Где собака зарыта? Как прошел минувший год в американо-китайских отношениях

В ночь на 5 февраля 2019 года в Китае наступил Новый Год по лунному календарю. Вскоре после этого в Пекин (11 февраля) должна отправиться американская делегация переговорщиков во главе с торговым представителем США Р. Лайтхайзером, где стороны продолжат обсуждать детали будущей возможной сделки.

К началу предыдущего года (года Собаки) в американо-китайских отношениях, несмотря нарастающие противоречия, ещё не было тарифов, а президент США Д. Трамп во время визита в Пекин обвинял своих предшественников в сложившимся торговом дисбалансе. Так каким же образом Вашингтон и Пекин перешли к полноценному торговому (и не только) конфликту?

В январе 2018 года не было никаких сомнений относительно того, что в американо-китайских отношениях углубятся всевозможные противоречия (о чем писали наши эксперты). После того, как в Национальной оборонной стратегии США, вслед за чуть ранее опубликованной Стратегией национальной безопасности Китай был провозглашен стратегическим противником, а президент США Д. Трамп в своем обращении “О состоянии Государства” охарактеризовал Пекин как одну из угроз, главным становился вопрос: какие сферы двухсторонних отношений будут затронуты и насколько далеко, до каких стадий может дойти конфликт.

К этому времени у сторон было два визита на высшем уровне (Си был в США в апреле, “ответный” визит Трампа состоялся в ноябре) и 100-дневный план по урегулированию вопроса торгового дисбаланса в рамках проводимой президентом США политики “справедливой торговли”. Ни сто дней этого плана, ни визит Трампа к началу нового года не смогли решить всех имеющихся противоречий.

С таким “багажом” китайский главный торговый переговорщик, вице-премьер КНР Лю Хэ (刘鹤), посетил Вашингтон, прибыв на место под подписание Д. Трампом указа о введении пошлин на алюминий и сталь. Эти ограничения не были направлены только против КНР, однако первые шаги в сторону “торговой войны” (贸易战) были сделаны.

По всей видимости, господин Лю не был достаточно убедительным, и в марте президент США Д. Трамп ввел первые торговые ограничения против Китая на 60 млрд. долларов, а Мнучин и Лайтхайзер получили задания проработать дальнейшие ограничения в торговле и инвестициях.

В марте президент подписал принятый ранее Конгрессом США Taiwan Travel Act, разрешающий официальным лицам США встречаться со своими тайваньскими коллегами, как и принимать их в США.

С этого момента можно считать, что торговый конфликт начал свое поступательное движение. Параллельно с ним начался общественно-политический процесс ограничения “китайского влияния”. Уже к концу марта власти США обязали Институты Конфуция регистрировать себя как “иностранных агентов”. Несколько позже официальный Вашингтон заявил, что Пекин использует проект “Пояс и Путь” для слежки за иностранными правительствами и компаниями.

В начале апреля, после ряда визитов (например, к Ли Кэцяну (李克强) приезжали представители республиканской партии во главе с Стивом Дэниэлсом), Таможенная комиссия по тарифам Госсовета КНР приняла решение приостановить действие пониженных тарифов на некоторые американские товары.

Ухудшалась атмосфера в американской экспертной и политической среде. В профессиональных журналах, посвященных внешней политике, стали появляться публикации, лейтмотивом которых становилось американо-китайское противостояние в различных сферах (к примеру, публикация в Foreign Policy о модели “китайского авторитаризма” и более поздние). Постепенно складывался двухпартийный консенсус, направленный против Китая, а сенатор М. Рубио еще весной предлагал внести некоторых китайских чиновников в “Список Магницкого”, то есть ввести против них персональные санкции.

В апреле стало известно о тенденциях падения прямых инвестиций в США со стороны Китая и избавления китайских граждан от собственности на территории США. Также этот месяц запомнился санкциями против китайской компании ZTE и началом расследования против Huawei.

В мае стороны продолжили переговорный процесс. И если 3-4 мая в Пекине переговорщики не пришли к положительным итогам, то неожиданно результатом переговоров в Вашингтоне 17-18 числа (китайскую делегацию возглавлял Лю Хэ) стало “заключение сделки”, условия которой трактовались по разному США и Китаем.

Конкретным результатом той встречи стало снятие санкций с ZTE (в обмен на штраф и изменения в руководстве компании). Это решение тут же раскритиковала часть американских сенаторов во главе с двумя партийными лидерами.

К концу месяца стало очевидно, что стороны не смогли достичь результатов. 29 мая Белый дом заявил, что США поднимут тарифы на 25 процентов на товары, стоимость которых оценивается в 50 млрд. долларов США, включая программу “Сделано в Китае 2025”. Список конкретных товаров был опубликован 15 июня, а тарифы начали действовать с 6 июля (в два этапа). В ответ на это Пекин ввел ограничения на тождественную сумму.

Несколько позже Белый дом подчеркнул свое решение 36-страничным докладом “Как китайская экономическая агрессия угрожает технологиям и интеллектуальной собственности США и всего Мира” (How China’s Economic Aggression Threatens the Technologies and Intellectual Property of the United States and the World). В нем достаточно сжато, но одновременно подробно рассматриваются практики китайского правительства, которые, по мнению авторов доклада, используются для незаконного овладения технологиями США и применения их в целях развития экономики и военного сектора Китая (краткий обзор в виде таблицы дан на странице 21).

Особое внимание стоит придать разделу “нетрадиционного сбора информации”, где под подозрения в шпионаже попадают все лица китайской национальности, работающие в технологическом секторе или проходящие обучение в американских учебных заведениях. По данным доклада, китайское правительство имеет широкий пул инструментов для получения информации и имеет возможность стимулировать своих граждан, начиная от поощрения, заканчивая угрозами (здесь необходимо обратить внимание на то, что подобная формулировка обвинений в дальнейшем будет часто фигурировать в американской прессе и аналитике). Также описаны инструменты покупки передовых американских компаний, кибершпионажа, кражи интеллектуальной собственности и т.д.

В докладе есть выдержка из слушаний Комитета по разведке Сената США от февраля 2018 года. Сенатор. М. Рубио задавал вопросы директору ФБР К. Рею по поводу рисков национальной безопасности, связанных с китайскими студентами. Тот ответил, что почти в каждом городе, где у ФСБ есть представители, было замечено использование нетрадиционных методов сбора информации, особенно в академической среде. Далее Рей добавил, что, по его мнению, угроза идет не только от правительства Китая, но и от всего общества, и что США нужно отвечать не правительству, а обществу.

11 июля администрация президента США решила ввести новые пошлины в 10 процентов на товары из Китая на сумму 200 млрд. долларов США. Вместе с тем господин Трамп заявил, что готов ввести пошлины на весь экспорт КНР, если в Пекине будут вводить ответные меры. По плану ограничения начнут действовать с 24 сентября, а с 1 января 2019 года они поднимутся до 25 процентов.

Тем не менее американские власти рассчитывают продолжать переговоры с Пекином. 21 июня Министр финансов США Стивен Мнучин отметил, что Вашингтон готов к торговому соглашению с Пекином при условии, что китайские власти поменяют свой подход к торговле.

08 августа Офис торгового представителя США Роберта Лайтхайзера опубликовал список китайских товаров, которые попадают под пошлины в 25 процентов. Список содержит товары с объемом поставок на 16 млрд. долларов США в год. В ответ в Пекине заявили, что введут аналогичные тарифы на такую же сумму.

10 августа впервые на официальном уровне в ООН был поднят вопрос “массового ущемления прав уйгур и других меньшинств, проживающих на территории СУАР”. Пекин на тот момент не признал существование так называемых “лагерей перевоспитания”, о которых активно сообщали различные источники и СМИ. Сложно не связать “раскручивание” этого вопроса с общей волной возрастающего американского давления на КНР.

16 августа президент США Дональд Трамп заявил, что Пекин не смог предложить Вашингтону приемлемых условий для заключения торговой сделки, добавив, что переговоры между США и КНР продолжаются.

23 августа вступили в силу тарифные пошлины двух стран на сумму в 16 млрд. долларов США.

24 августа заместитель министра коммерции Китая Ван Шоувэнь (王受文) встретился с заместителем министра финансов США по международным делам Дэвидом Малпассом. Судя по заявлениям сторон, переговоры не привели ни к каким договоренностям.

Осенью попытки двух стран прийти к какому-то консенсусу в торговле продолжались, однако в центре событий все же была политика, где отношения двух стран ухудшились. Кульминацией стала программная речь вице-президента США М. Пенса о политике администрации Д. Трампа по отношению к Китаю. Примерно тогда же Л. Кадлоу рассказал журналистам о формировании “торговой коалиции” против Китая.

Показательной стала заочная “перепалка” между председателем КНР Си Цзиньпином (习近平) и вице-президентом США М. Пенсом на Форуме АТЭС, прошедшем в Папуа-Новой Гвинеи. Оба не стали слушать речи друг друга и оба – явно и неявно – критиковали политические курсы страны-оппонента.

Господин Пенс в своей речи указал, что США готовы вводить 25-процентные ограничения до тех пор, пока КНР не изменит “несправедливые” торговые практики. Также вице-президент предупредил страны региона о последствиях кредитной зависимости от Китая, а также призвал “не получать кредитные займы, которые могут подорвать суверенитет”. В свою очередь, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что “протекционизм ведет к провалу”.

Но, несмотря на это обострение, стороны продолжили диалог. Л. Кудлоу отмечал, что у администрации Д. Трампа нет задачи подготовить новую сделку. Определенную ясность должна была внести встреча двух лидеров на Саммите G20 в Аргентине в начале декабря. Перед саммитом фигурировала информация, что Пекин заранее предложил Вашингтону проект торгового соглашения.

Встреча на самом высоком уровне между США и КНР завершилась согласованием 90-дневного периода, в течении которого стороны обязываются договориться по спорным вопросам и не поднимать торговые тарифы с 1 января 2019 года.

Оптимизм от соглашения достаточно быстро ушел вместе с арестом финансового директора Huawei (华为) Мэн Ваньчжоу (孟晚舟). Выдержав небольшую паузу, США и Китай не стали связывать вместе два этих вопроса, а премьер-министр Канады Дж. Трюдо указывал на отсутствие политики в данном аресте.

Пекин ответил арестом нескольких канадских граждан в Китае: М. Коврига и М. Спавора. Обоим были предъявлены обвинения в действиях, подрывающих национальную безопасность КНР. Несколько позже третьему гражданину Канады, ранее осужденному за распространение наркотических средств на территории Китая, была изменена мера наказания на смертную казнь.

Также “фоном” к перемирию 19 декабря президент США Д. Трамп подписал закон, который запрещает китайским чиновникам въезд в США, если те ограничивают въезд американцев в Тибет, что, очевидно, явилось раздражающим фактором в американо-китайских отношениях.

В январе переговоры продолжились. 7-9 января они прошли в Пекине. Замминистра коммерции КНР Ван Шоувэн принимал американскую делегацию, возглавляемую заместителем торгового представителя США Дж. Джерришем. Та встреча не завершилась каким-то конкретным результатом, но стороны говорили о “положительном результате”. К слову, подобное можно было наблюдать в течение всего года, когда переговорщики после очередного раунда в Вашингтоне или в Пекине говорят о том, что “все отлично”, а на деле страны вводят друг против друга торговые ограничения.

По доброй традиции, завершая год так же, как его начал, 30-31 января Лю Хэ прибыл в Вашингтон. Американская сторона также “отдала дань традиции”, встретив китайских переговорщиков уголовным делом против Huawei. Главным итогом встречи стало продолжение переговорного процесса уже после Нового Года по лунному календарю.

Самый главный факт, который необходимо отметить при анализе американо-китайских отношений за весь год в целом, заключается в том, что Пекин поддался давлению со стороны Вашингтона.

Во-первых, в течение года китайцы соглашались на все больший ряд условий. Если кратко: китайцы все больше открывают свои рынки, в том числе и ценных бумаг, для иностранцев, меняют патентное право (но с оговорками), как минимум не отвергают предложение американцев проверять ход реформ в Китае, в то время как власти США прорабатывают возможность ограничения деятельности китайских компаний, открывают уголовные дела против Huawei и т.д.

Во-вторых, Китай пока что не смог ответить на давление США на ZTE и Huawei. Первая компания выплатила 1,4 млрд. долларов, поменяла руководство, а стоимость ее акций резко упала вниз, даже после снятия ограничений. Против второй открыты уголовные дела. В итоге уже сейчас Huawei, которая предлагала передовые технологии 5G по всему миру, оказалась политически выдавлена с рынков многих стран. Теперь, признавая успешность такого способа, американцы могут надавить на любую китайскую компанию. Возможно, что это произойдет уже в течение года Свиньи.

В-третьих, Китай, в довесок к имеющимся к нему вопросам, получил ситуацию с уйгурами в СУАР и международную кампанию за освобождение канадских граждан (не говоря о том, что почти полностью потеряли смысл попытки Китая зайти на рынки США со стороны Канады). Это в целом не добавило положительного имиджа Китаю.

Возвращаясь к сделке, нужно отметить, что стороны, скорее всего, придут к соглашению, но в дополнительное время. Явный сигнал в подтверждение этому пришел от Трампа, который на совместной конференции с Лю Хэ после последних переговоров в Вашингтоне подчеркивал, что соглашение будет достигнуто только после его личной встречи с председателем. Теперь американский президент говорит, что такая встреча в феврале вряд ли состоится (не в последний же день торгового перемирия встретятся президенты 1 марта).

Американцы достигли достаточно большого прогресса для себя в переговорах, а самое главное – сделали важные для себя шаги в ограничении Китая как технологического лидера, что и вызывало опасение у многих политиков в Вашингтоне. Сейчас для сторон важно получить кратковременный результат: продление срока перемирия или сделка в какой-либо форме поможет снять накопившееся, прежде всего, экономическое напряжение в двух странах в связи с торговыми ограничениями.

Однако в целом это не снимает вопрос о технологической конкуренции, которая будет продолжаться. У американцев будет велико искушение внеэкономическими методами снова ограничить китайские компании не только на своем рынке, но и на рынках “стран-союзников”. Китайским компаниям для выживания, возможно, придется предлагать свои технологии по ценам, ниже рыночных. На это России стоит обратить особое внимание.

С другой стороны, “мягкое побеждает жёсткое”. Несмотря на “отступление”, Пекин сделал важные шаги в сторону большей автономности от американского рынка (но еще очень далек от того, чтобы отойти от него). Председатель Си сейчас много говорит об “опоре на собственные силы”, развивает торговые отношения с другими странами, снижает торговые тарифы для других государств по многим пунктам, правительство КНР снова тратит деньги внутри государства для стимуляции рынка, с этой же целью проведена налоговая реформа.

Говоря о новом Годе Свиньи, стоит отметить, что сейчас, после ряда изменений, в администрации Д. Трампа находятся люди, которые близки ему и его видению политики. А значит, в год Свиньи Белый дом должен действовать более последовательно, в том числе и на китайском направлении.

Нельзя не сказать о сложившемся двухпартийном консенсусе республиканцев и демократов против Китая и нарастании антикитайской “истерии” у американской элиты.

Россия, которая уже получила некоторые положительные результаты от американо-китайской торговой войны, должна продолжать продвижение своей продукции на рынок Китая, пользуясь ростом спроса среди населения. Возможная торговая сделка с американцами повысит уровень конкуренции, что, безусловно, станет вызовом для российского экспорта. В дальнейшем стоит ожидать ухудшения отношений Вашингтона и Пекина. Москва должна воспользоваться такой возможностью и увеличить предложения там, где это можно сделать. Немаловажно следить за судьбой китайских технологических компаний, ограничение работы которых в ряде стран мира может способствовать большей ценовой гибкости в вопросах продажи высоких технологий.

П. Прилепский

Hasta la vista or I’ll be back. Чем закончились американо-китайские переговоры в Вашингтоне?

Одним из главных итогов переговоров стало то, что они продолжатся

Визит команды китайских переговорщиков во главе с членом Политбюро ЦК КПК Вице-премьером Госсовета КНР Лю Хэ (刘鹤) в Вашингтон 30-31 января подводил двухмесячную черту в торговом перемирии, а значит мог привести к значительным результатам. Пока стороны договорились о продолжении консультаций, однако уже сейчас можно сделать некоторые выводы.

Поездка господина Лю Хэ в Вашингтон “началась” в Пекине, где в начале января китайские переговорщики во главе с Замминистра коммерции КНР Ван Шоувэнем (王受文) принимали американскую делегацию, возглавляемую заместителем торгового представителя США Дж. Джерришем. Кроме них на встрече можно было увидеть заместителя министра финансов США по международным делам Д. Малпасса и самого вице-премьера КНР.

Переговоры, изначально запланированные на 7-8 января, продлились три дня вместо двух. Министерство Коммерции КНР отметило положительные итоги переговоров, как и президент США Д. Трамп, рассказавший об этом в Twitter.

И если официальный представитель Министерства Коммерции КНР господин Гао Фэн (高峰), отвечая на вопрос журналиста о темах встречи, дал общую характеристику, Bloomberg же выделил семь главных тем переговоров, среди которых необходимо выделить: доступ на финансовые рынки КНР, высокие технологии и Huawei.

Главным результатом переговоров 7-9 января стала дальнейшая работа над соглашением и подготовка к новому раунду консультаций в Вашингтоне. На момент окончания переговоров стороны не объявили о конкретных результатах, кроме как об обещании китайской стороны закупить больше.

19 января стало известно, что Вашингтон внес предложение о регулярных проверках соблюдения условий торгового соглашения. В первую очередь это предложение касается обеспечения равного доступа для американских компаний на китайском рынке. Пекин не оценил данного предложения, однако это не стало причиной прекращения диалога.

Для получения полной картины американо-китайских отношений необходимо обратить внимание на некоторые события, напрямую не относящиеся к ходу переговоров, но очевидно влияющие на их процесс.

Так, 19 января Bloomberg сообщил, что Администрация президента США разрабатывает указ, который может ограничить присутствие на рынке таких компаний, как Huawei (к слову, итак имеющие очень низкие продажи в США) и ZTE (которая уже выплатила 1 млрд. долларов США штрафа и внесла 400 млн. долларов США залога в счет возможных будущих нарушений), а также компаний, аффилированных с вышеуказанными.

22 января Администрация президента США Дональда Трампа отклонила предложение провести в США подготовительные переговоры перед очередным раундом торговых консультаций, намеченных на 30-31 января.

24 января глава Национального экономического совета Белого дома Л. Кадлоу заявил, что США готовы экспортировать “как сумасшедшие” в КНР, если китайская сторона “откроет свою экономику”, то есть снимет экономические барьеры, ограничивающие американские компании. Кадлоу также добавил, что предстоящая встреча будет важной, но неокончательной.

В этот же день один из участников переговорного процесса –министр торговли США У. Росс – выразил мнение, что стороны очень далеко от заключения сделки. Как подчеркнул господин Росс: “честно говоря, это не должно быть сюрпризом, у США и Китая достаточно вопросов”.

29 января, за день до официального начала переговоров, Министерство юстиции США официально предъявило обвинения китайской компании Huawei Technologies и его подразделениям, а также финансовому директору компании Мэн Ваньчжоу, задержанной в Канаде в начале декабря 2018 года. Как заявил и.о. Генерального прокурора США М. Уитакер, Huawei обвиняют “почти в двух десятках преступлений”.

Это уже не первый раз, когда Лю Хэ прибывает в Вашингтон под “определенным давлением” со стороны США. В феврале 2018 года Вице-премьер посетил столицу США практически сразу после введения Д. Трампом пошлин на сталь и алюминий.

В этот же день глава Минфина США С. Мнучин заверил, что американо-китайские торговые переговоры и уголовные дела в отношении Huawei никак не связаны.

Китайцы тоже подошли к переговорам “подготовленными”. Китайская комиссия по регулированию ценных бумаг предоставит иностранным инвесторам более легкий доступ к рынкам ценным бумаг КНР (торговым и облигационным), правда в рамках утвержденных правительством КНР квот.

В состав китайской делегации, возглавляемой Лю Хэ, вошли Председатель Народного банка Китая И Ган, замглавы государственного комитета по реформам и развитию Нин Цзичжэ, Замминистра финансов Ляо Минь, Замглавы МИД Чжэн Цзэгуан, Замминистра промышленности и информационных технологий Ло Вэнь, Замглавы министерства сельского хозяйства Хань Цзюнь и Замминистра коммерции Ван Шоувэнь. С американской стороны участвовали глава делегации Р. Лайтхайзер, ранее упомянутые С. Мнучин, У. Росс, Л. Кадлоу и Руководитель Национального совета по торговле Белого дома П. Наварро.

В первый день переговоров С. Мнучин охарактеризовал происходящее как “хорошие переговоры”, а господин Кадлоу заверял об оптимистичном настрое Д. Трампа.

По итогам переговоров стороны достигли “прогресса и понимания”, назвав их успешными. Реальным результатом стала договоренность о продолжении переговоров после китайского Нового года по лунному календарю (в ночь с 4 на 5) в Пекине. В них уже точно примут участие Р. Лайтхайзер и С. Мнучин.

Если обратиться к опубликованному на сайте американского Белого Дома  отчету о совместной пресс-конференции президента США с главами переговорного процесса Лю Хэ и Р. Лайтхайзером, то нельзя не обратить внимание на то, что господин Лайтхайзер повторял слово “принуждение” (enforcement), показывая наиболее значимую тему переговоров стороны американской делегации.

В тоже время господин Лю указал на другие темы переговоров, отрядив проблематику технологических трансферов в последнее место из трех. И любезно “подыграл” Трампу, назвав количество тон сои, которое Китай закупает каждый день.

Трамп также указал на то, что завершением переговоров должна стать его личная встреча с Председателем КНР Си Цзиньпином, в ходе которой президент США планирует обсудить самые сложные вопросы.

Китайское новостное агентство Синьхуа опубликовало более подробный отчет о переговорах. Из наиболее важных тем нужно выделить балансировку двусторонней торговли, защиту прав интеллектуальной собственности, создание условий для равноправной конкуренции на рынке двух стран. Кроме того, были упомянуты “новые механизмы сотрудничества” для последовательной реализации возможной сделки.

Итоги:

Стороны продолжают переговорный процесс, уже утверждён новый раунд торговых консультаций в Пекине. Вашингтон и Пекин спешат охарактеризовать переговоры как успешные и продуктивные, хотя реальных результатов практически нет.

Судя по тому, как торопится Лайтхайзер с новым раундом переговоров, прогресс есть, но для реализации его потребуется еще большое количество времени. Возможно стороны и не успеют договориться к окончанию 90 дней, которое наступает 2 марта в 12:01 по Вашингтону. Учитывать нужно высказывания Трампа, который до переговоров жестко указывал на дедлайны, а после уже говорил о возможной малой сделке для продолжения переговорного процесса. В пользу сделки играют и краткосрочные выгоды на американском и китайском финансовом рынке. Благодаря всему этому можно предположить, что стороны возьмут дополнительное время после 2 марта для продолжения переговоров.

На текущий момент китайская сторона готова открыть свои финансовые рынки (но с оговорками), готова менять свое патентное право и механизмы сотрудничества по трансферу технологий (отмену принудительного трансфера, но с оговорками, что в любой момент китайское правительство сможет его осуществить, внося компенсацию, что по сути никак не защищает американские патенты).

Пекин также готов больше закупать у США, в первую очередь продукцию сельского хозяйства и энергоресурсов. Это не удовлетворит американскую сторону – “сделка” на подобных условиях была “заключена” в мае и просуществовала всего несколько дней.

Равный доступ на рынки двух стран также достаточно мало реализуемый пункт, ведь перед началом переговоров Администрация Президента работала над указом по ограничению китайских компаний, а 29 числа власти США предъявили Huawei почти два десятка обвинений в рамках двух уголовных дел.

Пока не очень ясно, как на практике будут реализовываться “новые механизмы сотрудничества”. Вероятно, в том числе имелись ввиду предложения американской стороны о проверке результатов реформ в Китае.

На данным момент можно предположить, что стороны все-таки ближе к заключению сделки, но в “дополнительное время”. Такая “полусделка” поможет Китаю успокоить инвесторов и потребителей из-за разгорающейся дискуссии насчет снижения экономического роста Китая (по предположению автора – излишне негативной), а президенту Трампу предъявить “успехи” на фоне отчета о расследованиях Мюллера и президентских выборов 2020 года. Однако уже в краткосрочной перспективе такая “полусделка”, скорее всего, будет разрушена американской стороной.

Возможен также вариант, когда стороны возьмут дополнительное время и не договорятся, но решат краткосрочные проблемы с помощью нового дедлайна.

России следует учитывать все возможные результаты американо-китайских переговоров. В том случае, если стороны договорятся, Пекин увеличит объем закупок продовольствия и энергоресурсов из США, что может нанести удар по российско-китайской торговле и перспективам ее роста. Однако принимая во внимание тот факт, что все противоречия между США и Китаем решить практически невозможно, можно утверждать, что уже в среднесрочной перспективе Россия получит возможность увеличить экспорт продовольствия и ресурсов в Китай.

П. Прилепский

Si vis pacem, para bellum. Почему американо-китайское торговое перемирие станет новым этапом в противостоянии Вашингтона и Пекина?

Si vis pacem, para bellum. Почему американо-китайское торговое перемирие станет новым этапом в противостоянии Вашингтона и Пекина?

Завершившийся в Аргентине саммит G20 в первую очередь запомнится заключением 90-дневного торгового перемирия между США и КНР. Страны договорились, что в течение этого срока стороны будут решать накопившиеся вопросы. Президент США Д. Трамп согласился отложить анонсированные ранее 25-процентные пошлины на ряд товаров. Глава КНР Си Цзиньпин со своей стороны согласился пойти на некоторые уступки, в том числе сократить американское отрицательное сальдо путем бОльших закупок американских товаров, а также на переговоры по поводу изменений правил принудительной передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности и ряда других.

К началу саммита стороны подходили с диаметральными взглядами. В первых числах ноября советник президента Трампа Л. Кадлоу заявил, что у Белого дома нет планов по торговому перемирию с Китаем. Напротив, вице-президент КНР Ван Цишань высказался, что Китай готов к переговорам.

В середине месяца, на Саммите АТЭС председатель КНР Си Цзиньпин и Вице-президент США М. Пенс не стали слушать речи друг друга, а их выступления были полны непрямых и прямых высказываний в адрес друг друга. Если Си уже традиционно говорил про открытость и торговую глобализацию, то Пенс предупреждал страны региона об “опасностях инвестиций”.

Однако, несмотря на все вышеуказанное, за несколько дней до начала Саммита G20 стали появляться слухи о том, что КНР неофициально предоставила США некий план торгового соглашения, а уже по результатам личной встречи два руководителя смогли договориться. Теперь у сторон есть 90 дней для того, чтобы найти взаимно устраивающие решения тех вопросов, на которые они не смогли ответь до этого.

Спектр этих вопросов достаточно широк, он касается не только двухсторонней торговли. В него входят вопросы защиты интеллектуальной собственности, принудительный трансфер технологий, особенности китайского патентного права, кибер и традиционный шпионаж, а также ряд других.

Сверх этого стоит отметить общий тренд к нарастанию противоречий в американо-китайских отношениях, вопросы Тайваня, Южно-Китайского моря, Северной Кореи, Ирана, что, возможно, усложнит переговорный процесс.

Отдельным пунктом стоит опасения США по поводу программы “Сделано в Китае — 2025”. В конце девяностых в начале двухтысячных, когда Китай только набирал “экономические обороты”, в США существовал дискурс о технологическом преимуществе над другими странами, который позволял оставаться лидирующей державой. За последние года, Китаю удалось совершить мощный рывок в высоких технологиях, сейчас Пекин ставит перед собой задачу получить лидерство в ряде технологий будущего (к примеру, ИИ).

В Вашингтоне угрозу своему технологическому лидерству воспринимают серьезно, к тому же в США уверены, что этот технологический рывок будет сделан за счет незаконных, с точки зрения Вашингтона, технологических трансферов из США в Китай.

Все вышесказанное дает право сомневаться в том, что стороны смогут договориться о таком широком спектре вопросов за столь короткое время. Вряд ли администрацию Д. Трампа действительно устроит снижение торгового дефицита, тем более, что дефицит является далеко не самой важной статьей переговоров, и тем более, что вряд ли у Китая получится его значительно сократить. Кроме этого, уже менее чем через два года, в США должны будут состояться президентские выборы, где очевидно главными внешнеполитическими темами станут две страны, одной из которых будет Китай.

В итоге, не смотря на многообещающее перемирие, скрепленное в этот раз двумя лидерами, торговый конфликт продолжится. Пекин, который больше заинтересован в текущих условиях договора и скорее всего, был бОльшим инициатором его заключения, будет стараться его сохранить.

В духе сохранения условий торгового перемирия, как и официальные китайские лица, выступил профессор международных отношений университета Цзинань Чэнь Диндин, указав на возможный прогресс в переговорах, если лидеры двух стран будут чаще использовать инструмент личных встреч для контроля переговорного процесса.

Разгоревшийся скандал по поводу ареста вице-президента Huawei Мэн Ваньчжоу пока не является серьезной угрозой переговорному процессу. Пресс-секретарь Министерства коммерции Гао Фэн отметил, что китайская стороны не связывает арест Мэн Ваньчжоу с ходом торговых переговоров, хотя в китайском сегменте интернета, наоборот, прослеживается явно антиамериканский тон публикаций.

С высокой вероятностью в американо-китайских отношениях реализуются два сценария. Первый – США выйдут из перемирия, обвинив китайскую сторону в нарушении условий, второй – возможное продление сроков перемирия на период менее 90 дней.

Судя по всему, в то время как переговорщики будут пытаться согласовывать общие позиции двух стран, стороны будут готовиться к дальнейшему продолжению конфликта. The devil is in a detail, очень много будет зависеть от событий, прямо не связанных с торговыми переговорами.

Для России ухудшение отношений между США и КНР, к сожалению, не принесет значительных дивидендов. Российско-американский диалог в последнее десятилетие и так сужался до ряда тем, а якобы “российское вмешательство в выборы” еще некоторое время будет препятствовать его развитию. С КНР Москва достигла высокого уровня взаимоотношений, выше которого, страны пока не хотят подниматься. В экономике Россия на сегодняшний день не способна заместить рынок США, однако некоторый рост экономического сотрудничества возможен.

 

П. Прилепский

Арабские страны: сентябрь 2018 г. (дайджест)

Сентябрь 2018 продолжил привлекать внимание к иракскому (восстания в провинции Басра) и йеменскому направлениям (повторный штурм Ходейды). Межгосударственные договоренности России и Турции разворачивают решение «идлибской проблемы» с силовой дорожки на путь деэскалации. Ливийская столица превращается в полигон для вооруженных «разборок» между несколькими центрами силы.

ИРАК

Басра – главный портовый город Ирака и административный центр одноимённой провинции, на неделю с 3 по 10 сентября снова оказался в  эпицентре массовых протестов на юге Ирака, которые унесли жизни, по меньшей мере, 15 человек. Если данные беспорядки считать частью антиправительственных митингов, начавшихся в июле, то количество жертв увеличивается до 27 человек. Волнения были спровоцированы «бездействием» местных властей в связи с «коллапсом городской инфрастуктуры». В отдельные районы Басры на протяжении нескольких месяцев электроэнергия и питьевая вода подаются с большими перебоями.
Разоренный чередой масштабных вооруженных конфликтов на своей территории Ирак также переживает затянувшийся период засухи, который отрицательно сказался на водосбросе главных рек страны – Тигра и Евфрата. Беспрецедентное падение уровня воды, которое невооруженным глазом фиксируется в районе Багдада и по мере спуска на юг, в перспективе обещает нанести стране «двух великих рек» больший урон, чем нынешняя война с террором.

СИРИЯ
Одним из главных событий сентября для Сирии стало подписание президентами Турции и России Меморандума о стабилизации обстановки в зоне деэскалации «Идлиб» от 17 сентября Среди итогов четырехчасовых переговоров Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана:
• создание демилитаризованной зоны вдоль линии соприкосновения сирийских правительственных войск и группировок вооружённой оппозиции САР на глубину от 15 до 20 километров.
• вывод до 10 октября из зоны деэскалации тяжёлых вооружений (танков, реактивных систем залпового огня и минометов);
• передача контроля в демилитаризованной зоне силам подвижных патрульных групп турецких подразделений и подразделений российской военной полиции.
• обязательство Турции вывести  все радикально настроенные элементы из демилитаризованной зоны.
Отмена, казалось уже неизбежной военной операции в Идлибе, была позитивно воспринята всем многоцветьем игроков на сирийском пространстве. Одобрение и благодарность заключенному соглашению выразили Президент США Дональд Трамп, спецпосланник ООН по Сирии Стеффан де Мистура, представители Ирана.
Представители группировок вооружённой оппозиции, действующие в сирийской провинции Идлиб, назвали установление зон демилитаризации «победой» противников режима Башара Асада. В свою очередь, сирийские официальные лица назвали достигнутую накануне договорённость «тестом» для Турции.
Начало месяца для боевиков было отмечено интенсивными бомбардировками их объектов в районе Кефер-Зита на севере Хамы, в населенном пункте Темения на юге Идлиба российскими ВКС. В результате два российских бомбардировщика Су-34 уничтожили цех «Джебхат ан-Нусры» в Идлибе, где боевики собирали ударные беспилотники и находился склад со взрывчаткой для этих аппаратов. В то время как, многоцелевой истребитель Су-35С уничтожил склад переносных зенитных ракетных комплексов.
Ожидание вооруженного наступления спровоцировало запуск съемок постановочной химатаки в Идлибе.12 сентября два соответствующих видеосюжета были переданы российской стороной в ООН и Организацию по запрещения химического оружия. Также согласно заявлениям российского Министерства обороны, организация «Белые каски» вместе с террористами занимались подготовкой реальной химатаки хлором против мирных жителей в Сирии.
Нельзя забывать, что Идлиб – это провинция, бывшая одним из первых и главных очагов мятежа против правительства Асада, а в настоящее время она превратилась в последний «сборный пункт» всех его противников на территории Сирии. Данные условия затрудняли как проведение здесь военной операции, так и удержание под контролем освобожденной территории.
Текущее соглашение с большой вероятностью спровоцирует новые столкновения между группами боевиков в Идлибе. Эта провинция долгое время выступала в качестве перевалочного пункта для контрабандистов, перевозящих как товары повседневного назначения, так и вооружения. И если на данный момент КПП с Сирией и Турцией поделены между различными бандами, идея демилитаризованной зоны повлечет за собой новый передел сфер влияния в провинции. По всей видимости, в этот раз преимущество будет на стороне протурецких группировок и объединений.
Отмена операции правительственных войск в Идлибе не означает окончание фазы активной вооруженной войны с террористическими группировками. Так, подразделения сирийской армии и отряды ополчения отразили 26 сентября нападение боевиков террористической группировки «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра) на позиции правительственных войск к северу от административного центра провинции Хама. Сирийские войска в ходе артиллерийских и воздушных ударов нанесли потери противнику и заставили бандформирования отступить к Эль-Латамне
Также с 11 сентября сирийская армия проводит новую операцию против остатков боевиков террористической группировки ИГ в провинции Дейр-эз-Зор. Подразделения Республиканской гвардии ВС Сирии ведут наступление на позиции ИГ в районе Сарука к югу от города Эль-Шула.
Параллельно с этим поддерживаемые Соединёнными Штатами подразделения арабо-курдского альянса «Сирийские демократические силы» «яростно атаковали» позиции ИГ в районе населённого пункта Хаджин в одноименной провинции.

ЛИВИЯ

В ливийской столице Триполи ожесточенные столкновения не стихали с 26 августа и прекратились лишь после 4 сентября, когда противоборствующие группировки при посредничестве Миссии ООН по поддержке в Ливии заключили соглашение о прекращении огня. Тогда в них участвовали с одной стороны – так называемая «Седьмая пехотная бригада», большинство бойцов которой являются выходцами из города Тархуна (60 км к юго-востоку от столицы), а с другой — подразделения так называемого батальона «Революционеров Триполи», поддерживаемого другими фракциями, подчиняющимися признанному мировым сообществом кабинету национального согласия Фаиза Сараджа. Многие столичные кварталы неоднократно подвергались беспорядочным минометным обстрелам, за это время погибли 78 человек и свыше 300 получили ранения. После почти двухнедельного затишья в минувший понедельник группировки вновь начали обстреливать позиции друг друга.
В середине сентября боестолкновения в Триполи возобновились с новой силой и в тех же лицах. Боевики из  «Седьмой бригады» снова выдвинулись на Триполи из  Тархуна. Для сдерживания натиска «Седьмой бригады» в главный город страны вошли отряды «Революционной бригады» и «Бригады Наваси».
При этом главнокомандующий Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар заявил, что ЛНА вмешается в продолжающийся вооружённый конфликт в Триполи в «правильное время» и «правильным путём». По словам Хафтара, в данное время подразделения ЛНА не принимают участие в боях в ливийской столице.
Представители ЮНИСЕФ выступили с заявлением, что почти полмиллиона детей в столице Ливии находятся перед лицом «непосредственной опасности» из-за продолжающихся здесь ожесточённых уличных боёв. По данным министерства здравоохранения Ливии на  22 сентября в результате боестолкновений в столице североафриканской страны, которые длятся с конца августа, погибло более 115 человек, около 400 получили ранения.

ЙЕМЕН

Войска международно признанного правительства Йемена при воздушной и наземной поддержке коалиции во главе с Саудовской Аравией перешли в новое наступление на удерживаемый формированиями шиитского движения «Ансар Алла» (хоуситы) крупный населённый пункт на берегу Красного моря – портовый город Ходейда.
Коалиция совместно с йеменскими правительственными силами начала операцию «Золотая победа» по захвату подконтрольного «Ансар Аллах» портового города 14 июня 2018 года. Спустя две недели кампания была приостановлена для поддержки усилий спецпосланника ООН Мартина Гриффитса для подготовки переговоров. Консультации с участием обеих сторон конфликта должны были стартовать 6 сентября. Однако на них прибыла только делегация правительства Йемена, в то время как представители движения «Ансар Аллах» отказались покинуть Сану, потребовав гарантий, что они не только не будут остановлены по пути в Женеву, но и смогут безопасно вернуться по завершении консультаций. 
Стремясь получить ощутимое преимущество перед очередным раундом переговоров, войска коалиции решили нанести поражение хоуситам на ключевом для них участке. Так, государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш считает освобождение города-порта Ходейда от мятежников-хоуситов одним из основных условий для возобновления политического процесса в Йемене после срыва консультаций в Женеве. Первыми результатами сентябрьского наступления для сил коалиции стали: перекрытие дорожного сообщения с удерживаемой хоуситами столицей, уничтожение крупного арсенала мятежников на личной вилле покойного экс-президента А.А. Салеха, нанесение дополнительного ущерба городской инфраструктуре бомбардировками.
На этом фоне Эр-Рияд принял решение о приостановке или полной блокировке материально-технического снабжения отрядов партии «Ислах», филиала движения «Братьев-мусульман» в Йемене. Последняя ревизия в Министерстве обороны королевства вскрыло факты нецелевого и малоэффективного расхода средств на этом направлении. Таким образом, Эр-Рияд снижает свое влияние на земле, но достигает большего взаимопонимания с союзниками по коалиции – Абу-Даби и Каиром – идеологически нетерпимыми ко всем игрокам, ассоциируемым с БМ.
Безуспешное продолжение военного противостояния в Йемене в среднесрочной перспективе несет в себе серьезные внешне- и внутриполитические риски для руководства КСА и ОАЭ, вложивших в эту компанию впечатляющий объем имиджевого капитала и финансовых средств. Между тем, социально-экономическая нестабильность, вызванная длящейся войной, фрустрация  местного населения делают Йемен благодатной почвой для вербовки новых рекрутов для  террористических организаций, таких как «Аль-Каида на Аравийском полуострове». Вооруженный конфликт таких масштабов, как нынешняя гражданская война, неизбежно продолжит создавать «серую зону» для нелегальной деятельности любого калибра на больших никем неконтролируемых пространствах Йемена.

***
В свете текущих системных вызовов Ираку предстоит кардинально менять текущий подход к вопросам обеспечения населения водой (в том числе, посредством контроля над нелимитированным скважинным бурением) и электричеством, что потребует смены методов ведения административной деятельности, искоренению коррупции.
Эффективность российско-турецких договоренностей по Сирии будет поставлена в зависимость от того, насколько успешно Анкара сумеет сегрегировать идлибскую вооруженную оппозицию. В отсутствии прозрачных инструментов контроля за результатами этой деятельности итоги каждая из сторон соглашения (включая объекты) может видеть по-разному.
Нынешняя эскалация в Триполи показывает всю неоднозначность ранее достигнутых в Риме и Париже межливийских переговоров, указывая что ливийские центры силы не ограничиваются Хафтаром и Сараджем. Масштабность и интенсивность столкновений в столице ставят под вопрос возможность проведения легитимных общеливийских выборов в соответствии с планом Гасана Саламе.

Д.Тарасенко

Китай: июль-август 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика за июнь и август традиционно характеризуется как активная. В российско-китайских отношениях отмечается дальнейшее сближение, продолжается торговый конфликт между США и Китаем, а Малайзия приостанавливает работу китайский компаний по реализации ряда инфраструктурных проектов. Во внутренней политике необходимо отметить новые меры борьбы с уйгурским сепаратизмом и религиозные ограничения для мусульман и буддистов. Важным видится очередной арест высокопоставленного офицера НОАК.
Россия-Китай
Китайские военные примут участия в российских военных учениях “Восток-2018”, которые пройдут на полигоне Цугол в Забайкальском крае с 11 по 15 сентября 2018 года. Это приглашение можно рассматривать как новый этап доверия между странами и возможное дальнейшее расширение военного сотрудничества.
В 2018 году завершилась программа сотрудничества регионов Восточной Сибири Дальнего Востока России и Северо-Востока Китая на 2009–2018 годы. Достигнуты достаточно скромные результаты, ряд проектов так и не был реализован. С другой стороны, был получен ценный опыт и выработаны эффективные механизмы сотрудничества, которые можно использовать в новом договоре. Его подписание может состояться уже на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) во Владивостоке 11–13 сентября, который впервые посетит Си Цзиньпин.
Этот же опыт может быть использован в проектах перекрестного межрегионального сотрудничества России и Китая в 2018-2019 годах.
15 августа 2018 год состоялась встреча Владимира Путина с членом политбюро ЦК Коммунистической партии Китая Ян Цзечи. Из-за закрытости подобного рода встреч, информации о ходе переговоров и принятых решениях очень мало. Однако из открытой части в этот раз стоит отметить то, что Ян Цзечи отметил в позитивном ключе увеличения количества встреч между первыми лицами России и Китая. Из этого можно сделать вывод, что серьезна расширилась и повестка для обсуждения.
США-Китай
Шпионаж, кибератаки, Институты Конфуция
В минувшие два месяца США обвинили власти Китая в использовании проекта “Пояс и Путь” для слежки за иностранными правительствами и компаниями. По заявлению Вашингтона, атакам подверглись Беларусь, Мальдивы, Камбоджа, ряд министерств иностранных дел стран Европы, а также некоторые международные неправительственные организации.
Кроме этого США обвинили неназванную китайскую компанию в организации взломала частного сервера Хиллари Клинтон, когда та занимала должность госсекретаря. В Вашингтоне считают, что таким образом эта кампания получила доступ практически ко всей находящейся там информации.
Внутри США продолжается кампания по борьбе с “китайским влиянием”. Университет Северной Флориды в Джексонвилле объявил о намерении закрыть институт Конфуция, открытый в 2014 году.
Financial Times пишет, что некоторые кибератаки, зафиксированные в последние месяцы, могли произойти с адресов китайского университета Цинхуа.
Демократическая партия США призвала демократов, которые намерены участвовать в ноябрьских промежуточных выборах в Конгресс, не использовать смартфоны китайских производителей ZTE и Huawei. Ранее австралийские власти отказались от использования оборудования 5G Huawei, из-за возможной угрозы шпионажа.
Торговый конфликт
11 июля администрация президента США решила ввести новые пошлины на товары из Китая на сумму 200 млрд. долларов США. Тем не менее американские власти рассчитывают продолжать переговоры с Пекином. Несколько позже Президент США Дональд Трамп заявил, о том, что он готов к введению пошлин на товары КНР объемом в 500 млрд. долларов США, то есть почти на весь экспорт Китая в США.
21 июня Министр финансов США Стивен Мнучин отметил, что Вашингтон готов к торговому соглашению с Пекином, при условии, что китайские власти поменяют свой подход к торговле.
“Мы хотим, чтобы они (китайские власти) играли по правилам. Это означает отсутствие принудительной передачи технологий, совместных предприятий и предоставление нашим компаниям возможности честно конкурировать”. И добавил, что к условиям соглашения “также относится защита американской интеллектуальной собственности”.
В это же время власти США принимают действия к смягчению последствий торгового конфликта. Правительство США планирует выделить 12 млрд. долларов США в качестве помощи пострадавшим фермерам из-за торговой войны.
В начале августа на встрече Главы МИД КНР Ван И с Госсекретарем США Майком Помпео никаких результатов достигнуто не было. Стороны обсудили ряд вопросов и заявили лишь о “согласии по ряду вопросов”.
08 августа Офис торгового представителя США Роберта Лайтхайзера опубликовал список китайских товаров, которые попадают под пошлины в 25 процентов. Список содержит товары с объемом поставок на 16 млрд. долларов США в год.
В ответ Китай введет пошлины на американские товары объемом в 16 млрд долларов США. Это произойдет одновременно с введением Вашингтоном пошлин.
16 августа Президент США Дональд Трамп заявил, что Пекин не смог предложить Вашингтону приемлемых условий для заключения торговой сделки, добавив, что в переговоры между США и КНР продолжаются. По сообщению The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники Вашингтон и Пекин могут провести несколько раундов торговых переговоров для снижения напряженности в экономических отношения двух стран.
23 августа вступили в силу новые тарифные пошлины двух стран на сумму в 16 млрд. долларов США.
24 августа Заместитель министра коммерции Китая Ван Шоувэнь встретился с Заместителем министра финансов США по международным делам Дэвидом Малпассом. Судя по заявлениям сторон, переговоры не привели ни к каким договоренностям. Это могло стать причиной того, что через два дня Президент США Дональд Трамп заявил, что “сыт по горло” внешнеторговой политикой Китая, о чем он якобы сказал своим советникам в Белом доме. По словам президента США, КНР давить на него перед ноябрьскими промежуточными выборами.
И наконец, по сообщениям агентства Bloomberg, 30 августа Президент США Дональд Трамп планирует ввести дополнительные пошлины на товары КНР на сумму в $200 млрд долларов США. Трамп хочет ввести новые пошлины против КНР после 6 сентября, однако окончательного решения по введению новых торговых ограничений пока нет.
Уйгурский вопрос
По сообщениям Financial Times, китайским властям удалось наладить сотрудничество в “уйгурском вопросе” с некоторыми странами, входящими в инициативу “Один пояс и один путь”. В частности, эффективное сотрудничество осуществляется со странами Центральной Азии. Это приводит к тому, что многие уйгуры переезжают в Турцию и Саудовскую Аравию, которую они рассматривают как более безопастные.
Кроме сотрудничества с приграничными странами, КНР приступил к строительству первой военно-тренировочной базы в провинции Бадахшан на северо-востоке Афганистана. База будет располагаться в Ваханском коридоре, на границе с тремя странами: Таджикистаном, с Пакистаном и китайским Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР). КНР намерен содержать там как минимум один батальон с вооружениями и оборудованием для учебной подготовки афганских военнослужащих, в рамках сотрудничества с Афганистаном в борьбе с терроризмом. Одной из целей лагеря может быть противодействие уйгурскому сепаратизму.
Министерство обороны КНР до сих пор официально не подтвердило планы о создании базы в Афганистане.
По сообщениям источников в правительстве Пакистана, китайские власти несколько раз вели переговоры с афганским террористическим движением “Талибан” (запрещенным в РФ). По их же мнению, это связано с тем, что Китай хотел бы играть более активную роль в урегулировании в стране и противодействию уйгурскому сепаратизму.
10 августа, впервые на официальном уровне в ООН был поднят вопрос “массового ущемления прав уйгур и других меньшинств, проживающих на территории СУАР”. Пекин не признает существование так называемых “лагерей перевоспитания”, о которых активно сообщают различные источники и СМИ в последние несколько месяцев.
Неожиданный путем борьбы с уйгурским сепаратизмом может стать решение Госсовета КНР стимулировать рождаемость в западных регионах страны путем выдачи субсидий на второго ребенка.
Летом КПК пересмотрела свое отношение к членам партии, которые придерживают любых религиозных убеждений. В новом своде правил на официальном уровне (на неофициальном уровне такая практика существовала и ранее) предусмотрены наказания за активное распространение религиозных взглядов.
В июле Ван Ян призвал установить жесткий контроль КПК над буддийскими религиозными организациями, для сохранения стабильности и национального единства. Во время летних каникул тибетским школьникам официально запретили участвовать в религиозных обрядах. Со школьников брали соответствующие расписки, а контроль над исполнением этих решений лег на директоров школ и родителей.
Инициатива Пояса и Пути
В сентябре Китай отметит пятилетие инициативы “Одного пояса, одного пути”. В рамках этой инициативы Пекин подписал 118 документов о сотрудничестве со 103 странами и международными организациями. Китайские инвестиции в страны “Пояса и пути” составили более 70 млрд. долларов США. Отметить стоит, что за пять лет инициатива не превратилась в полноценную стратегию и напоминает скорее мозаику разбросанных по разным регионам мира инфраструктурных проектов.
Реализация идеи такого масштаба безусловно, проходит с ожидаемыми осложнениями, ввиду того, что достаточно часто мотивацией выступает не экономические, а политические причины. Часто страны-получатели оказываются в экономических затруднениях еще на стадии начальной реализации. Зачастую вопросы оставляет закрытость тендеров, цена и даже необходимость постройки того или иного инфраструктурного объекта.
Одними из таких проектов стало строительство газопроводов и железнодорожной ветки в Малайзии. Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад в ходе визита в Пекин официально объявил о замораживании этих построек на сумму более 20 млрд. долларов США. Причиной были названы непрозрачная процедура выбора исполнителей, реализации, а также “кабальные” условия кредитования, навязанные китайцами.
Источники из окружения премьера сообщают, что Махатхир Мохамад твердо намерен на отмену реализации этих проектов (при этом реализация проекта железной дороги между Сингапуром и Куала-Лумпуром также была отложена).
США, ЕС и некоторые азиатские страны начали противодействовать китайской экономической экспансии. Кроме возрастающего количества публикаций, в которых содержится критика китайской инициативы с точки зрения непрозрачности распределения подрядов, реализации, нарушения экологических, технических и других норм, прав человека и тд, США, Япония и Австралия согласились начать инвестирование в инфраструктурные проекты в Индо-Тихоокеанском регионе. Данное трехстороннее партнерство будет служить знаком поддержки и проводиться в целях укрепления мира и процветания в Индо-Тихоокеанском регионе, а также противодействовать китайскому влиянию от востока Африки до Гавайев.
Аресты и разжалования
В августе стали известны подробности антикоррупционного дела в НОАК. Генералы Вэй Лян и Сюй Фэньлинь были разжалованы сразу на 7 рангов. Генерал Ян Хуэй предположительно был взят под стражу.
Причиной разжалование предположительно послужили тесные связи двух генералов с ранее осужденными китайскими военными Го Босюном и Сюй Цайхоу. Генерал Ян Хуэй предположительно обвиняется в коррупции.
С 2012 года были осуждены более 13 тысяч военнослужащих НОАК.
Вывод
В летние месяцы подтверждается тренд углубления российско-китайских отношений как двух стратегических партнеров, но не союзных держав. Особо стоит отметить внешний фактор в виде давления США на оба государства. Этот фактор является не столько движением в сторону союза, сколько проверкой стратегического российско-китайского партнёрства. Россия и Китай продолжат демонстрировать единство подходов по региональным и глобальным вопросам, возможно расширение сотрудничества, более формального, чем реального, так как достигнута определенная планка, выше которой страны пока не хотят подниматься. Безусловно, существуют и усиляются группы влияния, которые готовы перешагнуть линию к дальнейшему сближению.
Повышение частотности контактов и укрепление стратегического партнерства можно и нужно использовать, например, в более продуктивном приграничном и экономическом сотрудничестве, что выгодно обеим сторонам.
Важным видится и китайская поддержка в таких российско-американских вопросах как СНВ-III и ДРСМД, ведь изменения в них коснутся и КНР, а международные отношения продолжат дрейфовать в сторону большей неопределенности и возрастания внешнеполитических рисков.
Многоуровневый конфликт между США и Китаем продолжает углубляется. Китайские власти официально разрешили местным правительствам тратить деньги на большие проекты. Комиссия по регулированию банковской деятельности Китая разрешила государственным банкам снова обильно кредитовать частный сектор и инфраструктурные проекты. Это явно противоречит высказываниям Лю Хэ, главного экономического советника Си, который обещал в январе привести финансы Китая в порядок за три года.
Все это может свидетельствовать о затруднениях в китайской экономике, а торговый конфликт вряд ли добавит позитивных тенденций. В противовес экономические показатели США достигли достаточно высокого уровня. При этом раскладе, затруднения Пекина убеждают Вашингтон продолжить давление на КНР в торговых вопросах. В этой связи интересными видятся публикации, о том, что внутри Китая более четко проявляется недовольство политикой и стилем самопозиционирования Си Цзиньпина, а также очередными арестами в НОАК.
Торговая война ослабляет курсу юаня. Независимо от искусственного занижения юань теряет свою цену из-за вводимых ограничений США. Это делает китайские товары еще более конкурентоспособными. Вьетнамские экономисты уже призывают власти ограничить китайский импорт нетарифными методами, пока товары из КНР не вытеснили местные.
С другой стороны, как пишут аналитики из Morgan Stanley, торговая война Вашингтона и Пекина не нанесет значительного ущерба экономике Китая, так как китайское правительство успешно реализует ряд мер по смягчению последствий торгового конфликта.
Учитывая то, что администрация Трампа связывает вопросы торговых ограничений с общей региональной повесткой, а также недовольство определенных влиятельных лиц сделкой США с КНДР, возможна новая эскалация конфликта вокруг Северной Кореи. Неудивительно, что Си скорее всего отправится в Пхеньян уже в сентябре.
На этом фоне логичным видится стремление Китая нарастить арсенал ядерных вооружений, о чем в августе писали в The Global Times. Газета позиционируется как голос Пекина к иностранным читателям так что данный сигнал имеет ясного адресата.
В уйгурском вопросе Пекин демонстрирует расширение инструментария борьбы с инакомыслием. Однако, как часто уже было в истории, давление только сплачивает группу, которая подвергается гонениям. С высокой вероятностью можно ожидать дальнейшее углубление и ожесточение конфликта. Лишь после ухода Си можно ожидать снижение конфликтности и достижения консенсуса, который устроит все стороны.
Другой интересной стороной этого вопроса является то, как будут развиваться отношения с Турцией и Саудовской Аравией по этому вопросу и будет ли КНР оказывать давления на эти страны?
Инициатива “Пояса и Пути”, кроме экономического внешнеполитического инструмента КНР, выступает в некотором роде глобальной витриной Китай для мира. Поэтому китайцам важно сохранять общую успешность проекта. Это прекрасно понимают в Куала-Лумпуре, и, как говорят источники из окружения премьера Малайзии, он хочет найти оптимальный вариант для того, чтобы китайцы не потеряли лицо.
Премьер, возможно, оставляет пространство для пересмотра условий проекта (отсюда и его заявления то, что малайские компании якобы готовы были осуществить проект гораздо более дешевле). Однако для китайцев эта проблема видится гораздо шире. Уступки даже такому признанному лидеру, как премьер Малайзии, вызовет желание другие стран пересмотреть условия договоров.
В случае с Малайзией вряд ли сработает схема, осуществленная с Зимбабве, когда китайцы списали старый долг, но вместо этого выдали новый кредит, на еще большую сумму. Очевидно, что не сработает схема Шри-Ланки, когда взамен списания более 1 миллиарда долларов США долга, Пекин получил право контролировать порт страны.
Переговоры между двумя странами будут долгими, но возможно стороны смогут найти схему выхода из этой ситуации, вплоть до сохранения проекта, но при совершенно других условиях.

П. Прилепский

Израиль: июль-август 2018 г. (дайджест)

Июль и август были отмечены несколькими важными событиями во внутренней политике Израиля. Был принят Закон о национальном характере, который, как и любая другая законодательная инициатива, имеющая национальную окраску, вызвал широкий резонанс и неоднозначную реакцию мирового сообщества. Резкой критике документ также подвергли представители лояльной к Государству друзской общины, которая 4 августа вышла на митинг в Тель-Авиве. Также разразился кризис вокруг нового Закона о призыве, поправки к которому являются тем, что может развалить правящую коалицию и привести Израиль к досрочным выборам.
За два месяца Армия обороны неоднократно наносила удары по объектам ХАМАС на территории сектора Газа, а также провела военные учения в пустыне Негев; несмотря на достижение соглашения о перемирии, приграничные населённые пункты не вернулись к мирной жизни и ситуация продолжает оставаться взрывоопасной. В конце августа в связи с продолжающимися протестами израильские власти приняли решение о закрытии перехода через КПП на границе с Газой.
Что касается внешней политики, то в течение лета состоялись встречи Б. Нетаньяху с В. Путиным в Москве, Б. Нетаньяху с С. Лавровым и В. Герасимовым в Израиле, П. Климкина с З. Элькиным, Б. Нетаньяху с Д. Болтоном. Обсуждались актуальные проблемы двусторонних отношений, палестино-израильское урегулирование, ситуация в Сирии, иранская ядерная программа.

Голанские высоты
После того, как в июне ЦАХАЛ объявил о внезапных военных учениях на Голанских высотах рядом с сирийской границей, в начале июля Армия обороны приняла решение перебросить в район дополнительные танки и артиллерию. При этом израильская сторона заявила о своём намерении не вмешиваться в события на территории Сирии. Премьер-министр Б. Нетаньяху, комментируя решение ЦАХАЛа, обосновал усиление израильских войск на Голанах необходимостью Государства защищать свои границы и нежеланием допускать беженцев на территорию страны, но подчеркнул, что Израиль постоянно находится в контакте с Москвой и Вашингтоном по поводу Сирии. Позже в ходе телефонного разговора ситуацию обсудили министры обороны России и Израиля — С. Шойгу и А. Либерман.
В начале августа на юге Голанских высот ВВС Израиля подвергли обстрелу группу боевиков ИГИЛ; было уничтожено семь террористов. В районе впервые за 6 лет появился патруль миротворцев ООН. Также на высотах у демилитаризованной зоны было выставлено четыре поста российской военной полиции.

Сирия
В июле военно-воздушные силы Израиля нанесли удар по авиабазе в провинции Хомс, после чего силы ПВО Сирии совершили ответную атаку, в результате которой одному из самолётов ВВС Израиля был нанесён урон. Тель-Авив данный инцидент не прокомментировал. Позже израильские самолёты нанесли несколько ударов по объектам сирийской армии в провинции Кунейтра; по заявлениям ЦАХАЛа, эта атака была совершена в ответ на вторжение в воздушное пространство Государства беспилотного летательного аппарата. 11 июля в ходе встречи с В. Путиным, Б. Нетаньяху заявил о намерении Израиля пресекать любые попытки нарушения границы. 24 июля Армия обороны сообщила об уничтожении самолёта ВВС Сирии; постоянный представитель Израиля при ООН Д. Данон подтвердил слова премьер-министра о том, что Государство не потерпит никакого нарушения своего суверенитета. В ООН наблюдают за ситуацией.
В конце июля представитель Министерства иностранных дел Израиля Э. Нахшон заявил об эвакуации с территории Сирии членов скандально известной неправительственной организации «Белые каски». Б. Нетаньяху сообщил, что операция была проведена по просьбе президента США Д. Трампа и ряда других мировых лидеров. Через несколько месяцев эвакуированные будут переправлены в Великобританию, Канаду, Францию и Германию; внешнеполитическое ведомство ФРГ уже подтвердило свою готовность принять «Белые каски». Активисты организации утверждают, что за время её существования были спасены жизни ста тысяч сирийцев, однако власти Сирии полагают, что «Каски» действуют в интересах группировки «Фронт ан-Нусра», которая запрещена в России.

Палестина
В середине июля представители движения ХАМАС заявили, что при посредничестве Египта была достигнута договорённость с Израилем и прекращён огонь. За день до появления в СМИ этой информации, командующий ПВО Израиля Ц. Хаймович заявил о ста ракетах и минах, выпущенных по Израилю за день. Из них система противовоздушной обороны перехватила около двадцати релевантных снарядов. После заявления представителей ХАМАСа, пресс-служба армии обороны Израиля в своём твиттере опубликовала сообщение о зафиксированных двух миномётных снарядах из Газы и ответной атаке ЦАХАЛа.
Б. Нетаньяху впервые с момента начала эскалации (март) приехал на юг страны, где встретился с главами общин Юга в городе Сдерот. Глава Государства сообщил жителям населённых пунктов региональных советов Шаар а-Неев, Эшколь и Хоф-Ашкелон, что не может гарантировать скорое разрешение конфликта и попросил их быть готовыми к длительной кампании. Более того, он подчеркнул, что никакое мирное соглашение в той или иной форме израильская сторона не приемлет до тех пор, пока со стороны Газы не будут прекращены запуски огненных воздушных змеев.
Позже Армия обороны начала учения «Стальные ворота», которые имитируют вхождение сухопутных войск в сектор Газа. «Суррогатом Газы» стал город Беэр-Шева. Помимо военных учений, Израиль наложил ограничения на поставку в Газу топлива и газа, а горячее и лекарства поставляются теперь только после рассмотрения каждого конкретного случая и вынесения решения по нему. Эти санкции стали самыми жёсткими за всю историю введения ограничений.
В сложившихся обстоятельствах парламент Израиля отменил поправку к одному из Основных законов — закону о правительстве — согласно которой премьер-министр и глава Министерства обороны в исключительных случаях могли объявлять войну, не согласовывая это решение с военно-политическим кабинетом и самим Кнессетом.
Соглашение о перемирии было достигнуто в ночь на 21 июля, однако на следующий день Нетаньяху заявил о готовности Израиля при необходимости нанести ещё более мощные удары по Газе, чем ранее. Палестино-израильское урегулирование обсуждалось также в конце июля заместителем главы Министра иностранных дел России М. Богдановым и директором Службы общей разведки Палестины М. Фараджем.
В конце июля вышла на свободу палестинка А. Тамини, находившаяся в заключении в течение почти восьми месяцев после нападения на израильского офицера.
В течение августа конфликт развивался по своему обычному сценарию: со стороны сектора Газа выпускались ракеты, силы ВВС Израиля в ответ наносили удары по объектам в Газе. Президент Палестины М. Аббас призвал международное сообщество вмешаться в ситуацию. Франция попросила стороны не допускать дальнейшей дестабилизации. Новое соглашение о перемирии на фоне интенсивных взаимных обстрелов было заключено в ночь на 10 августа. В конце месяца Израиль закрыл контрольно-пропускной пункт «Эрез» на границе с Газой в связи с непрекращающимися протестами. Открыть КПП израильские власти распорядились 27 августа.

Двусторонние переговоры
В течение лета Б. Нетаньяху встречался 11 июля с президентом России В. Путиным в ходе своего визита в Москву и 23 июля — с главой Министерства иностранных дел С. Лавровым и главой Генштаба России В. Герасимовым в ходе визита российской делегации в Израиль. На встречах обсуждалось палестино-израильское урегулирование и ситуация в Сирии, в частности, израильская сторона заявила о заинтересованности в выводе сил Ирана из Сирии, при этом не отказываясь от каких-либо предложений российской стороны. Б. Нетаньяху отметил, что переговоры двух стран могут повысить безопасность и уровень доверия на Ближнем Востоке.
Власти Израиля продолжают борьбу с нелегальной миграцией из стран бывшего СССР. В частности, Государство признало Украину безопасной страной, на территории которой не ведётся военных действий, и отказало многим мигрантам в получении статуса беженца. За 2017 год в страну прибыло 70 тысяч нелегальных мигрантов с постсоветского пространства, причем самый большой процент людей — украинские граждане. В августе на встрече министра иностранных дел Украины П. Климкина с министром по вопросам охраны окружающей природной среды Государства Израиль, министром по делам Иерусалима и еврейского наследия и сопредседателем Совместной межправительственной украино-израильской комиссии по вопросам торговли и экономического сотрудничества З. Элькиным, стороны договорились в ближайшее время провести официальные консультации с целью окончательного решения вопроса. Помимо этого, министры обменялись мнениями по актуальным вопросам сотрудничества Израиля и Украины, в частности, обсуждалось Соглашение о свободной торговле.
В конце августа в Израиль прибыл советник президента США по национальной безопасности Д. Болтон. В ходе встречи с Б. Нетаньяху обсуждалась иранская проблема; по словам Болтона, одной из главных задач США сегодня является помешать Ирану получить ядерное оружие.

Внутренняя политика
Закон о национальном характере
19 июля после восьмичасовых дебатов Кнессет принял новый Основной закон — «Израиль — национальное государство еврейского народа» (Хок ха-Леум). При голосовании в третьем чтении 62 депутата поддержали документ, 55 высказались против, двое воздержались, что показало разлом по линии правых и левых. Окончательная версия закона закрепляет:
¥ статус Израиля как национального государства еврейского народа;
¥ государственную символику;
¥ единый и неделимый Иерусалим как столицу;
¥ иврит как государственный язык (при этом арабский пользуется особым статусом и, кроме того, не умаляется фактический статус арабского языка, сложившийся до вступления в силу закона, о чём говорится в одном из пунктов Статьи 4);
¥ принцип собирания рассеянных по миру евреев.
Из итоговой версии было убрано спорное положение о приоритете еврейских традиций Израиля над демократическими принципами в случае, когда Верховный суд Израиля — БАГАЦ — выносит решение, а также был принят компромиссный вариант статьи о поселениях, из которой были убраны положения, признанные дискриминационными в отношении арабского населения.
Депутаты Кнессета от арабского Объединённого списка разорвали бумажные копии и покинули зал заседаний в знак протеста. Депутат Талаб абу Арар назвал день принятия закона «чёрным днём для израильской демократии», поскольку, по его мнению, Кнессет де-факто признал, что арабам, которые составляют 20% населения страны, в Израиле не место.
Документ вызвал волну критики не только со стороны арабского меньшинства страны, но и со стороны друзского сектора, и после его принятия община обратилась в Верховный суд. Петицию для Высшего суда справедливости с требованием изменить ряд положений закона подписали три друза-депутата Кнессета — С. Саад, Х. Амар и А. Хадсон, причём только Саад является депутатом от оппозиции (партии «Авода», входящей вместе с партией «ха-Тнуа» в блок «Сионистский лагерь»), двое других парламентариев — представители правящей коалиции, а именно партий «Наш дом Израиль» и «Кулану». В первую очередь критические замечания вызвал седьмой параграф закона, который был расценен друзами как дискриминационный, поскольку он закрепляет лишь еврейское поселенчество в качестве национального приоритета.
Помимо парламентариев, с протестом выступили около ста действующих и бывших офицеров Армии обороны друзского происхождения, которые объединились для борьбы с законом в специальный форум, инициатива создания которого принадлежит генералу в отставке И. Фаресу, расценивающего закон как оскорбительный для общины, которая и так никогда не ставила под сомнение еврейский характер Государства. Другой генерал в отставке А. Асад опубликовал открытое письмо к Б. Нетаньяху, в котором подчеркнул, что многие друзы погибли, защищая страну, которую они, как и евреи, считают своей родиной. Несколько действующих друзских офицеров объявили о своей отставке в знак протеста.
1 августа правительство предложило друзам проект урегулирования противоречий, над которым работали духовный лидер общины шейх М. Тариф, министры А. Кара и Я. Левин («Ликуд»), депутат Х. Амар, экс-депутат Ш. Шанан. Проект предполагает законодательное закрепление статуса друзов, а также черкесов; признание вклада друзской общины в дело государственного строительства; обеспечение привилегий представителей любых меньшинств, служащих в ЦАХАЛе; и признание вклада всех, независимо от национальности и вероисповедания, кто защищает страну.
План, предложенный правительством, устроил не всех представителей общины. 2 августа на встрече Б. Нетаньяху с председателями местных советов друзских населённых пунктов А. Асад, автор открытого письма к премьеру, назвал Израиль «государством апартеида», после чего израильский лидер покинул собрание. Кроме того, организаторы митинга друзской общины, который 4 августа собрал в Тель-Авиве около 100 тысяч человек, уже после заявления о предложенном правительством компромиссном плане сообщили, что мероприятие всё равно состоится.

Закон о призыве
В 2015 году под давлением религиозных партий к Закону о призыве была принята поправка, которая освобождала от призыва учащихся иешив (высшие религиозные учебные заведения). После этого партия «Еш Атид» подала иск в Высший суд справедливости, который был удовлетворён в сентябре 2017 года ввиду того, что поправка является неконституционной и противоречит принципу равенства все граждан перед законом. Суд отсрочил выполнение вердикта и дал Кнессету год на то, чтобы принять новый закон и урегулировать ситуацию.
Новый вариант законопроекта устанавливает количество призывников из числа харедим, которое каждый год должно увеличиваться (но речь всё равно идёт всего о 5-8%). В новом варианте нет пункта об уголовной отвественности учащихся иешив за уклонение от службы, однако предполагается введение экономических санкций и уменьшение бюджета религиозных учебных заведений в случае невыполнения квот призыва, причём размер штрафа тоже будет увеличиваться каждый год. Если же не будет выполняться 85% годовой квоты, то все студенты будут призываться на общих основаниях. 
В ночь на 3 июля состоялось голосование в первом чтении, и с результатом 63-39 поправки были приняты. Во многом такой расклад обеспечила больше всего заинтересованная в законе партия «Еш Атид». Депутаты ультраордоксальных партий проголосовали против.
7 августа БАГАЦ вновь отсрочил выполнение своего сентябрьского вердикта, на сей раз до начала декабря; таким образом, у Кнессета, который выходит с каникул в октябре, есть ещё несколько месяцев на принятие нового закона. Лидер партии «Еш Атид» Я. Лапид выступил с критикой премьер-министра, заявив, что тот руководствуется лишь узкими политическими интересами своими и тех, кто отправляет молодых иешиботников на демонстрации против призыва.

***
С момента начала эскалации палестино-израильского конфликта в результате «террора воздушных змеев» сильно пострадал ют страны — в общей сложности выгорели несколько тысяч акров посадок. В июле многие офицеры, которые четыре года назад участвовали в операции «Нерушимая скала», были привлечены к участию в крупномасштабных манёврах, развёрнутых в пустыне Негев. Не исключено, что, учитывая приглашение представителей СМИ, целью мероприятия является психологическая атака и пока только предупреждение ХАМАСа о серьёзности намерений израильской стороны. В том числе такая мера обусловлена тем, что соглашение о перемирии, достигнутое в середине месяца, вызвало большой скандал в кабинете министров Израиля, причём из-за пункта о прекращении «огненного терроризма», а в частности из-за формулировки ХАМАСа о том, что активность «огненного отряда» не сразу сойдёт на нет, а будет снижаться постепенно. Лидер партии «Еврейский дом» Н. Беннет и министр по делам разведки И. Кац настаивают на том, чтобы глава оборонного ведомства А. Либерман вынес на обсуждение военно-политического кабинета конкретные предложения по Сектору с целью разработки чёткой стратегии, реализация которой способна положить конец терактам и диверсиям. Возможными вариантами могут быть: низложение администрации ХАМАСа, о чём ранее уже говорила министр юстиции А. Шакед; либо создание комплекса безопасности на границе с Сектором подобно тому, как это было сделано на границах с Ливаном и Сирией.
Что касается палестинской стороны, то она надеется в том числе на помощь России. Об этом говорил, в частности, посол Палестины в РФ Абдель Хафиз Нофаль. Напомним, что заместитель министра иностранных дел и спецпредставитель Президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки М. Богданов еще в феврале заявлял о готовности Москвы выступить в качестве посредника на переговорах. После акций протеста заместитель постоянного представителя России при ООН В. Сафронков подтвердил готовность Москвы предоставить площадку для попытки мирного урегулирования. Однако сам Израиль в стол переговоров не верит.

Принятие нового закона о национальном характере Государства Израиль обострило отношения между правительством и друзами. Хок ха-Леум выступил катализатором, поскольку кризисные моменты возникали ранее. В частности, очевидно социально-экономическое неравенство между общиной и еврейским населением: в друзских населённых пунктах нехватка жилищного фонда и неразвитая инфраструктура. Молодое поколение друзов, считающее престижной службу в рядах ЦАХАЛа и чувствующее себя в армии на равных с евреями, после окончания службы сталкивается с куда более прохладным отношением к ним гражданского населения. 
Правящие силы, обеспокоенные массовыми выступлениями лояльного к Государству меньшинства, посчитали, что игнорирование протестов в данном конкретном случае является вариантом пораженческим. Б. Нетаньяху принял решение о созыве специального заседания. На недовольство друзов отреагировала также правая партия «Еврейский дом» в лице её лидера Н. Беннета, занимающего также пост министра просвещения. Беннет охарактеризовал друзскую общину как «кровных братьев израильтян» и заявил, что правительство должно приложить все усилия для поиска компромисса с меньшинством.
В течение 45 дней правительство и община должны совместно сформулировать детали плана по урегулированию конфликта, который может либо стать поворотной точкой в том, что касается положения друзов в Государстве, либо правительство действующего премьера, как и предыдущие правительства, потерпит поражение в налаживании диалога с меньшинством.

Кризис вокруг Закона о призыве вызвал волнения в стане правящей коалиции. Необходимо отметить, однако, что, с одной стороны, лидеры ультраортодоксов, в частности, А. Дери (партия «ШАС»), заявляют о том, что не всеобщая мобилизация, а изучение Торы является для народа Израиля высшей ценностью, поэтому религиозное сообщество намерено не допустить сокращения бюджета учебных заведений. С другой стороны, текущий вариант будущего закона вполне устраивает религиозные фракции, поскольку, во-первых, по нему пойдёт служить лишь 5-8% иешиботников; во-вторых, харедим очень дорожат своими мандатами и заявление Я. Лицмана о выходе из правительства его партии «Яадут а-Тора» в случае принятия закона может быть не более чем формой психологического давления.
Лидер партии «Еш Атид» Я. Лапид отметил, что новый закон только пойдёт на пользу молодым ультраортодоксам, которые после службы в армию будут трудоустроены и затем интегрируются в израильское общество. Я. Лапид подчеркнул также, что его партия обеспечит правительству большинство при голосовании, так как фракцию устраивает последний вариант, разработанный армейским отделом кадров и Министерством обороны; более того, глава Оборонного ведомства А. Либерман обещал, что в законе более не будет изменено ни одной буквы. Но, если премьер-министр в очередной раз пойдёт на уступки ультраортодоксов и компромиссный вариант не будет принят, то Б. Нетаньяху должен будет объявить о досрочных выборах.

Т. Мошкова

Китай: июнь 2018 г. (дайджест)

Внешнею политику Китая за июнь можно охарактеризовать как активную во всех направлениях. Необходимо отметить продолжение расширения сотрудничества в российско-китайских отношениях и по линии ШОС, большую американо-китайскую повестку, проблемы портов в Шри-Ланке и Мьянме. Во внутренней политике обратить внимание на Коммунистический союз молодёжи Китая.

Внешняя политика
Россия – Китай

8 июня Президент России В. Путин насел визит в Китай. Встреча состоялась в преддверии саммита ШОС, стороны обсудили ряд важных вопросов. Москва и Пекин будут активно работать по сохранению формата СВПД (Совместном всеобъемлющем плане действий по иранской ядерной программе), сохранению суверенитета и целостности Сирии, продвигать мирное урегулирование в Афганистане и продолжать прикладывать усилия по мирному комплексному решению проблем Корейского полуострова.
Россия и Китай договорились, что в “условиях нарастающей в мире нестабильности и неопределенности стороны продолжат углублять консультации по вопросам стратегической безопасности, поддерживать интенсивный диалог между министерствами иностранных дел, наращивать двустороннюю координацию на профильных международных площадках”.
Перед самым началом визита президента России, Си Цзиньпин объявил имя первого лауреата высшей государственной награды Китая для иностранцев: ордена Дружбы КНР. Им ожидаемо стал президент России В. Путин.
Си отметил, “что среди глав мировых держав он (Путин) больше всех посещал Китай, он самый знакомый и уважаемый в Китае”. Также китайский лидер добавил, что “президент Путин для меня самый хороший и близкий друг”.
Росатом подписал с Китаем соглашения о сотрудничестве в сооружении двух новых энергоблоков Тяньваньской АЭС, а также строительстве третьего и четвертого блока АЭС Сюйдапу в провинции Ляонин. В дополнении Росатом будет участвовать в разработке китайского демонстрационного реактора на быстрых нейтронах.
28 июня Китайская национальная ядерная корпорация объявила открытый тендер для судостроителей на создание атомного ледокола. Считается, что Россия будет участвовать в данном тендере.
Многие эксперты считают, что Китай сможет использовать эти технологии при создании своего авианосца следующего поколения – авианосца Тип 003.
Арктическая стратегия Китая пока не имеет четких перечня целей. В Белой книге по развитию Полярного шелкового Пекин лишь обозначил свое обязательное присутствие в регионе.
На данном этапе у Китая в наличии только несколько малоразмерных кораблей и один гражданский ледокол, мощности которых явно не будет хватать для присутствия и исследования арктического региона. Сейчас КНР совместно с Финляндией разрабатывает крупный неатомный ледокол, спуск на воду, которого запланирован в 2019 году. Тогда же запланирована первая экспедиция в Антарктику.
На данном этапе китайцы проявляют интерес к проекту Полярного шелкового пути и обсуждают возможность китайского участия и инвестиций в несколько ключевых портов российского Севера.
Протестный кейс в России
По сообщениям российских СМИ китайской компании ООО “Международная инвестиционная компания Цзинье” отдали под вырубку участок в 200 млн. кубометров лесов в аренду на 49 лет. Стоимость контракта, на основании которого было продано право на осваивание лесов – 1, 260 млрд. рублей. Данный кейс уже вызвал негативную реакцию местных экологов и части местных жителей.
Ранее в мае акция против передачи китайским кампаниям участков леса под вырубку прошла в Улан-Удэ.
Саммит ШОС в Циндао
9-10 июня состоялся саммит ШОС в Циндао. В первые к стандартному набору участников полноправно присоединились две страны: Пакистан и Индия. По итогам саммита была принято 17 документов, таких как: План действий на 2018-2022 годы по реализации положений Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов ШОС, документ об утверждении Программы сотрудничества государств-членов ШОС в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму на 2019-2021 годы и ряд других.
В конкретной плоскости принятые документы направлены на дальнейшее упрощение таможенных процедур и формальностей. Состоялся запуск Китаем кредитной линии на 5 млрд. долларов США в рамках межбанковского объедение ШОС.
Проблемы Южно-Китайского моря
В начале июня Министр обороны США Д. Мэттис во время “Диалога Шангри-Ла” представил новую стратегию США в Индо-Тихоокеанском регионе. Согласно этой стратегии, единственным противником США в регионе является Китай, проводящий “политику запугивания и милитаризации”. В “наказание” США отзывают свое приглашение Пекину к участию в крупнейших военных учениях в регионе RIMPAC. Спикер Министерства обороны США добавил, что отзыв приглашения также связан с милитаризацией спорных территорий со стороны КНР.
Здесь необходимо отметить, что в этом году впервые в качестве полноправного учениях RIMPAC примет участие Вьетнам
Продолжая тему выступлений на площадке “Диалога Шангри-Ла” нужно обратить внимание на слова премьер-министра Н. Моди, который в своей речи похвалил КНР, выразив мнение, что Азию ждет светлое будущее, если Индия и Китай будут работать вместе.
27 июня Си Цзиньпин встретился с Министром обороны США Д. Мэттисом. Си выразил мнение, что Китай не отдаст “ни пяти земли”, спорных территорий, которых КНР рассматривает как свои. По результатам переговоров, Мэттис отметил, что его встреча с Си прошла “очень и очень хорошо”.
Новоизбранный премьер Малайзии Махатхир Мохамад предложил формулу для решения проблемы Южно-Китайского моря. Отметив тот факт, что увеличение количества военных кораблей только усугубляют ситуацию, 92-летний политик предложил совместный патрули спорных территорий. В противном случае все это может привести к войне, “которую никто не хочет”.
В конце мая США снова послали два корабля в зону спорных островов. В начале июня США направили бомбардировщиков B-52 для пролета над акваторией вблизи архипелага Наньша. Обе акции Пекин охарактеризовал как провокации.
США – Китай
15 июня Д. Трамп, выполняя обещания, данные ранее (см. дайджест за май 2018 года), ввел 25 процентный налог на перечень китайских товаров на общую сумму 50 млрд. долларов США. Тарифы начнут действовать с 6 июля. В ответ на это, Пекин ввел ограничения на тождественную сумму.
Несколько позже, 18 июня, Д. Трамп разъяснил свои меры в обращении, опубликованном на сайте Белого Дома. Д. Трамп вводил тарифы, с целью пересмотра Китаем своей “несправедливой торговой практики”. Вместо ожидаемых американской стороной изменений, Китай отвечает, по словам президента, не правительству США, “а фермерам и рабочим, которые ничего плохо не сделали”.
Важно отметить дискурс Трампа, США справедливо вводит тарифы – Китай же наказывает ни в чем не виноватых рабочих и фермеров. И поэтому (в защиту своих граждан) президент поручил торговому представителю США обозначить список товаров на 200 млрд. долларов США для дополнительных тарифов в 10 процентов.
Защита именно рабочих мест становится одним из ключевых предлогов для введения торговых тарифов.
Несколько позже был опубликован 36-страничный доклад Белого Дома “Как китайская экономическая агрессия угрожает технологиям и интеллектуальной собственности США и всего Мира” (How China’s Economic Aggression Threatens the Technologies and Intellectual Property of the United States and the World).
В нем достаточно сжато, но одновременно подробно рассматриваются практики китайского правительства, которые по мнению авторов доклада, используются для незаконного овладения технологиями США и использования их в целях развития экономики и военного сектора Китая (краткий обзор в виде таблицы дан на странице 21).
Особое внимание стоит обратить на раздел “нетрадиционного сбора информации”, где под подозрения в шпионаже попадают все лица китайской национальности, работающие в технологическом секторе или проходящие обучения в американских учебных заведениях. По данным доклада китайское правительство имеет широкий пул инструментов для и имеет возможность стимулировать своих граждан для сбора информации начиная от поощрения, заканчивая угрозами.
Кроме этого уже традиционно описаны инструменты покупки передовых американских компаний, кибершпионажа, кражи интеллектуальной собственности и т.д.
В докладе также приведена выдержка из слушаний Комитета по разведке Сената США от февраля 2018 года. Сенатор. М. Рубио задал вопрос директору ФБР К. Рею по поводу рисков национальной безопасности, связанных с китайскими студентами. Тот ответил, что почти в каждом городе, где у ФСБ есть представители, было замечено использование нетрадиционных методов сборов информации, особенно в академической среде. Далее Рей добавил, что, по его мнению, угроза идет не только от правительства Китая, но и от всего общества, и что США нужно отвечать не правительству, а обществу.
Кроме этого нужно обратить внимание на проблему китайских инвестиций, точнее на возможные их государственные ограничения. Комитет по иностранным инвестициям в США (CFIUS) может получить право запрещать инвестирование ряду лиц. Это значит, что возможным инвесторам могут отказать по политическим причинам. Что означает удар по экономикам обоих стран, но прежде всего по США.
Пока Д. Трамп не собирается вводить ограничения по инвестициям, хотя существует информация, что президент рассматривает возможность ограничений на китайский инвестиций в более чем 1000 американских компаний. Ранее (см. дайджест за апрель) уже было отмечено падение китайских инвестиций в США по причинам, никак не связанных с экономикой.
3 июня Бывший сотрудник Разведывательного управления Министерства обороны США Рон Рокуэлл Хансен был арестован по обвинению в шпионаже в пользу Китая.
ZTE
Группа сенатор от обеих партий пытается заблокировать сделку президента Д. Трампа и ZTE, согласно которой с компании снимались ранее введенные ограничения (запрет на приобретение технологий в США в течении 7 лет) в обмен на выплату штрафа в 1 млрд. долларов США.
Китай – Северная Корея
После достижения договоренностей между США и КНДР в Сингапуре, лидер КНДР “по традиции” отправился в Пекин, на переговоры с Си Цзиньпинем. По итогам двухдневного визита стороны объявили о полном взаимопонимании по договоренностям, достигнутым в Сингапуре.
В это время, стоит отметит попытку противников договоренностей с КНДР повлиять на общественность и правительство США. Разведка США под конец месяца опубликовала документ, в котором, ссылаясь на неназванных официальных лиц, указала, что Северная Корея нарастила производство топлива для ядерного оружия.
Китай – Шри-Ланка
Нью-Йорк Таймс (NYT) опубликовало расследование вокруг роли Китая и глубоководного порта Хамбантота на территории Шри-Ланки, который китайцы получили в аренду на 99 лет.
В расследовании в частности указывается, что правительство президента Сирирсена вынуждено было подписать договор о сдаче порта в аренду, ввиду невозможности выплаты тех кредитов, которые были получены от китайцев предыдущим президентом.
В итоге китайцы получили порт с возможностью заводить военные корабли, но только с разрешения правительства.
В данном расследовании необходимо выделить еще несколько важных моментов: во-первых – выдавая кредит, китайцы ставили условия передачи тендера одной компании. И это не частный пример, а общая практика проектов Пояса и Пути.
Во-вторых, китайцы поставили условия получения информации о судах, заходящих в порт.
В-третьих, китайцы вкладывались в президентскую кампанию Раджпаксы (предыдущего президента, который и получал китайские кредиты).
В конце июня официальная Шри-Ланка заявила, что порт не может использоваться для военных целей и все происходящее находится под контролем.
Китай – Мьянма
Китай обозначил список инфраструктурных проектов для экономического коридора Китай-Мьянма. Идея экономического коридора была впервые выдвинута в конце прошлого года министром иностранных дел КНР Ван И. Началом коридора должна стать граничащая с территорией Мьянмы китайская провинция Юньнань, далее через Мандалай до порта Чаупхью в штате Ракхайн с ответвлением на юг до крупнейшего города страны Янгона. В Чаупхью, помимо глубоководного порта, китайцы намерены создать специальную экономическую зону.
Сам проект выгоден, как и правительству Мьянмы (создания и модернизация инфраструктуры), так и Пекину (выход в Индийский океан минуя Малаккский пролив).
Однако ситуация может усугубиться дальнейшим расколом Мьянмы. Не секрет, что во время столкновений в Кокане китайские националисты говорили о “страдающих соотечественниках”. Используя проекты, Китай не только улучшить жизнь местных жителей, но и продемонстрирует реальную помощь зарубежным соотечественникам. Как следствие негативным последствием этого проекта может стать дальнейшее расширение зависимости этих территорий от Китая.
Отдельно стоит выделить проект глубоководного порта в Чаупхью. Как и в случае с портом на Шри-Ланке существует вопрос о военном использовании данного порта. Однако правительство Мьянмы заверило, что подобное развитие событий маловероятно.
Китай – Вьетнам
В минувшем месяца во Вьетнаме прошли протестные акции антикитайской направленности. Основная причина – сдача в аренду земли китайским инвесторам на 99 лет.
Однако в данной ситуации скорее нужно смотреть на сопровождение протестов информационной составляющей, то, какие именно сюжеты и какие мнения по данному вопросу доминируют в информационном пространстве. Сам протест можно не рассматривать как субъект, а скорее повод оказать давление на вьетнамские круги работающих с Китаем и тех китайцев, что работают в стране.

Внутренняя политика
Тайвань

Неназванный мозговой центр в Тайване предложил отдать в аренду США один из тайваньских остров. Это может стать новой точкой напряжения в американо-китайских отношениях.
Еще одним таким поводом может стать открытие нового комплекса зданий американского представительства на Тайване, Американского Института на Тайване, де-факто – американского посольства.
Сам институт существовал еще с 1979 года, когда американцы признали политику одного Китая и закрыли официальное представительство на острове. Институт выполняет все функции посольства, а администрация Д. Трампа не исключает появления американских военных для охраны комплекса.
На открытии присутствовала президент Тайваня Цай Инвэнь помощник госсекретаря США по вопросам образования и культуры Мари Ройс и глава Института Джеймс Мориарти.
Комитет по вооружённым силам Сената США принял билль, в котором призвал Пентагон отправить военные соединения США для участия военных учениях Тайваня.
Коммунистический союз
Во внутренней политике необходимо выделить повышение значимости Коммунистического союза молодёжи Китая и лично его нового руководителя 49-летнего Хэ Цзюнькэ, который занял кресло министерского уровня (самый молодой на подобной позиции).
Коммунистический союз молодёжи Китая выступает кузницей кадров для китайского руководства и базой для клана “комсомольцев”. Однако в новой политической реальности Си Цзиньпина роль организации несколько снизилась, когда личная лояльность “ядру партии” стала играть большую роль, чем возраст.
Однако, судя по всему, теперь стоит более внимательно следить за продвижением кадров, лояльных Си по иерархии этой структуры.
2 июня, бывший заместитель председателя Комитета по делам развития и реформ провинции Ляонин Ван Яньдун был исключен из КПК и уволен с государственной службы. Было установлено, что Ван Яньдун серьезно нарушал партийную политическую дисциплину и препятствовал внутрипартийному расследованию.
Китайские банки стали предоставлять специальные более выгодные кредиты для членов коммунистической партии КНР. Таким образом, данный факт становится очередной частью линии китайского правительства на создания всекитайской системы социального кредита, где лояльное отношение к государству поощряется, а нелояльное – наказывается.

***
В российско-китайских отношениях несомненно нужно указать на визит президента России в Китай. Стороны выступили совместной четкой позицией по Ирану, Северной Корее, Афганистану, Сирии. Москва и Пекин в очередной раз продемонстрировали высокий уровень понимания и взаимодействия, что, по сути, является ядром дальнейшего развития формата ШОС.
Прошедший Саммит ШОС в Циндао часто рассматривается в связке с параллельным заседанием G7 в Квебеке. Как отмечают многие наблюдатели, ШОС демонстрирует единство на фоне противоречий внутри “семерки”. Однако необходимо отметить, что в этом случае большую роль играет контраст: разочарование в конфликте внутри семерки и определенная “стабильность и движение вперед” стран-членов ШОС.
Привлекательность ШОС в данный момент может сильно прирасти только на фоне неспособности “семерки” договориться, а если смотреть шире, противоречий между США и другими странами Запада. И именно способность выстроить контакты и физическое присутствие ШОС как простой альтернативы структурам Западных стран, становится некоторым драйвером привлекательности и фактором ускорения работы внутри организации.
Важный месседж, который необходимо отметить в американо-китайских отношениях – противостояние уже вышло за пределы государств – “торговая война” становится тотальной, плавно перетекать в межобщественный конфликт, в ту форму, которую необходимо было избегать всеми возможными силами. Конфронтацию между правительствами и отдельными компаниями в плотном информационном потоке и в ускорившемся социальном времени было бы забыто достаточно скоро. Теперь же конфликт необходимо рассматривать на новой стадии – противостояния обществ. Президент США и директор ФСБ уже открыто рассматривают конфликт как противостояние обществ, а значит стороны уже вряд ли смогут выйти из него с минимальными издержками.
Однако и на этом этапе необходимо искать “стоп-кран”, по сколько противостояние может перейти на уровень идей обществ, когда основополагающие ценности одного общества будут рассматривать как невозможные или враждебные другому обществу, то есть переход на четкое разделение “друга-врага” по К. Шмитту.
Другой месседж – это проведение переговоров между США и Китаем на различны уровнях, констатация понимания сторонами позиций друг друга, характеристика переговоров как “очень и очень хороших”, а отношений между лидерами – прекрасными. А по факту отсутствие договоренностей и продолжающиеся движение в сторону расширение и углубления конфронтации.
Данная тенденция может обозначать, как и отсутствие идей, которые могли бы вывести стороны из конфликта, как и нежелание идти на реальные уступки друг другу. Кроме того, из сообщений президента США Д. Трампа можно сделать вывод либо о нежелании открыто признать конкурента конкурентом или же неким символическим тупиком, когда наличествующая система мышления уже не совпадает с реальностью (в определенной степени кризис Большого Другого).
Третий месседж, дальнейшее расширения конфликта, закрепления официального ввода проблематики китайских инвестиций в американскую экономику, а также “нетрадиционных сред” как сбор информации студентами, работниками, преподавателями. Эта тенденция негативно отразится на науке в целом, межгосударственном и межличностном сотрудничестве.
Четвертый – ввод и закрепления таких понятий как “кража” в отношении китайского правительства в официальных документах. Это может вывести из поля “легитимного” китайское правительство и поставить под вопрос его законность, а значит и основание официальных отношений с ним.
Все эти факторы, в независимости от их дальнейшего развития, введут стороны лишь к большей конфронтации.
Важно отметь, что в начале месяца ЕС инициировал в ВТО спор с Китаем по интеллектуальной собственности, что в целом должно только усилить давление на практику лицензирования в КНР.
Уход Тортон в такой важный период (переговоры с КНДР, “торговая война” с Китаем, проблемы Южно-Китайского Моря) может свидетельствовать о разногласиях в рядах людей, которые проводят азиатскую политику администрации Д. Трампа. Это, в свою очередь, может играть на руку китайской дипломатии с одной стороны, но с другой, вести вносить непонимание в уже и так запутанную ситуацию с анализом решений Вашингтона.
В вопросе Северной Кореи нужно еще раз отметить четкую взаимосвязи северокорейского и американо-китайского трека. Заключенные договоренности в Сингапуре выглядят “слишком размытыми”, что может привести к пересмотру или отказу одной стороны от обязательств исторического саммита.
Для Пекина данный договор обернулся победой только в определенной степени: несмотря на очевидное снижение уровня конфронтации, приезды Кима на “консультации к старшему брату”, достигнутые договоренности нельзя рассматривать как прочные. К тому же вновь, на фоне падения уровня напряжённости северокорейской конфронтации, обостряются проблемы Южно-Китайского моря, которые одним договором решить не получится.
В контексте происходящих событий, также необходимо отметить фразу Д. Трампа в Twitter от 17 июня, где он назвал совместные американо-южнокорейские военные учения провокацией. Этот кейс интересен в рассмотрении ситуации в Южно-Китайском Море, где пройдут крупнейшие учения США в регионе.
В контексте проблемы Южно-Китайского моря, американо-китайских отношений, четверки “Quad” и саммита ШОС Индия не будет занимать определенную позицию. Дели будут использовать положения того, что и США видят Индию как центральную фигуру в своей Индо-Тихоокеанской стратегии, и Китай рассматривает Дели, как серьезного и ключевого игрока. Об этом в частности свидетельствует создание площадки неформального саммита двух лидеров, первый из которых прошел в Ухане.
Хотя и между Китаем и Индией поле противоречий только шириться (теперь к ним добавилась ситуация с Шри-Ланкой), сторонам пока удается находить взаимопонимание.

П. Прилепский

Китай: май 2018 г. (дайджест)

Внешнею политику Китая за май традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в различных областях в американо-китайских отношениях. Рост позитивной повестки в отношениях с Японией и Германией. Во внутренней политике необходимо выделить взаимоотношения с Тайванем.

Россия – Китай

Вице-премьер КНР Ван Цишань посетил Петербургский Международный Экономический Форум (ПМЭФ), где провел встречу с президентом России В. Путиным. Президент РФ в очередной раз отметил, что российско-китайские отношения достигли лучшего уровня в истории и имеют прекрасные перспективы.

22 мая в Пекине Ян Цзечи, член Политбюро ЦК КПК, и Мэн Цзяньчжу, секретарь политико-правовой комиссии ЦК, встретились с Секретарем Совбеза РФ Николаем Патрушевым в рамках 13 раунда консультаций по вопросам безопасности. В повестке были вопросы двухстороннего и военно-технического сотрудничества, а также международных отношений. Со стороны России в делегации присутствовали представители Министерства Обороны, ФСБ, Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству.

В Россию из города Дуннин была доставлена первая партия наличности в размере 15 млн. юаней. Такая мера упростит использования юаня на территории России.  В свою очередь 10 млн рублей было отправлено в Китай.

На фоне торговых ограничений с США китайские власти увеличивают закупку сои в России. За первую половину 2018 года было продано около 850 тыс. тонн, вместо 340 тыс. тонн.

США – Китай

3-4 мая в Пекине прошли переговоры по разрешению двухсторонних торговых противоречий. С американской стороны в них принимали участие министры финансов и торговли С. Мьючен и У. Росс, помощники президента США Л. Кадлоу и П. Наварро, торговый представитель Р. Лайтхайзер.

Требование американской стороны сократить дефицит бюджета, а также принять меры по защите интеллектуальной собственности, прекратить субсидирование компаний технологического сектора и отказаться от введения тарифов против американских фермеров, не были приняты китайской стороной, которая еще до переговоров заявила, что не пойдет на компромисс по снижению дефицита во внешней торговле. Кроме этого, китайцы выставили по сути противоположные требования такие как: прекращение рассмотрения всех дел касаемо трансфера технологий, прекращение притеснения китайских компаний на американском рынке.

Китайцы были готовы пойти также на дополнительную открытость своего рынка для иностранных инвестиций, снижение пошлин на импорт автомобилей в Китай, смягчить ограничения для коммерческих банков и предприятий, занимающихся страхованием жизни. Вице-премьер Лю Хэ предлагал ускорить процесс, по которому уже в мае-июне нынешнего года иностранцы будет получать контроль (51 процент) над китайскими брокерскими компаниями. Эту тенденцию к изменениям подтвердил Си Цзиньпин в своем выступлении на Боаоском Азиатском Форуме. Кроме того, китайцы предложили покупать больше полупроводников у США, чтобы сократить торговый дисбаланс, но в ущерб Южной Кореи и Тайваню.

В итоге переговоры ожидаемо провалились. Отметить стоит также информацию о имевшем место публичном споре между П. Наварро и С. Мнученом, которые выступают с разных позиций в торговом споре с КНР (первый – за более жесткий подход, второй – за менее). В итоге П. Наварро был отстранен от переговоров. Также отметить стоит, что Р. Лайтхайзер, также занимающий достаточно жесткую позицию, выражал скепсис по отношению к ходу переговоров.

17-18 мая прошел очередной раунд переговоров между США и Китаем в Вашингтоне. Китайскую делегацию возглавлял вице-премьер КНР Лю Хэ. После завершения переговоров, согласно заявлениям американской стороны (опубликованным на сайте Белого дома совместное заявление двух сторон), стороны пришли к согласию по вопросам “ощутимого увеличения экспорта” со стороны Китая американского энергетического и сельскохозяйственного сектора и внесения поправок в законы о защите интеллектуальной собственности, то есть два из восьми требований, с которыми американцы приезжали в Пекин в начале месяца.

Сначала в американских СМИ появилась информация о договоренности сократить торговый баланс на 200 млрд. долларов США со ссылкой на помощника президента США Л. Кадлоу. Чуть позже С. Мнучин выступил с заявлением, что стороны достигли “ощутимого прогресса” за счет соглашения КНР закупать больше товаров из США, а “торговая война ставиться на паузу”. Спустя несколько часов Р. Лайтхайзер практически опроверг заявления С. Мнучина.

В след за этим соглашения на “200 млрд. долларов США” опровергло и китайское правительство, а далее оно опубликовало официальное совместное заявление, в котором не было упоминаний о конкретных договоренностях (о чем говорил Мнучин), а лишь соглашения о дальнейших переговорах и расплывчатые формулировки. Лю Хэ пояснил, что стороны договорились не начинать торговую войну друг против друга.

Итогом переговоров стал не только отказ от торговых ограничений, но и снятие санкций с китайской компании ZTE, а также отсутствие ограничений для инвестиций китайскими компаниями в США и покупки американских компаний.

Договор был раскритикован внутри США, например, сенатором Марко Рубио. Против снятия санкций с ZTE выступило около 30 сенаторов в том числе и оба партийных лидера. Лю Хэ также заявил о “возможных трудностях”.

28 мая после препирательств американского и китайского представителя в ВТО стало очевидно, что новый раунд торговых ограничений очень близок.  29 мая Белый дом опубликовал заявления, по которому США поднимут тарифы на 25 процентов, касаемо товаров, стоимость которых оценивается в 50 млрд. долларов США, включая программу “Сделано в Китае 2025”. Список конкретных товаров будет опубликован 15 июня. Торговое представительство США продолжит начатый в марте спор в рамках ВТО, касаемо мер китайских компаний по нарушению прав интеллектуальной собственности. Американское правительство будет осуществлять особый контроль над китайскими компаниями и гражданами, которые будет получать контроль над высокотехнологичными производствами. Список будет обнародован.

На следующий день в китаеязычном издании The Global Times предназначенном для зарубежной аудитории срыв договорённостей назвали “потерей доверия”.

Забегая вперед, стоит сказать, что в начале июня визит в Пекин совершил У. Росс, известный своим более мягким подходом, чем П. Наварро или Р. Лайтхайзер. Этот визит был запланировал до того, как президент Д. Трамп 29 мая опубликовал список будущих ограничений. У. Росс встретится с вице-премьером Лю Хэ.

Санкции против ZTE

После раунда переговоров 17-18 мая в Вашингтоне Белый дом анонсировал поиск решений для снятия санкций с ZTE. Однако администрация президента столкнулась с сопротивлением конгрессменов. Уже было сказано, что около 30 сенаторов отправили С. Мнучину письмо с требованием сохранить наложенные на ZTE санкции. Ранее через Палату Представителей США прошел законопроект о запрете правительству США работать с устройствами ZTE, а Министерству обороны США возобновлять контакты с теми, кто уже работает с ZTE.

Оригинальное решение было предложено президентом США. Д. Трампом. Он высказался за снятие всех ограничений, если компания сможет гарантировать высокий уровень безопасности, изменения в составе руководства и выплатит штраф в размере 1.3 млрд. долларов.

Акт в сенате Fair Trade with China Enforcement Act

10 мая сенатором М. Рубио был представлен Fair Trade with China Enforcement Act, основная цель которого сохранить преимущества и интеллектуальную собственность США в сфере высоких технологий, а также отгородить США от влияния КНР в этой сфере.

Ограничения также могут быть наложены на закупку камер китайской компании Hikvision Digital Technology.

Тайвань

1 июня Сенатор США Д. Пердью, близкий к президенту США Д. Трампу, посетил с официальным визитом Тайвань. Для него этот визит стал не первым, он был на острове в 2015 и в 2017 году. Однако он стал вторым конгрессменом США в этом месяце, который посетил Тайвань. Первым был сенатор К. Гарднер, глава сенатского субкомитета международных отношений в Восточной Азии.  Оба встретились с президентом Тайваня Цай Инвэй.

Тайваньские военные были приглашены на церемонию в честь нового командующего Индо-Тихоокеанского региона (был переименован с Тихоокеанского региона) адмирала Ф. Давидсона.

Через газету The Global Times для англоязычной аудитории Китай в очередной раз предупредил что развитие военных связей между США и Тайванем опасно.

В документе US National Defence Authorisation Act for fiscal 2019 заложены призывы к военным контактам между США и Тайванем на высшем уровне, а также к поставке оборонительных вооружений для Тайваня.

Республиканский сенатор К. Гарднер и демократ Э. Маркей 25 мая обнародовали законопроект “Taiwan International Participation Act of 2018” (TIPA). В пресс-релизе к этому акту указано, что основная цель данного законопроекта – ответ на беспрецедентное давление, оказываемое на Тайвань со стороны КНР.

Другие сферы двухсторонних отношений

23 мая Ван И посетил Вашингтон где встретился с гос. секретарём США М. Помпео. Одним из центральных вопросов был связан с возможной встречей президента США и главы КНДР. 

Власти США приняли решения что с 11 июня 2018 года ужесточат правила выдачи студенческих и академических виз для Китая.

По информации South China Morning Post китайцы массово избавляются от дорогой недвижимости на территории США. Здесь же стоит отметить и падение китайских инвестиций в США, что в целом указывает на рост неэкономических факторов в экономических отношениях двух стран.

Китай – Япония

9-10 мая Премьер КНР Ли Кэцян в рамках своего визита в Японию провел встречу с императором Японии Акихито и премьер-министром Японии Синдзо Абэ. Как уже было подчёркнуто в прошлом месяце встречи на таком высоком уровне проводятся впервые за долгое время.

9 мая Ли также принял участие в Седьмой встрече лидеров Китая, Японии и Южной Кореи, а также в Шестом бизнес-саммите трех этих государств.

Китай – Германия

24 мая канцлер Германии А. Меркель совершила двухдневный официальный визит в КНР, где провела встречу с высшим руководством КНР. В рамках визита канцлер посетила Пекин и Шэньчжэнь, где ей были показаны совместные китайско-немецкие производства. Официальной основной темой повестки были вопросы экономического сотрудничества.

31 мая глава МИД КНР Ван И провел встречи с президентом Германии В. Штайнмайером и главой МИД ФРГ Х. Массом. Одним из центральных визитов стал проект 16+1 – экономическое сотрудничество КНР со 16 странами центральной и восточной Европы, куда входят в том числе 11 стран ЕС.

Берлин рассматривает такой формат как угрозу своим интересам в регионе. В апреле Х. Масс в Бундестаге назвал Китай один из факторов, способных разделить Европу. В свою очередь Ван И обещал Германии включить ее в инфраструктурные проекты в регионе, добавив, что “разделение Европы расходятся с интересами Китая”.

Китай – Австралия

Австралия запускает крупнейший пересмотр своего шпионского агентства за последние десять лет. В первую очередь такой пересмотр можно связать с возможной деятельностью китайского правительства, в чем их ранее обвиняли австралийские официальные лица.

Китай – Африка

17 стран африканского континента на форуме в Хараре обсуждали возможность использовать юань как средство хранения национальных резервов.

Китай – Афганистан

28 мая в Пекине состоялся второй раунд переговоров на уровне вице-премьеров иностранных дел Китая, Пакистана и Афганистана. В этот же день в Пекине состоялся Третий тройной диалог между Китаем, Пакистаном и Афганистаном. Следующая четвертая встреча пройдет в Исламабаде.

Китай – Филиппины

29 мая президент Филиппин Р. Дутерте готов объявить Китаю войну, если китайцы нарушат “красные линии”. Об этом заявил Глава МИД Филиппин Алан Питер Кайетано. Под красными линиями, в первую очередь, подразумеваются спорные территории между Китаем и Филиппинами. Отметить стоит и заявления Вьетнама в начале месяца, который попросил Китай убрать вооружения со спорных островов.

Китай — Северная Корея

8 мая в Даляне состоялась неформальная встреча Си Цзиньпина и лидера КНДР Ким Чен Ына.

Председатель КНР Си Цзиньпин провел встречу с группой северокорейских делегатов во главе с членом политбюро Трудовой Партии Кореи и вице-председателем ЦК ТПК Пак Тхэ Соном.

 

Внутренняя политика

Тайвань

По сообщению агентства Синьхуа, министр иностранных дел и регионального сотрудничества Буркина-Фасо Альфа Барри заявил о том, что республика разрывает дипломатические отношения с Тайванем. Таким образом, число стран, поддерживающих с Тайбэем дипломатические связи сократилось до 18.

После разрыва связей, президент Тайваня Цай Инвэй дала короткую пресс-конференцию, где заявила, что Китай “размывает национальный суверенитет Тайваня”.

Король Эстватини (Свазиленд) Мсвати III нанесёт визит на Тайвань 6 — 12 мая, в том числе, чтобы поддержать независимость острова. Эстватини остается одной из 18 стран, признающих суверенитет острова.

Отметить стоит, что экономическая ситуация острова ухудшается. С конца марта отмечается отток инвестиций в размере 3,9 млрд. долларов США. Одна из главных причин — “давление Китая”.

Коррупция

В апреле в Китае по данным Национальной Надзорной Комиссии за коррупцию было наказано 5,759 человек.

К пожизненному сроку заключения был приговорен бывший секретарь Чунцинского горкома КПК Сунь Чжэнцай за взятку более чем в 170 млн. юаней (26.7 млн. долларов США).

Новый банк развития

Новый Банк Развития БРИКС, планирует привлечь на внутреннем рынке 5 млрд. юаней (около 782 млн. долларов США). Основной деятельностью банка является финансирование инфраструктурных проектов. В России планируется, что банк будет финансировать три проекта, к примеру, на модернизацию водного хозяйства на берегу Волги деньги уже были выделены.

200-летие с рождения Карла Маркса

В Китае, одной из пяти стран, где коммунизм провозглашен правящей идеологией, прошли различные мероприятия в честь немецкого философа. Си Цзиньпин выступил с речью в Доме народных собраний, главной темой которой стало то, как китайцы смогли перенять и развить философию немецкого мыслителя.

Технологии

По информации китайских СМИ Пекин активно развивает новое поколение ядерного оружия – тактический малый ядерный заряд на высокоточном носителе, цель которого —  поражение отдельных труднодоступных целей с минимальными последствиями для окружающей среды.  Для этого китайцы используют симуляцию ядерных взрывов в лабораторных условиях.

Основная цель – создать подобный класс оружия в противовес США. В 2019 году Белый дом планирует выделить 65 млн. на разработку подобного типа оружия, в то время как на всю модернизацию ядерных сил в ближайшие годы планируется выделить 1,2 трлн. долларов США.

В рамках Национального плана по исследованию и развитию технологий китайское правительство вложит в дальнейшее развитие сферы высоких технологий около 800 млн. долларов США. К приоритетным направлениям относятся нанотехнологии, квантовые вычисления, стволовые клетки, автомобили на новых источниках энергии.

В Китае была учреждена Национальная федерация интернет компаний, в которую уже вошли 277 китайских и 23 зарубежных компании, работающих в КНР. Основная задача федерации – поддержка сетевой кибербезопасности в Китае.

Экономика

Задача снижения долговой нагрузки на регионы может обернуться проблемами для ряда компаний. Банки стали требовать возращение долгов в более строгие временные рамки, а также давать более жесткие сроки по кредитам.

Компания DunAn получила требования от банка заплатить по кредиту ранее срока и обратилось к местному правительству за помощью, чтобы расплатиться с долгами. Учитывая общую внутреннею долговую нагрузку компаний и ужесточение кредитной политики — это может привести к увеличению запросов к местным правительствам с подобными просьбами, что по сути будет являться не снижением, а увлечением долговой нагрузки на местные правительства.

 

Вывод

Текущий месяц для внешней политики Китая был насыщен множеством событий и может быть охарактеризован как достаточно напряженный.

В первую очередь это связанно с событиями в американо-китайских отношениях. Предсказуемый результат первого раунда переговоров неожиданно якобы обернулся в успех второго раунда в Вашингтоне. Однако спустя какое-то время оказалось, что результаты не такие, о каких изначально сообщали официальные лица США.

Самым главным выводом из всего происходящего стало то, что американская администрация связывает торговые ограничения в отношении Китая с северокорейским урегулированием. Судя по всему, в Белом Доме уверены, что смогут добиться успеха в северокорейском урегулировании с помощью комбинации давления и уступок на КНР.

Однако, тактика увязывания разных вопросов вместе с манерой введения политики Д. Трампа серьезно усложняет разрешение противоречий между государствами и ведет только к углублению кризиса в двухсторонних отношениях.

Отказ Трампа от встречи с Кимом и обнародование мер по новым ограничениям можно назвать связанными решениями после провала переговоров в Вашингтоне. Соответственно и дальнейшие успехи в этих двух вопросах связаны с друг с другом. Частые встречи северокорейцев и китайцев только подтверждают данную тенденцию.

Следующей контрольной точкой двухсторонних отношений станет саммит Трампа и Кима, и от его результатов, как ни странно это звучит, будет зависеть и торговые ограничения со стороны США (встреча 12 июня, сроки обнародования 15 июня).

Однако сразу стоит сказать, что в торговых спорах с Китаем Белый дом решает стратегические задачи, в то время как с Северной Кореей – скорее тактические (если сравнивать с первым). Поэтому такую увязку стоит рассматривать как, в целом слабую, но актуальную на сегодняшний день – вопрос встречи с Кимом для Трампа является вопросом престижа.

Из этого важным видится следующий вопрос: не станет ли политика давления на Китай американским инструментом дипломатии в отношении и других спорных вопросов, таких как Тайвань и спорные острова в Южно-Китайском Море?

Визиты американских сенаторов (теперь уже официально), приглашения военных Тайваня на официальные церемонии, различные законопроекты направленные на поддержку острова будут только ужесточать позицию Пекина по отношению к Тайбею.

В этой ситуации в очевидном проигрыше точно остается сам Тайвань. Распространенное сравнения Тайваня и Крыма дает возможность указать, что в отличие от России китайцы будут использовать другую стратегию, невоенного плана, при которой на Тайбей будет оказываться комплексное давление, а военная сила, если и будет использована, то только лишь как один из инструментов (а не крайней меры), наравне с другими и только в ситуации полного превосходства или же полного поражения.

Визиты Меркель в Китай показывают изменения роли Китая на мировой арене, точнее из-за действий США по отношению к Европе. Канцлер Германии отказалась от традиционной критики прав человека в Китае, сфокусировавшись на развитии экономического сотрудничества.

Отметить стоит и то, что практически одновременно с ней в России был другой лидер ЕС Э. Макрон, а сама Меркель нанесла визит в Россию несколько ранее в этом месяце. Все это дает право говорить о некой условном старте идейного раскола Европы и возможного постепенной переориентации.

Сюда же можно отнести и переговоры, прошедшие 25 мая в Вене между Германией, Францией, Великобританией, Россией и Китаем на предмет заключения новой иранской сделки. А также визит Ван И, который посетил Брюссель, чтобы принять участие в восьмом раунде стратегического диалога на высоком уровне между Китаем и ЕС, где одним из центральных вопросов стали санкции со стороны США и иранская сделка.

В этом контексте интересно предложение Китая включить Германию в инфраструктурный проект 16+1, который вызывает настороженность Берлина.

Давление США на Китай в вопросе высоких технологий заставляет Пекин вкладываться в развитие собственных производств. Более того, ответственный за переговоры США Лю Хэ характеризуется как человек более активно и агрессивно настроенный на развитие собственного сектора высоких технологий.

П. Прилепский

Израиль: май 2018 г. (дайджест)

В мае главным событием для Израиля стал перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Открытие нового посольства вызвало обострение столкновений в секторе Газа на границе с Государством (где протесты начались ещё в конце марта), а также неоднозначную реакцию мирового сообщества. В ряде европейских стран израильские послы были вызваны в МИД в связи с ситуацией, поскольку главы европейских внешнеполитических ведомств возмущены количеством жертв и настаивают на проведении независимого международного расследования. ЮАР и Турция отозвали своих дипломатов из Израиля, а турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Израиль проводит политику апартеида. Вместе с тем, Гватемала и Парагвай вслед за Соединёнными Штатами уже перенесли свои посольства в Иерусалим, а израильский лидер призвал и другие страны последовать этому примеру.

Во внутренней политике ситуация также не слишком стабильна. Оппозиционные силы недовольны реакцией правительства на ситуацию в Газе и требовали действовать более жёстко, чтобы решить проблему. 29 мая территория Израиля подверглась самой массированной с 2014 года ракетной атаке; в ответ ВВС Израиля нанесли удар по 35 объектам в Палестине.

 

Израиль — Иран

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху сделал заявление о найденных израильскими спецслужбами доказательствах разработки Ираном ядерного оружия, которые израильская сторона направила в Вашингтон. Тегеран опроверг обвинения, охарактеризовав действия Нетаньяху как «шоу» и добавив, что Международное агентство по атомной энергии уже рассматривало раньше подобные обвинения, поэтому действия израильского лидера нисколько не удивили главу иранского внешнеполитического ведомства Мохаммада Джавада Зарифа, который прокомментировал ситуацию у себя в твиттере. В этот раз МАГАТЭ также ответило, что с 2009 года признаков нарушения Ираном соглашения зарегистрировано не было.

Позже Израиль нанес удары по иранским военным объектам на территории Сирии, после того как Иран выпустил ракеты по Голанским высотам, где размещены позиции израильских войск.

 

Израиль — США. Перенос посольства и выход США из ядерной сделки

14 мая состоялась церемония открытия посольства США в Иерусалиме, на которой присутствовали министр финансов США Стивен Мнучин, дочь и советник президента США Иванка Трамп и её супруг Джаред Кушнер. Нетаньяху призвал все страны последовать примеру США, а Дональд Трамп назвал день переноса посольства «великим».

Событие вызвало бурную реакцию мирового сообщества. В частности, Франция не одобрила решение США, поскольку, по мнению Парижа, это является нарушением международного права. Французская сторона также призвала израильскую к сдержанности в применении силы в ходе конфликта в Газе. Позже французский премьер Эдуард Филипп отменил свой визит в Израиль, запланированный на конец мая-начало июня, однако, по сообщениям французских СМИ, это было сделано исключительно из-за «внутренней повестки дня» и не связано с ситуацией вокруг посольства и конфликта с Палестиной. В Бельгии, Люксембурге, Ирландии послы Израиля были вызваны в МИД с связи с ситуацией, а канадский премьер Джастин Трюдо призвал к проведению независимого расследования в Газе.

Глава иранского МИДа Мохаммад Джавад Зариф расценивает день переноса посольства как «день великого позора», который привел к гибели большого числа палестинцев во время протестов. По мнению турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана, Израиль является сегодня террористическим государством, а США, приняв решение о переносе посольства, полностью дискредитировали себя как посредника в урегулировании ситуации на Ближнем Востоке. Турция отозвала своего посла из Израиля, аналогично поступила ЮАР. МИД Израиля потребовал, чтобы турецкий консул в Иерусалиме также покинул страну. 18 мая в Стамбуле прошёл митинг в поддержку Палестины. Также в знак солидарности с палестинским народом в Афинах демонстрантами был сожжён израильский флаг.

Другим важным событием месяца стал выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий 2015 года (соглашение между Ираном и группой государств в составе США, России, КНР, Великобритании, Франции и Германии относительно иранской ядерной программы), что для Израиля является победой, поскольку израильский план-максимум предусматривает не только недопущение развития иранского ядерного потенциала, но и невозможность использования в Иране даже мирного атома.

 

Израиль — Палестина

После открытия нового американского посольства, в секторе Газа на границе с Израилем, где напряжение сохраняется с марта, начались массовые акции протеста; израильские военные открыли по протестующим огонь на поражение. В конце месяца Израиль заявил о своем самом масштабном ударе по сектору Газа за последние четыре года, который был нанесён в ответ на также самую массированную с 2014 года атаку израильской территории. Израилем были поражены 35 целей, принадлежащие группировкам ХАМАС и «Исламский джихад». Позже в ответ на обстрелы со стороны Палестины Израиль провёл вторую за день серию ударов. Всего с начала акций протеста погибли 79 палестинцев, более двух тысяч получили ранения. Израильские власти также приняли решение об отказе жителям Газы в праве посещения территории Иерусалима в дни священного для мусульман месяца Рамадан. Палестина уже отправила обращение в Международный уголовный суд в связи с действиями Израиля, а также подаёт иск в Международный суд ООН из-за решений США по Иерусалиму.

 

Израиль — Великобритания

Премьер-министры обоих государств Тереза Мэй и Биньямин Нетаньяху призвали российскую сторону использовать своё влияние в Сирии с целью не допустить новой агрессии со стороны Ирана. После нанесения Израилем ударов по иранским военным объектам в Сирии Мэй поддержала действия Израиля, подчеркнув, что расценивает их как право Государства на самооборону. Британские власти также прокомментировали ситуацию с тайным «ядерным архивом» Ирана, заявив, что Лондон никогда не был наивен в отношении ИРИ и её ядерных амбиций.

В конце месяца стало также известно, что за 2017 год экспорт британского оружия в Израиль достиг своего рекорда: было продано вооружений на сумму 221 миллион фунтов, что на 256% превышает показатели 2016 года. Однако британская Палата общин потребовала приостановить поставки, пока не будет доказано, что Израиль не использовал оружие против мирных граждан в условиях обострившегося конфликта в Газе.

 

Внутренняя политика

В середине месяца стало известно, что в 2018 году в Государстве Израиль будет создана первая научная юниорская команда. За организацию отвечают Министерство образования и «Центр учёных будущего». По результатам отборочных испытаний в состав команды войдут 200 школьников, начиная с седьмого класса, которые в будущем сдадут экзамены в рамках своей специальности (физика, математика, компьютерные науки и химия) и станут участниками международных олимпиад. Раньше подготовка к олимпиадам начиналась только в старших классах, однако для Израиля важно формирование будущей научной элиты с более юного возраста.

Что касается экономической картины в Израиле, то тут перспективы гораздо менее радужны. С одной стороны, Израиль остается лидером по количеству стартапов на душу населения и высокотехнологичная отрасль отлично развивается. С другой стороны, страдают другие отрасли. В частности, на сегодняшний день социальное неравенство в Государстве — одно из самых больших в мире. 50% населения страны не дотягивает до нижней границы подоходного налога и поэтому не платит его; таким образом, 90% доходов от налога Государство получает всего от 20% населения. Кроме того, всё для большего числа израильтян становится недоступной арендная плата в крупных городах страны, поэтому в последнее время многие вынуждены переезжать на периферию, в то время как в инфраструктуру также инвестируется совсем немного.

Внутриполитическая обстановка в Государстве также обострилась после ужесточения конфликта в Газе. Председатель оппозиции Ицхак Герцог обвинил правительство в невыполнении обещания решить проблему раз и навсегда. Ксения Светлова, депутат от партии «ха-Тнуа» (блок «Сионистский лагерь»), поддержала Герцога, заявив, что ЦАХАЛу следует жёстко отреагировать на обстрел израильской территории, поскольку только такие меры могут заставить ХАМАС прекратить огонь. Более того, министр юстиции Аелет Шакед заявила, что, если ситуация в ближайшее время не изменится, то израильские власти рассматривают в том числе и вариант низложения администрации ХАМАСа и установления в Газе израильского военного контроля.

Ситуация внутри страны в мае также была омрачена конфликтом между министром внутренней безопасности Гиладом Эрданом и шефом израильской полиции Рони Альшейхом, который в ходе своего выступления на конференции 23 мая заявил, что правительство сегодня не прислушивается к мнению полиции в вопросах борьбы с терроризмом, как это было раньше. Эрдан выступил с критикой заявления, подчеркнув, что полиция была и остаётся на переднем крае войны с террором, и премьер-министр всегда уделяет особое внимание мнениям полицейских представителей.

9 Мая

В этом году День Победы впервые отмечался в Израиле как государственный праздник. Утверждение Кнессетом закона о праздновании Дня Победы на государственном уровне состоялось 26 июля 2017 года. Депутаты утвердили закон единогласно, а лидер партии «Еврейский дом» Нафтали Беннет на русском языке сказал: «Сегодня еще один День Победы». В этом году торжественные мероприятия стартовали 4 мая шествием «Бессмертного полка» и парадом ветеранов в Хайфе. 8 мая на площади перед Кнессетом прошёл парад, организованный Министерством алии и абсорбции, в котором приняли участие 400 ветеранов, 200 участников молодежных движений, а также спикер парламента Юлий Эдельштейн, министр обороны и лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман, министр алии и абсорбции Софа Ландвер, депутаты Кнессета Одед Форер («Наш дом Израиль»), Константин Развозов («Еш Атид»), Ксения Светлова («Сионистский лагерь»).

Новая реформа

Власти Израиля рассматривают новый законопроект, который предполагает запрет на съёмку представителей ЦАХАЛа, находящихся на службе, поскольку такие фото и видео, по мнению сторонников инициативы, могут повредить репутации израильской армии. Критики законопроекта считают, что он посягнёт на свободу слова в Государстве.

 

***

В начале месяца основное внимание было приковано к заявлению Нетаньяху касательно сокрытия Ираном архивов по разработке ядерного оружия, на которое мировое сообщество отреагировало неоднозначно, но в то же время очень логично. Если Белый дом сделал заявление, в котором обвинил Иран в наличии тайной ядерной программы, то европейское сообщество призвало не торопиться с выводами и детально изучить сделанную на основе разведданных презентацию израильского премьера, которую он представил в ходе своей пресс-конференции. Очевидно, что подобные заявления являются следствием не только региональных противоречий между Израилем и Ираном, но и объясняются желанием последнего показать опасность иранской угрозы для мира в целом.

После заявления США о выходе из ядерной сделки, теперь для израильской стороны, заручившись поддержкой Великобритании, является важной попытка убедить Москву если также не денонсировать Совместный план действий, то, по крайней мере, отказаться от любого сотрудничества с Ираном в ядерной сфере.

Перенос американского посольства в Иерусалим вызвал бурную реакцию в мире, волну критики в адрес Израиля со стороны Анкары, Тегерана и Европы, а также привёл к обострению конфликта с Палестиной, которая уже направила обращения в ООН и в МУС. Несмотря на все призывы мирового сообщества к пропорциональному использованию силы, Израиль категорически отрицает возможность мирного разрешения конфликта, если Иерусалим не будет признан столицей, и скорее рассматривает возможность завоевания Палестины.

Внутри Государства на сегодняшний день тоже сложилась достаточно напряжённая ситуация, связанная с рядом факторов: во-первых, недовольством оппозиционного лагеря действиями правительства; во-вторых, обострением застарелых экономических проблем; в-третьих, конфликтами между министром внутренней безопасности и главой израильской полиции. Вызывает опасения также и новый законопроект, касающийся запрета на фото- и видеосъёмку представителей ЦАХАЛа. Эта инициатива, подобно предложенной в прошлом месяце инициативе депутатов партии «Еврейский дом» по африканским беженцам (о возможности заключения их в тюрьму на сколь угодно длинный срок без решения суда), может подорвать фундамент израильского общества.

 

Т. Мошкова

 

Китай: апрель 2018 г. (дайджест)

Внешнею политику Китая за апрель традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в различных областях в американо-китайских отношениях. Рост позитивной повестки в отношениях с Россией, Индией, Японией, Сингапуром, Австрией. Во внутренней политике необходимо выделить взаимоотношения с Тайванем и ряд новых экономических мер.

Внешняя политика

Россия – Китай

В Москве 4-5 апреля состоялась VII Московская конференция по международной безопасности. Вэй Фенхэ, новоназначенный Министр обороны КНР, перед конференцией сделал несколько высказываний: “китайская делегация прибыла на VII Московскую конференцию по международной безопасности и для того, чтобы дать американцам знать о тесных связях вооруженных сил России и Китая”.

Также он уточнил, что “поездка в Москву согласовывалась с председателем КНР Си Цзиньпином” и то, что “китайская сторона готова с российской стороной выразить нашу общую озабоченность и единую позицию по важной международной проблематике”. “Это мой первый визит за границу в качестве министра обороны. Я хочу показать миру, как развиты наши двусторонние отношения, и как тверда решимость наших вооруженных сил укреплять стратегическое сотрудничество” – сказал министр.

Вместе с Министром обороны конференцию посетил Министр иностранных дел Ван И.

22 апреля в Пекине Зам.председателя Центрального военного совета КНР Сюй Цилян встретился с министром обороны РФ Сергеем Шойгу, прибывшим в Китай для участия в заседании министров обороны государств-членов Шанхайской организации сотрудничества.

Министр иностранных дел России нанес официальный визит и принял участие в Совете Министров Иностранных дел ШОС в 23-24 апреля. Во время визита Лавров встретился с Председателем КНР и Министром иностранных дел КНР.

23 апреля главой в Доме народных собраний в Пекине МИД России Сергей Лавров провел встречу с Председателем КНР Си Цзиньпином. Си отметил, что стороны должны продвигать сопряжение Инициативы «Пояса и пути» и ЕАЭС, оказывать друг другу содействие в международных делах и общими усилиями защищать и поддерживать международное право, активизировать сотрудничество в рамках ШОС, БРИКС и «Группы 20». Си также отметил, что Китаю и России вместе с другими странами мира следует прикладывать усилия для создания международных отношений нового типа, формировать сообщество единой судьбы.

В этот же день Лавров встретился со своим китайским коллегой Ван И. Повестка предусматривала обмен мнениями в приоритетных направлениях деятельности ШОС, а также в актуальных глобальных и региональных вопросах, таких как: Корейский полуостров, положение дел в Афганистане, сохранение многосторонних договоренностей по иранской ядерной программе.

США – Китай

4 апреля Министерство коммерции КНР планирует ввести дополнительные пошлины в 25 процентов на 106 наименований товаров из США таких как автомобили, самолеты, нефтехимию и соевые бобы. Дата вступления в силу этих ограничений не была названа, однако в Министерстве отметили, что это полностью зависит от даты введения Вашингтоном пошлин в отношении 1300 товаров из Китая, список которых был опубликован американцами 3 апреля.

В торговом конфликте Китай призывает США к разрешению противоречий через переговоры. Так посол КНР в США Цуй Тянькай в очередной раз заявил, что стороны должны работать над разрешением этого вопроса и что он “отравляет” двухсторонние отношения. В таком же духе высказался Генеральный консул КНР в Сан-Франциско Ло Линьцюань.

В это время в других сферах наблюдается ухудшения двухсторонних отношений. Так кроме официальных документов в экспертной среде (например, в последнем выпуске журнала Foreign Policy) утверждается мнение о “модели китайского авторитаризма” противостоящего американской демократии. В то время как сама демократия теряет свои позиции и привлекательность как форма общественного развития, КНР рассматривается как активный распространитель своей “идеологии” на территории США и в других странах.

 

В это же время сенатор Марк Рубио предлагает внести некоторых чиновников из Китая в список Магнитского, то есть ввести против них персональные санкции.

В апреле Министерство коммерции США вводит 7-летний запрет для американских компаний на продажу любых товаров китайской фирме ZTE в связи с якобы нарушением последней санкционного режима в отношении Ирана. Также в США рассматривают введение пошлин в отношении другого китайского “технологического гиганта” Huawei.

В апреле была выпущена Резолюция Сената США по Тибету приуроченная к 59-летию восстания в Тибете. Согласно документу, США будут следить за тем, чтобы власти КНР не вмешивалось в выборы Далай-Ламы.

Представитель МИД КНР Хуа Чуньин выразила мнение, что резолюция Сената США по Тибету указала «устойчивое, необъяснимое невежество и высокомерие некоторых американцев» и призвала США управлять своей собственной страной, прежде чем обвинять других. Также в апреле Госсовет КНР, в ответ на американский доклад по правам человека в КНР, опубликовал свой документ по положению прав человека в США.

Одновременно с ухудшением двухсторонних отношений необходимо выделить продолжение диалога. Например, для обсуждения американо-китайских отношений используется площадка Американо-китайского саммита по вопросам качества (The China-US Quality Summit).

Также в апреле Премьер КНР Ли Кэцян встретился с Элейн Чао, министром транспорта США, которая прибыла для участия в девятом американо-китайском транспортном форуме. В ходе беседы Ли указал, что Си Цзиньпин постоянно ведет телефонные переговоры с президентом США Д. Трампом.

В апреле также было объявлено, что в мае Китай должны посетить Министр финансов Стивен Мнучин и Торговый представитель Роберт Лайтхайзер для продолжения торговых переговоров. Уже известно, что китайцы в ходе переговоров не будут обсуждать требование Д. Трампа немедленно снизить торговый дефицит между странами на 100 млрд. долларов.

Прямые инвестиции Китая в США упали на 28 процентов с рекордных 60 млрд. долларов США в 2016 до 43 млрд. долларов США в 2017 году. Эксперты из Rhodium Group связывают это с ростом политических противоречий между странами. Американские инвестиции в Китай практически не изменились, показав незначительный рост и составили 14 млрд. долларов США.

Китай – Индия

27-28 апреля в Ухане состоялся неформальный китайско-индийский “саммит”, в котором приняли участие председатель КНР Си Цзиньпин и Премьер-министр Индии Нарендра Моди. Сторонам удалось обсудить ряд важнейших двухсторонних и международных проблем. По словам Секретаря по иностранным делам Виджай Кешав Гокхейла в двухсторонних отношениях удалось добиться бОльшего взаимопонимания.

Впервые идея неформального саммита между двумя лидера прозвучало со стороны Министра иностранных дел Индии в феврале 2018 года. Прошедшему “саммиту” двух лидеров “сопутствовали” встречи Ван И и Виджай Кешав Гокхейла, вице-председателя КНР Ван Цишана с Министром иностранных дел Индии Сушма Сварадж.

Стоит также отметить, что никаких конкретных результатов, кроме заверений сторон о заморозке приграничного конфликта, встреча не принесла. Такой исход был ожидаем, так как никакой четкой повестки у “саммита” не было.

По итогам визита в англоязычном издании Global Times была опубликована статья, в которой призывали не торопиться с решением важнейших вопросов. С одной стороны, были приведены положительные моменты, такие как членство Индии в АБИИ и вариант снятия противоречий между двумя странами по вопросу Китайско-Пакистанского Экономического Коридора (предлагается развитие экономических коридоров между Китаем и Индией), с другой – некоторые требования Индии была вообще названы неконструктивными, например, запрос Индии на членство в Группу ядерных поставщиков.

Китай – Япония

Ван И принял участие в Китайско-японском экономическом диалоге на высшем уровне. Подобная встреча была первой за 8 лет (с 2009 года не было контактов на таком уровне). Во время визита Ван И провёл переговоры не только с японскими министрами, но и премьер-министром Синдзо Абэ. Прошедшая встреча была частью подготовки к запланированной на следующий месяц встрече Синдзо Абэ и Ли Кэцяна, а также к последующим возможным взаимным визитам Си и Абэ.

Министр иностранных дел Японии Таро Коно отметил, что именно экономика является важным двигателем для развития двухсторонних отношений. Перед лицом нарастающего протекционизма, Япония выступает за решение всех торговых споров по правилам ВТО – добавил Коно.

С 19 по 20 апреля в Японии прошел 9 раунд китайско-японских консультаций по морскому взаимодействию. По итогам встречи стороны договорились ускорить запуск морского и воздушного механизма по взаимодействию. При этом на встрече обсуждался куда более широкий ряд вопросов внешней политики, обороны, ресурсов транспорта, сельского хозяйства.

Китай – КНДР

8 апреля Китай запретил поставку КНДР ряд технологий двойного назначения для того чтобы пресечь попытку дальнейшего развития ядерной программы КНДР.

Как стало известно Министр Иностранных дел КНР Ван И нанесет визит в КНДР 2-3 мая.

Китай – Сирия

16 апреля пресс-секретарь МИД КНР Хуа Чуньин высказалась по поводу ракетного удара США, Великобритании и Франции по объектам в Сирии, сказав, что данная акция — нарушение базовых принципов международного права. Также выразила сомнение в легальности и легитимности таких действий.

22 апреля Специальный посланник КНР Се Сяоянь заявил, что только политическое урегулирование сможешь привести к решению сирийского кризиса. 25 апреля Специальный посланник КНР высказался, что борьба с терроризмом должна идти параллельно с мирным процессом в Сирии. Се отметил то, что нужно выяснить кто именно провел химическую атаку, а также то, что повторение “сценария Ирака при режиме Саддама Хусейна” было бы желательно.

Председатель КНР Си Цзиньпин во время телефонных переговоров (по отдельности) с Премьер-министром Великобритании Т. Мэй и президентом Турции Р. Эрдоганом призвал снизить уровень напряжения в сирийском конфликте и расследованию факта химической атаки.

Китай – Казахстан

Проблема притеснений этнических казахов может стать фактором, который минимум в краткосрочной перспективе осложнит двухсторонние отношения. Бекболат Тлеухан, депутат Мажилиса, нижней палаты парламента Казахстана высказался следующем образом: “Политику властей Китая в отношении этнических казахов тяжело назвать правильной».  “Главный вопрос – соблюдение прав человека в отношении этнических казахов в любой стране», – добавил депутат Мажилиса Куаныш Султанов. Данная тема уже поднята и доведена властями Казахстана до китайской стороны.

Китай – Сингапур

В кулуарах Боаоского Азиатского Форума во время встречи с Си Цзиньпином Премьер-министр Сингапура Ли Сяньлун сделал заявление о необходимости дальнейшей либерализации торговли. По мнению премьер-министра именно, развитие сотрудничества, а не ограничений позволят мировой экономике расти. Лидеры КНР и Сингапура высказались в пользу институционального решения торговых споров в рамках ВТО вместо использования пути односторонних санкций. Ли Сяньлун и Си Цзиньпин также отметили развитие двусторонних отношений в рамках реализуемых между странами проектов. В этом году, как ожидается, КНР и Сингапур подпишут договор о свободной торговле.

Выступление Си на Боаоском форуме

Си Цзиньпин выступил с речью на Боаоском Азиатском Форуме с 40-минутной речью, основной темой которой стала экономика и сотрудничество в торговле. При этом Си ни разу не упомянул торговый конфликт с Вашингтоном.

В отличие, например, от 2015 года, которую Си посвятил международной обстановке, в этом году председатель КНР сконцентрировался на экономике, указав на важность сотрудничества всех стран для достижения максимальной взаимной выгоды. Председатель рассказал о ряде планируемых нововведений в китайской экономике: большей свободе действий для иностранного капитала в производстве и фондовых рынках, снижении импортных пошлин на автомобили, улучшениях в сфере защиты интеллектуальной собственности и предоставлении новых стимулов для инвестирования в китайскую экономику.

Китай – Австрия

Во время визита президент Австрии Александра Ван дер Беллена в Китай стороны подписали договор о стратегическом партнерстве.

ШОС

23 апреля в рамках ШОС председатель Си встретился министрами обороны стран ШОС. Также на встрече присутствовали другие официальные лица, посол Индии в Китае и специально приглашенный на эту встречу Министр обороны Белоруссии.

Внутренняя политика

24 апреля Тайвань провел симуляцию отражения вторжения в ответ на ряд военных учений военных сил НОАК в Тайванском проливе. Разворачивание учений со стороны материкового Китая произошло на фоне визита президента Тайваня Цай Инвэнь в Свазиленд, в одно из государств, еще признающих Тайвань.

Китайская компания Huawei занялась разработкой собственной операционной системы, которая в будущем должна будет заменить системы Android и Microsoft. Разработка была начата еще в 2012 году на случай запрета на использование операционных систем. Отметить стоит, что по заявлениям компании, разрабатываемая система уступает американским аналогам.

Целый ряд эконмических изменений был обнародован в апреле в КНР. Центральный Банк КНР и его глава И Ган опубликовали новые конкретные меры, направленные на дальнейшую либерализацию экономики Китая: так, будет несколько ослаблен контроль за процессом инвестирования китайских капиталов за рубеж, с июня этого года иностранным юридическим лицам позволят владеть банками и компаниями по управлению активами, открывать филиалы и дочерние предприятия зарубежных финансовых организаций на территории КНР, а также ряд других. Также Народный банк Китая объявил о снижении нормы обязательных резервов для банков на 1 процентный пункт.

Согласно сообщениям прессы, также был издан запрет государственным финансовым учреждениям выдавать кредиты местным правительствам за исключением государственных бондов.

На первой встрече нового финансового органа КНР Центральной экономической и финансовой комиссии Си Цзиньпин заявил, что местные правительства и государственные компании обязаны будут сократить свою долговую нагрузку в будущем.

25 апреля был обнародован ряд мер по снижению налоговой нагрузки на сумму более 60 млрд. юаней. Основная задача — стимулировать инновации и малый бизнес. Этот шаг стал продолжением ранее обнародованных мер по сокращения налогов на 400 млрд. юаней, принятых на заседании исполнительного совета Государственного совета 28 марта 2018 года.

Сунь Чжэнцай был признан виновным по обвинению в коррупции. До лета 2017 года, почти до самого его неожиданного ареста, Сунь позиционировался как один из главных возможных кандидатов на пост генерального секретаря КПК после Си Цзиньпина.

В рамках всесторонней институциональной реформы, начавшейся после 1-й сессии ВСНП 13-го созыва в Китае, создаётся новая медиа-группа China Media Group. Эта платформа вещания, которая состоит из Центрального телевидения Китая (CCTV), Китайского государственного радио (CNR) и Китайского международного радио (CRI) и будет носить название Голос Китая.

Вывод

Для внешней политики КНР апрель стал непростым месяцем наполненным рядом значимых событий. В российско-китайских отношениях необходимо выделить укрепление отношений по линии военных ведомств. Новый министр обороны КНР высказался в пользу более тесного сотрудничества. Формат, при котором в центр российско-китайских отношений ставятся военно-дипломатическая повестка наиболее отвечает китайской стороне, но не российской, для которой экономические вопросы имеют важную значимость.

Однако ситуация, при которой на ядерную державу оказывают всесторонне политико-дипломатическое давление, а против второй вводят торговые ограничения заставляет Москву и Пекин искать более плотного взаимодействия с друг другом. На данном этапе взаимоотношения уже достигли очень высокой планки в формате стратегического сотрудничества, но несмотря на внешнее давление военно-политический союз пока не отвечает интересам двух стран.

Корейское урегулирование также ставит перед двумя державами ряд вопросов в сфере безопасности. Несмотря на одобрение широкими массами встречи двух корейских лидеров, объединение страны не выгодно ни внутренним, ни внешним силам. Основной задачей российской и китайской дипломатии воспользоваться складывающейся ситуацией и как минимум сохранить достигнутый результат и не допустить новой эскалаций конфликта (что будет достаточно сложно).

Визит лидера Северной Кореи в Китай показал роль и значимость Китая в данном конфликте (см. дайджест за март). То, что Китай именно сейчас ввел ограничение на поставку технологий двойного назначения можно трактовать как определенную форму давления и контроля развития переговорного процесса. Однако в любом случае плотную вовлеченность КНР в процесс показывает визит Ван И, который состоится практически сразу после межкорейских переговоров. В условиях ухудшения американо-китайских отношений успех переговоров двух Корей в Пекине воспринимается положительно, КНР будет дальше прикладывать формальные и неформальные усилия в управлении этим конфликтом.

Американо-китайские отношения, несмотря на переговорный процесс на различных уровнях, продолжают ухудшаться. В американских СМИ и у части экспертной и политической среды уже сложился противоречивый образ Китая, где китайцы одновременно наделены положительными и отрицательными качествами (их легко поймать за шпионаж, однако они очень умные и хитро скупают американские высокотехнологические компании). Такой образ прямо говорит о восприятии КНР как врага на уровне, идущем дальше чем официальные документы и высказывания.

Давление со стороны США, как уже было указано ранее, не связано только лишь с дефицитом внешней торговли. Линия противоречий лежит гораздо глубже и в конечном итоге это спор за лидерство. Будучи поднимающейся державой, Китай не заинтересован в конфликтах, которые будут мешать далее развиваться. Модель экономики США приспособлена под существующую мировую политическую архитектуру, и ее перестройка неизбежно приведет к падению уровня жизни в США (сегодня у части населения итак существует такое недовольство). Поэтому Вашингтон всячески будет оказывать различного рода давление (в краткосрочной перспективе политическое и экономическое) на Пекин для сохранений всех своих преимуществ.

В КНР ставят амбициозные задачи по экономическому и социальному развитию, поэтому ограничения со стороны других держав невозможны для Пекина. Очередное снижение налогов, меры для сокращения внутренней долговой нагрузки указывают на ряд проблем в китайской экономике. В этой ситуации требование администрации Д. Трампа снизить дисбаланс торговли на 100 млрд. долларов даже не рассматривается в Пекине (о чем и было открыто сказано).

Отсюда же вытекает очередной рост напряжения между материком и островом. Принятый Taiwan Travel Act очевидно задевает жизненно важные интересы Пекина, и с высоты сегодняшнего дня звонок Д. Трампа президенту Тайваня не выглядит так спонтанно, как могло это показаться некоторое время назад.

Рост противоречий в американо-китайских отношений заставит Пекин одновременно “нести флаг свободной торговли” и выстраивать собственную финансовую архитектуру. В первом случае КНР имеет прекрасную возможность найти общую платформу для переговоров с такими непростыми для Китая партнерами как Япония и Индия. Кроме этого, большинство стран, которые привыкли играть по правилам свободного рынка и торговли (к примеру, страны АСЕАН и, особенно, Сингапур) поддерживают КНР в ее стремлении в дальнейшем либерализации торговли, и именно поэтому Си посвятил свою сорокаминутную речь продолжению развития этого процесса.

Выстраивание собственной экономической архитектуры позволяет Пекину предлагать повестку, проекты и помощь тем государствам, которые имеют меньшие выгоды от процесса глобализации. Тем самым два этих фактора ставят Пекин в более выгодное международное положение, чем Вашингтон.

Давление на китайские компании ZTE и Huawei это один из инструментов сдерживание Китая в сфере высоких технологий. Она является одним из “бастионов” США и потеря лидерства в этой сфере повлечет окончательную потерю мирового лидерства. Поэтому КНР так важно разрабатывать свои операционные системы. Однако их качество является индикатором того, что Пекину предстоит немало работы для того, чтобы сравняться в высокотехнологичных разработках с США.

Суда же относится и вопрос формальных и неформальных ограничений инвестиций для граждан и компаний КНР. Падения уровня прямых инвестиций Китай в экономику США объясняется только лишь политическими причинами, а не экономической динамикой.

Как уже было указано апрельский успех китайской дипломатии в японском и индийском направлении связан с желанием не только Китая, но и двух этих стран к продолжению экономической либерализации. Однако это не решает всех других проблем между государствами, но может временно улучшить отношения и быть причиной того, чтобы не поднимать определенные вопросы в двухсторонних отношениях. Для России особенно важно дальше поддерживать формат РИК, который может потерять актуальность из-за китайско-индийских саммитов. С улучшением китайско-японских отношений (тем более под это есть символическая дата – 40 лет китайско-японского договора о мире и дружбе) также теряется ценность российской дипломатии для региона.

Подписанный договор о стратегическом партнерстве с Австрией может является индикатором в развитии отношений по линии Китай – Центральная и Восточная Европа. Необходимо внимательно следить за результатом июньского саммита 16+1 и в целом за форматом таких встреч. Учитывая экономическую структуры нынешней Европы, именно Китай может занять роль одного из экономических “центров притяжения” (вместо распадшегося СССР).

Обратить внимание также необходимо на возможные последствия набирающей обороты проблемы притеснения не только этнических казахов, но и всех других неханьских этносов со стороны китайских властей в СУАР. Экономическое присутствие КНР в Центральной Азии нарастает с каждым днем, дисбаланс такого присутствия, рост долгов стран ЦА перед КНР, потеря рабочих мест местным населением, преимущественно традиционное общество и ряд других факторов может послужить причиной роста межэтнических конфликтов и синофобии. То, что самая развитая страна региона Казахстан начала поднимать такие вопросы на официальном уровне (локальные вспышки синофобии были и ранее, но достаточно быстро решались) как минимум стоит внимательного наблюдения за ситуацией, а для КНР представляет еще один вызов для относительно “спокойного” направления внешней политики.

П.Прилепский