреля авиаударам коалиции, возглавляемой США, по объектам в Сирии. Позже аналогичное одобрительное сообщение, перечеркивающее принципы о невоенном урегулировании конфликта, достигнутые днями ранее на саммите в Анкаре, появились и на официальном сайте МИД Турецкой Республики. В этот же день Путин и Эрдоган провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили в том числе и обострившуюся обстановку в регионе, однако позиции сторон по поводу нанесенного США удара остались прежние, а если быть точнее – диаметрально противоположные. Кроме этого, Турция заявила о том, что не собирается передавать Африн под контроль официального правительства Сирии, о необходимости чего ранее говорил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Сирийский вопрос также обсуждался в ходе встречи глав МИД трех стран, которая состоялась 28 апреля в Москве. В ходе переговоров министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу заявил о неприемлемости применения силы для разрешения сирийского кризиса, тем самым в очередной раз поставив под сомнения определенность внешнеполитического курса Анкары, которая двумя неделями ранее приветствовала авиаудары США. Помимо этого, стороны условились укрепить взаимодействие с ООН по созданию конституционного комитета, а также продолжать активную борьбу с террористическими угрозами. Что касается обвинений по вопросу применения химического оружия в Сирии, то стороны потребовали компетентного и своевременного расследования ОЗХО.

Сложными остаются отношения Турции с США и ЕС. Поддержка ударов США по сирийским объектам стала одним из немногих случаев, когда взгляды Турции и Соединенных Штатов сошлись. В остальном противоречия только усиливаются, и если раньше они в основном касались внешней политики, то сегодня США, совместно с ЕС, осуществляют попытки критиковать внутриполитическую систему Турции, осуждая процедуру досрочных выборов, что негативным образом сказывается на взаимодействии сторон. Нет никаких улучшений и на европейском направлении, где ЕС и Турция продолжают обмениваться взаимными претензиями. Так, например, в ежегодном докладе Еврокомиссии, который турецкие власти резко и решительно осудили, выражается точка зрения о регрессе Турции относительно процесса вступления в Евросоюз.

Внутриполитическая обстановка

На протяжении долгого времени турецкие СМИ муссировали слухи о возможном проведении досрочных выборов, некоторые эксперты даже осуществляли попытки назвать предположительную дату, которая, как правило, приходилась на август текущего года. В какой-то момент председатель Партии националистического движения (ПНД) Д. Бахчели, состоящий в союзе с правящей ПСР, фактически подтвердил догадки и даже призвал власти провести выборы 26 августа, однако 18 апреля президент Турции сделал заявление, которое стало неожиданным для всех – начиная от простых граждан, и заканчивая партиями и их кандидатами: досрочные парламентские и президентские выборы состоятся уже через несколько месяцев – 24 июня. Важно отметить, что за такой короткий срок ряд партий не успеет должным образом подготовиться к выборам и столкнется с рядом проблем относительно своего участия, на что, вероятно, и рассчитывал Р.Т. Эрдоган, принимая такие меры. Так, например, долгое время неопределенной оставалась судьба «Хорошей партии», возглавляемой М. Акшенер – одной из главных соперников нынешнего главы государства. Согласно действующему в Турции законодательству, «Хорошая партия» является слишком «молодой», а по этой причине не может принимать участия в выборах. Однако в последний день оглашения списков Высшей избирательной комиссией стало ясно, что партия Акшенер все же составит конкуренцию ПСР на грядущих выборах, причем не без помощи Народно-республиканской Партии (НРП), пожертвовавшей 15 депутатами, которые присоединились к «Хорошей партии» с целью предоставления ей необходимых 20 мест в парламенте. Критика, которой встретили новость в ПСР и ПНД, говорит лишь о том, что «Хорошую партию» действительно не ждали на выборах, и теперь победа Эрдогана и его Партии справедливости и развития не настолько очевидна, насколько была раньше.

Также 17 апреля состоялось заседание Совета национальной безопасности Турции, в результате которого было принято решение о продлении режима чрезвычайного положения еще на 90 дней. Таким образом режим ЧП в стране будет продлен уже в 7 раз. К слову, с точки зрения западных держав, именно продление режима ЧП, за что Турция неоднократно подвергалась критике, является основным препятствием для проведения честных и прозрачных выборов в июне.

Помимо этого, Турция продолжает развивать свои вооружения. Достижением прошлого месяца можно считать запуск первых баллистических ракет. Теперь Турецкая Республика намерена развивать сухопутную технику. 26 апреля Министерство обороны объявило победителя тендера на серийное производство первых в истории Турции танков собственной разработки Altay. Турецко-катарская компания ВМС, выигравшая тендер, должна будет поставить Турции 250 единиц техники в качестве первой партии. В рамках модернизации армии, данные танки должны заменить устаревшие немецкие и американские модели.

Еще одним важным событием месяца стало открытие первого в истории Турции Международного авиасалона Eurasia Airshow в Анталье, который прошел с 28 по 29 апреля. Среди участников Eurasia Airshow, где было представлено более 150 воздушных судов, помимо Франции, Великобритании, Ирана и других, также принял участие давний союзник Турции, с которым она активно развивает отношения в последнее время – Катар, а также Россия. Ранее Генеральный директор Eurasia Airshow заявлял, что данное мероприятие рассматривается не только с точки зрения развития авиации, но и двусторонних отношений с участниками, в частности, с широко представленной на выставке Россией.

Экономическая ситуация

Совместные экономические проекты стали одной из главных тем переговоров В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана в Анкаре. Одним из главных по-прежнему является реализация АЭС «Аккую» в Мерсине. В ходе визита Владимира Путина лидеры приняли участие в закладке фундамента объекта, тем самым дав старт началу его строительства. Сегодня общий объем инвестиций в проект достигает 22 млрд. долларов. Предполагается, что первый энергоблок АЭС, которая по плану снизит зависимость Турции от угля и газа, будет запущен уже в 2023 году – к столетию Турецкой Республики. Не остался без внимания на переговорах уже ставший традиционным вопрос о поставках турецких томатов. В итоге 23 апреля «Россельхознадзор» допустил еще пять турецких предприятий до российского рынка, тем самым увеличив их количество до 20. По итогам переговоров также стало известно, что Российский фонд прямых инвестиций и турецкий суверенный фонд приняли решение открыть Российско-турецкий инвестиционный фонд, призванный развивать сотрудничество в сфере экономики, торговли и инвестиций. Известно также, что вклад в данный проект с каждой стороны составит 500 млн. долларов. Продолжает свое развитие еще один немаловажный совместный российско-турецкий проект. 30 апреля «Газпром» объявил о завершении строительства морской части первой нитки газопровода «Турецкий поток». Таким образом на настоящий момент выполнено уже 62% работ и построен 1161 километр газопровода. Министр энергетики России Александр Новак, входивший в российскую делегацию, сообщил, что сухопутный участок газопровода будет осуществлен совместной компанией.

Что касается экономики самой Турции, то ситуация остается неблагоприятной как для турецких компаний, так и для инвесторов. На фоне ухудшения экономических показателей, власти страны пытаются ослабить давление иностранных валют, в частности, доллара на национальную экономику. Так, например, Центральный Банк Турции принял решение вывести весь золотой запас, оценивающийся почти в 29 тонн, из США. Вслед за Центральным Банком золотые запасы начали вывозить и частные банки Турции, одним из который стал Halk Bankası.      Однако подобные действия, скорее, можно назвать недружелюбным политическим шагом в сторону США на фоне обострившихся двусторонних отношений, чем экономическими мерами. Лира по-прежнему нестабильна и уже давно не достигает высоких экономических показателей. Впервые за долгое время рост валюты наблюдался 13 апреля – тогда курс лиры к доллару достиг 4,08, что, тем не менее, все равно остается низким показателем для страны с развивающейся экономикой. Кроме этого, высокие показатели сохраняет инфляция. Несмотря на то, что, по данным Института статистики Турции, инфляция в стране постепенно снижается, она по-прежнему остается на достаточно высоком уровне, составляя 10% и оказывая неблагоприятное влияние на экономическую ситуацию страны.

***

Турецкая Республика в целом остается верна своему внешнеполитическому и внутриполитическому курсу, которого она придерживалась ранее. Во внешней политике Турция продолжает отстаивать свои национальные интересы, при этом по-прежнему не имея четкого плана действий, что вынуждает ее балансировать между союзниками по астанинскому процессу и США. Именно в силу своей неопределенности Турция позволяет себе сначала рассуждать о неприемлемости силового решения сирийского конфликта, а после этого поддерживать удары коалиции в регионе, лишний раз демонстрируя свою неспособность придерживаться односторонней позиции и желание угодить всем.

Объявление о проведении досрочных выборов во внутренней политике в очередной раз подтвердили намерения Эрдогана укрепить вертикаль власти и необходимость скорейшего перехода к президентской форме правления. Президент Турции понимает, что до 2019 года – официальной даты проведения президентских и парламентских выборов – он может не сохранить свои позиции и всерьез боится укрепления оппозиции. Тем не менее, учитывая политику Р.Т. Эрдогана, в том числе ухудшение отношений с рядом стран на международной арене и нестабильную обстановку внутри страны, гарантий, что проведение досрочных выборов существенно спасет положение турецкого лидера нет. Более того, в случае победы, граждане Турции будут ждать от Эрдогана решительных действий по исправлению ошибок и налаживанию как внешне-, так и внутриполитической ситуации, однако, насколько сам действующий лидер, вдохновленный необоснованными амбициями, понимает степень ответственности и серьезность происходящего, остается только догадываться.

В. Аватков, А. Сбитнева

О происхождении протестов в Иране

Антиправительственные протесты в Иране начались 28 декабря и спустя около 10 дней Корпус стражей исламской революции (КСИР) объявил об их окончании. Начавшись в г. Мешхед провинции Хорасан со слоганов, направленных против президента Хасана Рухани и высоких цен на базовые продукты питания, протесты постепенно переросли в более массовые выступления с различными требованиями в более чем 50 городах страны. Только по официальным данным в ходе протестов погибло 22 человека и сотни задержаны. 5 января по инициативе США была созвана специальная сессия Совета Безопасности ООН (СБ ООН) для обсуждения возможности применения мер воздействия на официальный Тегеран.

 

Причин для протестов у иранцев, в самом деле, накопилось достаточно, а роль спускового крючка сыграли сразу несколько обстоятельств и происшествий последних месяцев. Несмотря на попытку проправительственных сил и политической элиты ответить на информационную волну зарубежных медиа о скорой революции заявлениями о провокации выступлений внешними силами, реальные причины для выступлений все же назрели.

 

Коррупция, безработица (по официальным данным — 12,5%, по факту — не менее 30%), инфляция (официально — 9,6%) и ряд региональных проблем (недостаток воды в провинции Исфахан, последствия землетрясения в Керманшахе) послужили общим фоном для назревавшего недовольства. Ситуация осложнилась также несбывшимися ожиданиями экономических улучшений после согласования Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) в 2015 году между Ираном и группой «5+1».

 

Сами по себе протесты по разным мотивам начались не в конце декабря, а как минимум в марте прошлого года. Тогда обманутые вкладчики финансовой организации «Каспиан» провели демонстрации возле ее центрального офиса в Тегеране, а также возле зданий Центрального банка и парламента. Несмотря на то, что суд обязал собственников выплатить деньги вкладчикам после распродажи активов, история еще не закончена и не все получили свои средства. Вкладчики других финансовых организаций, обеспокоенные возможностью последующих невыплат, также затребовали возврат средств, но из-за наплыва таких заявок эти институты не смогли быстро вернуть деньги всем. Ситуация с финансовыми организациями, прежде всего, «Каспиан», до конца не разрешена и по сей день. Она отягощается представлениями о том, что за основателями институтов, выстраивающих финансовые пирамиды, стоят люди, близкие к власти, которые в конечном итоге смогут избежать наказания.

 

Другим фактором раздражения стали события, связанные с землетрясением 12 ноября 2017 г. в провинции Керманшах, в ходе которого погибли более 600 человек. Однако правительство не оказало эффективной поддержки пострадавшим, в результате чего граждане страны мобилизовали собственные ресурсы – брали отпуска, покупали тенты, продукты, медикаменты и самостоятельно везли помощь в Керманшах. При этом через несколько дней после землетрясения по центральному телевидению показали сюжет о доставке иранской помощи в освобожденный Абу Камаль – последний оплот Исламского государства (ИГ) (запрещено в России) в Сирии. Слоганы «Ни Газа, ни Ливан – отдам свою жизнь за Иран», прозвучавшие и в ходе последних протестов — не новы, и столь близкие по времени события, как землетрясение и помощь другим государствам, вновь привлекают внимание людей к тому, что государство отдает приоритет своим зарубежным кампаниям, нежели национальному благосостоянию.

 

Еще одним ключевым ударом по чаше терпения стала публикация проекта бюджета на новый иранский 1397 год (начнется в марте), предполагающего значительное увеличение военных расходов, повышение заработных плат членов парламента, налога на выезд из страны. Также стала доступна информация о бюджетах исламских и культурных фондов, деятельность которых не является прозрачной. Есть предположение, что в этом году президент Рухани намеренно раскрыл больше информации с целью продемонстрировать населению, куда распределяются бюджетные средства и почему у правительства имеются очень ограниченные возможности по решению наболевших проблем – снижению инфляции и уровня безработицы. Именно поэтому изначальный протест в Мешхеде был организован как реакция консервативной части политической элиты против президента. Очевидно, зачинщики недооценили шансы перерастания точечных демонстраций в протесты по всей стране.

 

Власти сообщили о понижении цен на яйца и увеличили присутствие сил безопасности на улицах, в результате чего ситуация, на первый взгляд, стабилизировалась. Однако для снижения социально-экономического напряжения требуются меры по разрешению существующих проблем. Иначе очередной всплеск недовольства против дороговизны, неэффективного управления и правосудия, и в конечном итоге – против исламской республики в целом, является всего лишь вопросом времени.

Юлия Свешникова

Иран: октябрь 2017 (дайджест)

Октябрь для Ирана сжался преимущественно в болезненный узел обсуждения «новой стратегии» администрации президента Трампа, о котором было объявлено 13 октября 2017 г. На третий раз президент США отказался подтвердить исполнение Ираном своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) и передал вопрос для поисков решения в Конгрессе. В течение 60 дней Конгресс будет решать, останется ли Вашингтон приверженцем соглашения или предложит меры по его пересмотру. Частично осуществление иранской политики на курдском направлении связано с демонстрацией Вашингтону своих возможностей в регионе как ответ на возрастающее давление.

 

Внутренняя политика

В октябре произошло задержание по обвинению в коррупции Махди Джахангири, брата первого вице-президента Эсхага Джахангири. Окружение вице-президента изо всех сил постаралось дистанцировать его от образа брата, обвиняемого в коррупции, хотя некоторые считают, инцидент может повлиять на возможность выдвижения нынешней правой руки президента Рухани в качестве кандидата от реформистов на выборах 2021 г., невзирая на его успешное участие в предвыборных дебатах 2017 г.

Несмотря на то, что президент Рафсанджани ушел из жизни в начале этого года, очевидно, негласный запрет на упоминание его фигуры в медиа сохраняется. СМИ подробно освещали мероприятия, связанные с его уходом из жизни и похоронами, однако в «неделю священной обороны» телевизионные каналы воздержались от освещения роли Рафсанджани в ирано-иракской войне – период, когда он занимал президентский пост. Также ограничения на появление в СМИ продолжают действовать для другого бывшего президента-реформиста – здравствующего Мохаммада Хатами.

 

Региональная политика

 Иран продолжил обозначать свое внимание к курдскому вопросу и безопасности на своих границах. 2 октября начался третий этап учений сухопутных сил армии совместно с частями иракской армии «Хейдар Каррар» на западной границе. Учения проводились с целью оценки мобильности вооруженных сил в приграничных районах и прошли на участке общей границы от Каср Ширин до Маривана и на участке Тамарчин в районе Пираншахра.

В октябре глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф провел ближневосточное турне и встретился с главой МИД Омана Юсефом бен Алави в Маскате. Также Зариф посетил Доху для обсуждения расширения двусторонних отношений и кризиса вокруг Катара, продолжающегося с июня текущего года.

 

Глава Объединенного штаба турецкой армии генерал Хулуси Акар 2 октября провел переговоры с начальником генерального штаба Вооруженных сил ИРИ Мохаммадом Багери. Во время своего пребывания в Тегеране Акар также провел встречу с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани. Стороны обсудили вопросы региональной безопасности, включая ситуацию вокруг иракского Курдистана. Визит стал ответным на посещение Анкары военной делегацией из Ирана в августе 2017 г. во главе с генералом Багери и предтечей визита турецкого лидера в Тегеран. На встрече с Акаром Шамхани отметил, что координация между Ираном, Турцией и Ираком необходима для противодействия сепаратистским проектам в регионе.

Стороны неспроста обсуждают расширение взаимоотношений, несмотря на давние противоречия. За последнее время увеличился экспорт нефти из Ирана в Турцию. За 2017 г. Иран поставил Турции более половины от общего импорта нефти, что составило 7,3 млн. тонн и является значительным ростом (с 3,6 млн. тонн) по сравнению с предыдущим годом. Иран и Турция в лице глав Центральных банков двух стран подписали окончательное соглашение о переводе двусторонней торговли на национальные валюты – риал и лиру. Вице-президенты двух стран заявили о намерении довести объем взаимной торговли до 30 млрд. долларов в год.

Уже 4 октября президент Рухани принял в резиденции Саадабад президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Помимо региональной и международной проблематики, а также расширения экономических отношений стороны уделили значительное внимание курдскому вопросу. Оба президента отметили, что считают незаконным референдум по поводу независимости иракского Курдистана.

16 октября Иран в лице подразделения «Кодс» и региональных союзников принял участие в возвращении Киркука под контроль иракского правительства. Иран поддерживает давние связи с Силами народной мобилизации (Хашд аш-шааби), которые приняли участие в захвате города. Перед непосредственной операцией координатор взаимоотношений с курдскими силами иранский генерал Экбалпур провел встречу с влиятельными командующими силами пешмерга Абу Махди аль-Мухандисом и Хади аль-Амери, предупредив о необходимости мирной передачи контроля над городом.

 

Иран и Россия

3 октября в Москву для участия в Форуме стран-экспортеров газа прибыл министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане, который успел обсудить сотрудничество в подконтрольной ему сфере с главой компании «Лукойл» Вагитом Алекперовым и министром энергетики Александром Новаком. Стороны продолжили обсуждение сделки по продаже иранской нефти России в обмен на евро и поставки товаров и оборудования.

Иран и Россия в лице министра дорог и градостроительства Аббаса Ахунди и министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаила Меня подписали Программу двустороннего сотрудничества в сфере строительства, предполагающую взаимодействие по поводу разработки норм и требований в области строительства, проектирования и эксплуатации, обмену опытом по техническому регулированию в сфере строительства.

31 октября официально были запущены работы по строительству второго энергоблока Бушерской АЭС при участии директора Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) и главы корпорации «Росатом» Алексея Лихачева. Подготовительные строительные работы начались уже в сентябре 2016 г. Каждый из новых энергоблоков (второй и третий) рассчитаны на производство 1057 МВт энергии.

Россия рассматривает возможность замены комплектующих американского производства в самолетах Сухой СуперДжет-100 для поставки их в Иран без согласования с США. Иран является желанным клиентом для «Рособоронэкспорта», однако в свете ограничений, предусмотренных СВПД, поставка тяжелых вооружений (например, танков Т-90 и самолетов СУ-30) пока является невозможной.

Иран выразил беспокойство возможными договоренностями между Москвой и Эр-Риядом, достигнутыми в ходе визита саудовского короля Салмана бен Абдель Азиза в Москву, который многие назвали «знаковым». В частности, по поводу готовности Москвы поступиться Ираном для укрепления связей с КСА, продажи ЗРК С-400 «Триумф» (в то время, как Ирану после периода напряженности были поставлены только С-300).

 

Ядерная программа Ирана

13 октября Администрация США опубликовала текст «новой стратегии» в отношении Ирана. В стратегию входит «усиление контроля над ядерным соглашением, инспекция военных объектов и увеличение давления на КСИР». «Новая стратегия» также сообщает, что Иран действует не в соответствии с «духом СВПД». Президент Трамп уже обещал пересмотреть политику США в отношении Ирана, направление которой было задано «неудачным» соглашением, доставшимся в наследство от администрации Обамы. Попытка сформулировать новую стратегию является результатом восьмимесячных исследований, но по-прежнему не представляет собой хорошо продуманного плана.

По словам американского президента, Иран подавляет собственный народ уже почти 40 лет с момента революции, не раз проявлял агрессию в отношении американских военных и гражданских лиц, а также является лидирующим спонсором терроризма, финансируя «Талибан», ХАМАС и «Хезболлу». «Также многие считают, что Иран взаимодействует с Северной Кореей», — заявил Д. Трамп, и это риторически позволяет вернуться американской администрации к терминологии «оси зла».

Еще накануне подписания в августе 2017 г. Д. Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» (H.R.3364) главнокомандующий КСИР генерал Мохаммад-Али Джаафари предупредил, что в случае включения всего КСИР в список террористических организаций (на данный момент таковым признано только подразделение «Кодс», ведущее операции за рубежом), США придется обезопасить свои военные базы на расстоянии 2000 км от Ирана. Генерал также отметил, что если КСИР будет признан террористической организацией, Иран сделает аналогичный шаг в отношении армии США. В итоге КСИР был включен в менее конфликтный список организаций-спонсоров терроризма (а не акторов как таковых), в том числе на основании финансирования собственного подразделения «Кодс», уже признанного террористическим.

Трамп в своей речи упомянул «Арабский залив» вместо исторического названия «Персидский залив», что вызвало протест не только иранских властей, но и граждан. Кстати, в тексте «новой стратегии» значится «Персидский», а не «Арабский залив», как президент США озвучил в своей речи. Предшественники Трампа в своих заявлениях всегда использовали название «Персидский залив». После выступления Д. Трампа иранцы провели акцию «Послание для Д. Трампа», выступив с плакатами, на которых географическое название «Персидский залив» было написано на 85 языках мира. В соцсетях появились слоганы и хэштеги «#man_ham_sepahiam», «#ma_hame sepahi_hastim» – «я страж исламской революции», «мы все стражи исламской революции».

Морально выигравшим на данном этапе можно считать Иран – сторону, добросовестно исполняющую соглашение, что уже восемь раз подтверждалось докладами МАГАТЭ, и, более того, постоянно заявляющую о своей приверженности международным обязательствам. Впрочем, накануне предполагаемого отказа американского президента подтвердить выполнение Тегераном условий соглашения скептики призвали подождать реакции «евротройки» и других потенциальных инвесторов в иранскую экономику. В итоге «евротройка» выступила с заявлением в поддержку соглашения, а также призвала президента США пересмотреть свою позицию, как и глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано, в конце октября посетивший Иран с визитом, МИД России и другие. В целом, 28 министров иностранных дел ЕС заявили о своей поддержке СВПД, назвав его одной из ключевых опор глобальной архитектуры нераспространения.

Политические разногласия между США и остальными заинтересованными в сохранении СВПД сторонами, несомненно, выступают в пользу Ирана. Однако у данного вопроса есть и экономическая сторона. Если США решатся на возврат или принятие новых санкций, то экономические ограничения коснутся сторон, желающих вернуться на иранский рынок, например, недавно подписавших контракты с иранцами «Тоталь» и «Пежо».

Иран, меж тем, пытается установить контакты с европейскими банками после отмены санкций в результате принятия СВПД, в число которых вошли австрийские Oberbank и датский Danske Bank (финансирующие свои национальные компании, осуществляющие экспорт товаров в Иран). В Национальном банке Ирана сообщили, что парижский филиал банка подключился к единой европейской банковской системе оплат «таргет», действующей в зоне евро и состоящей из Европейского центробанка и центробанков стран-участниц ЕС. Французская «Тоталь» заявила, что продолжит сотрудничество с Ираном по нефтегазовым проектам, даже если будут введены новые санкции США. Учитывая сложности с финансированием больших проектов соответствующего уровня финансовыми институтами, «Тоталь» пошла на беспрецедентный ход – финансирование проекта с Ираном из собственных резервов.

В связи с «новой стратегией» США, скорее всего, потенциальные инвесторы вновь замрут в ожидании дальнейшего развития событий вокруг Ирана.

 

***

Политическая повестка в Иране остается сконцентрированной на последствиях «новой стратегии» Трампа, обсуждении сценариев развития событий и демонстрации своих военно-технических возможностей и политического влияния в регионе. При этом внутри страны больших изменений в связи с этим не происходит, за исключением очередного скачка курса доллара по отношению к риалу, в том числе не стоит и преувеличивать значение консолидации народ вокруг КСИР, который был включен США в список спонсоров терроризма. Население преимущественно занято внутренними проблемами, имеющими отношение к действующей власти, а не международным событиям вокруг так называемой ядерной сделки.

На этом фоне происходит рост интереса к более интенсивным усилиям по укреплению двустороннего сотрудничества между Тегераном и Москвой, которые провели огромное количество встреч на различных уровнях за последние месяцы.

 

Ю.Свешникова

Иран: сентябрь 2017 (дайджест)

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) и Иран после отмены санкций

 

Восьмой доклад МАГАТЭ, опубликованный 31 августа, подтвердил соблюдение Ираном договоренностей согласно СВПД. Гендиректор МАГАТЭ Юкиа Амано, открывая заседание совета управляющих 11 сентября, вновь подтвердил соблюдение СВПД Ираном. И тем не менее, сентябрь стал месяцем активного обсуждения возможности выхода США из соглашения. Следующая дата утверждения президентом США соблюдения Ираном своих обязательств – 15 октября, и Дональд Трамп полунамеками предупредил, что собирается в этот раз пойти против сложившейся практики и сделать шаг в направлении выхода из СВПД. Иран в лице главы Организации по атомной энергии Али-Акбара Салехи заявил, что подобные действия навсегда подорвут доверие Тегерана к западным странам. Глава парламентской комиссии Ирана по вопросам национальной безопасности и внешней политики Алаэддин Боруджерди предупредил, что в результате выхода США из СВПД Иран вернется к обогащению урана.

Заявления о необходимости «предпринимать меры» против Ирана, помимо президента Трампа, делали госсекретарь США Рекс Тиллерсон и члены американского Конгресса. В своей речи с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН Трамп назвал СВПД наихудшим соглашением в истории США.

Иран, в свою очередь, придерживается позиции не нарушения СВПД, пока другие стороны соглашения ему привержены, и продолжает выполнение взятых на себя обязательств. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан на полях 72-й сессии ГА ООН заявил, что Франция придерживается соглашения и постарается убедить президента Трампа не выступать его нарушителем. Австрийский президент Александр фон дер Беллен назвал Иран «надежным партнером по ядерной сделке» после выпадов Трампа в адрес Ирана на ГА ООН. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль заявил, что «выход США из СВПД может стать началом новой ядерной гонки». Поддержку СВПД выразила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Однако ключевым вопросом в ситуации с выходом США из СВПД останется фактическая реакция западных сторон соглашения, которые столкнутся с очень сложной дилеммой – подпасть под восстановленные санкции США или же бросить дипломатические силы для оказания давления на американского президента, приостановив при этом начавшие было устанавливаться связи с Ираном.

Так, австрийский Oberbank стал одним из первых европейских банков, который начал взаимодействовать с Ираном после снятия санкций. Соглашение между Oberbank и Центральным банком Ирана покрывает проекты австрийских компаний в Иране продолжительностью более двух лет в сферах, ранее затронутых санкциями. На данный момент Oberbank уже финансирует экспорт австрийских продуктов в Иран.

По результатам консультаций с представителями китайской банковской сферы глава ЦБ Ирана Валиулла Сейф заявил, что Китай предоставит Ирану 35 млрд. долларов в виде кредитов и инвестиций в проекты. Сейф сделал заявление после подписания меморандума о понимании между ЦБ Ирана и Банком развития Китая и открытии кредитной линии Ирану на 15 млрд. долларов. Между иранским Банком промышленности и добычи и китайским Банком развития уже существует соглашение о предоставлении кредита в размере 1,5 млрд. долларов, которые предполагается вложить в электрификацию железнодорожных путей Тегеран-Мешхед (продолжительностью 926 км). За счет этих инвестиций китайская сторона покрывает 88% стоимости проекта.

В Иран продолжают поступать столь необходимые обновления для самолетного парка, заказы на которые были сделаны после снятия санкций. Так, в сентябре были поставлены два самолета ATR72-600, приобретенные у Франции иранской компанией «Хома». После согласования СВПД Иран заключил контракты на поставку 100 самолетов Airbus, 80 – Boeing и 20 – ATR. На данный момент в Иран было поставлено 3 самолета Airbus и 4 ATR72.

Тем временем, в сентябре в санкционный список США (согласно акту HR3364 от 2 августа 2017 г.) были добавлены в общей сложности 11 новых физических и юридических лиц – компаний и граждан Ирана.

 

 

Иран и Россия

 

В сентябре Иран и Россия продолжили плотные консультации по сирийскому вопросу, а также по ситуации в регионе в связи с референдумом о независимости иракского Курдистана как в двустороннем порядке, так и вместе с турецкими коллегами. Новые санкции США, наложенные в августе, побудили стороны обратить более пристальное внимание на другие возможности для сотрудничества.

Представители «Роснефти» проявили интерес к разработке иранских месторождений «Азадеган», «Яран», «Купал» и «Марун на встрече с заместителем министра нефти Ирана Амир-Хосейном Заманиния. Стороны обсудили сделки по обмену сырьем (нефтяные свопы). Так что вновь появилась информация о возможно скором начале экспорта иранской нефти в Россию в обмен на товары. Ранее уже были достигнуты договоренности по вопросу о поставках 100 барр. нефти в день, но сделка так и не претворилась в жизнь.

В сентябре Иран с визитом посетили делегации из России, которые провели совещания по сотрудничеству с представителями различных провинций Ирана – Центральной, Керманом, Мазандараном.

В сентябре министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф встретился в Москве с президентом Владимиром Путиным и своим коллегой Сергеем Лавровым. Стороны обсудили переговорный процесс по сирийскому вопросу, а также заявили о своей приверженности СВПД. Спецпредставитель президента России по сирийскому вопросу Александр Лаврентьев посетил Иран 5 сентября для встречи с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани.

 

Иран на международной арене

 

Иран продолжил занимать активную позицию на международной арене – как в региональном, так и в глобальном масштабе. По инициативе иранского правительства, выступившего с резкой критикой ситуации с мусульманами-рохинджа в Мьянме, в Бангладеш, где на данный момент наблюдается особо интенсивный приток беженцев, были отправлены две партии гуманитарных грузов.

Иран продолжил участие в Астанинском процессе: 14-15 сентября в Астане прошел шестой раунд переговоров по сирийскому кризису. Ключевым вопросом стало создание четвертой зоны безопасности в провинции Идлиб.

Иран также направил гуманитарную помощь в сирийский Дейр эз-Зор после снятия блокады. Один из караванов с гуманитарной помощью был атакован боевиками Исламского государства (ИГ).

 

В сентябре высказывался ряд домыслов о возможном потеплении отношений между Тегераном и Эр-Риядом на фоне восстановления потока паломников из Ирана к мусульманским святыням, расположенным в Саудовской Аравии. В прошлом году Иран объявил бойкот отправке своих граждан в хадж в связи с массовой давкой и гибелью сотен иранцев во время хаджа 2015 г. Стороны также переживают очередной период разрыва дипломатических отношений в связи с нападением иранцев на дипломатические представительства Саудовской Аравии после известий о казни властями королевства шиитского проповедника в январе 2016 г. В этом же году более 86 000 иранцев совершили хадж на территории Саудовской Аравии. При этом министр иностранных дел КСА Адель аль-Джубейр опроверг предположения о потеплении отношений между двумя странами. Министр иностранных дел Джавад Зариф также осторожно отметил, что надо еще рассмотреть перспективу улучшения отношений. Поддержка Ираном совместно с Турцией Катара в ситуации блокады также только способствует укреплению оси противостояния Тегеран-Эр-Рияд. В свою очередь, та же ситуация способствует сглаживанию противоречий между Ираном, Катаром и Турцией по сирийскому вопросу.

Неприятие Анкарой и Тегераном референдума по вопросу независимости иракского Курдистана способствовало дальнейшему сближению правительств Рухани и Эрдогана после продолжительного периода напряженности. Президент Рухани встретился с Эрдоганом на полях саммита Организации исламского сотрудничества (ОИС) по науке и технологиям, который прошел в Астане 10-11 сентября. 25 сентября Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в Ираке и Сирии, в частности вопрос целостности Ирака в связи с референдумом о независимости Курдистана. Таким образом, Иран, Турция и Ирак провели ряд координированных действий по нежелательному для всех сторон нарушению целостности Ирака, параллельно проводя консультации по данному вопросу и с Россией.

Иран в ответ на референдум о независимости закрыл воздушные границы с иракским Курдистаном, а также провел военные учения армии и КСИР на западе и северо-западе страны в провинциях Курдистан и Западный Азербайджан, утверждая, однако, что совпадение по времени с референдумом и близость к иракскому Курдистану случайны. В учениях приняли участие бронетанковые, десантные, артиллерийские войска и авиация.

 

 

Внутренняя политика

 

В конце сентября в Иране отметили неделю священной обороны по случаю годовщины окончания войны с Ираком и день поминовения трагической кончины имама Хусейна, известный как Ашура.

В самом начале траурных церемоний, после пятничной молитвы 22 сентября, в Тегеране прошли антиамериканские протесты с традиционными лозунгами «смерть Америке!», «смерть Израилю!», «смерть Англии!», «смерть дому Сауда!».

В связи со знаковостью гибели одного из защитников гробницы Саиды Зейнаб в Сирии Мохсена Ходжаджи, его похоронная церемония также была назначена на конец сентября. Обезглавленного ИГ Ходжаджи сравнивали с имамом Хусейном, в социальных сетях появилось большое количество коллажей и иллюстраций на эту тему. Очевидно, власти поощряли эту волну, направленную на формирование романтического образа иранских бойцов в Сирии. Ходжаджи был похоронен как раз накануне Ашуры (27 сентября), хотя убийство произошло 9 августа, а тело было получено Хезболлой уже 31 августа.

В ходе обмена резкими заявлениями между Ираном и США, Тегеран продолжил демонстрировать имеющиеся военные достижения. Так, была представлена ракета средней дальности «Хоррамшахр», способная поражать цели на дистанции 2000 км. В начале сентября Иран протестировал ракетную систему собственного производства Bavar-373, которая должна будет дополнить российские С-300. Систему дальнего радиуса действия предполагается запустить в работу в марте 2018. На авиабазе Хатам оль-Анбия на западе страны также были размещены новые ракетные комплексы.

Иран возбудил уголовное дело против разработчика Telegram Павла Дурова «в связи с популярностью мессенджера среди террористов и торговцев наркотиками», отметив, что приложение также используется при организации других преступлений, включая торговлю людьми. Дуров заявил о готовности приостановить работу приложения в Иране. В совокупности с удалением иранских приложений из Apple Store и Google Play Market, удар по одному из самых популярных мессенджеров производит на пользователей смартфонов депрессивное впечатление.

 

***

За исключением некоторых внутриполитических дрязг, сентябрь для Ирана прошел под эгидой обмена резкими высказываниями с США по поводу СВПД, переговоров со странами региона и Россией по вопросу курдского референдума о независимости и продолжения попыток урегулировать сирийский кризис.

 

Ю. Свешникова

 

Иран: июль-август 2017 (дайджест)

 

Основной настрой иранской внутренней политики второго периода президентства Хасана Рухани, скорее всего, заключался в попытке провести его без лишних претензий к действующему правительству, чтобы сохранить главное достижение своих восьми лет – принятие Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), согласованного со странами «шестерки» переговорщиков в июле 2015 г. Тем временем, в связи с крайне незаметными, помимо репутационных, последствиями СВПД и стремлением иранских консерваторов взять реванш, борьба за власть обещает быть более обостренной, нежели в предыдущие четыре года президентства «умеренного» политика. Последние два месяца были настолько плотно наполнены различными связанными с Ираном событиями, что, казалось бы, борьба за власть остается в тени. Однако по-прежнему многие поводы используются разными лагерями в политической жизни Ирана для того, чтобы ослабить противника, так что иногда вместо здоровой рефлексии о реальной проблеме наблюдается болезненный обмен критикой.

 

Напряжение после выборов

Шествие Хасана Рухани ко второму президентскому сроку не оказалось столь победоносным, как это осветили в СМИ. Кандидат от консерваторов глава фонда Астан-е Кодс-е Разави Эбрахим Раиси набрал 15,8 миллиона (38,5%) голосов – немалое количество, заявляющей о существенной оппозиции Рухани, независимо от причин, по которым эта группа электората поддержала Раиси.

По мнению иранских принципалистов, команда Рухани-Джахангири (*Эсхаг Джахангири – вице-президент, кандидат в президенты в минувшей гонке за президентское кресло) нарушила неписанное правило не затрагивать ряд острых углов – Джахангири открыто напомнил мэру Тегерана Мохаммад-Багеру Галибафу о деле распродажи городской собственности по заниженным ценам в пользу своих приближенных без каких-либо юридических последствий. По-видимому, после такой публичной огласки Фронт исламских революционных сил (известный в Иране под аббревиатурой jamna) решил, что Галибаф должен покинуть гонку, чтобы увеличить шансы коллеги по партии – уже упомянутого Эбрахима Раиси. Галибаф, меж тем, лишился и поста мэра города Тегеран, поскольку избранный 19 мая муниципальный совет по составу оказался прореформистским и предпочел сменить консерватора в кресле городского главы. Скорее всего, это станет закатом карьеры политика.

Ответ на выпады и победу команды умеренных не заставил себя долго ждать. В июле по обвинению в финансовых махинациях был арестован брат Хасана Рухани – Хусейн Ферейдун. Среди основных обвинений – назначение на должность банка Рефах человека с сомнительной репутацией и получение безвозмездных кредитов. В СМИ подробно освещали ту роль, которую Ферейдун стал играть с приходом к власти Рухани в 2013 г. Он не занял официальной должности вице-президента, а вместо этого был назван «специальным помощником президента», лично представлял Рухани на переговорах по ядерному вопросу и стал основным проводником, через которого можно было добиться внимания президента к тому или иному вопросу. Вопрос, правда, не в том, знал ли Рухани о действиях своего брата или даже являлся соучастником по каким-либо эпизодам. Важнее оказывается понять, почему решение об аресте было принято именно в июле, ведь дело было подготовлено уже давно, но не получало хода. Возможно, именно уверенные выпады Рухани и Джахангири в сторону консерваторов во время предвыборной кампании спровоцировали последних оказать давление на судебную власть с целью дать отпор.

Одновременно в прессе снова вышли на поверхность догадки о мистической смерти сына Рухани в 1992 г. По официальной версии, сын тогдашнего секретаря Высшего совета национальной безопасности совершил самоубийство, но по некоторой информации, смерть наступила в результате выстрела из оружия, принадлежавшего самому Хасану Рухани, что оставляет пространство для догадок. Это превратилось в своеобразное поле битвы, где реформисты парировали, намекая на возможное исполнение убийства силами безопасности из-за конфликта с Рухани или намерением его сына предать огласке конфиденциальную информацию.

Градус напряженности повысился в преддверии инаугурационной церемонии, назначенной на 5 августа. Тем временем, президент проводил консультации с духовным лидером по поводу состава нового кабинета. Согласно конституции, президент не обязан советоваться с рахбаром по поводу даже ключевых портфелей – обороны, разведки, внутренних дел, иностранных дел, культуры и исламского руководства – но политической практикой была закреплена необходимость таких консультаций. Тем более, на фоне давления на Рухани, оказываемого лагерем консерваторов, снискать поддержку Али Хаменеи оказалось для президента крайне важным.

Не всегда можно четко определить, с кем именно конфликтует Рухани, с администрацией духовного лидера или Корпусом стражей исламской революции (КСИР), учитывая взаимозависимость этих институтов власти. В некоторых случаях высказывания Хаменеи интерпретировались его сторонниками как призыв к атаке на администрацию президента. Например, призыв Хаменеи после двойной террористической атаки 7 июня «стрелять по необходимости» был истолкован консервативными группами по-разному, вплоть до начала серьезных атак на правительственные силы. Некоторые представители истеблишмента призвали рассматривать слова Хаменеи как призыв к «джихаду» в более конструктивном смысле. Только спустя некоторое время духовный лидер уточнил, что он имел ввиду, а именно спонтанную и умеренную культурную работу, и ни в коем случае не беззаконие или бранную речь в сторону президента.

КСИР ощутил необходимость провести мероприятия по поддержке собственного имиджа после двойного теракта. 4 июля командующий КСИР Мохаммад-Али Джафари назначил командующим тегеранским подразделением «Мохаммад Расульуллах» бригадного генерала Мохаммадрезу Язди, заменив на этом посту Мохсена Каземини. Некоторыми это рассматривается в ключе проведения перемен в КСИР в связи с атаками 7 июня.

 

Начало второго президентского срока Хасана Рухани

3 августа прошла церемония утверждения президента духовным лидером, а 5 августа – официальная инаугурация, сопровождаемая обращением президента в присутствии официальных лиц иностранных государств. С одной стороны, посещение церемонии таким количеством различных официальных лиц из-за рубежа, казалось бы, означает изменения в международном положении Ирана в первый срок президентства Рухани, а присутствие главы европейской дипломатии Федерики Могерини – потепление отношений с ЕС. С другой стороны, реальные изменения не так заметны. А эпизод с тем, как иранские официальные лица наперебой снимали с Могерини селфи, вышел на первые полосы даже зарубежных газет и стал поводом для обширного троллинга в социальных сетях. Иранские консерваторы даже предприняли попытку использовать это против своих оппонентов, неожиданно объявив о том, что это реформисты портят имидж Ирана такими спонтанно необдуманными действиями. Конечно, это были не только реформисты, желающие сделать фото с «матерью антииранских санкций ЕС».

Центр статистической информации Ирана заявил о том, что безработица находится на уровне 12,6%. Правительство предложило план по созданию одного миллиона рабочих мест до конца текущего иранского года (до марта 2018). План вызывает сомнения, поскольку неизвестно, сколько в действительности правительство сможет проинвестировать средств в создание этих новых мест и объявить решительную борьбу тяжелой бюрократической машине, создающей препятствия для стартапов, которые и должны участвовать в создании рабочих мест.

 

Санкции США против Ирана

После подписания президентом Трампом акта «О противодействии противникам США посредством санкций» HR 3364 2 августа в Иране еще более серьезно заговорили о принятии ответных мер. Иранцы рассматривают этот акт, как и претензии к своей ракетной программе как попытку в конечном итоге свести на нет СВПД. По представлениям иранских экспертов и представителей власти, включая министра иностранных дел Джавада Зарифа или его заместителя Аббаса Арагчи, новый американский акт прямо противоречит статьям 26, 28 и 29 СВПД.

В ответ на американские санкции в парламент Ирана был представлен закон, предполагающий увеличение оборонного бюджета на 540 миллионов долларов. Средства предполагается направить на нужды КСИР в целом, развитие ракетной программы и операции подразделения Кодс, действующего за рубежом. Это притом, что общий оборонный бюджет страны составляет 14 миллиардов долларов, половина из которых направляется в КСИР.

Другие статьи законопроекта относятся к созданию специальной отрасли судебной власти, которая будет заниматься делами, связанными с терроризмом, и обязывают президента представить обновленный лист террористических организаций, а также направлены на поощрение взаимодействия между различными институтами власти по вопросу борьбы с терроризмом. Содержит проект и символические действия в отношении США, например, администрация президента обязывается предпринять меры по поводу нарушения прав человека в США.

Командующий КСИР Мохаммад-Али Джаффари незадолго до подписания закона предложил США сначала убрать все свои военные базы в радиусе 1000 км вокруг Ирана в целях безопасности.

Новый закон также заставил Иран более пристально взглянуть в сторону России. Во-первых, это очередной повод для консерваторов обвинить президента в большем стремлении сближения с Западом, нежели с Россией, с которой Иран оказался в одном и том же законе как объект наложения санкций. Во-вторых, даже пятничные имамы высказались по вопросу: например, имам города Кум Мохаммад Саиди предложил Ирану объединиться с Москвой и Пхеньяном для противодействия санкциям. В-третьих, аналитики естественным образом задумались, как еще можно укрепить отношения с Россией, сформировав таким образом новую «ось сопротивления» высокомерной политике США. Однако трезвые оценки не заявляют о каких-либо переменах в российско-иранских отношениях. Период наибольшего сближения Москвы с Тегераном за чуть менее четырех десятков лет с исламской революции наблюдается именно сейчас и именно в сирийском кризисе. Но даже в этом в этом вопросе стороны преследуют различные цели и имеют различное видение. Рассчитывать на формирование полноценного стратегического партнерства не приходится. Путин и Рухани в телефонном разговоре 14 августа протокольно отметили необходимое развитие двусторонних отношений. Посол России в Иране Левон Джагарян во время визита российской бизнес-делегации в Керман в августе напомнил иранской стороне о готовности Москвы отменить визовый режим в ожидании ответных действий от Тегерана. Посол также сделал эмоциональное замечание по поводу того, что в Сирии проливается кровь сражающихся бок иранцев и россиян.

 

Региональная обстановка

В августе иранский начальник штаба посетил с рабочим визитом Турцию, встретившись с рядом высокопоставленных лиц, включая Реджепа Тайипа Эрдогана. Визит военного лица, а не политика в данном случае подчеркнул технический характер переговоров и заставил экспертов говорить о новой эре в иранско-турецких отношениях, спустя шесть лет поддержки различных сторон конфликта в Сирии. Сближающим фактором также стало общее беспокойство по поводу приближающегося в сентябре референдума о независимости иракского Курдистана. Успехи курдских группировок, действующих под знаменем Сирийских демократических сил и при поддержке США продвигающихся по направлению к Ракке, также вызывают беспокойство в Анкаре и Тегеране. Конструктивные договоренности, достигнутые во время визита, могут стать предпосылкой для выхода из тупика по поводу зоны де-эскалации в районе сирийского Идлиба на следующих переговорах в рамках Астанинского процесса. Во время визита стороны договорились о наращивании взаимодействия в оборонной сфере.

Спустя два года бойкота хаджа Тегераном, с момента, когда в 2015 г. массовая давка унесла жизни 465 иранцев, Иран в августе отправил 86000 паломников (на 40% больше, чем в 2015 г.) в Саудовскую Аравию. Министры иностранных дел Ирана и КСА удивили наблюдателей рукопожатием на встрече Организации исламского сотрудничества, проводившейся в Стамбуле 1 августа. 13 августа министр иностранных дел Ирака Касим аль-Араджи сообщил о предложении Саудовской Аравии к премьер-министру Хайдеру аль-Абади выступить в качестве посредника для сглаживания противоречий между Ираном и Саудовской Аравией.

Ю.Свешникова

 

Иран: июнь 2017 (дайджест)

 Июнь выдался для Ирана насыщенным различными событиями, отчасти – очень тревожными. Двойной теракт в сердце страны – ее столице Тегеране, ответственность за который взяла на себя ИГИЛ, потряс страну, по праву считающуюся самой безопасной на Ближнем Востоке. Нападение террористов на мавзолей Имама Хомейни и здание иранского парламента пришлось на месяц рамадан, в который террористическая группировка Исламское государство (ИГ) пригрозила усилить свою активность за рубежом.

 

Внешняя политика

Знаковым событием для региона и Ирана в частности стал разрыв отношений арабских государств с Катаром – Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Египет, Йемен, Ливия, а за ними и несколько других стран объявили дипломатическую блокаду Катара 5 июня. Учитывая, что единственную сухопутную границу Катар имеет с Саудовской Аравией, через которую и поступает основная часть импорта, в особенности продуктов питания, жители страны стали моментально скупать продовольствие. Иран использовал эту возможность предложить свои услуги по поставкам и призвать стороны к диалогу, тем самым также преследуя собственный интерес по противодействию антииранской арабо-американской коалиции. Союз Катара с Ираном рискует обострить отношения Дохи с Вашингтоном, где стали слышны голоса о возможности закрытия военной базы аль-Удейд, крупнейшей в Персидском заливе.

Иран помог Катару избежать и другого существенного экономического ущерба в связи с закрытием воздушного пространства стран, предъявивших ультиматум, предоставив собственное. Так, пассажирский трафик в небе Ирана увеличился с 955 до 1100 рейсов в день в связи с переориентацией рейсов авиакомпании Qatar Airways.

На фоне поддержки Катара, а также продолжения астанинских переговоров по сирийскому вопросу, следующий раунд которых прошел 3-4 июля, наблюдается более близкое взаимодействие Ирана и Турции в связи с общностью некоторых интересов. Президент Турции Эрдоган в июне заявил, что Иран является важной страной в регионе, без которой невозможно урегулировать существующие проблемы. Глава МИД России Сергей Лавров также подчеркнул, что у Москвы и Тегерана схожие позиции в отношении Катара и обе стороны убеждены в необходимости диалога, который разрешит дипломатический скандал.

2 июня директор МАГАТЭ Юкиа Амано подтвердил соблюдение Ираном условий СВПД и следование Дополнительному протоколу к ДНЯО по всем пунктам. Тем временем администрация Трампа в связи с не удавшимися пока амбициями пересмотреть Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), продолжает принимать меры против иранской ракетной программы. Сенат США принял законопроект «О противодействии дестабилизирующим действиям Ирана 2017», предусматривающий ужесточение санкций против Ирана. Президент США должен будет вводить санкции против лиц, имеющих отношение к ракетной программе Ирана и разработке оружия массового уничтожения (ОМУ). Основаниями для введения санкций может служить оказание материальной и технической помощи, финансовых и транспортных услуг. Также санкции вводятся против Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и сотрудничающих с ним лиц.

Примечательно, что ужесточение санкций против Ирана было принято Сенатом накануне рассекречивания документов о перевороте 1953 г. Раскрытые документы наглядно подтверждают участие американской стороны в государственном перевороте против премьер-министра Мохаммада Мосаддыка. Так, заметил советник рахбара Али-Акбар Велаяти, американцам следует озаботиться собственными проблемами, вместо того, чтобы совершать действия, противоречащие духу СВПД и влезать во внутреннюю политику Ирана. Представитель Ирана в МАГАТЭ Реза Наджафи в связи с усиливающимся давлением США, на ежеквартальном заседании, продлившемся с 12 по 16 июня, вновь призвал агентство рассмотреть военную ядерную программу Израиля и принять меры. Постпред Ирана при ООН Голамали Хошроу также подал Генеральному секретарю организации письменную жалобу на попытку США вмешиваться во внутренние дела Ирана, ссылаясь на заявления американского госсекретаря по поводу смены режима в Тегеране.

Уже в конце июня в иранском меджлисе был подготовлен законопроект по существенному увеличению финансирования ракетной программы и деятельности КСИР по борьбе с терроризмом в качестве ответной меры на антииранские действия администрации Трампа, о чем заявил глава соответствующей комиссии Алаэддин Боруджерди. Законопроект будет рассмотрен в ближайшее время.

Тем временем, в ЦРУ 6 июня также был создан центр, который будет заниматься сбором и анализом информации исключительно по Ирану, его главой назначен Майкл Д’Андре.

ВМС Ирана и Народно-освободительная армия Китая (НОАК) провели совместные учения в Ормузском проливе до северной части Индийского океана. Совместная повестка военно-морских учений двух стран, помимо заявленного обмена опытом, может нести в себе послание внешнему миру по поводу совместных стратегических интересов в регионе. Новая глава в иранско-китайских отношениях открылась в январе 2016 г. с визитом президента КНР Си Цзиньпина в Иран.

 

Двойной теракт 7 июня

В ходе двойного теракта 7 июня четыре человека напали на парламент Ирана и трое – на мавзолей Имама Хомейни, один из которых взорвал себя. 18 человек погибли, 52 получили ранения. Ответственность на себя взяла ИГ. Саудовская Аравия не выразила соболезнований, а глава МИД Адель аль-Джубейр отказался прокомментировать теракт в Тегеране, хотя и отметил, что «Саудовская Аравия осуждает теракты, где бы они ни происходили». Дональд Трамп же, выразив соболезнования по поводу терактов, заявил, что Иран стал жертвой терроризма, который сам и распространяет в регионе.

Специальный помощник главы иранского парламента по международным делам Хоссейн Амир-Абдоллахиан заявил, что теракт был осуществлен по заказу службы безопасности Саудовской Аравии. Аналитики указывают, что теракт произошел как раз после подтверждения Госдепом военных договоров с Саудовской Аравией и вспоминают заявление арабских официальных лиц перенести войну вовнутрь иранских границ.

На протяжении июня Иран усилил меры безопасности и противодействия распространению терроризма на собственной территории. Министр безопасности Махмуд Алави сообщил, что 14 июня была ликвидирована террористическая банда «Ансар аль-Фуркан» в провинции Курдистан, состоящая из пяти человек, из которых двое были гражданами иностранных государств, отметив роль Саудовской Аравии в финансировании террористов. Другая группа, по сообщениям иранских властей, была задержана 23 июня, в последнюю пятницу рамадана, то есть в день, когда в Иране традиционно отмечается международный День Кодс.

Иран также обещал, что действия террористов не останутся безнаказанными, и в ответ на теракт 18 июня силы специального назначения Кодс нанесли ракетный удар по командному центру и центру подготовки смертников ИГ в сирийском Дейр-аз-Зоре. Ракеты «Шахаб» были запущены из Керманшаха и иранского Курдистана и преодолели дистанцию в 650 км. Это был первый удар, нанесенный Ираном со своей территории по позициям противника за последние 30 лет (после ирано-иракской войны). Спикер КСИР бригадный генерал Рамазан Шариф заявил, что удар с территории преимущественно суннитских провинций является посланием о единстве страны в противостоянии терроризму. Примечательно, что сразу вслед за сообщениями о ракетных ударах некоторые иранские СМИ и пользователи в соцсетях распространили инфографику с оценкой дистанции от иранских военных баз до Тель-Авива (1100 км) и Эр-Рияда (680 км), намекая на военный потенциал Ирана в противостоянии недругам.

По поводу теракта, в самом деле, имеются несколько фактов. Во-первых, подобного масштаба (не по количеству жертв, а по объектам и их расположению) терактов не случалось с 1981 г., когда масштабная атака была произведена Организацией моджахединов иранского народа (ОМИН). Поэтому переживания Ирана в данном случае заключаются не столько в количестве жертв, сколько в статусе произошедшего – нарушен имидж страны как наиболее безопасной в окружении очень нестабильных соседей по региону. Во-вторых, непоколебимая вера в качество работы иранских спецслужб, которым до этого момента, за некоторыми исключениями, эффективно удавалось сохранять безопасность внутри собственных границ, породила множество сомнений и предположений о том, что теракт мог быть организован кем-то из властных кругов с целью сплочения разобщенной нации. Впрочем, эта версия не является превалирующей. В-третьих, сама возможность этих терактов вызвала повышенный интерес к внутрииранским проблемам, которые могли побудить иранских граждан примкнуть к ИГ и осуществить теракт на территории своей страны.

 

Экономика

Межарабский кризис для иранской экономики сыграл положительную роль, так как Иран, быстро отреагировав, стал поставлять в Катар продукты питания. Так, глава ассоциации сельскохозяйственных производителей Реза Нурани заявил о готовности поставлять в Катар продовольствие, которого на данный момент в Доху поставляется по 1100 т в день.

В июне было открыто движение судов между индийским портом Кандла и иранским Чабахар – одним из ключевых узлов международного транспортного коридора «Север-Юг» (из Кандлы отправлен контейнер с рисом).

Иранские авиакомпании продолжили действия по обновлению авиапарка. Так, Aseman Airlines подписала с американской Boeing контракт на поставку 30 самолетов Boeing 737 MAX с последующим рассмотрением возможности покупки еще 30 самолетов. Поставки первых самолетов планируется начать с 2022 г. Иранская Zagros Airline, в свою очередь, подписала с Airbus меморандум о приобретении 28 самолетов этой компании.

На полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) между Россией и Ираном вновь были подписаны соглашения в рамках сделки «нефть в обмен на товары», согласно которой предполагаются поставки Ираном в Россию 100 тыс. барр. нефти в сутки (5 млн т/год), российские трейдеры будут участвовать в сбыте иранской нефти в обмен на поставки российских товаров. Сделка обсуждалась еще в 2014 г., но тогда стороны решили, что необходимость в ней отпала в связи с новостями о снятии санкции с Ирана в 2016 г.

 

Внутренняя политика

Внутренняя политика в июне во многом находилась под влиянием внешних событий. В июне дискуссии по внутриполитической повестке затмил кратковременный шок теракта, сплотивший страну. Даже не согласные с политикой властей проявляют единство в том, что касается угроз безопасности нации в целом, не обвиняя при этом действующее правительство. Сразу после теракта в социальных сетях даже появились сообщения о том, что если противники команды умеренных политиков во главе с Рухани попробуют использовать национальную трагедию для того, чтобы упрочить свои позиции, это будет сродни измене.

При этом накал борьбы между умеренными/реформистами и консерваторами не снижается. В международный День Кодс, когда Рухани шествовал вместе с процессией, группа ультраконсерваторов, подойдя вплотную, атаковала его обидными слоганами, говоря о сходстве с первым президентом Исламской республики Абольхасаном Банисадром, бежавшим из страны. Рухани в период своего президентства призывал к тому, чтобы иранцы перестали использовать «варварские» слоганы «смерть Америке!», «смерть Израилю!», и противники использовали это в своих выкриках 23 июня, называя его «американским шейхом». Впрочем, на пользу ультраконсерваторам это не пошло, и некоторые из них даже поспешили дистанцировать себя от группы скандирующих в тот день людей. Сторонники же Рухани мобилизовались в поддержку президента в социальных сетях.

Дата инаугурации Рухани, одержавшего победу на выборах 19 мая, назначена на 5 августа, и сразу после этого президенту предстоит сформировать кабинет, кандидатуры в который уже активно обсуждаются. Правда, несмотря на обещания существенно омолодить команду, возраст претендентов разительно не отличается от состава действующего кабинета.

 

***

В июне 2017 продолжило нарастать противостояние между Ираном и США. Напряженность в регионе также усилилась после майского арабо-мусульмано-американского саммита и последующего раскола между странами ССАГПЗ, в котором Иран, Турция и косвенно – Россия поддержали Катар. Иран успешно вклинился в создавшийся зазор противоречий между своими арабскими соседями, которые во главе с Саудовской Аравией согласились укрепить арабо-американский антииранский альянс.

Кратковременный шок после теракта быстро рассеялся, заставив Иран обратить более пристальное внимание на внутреннюю безопасность и выведя Тегеран в ранг еще более активных игроков в Сирии за счет нанесения ракетных ударов по позициям ИГ в Сирии.

 

Ю.Свешникова

Иран вернулся в состояние покоя после выборов и терактов

Вот уже второй раз после президентских выборов в Иране витает противоречивая аура восторга по поводу победы Хасана Рухани. В 2013 г. атмосфера несколько отличалась – счастье, что наконец ушел Ахмадинежад, уведя за собой своих неоконсерваторов и «уклонистов». Счастье, что не одержал победу переговорщик по ядерной программе Саид Джалили, с поощрения западных медиа позиционирующийся как фаворит духовного лидера. Счастье увидеть новое правительство «умеренных» политиков, пришедших на выборы под лозунгом надежды и при поддержке тяжеловесов-прагматиков и реформистов в лице бывших президентов Хашеми-Рафсанджани и Хатами.

На волне эйфории немногие желали заострять внимание на политическом прошлом Хасана Рухани как важного функционера в различных профундаменталистских по своему составу и ориентации структурах; казалось, пришли перемены. Остальное мы уже знаем, перемены не торопились наступать, сдерживаемые институциональными скобами, противодействием консерваторов, несоответствием ожиданий и обещаний реальности, в общем, свободой маневра, которой у президента Ирана как у института власти вообще немного. Не исключение и Рухани – человек, вышедший из системы, и, несмотря на намерения осуществлять реформы на благо народа, в рамках этой системы и действующий.

Обещание разрешить ядерный вопрос, нависающий с начала 2000-х и особо обременительно – с 2012 г., когда санкции были введены против энергетического сектора Ирана, Рухани вместе с бодрой командой главы внешнеполитического ведомства Мохаммадом Джавадом Зарифом выполнил. Но во-первых, это, конечно же, не решило структурных проблем экономики, которые становились все ярче на фоне санкций. Во-вторых, не все санкции были сняты разом, тем более, что новая администрация США теперь обратила еще более пристальное внимание на ракетную программу Ирана (за неимением ядерной и «опций на столе» в связи с ней). В-третьих, даже при теоретически снятых санкциях, фактически реализация оказывалась не всегда возможной, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Например, инвестировать в Иран в крупных объемах стало возможно, но осторожность европейских инвесторов, группами направившихся в Иран, дала в результате ограниченное количество проектов на выходе. Возврат Ирану права пользования системой SWIFT не означал немедленного потока волонтеров из числа европейских банков выступить в качестве посредников. И хотя национальный банк провел показательные операции с использованием SWIFT, на практике сарафи-обменники, работающие по системе хавала, по-прежнему представляют собой более надежный способ проведения денежных операций, где один из контрагентов находится за границей. «Надежда» из лозунга нового правительства постепенно испарялась по мере того, как становилось понятно, что к лучшему изменилось немного, даже после условного «открытия Ирана миру».

Во второй для Рухани предвыборной кампании «умеренным» пришлось сложнее – в этот раз нужно было отвечать за предыдущие четыре, пожалуй, не очень успешных года. Как в своем паблике в Instagram едко отметил Ахмадинежад: «Вот вы, господин президент, предыдущие четыре года говорили, что все проблемы созданы командой предшественника. А теперь ошибочка выйдет-с – предыдущий президент-то вы!». В самом деле, последствия провальных проектов Ахмадинежада, возможно, не удастся вычистить и за два президентских срока, даже если бы вместо Рухани кресло занял покойный Рафсанджани. Но Ахмадинежад теперь, по сути, сам себе партия – организует и мобилизует сторонников, которых, на удивление внешнего наблюдателя, не так мало, тем более при тех финансах, что он, видимо, успел аккумулировать за свой президентский срок. Так что критика в адрес Рухани поступает от этой группы ударной волной, и на прошедших в мае выборах возымела свой успех. Во-первых, кандидат от консерваторов и глава фонда Астан-е Разави-е Кодс Эбрахим Раиси набрал более 15 миллионов голосов (39%), что довольно много из 40 миллионов, явившихся на избирательные участки, и даже 56 миллионов, обладающих пассивным избирательным правом, а также по сравнению с результатом победителя в лице Рухани с его 22 миллионами голосов (59%). Раиси, как и другие кандидаты, не предлагал четкой предвыборной программы, что было вполне заметно во время трех раундов дебатов кандидатов в президенты. Он, как и его коллега по партии Галибаф, пришел раскритиковать администрацию «умеренных», а помимо этого представить консерваторов, выступить подразумеваемым фаворитом рахбара и, по слухам, запущенным аффилированным с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) печатным органом, познакомить публику со своей кандидатурой возможного преемника духовного лидера. Само то, что подобный кандидат набрал такое внушительное количество голосов, дает повод задуматься – в чем же заключаются чаяния иранского народа? Предположим, что часть из этих 15 миллионов – те, что голосовали не за Раиси, а против Рухани как недовольные результатами реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), но таких в этой массе все равно не критическое большинство. Борьба консерваторов с реформистами/умеренными в экономическом смысле стала столкновением концепций управления национальным капиталом: стоит ли их отдать в распоряжение народа, раздать нефтяные доходы на стол каждой семье и вводить меры поддержки нуждающихся, или такая социальная политика – неразумный путь к трехэтажной инфляции, и капитал должен находиться в руках исключительно умелых управленцев, самостоятельно решающих социально-экономические проблемы страны.

Одна из самых острых проблем на сегодняшний день – занятость населения. За четыре года с ней не справился Рухани, а на прошедших дебатах кандидаты щедро обещали проблему решить, создав тысячи новых рабочих мест. По официальной статистике в стране 11% безработных, по неофициальной – в три раза больше. В реальности ситуация неутешительная: молодые люди с высшим образованием находятся в поисках работы и часто вынуждены работать не по специальности или искать работу вне Ирана.

Из позитивного – расширение медицинских услуг, которые можно получить по программе государственного страхования и улучшение международного образа Ирана, которое, однако, не принесло быстрых дивидендов.

Если выборы подали сигнал о серьезном столкновении двух лагерей, консерваторов и реформистов/умеренных, то теракты 7 июня в мавзолее Имама Хомейни и иранском парламенте, помимо трагического эффекта, предоставили консерваторам дополнительный повод для критики команды Рухани. Более того, версия о внутренних организаторах (в противоположность Исламскому государству (ИГ), запрещенному в России) как манифест разгоревшейся войны между двумя лагерями также высказывалась. Стоит отметить, что несмотря на подборки истории терактов в Иране, приводимые в СМИ, трагедия такого масштаба стала знаковой. Иран долгое время оставался спокойным островком в море окружающего его хаоса, несмотря на угрозы, исходящие со стороны соседей и ИГ. Основная масса терактов пришлась на неспокойный регион Систан и Белуджистан, и часть инцидентов порой оставалось предметом внутрирегионального, а не национального масштаба. Но чтобы подобное произошло днем в высоко охраняемых учреждениях столицы, такого, пожалуй, не случалось с 1981 г., когда на заре революции еще проявляла активность Организация моджахедов иранского народа (ОМИН).

Однако не стоит переоценивать всенародный шок – все довольно быстро вернулось к нормальному режиму жизни, тем более в регионах. Остался политический повод для критики Рухани, и нужно будет смотреть, чем она закончится к концу его второго срока и что он успеет сделать за следующие четыре года. Пока же не стоит делать выводы из радостных фотографий с улиц городов, празднующих победу Рухани – многие все-таки уверены, что в этот раз страна опять выбирала по принципу «наименее худший кандидат» из всех остальных.

Ю.Свешникова

Иран: май 2017 (дайджест)

В мае 2017 г. в Иран сконцентрировался на самом важном событии – президентских выборах, которые состоялись в пятницу, 19 мая. Кроме этого, случилось несколько происшествий природного характера – землетрясений и взрыва на каменноугольной шахте. На международном уровне был подписан меморандум о зонах деэскалации в Сирии, где Иран является одним из гарантов перемирия наряду с Россией и Турцией. Несмотря на активную политику правительства Хасана Рухани, многие процессы были заморожены до обнародования результатов выборов.

 

Президентские выборы

После третьего раунда дебатов свои кандидатуры с участия в гонке сняли мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, отказавшийся в пользу коллеги по партии Ибрахима Раиси, и вице-президент Эсхаг Джахангири – в пользу президента Хасана Рухани. Таким образом, 19 мая избиратели выбирали из четырех кандидатов, основными среди которых остались Рухани и Раиси. Из обладающих активным избирательным правом 56 млн. человек в выборах приняли участие около 40 млн.

Хасан Рухани одержал победу, набрав 57% (23 млн. 549 тыс. 616 голосов). Однако то, что совсем недавно назначенныйна свой пост руководитель Фонда Астан-е Кодс-е Разави Раиси набрал 38,5% (15 млн. 786 тыс. 449 голосов), нельзя оставить незамеченным. Несмотря на то, что духовный лидер воздерживался от выражения предпочтений в пользу кого-либо из консервативных кандидатов, избиратели, в основном относящиеся к наиболее религиозной части населения, решили, что поддержка Раиси совпадает с позицией рахбара. У Раиси не было четкой программы, как и у других, что пришли составить общий фон выборов и выразить поддержку или оппозицию Рухани. Примечательно, что один из самых религиозных городов Ирана – Мешхед, где базируется Астан-е Кодс – не выказал единогласной поддержки Раиси, который совсем недавно придя на пост руководителя, приостановил региональные программы, начатые его более реформистским предшественником. И тем не менее, прошедшие выборы показали, что раскол между реформистами и консерваторами будет только усиливаться, а для критики Рухани использованы все возможные поводы, независимо от причастности администрации к возникновению тех или иных проблем.

В результате этих выборов политическая карьера Галибафа, вероятно, подошла к концу. Разоблачения, на которые во время дебатов обратили внимание Рухани и Джахангири, и побудившие его снять свою кандидатуру, подточили и его репутацию. А городской совет Тегерана, избранный также 19 мая в реформистском составе, вряд ли продлит полномочия консервативного мэра.

В ходе дебатов неоднократно поднимался вопрос занятости населения, и эта проблема по-прежнему стоит перед правительством Рухани, являясь и корнем других социально-экономических проблем.

Несмотря на широкое празднование победы Хасана Рухани на прошедших выборах, он все же преимущественно остается плохим вариантом среди более худших. К тому же среди поддержавших действующего президента немало тех, кто намеренно отдал голос Рухани, чтобы не допустить победы Раиси.

 

Происшествия

3 мая в каменноугольной шахте «Земестан юрт азадшехр» в провинции Голестан в результате взрыва газа погибли 43 шахтера и 70 получили ранения.

В результате землетрясения 11 мая в провинции Ардебиль на северо-западе Ирана были ранены 11 человек.

13 мая в результате землетрясения в провинции Северный Хорасан погибли 2 человека 400 ранены.

 

Международное сотрудничество

Французский Citroen официально вернулся на иранский рынок спустя 39 лет.

На заводе Iran Khodro началось массовое производство автомобилей Dena Plus и Peugeot 2008 совместно с французской компанией Peugeot, 30% этих автомобилей пойдут на экспорт.

6-9 мая в Тегеране прошла Международная выставка нефтегазовой и нефтехимической промышленности. По данным на май 2017 г. Иран добывает 3 млн. 800 тыс. баррелей нефти и 885 млн. кубометров в день и планирует довести эти объемы до 4 млн. 50 тыс. баррелей и 1 млрд. 100 млн. кубометров в день соответственно.

Иранский перевозчик Iran Air получил в распоряжение четыре новых самолета ATR 72-600, произведенные во Франции.

В Бонне был открыт офис по научно-техническому сотрудничеству между Ираном и Европой.

 

Мировая политика

В мае 2017 г. в международном масштабе продолжились дискуссии по поводу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) – в США о необходимости последовательного участия в соглашении и продлении освобождения Ирана от санкций, в Иране – о том, насколько оно отвечает интересам иранцев. По поводу продолжения участия Ирана в СВПД при прочих равных сомневаться не приходится, даже если бы на выборах победил представитель консерваторов Раиси, а обсуждение выгод, которые Ирану приносит соглашение, происходит фактически на уровне риторики, а не формулирования плана действий.

4 мая в Астане представителями России, Турции и Ирана, выступающими гарантами перемирия, был подписан меморандум о четырех зонах деэскалации в Сирии. До конца мая должно было быть произведено разделение картографических контуров этих зон. Согласно меморандуму, предполагается создание безопасных районов вдоль зон деэскалации для предотвращения прямого военного противостояния.

 

***

После опубликования результатов выборов, на которых победил действующий президент, стало понятно, что в той или иной степени в Иране продолжится умеренный курс предыдущей администрации с поправкой на усиленную критику проигравших, но показавших высокие результаты консерваторов. В то же время победа реформистов не означает коренных изменений во внешней политике, особенно при текущем курсе Дональда Трампа. За второй срок Рухани Иран вновь сделает попытку привлечь больше иностранных инвестиций как для развития своей нефтегазовой промышленности, так и для того, чтобы дать толчок экономике в других областях. Благодаря ряду сближающих факторов, также может наблюдаться умеренное укрепление российско-иранских отношений.

Ю.Свешникова

Террористический акт в Иране: последствия для региона

 

7 июня около 10:30 (по тегеранскому времени) из Тегерана, столицы Исламской Республики Иран (ИРИ), стали приходить печальные новости: осуществлено двойное нападение террористов на парламент Ирана и мечеть при мавзолее имама Хомейни. На 15:50 иранское информагентство Tasnim сообщает о 12 погибших и 42 раненых[1]. К 16:00 по местному времени было сообщено об окончании операции по ликвидации боевиков[2].

Террористические акты со стороны радикальных исламистских (или, как говорят в Иране, такфиритских – перс. и араб. تکفیر – отлучение, еретичество)  группировок – явление достаточно редкое в Иране в связи с конфессиональным составом: так около 85% иранцев – шииты-двунадесятники, остальную часть составляют сунниты, представленные курдами и небольшим числом арабов, а также христиане, иудеи и зороастрийцы. При этом для курдов большое значение имеет скорее национальная идентичность, превалирующая над религиозной, что демонстрируется преобладающим числом националистических группировок среди курдского населения. Поэтому вероятность распространения и развития деятельности салафитских бандформирований на территории ИРИ представляется крайне низкой.

Ответственность за совершенные теракты уже взяла на себя запрещенная в России организация «Исламское Государство» (ИГ). Означает ли это, что в Иране все же сложились местные элементы ИГ, или же это пришлые элементы из Ирака или Сирии? Этот вопрос будет одним из наиболее важных на экстренном заседании Высшего Совета национальной безопасности Ирана.

Немаловажным остается тот факт, что объектами нападения террористы выбрали наиболее важные для иранского государства места – мавзолей первого Верховного лидера страны аятоллы Рухоллы Хомейни, важный для иранцев в духовном плане, и парламент страны – Меджлис исламского совета Ирана – важный политический орган Исламской Республики, являющийся гордостью и символом республиканизма государственного строя страны. Таким образом, эти два теракта не только удар по национальной безопасности страны, но и по морально-психологическому состоянию иранского народа, а это, в свою очередь, может повлиять на рейтинг недавно переизбранного на второй срок президента Роухани, которому необходимо оправдать надежды избирателей.

Новости о содрогнувшем Иран теракте уже облетели весь мир. Слова соболезнования в адрес иранского народа и руководства Ирана уже направил Президент России Владимир Путин, подчеркнув «готовность российской стороны к дальнейшим совместным действиям с иранскими партнерами в борьбе против международного терроризма»[3]. Соболезнования выразило и министерство иностранных дел Турции, однако текст самого сообщения достаточно беден: в нем нет слов поддержки Тегерану в борьбе с международным терроризмом, а также не отмечены братские связи с соседом, что всегда делает МИД при упоминании мусульманских и имеющих исторические связи народов (что однозначно относится и к Ирану). При этом от страны, которая является партнером Ирана по астанинскому мирному процессу, можно было бы услышать и слова солидарности.

Когда случился теракт, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф отправился в Турцию для встречи со своим коллегой Мехметом Чавушоглу для обсуждения вопросов двусторонней и региональной повестки дня. В интервью местным СМИ Зариф заявил, что «борьба с международным терроризмом является проблемой, с которой лицом к лицу столкнулись и Иран, и весь мир»[4]. Важно подчеркнуть, что рейтинг Ирана как жертвы терроризма несколько увеличится, поскольку теперь Тегеран трудно заподозрить в поддержке терроризма. Даже в США, где на Иран до сих пор смотрят как на страну «оси зла», появились разные точки зрения на вопрос о том, стоит ли президенту США Дональду Трампу реагировать на теракт в Тегеране[5]. Ожидается, что взаимодействие иранской стороны с российскими и турецкими коллегами по вопросам противодействия терроризму и урегулированию сирийского конфликта укрепится. При этом стоит понимать, что расклад в регионе после объявления дипломатического бойкота некоторых арабских стран Катару сформировался далеко не в пользу Турции или Ирана. Анкара, позиционирующая себя как союзника Дохи, ставит себя в неловкое положение перед арабскими государствами, что породило в информационно-аналитической сфере Турции разговоры о том, что Турцию ждет та же участь[6].

Положение Ирана в регионе несколько усилится после теракта в Тегеране, что обусловлено правом на самооборону против террористических группировок, аффилированных с ИГ, взявшей на себя ответственность за теракт 7 июня. При этом не стоит считать, что арабские государства Персидского Залива и другие региональные сателлиты Саудовской Аравии признают такое право Ирана, которое должно развязать руки иранским подразделениям в Сирии.

В любом случае, Иран всегда найдет, особенно в такой трагической ситуации, поддержку со стороны России, которая не раз доказывала не только на словах, но и на деле свою приверженность борьбе против международного терроризма, что, наконец-то, начали понимать и наши партнеры в Турции[7]. Более того, контакты России и Ирана в сфере безопасности достаточно регулярны, стороны имеют совпадающие взгляды по вопросам урегулирования сирийского конфликта, а также единодушны в том, что их сотрудничество благотворно отражается на изменениях расклада сил в регионе в пользу сил, борющихся с террористами[8].

[1] https://www.tasnimnews.com/fa/news/1396/03/17/1429630/پوشش-زنده-عملیات-تروریستی-در-مجلس-با-کشته-شدن-تروریست-ها-پایان-یافت-اورژانس-امروز-جمعاً-12-نفر-شهید-و-42-نفر-دیگر-مجروح-شده-اند-تصاویر

[2] http://parstoday.com/fa/iran-i78802

[3] http://kremlin.ru/events/president/news/54723

[4] http://parstoday.com/fa/iran-i78806

[5] http://parstoday.com/ru/news/world-i68076

[6] https://www.haber24.com/gundem/katar-dan-sonra-hedefte-turkiye-mi-var-h621839.html

[7] http://www.orsam.org.tr/files/OA/79/4_seckinkostem.pdf

[8] http://parstoday.com/ru/news/iran-i68070